Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.


Центр Рима - Дворец Церкви.

Сообщений 71 страница 80 из 100

71

Склеп.

[avatar]http://savepic.ru/10915193.jpg[/avatar]
- О! Это просто замечательно! Тут действительно кое-что нуждается в серьезном ремонте.. Давно уже хотел пожаловаться.. – вежливый и слегка растерянный четырехглазый агент АХа зашагал по направлению к возвышению. – Простите меня за внезапное вторжение.. Мне не хотелось бы показаться грубым, но…не могли бы вы показать ваши удостоверения … приказ или постановление на реставрацию?
- Мне нельзя колдовать вне Хогвартса, - подумалось Магиру.
- Ну, разумеется, - спокойным голосом ответил Исаак. – Мне весьма понятно ваше опасение – в конце концов, Склеп – не самое популярное место в Риме. Лет..семьсот наверное не ремонтировали эту рухлядь, верно? – панибратски обратился замаскированный Колдун к 02.
Он небрежно вытащил из кармана свёрнутую карту катакомб и сделал обманный финт, будто хочет отдать её Авелю, а сам отдёрнул руку, когда ноль-второй протянул руку в ответ.
- Но, погодите-ка, милейший, - хмыкнул Магир. – Боюсь, ответная подозрительность с нашей стороны весьма разумна – по этим катакомбам запрещено расхаживать абы кому. Вы сам-то кто будете? А то вдруг вы..враг Церкви замаскированный?!
Подойдя ближе, Найтроуд внимательно посмотрел на манипуляции с документами высокого мужчины, а затем перевел прищуренный взгляд на открытый саркофаг и сдвинутую крышку челнока.

-Думаю, вы правы.. Будьте так любезны отойти от саркофага. Мне не хотелось бы доставить вам… некоторые неудобства, – на этой фразе Авель стремительным движение направил дуло своего пистолета, целясь в голову второго «реставратора».
- Да чего он с этим человечишкой тетёшкается?! – в бешенстве Кукловод закончил свои манипуляции и захлопнул крышку. И после этого антигравитационные двигатели заработали и челнок начал медленно подниматься в воздух, после чего зависнув прямо на уровне голов троих застывших каменными статуями участниками конфликта – Найтроуда и двоих орденцев.
- Я же говорил, что мы всего лишь реставраторы. Мы реставрируем, - последнее Исаак выделил голосом.
- Да! И сейчас мы отреставрируем тебя, римский меднолобик! – с боевым азартом воскликнул Дитрих и выпрямился во весь рост, наставив свой маузер на 02. После чего он понял, на КОГО он его наставил и выдавил:
- Ой.
- Дитрих, Verdammte Scheisse! – мысленно простонал Магус. Дело было определённо дрянь.

Что ж…по крайней мере, при появлении Лохэнгрина вся «таинственность» ситуации для агента АХа исчезла сама собой. Лицо Найтроуда потемнело. Сквозь сжатые губы, поправив своим фирменным, семейным жестом очки, блондин процедил:
- А я всего лишь хотел… побыть в одиночестве. Самообольщение – грех, Марионеттеншпилер. Отсюда сложно выбраться. Будет. Для вас. Я позабочусь. 3 шага назад от челнока! Не сочтите за труд
- Вы не поверите, мы тоже хотели уединения. И, по возможности, не афишировать наше присутствие, - криво усмехнулся под капюшоном Панцер Магир. – А Кукловод считать не умеет. Сколько в детстве не бились – дальше двух в жизни не доходил.
После чего Кемпфер с Гудерианом и за ними и Дитрихом начали ме-едленно сдвигаться в сторону противоположной стены, пятясь спиной – челнок, зависший в воздухе, стал сдвигаться вслед за ними. После чего розенкройцеры дружно отступили на шаг назад. До этого Гудериан, используя язык жестов, незаметно обратил внимание фон Кемпфера на противоположную стену, где, Маг, тщательно ощупав её взглядом, заметил неприметную дверку, запертую грубым амбарным замком. План был прост – увести 02 из Склепа, а там, если выживут, по ситуации разберутся..
- Знаете что, уважаемый Абель-сама, ваше экранирование стен Склепа весьма подозрительно. Вы что, боялись, что Святая Лилит восстанет? Или это своеобразный тренировочный полигон? Тогда учтите, что мой друг Рикошет может сделать ваш револьвер и, чего греха таить, дитрихов маузер малоэффективным оружием в этом месте, - растягивая слова, протянул Исаак Фернанд, который стремился оттянуть момент активации ноль-второго.

- Ваш голос мне тоже оче-ень знаком, сеньор-друг-Рикошета.. – Найтроуд двигался по той же траектории, прищуренно следя за их перемещениями в пространстве, напряжение внутри нарастало, они явно планировали в ближайшие минуты…какое-то действие; он чувствовал, как гнев заполняет разум. – Нужды в экранирование не было… до этого столетия. Сам удивляюсь.
- Ну надо же, - удивился Сен-Жермен. – А мне казалось, что у вас не было времени запоминать мой голос – не так уж много мы общались в Барселоне. Что же касается Альбиона..увы, но в моём представлении Всадник-без-Головы вряд ли утруждал себя запоминанием голосов. Однако, скорее всего, я вас просто недооценил.
После чего вся троица отступила ещё на шаг от челнока. Калиостро из Розенкройц понял – дальше тянуть нельзя, 02 уже на грани. Поэтому он решил действовать. Болтовню он использовал как отвлечение внимания, а сам потихонечку накапливал и концентрировал плохо поддающуюся контролю энергию.
- Что ж, если экранировали Склеп Святой не вы, значит, в Ватикане есть могущественные терраны, которые знают и боятся..вашей избранницы. А значит, они знают и про вас, - растянул губы в хищном оскале Исаак Фернанд. – Как вы думаете, сколько эти могущественные терраны будут терпеть ваше присутствие? Год, два? Или несколько месяцев? Это печально, Абель-сама, но людям вы не нужны. Вампирам, впрочем, тоже. А теперь прошу меня простить: я и мои коллеги спешим.
С этими словами Механический Маг послал волну энергии, которая из-за трудностей концентрации получилась неоправданно мощной. Да такой, что опрокинула зависший челнок на Крусника и оба пролетели аж в другой конец зала. В это время фон Лохэнгрин прицельным выстрелом из маузера сбил идиотский замок и вся троица ломанулась в тёмный и опутанный паутиной лаз.

Найтроуд сумел защитить челнок от удара о каменную стену своим телом. Бешеная злоба охватила разум 02, нано-вирус все это время удерживаемый лишь волей хозяина, ощутив послабление, вырвался наружу с единственной целью - уничтожить угрозу жизни своего носителя.
-Крусник, 80%, санкционировано!- трансформировавшись, 02 взмахнул огромными черными крыльями, поднимая тело в воздух. - Вы сдохните в мучениях.. – яростное рычание с шипением вырвались из горла алоглазого чудовища. И... оно бросилось в погоню.

0

72

OFF: За Авеля писала Сет-чи.http://s52.radikal.ru/i136/0908/20/cf043d373891.gif


http://s013.radikal.ru/i322/1507/fd/6054b782e63a.png

[Центр Рима. Дворец Церкви и катакомбы Акрополя.]

Hey, hey, hey, hey, hey stoopid
What ya tryin' to do?
Hey, hey, hey, hey, hey stoopid
They win you lose
Hey, hey, hey, hey, hey stoopid
Alice Cooper - Hey, Stoopid!

- Куда ведут эти ходы? – запыхавшись на бегу прокричал Дитрих Айзеку Батлеру.
- Без понятия, - на выдохе мрачно ответствовал Магус. – Их нет на карте – похоже, они не входят в основную систему и были вырыты кем-то для определённых целей – контролировать склеп из Дворца.
- Если из Дворца, то.. Мы идём прямо в самый гадюшник Инквизиции?!
– истерично взвизгнул Кукловод.
- Ну если ты так хочешь – оставайся здесь, 02 с радостью поговорит с тобой за Иштван, Империю и не только! – фыркнул фон Кемпфер. – Лично я собираюсь убраться от этой задницы мира как можно дальше, чтобы наконец-то свалить отсюда.
Телепатия наконец-то подключилась и Сен-Жермен учуял.. «НЕНАВИСТЬ… СДОХНИТЕ В МУЧЕНИЯХ.. ЕДАААА..»
- Мы в дерьме, - пронеслась лихая мысль в мозгу Колдуна. Гудериан, учуявший чужеродную мощь, тоскливо заскулил на бегу. Ходы резко оборвались, и они кубарем скатились по наклонной плите. И оказались в тупиковом зале с остатками каких-то древних развалин.
- Что за хрень?! – ужаснулся Марионеттешпиллер.
- Это Акрополь. Очень древняя вещь даже для доармагеддонских времён.
Позади них свирепо грохотали камни стен, рушились проходы, исступленный рык становился все громче. 02 настигал вконец охамевших беглецов, потерявших последние капли здравого рассудка, раз залезли в святая святых. В своем безумии крусник готов был разрушить Рим, чтобы только до них добраться.
Резко развернувшись к влетевшему в залу на крыльях далеко не любви ноль-второму, Кемфпер телепатией предупредил своих коллег:
[- Сейчас этот депрессивный маньяк попытается размазать нас по стенке.
- И у него получится, я тебя уверяю! Мои нити его не возьмут..я..не уверен в своих силах!
- Не перебивай, кретин! Я попытаюсь шибануть его Молотом Маммона. Пока он будет отвлечён – выбираемся через потолок и сваливаем отсюда к чертям!
]
После чего Исаак Фернанд начал кастовать заклинание. Заметив это, Крусник 02 жутко осклабился своей клыкастой пастью и начал генерировать электричество – молнии совсем не маленького вольтажа начали наращиваться вокруг тёмной фигуры библейского Люцифера в карикатуре. Маг знал, что фокус сработает, только если он выпустит свой  "Молот Маммона" работающий с пьезоэлектричеством. В памяти всплыла строчка из старенькой доармагеддонской инструкции: «При встрече с шаровой молнией нельзя бегать или совершать резких движений, т.к. сотрясение воздуха может спровоцировать взрыв». Молот может вызвать ТАКИЕ колебания, что этого хватит, чтобы обвалить потолок на некрополь.
- Жалко, конечно, такую древнейшую ценность. Впрочем, этот перестраховщик, что обклеил Склеп железом – сам виноват.
После чего Авель в круснике с боевым рыком выпустил разряды молний в сторону трёх сбившихся в кучку членов Розенкройц. Вокруг Мага вспыхнула огромная пентаграмма, из которой вырвалась волна энергии, притянувшая остатки пьезоэлектрических элементов и рассеянных молний, генерируемых 02 и отправившая их обратно Круснику, в виде ударной волны сжатия. От грохота взрыва у всех присутствующих заложило уши – ударной волной от столкновения энергий участников  расшвыряло в разные стороны. Каменный потолок рядом с Врагами Мира пошёл трещинами и начал кусками проваливаться внутрь Акрополя. На остатках сил фон Кемпфер прикрыл себя и агентов щитом Асмодея. Потолок оказался очень толстым – они явно находились глубоко под землёй, так что камней нападало прилично – по ним вполне можно было взобраться в дыру, виднеющуюся в потолке. Райсцан, первым вскочив на ноги, помог подняться Хозяину и за шкиряк поставил на подгибающиеся ноги Кукловода.
- Наверх, - откашливаясь от каменной крошки, прохрипел Исаак Фернанд. И троица начала взбираться по валунам к спасительному просвету..
Гудериан взобрался по камнями первым и одним рывком преодолел расстояние, разделявшее груду камней от спасительной дыры, после чего развернулся, чтобы помочь менее прытким Волхву и Магистру Темпли. Вытащив коллег-агентов на свет Божий, Гудериан обернулся и зарычал – в помещении были чужаки.
- Опаньки, - оглядывая помещение выдал Магир. – Да мы никак новый алтарь осквернили! До кучи я бы написал на стенах что-нибудь матерное..
- Пожалуй, не стоит,
- ответил злым голосом один из «чужаков», которым оказался кардинал Медичи.
Кемпфер обернулся к говорившему и смог пронаблюдать немую сцену – цвет Церкви во главе с понтификом и послами Империи с выражениями полнейшего обалдения от сложившейся ситуации. Глаза кардинала Сфорца настолько расширились, что монокль со звонким «звяк» полетел на пол. Следом за орденцами из дыры показался 02 уже успевший раскрусниться и наставить на орденцев два револьвера.
Пользуясь случаем, Исаак Фернанд обратился к собравшимся:
- Сеньоры и сеньориты, сохраняйте спокойствие! Не делайте резких движений, которые могут быть расценены 02 как угроза. Вы не герои, а этот человек болен. Реакции его хоть и неадекватны, но предсказуемы. Мы приложим все усилия, чтобы всё закончилось без жертв. – после чего он развернулся к Авелю и осклабился.
[- Всем вцепиться в меня мёртвой хваткой, мы уходим!
- А как же Святая?
- В жо*у Святую,
- мрачно отрезал Маг.
]
Двое розенкройцеров вцепились в третьего, кто за что успел и всё трио исчезло в вихре телепортации..

