Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.


Центр Рима - Дворец Церкви.

Сообщений 51 страница 60 из 100

51

Целые 4 страницы вордовского текста с описанием злоключений Франческо. Варнинг: Осторожно! Больным Катеринам, беременным кардиналам и усопшим камерленго читать осторожно. Содержит тонны НЕНАВИСТИ.http://s52.radikal.ru/i135/1307/1e/ad154206013a.png

[Ватикан. Дворец Церкви. Трапезная Зала] =========================►►

[Комплекс Дворца Церкви. Палаццо Конгрегации Доктрины Веры, апартаменты кардинала Медичи.]

Из закрытых окон четвёртого этажа палаццо доносился грохот и ругань:
- Tace atque abi!*
После чего, проломив это самое резное окно, во двор, художественно перекувырнувшись раз пять, вылетела табуретка с мягкой обивкой. Сотрудники конгрегации, которые в данный момент находились на улице, замерли, проследили за полётом предмета интерьера и  резко заспешили по своим делам. Двор перед произведением архитектурного искусства напоминал муравейник, только вот «муравьи» подозрительно разбегались подальше от Пала́ццо Барбери́ни.
- А эта..Миланская..Pirla**!! Что она о себе возомнила?!
Следом раздался грохот чего-то бьющегося и треск чего-то ломаемого.
Когда кардинал Медичи, мрачнее и страшнее, чем все казни египетские и описание Армагеддона в Книге Откровение, вернулся в пенаты Конгрегации, всё здание, казалось, вымерло. Служки и работники постарались разбежаться куда подальше, а то и вовсе переместиться в другую часть Дворца.
Затем наступило минутное затишье, после которого представление продолжилось с удвоенной силой:
- Инквизиция!! Воины Веры, что б  у них отсохло всё, чем они там думали!!Mannaggia!
А вот, собственно, и сам объект  человек-ненависть: Франческо Медичи, герцог Флоренции и Тоскании. Кабинет, выполненный в минималистическом, но не лишённым итальянской изысканности стиле, напоминал поле боля упоминаемой Инквизиции.
У сына жены нищего рыцаря не было в привычке особой любви или преклонения перед роскошью.. Да, он умел ценить и хранить редкие и дорогие книги, разбирался  почти во всех видах искусства, но страдать по испорченным табуреткам и вазам было совершенно не в его стиле. Если бы этого не требовал статус, Франческо вообще бы обошёлся без большинства предметов интерьера.  Служители Церкви, разогнанные приступом неадеквата у их лидера, отсутствовали, никто не стремился увидеть Медичи. Однако, по всем правилам и распорядкам у кардинала-епископа, после приступа агрессии следовал период небывалой работоспособности. Неудачи огорчали главнокомандующего войсками Святой Церкви, но они же и подстёгивали его к совершенствованию стратегии и повышению коварности.
На пустынном дворе палаццо Барберини показалась высокая фигура, облачённая в бордовую сутану: это был брат Матиаш, как всегда с пакостной ухмылочкой, зажавший подмышкой папки и бодрым шагом идущий к входу для слуг в палаццо. Марокканского Дьявола не пугало бешенство кардинала Медичи, по крайней мере, не так, как всё Бюро. К вспышкам он привык, так же, как и к трудоголизму отдельно взятого «раба Божьего».
- «Раб Божий» - если подобное наименование применять к герцогу, то по окончанию службы кардинала на Земле, Господа ждёт очень большой счёт за оказанные услуги. Ибо такой раб – явно не бесплатное удовольствие, - думая про себя кощунственные мысли, Матиаш поднимался по ступеням к кабинету. Попутно он заскочил на кухню и вызвал с собой не успевшего спрятаться служку, и сейчас несчастный тащил за ним поднос с едой и крепким кофе для кардинала. Пища духовная – это конечно хорошо, но злого кардинала Медичи надо сначала покормить..
В кабинете обнаружился герцог собственной персоной, задумчиво восседающий на подтащенном к раскуроченном окну диване. Общее состояние кабинета было плачевным, но бывалый брат Матфей нашёл его удовлетворительным. Диван был привинчен к полу знающие кардинала люди постарались предусмотреть попытку вышвырнуть его в окно, однако выходило, что Франческо это не остановило. В общем, самому герцогу Тоскании диван никогда и не нравился, но ради посетителей надо было предусмотреть хотя бы его. Поэтому, Марокканский Дьявол считал, раз Глава Конгрегации до сих пор его не вышвырнул, значит, с ним можно договориться.. Франческо Медичи поднял тяжёлый взгляд на вошедшего Матфея и выдал:
- Я что-то делаю не так. Где-то я упустил важные факты.. Катерина ведь не может сама резко взять под свой контроль всю Церковь, верно?
- Возможно, вам сейчас следует подкрепиться и заняться решением уже сложившейся ситуации?
– всё так же широко улыбаясь, предложил брат Матиаш.
Резким  движением руки прогнав служку, семенящего следом за Матфеем, Франческо встал с дивана:
- Вели прибрать здесь. И выкинуть к чертям эту..сavolata, - указав на многострадальный диван герцог направился к портрету, повешенному на стене, что-то хитро переключил. В стене образовался глубокий проход, уходящий вниз, по которому кардинал Медичи стал спускаться.
Поворчав, для порядку, про диван,  Матиаш поспешил отдать необходимые распоряжения и, подхватив поднос, направился следом за кардиналом-епископом. Одним расчётливым пинком он закрыл за собой зев прохода.
Инквизитор и Глава Конгрегации Доктрины Веры  оказались в полу-бункере с аскетичной обстановкой: одинокой стол, с двумя стульями и стеллаж с древними книгами во всю стену.
- Любыми способами, слышишь меня, достань мне информацию, что это за документ! Понтифик решил.. Rompere i coglioni***! Он думает, я Stultus stultorum rex****?!
- Какой документ?
Дьявол так удивился, что его брови поползли вверх.
- На Трапезе Алессандро под видом «упавшей бумажки» передал Сфорца какой-то свёрток. Я должен знать, что это за свёрток, чем нам это грозит и…КАКОГО БИБЛЕЙСКОГО ДЬЯВОЛА ПАПУ НЕ ОБЫСКАЛИ ПО ПРИЛЁТУ?!кардинал Медичи грохнул кулаком по столу, отчего стоящая на нём антикварная лампа жалобно звякнула.
- Прошу прощения. Я всё выясню.Матиаш склонился в поклоне. – Вы же помните, какая там была суматоха. И кардиналы Коррарио..
- Не надо мне про этого старого stronzo!
– перебил его Франческо. – Он не просто помогает Катерине, - флорентиец задумчиво потёр подбородок, - он явно дал ей какую-то помощь.. Не мог же он… Или мог?!
- Простите?
- Брат Матиаш,
- как-то уж очень по-доброму обратился к нему герцог, - помнишь ли ты, в самом начале твоей карьеры в Инквизиции, я через тебя пытался выйти на одну организацию внутри Церкви..
- Несуществующее Бюро?
Марокканский Сатана нахмурился..
- Верно. Мне было отказано в такой чести.. Могла ли Лиса получить то, чего не получилось у Льва?
- Я не знаю, Ваше Преосвященство.
- Именно,
- припечатал Франческо. – Узнай. Вспомни молодость, так сказать…
- Вы обвиняете меня в недостаточной информированности?
– внешне Матфей был спокойнее удава, однако внутри  был взбешён. В конце концов, в доведении окружающих до кондиции, герцог был профессионалом.
- Нет. Но в неудачах Инквизиции в последнее время – да. – мстительно усмехнувшись парировал Медичи. Состояние крайнего бешенства он уже прошел, и разбивать о голову слишком инициативного подчинённого мебель он бы не стал.
- Операцией в Венгрии руководил Брат Пётр..
- Конечно, Пётр был ответственен за всю операцию. Однако «Ястреб» и 13ый отряд, помнится, под твоей юрисдикцией? Согласно отчёту Орсини,
- Тиран Церкви кивнул на папки, зажатые у Дьявола в руках, - ведущую роль в проигрыше Инквизиции сыграли именно они.
Наёмник прошедший Марокканскую войну молча проглотил оскорбление. Тут спорить был бесполезно, хотя Он надеялся, что данный факт не привлечёт внимание именно этого кардинала-епископа.
- Если Катерина действительно получила то, в чём отказали мне, то она постарается распространить своё влияние дальше на Папу. Узнай о любых «неофициальных» перестановках в окружении понтифика за последний месяц. И постарайся влить в это окружение как можно больше наших людей. Тех, кто ещё не заподозрен окружением Сфорцы в контактах с нашими ведомствами.Франческо сел за стол и уставился в пространство поверх переплетённых пальцев.
- Будет исполнено. Ситуация в Риме…
- Подожди со своими проблемами,
- поморщившись остановил его флорентийский герцог, - я думаю.  Папский Совет.. Если герцогиня Милана  владеет хотя бы частью возможностей..
– забормотал Медичи.

Вот тут следовало крепко задуматься. Что за свёрток передал понтифик – неизвестно. Каковы теперь возможности Лисы – тоже. Зная её крепкую дружбу с Коррарио и не менее прочное положение последнего в Совете, требовалось срочно это положение исправлять.
- Весь. Компромат. На. Анджело. Мне сюда! Как хочешь ищи – всю его команду проверь, – тяжело роняя слова велел кардинал Медичи. – И позаботься о  нашем состоянии дел в Папском Совете – поговори с теми кардиналами, кто гарантировано поддержит нашу позицию. Передай мне обновлённый список сомневающихся и нейтралов  - мне потребуется с ними переговорить.
- Разве Совет будет скоро?Матфей нахмурился.
- В данной ситуации надо быть готовым ко всему. Иштванский провал заставил меня хлебнуть нечистот на Экстраординарной Консистории..
- Я хотел показать Вам это,
- Матиаш вытащил папку и положил её перед Франческо.
Просматривая вырезки из газет и сомнительные агитки Франческо Медичи всё больше хмурился.
- Кто и зачем. Это точно не активисты из нашего ведомства? – подняв взгляд на брата Матфея.
- Гарантированно. Наши аналитики давно рассчитали возможность мира с Тарой Метоселут и возможность нашей пропаганды тоже. В основном, в среде церковных служащих. Выступления простого народа оставлялись на крайний случай и не такое…
- Неумелое? Верно. Слишком явное и непрофессиональное подзуживание. Куда смотрит комитет информации?
- Им заведует кардинал Борджиа. Насколько нам стало известно, он правда подозревает Конгрегацию.
- А раньше наш Принц был умнее.. И никогда не лез в открытую конфронтацию со мной. Что же заставило его изменить политику?

