Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.


Центр Рима - Дворец Церкви.

Сообщений 91 страница 100 из 100

91

[Рим. Собор Св. Петра и окрестности.]
Oh Some people get freak at me
Some people can’t see that I can oh! (see)
Some people wanna see what I see
Some people put an evil eye on me
Franz Ferdinand - Evil Eye

Марокканский Дьявол Инквизиции редко озвучивал то, что думал. Не исключено, что лишь за одни эти мысли Матиаша не только выгнали бы из Бюро, но  в добавок еще сожгли бы на костре.. Впрочем, брата Матфея это мало смущало. Гораздо сильнее его волновало совершенно другое.
Прошло уже порядочно времени, а Матфей всё еще помнил слова кардинала Медичи, сказанные им перед Папским СоветомI. Они здорово ударили по честолюбию заместителя Начальника Бюро. Казалось бы, откуда такая злопамятность?! Но дело ведь не в оскорблениях от герцога ди’Медичи – их Маттиас привык проглатывать с неизменной улыбкой на устах – куда больше по брату Матфею ударил тот факт, что он действительно оказался не у дел.. Что сам Марокканский Дьявол мог чего-то не знать, что было что-то, что так и осталось для него недоступным и сокрытым.
Несуществующее «Чентро информационе»II оказалось порядочной занозой в заднице Церкви: вроде как следы и были, но в то же время они никуда не вели. Деньги перечислялись, агенты сновали, монастыри и Церкви по всему постАрмагеддонскому миру что-то кому-то отписывали.. Однако в Центре Рима это всё словно попадало в супермассивную чёрную дыру, в которой безбожно и терялось. 
А ещё Матиаш своей шкурой ощущал, как за его нежданно-негаданно свалившейся на головы служителей Матери Церкви самовольной «проверкой» наблюдали.. И наблюдали очень пристально. Но пока остановить его не пытались – лишь тщательнее подчищали хвосты.
Так что за эту неделю усиленных поисков Дьявол из Бюро осознал, что так играть в кошки-мышки с Бюро «не знамо где - не знамо что», он может целую вечность. Поэтому Матфей решил сменить тактику. Он явно искал где-то не там, упуская нечто, вроде бы лежащее на поверхности.. Но мы ведь знаем: хочешь надёжно спрятать – положи на самое видное место.
Вспомнив тот же разговор с кардиналом-епископом в его тайных покоях, бравый улыбака Инквизиции стал копать уже не под засекреченную тайную Конгрегацию священной канцелярии, а под лежащего коматозным бревном кардинала Остии и Альбано Коррарио. Чутьё наёмника подсказывало "Лукавому из Марокко", что вечная «ложка дёгтя» в церковной политике Рима как-то связана с этой Организацией – это хорошо бы объясняло связи, влияние и удачу сопутствующую кардиналу Анджело Коррарио на протяжении всей его карьеры священнослужителя.. Кроме того, Медичи всё равно хотел заподозрить того в «сомнительных связях», порочащих статус кардинала.
И это «сомнительная связь» нашлась. Но явно не того характера, которого ждал от него Глава Конгрегации Доктрины Веры. Сомнительным оказался бывший камерленго покойного Папы Григорио XXX. Инспекция старичков-кардиналов, сидящих так же долго, как и кардинал Коррарио, обнаружила старые фотографии прошлого Папского Совета.. Так вот, упоминаемый Алигьеро ТондиIII на них всегда отворачивался от камеры, кому-то что-то говорил, наклонялся и всячески саботировал попытки запечатлеть свой «светлый лик». Зачем такая публичная личность, как камерарий, могла так стараться  скрывать своё лицо от камер?
О том, что кардинал Анджело и вроде как почивший камерленго Тонди могут быть как-то связаны, Матиашу подсказала та же старая гвардия кардиналов: со слов современников молодости Папы Григория, кардинал Остии и камерарий понтифика ужасно не ладили и при каждой встрече старались друг друга непременно унизить.. Но вот официальные бумаги того времени давали совсем другую картину.. Ведомства упомянутых «заклятых друзей» поддерживали основные начинания и политику друг друга..пусть и не явно. Так же имелись свидетельства, что Конгрегация под началом камерария пару раз нехило помогла Анджело Коррарио избежать не только политических проблем, но и..гибели.
Итак, Алигьеро Тонди стал целью поисков брата Матфея №1. Типчик был мало того, что чертовски хитрый и эксцентричный, так пока Папа предавался разного рода удовольствиям, его камерленго загрёб под себя серьёзные силы и власть. И чтобы такой человек после смерти понтифика просто испарился?!
Нет, по официальным бумагам его лишили должности и регалий и отправили в монастырь для умалишённых служителей Церкви, где он и умер.. Но почему-то этот момент неслабо напрягал брата Матфея. Он даже не поленился съездить туда  – благо, он находился не так далеко от Рима. Единственно что бумаги, хранящиеся там, вызывали больше вопросов, чем давали ответов. По отчётам местных мозгоправов его часто посещали, выписывали, отправляли обратно, а потом он неожиданно погиб в пожаре. На ветхом и заброшенном кладбище при монастыре могилы не обнаружилось.. Однако, с чего вдруг, казалось бы, не последнего в Церкви человека стали бы хоронить в братской могиле с психами? И был ли там в самом деле экс-камерарий?
Отдельное расследование по своим каналам в среде уцелевшей итальянской мафии, взаимодействовавшей со Святым Престолом, подкинуло ещё один факт – кто-то из мафиози отвалил впечатляющую суму с динарами, заказав убийство этого лишённого титулов, влияния и места за троном Папы, сидящего в римском «Бедламе» экс-камерленго. Личная месть? Или Алигьеро не потерял своей власти, и монастырь был лишь для отвода глаз?! Правда ли он умер или могущественной, но недоброй тенью все еще нависал над Церковью? Если  да..если  его "воскрешение из мертвых"  являлось истиной-во-плоти – Матиаш сразу получил бы разгадку. Ведь тогда весь этот пазл сложился бы сам собой, и ситуация в Риме окончательно  прояснилась бы..
Вернувшись обратно в Рим, Марокканский Дьявол пребывал в смятении. Бюро Инквизиции больше не занимало его мысли – Инквизиция всегда была тесновата для амбициозного Наёмника. Однако, окажись всё правдой, что помешает этому «Чентро информационе про Деи» уничтожить его, как только им станет известно, что он раскрыл их «секрет»?! Ничего. Поэтому брату Матфею срочно нужен был план, как обратить колесо Фортуны себе в угоду.

Если хотите понимать происходящее

I - Пост, где описаны события, подвигнувшие Матиаша копать.

II - про эту конторку есть немного вот здесь
III - если вы читаете это и до сих пор не знаете, кто он такой, то вы тупой квента на него тут

В посты стало модняво втюхивать музычку. Вот вам трек из эпиграфа для атмосферы:
[audio]http://dl.waix.ru/12e7e2427.mp3[/audio]
[avatar]http://s018.radikal.ru/i513/1610/20/af7dce029955.jpg[/avatar]

+1

92

Ознакомиться перед прочтением

- За сеньора Петроса Орсини писал участник Petrus Orsini , на данный момент пропавший с Форума.
За брата Матфея - Panzer Magier...
[avatar]http://s019.radikal.ru/i605/1610/39/fb65a5a23dc9.jpg[/avatar]

брат Пётр Окраины Рима, 04:25 утра, пустующий склад. ====►

Комплекс Дворца Церкви. Палаццо Конгрегации Доктрины Веры. Парадная.

Действующие лица: кардинал Антонио ди'Борджиа, брат Петрос Орсини, брат Андреас, помощник кардинала Антонио Вито, брат Матфей, много Инквизиторов.
Логлайн: Побег из палаццо Конгрегации кардинала почти удался - на выходе принца ловит Начальник Бюро... Быть беде? И что делает брат Матфей в кабинете брата Петра - какие срочные известия заставили Дьявола бросить своё расследование?

Трагикомический цикл «Антонио и тюрьма». Финальный акт: освобождение.

Soundtrack: Imagine Dragons - I'm So Sorry
[audio]http://dl.waix.ru/2a0918e0a.mp3[/audio]
Снаружи палаццо в двери ломилась взбудораженная толпа протестующих из Комитета печати и информации, а сам его Глава с лучезарной улыбкой стоял в центре кольца Инквизиторов, которые деликатно окружили кардинала, но ничего сделать с ним без приказа начальства не могли…
До этого через двери палаццо смог пробиться верный помощник ди’Борджиа Вито и сейчас, испуганно оглядываясь, стоял рядом со своим непосредственным начальником, которого подобное скопище нервных и напряжённых воинов в бордовых сутанах, похоже, совершенно не трогало…
- А-а-а, сеньор Орсини! Вот так радостная встреча. Давненько вы ко мне не заглядывали – а я-то и заскучал! - Антонио вальяжно обернулся к появившемуся «на арене» Рыцарю Разрушения. – У меня для вас две новости: на пороге палаццо стоит мирная демонстрация и… дипломатический скандал с Испанским Королевством. Что из этого вам нравится больше? – улыбаясь во все тридцать два, сообщил ясноглазый доктор семи разных наук.
- Антонио ди'Борджиа! – громогласным голосом обратился к нему гигант. – С чьего позволения Вы позволили себе покинуть место своего временного содержания?!
-  Я! – бодро откликнулся молодой кардинал. – Так-так, давайте подумаем, - принц изобразил глубокую задумчивость на лице, - наверное, с позволения Главы комитета по печати и информации, кардинала-епископа Испанского Королевства? -  его улыбка затмевала собой солнце по яркости…и самодовольности.
По началу Орсини не обращал никакого внимания на толпившийся вокруг народ, в этот момент для него существовал только Борджиа, ослепительно-оскорбительно улыбавшийся инквизитору улыбкой победителя.
- Вы должны немедленно вернуться обратно в свои покои в стенах бюро Инквизиции.
Однако, какое-то потайное шестое чувство подсказывало Петру, что вряд ли его узник просто вот так возьмет и выполнит это требования, как подобает послушному мальчику. Более того, в сложившейся ситуации, начинал подозревать Петр, он даже не будет иметь никакого права отдать приказ схватить испанского принца

- Позвольте, сеньор Орсини, откуда же у меня в вашем палаццо «покои»? Мои покои находятся в палаццо комитета печати. И именно туда я и направляюсь, - доктор разных наук приблизился к угрожающе возвышающемуся Петросу и с детской непосредственностью заглянул тому в глаза. В очах самого Валенсийского принца черти отплясывали фламенко…
Стоявший рядом с ним Андрей слышал, как заскрежетали латные перчатки Рыцаря Разрушения, столь сильно он сжал свои дубинообразные кулаки…
- Понимаете, тут какое дело: Испания нужна Ватикану как союзник в столь тяжёлое время. Сами знаете – Венгрия там, - не преминул наступить на больную мозоль Петра ди’Борджиа, - Богемия…и другие страшные маленькие маркизаты! А для этого я должен быть на своём месте – а оно отнюдь не в тюрьме Бюро – и выполнять свою работу. Вы же видели всех этих писак снаружи, - Антонио неопределённо махнул рукой куда-то в сторону двери. – Кто как не я сможет их всех занять и утихомирить?!
Кардинал Антонио изобразил дружеский хлопок по плечу Начальника Бюро Инквизиции (ну как «по плечу» - куда дотянулся) и на радостной ноте продолжил:
- Что касается ареста – так это чистой воды недоразумение! Ну подумайте, какая тут госизмена, если писаки просто подкараулили имперских послов, которые, да простит меня Всевышний, были в своём законном праве… Его Преосвященство кардинал Медичи просто устал – не потому ли он оставил всё это добро, - семикратный доктор сделал широкий жест, указав рукой на всех собравшихся, - на вас?
В чём-в чём, а в забалтывании собеседника Антонио был профессионал. И, каким бы грустным для Инквизиции сей факт не являлся, кардинал-епископ был в полном своём праве…
Именно поэтому ди’Борджиа пришлось отпустить, точнее – просто не мешать ему покинуть помещение. Испанский принц деловито направился к выходу, Инквизиторы, до этого сжимавшие кольцо вокруг сей персоны, расступились, недоумённо глядя на непосредственное начальство, которое осталось безучастным к столь наглому неповиновению.
Уже взявшись за резную ручку двери палаццо Конгрегации Доктрины Веры, молодой мужчина обернулся к стоящим столбом Воинам Веры:
- Спасибо за гостеприимство, ребята, будет время – приходите к нам… Только вот без этих ваших «Откройте, Инквизиция», ладно?Антонио ди’Борджиа потянул ручку двери на себя, а за ним тут же поспешил напуганный Вито, опасливо озираясь на членов Бюро

Комплекс Дворца Церкви. Палаццо Конгрегации Доктрины Веры, кабинет Петра.

Андрей послушно последовал за начальником, не решаясь пока что продолжать тему о имперских послах. Действительно, в такие моменты было лучше просто подождать, пока Орсини сам вспомнил бы об этой очередной занозе у себя пониже спины.
Брат Матфей собирался нарушить запрет ди’Медичи  и потревожить его на вилле.. Информации, которую Марокканский Диавол нарыл за недельную самоволку, было много..и делиться ею всей с Флорентийским герцогом смысла не было. Зачем ему знать, КТО может стоять за Конгрегацией священной канцелярии? Этого ему знать ни к чему, а вот если поделиться с кардиналом-епископом лишь частью информации..хех, тогда Маттиас мог рассчитывать на дополнительные ресурсы в своём расследовании.
Но! Самоубийственного поступка не вышло. Медичи просто не оказалось ни на вилле, ни в её тайных убежищах. Его прислуга не знала, где герцог – его видели выезжающим на личном авто за пределы виллы на холме Пинчо.
Поэтому сейчас брат Матфей стоял в кабинете начальника Бюро, ожидая, когда же блудный синевласый прямолинейный солдафон изволит притащить свою задницу обратно в кресло.