======►► [Посадочная площадка перед Замком Розенкройцеров.]

Визуализация погони для тех, кому не западло

Маршрут движения орденцев и гонящегося за ними 02.
1 - музей куда они прибыли. Линия до точки 2 - путь катакомбами до Склепа.
2 - Склеп Лилит. Линия от точки 2 до 3 - бегство по катакомбам от крусника.
3 - Акрополь под новым алтарём в Соборе Св. Петра.

http://sh.uploads.ru/t/fmj30.png

+1

73

[avatar]http://s020.radikal.ru/i702/1507/57/985b74e7eebe.jpg[/avatar]

Базилика Св. Петра

На приеме в Апостолическом дворце Сфорца действительно была на пределе своих сил, скромных по меркам того же графа Мемфиса. Невзирая на все предпринятые меры безопасности, ей теперь нужно было просто смириться с бесполезностью и тщетностью всех своих усилий – покушение на делегацию имело место быть. И пускай альбионцы не пострадали, даже не попали на периферию удара взрывной волны, за её легкомыслие жизнями поплатились граждане Рима, а также  получили повреждения объекты городской инфраструктуры. 
У брата не дрогнул на лице ни один мускул. Мне сейчас остается только молиться о подобном самообладании.
Она инстинктивно чувствовала, что отец Анджело находился в ещё большей прострации, хоть и старался не подавать виду. Сановники, входящие в его конгрегацию, и некоторые из смежных, были опять же  хмуры и чересчур напряжены.
С посольством Империи ничего не случилось, вопреки всем страхам и коллизиям, они живы, целы.. Но поймут ли они правильно причину церковной неприветливости в данную минуту? То, что это с ними связано только косвенным образом, но ,не в коем случае, не напрямую.. И как этим воспользуется Бюро Инквизиции..
Эту мысль кардинал прочитала и на лице его преосвященства Коррарио
Да, падре, вы правы: чем выше цель – тем круче паденье.
Она ободряюще, через силу, улыбнулась младшему брату, когда, явно нервничая,  он с немым вопросом уставился на нее. «Всё будет хорошо. Правда». Ей хотелось бы вложить в него всю свою уверенность, которую она бы наскребла в себе..будь у неё лишние силы на это.   
Этого парада быть не должно было по протоколу. Он мог прозвучать оскорблением для уполномоченных представителей глав государств.
Как будто мы пригласили их, чтобы помериться силами, лишив их возможности демонстрации своей.. Хотя, конечно, у  альбионской княжны тоже.. «губа не дура». Ей есть чем «крыть», как сказал бы наверняка некий синьор из конгрегации священной канцелярии. А я  уже и думать начинаю, как он. Зря только связалась!  - герцогиня Миланская недовольно поджала губы, наблюдая за шествием,  состоящим из бравых и, несомненно, элитных  инквизиторских войск.
Некоторое время спустя, когда отвращение от представления достигло пика, кардинал осмотрелась и обнаружила Франческо, с самодовольным видом беседующим с альбионской делегацией. Судя по всему, у них с главой адмиралтейства  явно нашлись общие животрепещущие темы.  Незаметно для остальных она дала знак своему бывшему духовному отцу, а также  камерленго понтифика, что им тоже неплохо было бы…отлучиться на некоторое время. Продвигаясь сквозь вяло расступающихся папских сановников, увлеченно обсуждающих преимущества  войска, которое с феерической какофонией звуков и блеском металла маршировало по площади Св. Петра, Катерина остановилась перемолвиться словом с послами Тсуары Метоселут.
Оставив толпу далеко позади, Сфорца  шла мимо  вереницы капелл базилики.
Собор Св. Петра - символ  могущества католической церкви, выстоявший сквозь века, войны и даже Армагеддон. И до сих пор он поражает меня своей гармонией, выдающимися произведениями искусства древности,  огромными размерами и… драгоценными реликвиями христианства.
Конечным пунктом променада  герцогини Миланской был   возвышающийся в центре собора алтарь с неугасимыми лампадами, у которого она назначила встречу имперской делегации, где, как она надеялась, последует приватная беседа. Грустно окинув взором бронзовую фигуру Святого Петра, держащего в руке ключи от Царствия Небесного, она обернулась на звуки голосов. Декан коллегии кардиналов, поддерживаемый с двух сторон Вацлавом Гавелом и Алеком, рассказывал о достопримечательностях собора графу Фортуне и княгине Солит, на известном отдалении сопровождаемых 2мя из 5ки… как он их представил…ах, да «Рискующие головой»! Просто, достойно, и …изящно.
- Там все так же шумно? – с улыбкой обратилась кардинал  к подошедшим.
-Да, все никак не угомонятся, - Коррарио поморщился, как будто откусил горькой сливы. – Хотя Фьямма божился, что это…измывательство.. над старостью, прости меня, Св.Петр, - он произнес кратенькую молитву, возведя очи к верхушке алтаря, - не продлится долго.
- Очевидно, что кардинал Медичи организовывал это действо  из лучших побуждений,  желая показать всю величественность и  и…циклопичность, соединенные воедино  в вашем  Вечном Божественном Городе. 
Катерина первый раз услышала, как эта пожилая статная мафусаилка что-либо произнесла на территории Рима. Ранее, речь держал только глава этой посольской миссии, юный граф Мемфиса. И взгляд у княгиня Солит такой… располагающий и… участливый?.
-Несомненно, именно этого его преосвященство и хотел достигнуть, - Сфорца понимающе улыбнулась в ответ.
Герцог Флоренции несмотря на то, что беседовал с наследной принцессой Мэри, ситуацию контролировал. Поэтому исчезновение Сфорцы, а после и группы первосвященников с послами Тсуары Метоселут, не прошло мимо его бдительного ока.
- Возлюбленная сестра решила показать своё веское «Фи» сближению с альбионской делегацией? Прекрасно. Что ж, раз я настолько мерзопакостен, по её мнению, не следует разочаровывать прекрасную сеньориту! – мысленно хмыкнул Франческо Медичи. После чего, воспользовавшись образовавшейся в диалоге со Спенсер паузой, извинился и покинул ложу. Следовало как можно скорее найти этих таинственных блаженных клириков – ведь понтифик пропал вместе с ними. А по альбионскому договору герцог уже знал – оставишь понтифика наедине с послами какой-нибудь очередной вампирской державы – и станешь несчастливым обладателем очередного мирного соглашения или вообще пакта о всеобщем разоружении!
- Я рад, что вы оценили происходящее на площади по достоинству, - своим далеко не тихим голосом вклинился в диалог ди’Медичи, выруливая из очередного коридора Дворца наперерез группе «заговорщиков». – Хотя поражён, что дорогие гости из Империи наши сие действо «циклопичным» - по мне, так в Империи более развита тяга к большим масштабам, - очаровательно улыбаясь Зибероре. Фортуна, наблюдавший эту улыбку решил, что улыбка – больше напоминала бешеный оскал, не хватало только пены изо рта и огонька безумия в глазах..

Внезапно начались нарастающие сильные подземные толчки, колонны алтаря заходили ходуном, каменный пол пошел трещинами. Гавел крикнул кардиналам и Папе убираться от алтаря к капеллам.
Герцог Флоренции, не на шутку перепугавшийся за жизнь понтифика – мямля-не мямля, но брата он по-своему любил и ценил, ему бы ещё жить и жить – схватил Алессандро в охапку и, успел оттащить Катерину подальше от взрыва, отвернулся со своей ценной ношей от летящих осколков и пыли!   
Подлетевшим воинам-серденгечти Ион велел помочь камерленго понтифика унести пожилого террана также в ниши близлежащих  капелл. Мафусаилка оказалась с кардиналом Коррарио рядом и что-то успокаивающе говорила, гладя его по руке, в то время как тот оцепенело таращился с плескавшимся в глазах ужасом  на папский алтарь.  Пол вокруг алтаря  начал  огромными кусками проваливаться внутрь. В центре образовалось зияющее чернотой уродливое отверстие отнюдь  немаленьких размеров. После этого толчки прекратились, и пыль с каменной крошкой стала медленно оседать. Пока спрятавшиеся в капеллах высокие гости и главы Церкви приходили в себя, послышались звуки человеческих голосов. Фортуна и его охранники выскочили по направлению к дыре в полу, уже держа наготове оружие. Безликий с противоположной от имперцев стороны алтаря, где кардиналы Сфорца и Медичи пытались укрыть понтифика, тоже вышел с револьвером в руках.  На свет ..божий через отверстие в полу базилики Св. Петра вылезли…небезызвестные половине присутствующих сеньоров… агенты Розенкройц Ордена. Сказать, что все, кроме кардинала Медичи потеряли дар речи, ничего не сказать. И Катерина с  белым, как мел, вытянувшимся от шока лицом в глубине души трагично сетовала на свое недавнее недовольство парадом. Паника и ярость, вызванные столь внезапным появлением «этих милых и замечательных гостей на этом приеме», переплетаясь в мозгу, требовали немедленных действий, желательно, атакующего характера.
–Они ещё смеют насмехаться над нами…попирая Святая святых… лона Церкви… так…  цинично…
Она было уже двинулась, чтобы обойти Безликого, навстречу опасности,  когда из дыры вылез Авель, грязный,  в разодранной одежде и с потеками крови. Еле сдержав возглас изумления, Сфорца на секунду возликовала, что в этот раз правда на её стороне, как орденцы, бросив очередную оскорбительную колкость, исчезли в вихре внезапно поднявшейся пыли.   
В этот момент сразу два человека, не выдержав напряжения этого беспокойного дня, свалились в беспамятстве – агент АХа от истощения крусника… и декан коллегии кардиналов Анджело Коррарио..с инсультом.
- Очевидно, нам нужно выдать по ордену им обоим, - флегматично подумалось Франческо глядя на валяющегося Коррарио и АХовского бандита.
Пожилая мафусаилка, уложив мужчину на бок на полу, пристроив ему под шею валик из своей верхней туники,   профессиональными движениями начала освобождать стеснённую одеждой грудь ветерана Церкви.
- Уровень глюкозы в его крови резко падает, инсульт может перейти в диабетическую кому.. Велите принести его лекарства, пока он ещё в состоянии глотать,  и приведите  личного лечащего врача! Скорее!
Услышав это, Франческо ди’Медичи всё ещё сжимающий обалдевшего Папу в стальных тисках своих объятий широкими шагами направился к выбежавшим на шум из соседней капеллы Инквизиторам:
- Где вы были, христопродавцы? Ты – вызови врача кардинала Анджело и патера Клемента. Вы двое – помогите перенести кардинала Коррарио в безопасное место. А ты – срочно зови сюда десятый взвод, пусть оцепят место преступления и начнут разбирать завалы. Может, ещё кто пострадал. И да – врача для АХовца..тоже вызовите.