Медичи глубоко задумался.
- Он что, не собирается пресекать подобные  позорные очерки в газетах? Напиши ему от моего имени, скажи, что я не доволен работой церковного комитета СМИ по отношению к формированию общественного мнения. В конце концов, это, в первую очередь, удар по всей Церкви!герцог Флоренции и Тоскании выглядел неприятно огорошенным и раздражённым.
- Я позабочусь об этом. Что с агитацией на улицах и несанкционированными митингами?Марокканский Дьявол был предельно сосредоточен.
- Отправь часть наших парней, но в штатском. Или в форме полиции. Никаких официальных отсылок к Ватиканской Церкви! Быстро, тихо, эффективно разогнать. Активистов – повязывать и на допрос. Надо узнать, кому это выгодно..
Матфей попытался проявить заботу о Начальстве, налив ему полу остывший кофе, который Медичи проигнорировал.
- Про несанкционированный папский документ всё ясно?
- Яснее некуда,
- кивнул заместитель начальник Бюро Инквизиции.
- И ещё.. Венгрия успеет ещё аукнуться на Консистории..
- Ваше Преосвященство, разве Венгрия – только инквизиторский провал? Помнится, около года назад АХ посылал туда оперативника, что привело к травме маркиза и  положило начало взрывоопасности обстановки!
– парировал хитрый китаец.
- АХ – как же надоела эта нелегальная банда «во имя добра и справедливости»! Сколько крови попортили.. – устало потёр переносицу главнокомандующий Ватикана. – Мне нужны факты. Коротко, сжато, так, чтобы заткнуть Сфорца. Это ведь её министерство занималось решением вопросов с Иштваном после официальной гибели маркиза? Значит, узнай,  с чего всё началось..
- Вы совершенно правы. Это ведь не провал Бюро – а провал всей Церкви, наши действия – лишь следствие этого.
- Да, с помощью фактов, убедительности, правды и Божьей помощи – докажем чистоту наших намерений!
- Я могу идти?
брат Матиаш направился к выходу из бункера.
- Позаботься о том, чтобы администратор аналитиков заглянул ко мне, - согласился кардинал-епископ Медичи. - Погоди-ка! Пошли кого-нибудь к кардиналу Сфорце спросить про её самочувствие..
- Есть конкретные пожелания?
- Дьявол круто равзернулся уже на лестнице.
- Да, - осклабился кардинал, - брата Петроса пошли...
Тем временем, на просторной площадке перед палаццо, принадлежащим Конгрегации Доктрины Веры, стояли братья Петрос и Андреас. С выражением глубокой работы мысли на лице, они наблюдали за тем, как из здания выносятся подозрительные чёрные пакеты, а следом за ними четверо служащих тащили огромный, помпезного вида диван.
- Хм, ты думаешь, что кардиналу сейчас интересны твои разработки по робототехническим костюмам? – заинтересованно вопрошал Орсини, провожая взглядом подозрительный чёрный пакет, оставляющий за собой не менее подозрительный бордовый след.
- Нуууу.. Мы же оба провалили миссии, верно, брат Пётр? А так мы бы могли порадовать кардинала.. Ух ты, это что, тело?!Андреас вытаращил глаза на утаскиваемый пакет.
- Мне кажется, кардиналу Медичи и так не грустно, - пробурчал Петрос Орсини. – Нет, Его Преосвященство не стал бы никого убивать, это грех!
Но в ответ на полувопросительный взгляд брата Андреаса уточнил:
- Ну, или этот кто-то должен был очень сильно провиниться перед Господом…
После этой фразы оба инквизитора выразительно переглянулись.
- Тогда может ну..того, потом зайдём? Неудобно как-то..в обеденное время отвлекать кардинала Медичи!брат Андрей воровато оглянулся и пошёл в другую сторону от кардинальского палаццо.
- Пожалуй, ты прав! – признал разумность выводов младшего Петрос и поспешил следом, поминутно оглядываясь на разбитое окно четвёртого этажа.
- А на каком этаже кабинет Его Преосвященства?
- ?! на четвёртом!
- Хм, да, ты прав, там определённо обед!!

*- Заткнись и проваливай!
** - жопа (Миланский диалект).
*** - морочить голову (очень грубо).
****  – Тупейший из тупых.

Пётр ===============================►►[Аэродром Ватикана, Рим, окраины.]

+1

52

Личные покои Председателя Папского совета А. Коррарио.

После трапезы.
[avatar]http://savepic.ru/10972347.jpg[/avatar]

«Прошу дать доступ к информационной базе Конгрегации священной канцелярии, а также в целях предотвращения не легальных и диверсионных попыток сорвать посольские миссии Альбиона и Империи Истинного Человечества прошу предоставить некоторую часть источников оперативной информации, имеющейся на территориях провинций и Рима из упоминаемых выше монашеских орденов и церковных организаций.»

Мужчина уже в 4й раз прокручивал запись. Он сидел перед монитором в задумчивости, соединив кончики пальцев и закрыв глаза.
- В чём заключается корень твоих сомнений, друг мой? Я знаю это дитя довольно давно, её помыслы действительно чисты перед Богом..
- А ты знаешь, в чём заключается «корень твоих бед», старый брюзга? - Тонди даже не повернулся к сидящему за его спиной старинному другу. - Ты слишком упёрт для такого старого осла, которым ты являешься, а ещё доверчив, как кролик в крольчатнике — капустный лист тебе в …
- Иногда я совершенно  не понимаю, почему всё ещё слушаю твой бред! - сварливо проворчал собеседник.
-Да потому что я единственный здесь, кто не лижет чью-либо задницу. А может потому что КОЕ-ЧЕЙ старческий зад я регулярно вытаскиваю из ДЕРЬМА, в которое он так и норовит ВЛЕЗТЬ, а?
-Послушай, мы с тобой уже договорились.. Сейчас такое время, что..
- Что «что?!
- Что пора вмешаться, чтобы привести в божественное равновесие..
- Вот скажи мне, пожалуйста. Ты меня плохо слышишь? У тебя сломался слуховой аппарат?!
- Алигьеро, я..
-  Вот чего ты от меня-то хочешь, объясни мне.
- Это не я хочу. Это ОН хочет. Это по Его Замыслу в этот трудный и тёмный час кардинал Сфорца обратилась к тебе за помощью. И не для себя, а ради народа. И не только нашего народа.
-Пф! «Не для себя»! Она обратилась НЕ ко мне. К  ТЕБЕ. Потому что ты пляшешь под её дудку. И уже давно. Пляшешь-пляшешь. Не верти башкой, отвалиться.
-Этот разговор зашёл в тупик! Ты меня просто не хочешь услышать.
- По-твоему, это игрушки?
- Я не говорил этого..
- А тон такой, как будто я не даю твоему ребёнку леденец. Или игрушечную машинку.
- Тонди!
- доведённый до ярости председатель Папского Совета встал с дивана, у него поплыло перед глазами, и он обессиленно сел.
- На, выпей. А то вон даже давление подскочило, - покойный камерарий покойного Папы Григория размашистым шагам прошёлся по комнате, подошёл к стеллажам с книгами и достал парочку.
- Давай я тебе ещё раз спокойно объясню. Спокойно. А ты меня внимательно на этот раз выслушаешь. Какая бы «несуществующая» и «теневая» относительно остальных "Конгрегация священной канцелярии" не была, — в первую очередь, это люди, которые на неё работают. А теперь - особое внимание! Многие поколения положили свою личную бытовуху на алтарь информационной защиты и обороны Церкви. И поэтому, в первую очередь, речь идёт о защите интересов этих людей. Я не имею столько прав да и совести, если уж на то пошло, чтобы бросать разом всю их работу и жизнь  под железные говнодавы Инквизиции или, и того хуже, местные  резидентуры - на клеймение и расправу  в ...разных странах. Ведь ты знаешь, стоит потянуть за нужную ниточку, маааленькую тоненькую ниточку, и выползет наружу даже то, чему и сам Сатана будет не рад.
- Но ведь они, т. е. Вы, для того и работаете..
- Да, своё говно приходиться подчищать с особым...хмм...рвением. Взять, например, Тебя, Андж!
- А что меня? Я же..
- Ага, теперь ты белый и пушистый. А знаешь, сколько мне пришлось отгорбатиться, чтобы вылизать всю эту  «хрень» в твоей биографии. Молчи. На 88-летнего старика реально уже ничего не накопать, я позаботился. Но будь я на твоём месте в этом возрасте, у меня бы проснулась совесть и больной старческий пофигизм — а не свалить ли мне на законную пенсию в Богемию или Лютецию? Ты  стар для интриг, что тут плетёт твоё «блондинистое дитя» (это я про ум, конечно же!).
- Я тебя услышал. Я тоже об этом раздумывал. И согласен.
- Да ладно? А что так? Зеркало нашептало? Или  Клемент сам стал путаться в названиях твоих пилюль?
- Хе-хе! Знаешь, Клемента я, наверное, возьму с собой на пенсию. Но мы не о том. Я хочу сказать, бюро и конгрегация ведь прошли же Армагеддон.

Фаллани вздохнул, сел в своё кресло у стола и подпёр кулаком подбородок.
- Повыползали из нор, когда уже стало совсем невмоготу. Инквизиция ни за что не признает, что без нашей внешней разведки  это «воинство Господне» было бы слепо и глухо как новорождённые щенки.
- Ну вот видишь! А святая Лилит...
- Эээ! Куда тебя понесло! Знал бы ты, какой  монстр эта твоя святая Лилит.. Не белее полюбовника твоей несравненной да болезной!
- Тонди, не богохульствуй при мне! Эээ.. Что ты сказал??
- «Тонди, не богохульствуй!» Я говорю то, что читал — интимные дневники парочки современников из наших.. Правда, их больше нет. Дневников, в смысле. Но ..кхм..в бездну Чёрную!
- Что ты сказал про Катерину? У неё...есть избранник?? А я ничего не заметил..
- Кхм..да ладно, расслабься, ты же ей больше не духовник!
- Это не Борджиа случаем? Каков хитрец! Коварный..
- Хахахах! Ой, не могу! Нет-нет! Не вздумай бросить это «обвинение» (хи-хи-хе! Не могу!)   в лицо Борджиа -проклянёт..Или сглазит! Ладно, уболтал ты меня. Дам твоей сердобольной «доступ к информационной базе» — ограниченный, несомненно!, так, мелочь, не выходя за границы парочки провинций. Ну и ...что там ещё..ах, да! И предоставлю «некоторую часть источников оперативной информации, имеющейся на территориях провинций и Рима».
- Я так и знал! Я знал, что..
- Ни одного хоть мало-мальски здравомыслящего «офицера» там не будет.
- Что? Но как же это тогда...?
- А вот так это.  Думать и принимать решения придётся ей САМОЙ или её ЭйЭксу. Всё, что накурячит — будет расхлёбывать сама. Хотели «некоторую массу» - получите и распишитесь!
- Но твои же будут приглядывать..
- Ой, ну конечно!
- Слава Богу!
- У них работа такая. «Приглядывать». Однако вмешается конгрегация только когда верхушка ваша доведёт ситуацию до следующего   Армагеддона..
- Что...?
- Ну, не беспокойся ты так, ровно для того, чтобы отрезать   «не оправдавшую» надежд «Голову». У верхушки. Никаких излишеств.

0

53

Личные покои Её Преосвященства кардинала Сфорца.

[avatar]http://savepic.ru/10907004.jpg[/avatar]
-Как здесь темно и дышать..дышать так трудно.. Где это я?  ...знакомое место..  Авель?  Гробница... и ...Святая. 
- Я искупаю грехи.

