Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Лимитрофы » Northern Marquisiates


Northern Marquisiates

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Северные Маркизиаты: Норвегия + Швеция + Финляндия + Дания.

Напоминание: Всегда указываем место действия вашего <героя>!.. Если после описанных  событий он меняет местоположение, да ещё и в другую тему, то пишите название темы в скобках (..) и указываете следующее место передислоцирования..

0

2

:offtop: - Писалось в тихую, во время деловой встречи, на КПК, так что стиль отличается от основного..может даже <ащипки> имеются..Чёрт-знает-что, в общем!... :cool:

Королевство Германикус, Верхний Берлин, дворец der Crosser====>>

Как и предсказывал Кровавый король Германики, западные державы были слишком заняты своими проблемами. Два подводных военных корабля Германики прошли на самой периферии радаров Альбиона, но сигнал был настолько слабый, а трагедия в Лондиниуме настолько большой, что ленивый служащий просто проигнорировал его. Человеческий фактор? Преступная халатность? Теперь это уже не имело значения.
<Rosenkreuz> сделал всю работу за короля Людвига. Большие державы были сосредоточены на себе, опасаясь повторения лондиниумского инцидента, и разбираясь с внутренними проблемами. Да и куда как ближе был Иштван, с его <Освободительным Фронтом>.. Cеверные Маркизаты с их тихой революцией остались незамеченными. Просто резко все каналы связи Ватикана, Империи и Альбиона затихли в этих местах. Их обрубили быстро и чётко, с хирургической точностью. Орден знает своё дело. Но Орден, кажется, тоже допустил ошибку. Он забыл, что Германика - это не <Розенкройц>. Германика это королевство, а значит -  король Людвиг II. А Людвиг Кровавый никогда не испытывал пылкой любви к Ордену Креста и Розы, скорее наоборот. И сейчас его верный вассал Клаус фон Шпее, находящийся на одном из этих кораблей направлялся прямо в Маркизаты Севера, чтобы перехватить ещё шаткую власть Ордена в свои руки.
- Какая им разница, казалось бы? Что там - германцы агрессивные, что германцы "государственные". Тем более, благодаря этому, - Клаус сжал в кармане документ, согласно которому Орден передавал север в ведения короля, - они даже не заподозрят, что это очередной переворот.
Документ, естественно, был подставной. Все <опознавательные> знаки <Розенкройц>, вплоть до печати герба и водяных знаков были тщательно скопированы с оригинальных документов, которые Людвиг, <охотно> сотрудничающий с Орденом, имел предостаточно.

Северные маркизаты, неподалёку от Кристиансанн.

Здание, которое местное <бандоформирование>, считающее себя <верхушкой> маркизатов, выбрало для себя, производило впечатление.
Оно было грандиозно огромным, возвышавшимся, как памятник инопланетной культуры, над пустынной землёй. Комплекс был цилиндрической ступенчатой пирамидой из малоизвестного металла, а может быть и камня. В закатном солнце ярко блестели стеклянные шахты лифтов, и сам комплекс казался нереально волшебным.       
Скегги Йозефзон, являвшийся одним из членов СверхСовета, управляющего маркизатом и сменившего <ЧР> на <РКО>, наблюдал за приближающейся к комплексу процессией германцев, представителей <новой власти>. Руководитель процессии из Германики стоял столбом, задрав голову вверх и, очевидно, разглядывая Комплекс. Йозефзон презрительно хмыкнул такому варварскому проявлению восторга. Северян самих, по доармагеддонской привычке, относили к <варварам>, поэтому Скегги не гнушался подмечать данные недостатки в других.