+1

74

Апартаменты кардинала-епископа Остии и Альбано.
[avatar]http://savepic.ru/10974397.jpg[/avatar]

- Я сказал, не надо света! – грубо рявкнул голос из темного угла комнаты. – И шторы не трогай. Вообще ничего не трогай. Убирайся, пока я не вышиб  дверь  твоим дефективным задом..
Из апартаментов кардинала-епископа раздался грохот падения тяжелого предмета. Молодой помощник кардинала Коррарио поспешно вышел и прикрыл за собой дверь.
Весь день  в личные покои, находящегося в бессознательном состоянии пожилого церковника, шла бесконечная череда посетителей, от самых высших сановников вроде Гальвано Фьяммы и сторонников оппозиции  до низших служителей Церкви. И всё это время кто-то из лекарей суетился рядом с его кроватью.
С момента первого приступа инсульта у кардинала и до самого позднего вечера, не привлекая особого внимания, в кресле в углу комнаты сидел  мужчина с посеревшим лицом и  в помятой местами неброского цвета  дзимарре. Только когда вечернее небо уже потемнело, и прохладный воздух из открытого окна балкона начал заполнять помещение, поток  людей прекратился. Бесцеремонно вытолкав взашей КлементаЭцио Фаллани  растер  ладонями лицо, пытаясь согнать усталость. 
Врачи сделали всё, что было в их силах. Да что уж там, Анджело Коррарио был крепким сморчком, дожить почти до 90, пройдя кошмар правления предыдущего понтифика со всеми нападениями и отравлениями, не уступая никому ни миллиметра своей власти. Живучий змей, каналья, что скажешь. А с таким вздорным, бранливым, да чего скрывать, препаршивым  характером…был ненавидим и…уважаем бесчисленными противниками и соратниками.
Бывший папский камерарий вполне осознавал факт, что старику сейчас ничем не поможешь,  остается ждать, выкарабкается тот  или… захочет уйти. Но справиться с обуревавшими его чувствами никак не мог.
Андж – это же целая эпоха. Целый век. Четверть которого мы прошли  бок о бок…грызясь и вытаскивая поочередно друг друга из передряг. Отличное было время. Смак – а не жизнь. Надо же…а такие разные. Как…
- Как я буду… без тебя? -  стоя у окна, Фаллани обернулся и посмотрел на старого друга. – Ты это можешь себе представить? Я не могу. Я же…неадекватный..бешенный..я…же вляпаюсь в самое дермище по самый..хвостик! И ты это прекрасно знаешь, ветхозаветный пень! Куда тебе торопится? Вот куда ты торопишься?! 90-летие скоро…у нас такие планы были…забыл, что ли, допотопный склеротик? Чего ж ты…творишь.. Ты никак сдался, что ли?! Ты этих … паскудных висельников наслушался? «Давайте подождем! Коррарио до смертинки три пердинки  осталось!» Да часть из них скорей сами  плесенью покроются… некоторые, кстати, уже. А у второй половины мозги молью трачены! Твоими-то можно дивизию Инквизиции укомплектовать да проапгрейдить, ещё и останется…на АХ. Немножко, правда, хотя тем много и не нужно.  Ну, сдохнешь, ну кому легче-то станет? Уговорил, кому-то может и станет. Но ведь останусь я, такой весь подлец, дрянцо…кто меня тогда остановит? А тебя нет. Некому, синьор. Ты подумай, а то валяешься такой…поношенный да штопанный… каши просишь… Андж, они ж тебя в архив сдадут…Слышишь? Ты погоди немного, вместе, если уж так припрёт… уйдем. Дела у нас ещё остались…незавершенные.
Мужчина, сидя на корточках у ложа больного, не слышал, как отворилась дверь, и в апартаменты пожилого кардинала вошла герцогиня Миланская. Пол скрипнул, и Фаллани поднял голову.
- Свет выключен. Лети-ка ты обратно! Кыш!
- Вы меня с кем-то перепутали, монсеньор.
-Ни сколько. Ночью имеют обыкновение пришлёпывать только определенные виды… ночных бабочек.
- Давайте оставим взаимные оскорбления, у меня ведь тоже есть, что вам сказать.
-О Боже, не может этого быть?! Однако…мне неинтересно. Придется, тебе всё-таки уйти. Ты скучнаааая …до коликов,
- распрямившись, мужчина сладко потянулся. – И дверь за собой прикрой. Только тихонечко.
-Вы ошибаетесь. Я никуда не собираюсь уходить..
- Да что ж такое-то!
Фаллани, продолжая бурчать себе под нос,  расстроенно плюхнулся в кресло в углу, свесив с подлокотников ноги. Ты меня…это…ни-ни тут! Предупреждаю, я не в духе, детка.
- Аналогично, синьор.

Катерина, больше не обращая внимания на показушно  капризничающую «сиделку» своего духовника, присела на кровать и взяла Коррарио за руку. Она что-то тихо сказала больному, гладя его по седым волосам, поправила подушку и подоткнула одеяло.
- Вот сразу ему полегчало! Давай теперь скажи «Лазарь, иди вооон!». А он такой покряхтит, попукает, послушно поднимется на свои сухонькие ножки и пойдет пугать народ..
- Вы много на себя взвалили, синьор Фаллани. Вам надо отдохнуть,
- Сфорца неторопливо встала и прошла к балкону, чтобы закрыть окно.
-Чего творишь, окаянная?! Дышать нечем же..
- Вы знали, что так случится, синьор Тонди?
- Ч..чаво? 

Тонди-Фаллани даже спустил ноги на пол и вытаращил глаза на неспешно зашторивающую окна белокурую женщину.
- Вы меня прекрасно расслышали, синьор, - кардинал обернулась и в упор посмотрела на помрачневшего экс-камерленго.
- Я..я не обязан отчитываться перед тобой.
- И не надо. Я ведь  всего лишь спросила. Спросила, потому, как имею право знать. Чтобы понять и осознать.. Нет, смириться(!) с тем фактом, что понтифик, послы и,
- она, резко выбросив руку в воздух, указала на бессознательного Коррарио, - …. падре Анджело окажутся беззащитными. Несмотря на все усилия! Несмотря на всю защиту, оцепление, охрану, войска Инквизиции, и наконец, несмотря на вашу слежку и «контроль» за ситуацией -  почему! Это! ПРОИЗОШЛО! Я, как глава ватиканского МИДа, оказалась не всесильна. Да, я …малоэффективна. И казню себя за это каждый божий день! Но я ещё не ослепла от своей «гордыни» – и вижу, что нуждаюсь в помощи, и прошу о ней.  Вы тому свидетель. Так ЧЬИХ ЭТО РУК?! Кто ответит за ЭТО?  И как..это исправить..Сфорца с силой сжала кулаки, стараясь себя успокоить.
Фаллани в начале её горячечной речи открыл было рот, но скривился, кивнул своим мыслям и, ссутулившись, уставился в пол.
- Никак. 
- Что? И это всё, что вы можете мне сказать?!Сфорца гневно сверкнула глазами, сделав по направлению к креслу шаг.
Сеньор в неприметной дзимарре секретариата канцелярии неожиданно для нее встал и размашистым шагом направился к двери.
- Трусливо сбегаете? Как и всегда. Это же Ваш конек, синьор Тонди.
Мужчина резко остановился у двери и обернулся.
- В твоем ведомстве, преосвященство, есть…хм... человек… «с большой и первой буквы в алфавите», так вот я  рекомендую обратиться к нему. С этими вопросами, - Фаллани протянул руку к двери, - И ещё кое-что. Пока его… нет, - он посмотрел в сторону кровати, - кто-то должен взять коллегию и…посольские делегации в свои руки, и лучше, чтобы это были руки не Инквизиции. У тебя карт-бланш, блондиночка. Если вовремя сладаешь с истериками.
Герцогиня Миланская, оставшись наедине со своим духовным отцом, горько вздохнула и закрыла лицо руками.

Подземный корпус Священной канцелярии и Бюро информации при государственном секретариате

На поверхности была глубокая ночь. Экс-камерарий разогнал  из центра управления своих подчиненных, чтобы побыть одному.  Его заместитель, Марино Гримано, чувствовал за собой вину и сопротивлялся дольше всех. Но пинкам от  раздраженного босса противопоставить было нечего.
Поймать видео или аудио сигнал того самого процесса разнесения в каменные щепки склепа Черной Святой  сквозь помехи, создаваемых одним из…членов так называемого «Ордена Розенкройц», не удалось ещё в середине дня. А  детальному восстановлению  цепочка уже произошедших событий в «гребаном недоморге» не поддавалась. Гримано ещё долго мялся перед закрывшейся перед самым его носом металлической  дверью.
Эцио Фаллани сидел в кресле у панели управления программно-аппаратного комплекса и  уныло переключал окна между многочисленными мониторами. Камеры, расположенные по периметру участка со склепом, не смогли засечь ту самую злосчастную «подозрительную активность»..
-Из-за которой на воздух взлетел алтарь, и один впечатлительный старичок свалился с приступом.
-Как такое возможно.. что физические атаки сдуревшего Чупакабры приборы не взяли.
Последствия этих атак не то, что впечатлили синьора Эцио, но художественно присвистнуть заставили. Нижний колодец под акрополем, ведущий к той  самой «двери с амбарным замком», он приказал завалить сразу, чтобы Инквизиция бралась за его расчистку и досмотр в последнюю очередь. Если хотите повидать святыню  - милостиво просим через главные коридоры катакомб. А челнок с телом Черной был, конечно же,  возвращен в каменный саркофаг.
- Я что-то упустил. Твоя правда, блондинистое чадо Анджа. Подожди-ка..
Резво вскочив и перебирая пальцами по клавишам на панели, Фаллани что-то усиленно пытался найти в недрах памяти электронного мозга.
- Вот она…моя малышка! Не зря же я так мучился с тобой 10 лет назад.. Давай, пташка…
- Что это?  Наши этого не устанавливали…
- ААА!!! Давно мозг потерял, дурик?! Дятел!!
– испугавшись от неожиданности появления из-за спины собственного заместителя, босс Бюро Информации стащил с ноги ботинок и швырнул в успевшего увернуться подчиненного.
- Я же убить могу.. – уже явно успокоившись, сказал  Фаллани, допрыгивая на одной ноге до ПУ. – Тапок неси.
- Бить будете? – поднимая ботинок с пола, опасливо спросил Гримани.
- Куда там, ты и так по жизни тряпка. Неси, кому говорю! 
- Так откуда эта …камера? – косясь на миролюбивого босса, заместитель подошел и встал рядом.
- Это я ещё до смерти пьянчуж…эээ…отца нашего нынешнего понтифика самолично устанавливал.
- То есть вместе с теми металлическими листами на стенах?
- Угу. Догадливый!
- Зачем? Предполагали эту ситуацию?
- Какую?
-Ну, с похищение тела Святой.
- Ээээ…об этом я думал в последнюю очередь. Хотя..чего ж я вру - совсем не думал!  Не говори под руку. 

Гримано как-то странно посмотрел на босса.
- Если вы не рассчитывали, что эту святыню  могут украсть, зачем все эти меры?
Пришел черед Фаллани повернуться к заместителю и, приподняв саркастически бровь, «странно» посмотреть.
-Что? Я правда не врубаюсь.
-Когда врубишься - свистни. О! Маленькая моя, сработала! Ай да я! Ай да чертяка! 

***

-Нет, ты представляешь! Вот же фраер ушастый!
-Зачем этим троим гроб со святой?
- Не гроб. Ты лопухом специально прикидываешься, или это естественным путем получается?

Начальник Бюро информации ходил кругами по залу, обхватив голову руками.
- Извините, «челнок». Так зачем?
- Ты видел, что этот...ватиканский домовой способен сотворить?
- Да.
- Вот, а их у нас двое… Господи, что вы ко мне-то не пришли..!! Лет 10 назад,
- накинув пиджак и нахлобучив на голову кепи, Фаллани стремительно понесся к выходу. – Пойду прогуляюсь. Спокойной ночи. И доброго утра.
Гримани сел в кресло и потер переносицу.
- Забавный у нас босс, ничего не скажешь. Но хороший..