Память пробуждалась, возвращалось прошлое из забвения. Женщина  снова  перенеслась в тот день много лет назад...маленькая девочка и...ужасный монстр.   Монстр, который смертельно напугал, вывернул душу, перевернул жизнь. Монстр.. который защитил и спас. Авель! Тепло. Рядом с ним всегда тепло и безопасно.
- «...Веришь ли ты мне?...» зов из детства.. Детство.. у одних - время  кукол и игр...для меня - время предательств, крови и одиночества. Что может быть лучше надёжного рыцаря-защитника, настоящего друга,   для маленькой наивной девочки?

***

-Монсеньор, туда нельзя!!
-Монсеньор Фаллани , стойте!
-Вы не имеете права!
-Сеньорита, как вас там, Лоретта? Ну, Лоретта, что вы надуваетесь, как индюшка перед разговением! Набейте мне морду или  вон займитесь лучше Инквизицией, что через пару минуток постучит к вам в теремок!
- ЧТО?? ГДЕ???  ОТКУДА вы узнали??
- Монсеньор Фаллани? Откуда здесь Инквизиция?
- Вордсворт и Гавел вышли на шум из кабинета и направились к столпотворению  у покоев кардинала.
- О, а давайте ещё  раскинем картишки да погадаем, господа! У меня свои каналы, и всё такое бла-бла-бла..- Фаллани пальцем указал на гаджет в ухе.
-Ясно! Лоретта, вызовите мисс Скотт. Нельзя, чтобы они прошли внутрь..-начались суетливые попытки  приготовлений для долгой «обороны».
- Ну вот и замечательно! - Фаллани проскочил и исчез за дверью.
-АХ! ЧЁРРРРТ! НОГА....!!! Моя нога...
В комнате стоял прохладный сумрак. И немолодой уже священнослужитель налетел на что-то, чего, по его мнению,  на его пути быть совершенно не должно было.   
- Ну чтоб тебя налево!! Да раз -дцать!!
Он достал зажигалку и чуть ли не на ощупь добрался до кровати больной.
-Никогда не увлекался подобной «романтикой»...ещё бы под окно встать с мандолиной— вообще самое то!
-Эй, эй! 
-Ты спишь, что ли?
- Холодная.. Эээй!
*хлоп-хлоп* Вроде дышит.
-Спящая раскрасавицаа-а! Молчишь? Ну, сама виновата!
Мужчина наклонился к изголовью кровати и тихо с жаром зашептал:
- Вот ты решила позволить себе в бессознанке поваляться, здорово, да? А знаешь, что сейчас твориться на улицах? Там собираются толпы недовольных. Знаешь, что они кричат? Они кричат: «зачем нам этот варварский мир»; «на что нам эта блажь сдаваться на милость цареубийцам и кровожадным тварям». А ты отдыхай-болей!
- Знаешь, что сделает твой братец? Ведь знаешь, да? Он наконец-то воспользуется твоей слабостью, ты позволила себе болеть, значит — ты слабое звено в цепи! Эти толпы превратятся либо в кровожадных монстров, либо сами станут кровавым месивом. Ты потакаешь гражданской войне!
- Ты в курсе, какие полномочия вручит Папский Совет твоему ненаглядному братцу? Конечно, знаешь! Он воспользуется всей боевой мощью, ну или почти всей, чтобы «не допустить гражданской мясорубки», а народный гнев обратит против Империи, да-да, так лелеемый мир с Тсуарой — фьють!-упорхнёт на хрупких крылышках..
- Думаешь, младшенький выстоит, не прогнётся и заключит мир с Альбионом? Я тебя умоляю.. Ему доверить только младенцев крестить...мнда...и то — я бы ещё подумал..руки-то у него кривые независимо от мозга.
- Кстати, а что станется с самим Алеком? Бедненьким, беззащитным, маленьким мямлей..который прогнулся под Бланшетт и Альбионских двойняшек и приволок под нос старшего братца — даже не «шпаргалку»  - «бомбу»? Что станет с ним? Арест? Отречение? А может всё-таки..убийство?
-Ты в курсе, что к тебе сейчас Инквизиция нагрянет? Да-да, Франческо заметил ваши потуги..и Бюро уже копает, если не нарыло. Они за дверью, тебя ждёт очная ставка.
-Ммммм...
- А что будет с АХом?
-Мммааххх...мммм...
- Ах, на кого же ты покинешь своего любимчика- это злосчастное   очкастое чудовище? Отец Найтроуд не переживёт..и как пить дать - нарвётся на неприятности.
- Времени нет, блондиночка.. тебя ждут приключения, ну а я пошёл..!

Мужчина, стремительно обходя препятствия, направился к выходу.
- Да..ДА ВО ИМЯ ХРИСТА, почему я не могу увидеть кардинала?! - прогрохотал внушительный Петрос Орсини нависнув  над бедной Лореттой.
- Кардинал сейчас нездорова, доктор не велел к ней никого пускать! - тоненьким голоском заверещала девушка.
- Да неужели?! Нездорова?! Тогда почему вы здесь? - брат Петр решил в кой-то веке схитрить. Но его пассаж Лоретта явно не поняла.
- Вы должны молиться за здоровье своего кардинала, а не мешать братьям по вере выполнять свою работу!!
Сестра Лоретта явно не знала, что на такое решительное давление ответить.
- Но какой смысл вам сейчас видеть кардинала Сфорцу? - Профессор Вордсворт вовремя вынырнул из-за спины секретарши Миланской Лисы и прикрыл её собой.
- Простите? Кардинал Медичи обеспокоен здоровьем своей возлюбленной сестры, разве не достаточно этого, - решительно начал Начальник Бюро.
- Несомненно, - закивал Уильям. - кардинал Медичи в своём праве. И вот вам мой ответ, который, несомненно, удовлетворит обе стороны: опасности для здоровья госпожи Катерины нет, сейчас доктор прописал госпоже здоровый исцеляющий сон! И, собственно, этим госпожа Катерина и занимается — спит. И лечится.
Подобная логическая выкладка заставила бравого Инквизитора растеряться. 
И тут дверь распахнулась. Взору  брата Петра предстала сама кардинал в домашнем халате, поддерживаемая под руку Гавелом. Что ж, Пётр удостоверился, что возлюбленная сестра босса была больна, ибо Катерина была бледная, с прозрачной кожей и синюшными мешками под глазами. А в глазах полыхала едва сдерживаемая ярость. 

+1

54

Центр Рима. Апостольский Дворец. Покои Папы Римского Алессандро XVIII.
[avatar]http://savepic.ru/10923391.jpg[/avatar]
Каждая улица Вечного города, каждый булыжник, каждая колонна пропитаны духом тысячелетий. Старина повсюду, но не затхлая и обветшалая, а какая-то веселая и небрежная.. Мол, ну да, мы тут живем и ходим по тем же местам, где ступали сандалии могущественных императоров, и что с того?
Яркий, красочный, переполненный эмоциями, эйфорией город увлекает, гипнотизирует, зовёт с собой.. Здесь каждый дом, переулок, фонарный столб, лестничный пролёт, - произведение искусства! И утром, когда первые розовато-золотистые лучи солнца будят голубей под черепичными крышами; и днём когда суматоха улиц и площадей вынуждает присесть у холодных струй древних фонтанов под палящим ослепительным зноем, чтобы передохнуть...И даже вечером, когда зажигаются городские огни в окнах домов, кафе... а  во время  праздников и фестивалей бархатное ночное небо come per incanto (как по мановению волшебной палочки)  расцветает сотнями маленьких шумных разноцветных мотыльков фейерверка... Этот Город  прекрасен! Пускай он живёт и процветает ещё тысячи лет..
  Сандро с нетерпением ждал времени, когда проснутся его «челядинцы», камердинер-дворецкий Луиджи Корнаро и основной штат обслуживающего персонала, а пока украдкой выглядывал из окна Aпостольского palazzo. Его распорядок дня, как ни удивительно, мало отличался от режима ближайших предшественников: в 7.00  santo padre служил мессу в своей часовне, спустя час Понтифику подавали завтрак, с 9 утра до 11 он работал в своем кабинете. Ровно в 11.00 начиналась аудиенция в частной папской библиотеке. В 13.30 или 13.45 Папа должен был обедать в окружении секретарей и приглашенных гостей, за трапезой следовали отдых и прогулка. Погуляв на свежем воздухе, Понтифик возобновлял свою кабинетную работу: подписывал бумаги и проводил аудиенции. После – снова прогулка. В половине восьмого вечера или в восемь часов Папа ужинал, молился, отдыхал или работал. Привычный распорядок дня менялся только по средам, когда Понтифик проводил общую аудиенцию на площади Святого Петра, и, естественно, по воскресеньям. Сегодня он проснулся на удивление рано, часы не пробили и 5.  И в первую очередь, вскочив с кровати, побежал к окну смотреть, какая намечается погода. 
Сегодня — всё будет не так, как всегда. Всё будет по-другому!
С того момента, как Сандро ступил на родную землю после многомесячной командировки в Альбион, он чувствовал себя иначе.. Ему везде и во всём мерещились знамения грядущих перемен. Перемен, которые не пройдут мимо. Они накроют с головой всех: и этот мир, и тот.
И сейчас  внутри себя он улыбался своим старым страхам, и тому, как  не хотел покидать Альбион.. Здесь теперь будет не менее..хм.. интересно! И вот этот потрясающий ...знаменательный день настал:  Sollemnitas Omnium Sanctorum, день всех святых. Переломный момент года, смена сезонов. Переломный момент... в истории Ватикана. Мы больше не будем изолированы. Мы откроемся внешнему миру. Мы раскроем объятия новым друзьям...братьям.
Такие строчки вдохновлённый юноша выводил в своем личном дневнике, который всегда держал в тайном отделении под половицей у ножки кровати.
Я испытываю..счастье. Да-да, именно так — счастье!   Впервые в жизни я чувствую себя нужным...полезным. В душе такая радость, что сложно передать словами..это надежда? Несомненно. Потому как сомнениям там места больше нет! Я чувствую свободу.. душевную свободу...и силу.  Мне хотелось бы думать, что Это... Божественная Сила!! Я верю в это! Да, верю. Мы все так долго и много молились, чтобы этот день настал, и вот — это случится сегодня! Я так волнуюсь..Сестра обязательно придумает, как представить наш с Эстер договор, я знаю! Господь нас не оставит! Ведь всё это для благого дела.. Чтобы помочь всем людям..и не только людям! А уже завтра (или не завтра) к нам приедут послы..из Империи..из Альбиона! Из противоположных частей мира! С культурами, противоречащими нашим традициям и законам! Такие разные...как народы на Вавилонской башне..но мы все-одно целое перед Господом по Его Замыслу, я уверен!
Тихий стук в дверь заставил молодого человека вздрогнуть и спрятать дневник под подушкой. В комнату Понтифика зашёл мужчина зрелого возраста и вежливо поприветствовал.
- Доброе утро, Ваше Святейшество! О! Я вижу, Вы уже встали. Сегодня — прямо ранняя пташка! Вам хорошо спалось?
- Доброе утро, сеньор  Корнаро! Да...что-то рано, но сон был крепким, я вас уверяю!
- немного дёрганым жестом Сандро поправил постель. - Сегодня — великий день, сеньор!
- А-а-а! Праздник..- мужчина одобрительно усмехнулся, глядя на светящееся внутреннем светом лицо молодого Папы.-  Конечно, великий! Всё уже готово: сестры вчера ещё приготовили Вашему Святейшеству праздничные одеяния. Не изволите ли позавтракать?
- С удовольствием!
- Santo padre, счастливо улыбаясь, вскочил с кровати и, подождав, пока за камердинером закроется дверь, спрятал дневник обратно в тайник.
В  обязанности сеньора Луиджи Корнаро, 48-летнего священника,  входило по утрам помогать Папе облачаться в дневные одеяния и поддерживать порядок в комнате и кабинете, прислуживать Понтифику во время обеда. Вечером он готовил спальню Папы. Иногда помогал Папе во время поездок по стране.  Корнаро хранил  ключи, которыми открываются  двери, лестницы и лифты в Апостольском дворце и дворце Сикста V, резиденции пап.  Но, конечно, кроме дворецкого  в ближайшем окружении Папы находились  ещё и два личных секретаря. А помимо этих трёх личных помощников, Понтифика обслуживал небольшой штат монахинь, которые занимались стряпней, уборкой и стиркой. И сейчас работа повсеместно кипела: прибрать помещения, приготовить «трапезу», закончить последние штрихи в папском облачении.
Самое большое помещение  апартаментов Santo padre – это часовня. От нее по часовой стрелке, были расположены столовая, спальня для персонала, ванная комната, спальня Папы, небольшое помещение, из окна которого Понтифик приветствовал собравшихся на площади Святого Петра. Далее кабинет и домашняя библиотека. К папским апартаментам также относились кухня и комнаты свиты, в частности, секретарей Понтифика.
Помещений достаточно, дел по горло- праздник всё-таки, так что, суета стояла не шуточная- не дай Господь не успеть или сделать что-то не так.
Позавтракав, Папа удалился в часовню на молитву. Предвкушение и эйфорию Алессандро в душе пытался успокоить молитвенной медитацией, превратить эмоции во внутренний свет умиротворения, этакий столп твёрдости духа. 
..Всемогущий, вечный Боже. Ты даровал нам возможность в едином праздновании почтить заслуги всех святых Твоих. Просим Тебя, по изобилию милости Твоей и заступничеству множества святых яви нам щедрость твоего милосердия. Через Господа нашего Иисуса Христа, Твоего Сына, Который с Тобою живёт и царствует в единстве Святого Духа, Бог во веки веков...  Защити нас, Господи! Приди и яви Милосердие Твое к слугам Твоим в день сей знаменательный...Господи...смиренно молит тебя раб рабов Твоих - дай мне сил, Господи!

