Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.


Центр Рима - Дворец Церкви.

Сообщений 41 страница 50 из 100

41

Дворец Церкви.
Кабинет  Её Преосвященства кардинала Катерины Сфорца.

[avatar]http://savepic.ru/11009186.jpg[/avatar]
- Эта линия должна быть полностью и абсолютно защищена, Кейт.
-Конечно, синьорина.
- Не волнуйтесь. В прошлый раз нам удалось и в этот раз всё получится, Вацлав Гавел стоял у окна и смотрел в небо.
- Лоретта, Вильям ещё не пришёл?
-Нет, Ваше Преосвященство.
- Плохо. Вечно он опаздывает! кардинал Сфорца , шелестя подолом своего шикарного платья по полу, нервно ходила по кабинету из угла в угол, скрестив руки на груди.
- Это, безусловно, важное мероприятие, но изматывать себя, доводить до нервного истощения тоже - не вариант,Гавел пододвинул резной стул со спинкой к столу и отошёл от окна.
- Я постоянно говорю это госпоже Катерине! Но она никого не хочет слушать. Вот – чай и угощения. Пока есть время можно..
- Что с каналом связи?герцогиня Миланская нетерпеливо прервала речь подчинённой.
- Всё отлажено, синьорина. Установлена высокая степень защиты.
- Прекрасно.
- Но никаких вестей от его высокопреосвященства кардинала Коррарио ещё не поступало.

- Сядьте, я вас убедительно прошу!Гавел выразительно глянул на даму в алом и та неохотно подчинилась. Лоретта, пожалуйста, присмотрите за Тресом и сообщите, если появятся профессор или патер Найтроуд.
- Да, сеньор, – умная девушка поняла намёк и оставила троицу наедине.
- Давайте подведём итоги..Гавел присел на диван напротив. - Итак. Нам потребовалось полтора дня, чтобы понять, что сторонники кардинала Медичи всячески мешают вам связаться с председателем Папского Совета. Эти истории с его «внезапным недомоганием», затем через 2 часа таким же внезапным «отъездом»… Сплошная нелепица. Но ваш брат вас слишком хорошо знает, чтобы оставить всё как есть.
- Это уже больше походит на открытое противостояние, а не «коридорную войну»! – голограмма Скотт замерцала от возмущения.
- Благодаря Кейт, мы смогли разобраться с этим и обойти помехи. Вам удалось переговорить с его высокопреосвященством. Это замечательно. Не расскажете ли теперь, в чём заключается задача в нашем с Уильямом присутствии во время ваших переговоров?
Внезапно дверь открылась, и "шлагбаум" Вордсворт достаточно вежливо протиснулся мимо сестры Лоретты, которая доказывала, что сначала надо доложить, а потом заходить.
- Но милая Лоретта, если меня ожидают, зачем предупреждать – я же и так безбожно опоздал! Это всё лишняя трата времени, дорогая.
- Лоретта, благодарю. Никто не должен нас беспокоить в течении 2х часов. Уолтер, если это было такое извинение, то оно не принято.. Миланская Лиса злобно сверкнула моноклем.
- Я всё понял, и я раскаиваюсь! Моё чистосердечное признание в 3х экземплярах будет уже завтра на вашем столе.
- Вы во время, Вордсворт. Присаживайтесь, как раз подоспели – мы тут планы обсуждаем,Гавел примирительно указал на место рядом с собой. – Итак?
- Хорошо. Итак. В это посвящены только я и кардинал Коррарио. Надеюсь, всё ясно?
- Молчание –золото, а.. - профессор умолк под взглядом Сфорца и потянулся к чашке с чаем.
- Вдаваться в подробности я не буду – нет времени.
- Ладно, будем схватывать на лету, Вацлав откинулся на спинку дивана и улыбнулся герцогине.
- Франческо взвалил на АХ непомерную ношу- мы теоретически не сможем охватить все провинции, да ещё и успевать обеспечивать безопасность послам и …понтифику. Контролировать и следить за деятельностью Бюро Инквизиции – необходимо. Надеюсь, не надо объяснять почему? - Катерина тоже устроилась поудобнее и сложила кончики пальцев вместе.
-Нет.
- Что ж. Замечательно. У основного состава Папского совета, возглавляемого известным нам кардиналом-епископом Остии и Альбано, есть «ОСОБЫе преимущества» как глав Церкви. Они обладают уникальным доступом к любой информации на территориях доминионов Ватикана, Альбиона, Маркизатов и Богемии. И не только к информации…
- Наша задача убедить их в том, что им выгодно сейчас поделиться с нами этим… «доступом»?- Вордсворт, успевший невесть когда закурить, внимательно смотрел на кардинала.
- Именно.
-Извините, синьорина! Его преосвященство на связи!
Сфорца, как ошалелая, торопливо подошла к столу и уселась перед небольшим монитором, на котором через пару секунд высветилось морщинистое лицо декана Коллегии кардиналов Анджело Коррарио.
- Не буду я тебя приветствовать.. Ты и так заставила меня побегать! – уставший голос совершенно не скрывал рассерженного настроя кардинала в летах.
- Знаю, падре..
- И ни сколько не раскаиваешься! Не надо мне твоих извинений- будет сплошное лицемерие.
- Падре, у нас только 2 часа, не более и…
- О! Прекрасно! Ты меня ещё и в рамки ставишь. Не расплатишься! – если не знать, о чём шла речь, как сейчас не знали духовник Папы и профессор Вордсворт, то вполне спокойно можно было предположить, что все главные церковники – те ещё мафиози и «паханы» .
- Я…всё обдумал. Мы посовещались.. В общем, ты САМА можешь всё узнать прямо сейчас. Лично, так сказать.
- В смысле, падре? Что значит «ЛИЧНО»?
- А это значит…- Коррарио что-то переключил рядом с собой на столе, и на экране Катерины включилось ещё одна видео-линия. 2 изображения стали рядом параллельно друг дружке: на первом декан, а на втором – некий пожилой мужчина (лет 60) с орлиным носом и тяжёлыми веками.
- Монсиньр Фаллани из ватиканского секретариата иностранных дел.
- Но…Но..
- Это – невозможно! – удивлённо выдохнул из-за спины Сфорца Гавел и переглянулся с Вордсвортом.
- Почему сразу так категорично, молодой человек?мужчина с орлиным носом искривил линию рта.
- Потому что сразу же после кончины Папы Григория XXX человек с точно такими же внешними данными был убит.
- Существует великое множество людей по Божьему Замыслу похожих на других, Вацлав. И давайте не сейчас это обсуждать. Как сказала кардинал Сфорца – у нас всего 2 часа. Так что поторопитесь. – Судя по нарастающему раздражению, Коррарио с удовольствием бы всё эту бесовщину прекратил, коли бы ему дали такую возможность.
- Не соглашусь с вами, падре! Если вы решились довериться нам – то не стоит пытаться скрывать, то, что не «заметить» невозможно. Сеньор, я правильно поняла, что Вы - Алигьеро Тонди? Камерленго покойного Его Святейшества?
- Удивительно, как почтительно могут быть дети к своим погрязшим во грехах родителям. Это к делу не относится, теперь я – Фаллани и…
- Как вам удалось выжить?
- Пфууух! Анджело, ты не упоминал, что мне придётся ещё и проходить эту пытку  самоидентификации!
- Ну, ладно! Я спас его. Неофициально объявил сумасшедшим и упёк в монастырь. Сейчас это другой человек, Катерина.
- Я поняла. Благодарю за правду, сеньоры. Итак? Я просила у вас разрешения на допуск к этой информации - раз вы здесь, то…?
- Эта девица Церковь до добра не доведёт. Помяни моё слова. Упёрта и своенравна! Лучше бы тебе оставаться в мирской жизни – завела бы семью, детишек! Муженька, который нашёл бы на тебя управу..
- Алигьеро, прекращай! Во имя Господа, у меня опять мигрень началась! Чтобы я ещё раз связался хоть с кем-то из вас 2х!
Алигьеро этот выпад только развеселил и он расхохотался, но очень быстро вновь помрачнел.
- Что ты хочешь узнать?
- Я знаю, что существует так называемая «тайная армия» Ватикана. Но мне нужны подробности.
- «Тайная армия»?!? Бог ты мой! Вот это ересь!! –«Фаллани» презрительно усмехнулся. - Хочешь обставить братца. Опасную игру ты затеяла. Смотри, один раз влезешь – потом перышки не выбелишь.
- На мне много грехов, падре. Благодарю за заботу.
Тонди снова усмехнулся и покосился куда-то в сторону от монитора. Затем окинул Катерину холодным и пронзительным взглядом. – Давно за вами наблюдаю. Из вас двоих, тебя и Медичи, ты не первая. Отнюдь. К кому пришла эта гениальная идея. Хотя… у тебя вполне есть шансы. Никаких вопросов «не по делу» сейчас. Никаких претензий потом. Следите внимательно за ходом мысли, возвращаться не буду.
***
- Полагаю, что вам хорошо известно, что чтобы иметь доступ ко всему сокровенному в международной политике, римские папы ещё во времена до Армагеддона и войн с вампирами создали широко разветвленную разведывательную организацию. А также вы, может, догадываетесь, что разведку Ватикана фактически обслуживает вся католическая церковная иерархия.  Это, только представьте себе, свыше полусотни "дипломатических" представителей папы и полторы тысячи архиепископов и епископов, руководящих католическим духовенством в разных частях света, систематически собирали самую различную информацию от десятков тысяч подчиненных им низших церковных чинов и направляли ее в Ватикан.
Добыванием разведывательной информации также занимались многочисленные монашеские ордена, созданные Ватиканом. Важнейшими организующими центрами ватиканской разведки в те времена являлись резиденции папских дипломатов - нунциев (послов), интернунциев (посланников) и апостолических легатов (церковных представителей папы).
Спешу обрадовать некую представительницу прекрасного пола, что весь поток собираемой информации до сих пор поступает в специальное ведомство Ватикана - "Конгрегацию священной канцелярии", учрежденную за 600 лет до Армагеддона и заменившую собой "Великую римскую инквизицию". Естественно, о ней никто не говорит, не пишет и не знает.

- Т.е. эта «Конгрегация» – единственная структура, с которой трудно соперничать и с которой нужно считаться? - Гавел воспользовался минуткой отдыха 70-летнего старика и полюбопытствовал.
-Ну, КОНЕЧНО, нет. Ватикан создал при своем государственном секретариате так называемое "Бюро информации". Это бюро организовало свои филиалы в важнейших центрах и, в особенности в районах, где происходили военные действия. Сеть филиалов систематически расширялась..
- Что значит «расширялась»? Захватывала? Переманивала? «Насколько широко» и каким образом?  - Сфорца цеплялась к каждой мелочи, стараясь ничего не упустить.