+1

75

:offtop: - Столь необходимый в подобной ситуации взгляд со стороны...http://s44.radikal.ru/i105/0908/07/fadbf41a346b.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/3833310NpVg[/audio]

Центр Вечного Города. Собор Святого Петра.

Антонио Борджиа за свою пока не очень длинную жизнь – всего-то четверть века – повидал католическую Церковь в разных степенях разрухи и внутреннего разлада. Но за последние лет пять это была самая экстраординарная, а главное взрывоопасная ситуация. Причём взрывоопасная в прямом смысле. Три взрыва за один день! Это был перебор даже для такого масштабного события, как неделя после Дня Всех Святых и приезд двух посольских делегаций… Он не был свидетелем катастроф у памятников носивших имя Кавура – он видел только записи с уцелевших уличных камер – и не находился в числе тех, кто оказался у нового алтаря Собора в момент взрыва Акрополя. Но кардинал Борджиа не был бы главой комитета по печати и информации, если бы не узнал все возможные в данной ситуации подробности. После подрыва Акрополя в Риме было введено Чрезвычайное Положение – все въезды и выезды были перекрыты, воздушные границы на замке, а элита Инквизиции, маршировавшая по площади Хранителя Небесных Врат, частью была отправлена в казармы (к примеру, танки – зачем танки при поимке экстремистов?), а остальная часть элитных войск была пущена на защиту Дворца, послов и мест их размещения, а так же расследование ситуации. Франческо Медичи во всеуслышание заявил, что собирается проводить полномасштабное расследование произошедшего: возможно, что все три взрыва были связаны напрямую, и были делом рук одной террористической организации. Выходило, что теперь и послы, и присутствовавшие в Акрополе в момент взрыва проходили свидетелями по этому делу, так что кардинал Антонио предчувствовал, что Медичи непременно этим воспользуется для того, чтобы отдалить послов Империи от МИДа или как следует их потаскать по допросам. Так же от ока бдительного Министра Ватикана по связям с общественностью не укрылась и чрезмерная расположенность герцога Медичи к альбионской делегации, а точнее к конкретному её представителю. Если барон Гребер показался Борджиа адекватным и готовым к диалогу, то вот принцесса Спенсер явно была британским аналогом Франческо для своей посольской миссии.
В целом, встреча послов прошла на уровне, если не считать взрыва рядом с англичанами и холодной негостеприимности по отношению к имперцам. Антонио, который стал свидетелем обеих торжественных встреч, мысленно возблагодарил Бога или кто-там-сегодня-за-него за то, что послы Тсуары Метоселут не видели первой встречи послов, иначе вполне могли оскорбиться за такую разительность… Парад представитель славного семейства Борджиа встретил как неизбежное зло – он знал, что Франческо в любом случае его планировал, посему отнёсся к нему спокойно. Мощь Инквизиции его душу не тронула, но и совсем уж скучать ему не пришлось: он развлекался тем, что подсчитывал, сколько раз за весь парад тяжело вздыхали Анжело Коррарио и Сфорца попеременно. И хоть этот политический альянс адекватных людей был ему ближе, чем идеи герцога Флоренции, но простить слух про женитьбу он не мог до сих пор. Разгребать завалы были направлены не только Инквизиторы, которые разрывались между огромным количеством заданий, но и жандармерия, и внутренние войска. Антонио ди’Борджиа, проходя мимо оцеплённого места взрыва под полом алтаря, мельком глянул на эпицентр – пострадала и уникальная базилика, и фрески с барельефами. Да и вообще – в данном случае удар был не столько тяжёлым материально, сколько морально. Это был удар по гордости Ватикана. Враг смог пробраться в самое сердце Церкви, надругаться над святыней и уйти безнаказанным. И Главе комитета ещё следовало как-то освятить произошедшие события в прессе. Ведущие издания Ватикана уже забросали его ведомства письмами и экстренными телеграммами с требованиями дать комментарии, объяснить, что же произошло и что из этого можно написать. Мелкие газетёнки наверняка уже наплодили множество премерзких опусов, а вот серьёзные издания как никто понимали – писать непроверенные слухи и попадать под раздачу Центра, который был похож на улей разгневанных и потревоженных пчёл, было бы верхом человеческой глупости…
Не менее опечалила Борджиа и весть про ухудшения здоровья кардинала Коррарио – хоть он и был виновен в несчастьях Антонио в начале этого дня, но желать старцу смерти за такую глупость было не в характере кардинала. К тому же, это было совершенной катастрофой для расстановки политических сил в Церкви. Если бы принц Валенсии чуть хуже знал Франческо Медичи, он бы подумал, что тот специально всё подстроил, чтобы вывести из строя одного из главных оппонентов. Ибо после такого «бума» вся коалиция Катерины с Анжело разваливалась – престарелые кардиналы, поддерживающие политику Коррарио и его протеже, и пальцем не пошевелят, пока их негласный лидер либо не выздоровеет, либо не испустит дух окончательно, передав дело своему ставленнику… Таким образом, Франческо получал карты в руки, чтобы помешать Миланской Лисе легко и просто проводить собственную политику.
- Но взрыв точно устроил не Медичи. Тем более, судя по речам АХовцев, это были «Враги Мира». Да и невыгодно это Медичи – как он может обвинить Катерину в преступной халатности и том, что она подставила понтифика с послами под удар, так и сама Сфорца может обвинить его в той же халатности – Инквизиторы, расставленные по всему Дворцу, чуть ли не в каждой кабинке в туалете, проморгали подрывников у себя под ногами, - предаваясь подобным размышлениям, ди’Борджиа направил свои стопы в родные пенаты. Следовало ещё как-то преподнести произошедшее прессе, чтобы не вызвать волны паники или откровенного осуждения Святого Престола.

+1

76

Когда-нибудь я буду тих –
Как псих, довольный всем и всеми,
А жизнь моя, мой белый стих,
Вдруг станет в рифму и по теме.
Когда-нибудь я буду нем –
Как пень, я буду нем и мрачен
И жить в молчании только тем,
Что памятью, и – не иначе.
Кипелов - Когда-нибудь (Дуэт с Чёрный Обелиск)

[Комплекс Дворца Церкви в Риме.]

Понтифика кардинал Медичи никому доверять не стал. В такой ситуации он не то, что Инквизиции, себе-то не верил. Проморгать врагов Церкви прямо под ногами! Позор! Если бы не ужас от мира с кровопийцами, Франческо готов был покаяться, посыпать голову пеплом и отбыть в скит в какую-нибудь пустыню. Впрочем, подобной роскоши он себе позволить не мог – бросить Церковь на растерзание Врагам было выше его сил. Поэтому всё так же держа Алессандро на руках, Франческо семимильными шагами направлялся к покоям понтифика, попутно раздавая указания семенящим за ним Инквизиторам. Вскоре их число пополнил мрачный брат Матфей, лишённый своей обычной улыбки во всю рожу.
- Я..я могу идти сам, - заикаясь, полушёпотом выдал Папа Римский.
На что герцог Флоренции предпочёл промолчать – грубить сейчас Алеку он не хотел, подросток и так должен был быть напуган взрывом, а сказать что-нибудь ободряющее он просто не смог бы. Дотащив Папу Римского Алессандро XVIII до его покоев и оставив на попечение нового камерария, а также приставив к нему двух Воинов Веры из элитного подразделения «Архангелы», Франческо Медичи направил свои стопы к месту временного размещения послов. Когда Флорентийский герцог вошёл в богатые покои, в которых в окружении Инквизиторов и нескольких янычар сидели двое послов Империи Истинного Человечества, граф Мемфиса тут же вскочил со своего места:
-  Мы могли бы помочь вам в разгребании завалов, наше чутье намного лучше вашего и…
- Самая большая помощь, которую Вы можете нам оказать на данный момент – находиться в безопасности,
- сухо кивнув делегации, ответствовал ди’Медичи.
- Как господин Анжело? – внимательно глядя в глаза кардиналу, уточнила посол Солит.
- Сейчас он в критическом состоянии под наблюдением врачей. Однако я всё же хотел бы вернуться к вопросам вашей сохранности. На время расследования вам следует переместиться в более спокойное палаццо Латерано. Где мы сможем обеспечить вашу безопасность в полной мере, - успокаивая себя тем, что спорить с кровопийцами – бессмысленно, отвечал герцог.
- Что ж, если это необходимая мера, - согласно кивнула Зиберора. Она так же понимала, что спорить с принимающей стороной, где им лучше находиться – тоже глупо.
- Я знаю одного из нападавших. Это розенкройцер, - не удержался Йон Фортуна.
На что Франческо приподнял бровь в некотором удивлении:
- Вы знакомы лично?
- Он..участвовал в нападении на Её Величество в Империи. Этот тип из Германики.

- Это серьёзное обвинение для Королевства, - хмыкнул Медичи. – Церковь собирается провести расследование этого инцидента. Будете ли вы готовы сотрудничать со следствием, чтобы вывести участников нападения на чистую воду?
- Мы окажем расследованию любую посильную помощь.

- За-ме-ча-тель-но, - мысленно хмыкнул кардинал Франческо. - Официальное согласие при свидетелях у меня есть. Что ж, попробуйте пропустить хоть один допрос из-за ваших встреч с МИДом...
До этого Франческо ди’Медичи ломал голову, как же не допустить Главу МИДа до послов, чтобы не нарваться на скандал и не дать Сфорце шанс припомнить его грешки во всеуслышание..  Но теперь-то он понял: нужно не пускать Катерину к послам, а всячески срывать их встречи. Ну, к примеру, собой. Теперь он ясно видел, как можно воспользоваться заминкой в деятельности оппозиции Коррарио – стребовать полномочия для проведения расследования, потребовать включить себя в состав контактной группы МИДа на встречах с имперцами. И допросы, конечно же. Затянуть расследование, таскать всех участников происшествия у алтаря для выяснения подробностей по опознаниям, да плевать кого.
Покинув послов, Франческо решил, что медлить с претворением своих идей в жизнь он не может. Ему требовался Матиаш, сброд старцев из коллегии кардинала-епископа Остии и Альбано и немного убедительности. И с Божьей помощью он своего добьётся..
Герцог остановился в одной из не просматриваемых камерой ниш, перекрестился глядя на расположенную там фреску.. Марокканский Дьявол умел появляться бесшумно и именно тогда, когда нужно:
- Ваше Преосвященство, я передал ваши указания.
- Чудесно,
- кивнул инквизитору Медичи. - А теперь мне нужна твоя помощь – свяжись с представителями оппозиции и сообщи, что я буду ожидать их для конструктивного диалога в Солнечной гостевой Дворца.
- Да, Ваше Преосвященство. Но позволено ли мне будет узнать для чего?

- Будем пользоваться случаем. Пока Коррарио находится между миром земным и Божественным, нам следует дезорганизовать и парализовать их группировку хотя бы временно, - благостно снизошёл до наёмника кардинал. После того, как его осенило, Франческо ощутил прилив сил и готов был простить своему ближайшему сподвижнику некоторые вольности и глупости.
- Вы думаете, что кардинал Сфорца ничего не заметит и не заподозрит?брат Матфей нахмурился.
- Сейчас она находится в шоковом состоянии и убита горем. Конечно, она достаточно быстро соберётся с силами, но, пока есть эта заминка, мы УЖЕ должны это провернуть. Или Инквизиция уже сейчас может сложить оружие и смириться с господством христопродавцев, кощунников и богомерзких кровопийц, - отрезал герцог Флоренции и Тосканы.
Марокканский Дьявол криво усмехнулся, склонился в поклоне и поспешил выполнить приказание Главы Конгрегации Доктрины Веры.
Ситуация была тяжёлой, но Медичи привык к тому, что его жизнь – сплошное разочарование и вечная борьба. Сын жены нищего странствующего рыцаря привык к лишениям: он не смог стать любимым сыном, не смог сблизиться с семьёй, он не стал Папой и спасителем Ватикана от вампиров ему тоже не давали стать. Что ж, он умеет ждать, хоть и терпение его на исходе.
Единственное, что всегда вводило кардинала и Главу Министерства Инквизиции в ступор, не укладывалось в голове и вызывало вечный вопрос: «Дура ли его сестра или действительно святая женщина?». Это то, что Сфорца, напрямую пострадавшая от рук мерзких кровопийц – больше всех ратовала за мир с их Империей. Предательница или героиня? Её направляет Бог или Дьявол? Если для своих сторонников он демонстрировал, что знает ответ на этот вопрос (и он отнюдь не в пользу Катерины), то для себя Франческо так и не смог решить. Сестра оставалась загадкой почище этих странных пришлых из Германикус..