+1

55

***
Центр Рима. Площадь Святого Петра.

[avatar]http://savepic.ru/10888575.jpg[/avatar]
В народе День всех святых в  Риме празднуется довольно грандиозно: проводят музыкальные представления, ярмарки и народные гулянья. Исторический центр столицы, как и в любой другой  праздник, расцветает ларьками и прилавками с сотнями видов съедобных изысков всех вкусов и цветов.   По центральным улицам города проходят пышные костюмированные процессии с самыми разными святыми в главных ролях. Кульминация праздника наступает вечером, когда запускаются фейерверки. Они  окружают купол собора Святого Петра тысячью рассыпающихся огней. Повсюду стоит гомон восторженно радующейся толпы. Ватиканцы - народ эмоциональный, любой праздник отмечают шумно и громко. Как говорит отец Вацлав, в народе считается, что для того, чтобы избавиться от негативной энергии нужно много петь и кричать. Сандро вспоминал, что, будучи обычным, среднестатистическим ребёнком, в детстве не раз и не два гулял в сопровождении Наставника по праздничном Риму, искренне поддерживая радостными возгласами  возбуждение жителей при виде этого ослепляющего разноцветного полного сказочного волшебства вечера. Теперь, повзрослев, Алессандро понимал, что в первую очередь это был, конечно, религиозный праздник. Особенно для "структуры", на которую он «работал».  Это был не первый его День всех Святых в качестве Понтифика. Но в памяти юноши всё ещё были свежи уроки церковной истории и религии, которые они вместе с Наставником проходили.
День всех святых имел высший ранг в латинском календаре — «торжество». Он также являлся одним из так называемых «обязательных дней», когда посещение мессы для верных обязательно. Одеяния священнослужителей — белые. Так что, сегодня не только Понтифик будет в привычных для него уже белых одеждах, но также и кардиналы и епископы.  Суть традиции заключается в поминовении всех известных и неизвестных мучеников и святых, у которых в церковном календаре нет своего персонального дня. Отец Вацлав рассказывал, что истоки праздника восходят к временам раннего христианства...
«-Тогда ещё  римляне уничтожали последователей новой религии «пачками». Да-да. Это печально. Особенно преуспел в этом император Диоклетиан. Он, видимо, очень заботился о сохранении популяции цирковых львов и других хищников, для чего регулярно подкармливал их «свежими» христианами.
- Это ужасно! - мальчик  испуганно прижал ладошки к щекам.
- Конечно! - усмехнулся мужчина. - А ещё ужаснее, что в таких условиях запомнить, а тем более почтить память каждого мученика по отдельности не было никакой возможности..»

Тогда Наставник пытался шутить, а я такой...хм.. тугодум, что всё принимал буквально.. Уже не в первый раз мысли Сандро возвращались к бывшему инквизитору. Я его с отъезда не видел, и , кажется, я ужасно соскучился.. Он всегда был так добр ко мне. С ним мне никогда не было одиноко...Он- человек честный и никогда не делал чего-либо во вред мне или в свою выгоду! Я знаю, что могу ему доверять! Он как будто мне заменил...отца. Даже если и не собирался этого делать..
В последние годы правления Папы Григория никто из его окружения не считал нужным скрывать своё отношение к «неправильному-по-всем-канонам Церкви» понтифику. Маленький Сандро, то и дело, слышал совсем не лестные, а наоборот, совершенно невежливые и грубые высказывания в адрес «всей погрязшей-во-грехах-семейки». Они вели себя так, как будто я был глухонемым..или совсем...тупым. Когда  Отец желал того видеть, что к счастью, случалось не часто,  мальчик от стеснения и страха ощущал ком в горле и не мог открыть рта, чтобы сказать что-то большее, чем приветствие и односложные ответы «да» и «нет». Только отец его и называл итальянским уменьшительным «Сандро».
Вариант «Алек» прикипел к нему после неудачного знакомства с очередной кузиной, иностранкой,  маленькой и недалёкой девочкой: «Але...ССандро? Это буква «С»? Как смешно пишется на твоём языке!! У нас я бы прочитала Але-кэндроу..Алек-Андроу.. Жуть какая! Буду звать тебя «Алек».»  Но всё же этот позор мог так и остаться всего лишь историей, если бы не случай, когда он опоздал на какое-то мероприятие, и отец послал целый отряд ..."страаашных бугаёв-солдафонов" его искать. Они, конечно, же нашли. «Эй, мелочь! Ты, что ли, «Сандро-потеряшка»?!» Тот солдат, кажется из Бюро Инквизиции, был действительно страшен, его отряд по стенке старались обходить и взрослые епископы. Собственные коленки тогда  сыграли плохую шутку с будущим Папой, они подогнулись, в итоге его подхватили и гаркнули прямо в ухо:
«-Так ты, мальчишка, тот заика-imbecille нашего Папы-пьянчужки или нет?! Чего молчишь?
-Я...Я..Ннеет.. Я ..А..алек..
- «Алек»? А чего заикаешься?
- Слышь, ты это, отпусти папского сынка-то! А то он уже успел обмочиться..
- Хаххаха! Так это он! А говорит, что «какой-то там Алек»!!»

Ну, вот как-то так и вышло, что только настоящий отец и отец духовный в его невзрачной и серой жизни называли именем Сандро. Все остальные, не зная или не помня сего весьма грустного эпизода, звали Алеком.
Грустных эпизодов было предостаточно и до, и после интронизации Алессандро, но настоящим другом для молодого человека всегда оставался только один отец Гавел. К сестре и брату отношения были неоднозначные. Они все всегда были чужие друг другу. И каково же было его удивление, когда  после смерти отца они  так внезапно сплотились, чтобы...сделать его, совсем юного мальчика... Папой Римским. Алек довольно скоро понял,  что всему есть объяснение, у всего есть изнанка.  Они говорили, «мы должны спасти Ватикан от гражданской войны...помешать еретикам и безбожникам разрушать устои Божественной Веры и Церкви..стать защитой и опорой обездоленным..» Они говорили: «Мы разделим с тобой все тяготы, ничего не бойся, брат!».
Но Он не был готов к той ответственности. Его не готовили к этому. Это не было тем, о чём он когда-либо мечтал.
Но сейчас...Сандро не хотел даже вспоминать об этом! Потому как сегодня...он увидел свою Цель..своё Предназначение! Этот день и последующие за ним станут Началом. Обретения Смысла. Постижения ЕГО Замысла. Бог рядом. Он направляет! Я буду следовать за тобой, Господи.. Думая так, он видел почему-то перед глазами образ...Эстер..её  нежную улыбку и яркие  глаза цвета Небес. Он чувствовал себя необычайно счастливым, умиротворенным как  во время всеобщего сбора, так и во время шествия. И, казалось, Понтифик был отгорожен от происходящего на площади и в соборе Святого Петра, некой прозрачной завесой или стеклом. Все эти люди ещё не ощущают присутствие Господа и проявления Его Замысла. Пока. Со стороны они, наверное, видят очередное святое таинство Церкви. Но это не так. И все скоро убедятся в этом.
В  этом году в связи с приездом дипломатических представительств празднование Дня Всех Святых совершалось с большей пышностью, чем в прошлые годы.
В этот день всё духовенство собралось в церквях разных святых и пешком отправилось в собор Святого Петра. Римская процессия состояла из нескольких тысяч прелатов, священников, монахов, образующих громадную  армию, оснащённую жезлами  и  крестами, медленно продвигающуюся вперед с песнопениями. Братства шли под знамёнами своего святого или  знаменем таинства евхаристии.  Шествие замыкалось толпой мирян.
Во время процессии первые в государстве неизменные и незаменимые   кардиналы-епископы  сидели по правую и левую руку от понтифика. Кардиналы Кораррио, Сфорца и Медичи  строго наблюдали за правильным, канонным соблюдением церковных ритуалов, а также  отдавали необходимые, когда была нужда, приказы швейцарцам и страже. 
Папа, как и положено, произнёс торжественную  речь и помолился на коленях с крестом в руках перед святыми вратами. После чего  вошёл в церковь и вместе с кардиналами совершил богослужение. По окончанию службы кардиналы в белых плащах сопроводили Папу до покоев.

0

56

:offtop: Весь папский совет отписывался общими усилиями 3х АДминов. Поэтому в выделении спеццветом смысла не вижу.