+2

42

Там же.
*2*


[avatar]http://savepic.ru/10991780.jpg[/avatar]
- Да просто «рас-ши-ря-лась»! Как и любая организация в теории. Под видом "розыска военнопленных и беженцев", "помощи голодающим" и т.п. "Бюро информации" распространило свою деятельность на все театры военных действий. К концу первой войны с вампирами "Бюро информации" Ватикана разрослось в крупнейшую разведывательную организацию, «обслуживавшую» как Альбион, так и Германику и Маркизаты, с центром, насчитывающим в своем аппарате до 150 человек.
- Однако не сказал бы, что это так уж много.. – профессор постучал трубкой по кардинальскому столу, пытаясь вытряхнуть остатки пепла.
- Не торопитесь с выводами. И перестаньте перебивать! Бюро представляет собой подсобный орган ватиканской разведки, которым является так называемый "Центр информации для бога" ("Чентро информационе про део"). В дальнейшем разведка Ватикана, конечно, подверглась реорганизации, объединившись с разведывательной службой ордена иезуитов. Вновь созданный орган был подчинен уже исполняющему обязанности государственного секретаря Ватикана при папе Григории XXX кардиналу Фьямма. В то время я только пробился в «близкий круг» понтифика.
- Подождите, вы специально преподносите всё так…
- Такой «кашей»! - услужливо подсказал всё ещё ковыряющийся в трубке Вордсворт.
- Вот именно! Кашей!  Что?! Катерина цокнула языком и укоризненно посмотрела на Уильяма. - Так кому подчиняется этот "Чентро информационе про део"??
- Нет, это вы ТАК усваиваете информацию. С такой сообразительностью – вам лучше сразу съезжать с кабинета и забыть про кардинальскую… Ладно, проехали. В старые до-апокалиптические времена разведывательной деятельностью католической церкви руководил непосредственно лично Папа. Но постепенно, особенно после войн с вампирами, эта функция стала перекладываться на других, не менее «серьёзных людей». Списка я вам не дам. Вас уже за ЭТО могут «аннигилировать».
Что касается последнего столетия, то Григорий XXX был слишком занят пьянством и развратом, и не надо так кривиться – я называю вещи своими именами!

- Чем же вы занимались, любезный?
- Моя личная жизнь точно тебя не касается. И для разврата  ты не в моём вкусе, если это было предложение.Алигьеро Тонди кровожадно усмехнулся на приподнятую бровь герцогини. - В общем, вся власть за кулисами принадлежала его камерленго. В скором времени именно вашему отнюдь «не покорному» слуге довелось занять этот пост. В дальнейшем мне приходилось частенько устраивать совещания с участием кардинала Фьямма и других деятелей Ватикана именно по поводу материалов, собранных Бюро.
Так вот.. – видя, что больше возражений и «уточнений» не предвидится, «Фаллани»,  зевнув, продолжил. - Святой престол требовал, чтобы все католические организации, монашеские ордена и отдельные церковные деятели максимально использовали свои возможности для сбора разведывательных сведений. Чтобы вся периферийная сеть ватиканской разведки немедленно установила контакт с местными резидентурами альбионской и богемской разведок и передавала им всю информацию общего характера, которую возможно использовать для усиления борьбы с вампирами. Информацию особо секретного характера камерарий, т.е. уже я, предложил направлять в главный центр ватиканской разведки.
- Значит… "Бюро информации"  входит в "Чентро информационе про део", которое в свою очередь, есть "Конгрегация священной канцелярии", и все они не «существуют», так? Уильям сощурил глаза и потёр переносицу.
- Быстро соображаете.
- Что-нибудь ещё нам следует знать о каких-нибудь выдающихся «под-организациях»? – вставил из-за спины Миланской духовник Алессандро.
-Нуууу.. Большую роль в деятельности разведки Бюро играет также орден доминиканцев, или, как они себя называют, "братья-проповедники". В прошлом представители этого воинствующего католического ордена обычно руководили инквизиционными трибуналами и другими органами ватиканского сыска, а также возглавляли высшую цензуру. Вот уж кто-кто – а они истинные "псы господни". Так сказать, прародители вашей «нынешней» Инквизиции.
- Это, конечно, всё просто замечательно. Но как вы тогда объясните тот факт, что  Ватикан за все эти тысячелетия так и не «подчинил себе мир» с такими-то, простите,  «замашками»?
- Сложно сказать, – это уже не выдержал и вмешался Коррарио. - События Армагеддона во многом перекроили нашу действительность. Да, вы правы, Уильям. Как ни прискорбно. Несмотря на многовековой опыт в области всяких видов тайной борьбы с прогрессивными движениями, Церковь терпит на этом фронте одно поражение за другим. Поэтому Ватикан уделяет много внимания подбору и подготовке кадров для своего шпионского аппарата. Этим делом руководят два ватиканских органа - "Конгрегация семинарий, университетов и исследований" и "Конгрегация пропаганды веры", впоследствии переименованная в «Конгрегацию доктрины веры».
- Да-да, моя дорогая Ка-те-ри-на! Я же говорю, что ты НЕ первая, а, следственно, и НЕ последняя, кто «обременил» себя подобными «мыслями». Мммммммммм.. Вопросы. Ещё. Есть?
- Мой брат имеет доступ к Бюро информации?
- У него есть свои каналы. Бюро Инквизиции само по себе отнюдь не кружок кройки и шитья. И младенцев они там не крестят. Конечно, кое-какие крохи перехватывают и его парни. Но никто НАМ не указ. С тех пор как само «олицетворение Бога на земле»- понтификат  потерял над нами контроль.
- Но ведь вы сами сказали,  что работаете на Святой престол…
- Смотря, какую именно инстанцию подразумеваете.  На этом хватит. Это всё, для чего герцогине Миланской потребовалось так глубоко копать?! Я, так понимаю, могу «откланяться»??

- Подождите! Минутку!дама в алом повернулась к своим оперативникам. Вацлав. Уильям. Я могу вас попросить… - глазами она указала на дверь.
- Да, конечно..Гавел отступил в тень и скользнул к двери.
- Всего доброго, Ваше Преосвященство.Вордсворт кивнул головой Коррарио. – Было приятно видеть вас в здравии, монсеньор Фаллани. – задорно улыбнулся «покойному камерленго».
- Не могу сказать того же.
Как только дверь за мужчинами закрылась, Сфорца снова посмотрела на экран.
- Сеньоры, я полагаю, вы знаете, зачем я вас просила об этой аудиенции.
- Ну, меня лично ты не просила. Я тут не по своей доброй воле.

- Тонди! – повысил голос, тяжело вздохнув, декан коллегии Кардиналов.
- Не называй меня так! У меня давно уже другое имя. И я действительно не рвался с ней знакомится именно сегодня.
- Это неправда, монсеньор Фаллани. Если вы сейчас здесь  - значит, вы это планировали.

- Ты думаешь, раз теперь «приобщилась к высшим знаниям» – ты вообще всё знаешь и можешь, девочка? Да легко можно сделать так – что завтра никто из вас троих ничего не вспомнит из этого разговора. Уж поверь старику. Это известная практика в наших отделах.
- Я. Поняла. Это. Монсеньор. И я знаю, что вы обладаете максимально обширными знаниями о моих людях и обо мне. Именно поэтому я вас прошу мне помочь.
- Ещё и «помочь»?!  А на основании чего? Какую такую ты ценность и информацию имеешь?
- На основании того. Что в сравнении (основываясь на ваших же наблюдений за мной и  братом Франческо) с ним мне терять нечего. Кроме надежды. Надежды, что мой брат Алессандро будет жить, а сотни тысяч людей не попадут в кровавое рабство.
- А ты, я вижу, оптимистка.. Уже запланировала «вознесение»?
- ФАЛЛАНИ!
Коррарио на экране монитора смешно так хлопнул ладошкой  по столу и поморщился от боли.
- Да знаю я про её туберкулёз-шмакулёз! Тем более, ей должно быть стыдно торговаться со старым и больным человеком, которого тоже Господь вот-вот скоро позовёт…поститься в «кущах райских».
- Я не гонюсь за властью ради ВЛАСТИ, монсеньор. Я …
- Да-да-да. «Радеешь за агнцев божьих»! Ну и что?
- ВЫ сами прекрасно понимаете, что нам не выиграть ещё одной войны с мафусаилами. А именно к этому подталкивает Церковь Франческо. Тысячи жизней погибнут! Ватикан не выстоит. А даже если и выстоит…то Какой ценой?! И вы знаете. Вы ведь знаете, что и мафусаилы – не хотят войны! Они научились жить в мире. Они такие же как мы. За последнее тысячелетия были разработаны  и усовершенствованы технологии, позволяющие обходиться без «живого гемоглобина». Свидетельства тому в..
- В «Альбионе, Империи». Да знаю я. И про Медичи знаю. И про тебя знаю. И про АХ твой знаю. Я вообще много чего знаю. И про некоего патера Найтроуда..
- Что вы …
- И про «Чёрную Святую» тоже всё знаю..
- Откуда..
- Ты чем слушала меня?! Бюро информации было задолго до Армагеддона и до сих пор работает.
- Тогда почему вы не …
- «Воспользовались»? Ну да! Это было бы просто «шикарно»! "Невероятная мощь в руках Святого престола"! "Весь мир склонился бы перед Церковью".. Да только ты видела когда-нибудь отчаявшегося, впавшего в активную депрессию, психа? Людей – да. Таких, в принципе, либо «усыпить», либо использовать как оружие. Но… ЕГО! Тут сидеть приходилось, да  носа не выказывать – не дай бог спровоцировать вспышку агрессии. Так что пока он пылился в склепе - было тихо и покойно. Когда его приручила ты, ну, что уж, подумали - будет хоть какая-то польза.. и на том спасибо..
- Так вот оно что! Вот оно, оказывается, как. Да вам же на самом деле не интересен ни АХ, ни я, ни брат Медичи с Инквизицией. Всё это время вы выжидали, искали выгоды. Вам нужно этакое «универсальное сверхоружие», патер Найтроуд..
- Ну… Лишку ты хватанула, девочка. Сама ведь знаешь, что твой патер – дефективный какой-то! Сплошные крайности на фоне всеобщей неадекватности…
- Ну да. И всё это время вы вели себя со мной как с "нашкодившей школьницей", заставляя чувствовать вину и «ничтожество» перед вашей «Конгрегацией»..
- гнев герцогини Миланской набирал обороты, у неё  аж губы побелели от едва сдерживаемых чувств.
- «Ну да»! Мне просто захотелось узнать…
- ПЕРЕСТАНЬТЕ НЕМЕДЛЕННО! ОБА! Анджело Коррарио аж покраснел от натуги и  закашлялся. – Если вы сейчас же не прекратите – я вас всех разъединю!
- Падре, я прошу позволения у вас и членов совета выдать мне и агентам  АХ необходимые полномочия. Прошу дать доступ к информационной базе Конгрегации священной канцелярии, а также в целях предотвращения не легальных и диверсионных попыток сорвать посольские миссии Альбиона и Империи Истинного Человечества прошу предоставить некоторую часть источников оперативной информации, имеющейся на территориях провинций и Рима из упоминаемых выше монашеских орденов и церковных организаций. На условный срок, который мы можем обговорить, как и ограничения в правах. 
-Э-э…э.
- Тогда это будет достойным ответом на реакцию оппозиции и, соответственно, сторонников кардинала Медичи. Ватикан будет готов. В кое-то веки. К международному и межрасовому сотрудничеству. На высоком уровне. Сфорца получала моральное удовлетворение от реакции обидчика-Фаллани.