****

Клаус, граф фон Шпее, прекрасно знал, что данный Комплекс некогда являлся космической лабораторией, в которой, до Армагеддона, проходили всевозможные исследования и испытания, связанные с освоением ближнего и дальнего космоса. Но позже, из-за своей удалённости от других научных центров и космодромов, а так же по иным, неведомым простым смертным, причинам, Космический Комплекс Севера опустел и был заброшен. Во время Армагеддона его катакомбы использовались как убежища, теперь же он стал штабом местной организации с левым уклоном <Северные волки>.
Сейчас он, вместе со своей делегацией, находился в одном из залов комплекса. Зал явно использовался для большого съезда учёных или планёрки, но никак не для приёмов гостей. Драно-древние гобелены на стенах и безвкусные чучела, тяжёлая мебель – всё это явно не соответствовало стилю <модерн>, скупому, комфортному и функциональному.
Оглядев всё это безобразие с холодным презрением, граф с немецкой педантичностью и выправкой взялся за дело:
-  Пожалуй, вы уже должны были догадаться, зачем я здесь. С величайшего позволения короля Людвига II и одобрения Главы Ордена Креста и Розы, маркизаты переходят под юрисдикцию Германики. <Розенкройц> слишком сильно засветился, в дурном смысле, Вы понимаете, на мировой арене. Сейчас ему нужно залечь на дно и протекции он предоставить он не может. Но мы нашли выход. Германика и Орден - очень тесные союзники, поэтому, официально, Северные маркизаты станут доминионом Королевства.
- Что за чушь, уважаемый граф?! Вы предлагаете обменять нам, прошу прощение за просторечье, шило на мыло?! Какого чёрта, граф?! А не пойти бы  вам и вашему королю к Хель?!
- Скегги Йозефзон сделал руками неопределённый жест, который можно было расшифровать по-разному. – Мы уже присягнули на верность <Розенкройц> и мы являемся их протекторатом.
- Орден – не государство. Оно не может протекционировать кого бы то ни было, по крайней мере, официально.
- Да что вы вообще можете сделать?! Вы – в сердце наших маркизатов и, тролли вас побери, стоит мне щёлкнуть пальцами…
- Щёлкните.
- Что?!?
- Щёлкните. Пальцами. Я хочу на это посмотреть.
- Да, пожалуйста!
– щелчок и…выстрел. Бездыханное тело оседает на пол. Клаус подходит к некогда живому оппоненту, пинает его в бок и выдаёт:
- Das ist alles Scheiße. Взрывайте, Фердинанд.
Естественно, эта маленькая кучка, которую стыдно назвать даже делегацией, была лишь отвлечением внимания. Основные силы уже  были распределены по всей его площади. В случае неповиновения, <Северный волк> просто был бы обезглавлен и парализован. Граф не собирался проваливать миссию.
Взрыв бы удивительной силы, но стены космического Комплекса были приспособлены и не под такие <фокусы>, так что громкий взрыв, яркие огненные вспышки и ударная волна могли повредить только людям.

Один из многочисленных залов комплекса, там собрались оставшиеся члены СверхСовета или правящей верхушки <Северного Волка> и маркизатов. В зал торопливой походкой вошёл слегка прихрамывающий немецариец, его одеяние было всё в копоти, как и его лицо, а на щеке была глубокая царапина.
- Что это за фокусы, герры?! Я прибыл сюда для беседы с вами, а не для того, чтобы подрываться на минах, – этим немцем, конечно же, являлся фон Шпее.
- Это сработала одна из доармагеддонских систем самоуничтожения, к сожалению, мы не успели обезвредить их все. Комплекс огромен. Но это большая радость, что вы уцелели.
- Вы уже знаете, зачем я здесь?
- Конечно, Ваша Светлость.

Несколькими минутами позже, когда Совет признал протекцию Германики, а Клаус загрузил в их компьютер диск, несущий в себе все необходимые документы для закрепления Северных маркизатов как доминиона Германии.
- Теперь Северные маркизаты являются протекторатом Королевства Германикус, господа.
Члены СверхСвоета согнулись в поклоне. Подтверждая слова германского аристократа.
- Какие будут приказания?
- В Маркизатах объявляется особое положение. Границы закрыть. Всё необходимое будет обеспечено Королевством. Ах да, тайно готовьте вооружённые силы, скоро они нам понадобятся,
– повернувшись спиной к интерактивному экрану. - Начало положено.

Возможно, Орден допустил одну из непростительных ошибок, которая скоро ему аукнется. Враг, как всегда, <прятался в отражении>…

+1

3

От автора

Всё нижеописанное, как говорят графоманы и «фикрайтеры», полнейшая Author’s Universe. Вымысел и собственные рассуждения. Не буду спорить, в посте встречается очень большое количество отсылок и аллегорий на известные sсi-fi фильмы и книги. Касаемо мнения Сунао, что «Арк», переделанный из инопланетного корабля и звездолёта UNASF, – единственный в своём роде и больше там летать нечему (не считать же уничтоженную Авелем ракету в Альбионе), то я его не поддерживаю. Учитывая уровень так называемых «Утерянных Технологий», что-то подобное вполне могло быть создано и неиспользованно. Северные Маркизаты не так уж сильно пострадали от Армагеддона, а авторы проекта постарались его надёжно засекретить и упрятать.