Центр Рима. После праздничной церемонии. Апостольский Дворец. Большой тронный зал.
[avatar]http://savepic.ru/10902910.jpg[/avatar]
 
Папа Алессандро XVIII вежливо улыбался и кивал в ответ на приветствия и, то и дело, подавал руки для пожатия и облобызания.  Длинная череда епископов и кардиналов, входя в Большой тронный зал, усаживались на предназначенные им места по обе стороны вдоль 3 продолговатых столов, установленных специально для заседания Папского совета.
88-летний Декан коллегии кардиналов Анджело Коррарио также не прошёл мимо Понтифика.
- Должен сказать, и речь, и проповедь  были чрезвычайно вдохновенными. Паства и братья, несомненно,  прониклись  благодатью Духа Святого .
- О! Благодарю Вас, святой отец, но это не моя заслуга.. Вы знаете. - И Папа повернулся к стоящему рядом с его троном Государственный секретарю Святого Престола, монсеньору Гальвано Фьямма, на что тот, приложив руку к сердцу, слегка поклонился.
- О, несомненно! Но Ваши уста предали ей ту сердечную чистоту  и святость миролюбия, что служит выражением безмерной любви Божией к падшему человеческому роду.   Я так рад, что Вы, Ваше Святейшество,  снова здесь с нами в лоне родной Церкви. - кардинал по-отечески положил руки на плечи понтифика и приобнял его. - Да хранит Вас Господь!
- И вас..
- смутился молодой человек.- Как..как вы себя чувствуете, Ваше Преосвященство?
Отец Коррарио отстранился и едва заметно улыбнулся краешком губ.
- Как и многие в моём возрасте.. Всё зависит от настроения! - он развёл руками -  У некоторых начинается третья или четвёртая молодость..-председатель Папского совета мира и справедливости издал смешок- А уж в мирской жизни многие старики вроде меня разводятся и ищут молодых жен. Так что о каком «возрасте» может идти речь — на всё Его Воля!
Он, конечно же, шутил. И от того было ещё печальнее смотреть, как неизменный помощник кардинала, отец Клемент, поддерживая того под руки, помог пожилому служителю Божьему дойти до положенного тому  кресла.
Заседание, как и обычно,  началось с призыва  помолиться  («Oremus!») и кратким экскурсом в программу мероприятия.
Сегодня, как никогда раньше,  Алессандро был рад  видеть всех этих «слуг Господних», собравшихся здесь для очередных дебатов и сотрясания воздуха цитатами из Священного Писания.  А тёплые слова падре Анджело и других священнослужителей заставляло сердце биться чаще: они все лишь подтверждали, что он на своём месте и на правильном пути. И что сегодня всё непременно получится. Пребывая в таком радужно-туманном настроении, Понтифик совершенно не следил за началом и ходом заседания. (Одна из причин сего была в том, что кардинала-епископа, префекта Конгрегации доктрины веры ещё не было среди заседающих.)
А в это время два «слуги Божьих», архиепископы  важных и конкурирующих  архиепархий,   выступающих с  разными инициативами касательно «процесса и результата» причисления к лику блаженных и святых  задали довольно-таки «боевой» ритм.
Дело в том, что один из них, кардинал Мортатти был «добрым другом» печально известного епископа Ровере, погибшего при трагических обстоятельствах в Иштване, и настоятельно рекомендовал начать процесс беатификации умершего 2 недели назад епископа- «мученика».
Его давний оппонент был ярым каннонистом и считал, что убиенный не обладал всеми столь необходимыми для беатификации  качествами. В результате, Мортатти требовал, чтобы  «терновый венец»  больше никому не был присужден,  ибо «если принявший столь ужасную мученическую кончину  епископ был не достоин — то кто?!». А вся подоплёка была на ладони: в епархии оппонента- Герардо Аллючиньоли — как раз был обнаружен «достойный кандидат» в святые. И Мортатти был настроен решительно против подобных привилегий для «вражеской территории».
И двое воинствующих священнослужителей с удовольствием бы «токовали по-глухарьи»   до самого конца Совета, если бы не вмешательство председательствующего кардинала Остии и Альбано:
- Монсеньор Мортатти, как Вы, несомненно, знаете, суммы, вырученные от канонизации, идут преимущественно на уплату агентов и политических, и дипломатических миссий при иностранных дворах. Эти деньги раздаются  протопатариям и прелатам, обязанным собирать доказательства святой жизни и совершенных чудес причисляемого к святым. Поэтому мы, ни в коем разе, не будем лишать их финансирования, как Вы, конечно же, понимаете. Что касается «невинно убиенного».. Ваше Святейшество, что Вы скажете?
Алессандро вздрогнул от неожиданности ...и наконец-то вернулся к своим мирским заботам.
- Вы..о ..епископе..Ровере? Хмм... Я думаю.. Я полагаю.. что для начала стоит ...как это принято.. начать сбор материалов о жизни умершего, разве нет? В епархии епископа можно было бы найти человека...эээ... который бы согласился этим знаться, так?
- О! Это поистине соломоново решение. Не так ли, Ваше Преосвященство? - хитро прищурившись, Коррарио посмотрел на кардинала Мортатти. - И, полагаю, вы бы с превеликим удовольствием занялись этой, несомненно, важной миссией.
- Вы хотите... оправить меня..в Венгрию? Мортатти, нежно позеленев, растерянно оглядел присутствующих. На что монсеньор Аллючиньоли ядовито улыбнулся.
- А что тут такого? Вы же этого добивались, монсеньор? Съездите в Иштван и собственноручно соберёте досье свидетельств о  праведной жизни вашего старинного друга и возможно даже.. его...кхм..посмертных чудесах.
- Но..но...это опасно! Там полный... беспредел!
- Кто вам такое сказал?! Бог с вами, Мортатти!
- Не скрывая своего ликования при виде опешившего оппонента, Аллючиньоли продолжил. Инквизиция уже ликвидировала всё подчистую вместе с епархией... кхм..я хотел сказать: Иштван теперь тишайшее место на земле.
- Смотря для кого. Иштван – это дымящиеся развалины, в которых Церковь потеряла слишком много своих служителей для одной маленькой страны.Медичи, не меньше, чем по желанию злого Рока пропустивший начало Совета, объявился в Большом тронном зале.
- Довольно, монсеньоры. Да будет так. Все детали этой поездки мы с вами, монсеньоры, обговорим  после.
- Как?! И я..тоже??
Аллючиньоли шокировано захлопал глазами.
- Разумеется. Кто-то же должен представлять  доводы противников  беатификации этого слуги Божьего. 
В зале раздались покашливания, смешки и перешёптывания. Франческо Медичи под такой аккомпанемент своим чётким и громким шагам приблизился к своему месту и занял его.
Колкость Аллючиньоли, касательно зачистки в Венгрии скорее позабавила, чем разозлила. В конце концов, у не слишком многомудрого Герардо просто не хватало осведомлённости, в противном случае он бы знал, что с землёй сравняли поместье маркиза, Инквизицию и храмы. Сами же восставшие «пировали на развалинах» и вряд ли обрадовались посланцам Католической Церкви и самой идее беатификации ненавистного епископа Ровере.
-Монсеньоры, продолжим! Я предоставляю слово Его Превосходительству, епископу ..
- Минуточку, Ваше Преосвященство! Прошу святейшую коллегию меня простить.. У нас..меня есть вопрос к Его Святейшеству относительно...дел в Альбионе.

Все повернули головы и посмотрели на Понтифика, тот, слегка порозовев, неуверенно кивнул.
- Ваше Святейшество, если вам известна какая-либо информация, смиренно молю вас поделиться с нами. Я уверен, мои братья во Христе также задаются этими вопросами.. какова сейчас расстановка сил и Альбионе и  каково было происхождение взрыва?
- Мммм..хмм... Сейчас...в Альбионе...Её Величество.. королева Эстер и её...сторонники улаживают дела..связанные с лишёнными крова людьми и ..мафусаилами, а также раненными...и расследуются причины возникновения ..взрыва. Как вы...уже знаете..наверное...в Лон....в Лондиниуме было восстание..несколько дней подряд..были частичные разрушения среди домов мирных жителей ..и в центре города..
- Что насчёт взрыва: Вы там были, Ваше Святейшество?
- Н..нет.. Меня там не было! В это время... Её Величество пригласила меня... в свою резиденцию.
- А кто мог быть причастен..?
- Это не люди!.. В смысле — не те, кто участвовал в ..беспорядках. И не...мафусаилы.  Это сейчас расследуется...
- Монсеньоры, я думаю, этого достаточно. Когда станет что-то известно — нас всех, несомненно, оповестят.
- Коррарио недвусмысленно посмотрел на сидящую рядом с Понтификом Сфорцу. Та еле заметно кивнула, подтверждая, его слова. - Я предоставляю слово Его Превосходительству, епископу Энрико Каэтани, секретарю Папского совета по вопросам справедливости и мира Святейшего Престола.
- Благодарю вас, Ваше Преосвященство!
- епископ Каэтани поднялся с места. - Как монсеньорам уже известно, на повестке дня сегодняшнего заседания, кроме всех прочих важных вопросов, стоит «венгерский вопрос». Папский Совет Справедливости и мира, руководствуясь христианскими целями и принципами,  подтверждает свою приверженность делу поддержания международного мира и безопасности посредством эффективных коллективных мер, направленных на предотвращение и устранение угрозы миру, связанных с войной, разоружением и торговлей оружием, международной безопасностью и насилием в его различных и постоянно изменяющихся формах..
Алессандро XVIII, будучи совершенно не в курсе того, о чём шла речь, повернулся к сестре и   безмолвно спросил (жестами-жестами). Сфорца наклонилась к нему, чтобы ответить, но отец Анджело её опередил.
- Ваше Святейшество, - прошептал он, - все необходимые документы отчётности перед вами. Вы ведь ознакомились с ними заблаговременно? - он, подняв бровь, указал на лежащую перед Понтификом папку (одну из многочисленных в этой зале). Папа ничего не ответил и, краснея, поспешно схватился за документы.

0

57

:offtop: Собственно, та же фигня. За Катю и некоторых старпёров писала Seth-chan, за Борджиа и исчо кой-чо Cain-sama. Ну а за Медичи и "абзац, товарищи!" отвечал Я.

[Апостольский Дворец. Большой тронный зал. Продолжение Папского Совета.]