+2

43

Там же.
*3*

[avatar]http://savepic.ru/10967201.jpg[/avatar]
- Чёрт тебя подери!!! А я ведь говорил тебе, что всё ЭТИМ кончится, Андж! Я говорил!!
- Э… Тонди, ты ведёшь себя недостойно «бывшего камерария». Глядя на тебя сейчас вообще трудно предположить, что когда-то ты был выдающимся «серым кардиналом» нашей Церкви!
– старый председатель потихоньку отходил от заявления своей подопечной, но всё ещё было видно, что пребывал в некотором шоке.
- Вот только не надо сантиментов, мой старый..друг. Меня вполне устраивают и эти закулисные игрушки. Ты вон на молодое поколение посмотри! А совесть, девочка, тебя потом не заест? За наглость-то и «лихачество»..
- Это не всё, падре Анджело.
- Андж, «это» ещё и не «всё»!! Ты там сердечные капли с собой прихватил?! Если нет, пускай Клемент сбегает..
- Падре, я настоятельно прошу назначить Вацлава Гавела камерленго Алессандро. Так я буду спокойна за его безопасность.
- Ты снова предлагаешь вынести это на совет?
- Нет, падре. Я прошу, чтобы это сделали вы. На закрытом заседании. С вашими коллегами. И только тогда предоставили на подпись нам.
- Вот..!
– Фаллани уже почти рыдал от смеха, время от времени, бессвязно пытаясь что-то сказать.
- Я так…понимаю..ты уже всё обдумала и приняла окончательное решение, дочь моя?
- Да, падре. Я очень полагаюсь на вас. Ваше поддержка неоценима..
- Фаллани. Фаллани! Да приди в себя уже наконец!
- Ч..что?
- В такой ситуации нельзя стоять в стороне, ты ведь знаешь.
- Хмпф! Знаю. Но сейчас ничего обещать не буду. Всё это ещё надо как следует обмозговать и спланировать. Да у меня гордость просто лопнет и…не при дамах будет сказано…, если я каждому из её «АХ»а выдам по «монастырю» полного спецагентов. Я вам кто?! Святой Николас? Совсем с ума посходили!! Сестра от братца недалеко …
- Брат мой во Христе!
-… падает. Ты ей можешь хоть реки мёда нафантазировать, а я практик. И аналитик. Мне нужны данные. И точка. Ты мне, девочка, вот что скажи напоследок.
- Я вас слушаю, монсеньор.
- Ты уверена в лояльности этого монст.. Найтроуда к тебе и Церкви?
- М...ммм.. Он..
- А если мы представим, что то, чего ты так боишься, случилось. Межрасовый конфликт  с вампирами разгорелся. На чьей ОН будет стороне? За кого он будет?
- За людей.
- У-у, какая непоколебимая уверенность. А как же пресловутый коварный враг мира «Розенкройц»?  У твоего, насколько я наслышан, с ним отдельные счёты. Может ли твой "патер Найтроуд" вдруг бросить всё и рвануть  ради  выполнения своих личных целей? Бросить в самый критический момент, усугубив ситуацию не в пользу «людей»?
- …
- Вот видишь, ты не уверена. Я думал, ты его будешь «отмазывать».. Полагал, что скажешь, что его внезапное исчезновение и поездка на территории Германикус была твоим заданием. Просто подумай на эту тему как-нибудь. Может, какой выход найдёшь.  Всё, до связи. Может быть,
  – гадостно усмехнувшись, 70-летний старец отключил линию.
- Не забивай голову, Катерина. Он такой. Его уже не изменишь..Коррарио с заметным облегчением вздохнул и вытер пот со лба.
-Спасибо вам большое, падре. Я буду…вашей должницей,Катерина грустно улыбнулась.
- Да ладно уж.. Мне давно никто не верит, что я тебя поддерживаю только за разумность твоих идей и взглядов. Чуть что шепчутся, что не будь я твоим духовным наставником когда-то..- он тоже улыбнулся. – Значит, Вацлав станет камерарием.. Он хоть знает? А то будет сюрприз.
- Нет, не знает. Но Вацлав будет только рад: он всё это время был учителем Алессандро.
- Кстати. Об Алессандро. Если совет и Тонди дадут своё согласие… Ты понимаешь какая это ответственность, Катерина?
- Я..да, понимаю.
- Ты будешь отвечать за «молчание» своих оперативников, за информацию,  всё, что узнаешь в процессе.. И … тебя может некому будет защитить в случае удачной провокации Франческо. Ведь, конечно, он найдёт способ: агитационные листовки там всякого анти-мафусаилского содержания, толпы недовольных. Покушения на послов, наконец. Если, не дай бог, не справишься с такой моей  «поддержкой» - ты потеряешь всё.
- Я знаю. Мой брат сделает во всём виновной меня. Может даже выдаст как преступницу в Альбион или Империю.
Сфорца устало потёрла глаза. - Если сам не решится вершить суд.
- Ах, да. Ещё нужно, чтобы на консистории Папа согласился на договоры. Ты сможешь обеспечить нам это?
- Да, я постараюсь. Было бы лучше, если бы я смогла забрать Алека сразу после его приезда. Только вот как это сделать?
- Ну… Толпу встречающих служителей божьих я тебе предоставлю. А там за суетой и гамом - всё в твоих руках. У нас вроде есть ещё полчаса. Отдохни пока. Выглядишь уставшей. Да и я тоже. Всё никак лекарства с вами: тобой и Фаллани - не приму!
– он махнул рукой и экран монитора погас.

Кейт помогла кардиналу подняться и выйти из кабинета в покои.

Где-то рядом с  апартаментами герцогини Миланской.

- А он всё жрёт и жрёт, жрёт и жрёт! Я ему и рыбки и первого и десятого, и десертом уже намекаю – а он всё жрёт и…
- Я поняла! Хватит. Если Её Преосвященство приказала кормить – значит кормить. Тебе жалко, что ли? Или убудет от казённого стола?!
- Да знаешь, вот из-за таких всякие экономические кризисы и наступают! А потом греча дорожает, и люди с голоду котов жрут и дохнут!
- Кто – коты? Да прекрати ты, как будто и не католичка! Куска хлеба ей жалко! Вон он какой тощий да бледненький. Аж давится. И хруст за ушами стоит! Такая лапочка.
- Так. Чего это вы без дела в крыле Её преосвященства шляетесь?! Работы, что ли, нет?
- Да вон, обслуживаем того.. оголодавшего!
- Аааа! Так этот здесь до вечера сидеть будет. Можете и не ждать. Это ж отец Найтроуд.
- До вечера?! Дева пречистая!! Это ж сколько в него помещается, а?!
- Я же говорю – до кризиса доведёт, монстр.
- Тебе какое дело? Давайте, расходитесь по делам. Там синьорина Катерина освободила кабинет – прибраться надо.
- Агх! Ааагггх!
- Вон человек уже из-за вашего пяленья подавился!
- Не надо, не приближайся к нему – а то ещё и тебя сожрёт! Ей-богу, сожрёт. Вон как глазищи вылупил!
- Ему бы постучать по спине – вот и вылупил!
-Бум! Бум! Ну как? Лучше?
- Аг..ась. Госпожа Катерина…акх..кха..освободилась?
- Да. У себя в покоях. О! Ээээ, куда ты?!
- Ну, слава богу – хоть жрать перестал.

 
Покои кардинала Сфорца.

- Можно?Найтроуд потихоньку постучал в приоткрытую дверь. Кейт нигде не наблюдалось, а Трес только что куда-то вышел, верно по ЕЁ поручению.
Саму герцогиню Найтроуд застал сидящей среди подушек на оттоманке у открытого окна. Глаза Сфорцы были прикрыты. Рядом на кресле лежала приготовленная к парадному выходу алая каппа манья. 
- Eminènza?  Я вас не побеспокою? – скромно так, как будто не зная, куда бы себя пристроить, мялся в центре комнаты носитель  «мощного сверхоружия Церкви»
- Мммм? Авель? Проходи. Конечно, проходи.
- Мне говорили, что вы меня звали…а потом вы были заняты и я…
- Ничего. Сейчас у меня есть время. Как… ты себя чувствуешь?
- Спасибо, Eminènza. Всё в порядке. Я слышал, что сёстры в лазарете говорили, что вы…были…что вы часто навещали меня.
- Да.. Мы все волновались. Когда ты внезапно…пропал. А потом..сигнал бедствия от этого графа из …Империи. А затем вас привезли и ты… Да, мы очень переволновались все.
- Э-э.. Спасибо, Eminènza.
– и Найтроуд скромно потупил глазки.
- Авель.
- Да, Eminènza?
- Ты мне ничего не хочешь …рассказать?
Катерина снова посмотрела в окно.
- О чём, Eminènza?
- О Германике. – девушка в упор посмотрела на оперативника.
АХовец как-то начал меняться в лице и то тёр лоб, то чесал затылок, то взглядом искал что-то на полу и стенах покоев кардинала.
- Ладно. Не хочешь – не говори. Это твоё дело. Но.. – она встала и, скрестив на груди руки, отошла к окну.
- Полгода назад у тебя появилась другая цель… Твоя жизнь, можно так сказать, приобрела смысл снова. И вот 4 месяца спустя ты исчез..в Германике. Мы…я всегда могла положиться на тебя. Я..всегда доверяла тебе..так как никому другому. Никто другой никогда не сможет сделать столько для меня, сколько сделал ты, Авель. И я благодарна тебе. Благодарна за всё. Но…
Eminènza?
- Я хочу знать. Авель. Я …хочу быть уверена. Как тогда, когда ты меня ещё не называл этим «Eminènza».  Могу ли я так же доверять тебе?
– тихий голос становился всё уверенней, она обернулась вновь и сделала шаг по направлению к Найтроуду.
- Поч…почему вы спрашиваете? Чем я заслужил это сомнение?
- На чьей ты стороне, Авель? Ведь если случится бойня мафусаилов и терран – тебя с нами не будет, так? Я ведь права? Ты уйдёшь, как ушёл 2 месяца назад, исчезнешь без следа! И как в этот раз ...подставишь под удар целый народ! Если бы не налаживающиеся отношения с Империей - ты легко мог бы спровоцировать межрасовый конфликт: синяки и царапины на неизвестно как "похищенном" (получается так) представителе Империи в Ватикане!  У тебя своя битва?! Так? И мы для тебя ничто…не важны.
- Не говорите так, госпожа Катерина!

Она хмыкнула и покачала головой.
- У тебя не получится вечно скрываться за этой глупой дурацкой маской! И ты не станешь выполнять обещания 20-летней давности. Сейчас я это понимаю. Мы же всего лишь «люди» для ВАС..
- Синьорита! – внезапно обстановку разрядило появление Скотт. -Корабль Инквизиции с Его Святейшеством на борту только что совершил посадку. И там… вас уже ожидают монсеньоры кардиналы.
- Это от падре Анджело, должно быть. Я уже выхожу. Лоретта!
- Я здесь, Eminènza!
- Помоги мне это надеть, и мы спускаемся.

Кардинал у двери остановилась, но не оглянулась. - Кстати. То, что лежит на столе, просили передать лично тебе в руки.
Они вышли в сопровождении Треса.
Найтроуд же так  и остался стоять посреди покоев герцогини Миланской с уже вскрытым  конвертом с имперским гербом. Там корявым почерком одного зеленоглазо-черноволосого монстра значилось всего лишь одно слово:

ИДИОТ.