Вид на «Aurora Borealis» издалека:
http://savepic.su/7292925m.jpg

Чертежи без двигателей:
http://savepic.su/7295997m.jpg

[avatar]http://savepic.su/7297021.jpg[/avatar]

Германикус. Княжество N Замок Ордена. Личные покои Главы «Rosenkreuz». ===►

Похождения бравого Рыцаря Пигмалиона на Севере.

Для атмосферы

Интерлюдия.
Комплекс древней лаборатории располагался на пока ещё зелёных каменистых холмах в окрестностях крепости Кристиансен. Мельхиор знал, что его цель – не настоящее и не будущее, а далёкое прошлое. Тысячелетие назад, ещё до Армагеддона.
После того, как младшего брата отправили взять под контроль ситуацию в Германикус, техник «Розенкройц» смог выбить себе допуск в захваченный Клаусом фон Шпее высокий и величественный комплекс, занятый под штаб-квартиру экстремистов, именовавших себя «Северные волки». Он вылетел с базы, взяв курс на Скандинавский полуостров, на двухместном биплане, которым управляла верная Зигелинда. Мастер принял решение посадить биплан на площадке в крепости, ныне используемой как один из пунктов временного размещения «Волков». В среде неразговорчивых и суровых северян он не вызвал никаких подозрений, фон Нойманну даже удалось найти себе проводников к стоящему в большом отдалении от цивилизации «Северному сиянию». Переходя по холодным каменным коридорам «встроенной» в ландшафт крепости, Мельхиор фон Нойманн чувствовал себя неуютно – из-за специфики своей должности, он крайне редко покидал Замок, а контактировал с «живыми» людьми и того реже (не считать же за людей кучку коллег-социопатов). Только сейчас он заметил, что следующая за ним тенью кукла Зигелинда отстала – это было крайне подозрительно. Переодетая из привычной формы в ничем не примечательный серый военный костюм без знаков отличия Зигелинда столбом стояла напротив пожелтевшего и местами истлевшего от времени полотна, грубо прикреплённого к стене. Пигмалион сначала присмотрелся к своей Галатее, пытаясь понять, не было ли это поломкой или системной ошибкой и только потом обратил внимание на полотно…
- Неужели это карта местности, - мысленно опешил мафусаил в прямоугольных очках. – Потрясающе старая, как только она в таком климате сохранилась? Она настолько старая, что тут есть объекты, которых уже не существует…тысячу ле..т, - мысль обрывалась, сознание словно боялось его закончить.
Рыцарь Ордена с трепетом прикоснулся пальцами, затянутыми в осенние кожаные перчатки, к желтой выцветшей бумаге: то, что представлял из себя Комплекс было обозначено устаревшей международной кодировкой как «межзвёздный космолёт многоцелевого типа», а в некотором отдалении на карте был обозначен ЦУП. Только вот современные карты местности утверждали, что там нет ни цивилизации, ни построек.
- Ты просто умница, Зигелинда, - пробормотал Мельхиор, стоящий позади куклы. – А теперь нам нужно найти нашего проводника и задать ему пару вопросов…
Их проводником был терран средних лет, представившийся как Ветле Гейло. Его статус в «Северных Волках» был невысоким – он выполнял функции снабженца, курьера и проводника для новичков.
- Вы хорошо знаете Кристиансен и округу? – Нойманн-средний нашёл проводника во дворе и после ничего не значащей беседы перешёл к сути вопроса.
- Ещё бы нет, я эти места мальцом от края до края облазил, - весело и не без самодовольства сообщил Ветле.
- Я увидел в коридоре старую карту и обнаружил на ней странные объекты, которых на современных картах нет и в помине, - протянул Пигмалион и большим и указательным пальцами поправил сползающие очки.
– Вроде «Центра управления полётами». Хотя откуда бы ему взяться на Севере? Отсюда неудобно запускать спутники, да и ландшафт таков, что космодром не построишь, - мысленно закончил мысль Мельхиор.
- На картах вы этого не найдёте, господин германец, - щербатая улыбка Ветле Гейло была немного снисходительной. – Но на том месте есть развалины какой-то лаборатории вроде. Внутри не бывал, но мимо хаживал.
- Перед тем, как мы пойдём в штаб, не могли бы вы показать мне…это место?
- А чего бы и не показать? Да они и недалеко друг от друга, в самом-то деле.