=====►► [Палаццо Конгрегации Доктрины Веры.]

+1

77

— Спаси меня, боже, от друзей, а от врагов я уж как-нибудь сам избавлюсь!
Принц Лимон был, в сущности, прав. Друзья у принцев всегда бывают опаснее врагов...
Джанни Родари. Приключения Чиполлино

[Ватикан. Рим. Комплекс Дворца Церкви.]

В последнее время всё происходящее в Риме всё больше напоминало Мари Спенсер театр абсурда: пляски вокруг послов, парад, призванный то ли устрашить, то ли развлечь, ну, а финальным аккордом стал взрыв в самом, казалось бы, защищённом месте христианского мира. Кровавой Мари не так «повезло», как делегации имперцев и всей ватиканской верхушке: в момент взрыва она находилась на  относительно, как оказалось, безопасном балконе, откуда послы могли созерцать происходящее на площади Святого Петра. Впрочем, встряску, от которой содрогнулся весь Собор, ощутили все присутствующие.  И после этого началось: Инквизиторы коллективно сошли с ума, драконовские меры предосторожности стали ещё строже, послов попытались распихать по окраинам Города Бога, потом потянулась череда допросов, названых «сотрудничеством со следствием» (достаточно вежливых и осторожных: дипломатический скандал не был нужен ни одной из сторон), на котором полковник Спенсер смогла полюбоваться на единственного улыбающегося инквизитора: узкоглазый как будто бы азиат представился братом Матфеем и улыбался милой, но, как показалось Мари, издевательской улыбкой  и вёл себя крайне любезно. Всё, что знала про появившихся из дыры преступников - их незабываемые физиономии запечатлели камеры в новом алтаре — полковник военно-морских сил Альбиона рассказала на первом же импровизированном допросе. В частности, она признала Исаака Батлера, который сначала любезно предложил воспользоваться «Экскалибуром» против «врагов трона» и для получения этого самого трона, а потом так же любезно с помощью вышеупомянутого корабля принялся разносить Лондиниум в пух и прах. Замотанный в серое пальто блондин тоже показался Спенсер смутно знакомым, но идентифицировать она его не смогла. Странного мальчишку, который был третьим в компании террористов, она и вовсе видела в первый раз, однако, его знал молодой имперский посол — это был некто Дитрих фон Лохэнгрин, который, как выяснилось позже у АХа, проходил по делу о первой иштванской операции, связанной с маркизом Кадаром и  «Звездой скорби». За всей этой канителью подписание мирных соглашений не продвинулось ни на йоту. Что, впрочем, совершенно не тревожило Кровавую: она направлялась в Ватикан отнюдь не за бумажкой, ей нужны были союзники. И громогласный кардинал Медичи оказался подходящей кандидатурой: во-первых, он был куда адекватнее и расчётливее, чем выглядел на многочисленных голо-записях; во-вторых, он ненавидел вампиров; а в-третьих, ему явно не нравилась «Леди Святая», ставшая королевой на родине Мари. И именно поэтому полковник потребовала от Матиаша на очередной бессмысленной демонстрации предполагаемых сообщников террористов, посмевших осквернить алтарь, организовать ей встречу с герцогом Флоренции и Тосканы. Ибо пытаться «опознать» сообщников троицы-из-Акрополя было бессмысленным и энергозатратным делом, только вот Инквизиция исправно кого-то отлавливала, притаскивала и вообще создавала ощущение кипучей деятельности.

[Палаццо Конгрегации Доктрины Веры.]

Виконтесса Каслея ожидала, что Франческо ди'Медичи не скоро сможет удостоить её своим вниманием, однако кардинал откликнулся на её прошение о встрече. Встреча проходила в палаццо Конгрегации Доктрины Веры, куда Глава Конгрегации любезно пригласил  принцессу.
Для этой встречи полковник предпочла сменить привычный мундир на закрытое, но элегантное платье по последней лондиниумской моде: Мари их не любила, но, в данном случае, следовало подчеркнуть её принадлежность к светской власти, к тому же это вызывало меньше подозрений. Кто знает, может принцесса Мари приехала к кардиналу, чтобы получить христианское напутствие и духовное наставничество, а не тайный союз против королевы Эстер?
Спенсер провели в аскетично обставленный кабинет кардинала Медичи, где обнаружился и сам герцог, говоривший с кем-то по громадной настольной видео-консоли:
- Я надеюсь, что если не могу рассчитывать на ваше содействие, то хотя бы могу рассчитывать на ваше невмешательство, - грозно нахмурив брови, сообщил Франческо своему собеседнику в видео-конференции. - Будет очень жаль, если неприятные подробности вашей политической афёры всплывут наружу..
- Можете быть уверены: в сложившейся ситуации никто не собирается предпринимать серьёзных шагов без кардинала Коррарио, - донеслось из динамиков.
- И пусть так и останется. До свидания, Ваше Преосвященство, - сдержанно кивнул Медичи своему собеседнику и отключил консоль. После чего он наконец соизволил обратить своё внимание на полковника, нескромно расположившуюся в единственном в комнате кресле, помимо того, на котором сидел сам кардинал.
- Прошу простить мою бестактность: дела Церкви, - вежливо склонив голову в приветствии, сообщил Франческо.
- Ну что вы, я всё понимаю. Скорее, прошу извинить меня за такое невежливое вторжение, - закинув ногу на ногу, отвечала Кровавая Мари.
- Итак, вы просили о встрече? Полагаю, не для того, чтобы обсуждать перспективы мирного соглашения? - сложив пальцы домиком, протянул кардинал-епископ.
- И мирное соглашение в том числе. Но вообще-то я прибыла в Ватикан не за ним, - Мари криво усмехнулась. - Полагаю, вы наверняка в курсе, что текущая королева Британии, объявившаяся так внезапно..
- Забрала у вас причитающийся вам трон? - герцог Флоренции растянул губы в ухмылке. - Да, я в курсе. И так же я догадываюсь о том, что вы согласились на эту «политическую ссылку» лишь по одной причине: найти способы и союзников в своём деле. Ваша ситуация мне знакома.
Кардинал ди'Медичи поднялся со своего места и проследовал к резному антикварному шкафу:
- Не желаете ли выпить? - обратился он к виконтессе.
- Пожалуй, Ваше Преосвященство, я не откажусь, - рыжая девушка царственно кивнула.
Глава Конгрегации Доктрины Веры достал из антикварного шкафа бокал и бутылку дорогого вина, после чего вскрыл бутылку и наполнил бокал.
- Лучшее красное вино Италии, - подал бокал Мари, которая его приняла, а после этого мужчина поставил бутылку на стол и, вытянув из-за стола кресло, поставил его напротив Рыжей Бестии Альбиона.
- Как, вы не отведаете вина? - брови полковника взлетели к линии роста волос.
- Если вы мне не доверяете, я могу позвать служку, который его продегустирует, - кардинал-епископ собрался подойти к столу, чтобы вызвать одного из мелких служителей Церкви, снующих по палаццо.
- Дело не в доверии, - британская леди дёрнула плечом. - Просто пить в одиночестве..
- К сожалению, я не могу составить вам компанию: я не пью. Таинство святого причастия единственная форма, в которой я могу употребить вино,
- Франческо покачал головой и сел на противоположное кресло. - Но мне кажется, мы отвлеклись от темы..
Мари Спенсер весьма удивилась такой странности: у могучего кардинала были проблемы со здоровьем? Или..это было психологическое? Мог ли внебрачный сын предыдущего понтифика испытывать отвращение к образу жизни своего отца? Кровавая воительница спрятала улыбку за бокалом вина: это была интересная мысль.
- Да, вы сказали, что моя ситуация вам знакома: ведь вам тоже не удалось стать понтификом, да и с продвижением своей политики у вас проблемы, - задумчиво протянула полковник ВМС, разглядывая вино на свету. - Почему же вы не устраните Сфорца?
- Как видите, пока у меня это не получилось..по ряду причин. В своей политике она опирается на постаревших новаторов Церкви: а это весьма немалая сила,
- ровно ответствовал Франческо Медичи.
- Так уничтожьте её. Физически. Уверена, у вас была сотня возможностей, - жёстко сверкнула глазами Мари.
Герцог Флоренции и Тосканы воззрился на альбионского посла, Спенсер готова была поклясться, что итальянец был шокирован.
- Что ж, я мог бы счесть это за оскорбление, если бы это не было проблемой..различия наших культур. У вас, в Британии, семья — это такая же банка с пауками, как и мир вокруг, - направив свой взор куда-то за Кровавую, с отстранённым выражением лица отвечал кардинал-епископ. - Однако в Италии отношение к семье иное. В родственниках течёт твоя кровь и пойти против семьи — значит, идти против крови. Да, я могу быть не согласен с кардиналом Сфорца во многом, я даже был бы рад, отойди она от дел, но желать ей смерти, - ди'Медичи покачал головой. - Меня воспитывали не так.
- Простите. Мне не стоило задавать этот вопрос, - полковник Спенсер отвела свой взгляд. - Так что с соглашением? Вы намерены как-то помешать заключению мира с Альбионом? - разглядывая портьеры, перевела тему  принцесса.
Слова второй претендентки на британскую корону о физическом уничтожении сестры навеяли Франческо воспоминания о студенческих годах, когда его однокашник и друг сообщил ему непреложную истину всех итальянцев — о крепости родственных уз.
«Ты же знаешь, как важны родственные связи: по-настоящему крупные семьи организуют семейный бизнес, где задействуются все родственники, умеющие правильно вести дела. А если один из семьи найдёт престижную работу, то точно постарается перетянуть туда как можно больше своих..»
- Неужели Церковь — это теперь наш семейный бизнес? Какое чудовищное богохульство, - кардинал усмехнулся своим мыслям и покачал головой. И только сейчас заметил, что совершенно отвлёкся и не ответил на вопрос.
- Помешать чему? Мирное соглашение уже подписано, главные подписи — Папы и Королевы уже стоят. Всё, что мы можем, это оттянуть неизбежное.. Нет, мирное соглашение с Альбионом не так меня волнует. К тому же, я бы не назвал его невыгодным нам обоим: если бы вы смогли сместить вашу сестру, - Франческо предпочёл недоговаривать фразу. - Куда как больше меня волнует мир с Империей. Поверьте, это сильная головная боль..
- Т.е., вы предлагаете мне лишь потянуть время, но не особо стараться помешать «неизбежному»? - хмыкнула принцесса Мари.
- На ваш выбор, сеньора  Спенсер.
- А что вы думаете по поводу ситуации с моей отнюдь не дорогой сестрицей? - презрительно скривившись, вопрошала Кровавая Мари, после чего залпом допила вино.
- Я слышал о подаче петиции «от народа» на заседании в Парламенте.. Ход, конечно, красивый, но ваши сторонники могли придумать что-то менее привлекающее внимание: начнись расследование - и королеве будет легче избавиться от старого конкурента, - Франческо ди'Медичи поспешил поделиться своим мнением и продемонстрировать свою осведомлённость.
- Это было лично моя идея..возможно, не самая умная, - уставившись на дно пустого бокала, процедила министр внутренних дел Туманного Королевства. - Однако что бы вы посоветовали?
- Для дискредитации королевы Бланшетт нужно что-то по-серьёзнее, чем один закон об уравнении вампиров с людьми. Впрочем, с физической расправой я бы, на вашем месте, так же не спешил: неисповедимы пути Господни, - Глава Конгрегации положил подбородок на переплетённые пальцы.
- Предлагаете не делать из Святой ещё и мученицу? - кривая усмешка исказила красивое лицо женщины с рыжими волосами.
- Каин —  не тот библейский персонаж, чьему примеру должно следовать, - туманно протянул кардинал-епископ.
- Каин? Видела я одного такого, - рассмеялась уже-не-наследная принцесса. - Сносил стены, взмахом руки останавливал пули..
- Что, простите?
- брови герцога взлетели вверх.
- Ну как же, разве вы не в курсе битвы в небесах Лондиниума между «ангелом и дьяволом»? Тот, что с белыми крыльями назвался нашей королеве Каином, - хмыкнула глава МВД Альбиона.
- И как же он жил с таким-то именем? - мысленно удивился Медичи.
- Он сражался..с оперативником АХа, не так ли? Отец Найтроуд, кажется, - нахмурившись, уточнил Франческо.
- Да. С патером Авелем Найтроудом. Который умер..а потом неожиданно ожил.
- Возможно, это была клиническая смерть..всякое бывает. Чудеса Господа нашего случаются,
- договорить кардинал ди'Медичи не успел.
- Ага. Особенно это неожиданно, когда «клиническая смерть» - это декапитация. Впрочем, я с вами согласна: отсутствие мозгов не мешает многим людям жить.. Например, моей сестрёнке Эстер. - перебила кардинала-епископа Мари Спенсер.
Франческо ди'Медичи потрясённо уставился на альбионского полковника ВМС: таких подробностей он не знал.
- Выжил..после отрубания головы. Каин..Авель.. Два чудовища сражавшихся в небесах. Где я это слышал? Или..читал?
Дело в том, что существовал закрытый Папский архив, доступ к которому имел только понтифик: архив хранил важнейшую и часто секретную информацию ещё с Доармагеддонских времён. И так как Алессандро был ещё мал, то Франческо позволил себе такую наглость, как заглянуть в этот архив: наибольший шок у него вызвала коллекция Папы Григорио XX, современника Войны Троицы и Чёрной Святой, где хранилась часть мемуаров полководца  Алексиоса Невшехира. И имена..эти имена.
- Теперь к этому сторожу Катерины нужен особо пристальный контроль..если между ним и этим есть хоть какая-то связь.. То Катерина в опасности, - мысленно решил для себя главнокомандующий военными силами Ватикана. - Так же следует направить Маттиаса проникнуть в архив..мне нужно подтверждение..или опровержение.