-...Так вот, позвольте напомнить вам, монсеньоры, что в результате «неосторожных» действий Бюро Инквизиции... Мы испытываем искреннее сожаление в связи с тем, что такие нарушения имеют место на фоне неспособности «известных отделов» Римской курии выполнять порученные им Уставом обязанности урегулирования положения на конфликтующих территориях, в данном случае, Венгрии..
Герцог Флоренции этого откровенно ждал. Явившийся вместе с ним на Папский Совет брат Матфей, смиренно замерший за спиной кардинала, тоже ощутимо напрягся. Но Франческо не спешил кидаться в бой, прежде чем Он успел хоть как-то отреагировать на очередной булыжник, неосмотрительно кинутый в его «благословенные Господом кущи», среагировал де Лусеро, которого Медичи не так давно просил дискредитировать или отвлечь Коррарио (с чем Лусеро благополучно не справился).
Диего Родригес де Лусеро, кардинал-дьякон Кордовы, негодующе ударил кулаком по столу.
-Протестую, Ваше Преосвященство! Ваше Святейшество! В виду последних событий....
- Сеньоры, - воздев обе руки в воздух, раскрытыми ладонями вверх в жесте примирения и привлечения внимания, Франческо встал со своего места. – Прошу немного вашего внимания. Несомненно, я не желаю переливать из пустого в порожнее и перекладывать даже часть своей вины, которую я с прискорбием признаю. – зычным и уверенным голосом начал кардинал Медичи.
- Но некоторые факты, в данном случае, были непозволительно забыты или оставлены без должного внимания, отчего, возможно, на прошедшей Консистории у некоторых из вас сложилось не совсем верное понимание ситуации в Маркизате Венгрии, - неприятно улыбаясь Герардо продолжил Флорентийский герцог.
- Мафусаил жил 969 лет. Вы, дорогие сеньоры и сеньориты, за следующие десять минут услышите больше, чем услышал Мафусаил за всю свою жизнь.. – промелькнула недобрая мысль в многомудрой голове Главы Конгрегации Доктрины Веры.
- Для того, чтобы развеять в прах неверно сложившуюся картину происшедшего, я обращусь к событиям минувшим, в частности – год назад, тот же Иштван, Венгрия.  В частности, хочу обратить внимание собравшихся на то, что Инквизиция никогда не ставила для себя задачи насильственного разрешения внутренних конфликтов Свободных маркизатов, что оперативные и хирургически точные действия, во всех подобных случаях, всегда предпринимало Министерство Иностранных дел, - медленно и величаво кивнул напрягшейся Катерине Сфорца, - собственно, год назад МИД и озаботился решением конфликта с неправомерными действиями маркиза Кадара по отношению к свободным жителям маркизата и пострадавшим в результате терактов  служителям Господа нашего.
В Тронном зале недовольные перешёптывания слышались всё чаще, из-за чего кардиналу из Флоренции пришлось прерваться и дождаться, пока «говоруны» устыдятся и замолкнут. За это время Матиаш успел вручить несколько папок с документами своему Начальству
- Я вместе с секретариатом Конгрегации озаботились подробным изучением сложившийся ситуации. И с уверенностью заверяю вас всех, что взрывоопасность ситуации существовала ещё год назад и то, что гнойник вскрылся так поздно – заслуга и упущение одновременно МИДа и подотчётного ему отдела с названием «АХ». Ровно год назад, Её Преосвященство кардинал Сфорца особым указанием направила туда оперуполномоченного, в задание которого входила ликвидация маркиза-тирана. С заданием указанный в документах субъект, как мы видим, справился не до конца, - Главнокомандующий вооружённых сил Церкви скорчил сочувствующую гримасу, - маркиз выжил,  никаких серьёзных действий по стабилизации обстановки и взятии под контроль партизанской группировки «ФОЧ», в тот момент находившейся под руководством монахини Эстер Бланшетт, предпринято не было.
- Государственному секретариату Святого Престола была предоставлена не совсем верная информация, от чего и было принято решение послать туда епископа Ровере, как представителя Ватикана, увы, дезинформированного и потому совершенно не готового к той ситуации, которая сложилась в «Жемчужине Дуная» из-за преступной халатности служащих и серьёзной конфронтации, на тот момент, с другими государствами.
Когда восстание разгорелось с новой силой и безопасность, и само существование епархии в Иштване находилось под реальной угрозой, Бюро Инквизиции и мой секретариат, как организации ответственные за миротворческие операции и безопасность наших собратьев повсеместно, взяли на себя ответственность по устранению и стабилизации ситуации…

- Но не справились с ней, - резонно вклинился Борджиа, которому после Консистории и поимки пособников «дуче» особо терять уже было нечего…
- Не спорю, что действия Инквизиции окончились провалом – по недосмотру, недостаточной информированности, из-за которой пострадал и епископ Ровере в том числе. Я не отрицаю провал военного пути решения данного вопроса, но я так же обращаю ваше внимание, что наша дипломатия и одиночные оперативники подразделения со смутными полномочиями с ситуацией тоже не справились.Франческо подчеркнул последнее голосом и внимательно уставился на вклинившегося в его монолог Принца Валенсии. После чего он круто развернулся к папскому престолу и стоящей невдалеке от него Миланской Лисе:
- В связи с этим  у меня есть просьба о чётком разграничении полномочий и определении места ведомства «АХа», а так же подотчётности подобных операций Святому Престолу. Так как замалчивание фактов и недосмотр МИДа привёл к столь плачевным последствиям, когда пострадал не только военный контингент, но и совершенно невиновные посланцы Церкви. И, возможно, будь политика дипломатического ведомства несколько иной, а гордыня чуть меньше – нам бы не пришлось решать вопрос о беатификации епископа и налаживать отношения не с враждебно настроенными венграми, а своими же собратьями по вере.
Антони Борджиа в финале речи кардинала раскашлялся, едва сдерживая подступающий смех. Ловкий ход Медичи по отведению внимания больше напоминал ему действия ребёнка, которому уж очень хотелось оправдаться и подставить соседа, чтобы его не лишали сладкого, чем продуманную и сложную махинацию внутри Церкви. Впрочем, так казалось только Антонио, ну и, возможно, Катерине. Большая часть присутствующих монсеньоров деланно и не очень удивлялись, обсуждали выдвинутые на обсуждение факты и вообще тоже вели себя не очень-то и серьёзно…
-Вы - важная часть Церкви. Об этом помнят и знают все, находящееся в этой зале, и  не только. Но не стоит забывать, что всё же только лишь.. «часть».  -  Коррарио поджал губы и сцепил руки в замок. - «Часть». Но не - Святой Престол. Разборами прошлых деяний с целью НЕдопущения подобного в грядущем мы займёмся, с Вашего позволения, Ваше Сиятельство, в более узком кругу лиц и в другое, подходящее для этого время. А сейчас.. Ваше Святейшество, нам не обойтись без вашего мудрого совета.. - декан коллегии кардиналов прямо смотрел в глаза Алессандро.

0

58

Там же
***

[avatar]http://savepic.ru/10885488.jpg[/avatar]
Юноша закрыл глаза и  сделал глубокий вздох. Уверенность и эйфория по привычке, хотя скорее как результат рефлекса при виде брата, попытались дать дёру. Он на секунду испугался, что всё было зря..но перед внутренним зрением вновь встал солнечный свет, проскальзывающий сквозь огненно-рыжие волосы и ему почудилось, что «ангел» шепнул..его имя.
- Все «Вы являетесь оком, которое замечает множество бедных».- Понтифик не открывал глаз, боясь, что спасительный образ ангела покинет.. - «Вы - рука, протянутая по-братски, чтобы помочь». Народ целого города страдает ...
- Так каких ещё божественных знаков  выискивать нам на небе? Воистину устами младенца.. - Коррарио был удивлён, но бросил торжествующий взгляд на оппонентов.
Кардинал Сфорца встала со своего места, мельком окинув взглядом родственников:
- МИД поддерживает решение Папского Совета Справедливости: основа мира остается неизменной - создание двух государств, независимая и крепкая Венгрия, живущая бок о бок с Ватиканом в мире и безопасности, и справедливый и всеобъемлющий региональный мир в соответствии с резолюциями Святого Престола.
- И что вы предлагаете?
- кардинал-епископ Сабины-Поджо Миртето, префект Конгрегации по делам Епископов Фарината Уберти внимательно на неё посмотрел.  Государственный Секретарь Ватикана, монсеньор Фьямма, сидящий рядом с понтификом и женщиной-кардиналом привлёк к себе всеобщее внимание:
- Действительно! Какие решительные шаги, при данных обстоятельствах, МИД может предпринять в целях достижения справедливого и окончательного урегулирования венгерского конфликта?
Председатель устало прикрыл глаза рукой. Но тут..
- Если...Если мы действительно  хотим справедливости...то мы должны пойти на переговоры с правительством.. их представителем... - Алессандро закусил губу и вымученно улыбнулся.
Катерина, казалось, впала в ступор от шока, как и все присутствующие, но «оттаяла» первой:
- Именно! А также оперативно принять необходимые меры для надлежащего содействия в целях организации свободных, справедливых, открытых и заслуживающих доверия выборов в Венгрии , по возможности, в кратчайший срок!
- С нашим представительством, естественно?
  - вдохновлённо подхватил Гальвано Фьямма.
- Разумеется! И с кандидатами  от Ватикана..
- Ну надо же! Несомненно, предложение удивительное, Ваше Святейшество, - не мог проигнорировать такой ловкий ход понтифика Франческо Медичи. – Но с каким «правительством» или его представительством Вы намерены договариваться? С мутировавшей партизанской организацией, наверняка уже насаждающей свою диктатуру повсеместно?! Вы полагаете, что «Фронт Освобождения» допустит хоть какие-то относительно демократические выборы в Иштване? Или, что ещё хуже, допустит ли она хоть бы и мирную делегацию из Рима, не превратив их в очередных «мучеников» на границе?
Кардиналы и епископы начали шумное обсуждение. В общем, идея, предложенная понтификом была не так уж и плоха. И проведение выборов правительства в Венгрии возможно было наименее кровопролитным и затратным ответом на вопрос «куда бы всех их..деть?» для Церкви. Особенно сейчас. Но герцог Флоренции
-Если Вы и подчинённое Вам ведомство так прекрасно осведомлены в столь сложной обстановке и распределении сил внутри Венгрии будет только справедливо, если вместе с нашими представителями вы отправите и своих Воинов Веры, что скажете, монсеньоры?госсекретарь Фьямма обвел серьёзным взглядом присутствующих которые благодушно закивали.
- Решено. Да будет так! - Коррарио облегчённо выдохнул и переглянулся с государственным секретарём. - Я предоставляю слово Её Преосвященству, кардиналу-епископы Милана, Катерине Сфорца,  Главе Министерства иностранных дел Святейшего Престола.
- Монсеньоры, у меня для вас радостная новость! - женщина как стояла у стола, так и продолжила  в  неизменной позе.
- Ну, наконец-то! - в тишине всеобщего ожидания эти произнесённые слова услышали все, и  Франсиско Эррера, префект Конгрегации Божественного Культа и Дисциплины Таинств, откинулся в кресло, гордо задрав старческий подбородок, делая вид, что ему категорически всё равно до мнения окружающих на эти его слова.
- Как мы все помним, Его Святейшество недавно вернулся из первой зарубежной апостольской  поездки в государство Альбион, и мы бесконечно рады его благополучному возвращению. Это был не просто «визит вежливости».  Целью было налаживание  и усиление связей между двумя нашими государствами.  А так же содействовать прогрессу и поддерживать социальную справедливость в отношениях между странами. Так вот, спешу представить благую весть, полученную на днях.  К нам прибудет ответная дипломатическая миссия из Альбиона.   Министерство иностранных дел, возглавляемое мной,  недавно получило тому подтверждение.
В зале раздались восторженные рукоплескания.
- Благодарю, монсеньоры. Но это ещё не всё.  В послании говорится, что посольство прибудет.. в ближайшие праздничные дни.
-ЧТО?!?
- Погодите!
-НО..
-КАК ЭТО?!?
- У нас Империя на очереди!!
-Монсеньоры! Прошу тишины! Настоятельно! Тишина!
- Сфорца поморщилась, пытаясь перекричать этот гам. Помог государственный секретарь, шандарахнув чем-то тяжёлым по столу.
- Монсеньоры, я не понимаю, чем вызвана такая бурная реакция..
- Господа, позвольте мне высказать всеобщее мнение. Фарината Уберти поднялся со своего места. - Мы бесконечно рады, что цель наша о сотрудничестве  с Альбионом достигнута. Но принимать представительство сейчас — верх легкомыслия!
- И что заставляет вас так думать, монсеньор Уберти?
- Сфорца опёрлась о стол и тяжело уставилась на собеседника.
- Посольство Империи Истинного Человечества, сеньора Сфорца! Во-первых, это вопрос безопасности. В данном случае, это - двойная работа! Во-вторых, Альбион сейчас ждёт от нас вполне конкретных действий, а насколько мне известно наш вариант межправительственного соглашения ещё только в проекте. Или я что-то пропустил? Так вы меня поправьте, Ваше Преосвященство!
- Да..-Сфорца выпрямилась, помассировала виски, сняла монокль и протёрла его платочком.- Это действительно важная деталь, монсеньор. 2 важные детали. - она хмыкнула и снова водрузила монокль на прежнее место и обвела сидящих взглядом. - Но обе они могут считаться уже решёнными. Не перебивайте меня, монсеньоры, и тогда я, с вашего позволения, наконец закончу свою мысль, и вы сможете всё обстоятельно обсудить.  Начну я, пожалуй, со второго пункта: в виду незаконченного проекта договора со стороны Ватикана... и в качестве благосклонного-положительного- ответа Альбион подготовил свой вариант соглашения и выслал заблаговременно, чтобы к моменту прибытия посольства мы были более-менее осведомлены, и  готовы к переговорам на этой «вечно-ускользающей-из-под-ног» почве.
Женщина подняла руку с бумагами так, чтобы их было видно.  
- Это копии с альбионского варианта соглашения. И я уверена, что уважаемый секретариат позаботится, чтобы уже к окончанию этого заседания, у каждого из присутствующих  на столе лежали  эти бумаги. - Катерина выразительно посмотрела на кардинала Фьямма, и тому ничего не оставалось делать, кроме как согласится и, жестом руки подозвав помощника, отправить бумаги на «размноживание».