+2

44

<Кабинет кардинала да Медичи, ранее>
<1>

…Женская логика и инквизиторская совесть – понятия полумистические, окутанные ореолом тайн и противоречий. Подобно тому, как в дамском разуме мешается конструктивизм и построенное на интуиции хаотическое начало, совесть работников Бюро часто выделывает не подвластные объяснению пируэты и кренделя.
Его Высокопреосвященство кардинал да Медичи для своих подчиненных являлся фигурой полубожественной, незыблемой и во всех отношениях возвышенной. Ради него и за него пешком шли сквозь медные трубы, совали шею в огонь и учились дышать под водой. Его считали святым. Десницей божьей. И его же – вампиром. Эта мысль никогда не была высказана вслух, ибо расплата за подобное богохульство – билет на дыбу в один конец, однако каждый, кто однажды становился свидетелем «легкого повышения тона» светлейшего кардинала убеждался в принадлежности того к виду упырей энергетических

Сыновья  церкви, которым не досталось мест сидячих, жались ближе к стенам, отдавливая друг другу ступни и готовые штабелями укладываться к ногам кардинала. Инквизиторы рангом выше, успевшие отхватить себе по стулу, забыли о физиологической потребности своего организма в кислороде. Все без вины виноватые уверовали в свою виновность и молили Бога о ниспослании им прощения. Покосившись по сторонам, Леди Смерть заметила, что их тройка стоит в самом центре кабинета, в то время как остальные воины веры вместе со столами сдвинулись назад более чем на метр, причем траектория их дрейфования была противоположна движениям самого кардинала.

- Почему вы, прославленные Воины Веры, вели себя как недоотлучённые  христопродавцы?!? 

Кардинал да Медичи был, безусловно, прав. Каждый его укор, каждый упрек, каждое наполненное гневом  слово было заслужено.
С одной стороны, Леди Смерть испытывала некое облегчение. Ее вины в случившемся не было – печать позора девушку касалась лишь косвенно. С другой же…. За несколько лет совместной работы Начальник Бюро и его Заместитель большинство заданий выполняли вместе. Слаженно. Точно. Безукоризненно. Они были идеальной командой, слава о которой вышла далеко за предела самого Ватикана, и теперь Паула искренне жалела, что не отправилась в Иштван вместе со своим командиром.

«Как это все некстати! Послы, договор, возвращение его Святейшества Папы… Если бы мы начали расследование бунта в Иштване уже сейчас, то почти наверняка достигли успеха. Все виновные - организаторы, поставщики оружия и венгерские исполнители были бы найдены. А теперь они воспользуются временем и скроют все, что только  можно. Просто заметут следы... Нужно что-то предпринять, пока не стало слишком поздно!»

- Мы можем  многое узнать от венгерского союзника - этого Эрика. – Холодный, с низкими бархатистыми льдинками голос миледи ударился о стены кабинета. Кажется все, даже сам Герцог Флорентийский были изумлены тем, что в этой ситуации кто-то еще смеет подавать признаки жизни.
- Бюро Инквизиции, мне вот стало интересно, вы верующие или ересь несущие? Что это за балаган?!  - Инквизиторы на задних «подмостках» резко стухли и вжались в сбрую. Если даже сама Заместитель  вызывает у Его Высокопреосвященства желание рвать, метать и выметать прочь особо неугодных, что говорить о самих неугодных, застывших в ожидании разверзающей небеса кары?
Марокканский Дьявол переступил с ноги на ногу. Рыцарь Разрушения продолжал сжимать кулаки так, что кожа на его пальцах слилась с цветом его волос, а вены на запястьях вздулись лиловой змейкой. Правую руку Паулы почти полностью скрывал длинный рукав мантии. Незаметно протянув ладонь, она мягко коснулась кисти Орсини, успев отнять ее быстрее, чем кто-либо из присутствующих мог это заметить, однако об этом можно было не волноваться, ибо все, кто находился в комнате, взглядом затравленного зайца следили за мимикой кардинала.

«Его Высокопреосвященство прав. Наша основная цель на данный момент – обеспечение безопасности Его Святейшества и контроль территорий Ватикана. Как ни тяжело это признавать, но расследование бунта в Иштване придется отложить… Эрик… С ним могут возникнуть проблемы. Возможно, он не так труслив, как кажется. Что ж… Я это быстро выясню»
Отступать от идеи «вытряхивания» из беглого венгра всего, включая кишки и ценную информацию Леди не собиралась. Пусть Его Высокопреосвященство и говорит о «затормозке действий» в отношении Иштвана, но в то, что Бюро будет спокойно ожидать «у моря погоды» да еще и штормовых действий со стороны Венгерского Маркизата, Она верить отказывалась…
Тем временем, кардиналу явно наскучило измываться над и без того убитыми стыдом и горем «главными героями» и он решил переключить свой праведный гнев на «массовку».

- Ты славно поработал, Пётр, но твоему духу и телу требуется отдых. Вы ещё понадобитесь мне для приветствия Папы Алессандро. Можете быть свободны.

Коридоры Дворца Церкви

Когда дверь за инквизиторами захлопнулась и оставшиеся внутри «чистилища» коллеги проводили завистливым взглядом свое «отстрелявшееся» начальство, Рыцарь и его Леди смогли выдохнуть без страха быть убитыми. Они, как главы Бюро всегда первыми получали все «шишки» и прочие колюще-режущие предметы, которые летели из рук грозного кардинала.
Столь внезапно выйдя в коридор, пара сбила находящуюся в подозрительной близости от замочной скважины сестру Анжелику. Та вскрикнула и попыталась сделать вид, что просто неудачно проходила мимо.

- Сестра Анжелика! Вы не ушиблись? Что вы здесь делали? – Недовольно бурча,  Петрос протянул руку монахине и рывком поставил ее на ноги. Сестра Паула смерила девушку змеиным взглядом, но промолчала, ибо хотела задать ей тот же вопрос, но далеко не в такой формулировке.
- Me excusatum! Ах, какая я неловкая!
- Стоять так близко от двери может быть опасно, вы не знали?
- Я всего лишь хотела сообщить, что сестра Симона только что пришла в сознание. Она не может самостоятельно передвигаться, но способна говорить… Я подумала, что это может быть важно!
- Важно настолько, что вы готовы были прервать совещание у его Высокопреосвященства? Ехидно заметила Паула, не меняя при этом ангельского выражения лица. Девушка вспыхнула и потупила глаза.
- Нет, госпожа! Я ожидала, пока кто-нибудь выйдет…
- И давно? – Анжелика замялась. Немое ликование Леди Смерти прервал Петр, которого не прельщала перспектива оказаться меж двух огней.
- Сестра Анжелика, просто впредь будьте осторожнее! - Незадачливая шпионка кивнула. Бросив на нее последний насмешливый взгляд, Паула решила оставить девушку в покое и вгляделась в мрачное лицо Петра, которое занимало ее гораздо больше.
- У нас есть свободное время до того, как отправиться на встречу его Святейшества. Думаю, вам стоит отдохнуть, брат Петр…
- Что-о?! Отдохнуть? О каком таком отдыхе может идти речь после всего…этого?! Я не могу даже закрыть глаза, ибо лица наших погибших братьев точно живые стоят передо мной!
- В таком случае нам лучше подождать брата Маттиаша в вашем кабинете… - Умолкший, (ненадолго, как подозревала Паула) Петрос двинулся в направлении рабочего места, за ним неотступной тенью следовала Леди. Процессию замыкал цокот женских копыт каблуков, заглушенный радостным возгласом -
- Вы так устали! Я приготовлю вам кофе!

Отредактировано Mistress Death (2011-08-23 18:58:09)

+1

45

<Кабинет Орсини>
<2>

«Будь проклята эта девчонка! Неужели она не умолкает, даже когда спит?! Может ударить ее вот этим стулом и проверить?»
Около тридцати минут назад сестра Анжелика начала свое исполненное подробностями повествование о том, как она, обычная монахиня из Тосканы оказалась в Бюро, как она почитает кардинала Франческо, какие надежды возлагает на юного Папу, и как восхищается мужеством, силой, мудростью, ловкостью, атлетичностью (на этом Паула не удержалась и таки поперхнулась кофе) великолепного брата Петроса. Показательно, что при этом Леди не сделала ни единой попытки снять со зловредной коллеги скальп.
Петрос все это время молчал. От любезно предложенного ему кофе он отказался и хмуро потягивал молоко из огромной кружки. О чем он все это время думал, догадаться было несложно - Его Высокопреосвященство вправлять мозги умел мастерски. Поэтому, когда в дверях кабинета появился Маттиаш, прервав тем самым монолог надоедливой девицы, Паула была искренне рада видеть Марокканского Дьявола.

- Сестра Анжелика, вы нужны в медблоке. На время празднества Всех Святых вы будете ответственны за его работу, поэтому сейчас отправляйтесь туда и получите все необходимые инструкции.
- Ответственной….За весь госпиталь? О-о-о, брат Маттиаш, я уже бегу! – Тосканская монашка была явно на седьмом небе от счастья, отчего к радости всех присутствующих почти потеряла дар речи и скрылась.
-Милостивый боже! Эта девушка может кого угодно заговорить до смерти!
- У меня из-за нее началась мигрень..!
- М-даа, коллеги! Вам не кажется, что наша дорогая Анжелика как-то не по-христиански радуется болезни сестры Симоны?
- И кому только в голову пришло назначить ее на место Симоны?!
- Это был приказ Его Высокопреосвященства. Но сейчас не об этом! Кардинал нами недоволен! Следующая неделя будет колоссально важна для Ватикана. Не должно возникнуть никаких проволочек! - С этими словами Дьявол деловито расстелил по столу масштабированную карту Дворца Церкви, включающую так же площадь Святого Петра.
- Ты что, боишься потеряться во Дворце?
- Очень смешно! Мы должны организовать распределение наших сил по Дворцу во время праздников, учитывая так же то, сколько людей потребуется для контроля самого Ватикана!
- Ты прав, брат Маттиаш! Мы понесли в Венгрии невосполнимые потери… Вина в этом полностью лежит на мне! Я не могу допустить, чтобы из-за моих ошибок вновь пострадали невинные люди! Давай сюда план…
- Так, мы должны уложиться за час! Скоро в Ватикан прибудет Его Святейшество…
- Кстати, куда прилетает самолет?
- Закрытый аэродром Х-2.
- Что? Х-2?! Но ведь он находится под юрисдикцией этих еретиков из АХ!
- К сожалению, это так. Но его Святейшество уже в полете. Курс не изменить.  Сейчас главное для нас – разобраться с распределением по Дворцу патрулирующих групп. – Как бы не презирал великий Рыцарь ненавистное ему детище Кардинала Сфорцы, он сравнительно быстро переключился на обдумывание плана. В частности, самими обдумыванием занялись Маттиаш и Паула, а он только сыпал едкими замечаниями и критиковал большую часть предложенных ими вариантов. В итоге через сорок минут план распределения инквизиторов по Дворцу был составлен, откритикован и единогласно принят. Затем Марокканского Дьявола вызвали в координаторскую и Рыцарь и его Леди наконец остались одни, однако воцарившаяся в кабинете тишина вскоре была нарушена эхом от голоса Анжелики, на весь коридор вещавшей кому-то о  своем новом назначении. Паула недовольно поджала губы.

- Только не это… Есть у нас где-нибудь железный кляп?
- Боюсь, только в музее Инквизиции…  Как экспонат.
- Нужно подписать указ на разрешение их применения!
- Это слишком долго, сестра Анжелика будет здесь через минуту…
- Может, подождем возвращения его Святейшества в саду?
- Хорошо, идемте! – Выскользнув из кабинета, инквизиторы свернули в узкий коридор, ведущий во внутренний дворик Дворца.