Брата Маркуса в кабинете уже не было, однако, к удивлению Петра, около стола находился еще один человек в алой мантии инквизитора.
- Брат Матиаш?! – раздраженно воскликнул Орсини, - Где, во имя всего святого, вы изволили шляться все это время?!

- На спецзадании. И сейчас я ищу кардинала Медичи, чтобы лично ему отчитаться, - поднял тяжёлый взгляд тёмных глаз на Орсини с извечной улыбкой Маттиас. Только вот было в этой улыбке что-то..вымораживающее.
Однако инквизитор, казалось, и не воспринял этого выговора со стороны начальника. И Петр не смог не заметить, что тот был до крайности взволнован.
- Я пришёл к вам, брат Пётр, чтобы задать вопрос: где сейчас находится Глава Конгрегации Доктрины Веры кардинал Медичи?
- Что значит, где он находится? – подобного вопроса Орсини ожидал сейчас меньше всего и потому на мгновение замешкался. – Вы прекрасно знаете, что его светлость сейчас находится на своей вилле, где они приняли решение уединиться на несколько дней…
- Странно. Как начальник Бюро Инквизиции вы должны были знать, что кардинала ди’Медичи на вилле Пинчо нет, – сузив и без того не широкие глаза, сквозь зубы процедил Дьявол из Марокко. При этом он неизменно продолжал улыбаться.
- Что?! Что ты хочешь сказать?! Как так нет?!
- Вы не понимаете смысл слова «нет»?Матиаш бросил на коллегу издевательски-сочувствующий взгляд. – Его Светлость герцог Флоренции и Тосканы Франческо Медичи на вилле сейчас «отсутствует», «не обнаружен внутри», «место дислокации не установлено». Так понятно или потребуется ещё..«синонимы»?
- Проклятье! - выругался Главный Рыцарь веры. – Андрей, сейчас же вели собрать экспертную комиссию для выдвижения к вилле ди Медичи. Матиаш… с вами мы поговорим по дороге.
- Не будьте таким бараном, брат Петрос.Матфей знаком велел поспешившему за дверь Андреасу остановиться. – Искать Медичи на вилле нет никакого смысла – я уже побывал там, и все необходимые обыскные процедуры уже были проведены. Перед нами стоит  нелицеприятный факт: кардинала Медичи на вилле нет. Теперь нам необходимо выяснить, где же он тогда находится..

+1

93

[Комплекс Дворца Церкви. Палаццо Конгрегации Доктрины Веры, кабинет Петра. Следствие ведут крестоносцы.]

Действующие лица: Брат Маттиас, брат Андрей, брат Пётр
Логлайн: Следствие ведут колобки Медичи! Ни один слон не скроется от бдительного ока Инквизиции..кроме дипломатических бумаг Империи. И Альбиона. И вообще! Мы же не их ищем, а Медичи, верно?!

Хименес: НИКТО не ждал Испанскую инквизицию!
Монти Пайтон

В кабинете брата Петра проходил мозговой штурм. Нет, даже не так, а Мозговой Штурм Инквизиции. Но вот если смотреть с точки зрения брата Матфея, то мозг у собравшихся был только у него, и чем штурмовали Орсини, Андреас и непонятно как затесавшийся Маркус оставалось тайной покрытой редким вином семьи Сфорца и семейными дрязгами..
Но это присказка. Детективчик ждёт нас впереди.
- Так где же может быть кардинал Медичи? Его похитили? Надо срочно допросить имперских послов! – едва не подпрыгивая на месте от нетерпения, верещал брат Андрей.
- Андреас, тебе разве не следует быть в Латеранском дворце при посольстве? – издалека начал улыбчивый китаец, оскал которого больше походил на паралич лицевого нерва. – И причём здесь посол Фортуна?
- Да это точно они замешаны! Послы эти, – закивал, как болванчик, юное дарование Бюро. – Я как раз прибыл к брату Петру с важными донесениями из посольства..
- Что, такие важные? – подняв глаза на Начальника Инквизиции, уточнил Матиаш.
По гримасе голубовласого итальянца, Матфей понял, что донесения явно не входили ни в разряд «важных», ни даже в разряд «донесений».
- У нас есть подозреваемые?
- Кардинал Медичи покинул виллу Пинцо на собственном автомобиле. Последний раз автомобиль видели заезжающим в ворота палаццо Барберини, – лаконично ответил Маттиас, который уже составил свой «суповой набор» подозреваемых. Орсини же давалась возможность проявить чудеса смекалки и решительности истинного Руководителя.
- Значит..значит, это Сфорца! Мы должны отправиться в её ведомство и потребовать от них ответа, – орлиным взором смеряя дальние дали, вдохновенно вещал Петрос Орсини.
Брат Андрей и Маркус тоже выпрямились и пытались вглядеться в ту же даль  с одухотворёнными лицами. Матиаш застонал и закрыл лицо рукой.
- Ну, действительно, мы же не можем отправиться сразу в палаццо Барберини! – глас разума на «собрании тараканов» явно проигрывал.

[Палаццо МИДа.]
- Вы не имеете права! Это МИД! Вы..вы должны были записаться! – верещала крошка-Лоретта, вцепившись в бордовую котту Петра и почти повиснув на нём. Что характерно, Петра это нисколько не тормозило. Похоже, он вообще не заметил лишнего веса.
Следом за Орсини с его ношей – секретарём Сфорцы – семенил брат Андрей, пытавшийся убедить Лоретту, что всё законно:
- Это срочно! Нам нужна кардинал Сфорца.. Точнее, нам нужен Его Преосвященство кардинал Медичи, но мы не знаем, где он..
Маттиас замыкал это шествие дураков и мрачно ухмылялся. У него была только одна цель – узнать у болванчиков Миланской Лисы местонахождение самой герцогини, ибо по данным Матфея её в Соборе Св. Петра не было.
- Я протесту.. – под тонкий голосок Лоретты, висящей на Рыцаре Разрушения, сам Рыцарь богатырским пинком распахнул дверь в кабинет герцогини Милана.
Катерины в кабинете не было, зато был Энрико Каэтани, неприятно ухмыльнувшийся при виде бордовых сутан Инквизиции, Вацлав Гавел, едва заметно вздрогнувший и недоумённо посмотревший на дверь и профессор Вордсворт, у которого от внезапности вторжения из рук посыпались бумаги. Бдительное око китайского Наёмника сразу опознало, что бумаги дипломатические. С имперскими и альбионскими печатями.
- Ну надо же... А я закрывал дверь на ключ, - не вытаскивая неизменной трубки изо рта, заметил Вильям Вордсворт.
- Где кардинал Сфорца?! – прогрохотал Петрос Орсини.
- Разве мы похожи на приёмную кардинала? – издевательски заулыбался Каэтани. – Спросите у сестры Лоретты – вот она, на вас висит..
- Прошу простить моих коллег, они немного..взбудоражены, – выступая вперёд, обратился к собравшимся хитрюкам Сфорцы брат Матиаш. – Пропал кардинал Медичи. Последний раз его видели, предположительно, в компании кардинала Сфорцы..
- Насколько я знаю, Её Светлость герцогиня отправилась в своё палаццо на несколько дней – отдохнуть, поправить здоровье. Полагаете, она занимается этим в компании..Главы Конгрегации и Доктрины Веры? – насмешливо подняв бровь, уточнил Энрико.
- На самом деле, мне плевать, чем занимается  Её Светлость. И чем занимаетесь вы.. Пока вы не мешаете расследованию, – взглядом указав на бумажки, которые спешно собирали Вордсворт и Гавел, сквозь улыбку процедил Матфей. – Скажите нам то, что нас интересует, и мы вас покинем..пока.
- Палаццо Барберини. Последний раз я видела госпожу Катерину там, - сообщила материализовавшаяся в воздухе голограмма Кейт Скотт.
- Благодарю вас за содействие.Марокканский Дьявол кивнул собравшимся и развернувшись на каблуках поспешил во всё ещё распахнутую дверь.
Петрос и Андреас переглянулись, не совсем понимая, что только что произошло и поспешили следом.
- В ваших же интересах, чтобы информация оказалась достоверной! – угрожающе сдвинув брови, сообщил сеньор Орсини и покинул кабинет.
- Я не могу, они такие смешные.. Кроме этого китайца. Он меня всегда настораживал. А вас? – улыбаясь, обернулся к коллегам по «прогулянным дипломатическим лекциям» Каэтани.

======►►[Рим. Палаццо Барберини.]

Пы.Сы.

Ииии..прелюдия к вскрытию бункера! Появление Инквизиции в МИДе выглядит как-то так:

[avatar]http://s019.radikal.ru/i603/1610/d6/16cfef6d70e8.jpg[/avatar]

+1

94

Comments

- Отписано совместными усилиями с Panzer Magier'ом (за Медичи)...
1 - подобная болезнь у Сфорца по версии манги, в повести такой конкретики найдено не было. Что это такое, можно найти в интернете.
[avatar]http://i026.radikal.ru/1610/ea/d2709f044071.jpg[/avatar]

Медичи пришёл отсюда Рим. Палаццо Барберини. ===►

Центр Города Бога. Комплекс Дворца Церкви Ватикана. Палаццо Министерства иностранных дел. Комнаты смежные с покоями кардинала Сфорцы.

Действующие лица: Профессор Уильям Вордсворт, камерарий Вацлав Гавел, личный лечащий врач кардинала Сфорца доктор Лигурия. Неприглашённый гость - кардинал-епископ Франческо ди'Медичи.
Логлайн: События минувших дней в городе Бога немало взволновали всех, в том числе и остатки «АХа». Болезнь Катерины, подрыв мафии Инквизицией, да ещё и все оперативники на заданиях... Что может быть хуже? Разве что кардинал Медичи, заявившейся собственной персоной.

Soundtrack: Joseph William Morgan Ft. Shadow Royale - Somewhere Over The Rainbow
[audio]http://dl.waix.ru/735fdf313.mp3[/audio]