Сцена первая, в которой умирает великая мечта.
Путешествие к неизвестно откуда взявшемуся в Северных Маркизатах ЦУПу обещало стать самым кошмарным в жизни Техника – разваливающееся на ходу старое ржавое корыто, которое какой-то недалёкий и явно нездоровый на голову тип посмел окрестить «автомобилем», гремел как адова колесница, источал запахи, которым позавидовали и «серные ванны» для грешников в Геенне Огненной и, похоже, всеми способами пытался убить ненавистных пассажиров. Это Мельхиор понял ещё когда подходил к этому монстру на колёсах. Охарактеризовав его Ветле крайне нелестно, он никак не ожидал, что в ответ колымага выплюнет вместе с выхлопами шестерню, которая не вонзилась Мастеру Кукол в глаз только благодаря исключительной реакции Зигелинды. После этого Рыцаря чуть не «посадили на кол», вместо которого выступала старая и ржавая пружина в сиденье автомобиля и Пигмалион стал замечать, что всё нехорошее в этом кошмаре механика случается исключительно с ним…
Чтобы хоть как-то отвлечься от подступавшей к горлу тошноты, метоселянин постарался воскресить в памяти всё, что ему удалось наскрести про «Aurora Borealis» в «официальных источниках». Современный мир знал про Комплекс только то, что это странная заброшенная лаборатория циклопических размеров. Доармагеддонские источники называли это место исследовательским центром, ставшим сосредоточием оппозиции проекту колонизации ближайших к Земле планет Солнечной системы, а ещё они называли его «гигантской ракетой» и несостоявшейся «великой мечтой человечества». Соотнося эти данные с международным номером, отражённым на старой карте, можно было предположить, что монструозная станция ничто иное как космический корабль, ракета или иное устройство, позволяющее преодолеть земное притяжение. Только вот фон Нойманн-средний знал, что стартовать с Кристиансен затратная и трудновыполнимая задача, но наличие ЦУПа и совершенно внезапный интерес Главы Ордена посеял в разуме логика семена сомнений.
Собственные измышления настолько увлекли среднего Нойманна, что он совершенно не заметил, как дьявольское устройство остановилось, и их общительный проводник что-то эмоционально втолковывал молчаливой кукле – ни рыбий взгляд Зигелинды, ни полное отсутствие какой-либо реакции с её стороны охочего до общения Ветле Гейло не смущало.
- …ну тогда я ему и говорю: «закатай губу, паря, твои в лесу грибы и шишки»…
- Почему мы остановились? Эта колымага наконец сломалась?
– прервал словесный поток норвежца вампир с голубыми волосами.
- Так это…приехали жеж!
Пигмалион покинул ненавистный автомобиль достаточно резво, внутренне содрогаясь, что придётся ещё и ехать на нём в «Северное сияние». То, что проводник-северянин назвал «лабораторией» когда-то было высокой башней с огромными смотровыми стёклами под самой её крышей. Сейчас стёкла были выбиты, а сама башня, стоявшая на обрыве, накренилась и местами была разрушена. Верная Зигелинда достала пистолет и уверено двинулась к входу.
- Эй, вы чего?! Не понадобится вам тут эта «пукалка» - тут пусто как в склепе, - окрикнул орденцев Гейло.
- Здоровая осторожность не повредит. Подождите нас возле машины, - ровным голосом распорядился Связист «Rosenkreuz».
Галатея уже взломала старый и насквозь ржавый замок, который явно был моложе чем это здание, и пошла вперёд. Кукла начала подниматься по лестнице, сканируя пространство вокруг на предмет любых форм жизни, а также ловушек и мин; её создатель, в свою очередь, наверх не торопился. Прямо напротив ведущей в сам ЦУП лестницы, была закрытая стальная дверь, она-то и привлекла внимание техника. Взломать её оказалось куда сложнее, электроника давно вышла из строя, но дверь была устроена крайне хитро, запираясь многоступенчатым механизмом. Мельхиору фон Нойманну пришлось повозиться, вскрывая её, но когда она наконец-то поддалась, дампир был вознаграждён – за ней был сломанный травелатор, уходивший глубоко в подземелья. Спуск нельзя было отнести к приятным моментам, а в конце пути обнаружились сервера, которые сейчас вполне бы могли отнести к «утерянным технологиям». Сохранились они весьма сносно и, возможно, какие-то из них даже можно было восстановить… Но не это взволновало Рыцаря Ордена Креста и Розы, а упрятанный в самую стену серебристый терминал, над которым была когда-то блестящая, а сейчас потемневшая табличка с гравировкой, изображавшая хорошо знакомый силуэт комплекса «Aurora Borealis». Только там, где должен был быть фундамент здания, находились два огромных кольца с прикреплёнными к ним «крыльями» солнечных панелей.