<Дворец Церкви. Сад.>

В саду было тихо. Раскидистые кипарисы бросали на вымощенную камнем тропинку причудливые тени. Петрос и Паула неспешно шли по дорожке, обсуждая последние детали организации контроля Ватикана на время приема послов. Несмотря на покой, царивший в парке, они были не одни – в нескольких метрах впереди размеренно шагали два священника – пожилой и молодой инквизитор, вероятно, новобранец. Приметив стоящую под магнолией витиеватую скамейку, Рыцарь с шумом опустился на нее, заняв собой большую ее часть. Госпожа Скофовски изящно присела с краю, благо, сорок килограмм «живого веса» девушки уместить было делом не трудным.

- Как мне теперь смотреть им в глаза? – Неожиданно спросил Петр, кивая в сторону монахов.  Его невинные васильковые очи смотрели прямо, не отрываясь, ища в ее лице ответ. – Ведь они были друзьями, коллегами, братьями тех, кто погиб в Венгрии… По моей вине.
- Они знали, на что шли. Каждый из нас готов пожертвовать собой во имя Бога… Те воины Веры пали с честью. Они герои.
- Если бы ты только видела… Все они погибли на моих глазах, а я ничего не мог сделать. Какой же я рыцарь, если не смог сохранить жизни тех, кто доверился мне?
- И они, и я с радостью отдали бы свою жизнь…ради Церкви, ради Бюро Инквизиции, ради Вас… Вам это известно. – Петрос опустил глаза и некоторое время тщательно изучал рисунки на песке под своими ногами. Голубые локоны ниспадали на его плечи, закрывая лицо и Паула не могла видеть его взгляд. – Людям свойственно ошибаться… Но Бог не ошибается никогда. Если на то была его воля, мы не должны скорбеть! Петрос еще некоторое время помолчал, обдумывая слова девушки. Паула уже начала корить себя за то, что сказала лишнее, когда он наконец собрался с мыслями и открыто посмотрел на свою спутницу. Лучики морщинок у кончиков его тонких губ разгладились, и в голосе, всегда раскатистом и нагоняющим на подчиненных страх появились новые, мягкие и робкие нотки.
- Ты как всегда права… Наверное, если бы ты  была в Иштване, такого исхода можно было бы избежать. Ты бы не допустила…ошибки. Сестра Паула, порой мне кажется, что ты – мой ангел-хранитель!

Умел ли смущаться бесстрашный Рыцарь? Когда краска тронула его губы и мягкой тенью скользнула по скулам, с выбором ответа Госпожа Смерть колебалась.
В это время на скамье на противоположной стороне аллеи велась не менее оживленная беседа.

- В общем, питание у нас в Бюро трехразовое, плюс полдник. Оклад на первых порах не большой, зато постоянный. Ну и при мозгах премией разжиться недолго…
- Это хорошо… А много в Бюро девушек?
- Что-о? Забыл, где находишься? Мы же в Церкви! Как же обет безбрачия?!
- Ну, эту парочку он не останавливает. Какая красивая пара! Кстати, вы заметили – оба они альбиносы! Посмотрите, какая у них светлая кожа и необычный цвет волос… А чего это вы руками машете, патер?
- Чшшш! Пшшш! Молчи, молчи окаянный! Услышат! Услышат же! О, Боже, спаси и сохрани! Ты что, ирод, не знаешь кто это? Это ведь сам Начальник Бюро Инквизиции Петрос Орсини, а девушка эта – сестра Паула, его Заместитель!
- Правда? Буду знать… А пара они все-таки прекрасная! Какие у них будут красивые дети!
- Да  заткнись ты уже, разрази тебя гром! Доведешь до могилы такими разговорами и себя, и меня в придачу! 
- Ну, патер, что не говорите, а я год венчал новобрачных в Лотарингии и знаю, о чем говорю. А это кто бежит? Третий лишний? Как все у вас здесь интересно устроено!
- Тьфу ты, опять он за свое! Тише! Тише! Это – брат Маттиаш, их помощник… И раз он так бежит, значит что-то случилось!

- Брат Петрос! Паула! Какого, я вас спрашиваю….Вельзевула вы здесь сидите? Я вас ищу по всему Дворцу Церкви! Его Святейшество уже в Ватикане! Кардинал да Медичи рвет и мечет!
- Как?
- Давно?!
- Скорее!
- Мы что, побежим на аэродром пешком?
- А ты предлагаешь встречать его Святейшество на танке?
- Идемте быстрее!!! Вааше Высокопреосвященство!

<Территория Дворца Церкви. Закрытый аэродром>

Аэродром АХа был настолько «закрытым», что с трудом вмещал в себя набившуюся толпу представителей духовенства. Учитывая, что подавляющее большинство из них было далеко не астенического телосложения, вскоре дышать на поле стало трудно. Несмотря на то, что Его Высокопреосвященство кардинал да Медичи считал, что они уже опоздали, гнал подчиненных «в три шеи» и подбадривал их красочными угрозами расправы, сотрудники Инквизиции оказались на аэродроме почти вовремя – как раз к тому моменту, когда между воинами в красно-желтых сутанах и черных балахонах начался традиционный баттл «Инквизиция-АХ», раунд первый – «Кто кого перекричит». Как только группа во главе с Его Высокопреосвященством успела вытянуться в шеренгу и утереть пот со лба, самолет начал заходить на посадку.

Люди на земле словно по команде смолкли. Даже самые склочные из сотрудников враждующих ведомств прекратили препирательства и встали плечом к плечу. Его Святейшество, Папа Алессандро XVIII в прямом смысле спускался с небес. Кажется, юный помазанник Божий и сам был смущен тем, сколько людей собралось здесь, чтобы выразить свое ему почтение.
На почтительном расстоянии от понтифика шли Андреас, Дуо и Филипп, замыкали процессию несколько инквизиторов из охраны. При виде брата Андрея Леди нахмурилась, ведь его миссия должна была достаться ей, однако заметив, что лицо брата по рясе не отражало особого счастья, предполагающего успех, девушка успокоилась.  Приоритетность возвращения Папы Римского и брата Петроса в Ватикан нельзя было сопоставить, однако сейчас Паула была готова забыть об этом. «Чтож ты нос повесил, герой? Ладно, сейчас не время для разборок. Хватает и того, что еретики из АХ смотрят на нас, как на неудачников… Нельзя допустить, чтобы у них было преимущество. О, Боже, ниспошли нам терпение…»
Народ Святой Земли ликовал. Наместник Божий снова был с ними.

+1

46

OFF: меня пнули и Я полетел. Приземлился Я, как и положено, на аэродроме. http://i023.radikal.ru/1107/e7/6cbf17a48a9b.png

[Город Бога – Рим, Дворец Церкви. Закрытый аэродром и прилегающие к нему постройки.]

Закрытый аэродром не просто был «полон до отказа», он был забит битком!! Благо, что «ходить по головам» кардиналам не позволял такт и знание того, что они отнюдь не Инквизиторы, им этого не простят. Когда как вышеупомянутые Инквизиторы, подстёгиваемые благими матами самого Франческо да Медичи, прибыли на место на третьей космической.  И после всех этих событий, когда корабль Бюро с понтификом на борту уже приземлился, Медичи мог лицезреть  осоловелого после сна Папу, с выражением  ступора на лице. Команда Андреаса, плетущаяся следом, не  лучилась простым человеческим счастьем. Божьей милости на их озверевших рожах тоже не было. Но кардинала удивлял совершенно другое – вроде как выполнивший миссию брат Андрей (А он ведь выполнил её! Папа же – вот он.  Или это не Папа?!  А какой-нибудь биодрон?), выглядел так, словно он уже провалил миссий дцать и жаждет мести. Непонятно кому, правда.  За этими пространными рассуждениями Франческо упустил тот священный момент, когда просто радостно кричащая толпа превратилась в помеху. Причём в помеху явно спланированную. Кучка красномантийных коллег да Медичи окружила Алессандро XVIII, отгораживая его от алчущего взора кардинала. Кардинал Франческо как-то сразу понял, чьих рук это дело. И жалкие попытки выпихнуть Инквизицию вперёд и перехватить понтифика вылились во всеобщую свалку и больше смахивали на барахтанье в вязкой массе. Когда прямо на глазах бравые Инквизиторы венчали собой живописную кучу малу из тел, герцог Флоренции, где-то глубоко в душе пожалел о том, что когда-то давно не перетянул на свою сторону Анджело Коррарио.  И мало того, что не перетянул, так ещё и «допотопной сколопендрой» назвал(по молодости и глупости) и гуманно (и даже цензурно!), но весьма доходчиво объяснил престарелому кардиналу, что его методы давно устарели, а по самому Коррарио плачет богадельня горючими слезами. Причём плачет уже лет 100 как.                                                                           
И теперь этот хитрый старикан, которого «подобрала» не менее хитрая Катерина, лишал его доступа к понтифику. Мало того, что это было ой как некстати, это было просто обидно! Что он, не брат что ли?! Ну и что, что при виде его Алессандро впадает в детство и постоянно заикается. Мало ли? Может это от радости?!!
- ИНКВИЗИЦИЯЯЯ!! Отставить свалку!! Подъём, кощунники! У нас.. Что у нас сейчас? – рявкнул Медичи во всю дурную силу своих лёгких.           
Дёргаться в куче мале перестали все, даже кардиналы. Только тихо пискнули откуда-то снизу:
- А сейчас понтифик должен поприветствовать верующих с балкона…
- ИНКВИЗИЦИЯЯЯ!!!!  - вопль был настолько громкий, что кто стоял – попадал, кто уже упал – встал.

[Дворец Церкви, коридоры, ведущие в покои понтифика.]