- Что вам известно о брате Матиаше?
Вопрос Уильяма застал Безликого врасплох – новый камерленго Папы размышлял о том, насколько хрупкой и тонко настроенной системой оказалась Ватиканская Церковь… Стоило изъять из уравнения две переменные – кардиналов Сфорца и Медичи – и сразу стало возможно невероятное множество исходов: от заключения соглашений с Империей Истинного Человечества до освобождения кардинала Борджиа…и подрыва римской мафии.
- Немного, - покачал головой венгр. – И ничего из этого я не могу отнести к разряду «хорошее». Те связи, что у меня ещё остались в Инквизиции, могут сказать про Дьявола Инквизиции только то, что он так же опасен, как и ди’Медичи…если не больше.
- Хм-м, к сожалению, всё, что смог сообщить мне про этого молодого человека «мой подопечный» - не поддаётся никакой дешифровке…на пристойный язык.Профессор, нахмурившись, перебирал на столе очевидно старые отчеты и досье д'Астуриаса. - Думаете, он расскажет выпущенному из заточения в бункере кардиналу Медичи, что увидел у нас? – складка, залёгшая между бровей римского университетского преподавателя, разгладилась, а сам мужчина хитро заулыбался. - Это я к тому: стоит ли нам ждать явления самого Его Преосвященства в наших родных пенатах?
- Сомневаюсь, что он будет рассказывать это сейчас, - Вацлав мотнул головой в сторону окна, из которого пробивались солнечные лучи. – Судя по произошедшему в Риме, МИД сейчас – наименьшая из проблем Бюро…
- Это уж точно! – рассмеялся Уильям Уолтер. – Подорвать почти всех важных «шишек» мафии – я даже не знаю, кто в итоге удивился больше: сама мафия, вынужденная хоронить не только одного дона, или Бюро Инквизиции, когда узнало, что это их операция…
- В этих событиях я прослеживаю совсем неутешительную тенденцию, - Гавел выглядел отрешённым и отягчённым думами. – В Матери Церкви что-то происходит, а мы не можем понять, что… Возможно, кто-то пытался использовать мафию для поимки Врагов Церкви?
- «Розенкройц»? Вот уж кто не стал бы связываться с «семьями» Рима, - фыркнул профессор Вордсворт, раскуривая трубку и стряхивая пепел на одну из бумаг, оказавшихся контрольными студентов Римского университета. – Кто-кто, а Они-то знают, что вся мафия у Медичи посчитана, пронумерована и привита от глупости и жадности.
- Определённо это не Орден. Вы же помните, что творилось в городе и провинциях перед приездом послов?Вацлав Гавел перевёл свой внимательный и уставший взгляд на коллегу по убеждениям и ведомству. – Кто-то мутит воду…скорее всего, некоторые службы Церкви могли это засечь и начать действовать.
- О, вы говорите про…наших новых «друзей»? – альбионский джентльмен затянулся трубкой и выпустил в потолок кольцо дыма.
- Они нам не друзья. Нам сейчас почти не на кого рассчитывать – Её Преосвященство больна, все наши оперативники вне зоны доступа, а ситуация в самом сердце Церкви – хуже некуда, - Безликий мрачно уставился на свои руки, в которых он медленно перебирал чётки.
- А удивительное исцеление кардинала Коррарио? Да и кардинал Антонио снова с нами, - Уильям, как казалось, беззаботно пожал плечами. – Вы драматизируете, мой друг. Может, в вас говорит венгерский пессимизм?
- Кстати о Венгрии,камерарий Алессандро вновь поднял взгляд на собеседника, - туда должен был поехать я, а не патер Трес…
- Друг мой, не скажите! Без пуленепробиваемой рассудительности Стрелка там ну совершенно никак, - прикрывая усмешку трубкой, скаламбурил вдовец.
- Хорошо-хорошо, пистолеты Ганслингера там пригодятся, но Аргенто! Послать мафию в Венгрию, когда у нас начались проблемы с мафией в Риме?Гавел с трудом мог сдержать своё негодование.
- Расслабьтесь, Вацлав. Вы бы туда не поехали в любом случае – вы теперь камерарий Папы, боевые задания не для вас, - сейчас Уильям Уолтер Вордсворт даже не прятал своей понимающе-снисходительной усмешки.
- Но…
- Тем паче, что назначение мисс Аргенто на задание – приказ госпожи Сфорца. Вы хотели бы его оспорить?
– не дал себя перебить хитрый англичанин.
- Ох, правда ваша, Профессор, – невидимый экс-Инквизитор тяжело вздохнул. – Но я всё равно чувствую, что должен быть сейчас там… Это моя страна: только избавилась от деспота-вампира, как получила деспота-человека.
- Психопата и маньяка, если быть точным, - не вынимая трубки изо рта, поддакнул Вордсворт.
- Что?!
В это время дверь, ведущая в покои находящейся без сознания Катерины Сфорца, отворилась и оттуда вышла доктор Лигурия:
- Сеньоры, не могли бы вы говорить чуть тише? Её Преосвященству требуется покой…
- Что значит, я не могу увидеть свою сестру?! – прогрохотал до боли знакомый голос за дверью.
Собравшиеся в комнате люди из близкого круга Миланской Лисы переглянулись.
- Боже, у меня слуховые галлюцинации или сам кардинал ди’Медичи здесь…снова? - негромко усмехнулся Уильям, но в гробовой тишине комнаты его услышал каждый из собравшихся.
- Я и Папа - её ближайшие родственники! И я имею право знать, что с ней, – продолжал зычный голос Франческо из-за двери.
Пауза означала, очевидно, неуверенный лепет бедняжки Лоретты
- Может, зря мы оставили её на съедение этому крокодилу? – продолжил Профессор. – Надо бы выйти…
- Идите вы к чёрту..как вас там? Или пойдите и приготовьте чаю, кофе или чем там девицы вроде вас занимаются! – продолжал Глава ВС Ватикана, решительно открывая дверь в закуток «АХа». – А, вот и вы! – со сложно понимаемым выражением лица протянул кардинал-епископ, проходя внутрь и захлопывая за собой дверь прямо перед носом секретарши Лоретты.
- Что бы вам не сказал брат Матфей – это всё неправда. И мы тут ни при чём, - белозубо улыбаясь и даже вытащив для этого изо рта курительную трубку, сообщил Вордсворт.
- Что значит не вы?! – непонимающе сдвинул тёмные брови к переносице Флорентийский герцог. – И причём здесь Матфей? А, чёрт с вами. Мне нужны вы, - Франческо Медичи разве что не пальцем тыкнул в хрупкую Лигурию.
- Я? Я не понимаю…  - девушка-врач помотала головой, словно отгоняя пугающие мысли, но всё же взяла себя в руки. - Зачем вы шумите - кардинал Сфорца отдыхает! Прошу вас, покиньте помещение.
- Нет уж, сеньорита, мне плевать, какого размера сумму тебе отвесили за молчание! Я должен знать. – прорычал Франческо решительно наступая на доктора и оттискивая плечом вскочившего Гавела, который попытался загородить собой девушку.
- Оставьте её, - решительно хватая Медичи за локоть, сообщил Вацлав, после чего добавил, - прошу вас, Ваше Преосвященство…
- Убери свои руки, – процедил темноволосый мужчина, медленно оборачиваясь. – Ты сейчас же отправишься к Святому Отцу – где ты и должен быть, а я пойду к сестре – где должен быть Я. Вам всем следует помнить о своём месте.
После яростной речи Глава Конгрегации Доктрины Веры схватил доктора Лигурию за плечо и потащил по направлению к покоям герцогини Милана.

Стоило двери закрыться за этими двумя, как Вордсворт выдал:
- Ну, мы ждали Медичи…но немного по другим причинам. Коллега, что за траурный вид? Не съест же он её…или съест?
В просторной спальне, где на большой кровати с балдахином лежала Катерина в ворохе подушек и одеял, отчего она казалась маленькой девочкой, как и пятнадцать лет назад, царил полумрак. Франческо отпустил доктора Лигирию, которая тут же отступила от него, потирая больное плечо.
- Что вы хотели? Видите, она без сознания…
- Мне сейчас нужна не она, а вы, – сухо, но на удивление очень тихо ответил Глава ВС Ватикана. – Чем она больна? Это ведь не простуда, которой она пудрила мозги всему Папскому Совету: у неё кровь горлом шла, во имя всех Святых! – невольно повысив голос, мужчина сам себя заткнул.
- При всём уважении, - выделив последнее голосом, тем же шёпотом продолжила женщина-врач, - я не могу вам ничего сказать. Есть такое понятие как «врачебная тайна»…
- Ха! Не смешите меня, сеньора! – кривой оскал флорентийца девушку совершенно не обрадовал. – Она – не простой человек, она – слуга Господа и должностное лицо. По законам Ватикана вся информация о здоровье понтифика и кардиналов, входящих в Папский Совет, не может быть тайной. Она должна быть общедоступна и известна. Так что не лечите мне про законы.. – угрожающе нависнув над Лигурией, прошептал кардинал-епископ.
- Я не могу вам сказать: не имею права. Кардинал Сфорца запретила… - Лигурия пыталась хоть как-то ослабить напор Главы Конгрегации Доктрины Веры, но, очевидно, безуспешно.
- Кардинал Сфорца больна. И больна тяжело. Если я узнаю чем, возможно, я смогу помочь. Дьявол, да я сделаю всё, что в моих силах! - почти сорвался на свою привычно громкую речь сиятельный герцог винных провинций.
Лигурия была не уверена и даже больше склонялась к решительному отказу, попутно готовясь пережить пытки в казематах Инквизиции, но последняя фраза напоминала крик отчаянья…искренний крик.
-  У неё коллагеноз1: поражены лёгкие, - тихо вздохнув, шёпотом сообщила врач. - Поскольку заболевание чаще всего возникает из-за мутации определённого гена, вылечить его невозможно, можно только замедлить разрушительный процесс…
- Оттянуть мучительный конец, – скривился Франческо, как-то резко потеряв часть решительности и напора. – Это наследственное?
- Да, скорее всего, - не поднимая на кардинала глаз, кивнула Лигурия. Она чувствовала вину перед Сфорцей, которая настоятельно требовала никому не говорить, особенно ди‘Медичи
- Сандро? – в голосе мужчины послышался некий..надлом?
Доктор Лигурия, услышав такой тон, даже резко подняла голову:
- Насколько я знаю – нет. По анализам всё чисто. Заболевание передавалось по ветви Сфорца…
Франческо перевёл взгляд на лежащую на постели бледную светловолосую женщину.
- Мы ведь никогда не ценим то, что имеем. Не ценим воздух, которым дышим, не ценим тело, которое даёт нам возможность жить полноценно, не ценим людей..которых любим. Я не могу. Я не умею сдаваться. Только не сейчас.флорентиец опустил голову, словно тяжкие думы клонили его голову к земле. А потом неожиданно спросил:
- «Княгиня знала» - это про имперских послов?

- Что?Лигурия решительно не понимала, что творится с самым непредсказуемым и опасным человеком Рима.
- Я спрашиваю, в Империи могут лечить такие болезни? – уже громче и обратив свой орлиный взор на женщину-врача, вопрошал кардинал Медичи.
- Ох, медицина в Тсуаре Метоселут находится на весьма высоком уровне, - доктор Лигурия и сама задумалась. – Насколько знаю я, в лечении генетических заболеваний они шагнули далеко вперёд… Не все метоселянские вирусы им подвластны, но большинство человеческих болезней – уж точно.
На этих словах Франческо ди’Медичи уже был в дверях покоев Катерины.
- Если будет улучшение..или ухудшение – сразу сообщайте мне, – сказал темноволосый итальянец, а после этого за ним захлопнулась дверь.

Мимо «АХа» кардинал-епископ пролетел алым вихрем, вызвавшем лишь недоумение. За ним торопливо вышла взволнованная доктор Лигурия.
- Вы знаете, что это значит? – девушка пристально посмотрела на подчинённых кардинала Сфорца.
- Это значит, что брату Матиашу сейчас совершенно не до нас, - глубокомысленно изрёк Профессор, глядя на захлопнувшуюся за Медичи дверь…


Cardinal di Medici ->===========>>Пьяцца Сан Джованни ин Латерано

+1

95

[Рим. Пьяцца Сан Джованни ин Латерано. Палаццо Латерано.]===============►►

[Рим. Комплекс Дворца Церкви. По дороге в МИД]
Действующие лица: Кардинал-епископ Франческо ди'Медичи, сестра Паола Скофовски, брат Петрос Орсини, вездесущая голограмма Кейт Скотт.
Логлайн: Проверьте ваш чек-лист: ● имперские послы словили разрыв шаблона, ● брат Пётр в депрессии, ● сестра-по-отцу в коме.. А, погодите-ка! Катерина очнулась? Что ж, вы знаете что делать. И если назойливый Орсини вас не остановит, то удача на вашей стороне!

People think I'm insane because I am frowning all the time,
All day long I think of things but nothing seems to satisfy,
Think I'll lose my mind if I don't find something to pacify,
Can you help me occupy my brain?
Black Sabbath - Paranoid

Франческо не планировал возвращаться в палаццо Министерства сестры так скоро – смотреть на бледное лицо бессознательной дамы-в-законе было, в некотором роде, «больно», да и общество её «болванчиков» безусловно тяготило.. Хотя, когда это Провидение спрашивало планы у кардинала Медичи? Не иначе как проведение послало сестру Кейт Скотт, передвигающуюся в виде вездесущей голограммы прямо перед возвращающимся из имперского посольства ди’Медичи.
- Ваше высокопреосвященство, вы просили сообщать вам об изменениях состояния госпожи Катерины, - неизменно вежливо улыбаясь, сообщило голографическое изображение светловолосой монашки. – Госпожа очнулась, попила воды и подкрепила силы небольшим количеством бульона…
Герцог Флоренции и Тосканы встал как вкопанный: с одной стороны, неизвестность страшила – как сестра по отцу отреагирует на его пьяную вольность в семейном бункере?!; с другой же – ему самому требовалось сообщить ей о своих намерениях выжать из соглашения с Империей (который её верные неваляшки протащили, пока он сидел в бункере) по максимуму..
- Чёрт. Внезапно, конечно. – буркнул Светлость, правой рукой проведя по тёмным волосам и забавно их взъерошив. Жест был привычным с подростничества, однако, духовник с премерзким характером – Слава Богу почивший с миром – весьма болезненно от него отучал.
- Что, простите? – сохраняя милую улыбку, уточнила Железная Дева.
- Спасибо за информацию, сестра. Я сейчас буду! – гаркнул темноволосый мужчина и решительными шагами направился в противоположную от палаццо Конгрегации Доктрины Веры сторону.

***
Брат Петрос Орсини находился в ступоре. Внешне это выражалось в том, что он стоял и стеклянным взглядом смотрел вслед ушедшему бодрым шагом кардиналу-епископу, внутренне же он кричал с надрывом «ЗА ЧТООО?!». Это была не иначе как Божья кара – заслать его прямиком в Ад! К вампирам в их логово.. Назойливое подсознание уже рисовало толпы рогатых и зубастых мафусаилов, отплясывающих сиртаки и размахивающих хвостами. Паола Скофовски назначение послом пережила стойко – об этой миссии она уже знала, ибо Медичи перед визитом в  посольство вкратце обрисовал, чего именно он от неё ждёт. И установление мирных отношений с Постоянным Противником там было далеко не на первом месте. 
- За что он так со мной?! Это наказание за Венгрию? – сиплым голосом вопрошал Орсини в никуда, хотя, предположительно, спрашивал он у Скофовски.
- Будьте стойким, брат мой. Это испытание, посланное вам самим Господом, – лаконично ответил седовласая ровесница кардинала Сфорца.
- Я должен выяснить это у него лично! Пойду к нему прямо сейчас, – на долгие душевные терзания в одиночестве Рыцарь Веры был неспособен, он привык действовать, чем и занялся.
Медичи обнаружился не сразу, но сотоварищи Воины  подсказали, что видели герцога, решительно направляющимся в сторону Министерства иностранных сношений..