0

59

Off: И снова здравствуйте!http://i040.radikal.ru/0908/0f/668ccf56a5ef.gif

[Апостольский Дворец. Большой тронный зал. Окончание Папского Совета.]

- Прошу прощения? – голос снова портящего Сфорце всю «малину» герцога Флоренции был обманчиво мягок. – Альбион прислал вам свой вариант соглашения? Монсеньор Фьямма, Вы знали об этом? – обратился к государственному секретарю Глава Конгрегации.
- Для меня это такая же новость, как и для Вас, кардинал Медичи, - ядовито отрезал Гальвано Фьямма, не понимающий какие претензии у Франческо могут быть к нему.
- Вот это-то меня и настораживает, - подтвердил Медичи. – Кардинал Сфорца, скажите, разве многовековые традиции Церкви уже подвергались пересмотру? Или я опять что-то пропустил? Помнится, в моей речи касательно Иштвана я достаточно прямо подчеркнул…свойственную МИДу некоторую самоуверенность.
- Что вы хотите этим сказать? – не поняла напрягшаяся дама с моноклем.
- Разве, если ваш документ действительно оригинал, присланный Министерством Альбиона, они не должны были прислать ТРИ экземпляра? Один Вам, как официальный, один - Государственному секретарю для ознакомления и управлению Вооружёнными силами Ватикана для проверки достоверности и отсутствии противоречий с политикой Ватиканского Доминиона..
Кардиналы и епископы были ошеломлены и встревожены. Многие посматривали на кардинала Коррарио, который оставался всё так же невозмутимым и спокойным.
- Не могли бы вы дать мне оригинал, ознакомиться. Как-никак, я вижу его в первый раз, - криво усмехаясь Медичи жестом велел Марокканскому Дьяволу забрать протянутый Сфорцей документ.
- Ваше Преосвященство, монсеньор Фьямма, - Коррарио таким же жестом велел стоящему за его спиной Клементу вклиниться между женщиной-кардиналом и подчинённым герцога. - Раз уж случилась такая оказия, попросите сделать сейчас экстренно 3 копии этого документа: для меня, монсеньора Медичи и вашего ведомства.государственный секретарь Ватикана кивнул и также подозвал своего человека, который поклонившись, взял документы и вышел из зала.
Декан коллегии кардиналов милостиво улыбнулся обеспокоенным священнослужителям Церкви.
-Монсеньоры, я уверяю вас, что  не позднее вечера копии будут и на ваших столах.
Вернувшийся помощник секретаря с серебряным подносом с поклоном преподнёс каждому из названных личностей копии бумаг, а затем снова исчез за дверью.
- И это ещё  не всё. Касательно первого пункта вашей аргументации, монсеньор Уберти... МИД также получил подтверждение от Империи Истинного Человечества: дипломатическое представительство из 2х...человек прибудет со дня на день. Мы их ожидаем, и все необходимые приготовления уже были  произведены.
- Вам известно, кто это будет?- осторожно осведомились из глубины зала.
- Разумеется. Чистокровные аристократы Тсуары Метоселут. Советница Её Императорского Величества госпожа княгиня Зиберора Солит и граф Ион Фортуна. Мафусаилы.
Нервозность обстановки накалялась. Священнослужители переглядывались и обменивались разного рода комментариями.
В это время Матиаш, тоже внимательно изучающий документ через плечо своего кардинала:
- Посмотрите, тут что-то замазано, возможно, какие-то исправления, внесённые непосредственно МИДом..
- И именно на месте гербовой печати и одной подписи.. Попахивает Папским самовольством и скандалом, не находишь? – насмешливо скривился герцог.
- Возможно, они и достойные ...как это...у них называется...а!  Достойные «нобели Империи» и проблем ...кхм...не создадут.. - кардинал Франсиско Эррера, теребя кольца на пальцах, привлёк к себе внимане коллегии. - Но вот …
- Что, монсеньор? Говорите прямо. - Сфорца очень хотела сесть в кресло, но стоически терпела эти стариковские  измывания над её нервами и здоровьем.
- Как всем, несомненно, известно.. У нас недавно были ...беспорядки..волнения, так сказать. Люди, знаете ли...
- Я поняла вас, Ваше Преосвященство! - Катерина подняла руку, останавливая его мямлющий поток красноречия. - Именно поэтому нам следует принять альбионскую делегацию в то же время, что и имперскую. - Женщина выпрямилась и обвела твёрдым, жёстким взглядом притихших коллег. - Всю торжественность встречи и продвижения по городам Ватикана вплоть до Рима возьмут на себя Альбионские послы. Этот отвлекающий манёвр позволит отвести лишнее внимание от имперской делегации и, тем самым, в безопасности доставить их до столицы. Здесь мы с моим возлюбленным братом разделим обязанности по защите и обустройству почётных гостей государства.
- Помимо этого я, если Вы позволите, так же хотел добавить и то, что волнения среди уважаемых граждан Рима и не только – не что иное, как результат умелой и продуманной провокации со стороны агрессивно настроенного Ордена иезуитов, - поднялся уже со своего место Глава Комитета по печати и информации. – В результате долгого и сложного расследования, проведённого совместно с Бюро и Конгрегацией под началом кардинала Медичи, нам удалось напасть на следы лидера группировки, поймать с поличным основных её деятелей и сейчас силы Бюро проводят операцию по захвату верхушки экстремистской организации.
- А.. Отлично.. -пробормотал пожилой мужчина. А остальная часть кардиналов одобрительно загудела – вот она, по-настоящему хорошая новость за сегодняшний Совет!
- Мне просто интересно узнать, - не выпуская липовый договор громко спросил Глава Конгрегации Доктрины Веры. – Продумало ли Министерство способы транспортировки господ мафусаилов до места их расквартировки? При всём уважении к вам, Дорогая Сестра, кроме необходимости обезопасить делегацию из Империи от неблагонадёжных элементов из мирян, необходимо ещё и обеспечить  их передвижение под палящим солнцем нашей страны. В противном случае, я просто не вижу смысла для подписания договора – дипломатический скандал можно было бы организовать и более малыми силами, - сухо закончил самый разумный кардинал.
Кардинал Остии и Альбано жестом руки прервал раскрывшую для несомненно ответной отповеди рот Катерину.
- Это детали! Полагаю, нам  также стоить обсудить их позднее, так сказать, тет-а-тет, монсеньор. Вы согласны?   
- Это немаловажные детали, кардинал Коррарио. Дьявол кроется в мелочах: принять послов и поджарить их? Мне нравится глобальность ваших мыслей! Да, я согласен, - недовольно прищурился Медичи, которому уж очень хотелось послушать оправдания Катерины..
- И последний вопрос, Ваше Преосвященство.. - государственный секретарь взглянул снизу вверх на кардинала Милана.
- Да?
- Известны ли имена глубокоуважаемых  альбионских гостей?

- Конечно. Это достойный джентльмен Джонатан Гребер, барон Гилфордский и...полковник ВВС, министр внутренних дел и наследная принцесса Её Высочество Мария Спенсер.
Антонио, Принц Валенсии не смог удержаться от громкого смешка:
- А не известно ли случаем, как пребывает сюда уважаемый полковник? Мне казалось, что иначе чем силой, наследную принцессу в Ватикан не затащишь…
Франческо новости особо и не удивился, но глядя на его задумчивое выражение лица, Борджиа был готов поставить свой титул на то, что кардинал-епископ уже продумывает хитрую стратегию или план, в котором будет фигурировать вспыльчивая женщина из Альбиона.
Казалось, ничто уже не может вбить последний гвоздь в спокойный ночной сон служителей Церкви, но жизнь всегда радует возможностью невозможного.
Так что кардинал-епископ Остии и Альбано, председатель Папского Совета справедливости и мира Анджело Коррарио просто не мог не воспользоваться ситуацией.
- Ну, раз все самые важные моменты обговорены, то позвольте закончить наше заседание на ...ещё одной радостной ноте. В заключение я хотел бы воспользоваться данной исторической возможностью и сообщить, что по тайному голосованию после долгих диспутов наша священная коллегия пришла к единому выбору по Воле Господа и исключительно по Его Замыслу...  посему , с вашего дозволения, я назначаю на должность камера́рия Римско-католической церкви священника, духовного наставника нашего SANTO PADRE  Вацлава Гавела.
После данных слов Матиаш скосил взгляд на своего кардинала, который, величественно кивнув, тихо ответил:
- Тут есть одна закономерность. При любых обстоятельствах: бывших Инквизиторов не бывает.

0

60

- Как мне и было велено < АДмином-шаманом>, разбавляю концентрацию ватиканцев гостями из Македонии! :flag:

Центр Рима. Катакомбы...