- Здорово это тты придумала! Сссестра! – немного стеснительно улыбаясь, промямлил Алек, ещё не пришедший в себя после перелёта.
- Да уж, здоровее не бывает.Сфорца поморщилась, когда с улицы донёсся истошный вопль «ИНКВИЗИЦИЯЯЯ!!!!». – Сейчас нам нужно скорее добраться до твоих покоев. Будем надеяться, что Франческо до них не добежит. Впрочем, это всё мечты…
- К-как у вас тут? А то Инквизиторы так меня торопили.. Неужели без меня было ну совсем вот никак?Папа Римский явно был чем-то опечален. Катерина, тащившая мальчика на буксире, только удивлялась сосредоточенной серьёзности молодого помазанника Божьего.
- У нас? Как всегда у нас, Алек. Делать надо всё и одновременно, а Вечность торопит! Увы, я и рада бы дать тебе передышку, но, - Сфорца бросила извиняющийся взгляд. – Но не могу! Иначе мы сдадим позиции, что чревато. Медичи…Твой..наш брат. Он ведь не остановится на мелочах. Мирный договор  с Империей ждать не будет.
- Мирный договор с Альбионом тоже! Б..брат уже столько раз отклонял подписание, ссылаясь на..
- пищал пропихиваемый в дверь собственных покоев Алессандро.
- Альбион – это не Империя, Алек. Это не иначе чем  чудо, что на экстраординарной консистории мы отделались малой кровью! И сейчас тебе нужно как можно меньше находиться в обществе Франческо. Тем более, в одиночестве.
- К-катерина, я должен тебе что-то сказать,
- пробормотал Алессандро 18, разглаживая складки на сутане.
- Подожди, Алессандро. Сейчас есть более важные вещи, – строго сказала Миланская Лиса. – Ты ведь понимаешь, что всё это кипишение с твоим скорейшим возвращением – это не ради того, чтобы потешить Медичи. Нам ОЧЕНЬ важен мир с Империей. Ты ведь понимаешь это? – дождавшись согласного кивка, она продолжила. – И мы не можем упустить это возможность – другой может просто и не представиться. Именно поэтому важно, чтобы ты помог мне сделать всё для подписания этого мира.
- Но брат…
- Именно поэтому мы должны действовать сообща! Франческо всегда будет против. Он много не понимает, а некоторых вещей просто не желает понимать!
Катерина Сфорца подошла к сидящему на краюшке дивана, в собственной, кстати, комнате, Папе Римскому и положила руки ему на плечи.
- Я надеюсь на вас, Ваше Святейшество. На вас и на Бога. Ибо только он может помочь нам в этом нелёгком деле…
- Катерина.. У меня кое-что есть. Я больше не могу держать его у себя. Забери его, пожалуйста,
- Алек бросил на старшую сестру умоляющий взгляд и принялся рыскать по карманам собственного одеяния.
- Что именно ты хочешь мне отдать, брат мой? Надеюсь, ничего  предосудительного? – и девушка ободряюще улыбнулась подростку и подмигнула. В её исполнении, благодаря моноклю, подмигивание выглядело весьма забавно. Словно она, как Трес, примеривается, куда бы стрельнуть.
- Смотря для кого «предосудительное»… - прошептал понтифик и продолжил выворачивать карманы. В результате чего свет Господень увидело не менее десятка платков, разной степени поюзанности, куча пачек из-под антидепрессантов и какие-то совсем уж бесполезные вещи, вроде мини священного писания, напечатанного 6 шрифтом.
- Э-это всё мне?герцогиня Миланская приподняла бровь, оглядывая вываленное «богатство».
- Да нет же! Я ищу! Я не могу найти!! Неужели я потерял?! – чуть не плача пищал Алессандро, ещё яростнее перерывая сутану. От волнения он сам забыл, куда сунул поддельные договора с Альбионом.
В коридорах, ведущих к покоям Папы Римского, раздались вопли. Один  истошнее другого. Затем донёсся чей-то спор на повышенных тонах.
- Кардинал Коррарио! Не проверяйте моё терпение на прочность! Его и так почти не осталось!! Где понтифик, он необходим прямо сейчас?!!
- Я бы порекомендовал вам, ваше преосвященство, запастись терпением. Или пойти попросить его у Господа. Ищущий да обрящет, знаете ли. Отец Церкви устал, сейчас он отдыхает после дороги. Позже вы удостоитесь его аудиенции, если запишитесь,
- невозмутимо ответствовал кардинал Анджело.
- Вы верно совсем из ума выжили, «ваше преосвященство»?! Я что, не могу увидеть собственного брата?! Если у него какие-то проблемы – я обязан сам удостовериться в них. Или в обратном. Уйдите с дороги! За мной – Инквизиция.
- Как брат вы должны понимать, что понтифик имеет право на отдых! Вы мне угрожаете, герцог?
– прищурив глаза, вопрошал Коррарио.
- Угрожаю?! Я констатирую факт! Если я просто вас обойду, то они по вам точно пройдутся! Они же на полном ходу бегут сюда!
- С какого ещё такого…
- Не умничайте, Анджело! Вам ли не знать, что сейчас Папу должны приветствовать верующие?! Через несколько минут он должен быть на балконе Дворца Церкви!! Или старость не в радость – совсем память отшибло?!

Раздался топот ног и грохот.
- Мдааа. Про Инквизицию вы не солгали, – если бы вы видели лицо кардинала Анджело Коррарио, ты вы бы явно заметили, как он скривился.
Затем в дверь покоев Алессандро настойчиво и по-разному постучали. Несколько раз. Служка уже собирался открыть дверь, когда её, почти выломав замок, открыли снаружи.
В комнату ввалились Инквизиторы.  В то время как Папа сосредоточенно разоблачался, пытаясь найти договор, а Сфорца, слегка офигевшая, наблюдала за этим безобразием.
- Что вам здесь нужно?
- Через две минуты Его Святейшество должен быть на балконе Дворца Церкви!
– невозмутимо выдала Скофовски, не запыхавшаяся после спринтерского бега по Дворцу.
Позади Инквизиторов, в коридоре, виднелись два лица. Довольно-противное лицо Флорентийского герцога и кислая мина Коррарио.
- Совсем забыла… - прошептала Катерина.
Тем временем, за неимением других служителей культа младшего ранга, Воины Веры бросились к Алеку и принялись одевать его обратно. В итоге он был кое-как замотан в многослойную сутану, а сверху покоилась шапка понтифика. Затем ему всунули посох и вытолкнули на балкон, позади стояли его «любимейшие» брат и сестра.
Кое-как просунув голову наружу и поправив головной убор Алессандро XVIII, Папа Римский, принялся усиленно махать собравшейся у Дворца бесконечной толпе. Выражение лица у него было озадаченно-измученное. «Достали» - так и читалось в глазах помазанника Божьего.
На заднем фоне брат с сестрой обменивались взглядами «полными любви и понимания».

+1

47

- Впервые за пол года с гаком вспоминаю как литературно писать... Мда-а, лучше бы не вспоминал! Слепил из того, что нашёл в голове, а потом что нашёл - то и выложил... http://s55.radikal.ru/i148/1107/a2/5e340c8c3755.png

Центр Рима Дворец Церкви.  Трапезная Зала.

По случаю прибытия помазанника Божьего  и предстоящего празднества напополам с Консисторией полагалось организовать трапезу, на которой бы собрались все кардиналы, прибывшие ещё раньше, чем, собственно, сам понтифик..  Но назвать это пиршество трапезой – язык не повернётся, однако если же назвать его пиром – язык не повернётся уже никогда. Во избежание, так сказать..  Значение трапезы было даже не столько в плотном перекусе после дороги, сколько в самом сборе всех кардиналов, дабы показать – Церковь едина. Хотя многие находили в ней отсылки к Тайной Вечере, но мистицизм – это всё для прихожан. Основное и несомненное значение сбора в Большой Трапезной Зале: возможность в неформальной , относительно, конечно же, обстановке пообщаться со всеми кардиналами-священниками и кардиналами-епископами… Там можно было узнать основные сплетни и домыслы, настроения противоборствующих сторон, а так же найти союзников, ну и врагов.
«Так как Ватиканский Доминион был теологической монархией, многоуважаемые духовники-кардиналы были, в первую очередь, духовными лицами, но основную ответственность несли именно как чиновники и управленцы… Поэтому такое значимое событие как празднование ДВС и Консистория были сначала политическими событиями, а потом уже церковными. Хотя разделять политику и Церковь в данном случае, было просто бессмысленно…» -  не что иное, как цитата из статьи одарённого, но гонимого церковью дьякона-журналиста. Данное дарование, за его вредный характер, отлучили от церкви и почти прозвали еретиком, но он неожиданно сгинул. Однако Антонио не стал отказываться от подобных знакомств и с радостью покровительствовал его трудам, выходившие под другим именем и в других странах..  Об этой статье кардинала де’Борджиа заставило задуматься наблюдение за коллегами.  Стол, за которым собрались все 150 кардиналов был воистину огромен, его прямоугольная форма нескромно напоминала о Вечере, а разносолы, которыми он был заставлен, дали бы фору даже королевскому пиру в Альбионе
Во главе стола в золотом кресле восседал скукожившийся и замученный  Папа Римский. По правую руку от Папы сидел -  кардинал Франческо ,а по левую - Катерина.   Кстати, на подобной рассадке настоял сам Медичи, толи хотел подчеркнуть, что его решения  всегда правильные, толи намекнуть, что всё связанное со Сфорца – от лукавого… Антонио де Борджиа, не приходившийся Папе Алессандро такой уж близкой роднёй, сидел с левой стороны, напротив кардинала де Лусеро и недалеко от Миланской Лисы. Участвовать в болтовне политиканов-священников для принца Валенсии было уже не очень интересно. Всё, что его интересовало и удовлетворяло его пока общие со Сфорцей интересы, он уже узнал, пока встречал и размещал эту однотонную компанию, поэтому его куда как больше занимал Алессандро XVIII. А вот сам помазанник Господа вёл себя ну очень странно, он то нездорово краснел, глядя на свою сестру, то не менее красочно зеленел, косясь на Франческо, о чём-то переговаривавшегося с  кардиналом-епископом из Палермо..  И всё бы ничего, Антонио вполне мог списать это на его обычное волнение, тем более паренёк наверняка здоровски отдохнул от своих опекунов и видеть их снова – это отнюдь не райская амброзия, чтоб ей радоваться, но его постоянное ёрзание и шуршание парадной сутаной…
- Может ему по нужде надо? Но Папа вроде уже вышел из того возраста, что б такого стесняться! Хотя… ну вот за что я тут могу поручиться?!  - принц Борджиа, хмыкнул и постарался отвлечься  разговором с извечным оппонентом Дарио Ойос.
- Как прелестно у вас тут всё организовано! Даже представители официальных периодических изданий! И чем же вы их подкупили? – насмешливо скосив глаза на жмущихся у дверей папараци, поинтересовался кардинал Ойос.
- Подкупил? Помилуйте, Дарио! Мы продавали билеты с аукциона: от желающих просто не было отбоя..Антонио подмигнул, - А что касается организации трапезы – это всё-таки столица! – а вот это сказано уже снисходительно.
Дарио, которого сильно задело распределение в провинцию, оскорблённо зашипел и отвернулся от собеседника…
- Какие мы нежные! Посмотрел бы я, как он со своей обидчивостью вертелся бы в этом..загоне с оголодавшими метоселами…
Однако Алессандро так и не успокоился, поэтому опрокинул кубок с вином на сторону Франческо Медичи и тут же позеленел. Старший брат понтифика отреагировал на это только раздражённым взглядом и подозвал служку, чтобы тот прибрал. Понтифик, сам не веря своему счастью, опять полез в сутану и начал что-то вытворять под скатертью при этом глядя на Катерину Сфорца и выпучивая глаза. Герцогиня Миланская брата совсем не понимала, а вот ди Медичи похоже решил, что тому плохо и попытался того встряхнуть. Папа вздрогнул и побледнел, герцог Флоренции убедился в целости наместника Бога на Земле и снова начал тихо переговариваться с коллегами. А вот Алессандро XVIII сначала с ужасом смотрел под стол, а потом начал потихоньку под него залезать… От такой прыти Антонио Борджиа опешил, но удостоверившись, что кроме него этого никто не заметил, он сам попытался посмотреть под стол. Увиденное его ошеломило ещё больше. Согбенный Папа Римский пытался ухватить какой-то свёрток с пола, однако именно в этот момент  кардинал-дьякон Лусеро дёрнул ногой, отфутболив свиток от понтифика. Однако наместник Бога не растерялся, отшвырнув ранее упавшую Папскую шапку и бодренько засеменил на четвереньках к вожделенному свёртку… де Борджиа чуть не пробило на «ха-ха», но он удержался и хотел даже подбодрить понтифика, как Медичи и Сфорца заметили пропажу «главного действующего лица»… Побагровевший Флорентийский герцог, заметивший, где путешествует Папа, ринулся за ним под стол и, ухватив за щиколотку, постарался втащить негодника назад… Однако понтифик проявил чудеса вредности, отказавшись сдаться без боя, и вырвал ногу из железной хватки брата. Принц Валенсии понял, что Папе нужно помочь, поэтому он вскочил с места и воскликнул, почти прокричав:
- Кардинал ди Медичи! У меня вопрос, который, несомненно, волнует всех присутствующих на этой скромной трапезе!
От подобной наглости Франческо слегка опешил, но из под стола так и не вылез:
- Что за вопрос? – проявляя чудеса лаконичности уточнил кардинал снизу.
- Не известно ли Вам, какие действия предпримет Бюро Инквизиции во время прибытия имперских послов?Антонио сам обалдел от своей решительности, но на пустяк Медичи бы не откликнулся…
Вот тут-то герцог и показался, его выражение лица было немного растерянным и очень озадаченным, а в глазах читалось такое, что Борджиа понял – вот теперь-то он точно нажил врага! Зато в зале замолчали абсолютно все, тишина стояла гробовая и на двух кардиналов глядели во все глаза… Катерина знаками пыталась показать принцу, что тот сошёл с ума.
Ситуацию разредил запыхавшийся, но довольный понтифик, высунувшийся из под стола и что-то всучивший герцогине Милана:
- Вот, сестра, Вы уронили! – прозвучал детский голосок.
Медичи начал садиться, но тут голос подал кардинал Коррарио:
- Так каков всё-таки ответ на вопрос Его преосвященства Борджиа? Он действительно нас интересует…

0

48

Мой черёд проснуться после долгого сна и показать всем истинную мощь..КАРДИНАЛА МЕДИЧИ!