***
«Ваше высокопреосвященство! Позвольте мне узнать..» - Главнокомандующий Ватикана едва сдержал порыв резко развернуться и зарядить по порядком надоевшему за день Начальнику Бюро с ноги.
- Брат Пётр.. – проскрипел Франческо, не оборачиваясь. – Детали вашего задания вы можете узнать у сестры Скофовски или в палаццо Конгрегации. Я вам не справочная..
- Eminenza, это важно. Вы совершаете ошибку: направляете в посольство неподходящую кандидатуру. Вот брат Матиаш..
- Ещё раз услышу имя Матфея из твоих уст, и в Империю ты поедешь уже разжалованным! – рявкнул Глава Конгрегации, стремительно оборачиваясь к опостылевшему Орсини. – И как это ты «не подходишь»? Аристократ, доктор наук, должностное лицо – идеальный кандидат, правильно, Скофовски? – с усмешкой обратился «самый опасный короткоживущий Рима» к молчаливой Леди Смерти.
- Так точно, Ваше высокопреосвященство, – спокойно отрапортовала женщина-с-лунными-клинками.
Рыцарь Разрушения даже опешил чутка от такой подставы – уж от кого-кого, а от Паолы он такого не ожидал..
- Вы так наказываете меня за Венгрию? – в данный момент сеньор Орсини выглядел откровенно жалко, глядя на кардинала, как побитый пёс.
- Нн..не буду лгать – ДА! – выдохнул ди’Медичи. – Ну и пользу извлекаю: мне нужен свой человек в Империи для того, чтобы кое-что достать. Детали – у неё, – махнув рукой в сторону полячки, закончил Флорентийский герцог.
- Но я же никудышный дипломат..
- Для этого с тобой едет она, - почти тыкнув пальцем в Смерть, процедил Франческо, который торопился к Катерине. – Думать – не твоя задача, а её.
- Почему не поедет брат Матиаш?! Это работа его ведомства – разнюхивать и добывать вещи! – возмущённо воскликнул начальник Бюро, похоже, совершенно забыв, кого злит.
- Матиаш нужен мне в Риме. А ты – нет. И если тебе так припекает ведомство Матфея – бери с собой его людей, выдашь их за обслугу, как «наши» имперские послы. Чем мы хуже? Они вот протащили своих «царских головорезов» под именем «прислуги для графа»! Знал бы раньше – приказал бы сбить этот летающий могильник, - бурчал темноволосый флорентиец, отворачиваясь от Инквизиторов и поднимаясь по ступеням палаццо МИДа.

[avatar]http://s017.radikal.ru/i441/1610/28/462a868d85f9.jpg[/avatar]

+1

96

МИД.

[avatar]http://savepic.ru/12002299.jpg[/avatar]

Действующие лица: Вордсворт, Гавел, Кейт Скотт, епископ Каэтани.
Логлайн: Всем известно, что нервничать нельзя - неважно  Железная-ты-Дева-с голо-ликом или Безликий-и-не "железный"-инквизитор-на-пенсии-по-выслуге лет.  И только курящие профессора собаку съели на "тараканьей жизни": ведь по опыту - чем громче ты дальше..глядишь, и наглая морда  не треснет.

- Это — вашим соотечественникам. А это — сами-знаете-кому. Хотя, как я полагаю, вы и без меня прекрасно во всем разберетесь.
Энрико Каэтани  поочередно всучил по пухлой папке  сначала Вордсворту, а затем и папскому камерарию, собираясь уже уходить.
- Мы...чувствительно благодарны за эту честь, ваше преосвященство. - Рыцарь Альбиона, прищурившись, переглянулся с  патриотичным венгром, а затем перевел смешливый взгляд на 40-летнего  помощника кардинала Кораррио. -Однако,  разве Секретариат Святого Престола не должен озаботиться столь важным делом, как вручение копий заверенных соглашений, сам? Так сказать, лично?
Каэтани драматично закатил очи горе и картинно тяжко вздохнул.
-Эмм.. «Чувствительные» святые отцы, премногоуважаемые вы наши! Сей факт, наверное, не столь освещен в прессе, как недавние мафиозные события в Риме,  между тем, непосвященным всегда следует помнить, что озабочен наш Секретариат  денно и нощно —  вне зависимости от времени года и сезона миграции послов. - Епископ вальяжно расположился в кресле Сфорцы, закинув ногу на ногу и подперев подбородок. - Исключительно в силу моей симпатии к вашему отделу поверю вам страшную тайну: Его Высокопреосвященство кардинал Фьямма  на протяжении этих 3х дней нещадно истязал плоть свою вынужденным постом, отказом ото сна и душевного покоя..
Гавел со всей инквизиторской серьезностью прервал епископскую речь, указав  папкой с документами на закрытые двери в покои герцогини.
- Её Светлость  поплатилась за них здоровьем...
На что секретарь Папского Совета справедливости и мира покачал головой, подняв вверх указующий перст.
- Я еще не закончил, преподобный отче, - соединив кончики пальцев домиком, продолжил  зампред декана коллегии кардиналов. -    Господин Государственный Секретарь Ватикана  так жестоко  усмирял свой пламенный дух все это время, столь  рьяно сдерживая себя  от сквернословия..
Вордсворт, раскуривая трубку и пыхтя дымом, подавился смешком. - Кха! Можно представить..
- Вряд ли, сеньор профессор, ваши представления о возможностях кардинала Фьямма имеют хоть что-то общее с реальностью. - Энрико Каэтани  иронично усмехнулся, откидываясь в кресле. - Так вот, господа, вы просто обязаны   понять пожилого человека, простить его..и поскорее избавиться от этих замечательных папочек.  А на будущее я бы рекомендовал вам удерживать  несравненную Розу нашей Матери-Церкви от подобных финтов ушами...или что там у этих семицветиков вместо ушей(?). Старость церковников надо уважать, сеньоры-АХовцы, иначе у нас скоро  совсем не останется верных слуг Господних!
- Уверяю вас, дорогой епископ, мы все понимаем и постараемся в дальнейшем уберечь Её Светлость от подобного рода треволнений. Также мы немедленно приступим к возложенной на нас почетной миссии. Вацлав, собственно у меня, к примеру, накопилось столько личных вопросов, как у «изгнанного взашей патриота своего отечества» — что, пожалуй, только господин Гребер и сможет их разрешить! Кстати, Ваше преосвященство, всё хотел узнать, как ныне поживает ваше непосредственное начальство?
Уже успевший встать и двинуться по направлению к выходу епископ обернулся, возвращая своему лицу извечную невозмутимо-насмешливую маску.
-О, не стоит беспокоиться, господин профессор. Кардинал Коррарио, слава Всевышнему, на здоровье уже не жалуется и пребывает в своем привычном расположении духа.
- Когда люди его возраста так бодрятся — это просто чудо.. - Духовник понтифика учтиво открыл дверь в приемную МИДа перед Каэтани.
- Несомненно. «Бодрится» Его Высокопреосвященство энергичнее, чем раньше. Я бы сказал, что он просто…. в бешенстве.  - На этих словах 40-летний служитель Церкви откланялся и поспешил покинуть пределы МИДа.
- Так-так, значит, весть о недавних событиях в Риме дошла и до кардинала Остии и Альбано.. Бедный старик. В коме ему было поспокойнее, конечно. - Рыцарь Альбиона вытащил изо рта трубку и задумчиво потер подбородок.
-Скорее все вести сразу, Уильям. И игра  инквизиции с мафией в кошки-мышки может иметь здесь отнюдь не решающее значение. Жертва, на которую пошла сеньора Катерина ради этих бумаг, едва не сгубила то самое  хрупкое политическое равновесие.. - Вацлав Гавел поджал  губы и отошел к окну. -  Медичи отослал меня к Сандро.. Кейт сообщила, что затем он направился к палаццо Латерано, следовательно - ни я не могу сейчас там объявиться, ни вызвать госпожу Солит во Дворец Церкви..
-Насколько мне известно, кардинал Фьямма уже предупредил имперскую миссию. Вы знакомы с сеньорой Лейсаной, Вацлав? Эта милая особа — управительница  поместий  княгини в Империи. Она — терран, как и мы с вами, и, может, поэтому за ней  Бюро присматривает не так усердно, как за мафусаилами и их охраной. Полагаю, в ближайшее время она будет ожидать у площади Св. Петра..как обычно.
- Хм, наверное, они надеются, что она, «устав от рабских цепей вампиров», придет к нам просить политического убежища. И, если подумать,  более полезного источника информации о вражеском государстве и найти-то трудно..

Воздух замерцал, завибрировал, посреди кабинета Главы ватиканского МИДа появилась Кейт Скотт.
- А-а, прелестная мисс Кейт, мы тут без вас уже заскучали. Вацлав, а давайте по чайку «на посошок»?
-  Уильям, я говорила о Её Светлости с кардиналом диМедичи, и боюсь, что времени «на посошок»  нет — он с минуты на минуту прибудет сюда.
- Мы ничего не успели,
- камерленго Папы бросил папку с межправительственным соглашением на стол и устало опустился в кресло. - Вордсворт, да вы смеетесь??  И что вас так развеселило?  Наши «перспективы»?
- Я...я просто...давно...не ощущал себя… «тараканом на кухне». Старым и больным тараканом! Свет внезапно включен, и..и..Хахаха!
- Понятно. Чтобы все отрицать, следует спрятать эти папки. Кейт, вы не могли бы..?
- Нет. Ни в коем случае, мой венгерский друг! Никто ничего не будет «отрицать». Они оба уже практически вступили в силу. Поверьте мне, Вацлав, я же  «эксперт в дипломатии»! Мы встретим Главу конгрегации  раскрытыми объятиями: «мол, да, виноваты, но, Ваше Высокопреосвященство, поделать с этим ничего не можем». Как-то так!

***

Несмотря на предупреждение  Скотт, Франческо Медичи всё равно ворвался в приемную  МИДа внезапно, как ураган в погожий июльский денёк.. Впрочем, когда было иначе?
В этот раз Его Светлость пришёл не один, а с трагично-недоумённым Петром и хитро-молчаливой Скофовски.
- Не к вам, – бросил темноволосый итальянец, решительно направляясь к дверям в покои Катерины.
- Вы не можете сейчас зайти к госпоже - доктор  велела её не тревожить, – Гавел свёл брови у переносицы и расправил плечи, стараясь выглядеть внушительно рядом с Инквизицией и её Руководителем.
- Камерарий?! Вы, верно, заблудились? – саркастично ухмыляясь, изобразил удивление герцог Флоренции и Тосканы. – Разве это место так похоже на покои Папы?!
- Я знаю, где мне следует находиться...а вот знаете ли, где  сейчас самое место быть Вам? - Безликий отчаянно, но уверено шагнул ближе к кардиналу, отчего двое Воинов за его спиной тут же напряглись.
- Дорогой Вацлав, ваше высокопреосвященство, Господь с вами! Подобные недоразумения совершено не стоят таких нервов. - Лукаво улыбаясь, гениальный изобретатель АХа, вооружившись излюбленной тростью, что мирно покоилась все это время на кардинальском столе, перегородил собой проход к дверям покоев Сфорца.  Попыхивая трубкой, довольный Вордсворт протянул кардиналу раскрытую папку с альбионским соглашением. - Вот, только посмотрите, каким весомым даром почтил нас Секретариат Святого Престола! Я, безусловно, «великий консультант» по части дипломатии Королевства, однако в паре-тройке вопросов мне было бы любопытно узнать  мнение и вашей конгрегации насчет некоторых нюансов.

+2

97

[Рим. Комплекс Дворца Церкви. По дороге в МИД]
Действующие лица: курилка Вордсворт, борзый Вацлав Гавел, доктор-тряпка Лигурия. Неприглашённые гости - Влюблённый шекспир Франческо ди'Медичи, тоскующий брат Пётр и тумбочка-Леди Смерть, брат "никто-не-ждёт-китайскую-Инквизицию" Матиаш.
Логлайн: Жесть подкралась незаметно. Шаблоны АХовцев с грохотом трескаются, гнев Медичи растёт, как на дрожжах..и тут ещё выясняется, что вежливые Имперцы не менее вежливо отжали целый Маркизат. То ли ещё будет!

What's that coming over the hill
Is it a monster? Is it a monster?
What's that coming over the hill
Is it a monster? Is it a monster?
the Automatic -Monster(трек в спойлере)