- Двигатель. Сферы должны вращаться. Движение в космосе при помощи вращения, - пожевав губу, пробормотал себе под нос дампир-техник. – Только солнечных панелей маловато для такой махины…
Мужчина в очках приблизился к терминалу и, порывшись в кожаной сумке через плечо, с которой он не расставался всё путешествие, извлёк из неё портативный генератор. Терминал хранил в себе видео-журнал работы над проектом «Северное сияние» одного из его основателей. Adeptus Exemptus скорее на автомате, чем осознанно, запустил перекачку всей информации с терминала на предусмотрительно взятый с собой съёмный носитель - с этим он разберётся позже. Сейчас на экране в автоматическом режиме запустилась последняя запись, после которой журнал обрывался – была ли информация намеренно стёрта или журнал просто перестали вести - было пока не известно.
На экране отображался измученного вида темноволосый мужчина, явно за 50, который наверняка был терраном (и никак иначе, не так ли?). Он выглядел помятым и не выспавшимся – о том, что времени на себя у него не было говорила недельная щетина.
- «Я хотел дать человечеству воплощённую мечту – выбраться за пределы Солнечной системы, где нас ждёт только медленное угасание. Но человечеству не нужна мечта. И не нужны люди. Им нужны новые земли, которые они могли бы занять, новые ресурсы, за которые они могут воевать. Поэтому я закрываю проект «Aurora Borealis» до лучших времён. Мой космолёт способен вывести десятки тысяч человек и сотни тонн полезного груза с окраин Млечного Пути в неизведанные дали. А властям нужны сотни тысяч колонистов на Марсе с кучкой клонов во главе. Теперь я больше не верю в то, что этот мир устоит. Возможно, скоро мы всё погибнем и только избранные смогут спастись с умирающей Земли. Или нет, – мужчина прикрыл глаза и устало потёр сомкнутые веки. – Моя жена говорит, что я драматизирую и всё усложняю. Но я лучше закрою проект сейчас, пока его не использовали как прогулочный катер для марсианских колонистов. Если кто-нибудь когда-нибудь найдёт эти записи, сообщаю: двигатель корабля находится в режиме гибернации. Его легко запустить через рубку управления в основании. Кольцеобразные двигатели не требуется освобождать из-под земли – фундамент вокруг здания заложен таким образом, чтобы обвалиться под землю, не затрагивая двигатели, - терран на экране заволновался, резко оглядываясь и отвлекаясь на какой-то шум за его спиной, после чего обернулся к экрану, чтобы продолжить и запись покрылась сеткой помех, а потом погасла.»
- Мастер? – Мельхиору показалось или механическом голосе проскользнули нотки неуверенности.
- Я здесь, Зигелинда. Ты нашла что-нибудь интересное наверху? – отсоединяя съёмный носитель информации от потухшего терминала, вопрошал Техник.
- Нет, Создатель. Отчёт: оборудование разрушено механическим способом, восстановить информацию на носителях не представляется возможным.
- Почему-то я не удивлён, - приближаясь к одному из серверов, мысленно хмыкнул Мельхиор. Вытащенные из хорошо сохранившегося сервера платы были оплавлены…кислотой. Покачав головой на такое непозволительное транжирство высоких технологий Объединённых Наций, розенкройцер кивнул кукле и направился к выходу. Его Галатея поспешила за ним. На половине пути их догнало эхо направленного взрыва – терминал с гравированной табличкой самоуничтожился.
- Что же случилось с проектом, что его в итоге закрыли? Он кажется куда перспективнее своего собрата, - поднимаясь на поверхность, где их ожидал обеспокоенный северянин, размышлял фон Нойманн.
- У вас там так из-под земли как бахнуло! Что случилось-то?! – заволновался Ветле.
- Ничего серьёзного. Гнилые перекрытия обвалились. Нам нужно ещё успеть в штаб, так что заводи свою корыто, - сухо отрезал агент «Розенкройц».