[Ватикан. Дворец Церкви. Трапезная Зала]

- Кардинал ди Медичи! У меня вопрос, который, несомненно, волнует всех присутствующих на этой скромной трапезе!
Герцог Флоренции задумчиво разглядывал одного из Вечных Оппонентов, Антонио Борджиа, предаваясь размышлениям о том, как он вообще до этого опустился.
Минутами ранее..
Весь этот, несомненно,  еретический фарс на Всеобщей трапезе Франческо Медичи порядком утомил. Даже если Его Преосвященство  и прикрывал глаза на повышенную и явно нездоровую активность понтифика, то вот терпением он никогда не славился. Юродивый парнишка был хуже чумы мучительной – разлитое вино(плохая примета!), подозрительная возня и переглядки с осточертевшей сестрицей. ди Медичи медленно доходил до точки кипения. Душить детей, конечно, было жестоким и небогоугодным делом, но надо же с ними что-то делать!
- Ваше Святейшество! Quo usque tandem abutere patentia nostra?*Франческо и сидящий рядом кардинал Лусера внимательно смотрели на Папу Римского.
Под пристальными взглядами двух кардиналов-агрессоров Алессандро XVIII окончательно стушевался и залепетал:
- Н-нет, что вы.. Я..я просто..
Что «просто» да Медичи так и не узнал, так как сначала его отвлёк смешок кардинала Борджиа, а после крадинал-дьякон Кордовы поинтересовался принципиальными вопросами касательно Дня Всех Святых.
Но диалоги между политиками Церкви, призванные разрешить многие вопросы и установить всевозможные альянсы в среде кардиналов, опять не долго занимали Франческо.
- Что за.. – посмотрев на место, где минуту назад восседал Папа Римский, и, не обнаружив его там, Медичи тут же вперился взглядом в кардинала Сфорцу. Миланская Лиса, сначала весьма удивлённая таким вниманием, вдруг расширила глаза почище, чем их когда-либо выпучивала сестра Эстер и, подавив вскрик, одними губами спросила:
- Где Папа?!
Герцог Флорентийский только набрал в лёгкие побольше воздуха, чтобы разразиться гневным "Ты за ним не следила?!", как взгляд Тирана Инквизиции зацепился за..щитколотку. Вполне себе папскую, со стопой в мягкой обуви и подозрительно торчащую из под стола..
Представление с попытками вытащить полоумного братца из-под стола имел счастье пронаблюдать Антонио Борджиа, который, собственно, и задал этот до смешного некорректный и до ужасного актуальный вопрос.
Франческо даже соизволил вылезти из-под стола, чтобы посмотреть в глаза тому наглецу, что посмел его так унизить. Принц Валенсии, при этом, сам выглядел опешившим от собственной наглости..  Однако непроходимым глупцом и раззявой кардинал Медичи не был с детства -  в большой семье распутного Папы Грегорио клювом не щёлкали – поэтому манипуляции младшего с какими-то бумагами, которые Святейшество всунул Катерине Сфорца, Преосвященство заметил.
Но Небо сегодня было явно против кардинала, в гениальном мозгу Главы Конгрегации Доктрины Веры не было мыслей на ответ. Медленно начав опускаться в своё кресло с задумчивой миной, он услышал:
- Так каков всё-таки ответ на вопрос Его преосвященства Борджиа? Он действительно нас интересует…
Пока кардинал-епископ Остии и Альбано  забивал кардинальским тапком очередной гвоздь в гроб репутации Франческо Медечи, герцог Флоренции мысленно вспоминал произведение Алигьери, в частности 6 круг Ада и, примеряя его на кардинала, считал его еретиком и лжеучителем. Подобные мысли приносили  неземное моральное удовлетворение:
- Лежать Коррарио на 6-ом круге Ада в раскалённой могиле, с открытым надгробием да с раскаленными до красноты стенками гробницы!
Кардинал Франческо понимал - его загоняют в тиски. Началось всё с Консистории, а Трапеза – всего лишь следствие, плоды, которые приходится пожинать. Период открытого противодействия Миланской Лисе и её когорте – кончился. Теперь настала очередь дома Медичи отступать. Отступать, сдавать позиции – но это не проигрыш. Он найдет способ. Он это знал.
- Инквизиция – загрохотал тяжёлым голосом герцог Флоренцииэто, в первую очередь, защитники и хранители Церкви Христовой.  Ежели Святая Церковь решила открыть свои двери для мафусаилов, протянуть им длань взаимного сотрудничества..
Через силу:
- В таком случае, Воинство Веры обеспечит полноценную защиту и охрану не только всего комплекса Дворца, но и прилежащих комплексов, связанных с принятием послов Империи Истинного Человечества,Франческо Медичи встал и обвёл всех присутствующих тяжёлым взглядом, вслушиваясь в абсолютную тишину. Даже болтливые папарацци, казалось, не дышали…
- Но Инквизиция, – загрохотал Тиран и Базилевс Ватикана, - в любом случае, есть защитница основ, законов и самой сути Церкви! И в случае возникновения любой опасности - покушения на сами основы Церкви Христа- с любой стороны – Департамент Инквизиции отреагирует незамедлительно!
- Нууу, это..разумно?
– пробормотал кардинал Анджело. – Благодарю Вас за столь детальный и прочувствованный ответ.
И трапезная зала сразу наполнилась звуками, казалось, люди вспомнили, каково же это, дышать. Но тонкий выход из сложной ситуации омрачился тяжёлым кашлем кардинала Сфорцы.
Железная Леди резко побледнела. Казалось, чрезмерные переживания этого дня вытянули из неё все жизненные соки.
- Сестра, как Вы? – пригвоздив герцогиню Милана тяжёлым взглядом, вкрадчиво поинтересовался Медичи.
- Всё хорошо! Просто для кардинала Сфорца переживаний на сегодняшний день было достаточно. Позволите проводить вас, Эминенца? - Принц Борджиа вскочил со своего места и оказавшись рядом с Катериной, заслонил её от Брата. После залепетав что-то про необходимость отдыха, он помог Катерине подняться и, извинившись, покинул Залу.
Таким образом, всеобщая трапеза быстро подошла к логическому концу, и церковная верхушка соизволила разбрестись по своим покоям.

========================================►► [Комплекс Дворца Церкви. Палаццо Конгрегации Доктрины Веры, апартаменты кардинала Медичи]

*(Ну и долго ты собираешься испытывать наше терпение?)

+1

49

Ватикан. Дворец Церкви. За дверями Трапезной Залы.

[avatar]http://savepic.ru/10979502.jpg[/avatar]

Началось..Снова.. Как не вовремя. Как же не вовремя!! Только не сейчас, Господи!! Не сейчас..
Вовремя Его Преосвященство сообщил подчинённым герцогини. Тащить на себе или, и того хуже, волочить молодую женщину через весь комплекс дворца было мало того неудобно и тяжело, так ещё и привлекало слишком много внимания. Так ненужного сейчас.
-Потерпите чуточку, сейчас появится синьорина Кейт..ваш неизменный и нержавеющий охранник, сестра Лоретта, конечно же.. Знаете, сущий ангелочек, должен Вам сказать... Ах, простите!Всё-всё! Замолкаю.. - под тяжёлым взглядом  прислонившейся к стене леди принца пробил хладный пот. - А если она сейчас упадёт в обморок?!! Свалится к моим ногам- как я всё это буду объяснять?! Где же это её  бравое «воинство»?! Ну не к Инквизиции же обращаться за помощью!!!
К счастью для принца герцогиня Миланская до прихода  «воинства» продержалась на ногах.

***

Личные покои Её Преосвященства кардинала Сфорца.

-Госпожа, Вам надо переодеться и сразу в постель..!
-Немедленно... соединись с.... Уильямом... и падре.... Гавелом..-еле продираясь сквозь поток нарастающего кашля  женщина согнулась в кресле, - это..срочно..Кейт! - Сфорца  перегнулась через подлокотник, стараясь держать голову в опущенном положении, чтобы облегчить приток воздуха в лёгкие.
Свёрток бумаг, страдальчески полученный от брата, сполз по измятой юбке на пол.
- Я так...больше..не могу...- кашель просто душил, внутри бронхи  хрипели от напряжения.
- Госпожа, давайте я Вам помогу, вот так, расстегнём тут и вот тут..а вот это вообще снимем, воот так! Лоретта!! Никто не должен беспокоить Её Преос..
- Нет!! Пускай...сразу... Сразу...передай им ...вот это...- молодая женщина вяло указала на свёрток на полу.- Отдай им!
- Да, госпожа. Давайте попробуем  подняться и  дойти  до спальни.. Я могу позвать падре Треса..
- Нет..я..сама...помоги..мне..

Когда девушки закончили укладывать больную ослабевшую герцогиню и вышли, аккуратно прикрыв дверь, Кейт остановила уже направившуюся к выходу бледную напуганную Лоретту:
- Пошли за доктором Лигуриа (Liguria). И побыстрее!
- Да, сию секунду, синьорина!
- И никому ни слова про недомогание..
- А как же..
- Особенно нашим!
- Но падре Гавел и  профес..
- Они — исключение, сами всё увидят.
- Хо..хорошо!
- И возьми себя в руки! Не трясись! Её Преосвященство нуждается в нас! Никто не должен прознать.. Поняла?
- Д..да, я постараюсь, мисс Скотт..
- Всё, Лоретта, ступай! Про доктора не забудь!