Франческо грубо вырвал из рук Профессора бумаги, быстро их пролистал, мельком взглянув на содержание:
- Мгу..ясно. Ага. Вот как? Что ж, сгодится, – с этими словами ди’Медичи швырнул папку с бумагами за спину в сторону Леди Смерти, которая оперативно оказалась рядом и поймала папку, не потеряв ни единой бумазейки. – Пусть пока будет так. Потом уточним спорные моменты.
Обменявшись удивленными взглядами с Гавелом, рыцарь Альбиона, слегка приподняв брови от неожиданности  подобной реакции от Медичи, продолжил:
-Eminenza,  мисс Кейт  случайно обмолвилась, что недавно вы были во дворце Латерано.. Ходят слухи, что кардинал Фьямма одобрил требования имперской делегации. Не получили ли вы от послов прямого подтверждения этому..ну  или, может, опровержения?
- А-а, вы хотите сказать, что еще не в курсе этой замечательной новости? Тогда познакомьтесь – волею Господа ответное посольство Святого Престола в Империю: папский легат Орсини и его помощник и секретарь – Скофовски! – широким жестом указав на двух служителей в бордовых сутанах за спиной, оскалился Глава Конгрегации Доктрины Веры.
- Посольство? – пискнула удивлённая голограмма Кейт.
- Но разве не Понтифик совместно с Секретариатом Святого Престола и МИДом окончательно утверждают кандидатуры легатов и нунциев? - В голосе Безликого прорезалась сталь. Скосив глаза, Профессор  заметил легкое искажение воздуха вокруг венгра, что было одним из признаков проявления удивительной силы этого человека ..а также едва сдерживаемого гнева. - И был ли ответный запрос в Тсуару Метоселут?
- Времени особо не было для всей этой мелочной формальности, святой отец. Но вы можете провести краткий ликбез по дипломатическому этикету для легата Орсини — он будет вам  благодарен.  Ну, а у меня есть вопросы к Её высокопреосвященству! – отрезал Медичи и, расталкивая плечами  обалдевших АХовцев, прорвался к дверям в покои Миланской Лисы.
Стоило Франческо шагнуть внутрь затемнённой комнаты, как навстречу ему кинулась взволнованная и недовольная доктор Лигуриа..
- Почему вы снова здесь? Госпожа  уснула, ей необходимо набираться сил, - скороговоркой зашептала женщина-врач.
- Мне сказали, что она очнулась..
- Вам просто сообщили информацию: вас не просили приходить, - всё тем же шёпотом возмутилась Лигуриа.
- Я сам решаю, прийти мне или нет! – полушёпотом отрезал мужчина и лишь только сделал попытку прорваться к постели сестры, как двери в покои  распахнулись, и в комнату ввалились двое АХовцев.
- Вам же сказали: кардинал отдыхает! – напряжённый, как натянутая струна, Вацлав Гавел, похоже, решил сегодня героически сойтись в неравном бою с Главнокомандующим Ватиканского Доминиона.
- Вас сюда тоже не звали – проваливайте.. – буркнул герцог винных провинций, обернувшись на шум, и, не имея ни малейшего желания продолжать бессмысленный диспут, тут же  вновь повернулся к лечащему врачу герцогини Милана.
- Ваше высокопреосвященство кардинал диМедичи, подите прочь, - выделяя последние слова голосом, тихим, но угрожающим тоном потребовал венгерский патриот.
Подобную наглость Франческо уже терпеть не стал, круто разворачиваясь к дерзкому агенту АХа:
- Не будь ты камерленго моего брата, я бы тебя уже приложил.головой об косяк..! – почти не приглушая голоса, прорычал ди’Медичи.
Пока в покоях спящей Катерины Сфорца разворачивалась остросюжетная драма, из приёмной, где осталось двое Инквизиторов, стали доноситься возмущённые крики и топот. Дверь в очередной раз резко открылась, и в тёмную комнату влетел брат Матиаш, за которым ввалился недовольный Рыцарь Разрушения и сестра Паола. Мерцая и просвечивая насквозь, объявилась и голограмма Кейт Скотт:
- Я пыталась их остановить, но легче усмирить бурю, чем Воинов Веры, спешащих с докладом, - сердито сообщила Железная Дева.
Кардинал Медичи перевёл взгляд на Матфея – так просто Дьявол бы сюда ни за что не заявился - ему было чем себя занять..
- Что ещё случилось? – выражая своё явное неудовольствие в тоне, уточнил итальянец.
- Македония. Её столица – Скопье – была разрушена дракой двух..существ. Точь-в-точь, как в Альбионе. Только хуже, – с неприятной улыбкой на лице ответил Мэттью.
- Хм. Хорошо. Пойдём отсюда – доложишь в палаццо Конгрегации..
- Нет, Ваше высокопреосвященство.
- Ну не при этих же?! – воскликнул Франческо, которого упорство узкоглазого Инквизитора ввело в ступор.
- К отделу АХ накопилось слишком много вопросов, Eminenza. Сеньора Скотт, покажите, пожалуйста, данные с видеокамер наших и ваших информаторов в Скопье, – переведя внимательный взгляд на пилота Железной Девы II, попросил (хотя на самом деле потребовал) брат Матфей.
- Вы не имеете  на это никаких прав. Поэтому просто.. уходите. - Гавел процедил эти слова сквозь зубы, не спуская сощуренных глаз с Наемника. Профессор  вздохнул и ненавязчиво (но, несомненно, предупреждающе) загородил  путь Безликому рукой с удерживаемой в ней тростью, на случай если тот вздумает использовать физическую или..иную силу.
Девушка растеряно взглянула на давнего друга и соотечественника - Уильяма Вордсворта, который едва заметно подбадривающие подмигнул, понимая, что неподчинение лишь усугубит и без того шаткое положение АХа в отсутствие его Главы.   Справившись с внутренним сомнением, Кейт перевела взгляд на самого высокопоставленного человека среди оставшихся-в-сознании в этих покоях – на что Медичи царственно кивнул.
Монахиня Скотт вынуждена была подчиниться, активировав голографический экран во всю стену и запустив запись произошедших событий из Македонии.
На экране виднелся густой чёрный дым – камера у оператора явно тряслась при ходьбе, а из звуков было тяжёлое дыхание того, кто снимал, еще какие-то отдалённые глухие взрывы и хруст обломков. Наконец дым слегка рассеялся, и камера захватила чёрно-белое пятно, через пару секунд это пятно вспыхнуло красно-синим светом и разлетелось. Камера сфокусировалась на жуткой красноглазой твари с чёрными крыльями и гротескно-уродливой косой, зависшей в воздухе:
- Кто не знает – познакомьтесь, это оперативник отдела АХ Авель Найтроуд, кодовое имя «Крусник». Он был направлен в Македонию..кажется, следить за местными экстремистами? – оторвав взгляд от записи, которую просмотрел уже не раз, Марокканский Дьявол с вежливой улыбкой повернулся к собравшимся в комнате Главы МИДа. – Поправьте, если я ошибаюсь, – глядя на АХовцев, сообщил Матфей.
Никто не проронил ни слова.
Камера перевелась на противника патера Найтроуда – светловолосого и такого же алоглазого Серафима с шестью белыми крыльями и чёрным копьём, мерцавшим зловещим красным светом.
Брат Пётр перекрестился и забормотал молитвы: он тоже видел сражение в воздухе Лондиниума, как и Вордсворт, и Паола, но одно дело – смотреть с земли на далёкие светящиеся точки, а совсем другое – прямо в лицо зубастому кошмару, пусть и на записи камер.
- После этой «разведывательной» миссии отца Найтроуда весь исторический центр столицы Маркизата разворочен на куски,  памятник же «Крест Тысячелетия», останки которого вы видите на записи, вкратце можно назвать «пострадавшим» - и это, разумеется, очень мягко говоря, ну а жертвы среди гражданских исчисляются тысячами.. Сам патер скрылся с места преступления и на связь не выходит. Вы можете как-то это прокомментировать? – обратился к Вордсворту и компании китайский Воин Веры.
Орсини просто не знал, как правильно отреагировать на эту новость: с одной стороны, как Инквизитору ему следовало осуждать странствующего священника, но с другой, он неплохо узнал придурковато-самоотверженного человека в очках..человека ли?
- Отправьте туда войска, – прикрыв глаза рукой и потирая переносицу, усталым голосом велел кардинал-епископ.
- Я  справлюсь с этой задачей! – вызвался доселе молчавший Петрос. – А Матиаш может отправиться с посольством..
- Мы не можем выслать туда войска, – снисходительно улыбнулся коллегам по Конгрегации Маттиас.
- Что значит «не можем»?!Франческо посмотрел на подчинённого, как на форменного идиота.
- После исчезновения «злоумышленников» Империя Истинного Человечества заняла Маркизат.
- Minchia!* – ди’Медичи отнял руку от лица. - Пошлите им ноту протеста! Или что там посылается.. Вызовите послов!
- Мы не можем этого сделать, – в этот раз кардинал-епископ не стал прерывать Инквизитора и лишь посмотрел на него почти что с тоской.
Матфей смилостивился и продолжил:
- Официально «акта агрессии» не было: опознавательные нашивки на форме пограничников отсутствуют, никаких флагов и отличительных знаков  у них нет. Но это безусловно имперцы, и техника — вне сомнений тоже имперская. В переговоры эти «агрессоры» не вступают. Всё, что они изволили сообщить в ответ на наши требования— это пожелание направлять все  «ноты» в Совет Свободных Маркизатов, так как эти «вежливые и молчаливые защитники»    оберегают границы и внутренний порядок  Маркизата  исключительно «по   решению Совета». Так что послы, скорее всего, тоже вам ничего не скажут – либо они не осведомлены о решении своей державы, либо будут все отрицать..
- Как такое вообще возможно?! Это нарушение международного права! – взъярился герцог, забыв о необходимости говорить тихо. Слышать такие заявления от «самого страшного короткоживущего Рима» было  бы вдвойне смешно..если бы не было так грустно.
- Расскажите это Ватиканскому Доминиону 200 лет назад. При взятии имперского Загреба Рим избрал такую же стратегию.. - усмехнулся профессор Вордсворт.

ПЫ.СЫ.

* - (италь.) грубое короткое экспрессивное выражение. Можете туда подставить любой русский аналог.
Все 4 поста писали тройным усилием: Сет, Каин и я.

Иллюстрация из КАНОНА™ противостояния у двери покоев Сфорцы:
http://s016.radikal.ru/i336/1610/b1/ee8e8360f7e3t.jpg
Обещаный трек для атмосферы:
[audio]http://dl.waix.ru/e4a341571.mp3[/audio]
[avatar]http://s020.radikal.ru/i708/1610/7b/db0041e6e135.jpg[/avatar]

+1

98

МИД.

[avatar]http://savepic.ru/12028898.jpg[/avatar]

Действующие лица:
1я сторона конфликта: босс инквизяк, инквизяки (мессир-нержавейка, пани-нержавейка, перевозчик всякой-дряни- от мафи-бошек до дурных вестей);
2я сторона-что-просто-до ветра-вышла: босс х-АХашек, х-АХашки (Без-лица-инквизяк, Без-тела-голо-дева, с-лицом-и-телом-Проф-дела) и пара-тройка нежданчиков.
Логлайн:  советы всем, кого нещадно лупит по темечку кардинальской  любовью:
- не ищите встречи с чернобыльскими ежами;
-лучше отпустить одну больную синицу, чем потом менять стаю уток;
- и отдайте уже македонские развалины крутым мускулистым бабам из Империи: они их проапгрейдят,  и вы  их отожмете обратно. Это же классика!

- Не лечите мне про историю, профессор! Я вам не студент, и 200 лет назад – не сейчас. Ни одной серьёзной военной стычки с Тсуарой Метоселут за эти 10 лет не было! – рявкнул Глава ВС Ватикана.
Франческо, взбудораженный свалившимися вестями, принялся расхаживать взад-вперёд в тесном пространстве между кроватью Сфорца и дверью, в котором и столпились все собравшиеся..
Стоявшая все это время рядом с ложем  женщина-доктор  с ужасом прижала ладонь ко рту. Находясь подле герцогини с ее подростковых лет, Лигурия могла наблюдать все это время за  крепнувшей связью между ее юной подопечной и странным сероглазым и серебряноволосым священником, некогда спасшим жизнь молодой госпожи. Доктор прекрасно знала, какие проблемы со здоровьем может повлечь за собой  подобная для Катерины весть..
- То, что сделал ваш «патер Авель» – госизмена! Он нарушил прямой приказ руководства, вероломно напал на мирный город Скопье, что привело к потере Маркизата и гибели  мирных жителей.. Властью данной мне Господом я лишаю этого Найтроуда сана, регалий священнослужителя и нарекаю его Врагом Церкви! – остановившись на месте и решительно глядя на застывшее на голоэкране изображение крылатого монстра, громовым голосом возвестил кардинал-епископ. – Теперь он, - мужчина тыкнул пальцев в экран, – в розыске, а вы должны предоставить мне его личное дело и все данные, что у вас есть! – обратился Медичи уже к АХовцам.
- «В розыске» - вы прикажете взять его живым? – уточнил Рыцарь Разрушения.
- Найтроуда? Как получится, – бросил раздосадованный кардинал ди’Медичи.
-Найт...роуд…- Еле слышно бормоча, спящая на кровати девушка во сне пошевелилась. Её белая рука заскользила по покрывалу, пытаясь нащупать нечто видимое только больной. -  Авель..я...виновата..прости меня...Авель...я не должна была..
В памяти кардинала Медичи всплыл разговор с альбионской принцессой Спенсер. Слова ухмыляющейся рыжей женщины только подтвердили собственные опасения:
«Ага. Особенно это неожиданно, когда «клиническая смерть» - это декапитация. Впрочем, я с вами согласна: отсутствие мозгов не мешает многим людям жить..»
- А впрочем, брат Пётр. Можете не стараться: мёртвый монстр - оно как-то сподручнее, – задумчиво глядя на сестру, над которой хлопотала врач, протянул Франческо.
Лигурия порывисто склонилась, беря одной рукой герцогиню за запястье и проверяя ее пульс, тогда как второй она прикоснулась ко лбу, покрывшемуся бисеринами пота.
- Госпожа, это всего лишь сон.. Все хорошо, госпожа Катерина.. - Выпрямившись, женщина гневно посмотрела на кардинала Медичи. -Ваше высокопреосвященство, я требую, чтобы  вы сию же минуту покинули эти покои и забрали с собой всю вашу...армию! Здесь не место для вашего совещания! Тем более, такого, где речь идет об отце Найтроуде!..
-Что...?
- Сфорца неожиданно открыла глаза и приподняла голову. - Где..я? Доктор…
Герцогиня начала делать вялые попытки самостоятельно сесть, но ей это не удалось, и тогда она ухватилась за руку Лигурии.
- Шшш..Все хорошо, вы у себя. Госпожа, вам не стоит сейчас двигаться, сеньоры уже уходят… Вам нужен покой. Сеньор Вордсворт, принесите из того шкафчика лекарство..
- Помогите..мне сесть..
- Катерина действительно была очень слаба, но сердитый взгляд, который она бросила на женщину, был осознан и понуждал к немедленному действию.
- Хорошо, ваша светлость, - бросив еще один грозный взор на  тех-кому-здесь-явно-не-место, женщина покорно вздохнула и жестом подозвала альбионца.
Первым порывом сурового Главы Конгрегации Доктрины Веры было кинуться на помощь к сестре по отцу, застрявшей занозой в сердце и разуме, но при таком количестве свидетелей, этот жест мог быть истолкован..превратно.
Когда Вордсворт и Лигурия вдвоем помогли Главе МИДа поменять положение тела и  облокотиться на гору подушек, торопливо сдвинутых за ее спиной,  раздраженный взгляд голубых глаз на бледном лице уставился прямо на брата-по-крови.
- Что...здесь.. проис..ходит? - ей было трудно говорить, голос был хриплым, а речь  не совсем четкой, но все же требование немедленного ответа-и-отчета прозвучало всем понятное.
Из приемной снова послышался шум какой-то возни, девичьи истеричные крики, глухая на повышенных тонах ругань и затем грохот от  распахнувшейся двери, ударившейся о стену. 
- ВОРДСВОРТ, ГДЕ ВАС НОСИТ?! ЧТО ВАШ АХ СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕТ?! Я  ЭТОГО ТАК НЕ ОСТАВЛЮ!
Кто бы мог подумать - из личного кабинета в спальню герцогини буквально ворвался на удивление быстрой походкой недавно выбравшийся из комы, но отчего-то явно  разгневанный 90-летний декан коллегии кардиналов.
- А-А! ВОТ ВЫ ГДЕ!
За ним в покои кардинала Сфорца зашел сутулый, раздраженный от усталости и недосыпа    75-летний государственный секретарь Фьямма.
- Похоже, мы не вовремя, дорогой Анджело.. Тогда я, пожалуй, все-таки пойду.
- Ну куда вы пойдете?! Мы уже пришли, и мы все сейчас выясним..!!
- Я же говорю: у меня прихватило спину со всеми этими вашими.., я бы полежал, если честно.
- Вон диван! Ложитесь и лежите себе! Не вздумайте никуда уходить!!