Сцена вторая, в которой Заря вновь засияет над планетой.
Проводник не соврал – комплекс, а точнее космолёт, располагался поразительно недалеко от центра управления (удивительно, с чего бы это). Вблизи «Северное Сияние» выглядело не только грандиозно, но ещё заметнее стала его «противоестественность» для этого места, словно кто-то воткнул сверкающее копьё в пустынную и дикую местность. В непосредственной близости от комплекса, занятого штабом, стало понятно назначение шести невысоких цилиндрических башен – они были ступенями, которым следовало отделиться при запуске корабля. Мельхиор фон Нойманн стоял напротив входа в циклопическое «здание» высоко задрав голову – в приглушённых тучами лучах северного солнца комплекс смотрелся особенно невероятно. Шофёр Ветле остался ждать их рядом со средством передвижения, а верная Зигелинда стояла чуть поодаль от своего создателя, рядом с каким-то замшелым валуном, поразительно похожим на одинокое надгробие.
Творца орденских кукол это одинокое надгробие смутило – неужели создатель «Aurora borealis» завещал похоронить себя возле комплекса? Только вот вместо эпитафии и указания на личность захороненного, на камне был выбит какой-то код.
- Опять устаревшая международная классификация? Только вот я совершенно без понятия, что она значит, - Пигмалион, приблизившийся к камню, недоумённо взирал на надпись.
Галатея, в свою очередь, обошла валун кругом, и, остановившись позади камня, надавила на установленный в основании камень. Что-то в основании псевдо-надгробия щёлкнуло, камень накренился и под ним обнаружился подземный лаз. Нойманн-средний не стал отказываться от такого «приглашения» - встреча с «Северными Волками» никогда не была его целью, а вот попасть в комплекс незамеченным было бы крайне заманчиво.
- Почему этот ход никто не нашёл раньше? – задумчиво вопрошал в никуда герр Нойманн.
- Мастер, предположение: никто не ставил цели найти лаз? Проект засекречен и забыт, - механическим голосом отвечала доселе молчаливая кукла.
- Всё верно, Зигелинда, всё верно…
Руководствуясь серебристыми стальными табличками, рыцари Креста и Розы вышли к высоким округлым белоснежным дверям, завершавшим тупиковый серый коридор.
То, что оказалось за этими дверями, находилось в режиме герметичной консервации – так сообщала горевшая ровным зеленоватым светом панель рядом с дверью. Открыть дверь было не просто, но защита, несмотря на это, была всё же не самой масштабной – очевидно, что лаз исключал возможность воспользоваться им по незнанию или создатели корабля были излишне самоуверенны.
Белоснежные створки разъехались в стороны, открывая святую святых корабля – рубку управления, расположенную почти в самом основании комплекса, недалеко от двигателей. При виде начинки рубки управления Мельхиор буквально испытал благоговейный трепет и восторг: герметизация и утраченная технология консервации сохранили все в идеальном состоянии. Корабль был совершенен: что бы Ipsissimus не планировал (за исключением уничтожения данного технологического чуда), Пигмалион был готов доказать свою верность почти любыми способами, чтобы быть допущенным к этому проекту. Техник буквально ощущал, что именно работа с этим комплексом может стать кульминацией его карьеры.
Зигелинда и её творец прошли внутрь, дампир сразу направился к терминалам рубки управления: всё было в рабочем состоянии, контроль внутреннего и внешнего периметра активировался почти сразу, отображая на многочисленных световых панелях происходящее внутри и снаружи «Сияния». Потрясение Механика нельзя было описать словами: корабль представлял из себя не просто средство покорения космоса, он был летающей крепостью, предназначенной для жизни, исследований и колонизации миров -  самой настоящей станцией, которую можно было посадить на новую планету и избежать необходимости утомительного строительства базы.
Камеры наблюдения в рубке управления космолёта отображали кислородный сад, имевший несколько предназначений: очистку и производство кислорода для дыхания экипажа, как растительный рацион, а также чисто эстетической и психологической поддержкой застрявших в космосе людей. Тысяча лет бесконтрольного роста превратили сад в настоящие джунгли и даже на камерах было видно, что в нем сохранились виды, казалось бы, безвозвратно уничтоженные Армагеддоном.
Другие экраны показывали общее состояние станции – количество активированных генераторов, состояние помещённого в гибернацию двигателя. «Северные Волки» активировали только часть энергогенераторов: те, которые обеспечивали освещение, отопление и вентиляцию в комплексе. Нойманна-среднего больше интересовало, что же представлял из себя двигатель корабля - как его создатель мог быть настолько уверен (без единого испытания в космосе), что его творение сможет покинуть пределы солнечной системы? С этими мыслями Пигмалион приблизился к терминалу, отображавшему информацию о состоянии двигателя и с клавиатуры ввёл в командную строку код вывода технических характеристик. Как оказалось, два кольцевых вращающихся двигателя предназначались для перелётов на досветовой скорости, а для того, чтобы покинуть пределы Солнечной системы автор «Авроры» рассчитывал использовать…
- Варп-двигатель! Невозможно… Это просто...невероятно, - в неверии Связист Ордена потряс головой.
- Мастер, вопрос: требуется моя помощь?
- Нет, Зигелинда. А хотя…можешь меня ущипнуть? Нет-нет, не надо воплощать эту просьбу.
Варп-двигатели были давней фантазией писателей-фантастов, футуристов и некоторых оголтелых учёных. Суть варп-двигателей заключалась в деформации пространства перед и позади звездолёта, позволяя ему двигаться быстрее скорости света. Пространство фактически «сжималось» перед судном и «разворачивалось» за ним. При этом само судно не претерпевало изменений, оставаясь внутри поля искажения абсолютно неподвижным. И тот факт, что авторы «Aurora Borealis» смогли сотворить нечто настолько невероятное…ставил Мельхиора в тупик. Тысячи вопросов роились в его голове.
- Мастер, рекомендация: следует покинуть комплекс. Рядом с проходом мною были установлены датчики движения: зафиксировано большое скопление биоформ, - подала голос Галатея.
- Как не вовремя, - сквозь зубы процедил Пигмалион, отрываясь от созерцания двигателя на камерах наблюдения. – Уходим.
Рубку дампир герметизировал и деактивировал в прежнее положение. Но он знал, что ещё вернётся сюда.