И всё-таки Рим был красивым древнейшим городом. Даже под землёй ощущался дух старины, истории и какого-то вечного яркого празднества. Настроение вечно хмурой Энии Хель стремительно поднималось от одного вида Рима. В конец концов, город ведь не виноват, что живущие в нём люди погрязли в своих грехах, скудоумии, лжи и предрассудках? Однако даже такую радостную картину портило то, что на задании Госпожи, которому секретарь радовалась и в тайне очень гордилась, она была не одна. Когда Госпожа Калигарис известила её, что поедет в Ватикан вершить грандиозные дела во имя благих целей «ЧР» Эния не одна (а подчинённых себе оперативников она просто не учитывала), а с Карпатским лордом, Хель была неприятно удивлена и раздосадована. Но, поразмыслив, и придя к выводу, что о Мирабеле ди’Версалесе девушка не знает ничего, кроме того, что он вернул команду Атеро в родные пенаты, секретарь Главы успокоилась. И зря… Аристократ из Румынии оказался не просто циклотимиком, «прилипалой» и хитрым карьеристом, но и ужасно вредоносным субъектом – с момента, когда оперативники «ЧР» покинули Скопье, Хель не могла вспомнить ни одной ситуации, в которой ей не хотелось бы  снять такую ненужную голову данному лорду.
- Ну, и чего же мы ждём, дорогая наша леди-босс? – нагло ухмыляясь, уточнил недавно поминаемый ди’Версалес. – Не стоит хмуриться, а то станете похожи на горгулью из храма!
- Извольте заткнуться, сударь. Мы ждём подходящего времени для проведения…необходимых мероприятий.
- Разве для диверсии бывает неподходящее время? Сейчас же католический праздник – народу везде навалом, выбирайте любое знаковое сооружение – не прогадаете,
- румыно-француз хитро подмигнул и попытался пододвинуться поближе к мрачной Энии.
Девушка тяжело вздохнула. Пусть она и была главной на этой операции, но аристократ из Карпат тоже не был таким уж последним лицом в иерархии «Чёрной Руки», да и, к тому же, был одним из боссов румынской мафии, что делало его персоной важной и необходимой. Но чего секретарь не любила больше всего, так это разъяснять кому-либо такие очевидные для неё вещи.
- Мы ждём прибытия послов, лорд Версалес.
- «Ди’Версалес», миледи. Для меня это важно,
- вклинился молодой вампир.
- Хорошо, - приближённая Главы механически кивнула. – Так вот, мы ждём прибытия послов для свершения..акта мщения нашего дела. В любой другой момент наши действия будут бессмысленны – учитывая, сколько сил Ватикан поднял для обеспечения безопасности – последствия от нашей диверсии устранят быстро. А могут ещё и подпалить нам «хвост» - с Инквизиторов станется, - последнее девица выплюнула с особой ненавистью. – К тому же, наши «заслуги», в таком случае, присвоят кому-нибудь из мелких экстремистов. И своей силы мы так и не продемонстрируем…
И, кстати об Инквизиторах. Последних оказалось так много по всему Риму и его окраинам, что предприимчивые «ЧРовцы» даже не смогли спокойно попасть в город – пришлось ещё в пригороде спуститься в катакомбы… Но даже там они напоролись на часть разведгруппы, бывшей под руководством брата Якоба. Позже изворотливый Мирабель выяснил у местных, что Инквизиторы ловили какую-то религиозную секту, разжигавшую антимафусаильские настроения в славном Городе.
- Замечательно! Теперь мне понятна ваша глубокая задумчивость и, несомненно, важное для дела благоразумие! Однако, - лорд снова хитро прищурился, - мы так и не определили место будущего «священнодействия». Полагаю, раз мы ждём послов из Империи – то оно не может быть случайным…
Хель ничего не ответила. Это был действительно сложный вопрос – где и когда. По-хорошему, надо было выбраться на поверхность и осмотреть наиболее подходящие места: как в плане «знаковости», так и в плане того, пройдёт ли там торжественное шествие послов Тары Метоселут. Однако, посылать туда простых оперативников Эния опасалась, а Мирабелю она не доверяла. Хороша была идея наведаться в «верхний Рим» самой, заодно и полюбоваться видами, вдохнуть атмосферу празднества, но… Опять-таки всё упиралось в лорда ди’Версалеса, которому Тень Главы настолько не доверяла, что даже не желала оставлять его с подчинёнными в катакомбах.
- В таком случае, мне и вам,  милорд, следует отправиться на поверхность и изучить всё многообразие Римской архитектуры?Эния Хель вернула хитрый прищур коллеге и, резко отвернувшись, направилась к оперативникам, чтобы оставит за главного посланного с ними Странника. Ведь требовалось ещё встретить высланное позже техническое оснащение, так как тащить его с собой, не разведав ситуацию на месте, было глупо, переправка в Ватикан делилась на два этапа. На хорошо замаскированном и выданном Петаром Цанковым дирижабле вместе с обыкновенной маркизатской продукцией в Рим доставили и оружие, которое уполномоченные «ЧРовцы» разгрузят под видом чернорабочих.
Мирабель к неожиданному решению «леди-босса» отнёсся философски. То, что девушка-альбиноска не доверяет ему, было настолько очевидно, что Эния даже не пыталась это скрыть. Карпатский лорд относился к этому с юмором и здоровым карпатским равнодушием – после волн агрессии, полученных от ученицы Атеро, подобные осторожные выпады нисколько не задевали. К тому же, прогуляться по Городу Бога было превосходной идеей.
Отловив торопившегося по каким-то порученным Хель делам оперативника, Мирабель требовательно сообщил:
- Передай госпоже Хель, что я буду ждать её возле древних ворот Фламинии.
После чего бывший младший босс румынского клана заторопился к выходу на поверхность.

Центр Рима. Пьяцца дель Пополо

Одет лорд был непримечательно и даже свой фирменный макияж наносить не стал – то, что в Маркизатах сошло бы за оригинальную странность, «добрые католики» приняли бы либо за шутовскую профессию, либо за служение Дьяволу – а после поимки агрессивных иезуитов Бюро было вдвойне недобро настроено по отношению к любым «отклонениям» от истинной Веры. Румынский вампир возблагодарил неисчерпаемые запасы УФ-геля – иначе под тёплым итальянским солнышком было бы просто не прогуляться, по этой причине ди’Версалес иногда сильно завидовал удивительной способности Раниэля Атеро находиться под солнцем…
Как только глаза немного привыкли к яркости и пестроте окружающего пространства, лорд из Карпат обнаружил, что перед ним раскинулась Пьяцца дель Пополо, народная площадь, даже сейчас на ней виднелись какие-то столпотворения, сопровождаемые песнопениями по случаю праздника. Подставив лицо ласковому южному ветру, Мирабель ди ‘Версалес задумался над тем, что если забраться на леса какой-то реставрируемой церквушки, а может быть и храма, располагавшейся непосредственно на площади и находившейся буквально в паре шагов от самого вампира, то он бы даже увидел Дворец Церкви. Впрочем, приближаться к этому величественному сооружению, слегка перестроенному после Армагеддона у трансильванца никакого желания не было. Во-первых это было самоубийственно опасно  даже для сорвиголовы Мирабеля, а второй пункт заключался в том, что никаких хороших ассоциаций с Храмом Церкви у лорда не было отродясь. Когда окружающее великолепие немного приелось, и глазу требовались новые достопримечательности и впечатления (взрывать ремонтируемую церковь Санта-Мария-дель-Пополо, её название лорд узнал от аборигенки, он не видел смысла – несчастное сооружение и так пережило Апокалипсис не в полном составе), Мирабель начал подумывать, что помощница Главы просто слиняла, бросив своего коллегу. Но тут он увидел кутающуюся в платок фигуру, неуловимо похожую, по крайней мере, пахла она так же, как и Хель,  приближавшуюся к нему.
- Не особенно вы и торопились остаться в моём обществе. Надеюсь, вы успели, что хотели? – спокойно поинтересовался лорд, уставившись туда, где у девушки в платке по идее были глаза.
- Помимо обязанности осмотреть места будущих событий, у меня есть и другие. Кстати, нашим разведчикам удалось установить примерный маршрут делегации из Тары.Эния Хель взяла стоящего столбом лордa под руку и настойчиво потянула в сторону улицы Рипетта, по которой можно было дойти до Мавзолея великого императора Августа и одному из самых древних монументов Рима - Ара Пачис…
- Хм-м, дорогая сеньорита, полагаю, вам известна только часть маршрута? Ни за что не поверю, что Церковь настолько нерасторопна, чтобы допустить проникновение такой информации в массы, - Мирабель позволил увести себя с площади, но странность маршрута он уже отметил.
- Естественно! В противном случае, у любой страны уже бы давно получилось сломить Ватикан, - под платком мафусаилка скорчила гримасу. – Мы смогли  узнать только то, что к собору Святого Петра делегация пройдёт по улице Кавур, мимо Сан-Анджело по Via Crescenzio.
- Это было очевидно, - лорд самодовольно ухмыльнулся, – не так-то много путей ведут к Дворцу Церкви…
- На этом пути нам и предстоит выбрать себе цель.
- Что?! Не слишком ли..близко к собору Петра? Мы рискуем, миледи, и, причём, рискуем по чём зря! Лучше выбрать место до моста через Тибр. Это, конечно, не так видно и значимо, но мы сохраним жизни нашим людям…
- Ты не понимаешь!Эния Хель резко выдернула руку и круто развернулась к собеседнику. – Мы не знаем и не узнаем другой маршрут! У нас есть только одна возможность – и одна цель! И если мы не сможем донести послание «The Black Hand» до Церкви… Лучше бы нам сразу сдаться и думать забыть о каком-то спасении для этого Мира.
- Вы не так меня поняли, дорогуша! Я не предлагаю вам сдаться Инквизиции с поличным и чистосердечным. Я предлагаю сохранить выделенные нам силы – они нам ещё пригодятся. В противном случае, если вам так важно затронуть именно этот маршрут – разделим одну большую «цель» на несколько малых.
- То есть?Хель продолжала стоять в центре улицы, мешая случайным прохожим и вызывая по этому поводу неприятные окрики и ругань. Предусмотрительный ди’Версалес взял Тень Главы «Чёрной Руки» под локоток, и отвёл под тень от дома, находившегося по другую сторону улицы. Там метоселянин почти прижал девушку к стене, отгораживая её от окружающего мира и, оперев обе руки о стену по разные стороны от головы Хель, жарко зашептал ей на ухо:
- То есть, всё очень просто, вместо грандиозного подрыва любого объекта за мостом Кавур, который, несомненно, хорошо охраняется и нашу взрывчатку там могут вычислить ещё до самого взрыва, мы подорвём сам мост Кавур, площадь после него – застопорив процессию на самом сложном для контроля её участке.
Самая верная советница Валии, сначала опешившая от резко проснувшейся в жителе Трансильвании страсти, сначала напряглась, а после расслабилась, когда поняла, что лорд всего лишь изображает влюблённую пару. Однако, со стороны это скорее походило на насилие, поэтому, заметив приближающихся «особо сознательных» граждан Рима, Эния поспешила обвить шею шептуна руками, чтобы не поставить под удар всю операцию. Сознательные жители сразу исчезли с горизонта, а Мирабель успел договорить свою, несомненно, гениальную идею. Хель она действительно понравилась..идея.
- Что ж, я признаю – временами вас весьма недурственно осеняет. Пожалуй, подобный план меня устраивает. А теперь, будьте так любезны, освободите моё личное пространство… И пройдёмте уже, посмотрим на мост и площадь!Эния Хель всё-таки озвучила своё мнения. После этой фразы лорд из Карпат отлетел от неё, как ошпаренный, но Эния не стала разрушать легенду о «супружеской-влюблённой» паре, взяла визави под локоть и повела к местам будущих разрушений...

===========► Пригороды Рима. Аэродром.

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.