Последним за суетливыми стариками неспешно вплыл зампред Папского Совета  справедливости и мира.  Увидев застывшую картину в спальне, высокий и статный епископ в  хищной ухмылке оскалил зубы и подпер плечом дверной косяк.
- Ваше высокопреосвященство, вы уже узнали, за какой «мастью»  в   этой «очереди» мы следуем? Господа, «кто последний?»
Такое грубое вмешательство в чужое личное пространство, когда оно исходило НЕ от кардинала Медичи, самого флорентийца просто выбешивало. Это ОН пришёл к Катерине первый, и это ОН должен быть рядом с ней, когда она очнётся..
- Кардинал Коррарио, вам следовало быть там, где вы недавно были, – процедил герцог Тосканы и Флоренции.
- Кардинал Коррарио недавно был только в коме, – насмешливая улыбочка Каэтани, который здорово развлекался за счёт собравшихся, вывела бы из себя и святого..
- Вот туда и..идите. Все! ПОДИТЕ ВОН! Кардиналу Сфорца нужен постельный режим. Все вопросы - в палаццо Конгрегации в моём кабинете! – рявкнул Главнокомандующий Ватикана, перекрикивая все возражения неожиданно взбодрившегося кардинала Остии и Альбано. – Матиаш – проводите!
Троим Инквизиторам удалось вытолкать всех толпящихся в покоях служителей Церкви под дружное «Не имеете права!», «Эй, полегче, у меня тут спина!» и «Я ещё припомню вам это, кардинал Медичи!».
Когда дверь за ними закрылась, Франческо развернулся к полулежащей герцогине Милана, рядом с которой стояла немного растерянная Лигурия.
- С вами, дорогая сестра, нам необходимо многое обсудить..

+2

99

[Палаццо Конгрегации Доктрины Веры. Защищённые и закрытые от посторонних комнаты.]
Действующие лица: Его Кардинальшество ди'Медичи, неунывайка-хитрец-на-нервах-игрец брат Матиаш
Логлайн: Иногда попытка заругать подчинённого может закончиться не так, как вы ожидали. В данном случае, главное не растеряться и успеть спровадить Инквизиторского Дьявола раньше, чем вы продадите ему всю державу и душу в придачу..

The secrets that you keep are ever ready
Are you ready?
I'm finished making sense
Done pleading ignorance
That whole...defense
Foo Fighters –The Pretender

Часом ранее, до прихода ди’Медичи к имперским послам. Кабинет Франческо.(флэшбэк)
После подрыва особняка мафии кардинал-епископ, находившийся на взводе с момента освобождения из бункера, был просто взбешён подобной самодеятельностью экс-Наёмника. Желая высказать своё недовольство прямо в улыбчивое узкоглазое лицо, герцог Флоренции вызвал негодяя-китайца прямиком в свой кабинет. Однако состоявшийся в защищённом от подслушивания месте разговор кардинально отличался от запланированного Медичи сценария..
«- Помните Вы подозревали, что кардиналу Сфорца может помогать «несуществующая Конгрегация»?
- Неужели я в который раз оказался прав? – насмешливо уточнил темноволосый итальянец, которого позабавила подобная попытка увести разговор от провала. Но, нужно сказать, весьма неплохая попытка.
- У меня нет доказательств того, что они сотрудничают с ней сейчас, но во время приезда послов – несомненно, да.
- Потрудись мне объяснить, как эти данные связаны с твоим громким и безобразным провалом, – нетипично мягко и спокойно потребовал герцог винных провинций, что, определенно, являлось предзнаменованием скорой расправы.
- Я вышел на ИХ агентов, которые и подстроили взрыв: в голову дона Мала дель Рома вместо бриллиантов подложили взрывчатку. Я оказался в эпицентре этой интриги.. Полагаю, в планах этого «Чентро информационе про деи» и было сделать ответственными за взрыв именно меня и косвенно Бюро.
- Ты хочешь мне сказать, что ТЕБЯ, Марокканского Дьявола Инквизиции, подставили?кардинал-епископ иронично ухмыльнулся. В такой расклад он вполне мог поверить: Наёмник сам ни за что не полез бы в такую мокруху.
- Я несколько недооценил информированность и изощрённость Конгрегации. Впрочем, у меня есть все основания полагать, что раз меня оставили в живых, агенты «Бюро информации» ещё свяжутся со мной..
- В последнее время ты довольно часто кого-то «недооцениваешь», - угрожающе прищурив глаза, заметил флорентиец. – Только вот с последствиями твоего провала иметь дело уже всем нам. 
- Я понимаю Ваше негодование, Ваше Высокопреосвященство, оно безусловно обоснованно. Вместе с тем, прошу отметить, что произошедшее заставило дона Валадиты считать нас союзниками – он даже прислал мне заверения в «дружбе и взаимовыгодном сотрудничестве». Мы не можем отрицать свою причастность к произошедшему в особняке мафии, но никаких прямых подтверждений так же не дадим – пусть слухи собьют всех с толка.
- Прекрасно, - саркастично скривился Медичи. – И давно ты эту потрясающую отмазку придумал или, может, «буквально на днях», когда выбирался из завалов «треклятого пепелища»?!
- Вы в полном праве наказать меня за самовольность.  При том, что я лишь выполнял ваши указания – исправлял свою недостаточную осведомлённость.. – внимательно глядя на кардинала узкими глазами, сообщил Маттиас, изображая покорность.
- Язык у тебя всё так же подвешен, Марокканский Лукавец. – задумчиво протянул Франческо.
- Я могу продолжать своё задание?
- Поди прочь с глаз моих..и можешь продолжать. Делай то, что необходимо.
Глядя вслед закрывшейся за экс-наёмником двери, Франческо ди’Медичи, будучи страшным параноиком, вынужден был признать, что слова Катерины Сфорца не оставили его равнодушным. Может быть, это самовнушение, а может, и хитрости его сестрицы, но  неожиданно Глава Инквизиции почувствовал, как контроль над ситуацией утекает, словно песок сквозь пальцы: Марокканский Дьявол стал абсолютно неуправляемым — и факт был налицо. Нет, он всегда вертелся как уж на сковородке, но теперь..теперь он, даже «не стесняясь» кардинала-епископа, проворачивал свои махинации.
- Как бы эта Конгрегация не утащила Дьявола в свои сети..или Дьявол не забрал их себе.. И я даже не знаю, что из этого страшнее, - под нос пробормотал герцог Тосканы



[Палаццо Конгрегации Доктрины Веры. Запрятанная в заброшенных коридорах палаццо Конгрегации каморка Матфея.]
Действующие лица:  неунывайка-хитрец-на-нервах-игрец брат Матиаш, киборг-стендапер брат Варфоломей (Дуо Икс)
Логлайн: Вы устали, разбиты, не знаете за что взяться и вам нужно подумать? Нет лучше места, чем родные пенаты! И даже назойливые киборги, нашествие инопланетян и внезапные гости тому не помеха.

Обернись на мой окрик, загляни в глаза смерти
Не бойся смеяться этой даме в лицо
Ведь все во что ты когда-то не верил
Теперь для тебя перестало быть сном
Я держу на ладони все, чего так желал ты
Я ломаю твой мир, в пыль стираю мечты
Я только Тень зря меня испугался,
Я растаю с рассветом, но вернусь в твои сны!
Ольви - Дорога в Ночь