В двух словах

1. И снова Медичи.
2. Отписывать допросы не вижу смысла,  так же как и воздействие Франческо на окружающих кардиналов.
3. По поводу офигенной осведомлённости о двух крусниках: на самом деле, их дофига кто видел. То же аниме - толпа зевак на улицах, Мари со взводом солдат. Да и камеры, я уверен, у них понатыканы везде. А уж то, что Авель остался без головы - Мари ли не знать, когда она утешала Эстер, рыдающую у гроба..
4.
[avatar]http://s018.radikal.ru/i524/1508/97/6b4ed815fd4a.jpg[/avatar]

+1

78

[avatar]http://savepic.ru/10972348.jpg[/avatar]

Апартаменты госсекретаря Ватикана.

-Ещё чаю?
-Не откажусь.
– Кардинал-священник Герардо Аллючиньоли принял  еде одну чашку свежего напитка из рук госсекретаря. -    Благодарю вас, Ваше Высокопреосвященство! И ещё сахарку, если можно.
- Конечно-конечно.  А вы, сеньор Каэтани, что же? Не стесняйтесь.
-Благодарю вас, пожалуй, позже.
- Что ж. На чем мы остановились, синьоры? Ах, да.

Епископ Каэтани терпеливо ждал, когда Аллючиньоли перестанет ходить вокруг да около и напрямую выскажет своё даже не пожелание – крик о помощи. 30 минут своего времени они с кардиналом Фьяммой уже потратили  на обсуждение наступивших темных времен и скором приходе очередного Апокалипсиса. Дальше что?
-Так вот, синьоры, я хочу сказать, что сейчас Церковь в таком положении, что она нуждается в каждом слуге своем. Вот я и подумал, может, мне стоит остаться в Риме, приложить все свои более чем скромные усилия для сохранения мира и спокойствия? Быть полезным вам, синьор Гальвано,  в делах, касающихся переговоров, взять их на себя,  чтобы вы могли исполнять вашу миссию на службе у Её Высокопреосвященства кардинала Сфорца без дополнительных забот и волнений.
- Ну-ну, уважаемый Герардо, мне кажется, вы распереживались и совсем запутались. С кардиналом Сфорца меня объединяет служение Господу и единая структура Государственного секретариата. Но работаем мы в разных службах, синьор. Я, к примеру, занимаюсь повседневными делами служения святого отца,  координирую деятельность Римской курии, обеспечиваю её делопроизводство. И да,  всё, что связано с пребыванием дипломатических представителей при Святом Престоле – тоже входит в мои обязанности. А вот ответственность за внешнюю политику Святого Престола, кардинал,  вопросы собственно международных отношений - поручены её высокопреосвященству, как вам, конечно же, известно. Так что, как видите, мой дорогой, я состою на службе у Господа и нашего понтифика, и действую только на основе инструкций, получаемых лично от папы. То же самое делает и кардинал Сфорца.
- Ах, что же это.. Простите меня, я просто…я…

Видя, как задрожали руки кардинала-священника, еле удерживающих чашку с блюдцем, епископ решил тому помочь и облегчить груз, что тот нес с самого папского совета. Ну и, наконец-то, покончить с этими посиделками.
- Скажите, кардинал Аллючиньоли, вы, правда, думали, что раз его Высокопреосвященство в данный момент не в состоянии выполнять свои обязанности, вы можете избежать этой тяжкой, по вашему мнению, и страшной ноши – поездки в Венгрию? То есть, это, по-вашему, должен сделать кто-то другой…кто-то более храбрый, сильный, молодой? Тот, кого не жалко?
- Что вы…я…я…не это хотел…
- Успокойтесь, кардинал, прошу вас. Вас никто не обвиняет. Пока. Вот возьмите салфетку.
– Госсекретарь Ватикана с ободряющей улыбкой перегнулся через стол и протянул Аллючиньоли целую упаковку.
-Д-да, благодарю вас… Вы поймите меня правильно, синьоры…
- Мы вас поняли, кардинал. – Секретарь папского совета справедливости и мира положил холеные руки на подлокотники кресла. – Поймите и вы. Что  бы ни происходило в Церкви и за ее пределами – совет будет продолжать работать согласно инструкциям и протоколам, выработанными за несколько десятков лет под руководством кардинала Коррарио. Давайте будем максимально честны и откровенны. Посмотрите, что сейчас творится в Риме: служители Церкви из других ведомств просто бегут из города Бога, бросая дела, приходы и даже свои епархии. Согласен, что защита и безопасность Рима законно подвергаются сомнениям – даже рыцари веры были бессильны перед атакой врагов Ватикана. Но разве это что-то меняет для искренно верующих и верных христиан? Бегут лишь  малодушные. Посмотрите: Его Высокопреосвященство, кардинал Фьямма и его подчиненные, в своем большинстве, здесь и будут продолжать трудиться во благо народа  и матери-церкви, кардиналы и епископы в конгрегациях Доктрины Веры, МИДа, нашего совета... И главное, святой отец, Папа Алессандро – в Риме, с нами. Так почему вы полагаете, что не годны для избранной стези? В Иштван вместе с Вами, кардинал  Аллючиньоли, едут представители и нашего совета, и воины Инквизиции, и служащие АХа, ведомства подчиненного сеньоре Катерине. Председатель Коррарио, должно быть, посчитал вас одним из достойнейших кардиналов коллегии.
- Может быть…И-ик! Прошу прощения! Но ведь ещё кардинал Мортатти..   
- Вот именно, уважаемый Герардо! Как замечательно, когда старые друзья не бросают.
– С лица Фьяммы не сходила благостная улыбка. Когда кардинал-священник понял, что избежать рокового путешествия не получится, он очень тяжело вздохнул, перестал изображать всяческие приступы дрожи и содроганий, сухо кивнул и поднялся.
- Что ж. Молитесь за нас, синьоры. – И перед тем, как уйти, он картинно перекрестился на распятие над дверью.
В течении нескольких минут после ухода будущего иштванского героя Фьямма душевно смеялся.
- Убедительная проповедь, епископ. Вы – достойный преемник.
- Надеюсь, что вы ошибаетесь. Его Высокопреосвященство – крепкий старый желудь. Он справится.
– Каэтани встал, чтобы уйти следом.
- Энрико, погодите. Я не то имел ввиду. Вы же знаете, мы с кардиналом Остии – старые приятели, некогда соперничающие, правда, но не суть.
- Не утруждайтесь, Ваше Высокопреосвященство. Я знаю. Просто много дел, и везде надо успеть.
- Понимаю. Вы уже общались с кардиналом Медичи?
- Представитель от совета справедливости и мира, разумеется, будет присутствовать  на собрании и передаст обеспокоенность сложившейся обстановкой от нашей дикастерии.
- Разумеется. А с госпожой Катериной?
- Простите, для чего конкретно?
– Энрико Каэтани прислонился плечом к стене у самого выхода и подчеркнуто удивленно воззрился на госсекретаря.
Фьямме его тон не понравился, и он сменил благодушное настроение на прохладную серьезность.
- Насколько мне известно, наряду с государственным секретариатом международными отношениями занимается ещё и «Папский Совет справедливости и мира».
- Да, и в чем загвоздка?
- Достижение общих целей требует согласованности действий всех ведомств, уважаемый..
- Ваше Высокопреосвященство, наверное, я повторюсь, но Папский совет справедливости и мира действует в соответствии с планами, составленными ранее. Кардинал Коррарио, также как и вы, получил личную инструкцию понтифика насчет альбионского соглашения и дипломатической миссии из Империи. Этими инструкциями совет и намерен руководствоваться.
- Я рад.
– Гальвано Фьямма облегченно вздохнул и снова подобрел. - И я прав. Вы – достойный преемник и ученик, Энрико.
- Иначе все было бы зря, кардинал.
– Секретарь кардинала Остии и Альбано счел за лучшее откланяться и поспешил покинуть кабинет госсекретаря.