Сцена третья, в которой никто не уйдёт обиженным.
«Скопление биоформ» покинуло местность раньше, чем орденцы успели подняться. Впрочем, они явно были чем-то настолько увлечены, что не заметили странного наклона замшелого валуна над лазом. Проводника на месте, как и авто не обнаружилось.
- Ну и куда он делся?! – начиная раздражаться, воскликнул мафусаил в очках.
- Вот вы где! А я-то уж думал, что вас этого…того, - растерянно сообщил поднимающийся на холм Ветле Гейло.
Пара розенкройцеров направилась к «перепаркованной» северянином машине, а их проводник успел рассказать, что часть «Северных Волков», недовольная переворотом, устроенным Клаусом фон Шпее в пользу королевства Германикус и убийством Скегги Йозефзона, узнала, что прибыли некие «ревизоры» из Германики (Мельхиор предположил, что так обозначили его и Зигелинду) и отправились в крепость Кристиансен, чтобы «преподать» урок гнусным германцам (тех, что были в комплексе, уже успешно вырезали) и сообщить Ордену, что они готовы вновь служить ему верой и правдой. В другое время Пигмалион нашёл бы всю ситуацию крайне забавной – учитывая, что «гнусные германцы» и были представителями «славного Ордена» - но только не сейчас. В крепости остался его ключ к побегу с полуострова – биплан.
До старинного укрепления Кристиансен они добрались достаточно быстро. А в самой крепости уже шёл бой между теми, кого переворот фон Шпее устраивал и теми, у кого взыграла жажда «справедливости» (и возвращения под эгиду прославленного РКО). Самый жаркий бой разгорелся как раз возле ангаров…
- Мы ещё можем попытаться пробраться к ангарам, - пробормотал Мельхиор фон Нойманн, оценивая интенсивность огня рядом с их целью.
- Мастер, резолюция: уже нет, - безэмоционально парировала кукла. Пигмалион повернулся к Галатее, поражённый таким скепсисом, когда миниатюрная фиолетововолосая девушка указала ему на летящий прямо в отсек ангара, отведённый под орденский биплан, снаряд. Расходящейся ударной волной троицу швырнуло на землю.
Пока оглушённый Мельхиор приходил в себя, над их головами раздались крики:
- Вот эти германские мрази! Я вижу их…
В то время как кричавший решал - дожидаться ему остальных или прикончить противника самому - Зигелинда вытащила пистолеты и сняла крикливого северянина.  Выстрелы привлекли внимания к укрытию Рыцарей - и вот они уже находились под интенсивным обстрелом. Герр Нойманн потребовал от куклы дымовую шашку, чтобы прикрыть их отход и зашвырнул её в сторону противника. Ход был хорош, только вот северяне не собирались брать противника живьём и, уж тем более, отпускать живым их не планировали – в дымовую завесу, под покровом которой пара создатель и его кукла бежали из крепости, полетела граната. Галатея среагировала молниеносно – швыряя дампира наземь и прикрывая своим стальным телом сверху. От грохота взрыва у Мельхиора в очередной раз заложило уши, а мир перед глазами расплывался.  Пришёл в себя метоселянин с голубыми волосами через несколько мгновений – его придавило чем-то тяжёлым, а на лицо капала холодная жидкость с резким запахом. Скинув с себя тяжесть, оказавшейся вырубленной Зигелиндой, Мельхиор прикоснулся к своей щеке – на пальцах осталась голубоватая жидкость. Хладагент.
Вся грудина куклы была разворочена – наружу торчали искрящиеся провода, разорванные шланги сочились антифризом. Её равнодушное лицо с распахнутыми, как окна пустого дома, глазами, смотрящими в небо, никогда не казалось мафусаилу таким…живым. Нойманн-средний содрогнулся и тихо порадовался, что топливопроводы не пострадали и его помощница не взорвалась прямо на нём. Вокруг было тихо и пусто – очевидно, противник решил, что враг уничтожен, что ж, тем лучше…