После прихода известий из Македонии и столпотворения в МИДе.
Марокканский Дьявол сидел за письменным столом своего далёкого от сотоварищей кабинета и размышлял о всём случившимся за этот насыщенный день. На первом месте стояла, конечно, Македония. И не потому, что Ватикан потерял одну из своих «зон влияния» в пользу Империи: с точки зрения Матиаша, Рим не особо влиял на Македонию, так как совершенно о ней не заботился. Потому-то в Скопье и завелись экстремисты.. Отдать целый пограничный маркизат Тсуаре Метоселут было малой кровью, в конце концов, внешняя политика штука замкнутая  – сегодня Македония  имперская, а завтра опять римская.
Куда неприятнее оказалась проблема, которой Ватикан не интересовался от слова «вообще»: кучка уродцев АХа и Орден «Розенкройц». Один инцидент в Лондиниуме – не показатель «болезни».. А вот Скопье – это уже патология. Китайскому одиночке было известно, что подрыв моста и площади Кавур - дело рук экстремистов из Скопье, которое так удачно разворотили те монстры. Однако, тогда возникал следующий вопрос: если германские агрессоры пришли сюда не ради терактов в Риме, то ради чего? Почему ручной монстр Сфорца гонялся за ними лично? Брат Матфей потрудился разыскать данные обо всех последних заданиях Найтроуда – на простые его отправляли крайне редко. Подобные открытия вывели единственную «кардинальшу» в Церкви на одну из первых позиций среди опасных людей в личном списке Матиаша: чтобы иметь дело с этим нужно быть либо дурой, либо очень отважной и отчаянной женщиной. Но «зарытая собака» крылась далеко не в  Главе МИДа..
В памяти всплывал случай, которому Маттиас и не предал бы значения, если бы не еще одно «но»: он произошёл почти сразу после «каммин-аута» розенкройцеров, бодро вылезших из-под алтаря, как крысы из затопленного подвала. Свидетелем тому стал сам кардинал Медичи, к которому ветеран Гибралтара приставил двух меднолобых Инквизиторов. Эта сцена записывалась камерами в саду, но – вот чудо! – все данные с камер были уничтожены. Матиаш теперь знал КТО, но ЗАЧЕМ? С каких пор личные дрязги Миланской Лисы с её подчинёнными стали интересовать экс-камерленго Григорио?
Матфей возблагодарил свою паранойю, заставившую его заблаговременно понавесить камер и жучков на коллег по сутане — официально списанных, но, разумеется, только тех, что хорошо противостояли глушилкам. И сейчас, бережно поглаживая пальцами (похожими на лапы паука-сенокосца) электронную карту с данными, китаец хитро усмехался. Герцогиня и её теперь-уже-не-такой-верный монстр, несомненно, скандалилиI о произошедшем-под-алтарём. Но вот опять - одни вопросы: чьё тело хотели забрать орденцы, почему Катерина  прятала его именно под алтарём, а патер Найтроуд обвинял её «в страхе» перед этим телом?
Здесь Матиашу пришлось прорабатывать следующую версию: ходили слухи, что тысячу лет назад в самом сердце   Рима был создан склеп Святой Лилит, воевавшей с вампирами в те незапамятные времена, когда они только появились на Свет Божий.. Данную легенду считали мифом, этаким пиар-ходом Церкви, пытающейся эксплуатировать святыни для увеличения собственно популярности. В свете произошедших событий всё это выглядело иначе: два жутких монстра, сражающихся в небесах Альбиона и Македонии; тело мёртвой Святой, которое сторожил один из монстров..не слишком ли много совпадений? Сам патер Авель Найтроуд появился сразу после убийства семейства Сфорца: Мэттью видел его фотографии, и священник нисколько не постарел за пятнадцать лет. Когда как агенты Профессор и Безликий, которые были рядом с юной Сфорцей все это  время, да.
Чем дальше брат Матиаш заходил в своих размышлениях, тем мрачнее он становился: Наемник прекрасно понимал судорожные порывы Медичи всё контролировать, контроль – это хорошо. При этом, в отличие от того же ди’Медичи, Марокканский Дьявол знал, что абсолютный контроль – это иллюзия. В мире, созданном людьми, человеческий фактор – основная переменная, вносящая хаос в любую, даже самую структурированную и продуманную систему. Как оказалось, экс-камерарий прошлого понтифика тоже был помешан на контроле, правда, в отличие от Светлости, он понимал всю абсурдность возведения его в абсолют. Вместе с тем, стоило делу дойти до вышеупомянутого монстра-Найтроуда – и его как подменили. Ибо никак иначе объяснить такое количество слежки за странствующим уже «врагом Церкви» Мэттью не мог. Коронным фактом стала обшивка склепа Святой, которую почему-то никто  не видел. Про неё кричал патер Авель, ничего не знала Сфорца..и знали документы. Крайне редкий, прочный и экранирующий определённые виды волн металл для обшивки был заказан..как раз около пятнадцати лет назад. Сразу после привоза в Рим он, конечно же, пропал – «Чентро информационе» умело работать качественно, но..опять это вездесущее «но»! Металл не использовался нигде - ни в Инквизиции, ни в Церкви..он просто пропал. Как и многое, связанное с несуществующей Конгрегацией.
- Постойте..нет, этого не может быть! – озарение у Дьявола наступило совершенно внезапно. – Если обшивку сделал камерарий Тонди..то чего он боялся?!
«Ты боишься, что Она очнётся?!» - кричал Найтроуд на записи в Американском саду, которую Матфей от неожиданности выронил и теперь смотрел, как на самую кошмарную на свете вещь.
«Ага. Особенно это неожиданно, когда «клиническая смерть» - это декапитация. Впрочем, я с вами согласна: отсутствие мозгов не мешает многим людям жить..» - эта запись приватного разговора Спенсерс Главой ВС Ватикана у Маттиаса тоже была.
- Патер Авель переживает за тело Чёрной Святой. Святой Лилит отрубили голову. Патеру Авелю Найтроуду тоже отрубили голову. Патер Авель ожил и успешно разрушил Скопье. Чёрная Святая.. – мозг многомудрого китайского Инквизитора буквально начинал сбоить от таких открытий. – И ОН знал!! Он всё это время знал..!
Грохот стального инквизиторского сапога по толстой двери из морёного дуба комнаты китайца вырвал последнего из мыслительного процесса.
- Какого чёрта.. – пробормотал участник Гибралтарской войны, нащупав на стальной панели рукава микроконтроллер и разблокировав дверь. – Можете войти, – уже громче приказал Матфей.
Нежданным посетителем оказался никто иной, как брат Бартоломью, только без бесплатного приложения в виде Андреаса.
- Да тебя фиг найдёшь, братец хитрый лис! – хохотнул Дуо Икс, бодрым шагом проходя в небольшое помещение и как будто бы сразу занимая собой  всё его пространство – Ну и нору ты себе вырыл..
Брат Матиаш не стал перебивать мысль у киборга – а то ещё зависнет – терпеливо с неизменной вежливой улыбкой ожидая, когда посетитель перейдёт к сути.
Дуо закрыл за собой дверь и, воровато оглядевшись по сторонам, уточнил:
- А где у тебя тут пыточная или алтарь языческих богов, на котором ты пьёшь кровь младенцев?
- Если ты заявился сюда паясничать, брат Варфоломей, изволь покинуть это помещение, забыть про него и вернуться к своим обязанностям, - сухо ответил «китаец из Марокко».
- Эй, слушай, не обижайся! Не в претензию тебе, но я их не нашёл, смекаешь? – двигая бровями и явно на что-то намекая, сказал брат по серии агента Стрелка.  – И хотел бы узнать, куда ты их перепрятал?
- Кого? – взгляд Матиаша в кой-то веке что-то выражал, а именно скептицизм и усталость. Матфей знал, что киборг видит некоторую часть его сущности, успешно скрывающуюся под улыбчивой маской, и поэтому играть в игры наедине не видел смысла.
- Тела моих братьев. Оставшихся десяти из серии, – лаконично сообщил киборг, внимательно следя за реакцией Мэттью.
- Причём здесь я, Икс? Ты один знаешь их месторасположение, – с подозрением глядя на собеседника, ответил китаец.
- Мэтт, не пудри мне мозги! Ржа заешь, да все видели, как ты разобрался с мафией! – похоже, Человек Убивающий начал злиться.
- И причём же здесь..так, погоди. Ты хранил тела у..мафии? – брови Воина Веры китайского происхождения взлетели почти под короткую чёлку, а сам он, честно говоря, едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.
- Я не хранил! Они сами их нашли и засунули на какой-то долбанный склад. Ну я и подумал: и пусть. Охрана есть, камеры есть, условия сносные. Сделать они с ними всё равно ничего не смогут, а надумают продать, так я и перехвачу, - попытался объяснить свою точку зрения Дуо.
- И они пропали? – уточнил Дьявол из Марокко, всё ещё сдерживая порыв посмеяться от души.
- Нда, вот так как-то, – развёл руками рыжий из семейки Иксов. – Неудобно получается. Так ты не брал?
- Нет. Зачем бы мне?  - темноволосый Инквизитор пожал плечами, а Варфоломей намётанным глазом киборга просканировал и установил, что коллега вроде как не обманывает – и сразу приуныл..
- Дай угадаю: следов нет, мафия сама недоумевает, никаких зацепок тоже нет? – улыбка Матфея растянулась почти до ушей.
- Вроде того.
- Что ж, у меня есть идея, кто бы это  мог  быть. Я проверю свою версию..и сообщу тебе, – склонив голову на бок и глядя на киборга-Инквизитора с насмешкой, предложил китаец.
- Дьявол, вот же лоханулся! Чтоб меня закоротило на досуге.. Ладно, Лис, будет по-твоему, - махнув рукой, Бартоломью резко развернулся и покинул комнату экс-наёмника, шарахнув дверью об косяк.
- Манеры как всегда безупречны.. – пробормотал себе под нос Матиаш, и тут разум тактика сразу переключился на другую персону, чьи замашки вообще оставляли желать лучшего.
«Мэтт» уже знал, что все его следилки с подставившего его с мафией агента «Чентро информационе про деи» были сняты. Как и несколько камер с его собственного камзола..кроме той, что была спрятана в пуговице на воротнике. Она была сделана под старую технологию, и глушилки её не брали. На паре кадров лицо старика-агента даже можно разглядеть. Распечатав только лицо, Маттиас отправился к тем старичкам-кардиналам-на-пенсии, которых он уже расспрашивал ранее об Алигьеро Тонди, дабы показать на сей раз фото. Он рассчитывал, что раз агент «так стар», значит, он в Бюро информации уже давно - и кто-то мог его видеть, и, следственно, что-то знать. Однако никто не узнал агента..Никто, кроме старца, которого остальные считали  выжившим из ума. И именно он сказал Матфею то, что шокировало Дьявола  и надолго:
«Щуплый старичок-божий одуванчик в алой мантии кардинала, восседающий в инвалидной коляске, выдернул фотографию из рук Инквизитора, с подозрением её обнюхал и даже лизнул:
- Бумага новая, только из печати, - проворчал кардинал. – Так, посмотрим. Кого-то мне напоминает..Ха! Да это же старина Геруччо, клянусь моим геморроем! Ну так бы он и выглядел, кабы молодым не помер.. А правда, чего это он дряхлый -то такой, а? Хотя..зрение у меня уже не то: где ж видано, чтоб мертвые старились? Прямо ветхозаветные чудеса, молодой человек! – посмотрев на растерянного китайца умным и пытливым взглядом, уточнил старичок.
»
Итак, камерленго Папы Григория был жив. Даже более того – он сам выходил на задания.
Во многом он был чертовски хорош, где-то даже гениален..но Маттиас всё равно видел изъяны в его стратегии. План с мафией был неплохII, но основывался на человеческом факторе: стоило Матфею отказаться играть по правилам - и Инквизицию уже не так просто втянуть в эту заварушку. Сам же Алигьеро, судя по всему, был холериком-невротиком с тягой к импровизации. И болтовне. Много болтовни, оскорблений и провокаций. И все это, чтобы выманить противника на откровенность, проверить его спонтанную реакцию, отсеивая фальш.. Постоянная сбивчивая, громкая и раздражающая речь, стремящаяся задеть – Матфей видел, что за этим Тонди прятал  необходимость подумать, принять решение, скрыть собственную настоящую реакцию. С таким человеком было работать ещё тяжелее, чем с Франческо: обитателям Бюро информации китаец мог только посочувствовать. Но сам он этого не боялся. Инквизиция дала ему плацдарм в Церкви, она открывала многие двери для военной службы. При этом, она оставляла тебя ослеплённым шорами Воина Веры, не давала видеть ситуацию кристально чистой с разных сторон. МИД позволял смотреть, но не мог действовать.. «Чентро информационе про деи» мог это всё.. вместе и сразу.
Матиаш, опустивший лоб на переплетённые пальцы, поднял голову, почувствовав в комнате чужое присутствие.
- Полагаю, «Геруччо», раз вы пришли лично, значит, я пока не в списке смертников вашего Бюро? – медленно поднимая голову с неизменной улыбкой на лице, уточнил брат Маттиас. – Позвольте задать вопрос: на кой чёрт вам тела братьев Икс?

ВСЯКОЕ

ВАРНИНГ! Много отсебятины, "невероятных догадок"™ и вотэтоповоротов™ в мозгах у Матиаша.

I - про это можно почитать вот здесь
II - об этом написано в этих постах

Трек "J2 feat. Midian - Sweet Little Lies" для атмосферы:
[audio]http://dl.waix.ru/3d6766321.mp3[/audio]
[avatar]http://savepic.ru/12126349.jpg[/avatar]

+1

100

[Рим. Виа дель Корсо. Крыша особняка, близлежащего к резиденции семьи Мала дель Рома]=============>>
[avatar]http://savepic.ru/12218816.png[/avatar]
Подземная база Центра информации для Бога.

Действующие лица: ИБ (информационное бюро) vs БИ (бюро инквизиции).
Логлайн: Все начальники любят санкции. Самозабвенно и одинаково. А некоторых еще хватает и на "асимметричный ответ". И вопрос о целесообразности здесь - совсем нецелесообразен. Так что 5 минут позора - неделя славы ваша.

В помещении зала собраний Центра было темно. Единственным источником света являлась стена, замещавшая собой экран.
Перед экраном в центральном ряду стульев сидел  мужчина. Позади него находилась стойка с диапроектором. Увидеть лицо или силуэт второго в помещении человека, который менял слайды, не представлялось возможным. Однако вещавший в тишине комнаты голос был определенно женским. В полупустой зале собраний находился и третий человек. Он стоял у двери, словно был готов в любую минуту ..бежать.
- Это последняя фотокарточка, сделанная с самого близкого расстояния (из возможных в таких условиях)..  Очередной разряд этого «излучения» вырубил единственную работающую пленочную фотокамеру. Энергия настолько мощная..что не поддается никакому анализу. И радиус.. Она накрыла весь город. И не постепенно, а сразу.  И я думаю, что это не предел.. Дальше только зарисовки Вереша. Пока он был еще в состоянии контролировать себя.
Зарисовки с психованно-корявыми карандашными разъяснениями агента Вереша закончились скоро, так что женщина аккуратно сложила слайды, выключила диапроектор, и  к темноте помещения добавилась полная тишина.
Ручка двери  дернулась, послышались  шаги, и звук отодвигаемого стула сообщил, что   человек-у-двери поменял дислокацию.
- Сеньора Кара… Мне жаль...
- Что именно, господин Марино?
- женский  голос звучал устало и безразлично.
- Всё.. И вашу группу.. И то, что вам пришлось ..пережить в Скопье.
- Как я уже сказала,  я считаю, что Лондиниум и Скопье — не предел для возможностей «Объекта» такого рода. Возможно, нам  повезло больше, чем вы думате.
- Мммф! «Повезло»? У вас потрясающая сила духа, леди Кара! В Альбионе их было двое..Всего двое — и никто из  «крутых ребят» Острова не смог оказаться  «подготовленным» к таким последствиям! А тут целых четве…
- Господин Эцио.. Вверенная мне команда провалила задание. Я готова понести  наказание, соразмерное проступку.