+1

79

Примечания

- Писалось совместно с Сет-чан, отписавшую Катерину Сфорца. Мне выпала «честь» изобразить Авеля, так как «ну, вы же близнецы, должны же вы друг друга понимать» - на самом деле не должны, но я приложил все усилия, чтобы хотя бы отдалённо был вхарактерный 02. Предостережение: Найтроуд очень злой и неадекватный, даже Сфорца обижает...
[avatar]http://s009.radikal.ru/i307/1509/46/1038eb6be626.jpg[/avatar]

Центр Рима. Дворец Церкви и катакомбы Акрополя. =====►

Ватикан. Рим. Комплекс Дворца Церкви. Ватиканские сады. Американский сад.
Soundtrack к посту:
[audio]http://pleer.com/tracks/8135322AB38[/audio]

Те, кто плохо знают Авеля, то есть, весь Мир, могли бы сказать, что он сегодня встал не с той ноги. Те, кто хорошо знают, то есть, его семья, сказали бы, что Найтроуд просто вернулся в исходное состояние перманентной злобы и ненависти к окружающему миру…
Переполненное гневом сознание не отключилось вместе с крусником, который отказывался работать в условиях бациллусной недостаточности, Авель с одним револьвером побежал вслед за орденцами, грязными ничтожествами посягнувшими на Святыню. Последние издевательские слова Исаака Фернанда фон Кемпфера всколыхнули в сознании подполковника Найтлорда давние воспоминания, в которых он был ненавидимым и одиноким…
- Никто...кроме неё...не понимал меня. Лилит. Её больше нет! Нет! Её забрали у меня, - именно с этой мыслью ноль-два резко пришёл в сознание в больничной палате, которая была частью медицинского комплекса Дворца. - Они хотели забрать у меня всё...что осталось!
Ярость заполнила сознание Авеля Найтроуда, сминая в руках простыни, мужчина с глазами цвета замёрзшего озера резко сел на кровати. На гнев носителя ноль-второй выдал слабое: «Активация наномашин: заблокировано. Причина: недостаточно..тррчк...энергии»
- Пациент Найтроуд, успокойтесь. Лягте на место, вам нужен покой и здоровый сон, - сообщила сидящему на больничной койке оперативнику «АХа» подошедшая медсестра.
- Мне не нужен покой. Я должен уйти, - сдерживая рвущийся наружу гнев, процедил Авель.
- Доктор прописал вам лекарства и много спать! Пациент Найтроуд, либо вы исполняете предписания врача сами, либо я вызову санитаров, - недовольно нахмурившись, молоденькая сестричка повысила свой тоненький голосок.
- Уйдите сейчас же! Я вам не подчиняюсь! Я никому не подчиняюсь! - проревел Найтлорд-средний, вскакивая со своего места и нависая над хрупкой девушкой. Лицо Крусника потемнело от гнева, казалось, что он сейчас ударит девушку, но патер просто резко развернулся к постели, нашарил свою сутану и быстрым шагом направился к выходу, пока шокированная и напуганная медсестра не додумалась вызвать санитаров.
«Меня обманули… Орден всегда был Врагом. Он всегда хотел уничтожить...всех. Но Ему нужно тело. С моим не вышло, так теперь ему понадобилось Её… Мразь. Я убью тебя! Убью, Каин!» - натягивая сутану на ходу и пробивая себе путь наружу через снующих мимо врачей, медсестёр и пациентов, Крусник 02 пестовал свою ярость.
«Но обманул не «Розенкройц» - от этих ублюдков ничего хорошего ожидать нельзя… Но Она! Катерина! Она обещала! Она обещала мне хранить Её, не допускать туда никого… Я покинул Её только с этим условием. Я помогал ей всё это время, и что я получаю взамен?! Если бы...если бы только я не решил спуститься вчера в Склеп...всё могло бы быть кончено...Всё!»
Авеля Найтроуда била крупная дрожь от едва сдерживаемого чистого гнева. Даже солнечный свет не смог развеять демонов, что терзали душу проклятого миром Чудовища, монстра из древних легенд. Выйдя наружу и прищурившись от яркого полуденного света, оперативник «АХа» решал, что же ему теперь делать: причину случившегося несчастья он уже нашёл, осталось разобраться, где ему найти её лично, чтобы высказать всё, что бурлило в воспалённом разуме 02. От размышлений патера Найтроуда отвлёк писк вмонтированного в ухо коммуникатора:
- Патер Авель, доброе утро. Госпожа Катерина просила вас, как только вы придёте в себя и перекусите, зайти к ней, - сообщил приятный голос Кейт Скотт в комлинке.
- Где она? - срывающимся голосом вопрошал ноль-второй.
- В Американском саду. Патер Найтроуд, вы хорошо себя чувствуете, у вас что-то с голосом? - обеспокоенно заметила хозяйка Железной Девы II.
Авель с трудом сдержался от резкого ответа и просто оборвал связь: путь его лежал в Ватиканские сады, где его должна была ждать Железная Леди Ватикана.
Резкими и быстрыми шагами Крусник 02, не удосужившийся даже забрать в хвост рассыпавшиеся по плечам серебряные волосы, приближался к сидящей на скамейке герцогине Сфорца, сегодня отказавшейся от своего привычного кардинальского облачения.
Остановившись непозволительно близко от Миланской Лисы и буквально нависнув над ней, Авель прорычал:
- Ты предала меня! Я доверился тебе, делал всё для тебя, отдал тебе самое дорогое — а ты меня предала, - переведя дыхание, 02 продолжил, - обманом выманила из Склепа… Из-за тебя произошло это! Это твоя вина, Катерина!
Эти дни проходили в треволнениях и постоянной спешке. Часть коллегии и некоторых декастерий самовольно успела покинуть пределы Рима, ведь здесь стало небезопасно. Беззащитность перед лицом угрозы, исходящей из вне,  при наличии такой замечательной, бравой, сверкавшей доспехами киберскелетов и грохочущей, массивной и устрашающей техники Инквизиции, вид разрушенного акрополя, жертвы среди мирного населения и священнослужителей – все это стало причиной паники и страха, заставлявшей бежать пугливое и слабовольное духовенство.  Однако герцогиня Миланская своим подчиненным и окружавшим её клирикам не давала ни малейшего повода для сомнений, что она может поддержать подобные настроения. Все, кто был замечен с истериками и приступами всевозможных хронических фобий, были незамедлительно оповещены, что без промедления получат разрешение покинуть Церковь, сложив все полномочия раз и навсегда. Желающих, как таковых, оказалось немного, даже обслуживающий персонал и низшая духовная братия встала на сторону любимого кардинала. Порадовали прекрасную воительницу за веру христову и отцы из Папского совета справедливости и мира – если кто из них и покинул Рим после внезапной болезни, сразившей их Председателя – то только чтобы продолжить реализовывать ранее возложенные на Совет программы и мероприятия с целью контактирования  с рядом органов Церкви, созывая национальные комиссии для продвижения идей мира и развития международных отношений. Чтобы не сильно откалываться от трудового коллектива Церкви, подчиненные в МИДе под суровым взглядом начальницы также изъявили готовность помогать Инквизиции расчищать завалы после взрывов, обихаживать раненных в больницах и  оказывать моральную поддержку их родственникам.
С посольскими делегациями госпожа Сфорца виделась несколько раз, но эти встречи не носили официальный характер, да и были уж чересчур скоротечны. Имперцев глава Конгрегации Доктрины Веры преотлично занял «посильной помощью во всевозможных опознаниях и дознаниях», как бы от такой рьяности господа послы сами не превратились в «участников и пособников беззаконию» - ведь если на Бюро Инквизиции все-таки снизойдет чудесное откровение, и святые пошлют нужные знаки, помоги им Пресвятая Дева.  А послы Альбиона…В частности, принцесса Мэри, уклонялась от общения с кардиналом ввиду целого ряда внезапных обстоятельств. Таким образом, кардиналу Сфорца приходилось довольствоваться вежливой благожелательностью и всяческими заверениями в предстоящем сотрудничестве господина Гребера.
Вот так духовное чадо кардинала Коррарио и разрывалось между своими прямыми обязанностями и происходящей вокруг действительностью. В темное же время суток молодая женщина, после посещения пожилого духовника, все эти дни находящегося в беспамятстве,  мучилась от головных болей, слабости, дневных переживаний и ночных кошмаров. Измотанная очередной с трудом пережитой ночью, герцогиня устроила себе выходной, чтобы прийти в себя и составить план дальнейших действий. Вместе с незаменимой Кейт Скотт и профессором было решено снова задействовать агентов АХа.
- Ну, мне кажется, для начала неплохо. – Спрятав ручку во внутреннем кармане пиджака и протянув список герцогине, Вордсворт с удовлетворением откинулся в кресле, созерцая стены из живой изгороди. – Осталось только подтвердить наши догадки относительно их мотивов подрыва площади, как отвлекающего маневра.  Как вы считаете?
-  Вы полагаете, это что-то кардинально изменит, Уильям?  Даже посылая ноту его величеству Людвигу – мы все равно ничего не добьёмся. Если сети Розенкройц простираются так далеко, то и король Германики, скорее всего, их марионетка.
- Или просто предпочитает невмешательство.
- Невмешательство? Прозвище «Кровавый» несколько не соотносится с подобными «предпочтениями».
– Катерина передала листок Скотт.
- А, ну да. Наверное, вы правы. И все же проверять Склеп никто и не додумался после «псевдо-покушения» на альбионскую делегацию. Мне определенно нравится их подход. Внешне выглядит именно так, хотя, имея такие технологии, как мы лицезрели в Альбионе, можно было и не тратиться на обычные динамитные шашки. Как-то непрактично, что ли.
- Вам больше пришлось по душе, если бы разворотило пол Рима, так, профессор?
– Сфорца от его слов поморщилась и приняла из рук Кейт чашку. – Вы забываете, что сказал один из них: «Мы приложим все усилия, чтобы все закончилось без жертв». Тогда я не восприняла это всерьез, вернее…не до того было.  Этот ваш общий с адмиралом знакомый, Исаак Батлер, назвал Авеля «больным» и «неадекватным»… Действия, которого, можно «легко предсказать».
- Да, услышать такое, несомненно, обидно. Особенно от мистера Батлера. – Англичанин на секунду глубокомысленно замолчал, нервно постукивая пальцами по столу, затем снова продолжил. - Хотя, в некотором роде, кое-какая  правда в этом есть - они встречались же не в первый раз… Да и, зная отца Найтроуда, могу с уверенностью сказать, что…- Заканчивать предложение под сурово-прищуренным взглядом кардинала мужчина благоразумно не стал. – Так вот, к чему я веду. Если, как вы изволили процитировать слова этого субъекта, они собирались обойтись «без жертв»  - тогда взрыва по этому «плану» на площади быть не должно. Но он был. И тогда можно говорить о неком втором…другом, отдельном от Розенкройц…
- Вы полагаете,  появился новый «Флер-дю-Маль»?
- Возможно. Всё возможно.
– Вордсворт  невозмутимо сунул в рот свою трубку.
- Как это некстати. – Герцогиня Милана откинулась на подушку за спиной и прикрыла глаза рукой.
- Что именно, госпожа  Катерина? – Профессор переключился на философский настрой, стараясь, видимо, все-таки насладиться утренним чаепитием в саду, несмотря на неприятные разговоры о политике и «старых приятелях». - Взрыв? Разрушение алтаря? Альбионское соглашение? В принципе, у нас здесь целое собрание несвоевременных событий. Какое ни возьми.  Это как в науке, теория и практика все время преподносят друг другу сюрпризы. Ждешь одних – приезжают ещё и другие… там и третьи на подходе. Вот отец Найтроуд , не появись он в Склепе, алтарь…
- Уильям, у вас никаких дел, случаем, на сегодня не запланировано?  - Сдерживаясь, чтобы не зарычать, молодая женщина поджала губы. – Я как раз вспомнила, что кое-что забыла сделать. Прошу меня простить, это дело не требует отлагательств. Кейт, свяжитесь с госпиталем, узнайте,  как дела у патера Найтроуда.
- Да, госпожа.
- Э-э,
- Вордсворт поспешно достал карманные часы и встал с кресла. - Точно, мне надо заскочить в лаборатории, вы правы, дел действительно много. Доброго дня, ваша светлость!  Передавайте от меня отцу Найтроуду привет и пожелание скорейшего выздоровления!
- Всенепременно.
– Катерина проводила взглядом удаляющегося профессора. Но все мысли её теперь занимал светловолосый мужчина. То, что им обоим предстоял нелегкий разговор, кардинал, зная Авеля, как облупленного, не сомневалась, однако степень его тяжести, похоже, она все же не смогла предсказать. Ибо искомый объект объявился буквально через пару десятков минут собственной персоной, и аура агрессии, которую он излучал, проявлялась в каждом его движении и даже растрепанном внешнем виде: напряженность, вздувшиеся желваки и  бешенство взгляда. Выглядел он почти также жутко, как в первую их встречу десять лет назад.

+1

80

[avatar]http://savepic.ru/11578513.jpg[/avatar]

Ватикан. Рим. Комплекс Дворца Церкви. Ватиканские сады. Американский сад.