Техник Ордена связался с оставленными в Замке за главных Дитрихом и Бальтазаром и попросил выслать за ним корабль с пилотом. Явно неожидавшие такого исхода агенты были шокированы и выслали за ним Сюзанну с Манфредом, не так давно освободившуюся после задания по доставке Главы в Скопье.
Ожидание Манфреда фон Рингофена было не столько длительным, сколько утомительным. Затаскивая недвижимое механическое тело куклы в Манфреда, зависшего в нескольких метрах от земли с опущенным трапом, фон Нойманн успевал отстранённо созерцать оставляемый телом след из машинных жидкостей и прикидывать, какой сложности потребуется ремонт.
Сюзанна фон Скорцени испачканному полу корабля не обрадовалась, однако техник упредил высказывания по этому поводу вопросом:
- Почему так долго?
- Небольшие тёрки возникли…с местными ПВО, - усмехнулась австрийка, разворачивая свой «летучий корабль» на обратный курс. – А тебя, я гляжу, можно поздравить с успешно проваленным заданием? – бросила пилотесса через плечо.
Следует сказать, что Связист «Розенкройц» смог её сегодня удивить: мало того, что, судя по виду Зигелинды, он поучаствовал в драке, так и весь его вид был…крайне несвойственным для спокойного и аккуратного техника. Серая униформа без опознавательных знаков была местами обожжена, испачкана в земле и гари. Стекло прямоугольных очков треснуло, лицо было перемазано копотью и каким-то синеватым раствором, а обычно аккуратно причёсанные волосы растрепались и из них торчала горелая трава.
- У тебя здесь есть портативный защищённый компьютерный терминал? – отвлёк рыжую женщину от раздумий дампир.
- Мда, где-то был, поищи в каюте, - буркнула фон Скорцени.
Найдя искомое, Мельхиор фон Нойманн подключил терминал к извлечённому из болтавшейся на боку сумки съёмному носителю с файлами из ЦУПа. Ему было крайне важно просмотреть хотя бы часть информации сейчас…
Авторы межзвёздного проекта «Северное Сияние» не пожелали делиться открытой и разработанной в тайне от Объединённых Наций технологией варп-двигателя не из-за злого умысла. Они боялись судьбы челнока для грандиозного и уникального корабля-станции. В распоряжении Аэрокосмических сил ОН были космические крейсеры и ракеты, предназначенные для временного нахождения и транспортировки большого числа людей и грузов. Космолет же «Северного Сияния», который, как оказалось, назывался «Новая Заря», был летающей крепостью, являющуюся не только средством передвижения, но и станцией при посадке на новую планету. Главы проекта «AB» приняли решение заморозить проект, а правительствам и низшим исполнителям проекта представить все как результат конфликта коллектива создателей и критической ошибки в расчетах. Они рассчитывали дождаться провала проекта по колонизации близлежащих планет Солнечной системы и воплотить мечтания в реальность на волне недовольства этим провалом. Но марсианские вирусы и Армагеддон сыграли над этими планами злую шутку. Создатели технологического чуда погибли, а «Заря» столетиями наблюдала северные огни не в силах к ним подняться...
Метоселянин из Остмарки оторвался от терминала, поправил сползающие с чешущегося под слоями грязи носа разбитые очки, и устремил свой взгляд куда-то за стальные стенки каюты, возможно даже и к далёким звёздам.
- Теперь у меня только один вопрос: для чего «Аврора» нужна Ipsissimus’у?

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Лимитрофы » Northern Marquisiates