Гримано, в отличии от мафусаилки, плохо видел, вернее, ни черта не видел в  темноте, но по донесшимся до него звукам он был готов поклясться, что женщина, не сходя со своего места, встала на колено и.. наверняка «красиво»  склонила голову в ожидании неминуемого рока.
-  Нет.. Погодите! Сеньора! - от резкости движения и полной слепоты вскочивший на ноги венецианец с грохотом задел несколько стульев, чуть не упав вслед за поваленной мебелью. - Монсеньор! Это...это же «нелепое недоразумение»! Да, последствия  ужасны, но... Ни она, ни ее группа не виноваты!  Даже мы не могли знать, что Тот..Второй из РКО покинет Германику.  Не было никаких предпосылок, что ОН САМ объявится в Македонии! Постармагеддонский  мир   кишит мелкими кучками экстремистов.. И  мало ли тех, кто когда-либо отказывал  «Кресту и Розе»? Есть вещи, которые даже нашим аналитикам невозможно предугадать со 100 % вероятностью: мы до сих пор не знаем, где база у  Ордена; мы системно собираем информацию, но все еще мало что выяснили о  природе УТ, используемых  Его «правой рукой»..этого «Батлера». Конечно, монсеньор, вы в очередной раз оказались правы (ваша правота.. до страшного безгранична!): слежки за Кровавым оказалось мало,  и наши агенты упустили его просто… «по глупости».. Но он очень постарался сбросить хвост, ведь это было в его интересах, иначе   Розенкройц мальчишку  нейтрализовал бы сразу!  И да, мы не смогли пока выяснить, кто же все-таки «третье чудовище» в небе над Скопье. Но синьор Фаллани,  мы над этим уже вторые сутки работаем, и я обещаю, что наши агенты будут землю грызть, но добудут данные в ближайшие часы или..кхм!..недели!
В помещении раздался очередной звук. На этот раз это был   явно сигнал от  электронного устройства, и  исходил он от  мужчины, который все это время молча восседал на стуле в центре  зала. Когда назойливое «пищание» достигло своего «ушераздирающего апогея»,  Глава Чентро информационе про део  достал из кармана куртки светящийся впотьмах белым светом планшет, затем всего парой касаний к обручу, обхватывающим его голову,  и взмахом кисти спроецировал изображение с гаджета на стену.
- Наконец-то! Хвала Пресвятой Деве! - Во весь настенный масштаб расползлось взволнованное и, разумеется, сердитое лицо Его Высокопреосвященства кардинала Остии и Альбано.
-Тонди!  Включи камеру, я тебя не вижу..  Хватит играть со мной в прятки! Тебе известно, что я давно жду  объяснений!  И лучше бы им быть обоснованными!
Экс-камерарий скрестил на груди руки, откинулся на спинку стула и запрокинул голову. 
- Ты  светишься.. как радий в колбе, Джиджи! Твой сопливый нянь  еще не издох от
животворящей радиации?
-Ты жестоко покалечил Клемента: у него распухла голова, уродливая шишка не проходит, и все время мигрени! Я понятия не имею, что ты и со мной сделал, хотя, признаться, так хорошо я давно себя не чувствовал.. Но сейчас я не хочу говорить об этом. Я хочу, чтобы до тебя дошло, что я не собираюсь и не буду, слышишь, не буду больше покрывать твой беспредел!
-  Знаешь, как раз  сегодня я отчего-то..  совсем не добрый  самаритянин.
- Эцио Фаллани выпрямился и растер уставшее лицо руками.- Так что дошло сразу.  Это все?
- Не валяй дурака, Гери!! Ты столько натворил, пока меня не было! А теперь просто бегаешь от ответственности?!
- «Бегаешь».. Хорош витать в эмпиреях! Как спину прихватит — так я до сральника-то еле -еле..
- ПРЕКРАТИ ПАЯСНИЧАТЬ!!! Выкосить часть римской мафии.. Что, скажешь, не ты?! Не лги мне! Нам они не мешали, Инквизиции они были нужны, и твой стиль я всегда узнаю! Гери, я не понимаю, зачем? Ты что, сбрендил на старости лет?! Что творится в твоей седой голове?
- А с твоим морщинистым задом?!   «Мафия», «Инквизиция».. Ну припорошило слегка говнецом —  отмоются.
- «Слегка»?  Это же без малого сотня людей.. А в Македонии — что за дела ты проворачиваешь в Македонии?? Разворотить город.. и целый маркизат отдать имперцам!! Как это называется?! 
- Не надо, Джиджи, это ты уже зря..
- Пожилой мужчина, сидящий  перед голографическим экраном, склонился вперед, усиленно массируя пальцами  лоб и виски. -  В это дерьмо не лезь. Оно тебя не касается.
- Что? Что ты сейчас сказал? Ну знаешь! Ты перешел все границы. Буквально! Я всю жизнь  был к тебе лоялен, снисходителен ко всем твоим недостаткам.  Но тысячи людских жизней..! Да еще и кроить по своему желанию карту мира!  ТЫ ЗАИГРАЛСЯ В ГОСПОДА БОГА, ТОНДИ!!
-  Ах ты.. Неблагодарный...Комотозный бздун... Мерин  ты допотопный! Лей этот высер на   стерву свою лохматую.. и дохлую!!! И на её прикормленного клоуна-маньяка! Адского ублюдка.. эту паскуду очкастую!!!  ЧТОБ ОН, ГНИДА ЖИВУЧАЯ, НАКОНЕЦ ИЗДОХ!! ЧТО, «диву даешься», да?  Пропердел нож в спину, сморчок вонючий?! Скопская отрыжка АХа вам еще  такой  ОТКАТ  устроит — захлебнетесь в своей   блевотине!  И вот ТОГДА — ТЫ «СМИРЕННО» ПРИПОЛЗЕШЬ КО МНЕ, но мне  будет НАСРАТЬ! НА ВСЕХ!

Вскочив и пнув с размаху ногой стул,   Глава конгрегации священной канцелярии прервал видеосвязь. Экран погас, и снова стало темно.
- Свет!
Стремительное движение мафусаильского ускорения, создавшее сильный порыв воздуха, и  помещение озарилось  искусственным светом электрических ламп.
Озверевший начальник Бюро информации лихорадочно метался кругами между стульями,   то хватаясь  за голову, то   вдруг задумчиво замирая и выпучивая глаза. 
-  Э-э, монсеньор, кардинал Коррарио может не совсем разбираться в ситуации.. Вернее, совсем не разбираться. Его мнение  как бы..потеряло свою былую ценность, ведь Его Высокопреосвященство слишком долго..ммм!..болел. И то, что он узнает от окружающих, ему определенно не понравится. Поэтому у наших ребят появилась идея, как…
- Я знаю, кто  «падла»..
- Шеф не слушал своего заместителя. Как и всегда. - Патлатая такая.. падла.. Я ему -  Quid pro quo.. Услуга за услугу.. Честный обмен - честный уговор!  Я отдал Ее тебе, чтобы ты дал  мне ВРЕМЯ!! Тишину и время, орденский сукин  кот!  А не  пошел собирать ОСТАВШИХСЯ.. НЕГОДЯЙ! Ну погоди у меня… Ты сам вырыл себе яму, Волшебный Говнюк!  Сделки с Эцио Фаллани  не расторгаются и в преисподней!
Внезапно Глава Священной Канцелярии прекратил «броуновское движение» по зале и развернулся к той, кого Гримано назвал «леди Кара».
- Сколько у тебя осталось?
- 22.
- Сколько из них при мозгах и без энуреза с припадками?
- Девять.

Венецианец растерянно перевел взгляд с  резко присмирившего босса на стоявшую у стены  женщину, но  лицо мафусаилки оставалось бесстрастным.
- Добей. И передай имперской резидентуре, чтоб подчистили за теми орденскими страхоеби... обладателями альтернативной внешности!
- Да, мой господин.
- Затем сразу отправляйся на Остров. Кровавому больше некуда податься.
- Хорошо.
-Неужели вам все равно?
- сделав пару шагов к центру комнаты, 40-летний заместитель Главы «Чентро информационе про део» обратился к внешне  равнодушной сеньоре, напряженно сжав кулаки. - Македония - не ваша вина. Но в этом случае - станет ею..
Мужчина обернулся и посмотрел на Фаллани.
-Монсеньор,  следуя этой логике, наших агентов в центре должен добить я, заставив их перед этим вырыть себе могилы. А в завершении вы потребуете, чтобы я сам себе вонзил нож в горло?
- Какая ты, однако, себялюбивая говносерка..
- Господин Эцио — гораздо великодушнее, чем кажется, господин Марино. Мои люди..
- И что, после вашей операции в Македонии они  смертельно ранены или неизлечимо больны и потому заслуживают смерти?
- Частично. Люди всегда стремятся найти объяснения для самых странных и невероятных вещей, какие бы  нелепыми они не казались науке или здравому рассудку. Но если разум оказывается бессилен истолковать  окружающий хаос и.. внутренний ужас… Представьте, господин, чтобы получить те подробные данные из Скопье, моим агентам пришлось быть в самом эпицентре. Они поддались тому первобытному страху, пережив который, многие исполнять возложенные на них обязанности  уже не смогут, а  гражданский быт попросту станет для них   адом. Удача любит вас, раз вам пока не довелось  прочувствовать на себе подобного, господин Марино.

Гримано ошарашено наблюдал за тем, как босс небрежным кивком головы указал мафусаилке на дверь, и женщина склонилась в учтивом поклоне перед тем, как удалиться.   
-А ты брось бухтеть, меня и так «прогневили» косяки  твоих кадров. Комплексно так взбесили.
- Да, синьоре, я знаю..
- Твоя бормотня про Анджа — что-то в этом есть.
- Экс-камерленго, доставая из кармана планшет, оседлал стул. - Давай так: ты доказываешь всю свою «нужность» и «полезность», считая пилюльки и подтирая жо старому пройдохе, заодно поумеришь его политический пыл — сам знаешь, тихие амебы попадают в рай..
- Синьоре, у кардинала Коррарио уже есть личный помощник, и я..
- Какая  ты у меня неженка! Мальчик болен, мальчика следует добить. Что непонятно, Гримано? Я причинил ему вавочку — это надо «исправить». Ты же хотел «что-то исправить»? Да, еще Клементу не помешал бы веселый экскорт до врат апостола Петра. Я думаю, вы с делль Каза справитесь: те особо болтливые маразматики, которых навещал Щелоокий  — пускай мальчик захватит их с собой.  Только я тебя умоляю - сделай это аккуратно, тихо, чтобы ворчливый осел не страдал всякими надуманными брехушками..
- Это такое наказание?
- Венецианец сурово нахмурился и скрестил  на груди руки. - Если Вы хотите  меня отстранить, скажите это  прямо, без всякой вашей.. изворотливой лжи!
Эцио Фаллани удивленно поднял голову, оторвавшись от своего гаджета.
- Сынок, я говорю тебе прямо: ты — «хороший мальчик», и Центр  у тебя «первостатейный». Прямо  питомник  жалостливых ботаников.
-  Синьор, дайте им шанс - ребята стараются..
-Я помню: «грызть землю». Ботаники ко всему еще и суслики. И на кой хрен мне сдались   такие мутанты...
-Вы в полном праве избавиться от меня любыми способами, но агенты Центра..
- Не мели чушь - я всегда «в полном праве». Мнда, звучит, как «в полном дерьме».. Кстати,  на будущее: лично я  предпочитаю «ножу в горло» «самосожжение». Туда можно еще всяких спецэффектов добавить -  выйдет и качественно, и для других шоу!
- Если я буду при кардинале Коррарио, кого вы поставите на мое место?
- Пфф!   2 руки, 2 ноги, на седалище  у сопла 2 закрылки, да кучи тот же набор у Каза — ну не порвешься же! Оп, вспомнил! Пока я буду искать «кого-поставить-на-твоё-место»,  сделай запрос на  пару-тройку малогабаритных ЭМИ «без ярлычков» и грохни по  обильно зафаршированным  ангарам инквизяк.
- Вы имеете ввиду «их секретные базы»?  Зачем вам это? Отвлекающий маневр? Но для чего? Им это вряд ли понравится после разборок с мафией.
- Во-во! Поймал волну! Там те двое чудиков — «Тощий-че-то-там» и еще один - из Мала дель Рома все еще маму родную не узнают?

40-летний мужчина тяжело вздохнул, закрыл лицо ладонью  и потряс головой: шеф неизменно и категорически  не желал  идти на контакт, раскрывать свои карты — даже под угрозой  самоаннигиляции «родных подчиненных».
- Да, синьоре.
- Забери их из того бомжатника и подкинь к ангарам вместе с глушилками.
  - Фаллани спрятал планшет в куртку, достал черные солнцезащитные очки и деловито нацепил их на нос.
- ЭМИ потом вывести из строя?
- Tovarish, торчу от твоей гениальности.. как ханурик от  заначки! Ну.. я полетел.

Начальник Бюро информации под  хмурым взглядом своего заместителя, покряхтывая и держась за поясницу, медленно встал со стула.
-  Куда вы?
- Куда-куда! Самое время...
- «Мертвый камерарий»  снял с венецианца шляпу и надел себе на голову, прикрывая налобную электронику. -..  мир спасать! От вас же не дождешься.
Заметив во взгляде своего помощника  скепсис и безнадегу, шеф фыркнул и направился к выходу.
- К Дьяволу, Гримано, к Дьяволу!

Дворец Конгрегации Доктрины Веры

Фаллани не выносил общественные места, хотя зачастую  именно они лучше всего подходили для проворачивания дел. Вот только  добирался он до них исключительно своим приватным маршрутом  — то есть далеко  «не общественным».
Множество старых ходов, запечатанных еще со времен, когда 2 конгрегации были единым целым,  и одна из них не исчезла из официальных документов навсегда,   как сеть капилляров пронизывали  главные «святыни Церкви» - Sacri Palazzi, Палаццо Конгрегации Доктрины Веры и Дворец МИДа.
Дождавшись, когда электронный инквизитор покинет  безлюдный,  необитаемый уровень отшельничающего Марокканского Всевидца, камерленго покойного Папы Григорио бесшумно вошел в незакрытую дверь.
Небольшое помещение было незамедлительно просканировано головным гаджетом Главы несуществующей конгрегации. Немолодой мужчина прошелся мимо настенных стеллажей с выдвижными полками, прикасаясь то тут, то там  пальцами в перчатках к поверхности.
Матиаш, опустивший лоб на переплетённые пальцы, поднял свой взгляд, почувствовав в комнате чужое присутствие.
- Полагаю, Геруччо, раз вы пришли лично, значит, я пока не в списке смертников вашего Бюро? – медленно поднимая голову с неизменной улыбкой на лице, уточнил брат Маттиас. – Позвольте задать вопрос: на кой чёрт вам тела братьев Икс?
Сеньор в кожаному френче обернулся на звук голоса и удовлетворенно хмыкнул. Дойдя до единственного в этой каморке и потому раздолбанного гостевого кресла, Фаллани устроился в нем и, сняв шляпу, швырнул ее до полки напротив. Затем одним прикосновением к налобной электронике, он  перехватил управление дверью у микроконтроллера на рукаве Гибралтарского ветерана — и та отрезала этих двоих от основного палаццо.
- Уважаю тягу к конкретике.  Что ж, буду краток: история  мутная, ведет к анархии. И есть план. -Экс-камерарий стянул указательным пальцем темные очки с переносицы на кончик орлиного носа. - Не хватает пары-тройки штрихов ...ммм..с элементами неожиданности  для придания  хаосу тотальной завершенности. Ищу попутчика. Желательно профи по лобному замесу и тягой к повальной, агрессивной, но поэтической дипломатии.

+2


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Центр Рима - Дворец Церкви.