Молодая женщина внутренне подобралась, выпрямив спину и гордо подняв голову, но оказалась все равно морально не готова к брошенным в лицо обвинениям.
- Ты предала меня! Я доверился тебе, делал всё для тебя, отдал тебе самое дорогое — а ты меня предала, - переведя дыхание, 02 продолжил, - обманом выманила из Склепа… Из-за тебя произошло это! Это твоя вина, Катерина!
- Авель.. Сейчас ты зол и имеешь на это полное право. Но это неправда. Я бы никогда так не поступила,  и ты это знаешь..
- Я знаю?! - воскликнул разгневанный ноль-второй. - Как я могу быть хоть в чём-нибудь уверен...когда ты...ты же мне обещала, - голос Авеля от напряжения слегка сел, и крусник вынужден был перевести дух, - обещала, что будешь охранять Её тело! Там нет не то что охраны — я там даже камер не увидел! В катакомбах есть, а там — нет! - бывший Глава Службы Безопасности «RMP» зло сверкнул глазами. - Обшивка стен — серьёзно?! Это твоих рук дело? То есть, ты боишься не того, что кто-то посмеет посягнуть на Святыню, а того, что Она очнётся?! Я тебя разочарую, - выплюнул Найтроуд, - Она — мертва. А вот подонки, которые хотели забрать её тело — нет!
«Обшивка? Там была обшивка? Откуда?! И…она помешала…ему.. или..им..»
Сфорца больше всего желала сейчас быть все равно где, но подальше от безумия этого древнего существа. При таком градусе злобы и гнева он не в состоянии ни слушать, ни адекватно оценивать свои поступки. 02 не трансформировал его до сих пор, наверное, только по причине вечного… голода. Бесконечная благодарность недобросовестности его хозяина! Герцогиня осознала, что уже которую минуту все её тело била лихорадочная, нервная дрожь. Больше всего это было заметно по рукам и тонким пальцам. Ей давно не было так страшно. Даже у разрушенного розенкройцерами алтаря.
- Авель.. – Голос Миланскую Лису не слушался, а голова, ей казалось, стала из ваты. – Никто не мог этого ожидать. Даже ты! Но теперь мы будем готовы. В следующий раз..
- В следующий раз?! - этот вопль Авеля Найтроуда по мощности превзошёл все прошлые. Взбешённый Крусник 02 резко развернулся к маленькому столику и свалил его наземь вместе с чайным сервизом... Под аккомпанемент бьющегося стекла и фарфора бывший подполковник «КМ» проревел:
- Ты ещё планируешь дать им «второй шанс»?! Ты хочешь избавиться от Неё, да?! Может, ты и орденцев сюда пропустила, только бы они забрали тело? - ноздри 02 раздувались от гнева, глаза были навыкате и, в данный момент, он мало соответствовал понятию «рыцарь печального образа», который в нём видела бывшая сестра Эстер.

Если убрать его бешеную силу, то с виду,  это поведение больше напоминало обычную истерику обиженного ребенка. И женщина подумала, что ещё может попытаться привести его в чувство.
- Авель Найтроуд! – Сжав свои нежные белые ладони в кулаки, Сфорца поднялась со скамейки и повысила голос до хрипоты, стараясь перекричать долговязого блондина. –Прекратите немедленно!  Возьмите себя в руки! Авель! Послушай меня..Разрушениями ты сейчас никак не поможешь ни самому себе, ни даже ЕЙ! Особенно ЕЙ! Где твой ум и хладнокровие?! Ты слышишь меня?!
- Нет! Это ты послушай меня, - тем же резким движением ноль-второй развернулся к вскочившей Сфорца и схватил её за плечи. - Где был твой ум, когда эти твари вскрывали ей гробницу?! Я могу помочь памяти о Ней, я могу забрать тело и уйти из этого чёртова хранилища древностей, если нам здесь нет места! - слова патера Найтроуда сопровождались неслабым встряхиванием хрупкой блондинки...
Впрочем, данное издевательство над кардиналом не могло продолжаться вечно: по иронии судьбы кардинал-епископ Франческо Медичи выбрал именно это время для того, чтобы отыскать свою сестру. Брат Матфей настоял на том, чтобы герцог взял с собой двоих Инквизиторов для сопровождения: после того, как враги Ватикана пробрались в самое его сердце без видимых усилий допускать подобную халатность (т.е. расхаживать без охраны) было крайние непредусмотрительно. И сейчас Глава Конгрегации направлялся к той самой лавочке, где должна была отдыхать Миланская Лиса, а следом за ним тащились два закованных в мощную армированную броню, предназначенную для отражения атак вампиров и снарядов средних габаритов.. ди'Медичи услышал громкие крики издалека и ускорил свой шаг: повышенной тон частной беседы возлюбленной сестры ему явно не нравился. Тяжело ступающие Воины Веры слегка отстали от прыткого кардинала и Франческо первым вылетел на небольшую садовую лужайку. Зрелище, представшее его взгляду ему явно не понравилось: подлетев к вцепившемуся в Катерину неадекватному АХовцу, герцог Флоренции оттащил патера от блондинки за шкиряк..
- Что ты себе позволяешь, нечестивец?! Как смеешь ты, убогий клирик, повышать голос на самого кардинала?! - прогрохотал Медичи.
- Не смей вмешиваться! Это не твоё дело! - провыл Найтлорд-средний и крайне быстро рванул к Франческо. Однако, двое закованных в броню Инквизиторов оказались так же не промах, схватив крусника за руки и оттащив его от двоих кардиналов-епископов. Авель пытался вырваться и бился о броню Воинов Веры (кое-где его удары оставляли внушительные вмятины на броне), но всё же безрезультатно.
- В тебе говорит Лукавый, оперативник. Отправляйся в свою келью, надень вериги, посвяти этот день только "бдению и жертве" - бичевание хлыстом и умерщвление плоти помогут твоей душе! Да, а перед сном прочти «Отче Наш» и «Аве Мария» 70 раз! - назидательно-снисходительно приказал Франческо.

- Я благодарю вас, но не стоило вмешиваться, ваше высокопреосвященство! Я бы и сама вполне справилась.– Задрав подбородок повыше, растрепанная и шокированная Катерина пыталась придать лицу невозмутимый вид, тогда как сама по-тихому потирала пострадавшие плечи  кистями рук. -  Он… был травмирован при нападении Ордена на акрополь, если вы помните.  Я сейчас же позову агентов, и его отведут..отдохнуть.
- Да мы это, тоже можем его отдохнуть, - прогудел через стальной шлем один из двоих Инквизиторов.
- Ага, по башке разок и.. - закончить второй воин в бордовом не успел, так как его заткнул грозный взгляд герцога Тосканы.
- Катерина, прошу простить меня за столь бестактное появление, но как кардинал-епископ, а, в особенности, ваш брат я обязан был вмешаться, - весомо кивнув в ответ на защитную речь герцогини в адрес ноль-второго, отвечал Франческо. - Пожалуй, пусть Воины Веры всё же проводят патера Найтроуда до вашего ведомства, где его передадут на руки ваших агентов..

Душевные силы кардинала покидали её с катастрофической скоростью. Неспособная в данную минуту сопротивляться «братской заботе», герцогиня тяжело вздохнула и тут же зашлась кашлем, присев на пережившую этот балаган скамью. Появившаяся голограмма Кейт Скотт бросилась хлопотать вокруг женщины, подкладывая подушки, на которые Сфорца обессиленно откинулась, прикрыв глаза.
- Ещё раз…благодарю вас… брат. Я немного…устала. Прошу у вас…прощения…за эту сцену и… мой плачевный вид.
Франческо Медичи повелительно махнул рукой инквизиторам, чтобы они увели неадекватного оперативника. Парочка Воинов Веры послушно исполнила приказание, таща под руки упирающегося крусника, выплёвывающего гневные проклятья.
- Ваше плохое самочувствие огорчает меня, Катерина, - нахмурившись, кардинал-епископ опустился на свободную часть скамейки рядом с сестрой по отцу. - Могу ли я чем-то помочь? Если ваш недуг серьёзен, возможно, вам временно стоит оставить дела и поправить здоровье? - без задних мыслей предложил герцог.

Тем временем, Инквизиторы дотащили упирающегося Авеля до широкой и длинной череды ступеней, ведущих к трансмиссионному радиоцентру «Маркони» и, дружно размахнувшись, отпустили Найтроуда во впечатляющий свободный полёт с лестницы с пожеланием «Хорошо отдохнуть». Крусник 02 прокатился кубарем по ступенькам прямо под ноги поднимающемуся к радиоцентру кардиналу Борджиа.
- О! Авель, доброго утра, - ослепительно улыбаясь, поздоровался Антонио. - Что-то ты неважно выглядишь, дружище. Ты уже позавтракал? А то я как раз собирался посетить одну забегаловку…
Вопль желудка обиженного ноль-второго напоминал рёв раненного кита. За треволнениями и яростью Найтроуд совсем забыл про то, что с утра в его рту не было и маковой росинки…
- Раз ты согласен, поднимайся и пошли! - тем же радостным тоном продолжил неунывающий принц Валенсии. У министра связи были свои корыстные причины желать общения с крусником: Авель был участником сцены у нового алтаря, а Глава ватиканского комитета по печати и информации как никто нуждался в сведениях, касающихся этого происшествия.
Мрачный Крусник 02 вынужден был подчиниться обстоятельствам: доступ к Сфорце был закрыт, а перед тем, как оккупировать Склеп и не подпускать к нему никого и, в правду, следовало бы подкрепиться...

Разговора на эту «больную» тему с герцогом Тосканы, как и ещё парочки других проблемных вопросов касаемо политики матушки-Церкви, кардинал Сфорца предпочла бы избегать всеми мыслимыми и немыслимыми способами.
- Вы так…бесконечно добры, но помочь здесь нечем. Так как…это просто сущая…ерунда…какая-то простуда. И не более, поверьте. Затянулся процесс..лечения…сами видите – какие в Риме происшествия…тут не до какого-то… пустякового насморка.
-Госпожа Катерина, сестра Лоретта и агент Икус сейчас прибудут.
- Спасибо, Кейт. Ну, вот, всё и…налаживается.
– Герцогиня не без труда вновь приняла сидячее положение и улыбнулась кардиналу Медичи уголками губ. – А как …вы себя чувствуете, брат мой? Вам…приходится…столько работать. Это, конечно, достойно похвалы…но как бы вы…не подорвали свое…здоровье. Оно ведь бесценно.
Франческо слова сестры про «затянувшуюся простуду» не понравились — какая-то явна в них была фальшь. И это заставило кардинала насторожиться, впрочем, озвучивать свои опасения он пока не стал: напрягать нездоровую женщину-кардинала своими сомнениями и домыслами было глупо.
- Слава Господу, моё здоровье меня пока не подводило, - суховато ответил Флорентийский герцог. - А большое количество дел всегда сопровождало наши с вами должности.. Господа кардиналы одобрили моё участие в переговорах с делегацией Империи, так что на следующем заседании будем присутствовать уже мы оба, что, возможно, облегчит ваш нелёгкий труд.

- Я искренне радуюсь… за вас.  – Катерина сумела превратить раздражение в некий подвид выражения удивления на своем лице.-  Воистину, это столь своевременно… и так справедливо…надо будет поблагодарить наших глубокоуважаемых…и верных слуг Церкви. 
- Госпожа Катерина! Госпожа Катерина…- Из-за деревьев появились силуэты вышеупомянутых оперативников АХа. – Как вы себя чувствуете?? – Оглушая своим звонким голоском, миниатюрная Лоретта, раскрасневшаяся от бега, чуть не налетела на обломки чайного столика – её вовремя успел поддержать угрюмый киборг. 
- Осторожно, сестра.. Уже чуточку лучше. И всё… благодаря его высокопреосвященству…Кардинал Медичи умело… отвлекал меня от осознания своей…беспомощности и …чувства жалости…к себе.
Выставив перед собой руки, герцогиня намеревалась уже утихомирить взбудораженную девушку, как та и слова больше не дала вставить.
- Сеньора Кейт сказала, что все серьезно! Трес вас отнесет! Даже не спорьте – вам нельзя напрягаться! Трес, бери на руки её высокопреосвященство! Только аккуратно!
- Позитив.

Sforza ======>> Личные покои кардинала Сфорца

Антонио и Авель ====► Прекрасный город Рим. Таверна «Рубикон».

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.