***

Катерина чувствовала, что у неё началась  лихорадка.  Дыхание стало сиплым и прерывистым. Перед глазами стоял туман, всё плыло, даже приглушённый свет сквозь полуприкрытые  веки терзал и мешал,  и жестоко кружилась голова. Немного погодя она впала в долгожданное беспамятство. Иногда она «возвращалась» в затемнённую шторами спальню, но глаза не желали открываться, тело тяжелело, ей казалось, что она находится под толщей морской воды.. в своей комнате.. В комнате ли?   Голоса.. Откуда голоса? Кто здесь? Мне мерещится..я брежу..устала..очень...отдохнуть бы...
- Она очень слаба..
- Когда это началось?
- Во время трапезы..
-Вы вызывали доктора?
- Да, всё очень-очень плохо!
- Лоретта, перестань, вытри слёзы немедленно!
- Кейт, Вы слишком …
- Нет, профессор, мы сейчас являемся  Её единственной опорой. Это мы- те, кто должен сохранять железное спокойствие..
-Ну. Не все же такие Железные Девы, как Вы..
- Погодите, Уильям. Кейт, что там врач?
- Доктор Лигурия сказала, что обострению могли способствовать физические и эмоциональные перегрузки.
- Обострению?  Какому обострению?! Госпожа Катерина больна? И как давно?
- Эээ.. Вацлав..я бы сейчас об этом не..
- Госпожа просила передать. Это важно! Вот, возьмите!
- Что ..Что это?
- О...не может этого быть.. Его Святейшество..!! и Её Величе..
- Шшш! Тише, Уильям! У стен есть уши!
- Этого просто не может быть!! Это ...нереально!!
- Но вы держите его в руках!
- Ооо!
- Мне кажется, «это» опасно даже выносить отсюда..
- Это точно! Так Её Преосвященство поправится, Кейт?
- Доктор сделала инъекции, взяла пробы(анализы) и наказала не беспокоить госпожу в течении пары дней..
- У нас с учётом вот «этого»  -  может и не быть пары дней.
- «Это» надо сначала «проработать»..продумать план. Кейт, вы нам не выделите уголок в кабинете Её Преосвященства? Мы, наверное, там засядем..да, Вацлав?
- Конечно.
- Хорошо, располагайтесь, я принесу чаю. Лоретта, останься здесь. Если кто будет ломиться, скажи, что кардинал подхватила простуду во время встречи понтифика, и сейчас просит её не беспокоить. Поняла?
-Дда..

Кабинет Её Преосвященства кардинала Сфорца

2 мужчин расположились вокруг кардинальского стола со всеми удобствами, конечно, в понимании  изобретательного джентльмена: трубкой для курения, элитным чаем мисс Скотт ..и «чего-нибудь покрепче, если это возможно».
- Как? Не могу приложить ума, как они собирались «это» протащить на консистории.
- Не консистории, а на Папском  Совете. Да и по сути, это — НЕдоговор.
- «По сути» - это дааа. А вот реальность — сплошное «Насилие над Лукрецией». 
- Уильям, погодите с вашим Шекспиром.  Вот послушайте.
- Откуда вы знаете?!
- Вы слишком часто на него ссылаетесь.
- Я?! О! Ну, что же, продолжайте.
-Мммм...Вот.. «Стороны соглашения обязываются воздерживаться от нападения друг на друга».. так-так-так... далее «соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становиться объектом военных действий третьей стороны».  Ну и в довершении «предусматривается взаимный обмен информацией о вопросах, затрагивающих интересы сторон».
- Типично.
- Несомненно. Договор о ненападении сам по себе  не содержит ничего необычного и представляет собой типичное межправительственное соглашение.
- Вот только «инскрипты» как-то уж слишком дарственно-авторские, осмелюсь сказать.
- Формально — всё правильно. Главы 2х государств собрались вместе и подписали «пакт о ненападении».
- Есть 2 маленьких недочёта: папский совет и парламент. Их согласием также необходимо заручится. Предположим, за нас: Анджело Коррарио, кардинал-епископ Остии и Альбано, он же декан коллегии кардиналов, на досуге бывший председатель Папского Совета Справедливости и Мира...
- «Весомый аргумент».
- Его Святейшество Алессандро XVIII.
- Кхм.. «Невесомый аргумент». По крайней мере, при наличии факта существования Главы конгрегации доктрины веры.
- Вацлав, как вам не стыдно.. Может быть даже  и покойный камерленго.
- Вот это уже интересно.
- Совершенно верно. «Интересно»!
- Синьор Фаллани?
- Не похож?
- Вы здесь? Как вы вошли?
- Есть такое хобби у меня: изучать планы дворцов, в том числе и  sacri palazzi. «Интересно», как же вы, милейший, явите «покойного камерленго» на Папском Совете?
- Ну..мы просто тут раздумывали ..
- В кабинете Её  Преосвященства?
- Ну да..
- Случается. Но не часто. Так вот. Насчёт «покойного». Тогда давайте поднимать  всех наших преподобных и блаженных. Советую начинать с более старых саркофагов- там нелицеприятностей в разы меньше, чем если браться за достаточно свежих, таких как преставившийся  понтифик. Тем более, следует быть разборчивыми. А иначе весомость ваших аргументов будет представлять пьянчужка и развратник —пускай и мёртвый. Ай-яй!
- Что вас сюда привело?
- Да вот..сам в шоке: я к вашей мадаме с бизнес-предложением, а моих подручных заворачивают ещё на подходе к её святилищу. Вот и решил  самолично  взглянуть в эти преосвященские бесстыжие и наглые глазки.
- Госпожа Сфорца плохо себя чувствует..
- Это я уже слышал. Теперь пойду погляжу.
- Монсиньор, ей сделали инъекции, она сейчас отдыхает и вряд ли сможет кого-либо принять.
- У вас , что, и за просмотр деньги берут?  ЭйЭкс и так обходится нашей милой Церкви и кошельку верующих недёшево. «Смилуйтесь» уж, синьоры!
- Синьор Фаллани, раз уж вы здесь.. У меня к вам нескромный вопрос: вам известно, что это за бумаги?
- Раз вопрос НЕСКРОМНЫЙ, то сделаем так..
-пожилой мужчина стремительно подошёл к столу и сграбастал документы. - Баа! Да вы тут..не младенцев крестите! Это как вы до такого додумались? А вон тот пузырёк — это не Буа-Ординер, нет? В 2 священослужительские морды растрескали — и вот тебе- договор! Ай да молодцы! Орлы!
- Хахаха-ха! Нет-нет, это всего лишь Гран Крю.
- Уильям!
- Что?
*смеётся* Я не желаю быть заподозренным в подобных действиях. Уж при Буа-Ординер я бы не мелочился «межправительственным соглашением», поверьте мне, Вацлав.
- Ладно, проверим как-нибудь. Если мне всё ещё будет «интересно». Раз пошли такие откровения — то вот вам (режем последний огурец!)! - на стол с документам договора полетели газеты и  листовки.
- Что это?
- Любуйтесь.

Ватикан убивают изнутри

Кто и как наживается на мире  с Ватиканом

Империя и Альбион  - бОльшая угроза для Ватикана, чем ядерная бомба

Соединяй и властвуй

Наше дело - труба

Эпидемия правды

Сложноподчиненное положение

http://s5.uploads.ru/t/H04gu.png

+1

50

Seth-chan написал(а):

Ватикан убивают изнутри
Кто и как наживается на мире  с Ватиканом
Империя и Альбион  - бОльшая угроза для Ватикана, чем ядерная бомба
Соединяй и властвуй
Наше дело - труба
Эпидемия правды
Сложноподчиненное положение


- Это прекрасно! :cool:  А я продолжу тему гениальных заголовков и общего разброда и шатания...

Комитет по печати и информации, кабинет Главы..

Антонио Борджиа сидел в позе лотоса на кресле в своём собственном кабинете, в гордом одиночестве, как орёл на вершине Джомолунгмы. Глаза кардинала были закрыты, а на столе перед ним были художественно разбросаны бумажки. Периодически принц Валенсии, не открывая глаз, тянулся к какой-нибудь из лежащих бумажек, переворачивал её и читал. Выражение лица кардинала при этом было весьма богатым на эмоции: то он хмурился и напряжённо вчитывался в напечатанное, то начинал откровенно веселиться, а иногда просто прикрывал лицо ладонью и вздыхал.
-Так-так, что у нас там дальше? – вытягивая очередную листовку размышлял Борджиа. – «Кардинал агитирует итальянцев выступить против метоселян»?! «Кардинала Медичи..по утверждениям очевидцев..видели раздающим агитационные листовки в районе улицы Виа Витторио-Венето.. Однако, опознать кардинала по фотографии очевидцы не смогли..» Гениально! Брависсимо! Даже мои лихачи такого экстриму не смогли бы придумать!Антонио поцокал языком и запрятал вырезку из газеты в ящик стола. Подобный «креатив» следовало сохранить для потомков.
- Что у нас там дальше? – отшвырнув в сторону несколько бездарных примеров типографических агиток, принц Борджиа взял в руки целую пачку вырезок:
«Мир, труп, Рим: девочку забили камнями за политические взгляды»
«Штраф Божий: за что Ватикан наказывают? Подробное расследование всех дипломатических и военных неудач Церкви»
«И зачем всё было? ЧТО случилось с Папой Римским в Альбионе. Шокирующее расследование»
«Опьянённые властью опохмеляются кровью. Кто виноват в неудачи Инквизиции в Иштване?»

- Чем дальше в лес, тем больше хочется забыться? Половина поднятых частными газетёнками проблем – раздутые из мух муфлоны, другая – откровенная деза и бумагомарательство. Но! Внимание, вопрос: кто помог?! Я верю, что народ без информации и с недоверием к официальным источникам (каюсь, Боже, грешен: взялся за дело только сейчас!) может напридумывать всякого… Однако ж, настолько, - разговаривая по большей части с самим собой, интересовался глава комитета по печати и информации.
Потянувшись к консоли на столе, Борджиа вызвал секретаря. Когда требуемый служитель Церкви передислоцировался, Антонио потребовал:
- Вито! Всех кого можешь из развед-ведомства – срочно на улицы. Мне нужно знать, кто у нас такой умный. Или, точнее, доказать, что это тот, о ком тут пишется, - Он постучал по ящику стола.
- С официальным заданием? Мне высылать оперативников или может лучше использовать группы в гражданском..
- Никаких официальных директив – в документах молчок об этом. И лучше пусть это будут гражданские, так эффективнее.

Невысокий итальянец Вито склонился в поклоне и уже на выходе уточнил:
- Вы подозреваете, что это исходит из кулуаров Флорентийского семейства.
- Конкретной личности, вы знаете какой. Такие, как он, так просто не сдадутся, да и ситуация уж больно располагает,
- Антонио Борджиа скривился, потёр виски. – И ещё. Никаких посетителей, на полтора часа прикрой приёмную. Работаем только на сбор сведений.
Сбросив с себя мантию и стянув верхнюю сутану принц Валенсии принял решение самому отправиться в путешествие по улицам Вечного города. Узнать правду всегда проще самому. К тому же, неизвестность и ожидание страшила куда больше потенциальных массовых потрясений.
- Слава Богу, что тот случай с девочкой на Трастевере – всего лишь раздутый газетёнкой случай. Там были адекватные взрослые и драки не случилось. Но такое теперь повсеместно… Надо что-то предпринять. Возможно, выступление понтифика с проникновенной речью на площади разрядило бы обстановку. Римляне получили бы информацию и заверение в правомерности и правильности действий Церкви, - кардинал-священник в задумчивости стоял посреди кабинета. Следовало бы сменить одеяние, чтобы его не признали в толпе, и убраться из офиса комитета тихо..

==============► Улицы Рима. Виа дель Корсо.

0


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.