Иштван. Заброшенная часовня.

[avatar]http://s015.radikal.ru/i333/1511/a5/23c49b8d2788.jpg[/avatar]

После ухода Бланшетт Штефан, можно сказать, спас положение. Сбежавший из психиатрической больницы молодой человек оказался на редкость талантливым манипулятором, хотя при наличии длиннющего списка диагнозов удивляться  не приходилось.  Именно харизма Цвейга не дала венгерским революционерам разбрестись. Да и к разрешению проблем этот молоденький  венгр подходил с грандиозным размахом: одно его разграбление  Кадаровских лабораторий и секретных оружейных складов чего стоит.. Раньше Бела точную цену этим поступкам «скорбного умом блондина» не знал, но неожиданное  вмешательство македонского маркизата открыло ему глаза. Да, основатель Фронта был в курсе, что Кадар «технически выжил» и «практически жив». Кон решил, что так даже лучше – будет какой-никакой козырь. Но когда доброжелательный сосед, который, в принципе, находится в одной с тобой могильной яме, не спросясь, тянется за твоим добром – это, вне всякого сомнения, беспредел.
Вот только сдержать Цвейга, захватившего бразды правления на волне всеобщей людской ненависти к вампирам и Инквизиции, у Белы не получилось. Результат сейчас был налицо: разгромленная столица, бежавшее население, братские могилы, «Ястреб», отобранный у предварительно хорошенько поколоченных инквизиторов, и два ведущих ФОЧевца, поставивших друг на друге большой и жирный  крест.
Будущее этого маркизата можно было легко разглядеть. Никаких туманных неясностей, насколько Бела мог судить, все четко вырисовывалось: теперь Ватикан от них не отстанет ни при каких обстоятельствах. Как воспользуются этой ситуацией для себя прочие соседи - также предугадать не составляло труда. Хотя македонцы, да, молодцы, удивили: мало того, что объединились со своими вампирами, так ещё и мировым терроризмом занялись, абсолютно без каких-либо внутренних рамок или комплексов. Смело? Ещё как!  Пожалуй, когда они соберут всех обиженных на читку «книги жалоб» - сразу поймут, что так весело им никогда не было.
Придя к этим неутешительным выводам, Бела Кон принял единственно верное решение – искать пути спасения Венгрии… за пределами Венгрии.
Штефан не пожалел милой улыбочки из своего арсенала: что-то среднее между кровожадным оскалом хомячка и ласковой ухмылкой серийного маньяка..
- Хе-хе, какой, хе-хе, потрясающий анекдот..надо бы запомнить..на будущее, - резко перестав смеяться, зловеще закончил шизоидный лидер. – Особенно он хорош, когда мы с тобой оба подходим под категорию «евреев-предателей- германцев», - по-птичьи склонив голову на бок, продолжил Цвейг.
Коготь с трудом сдержался, чтобы не заехать по физиономии пакостного психбольного: уж очень хотелось пересчитать рёбра этой блондинистой выскочке или зубы повыдёргивать..один за другим. Но Милош трезво оценивал свои способности – он был, по человеческим меркам, силён и даже мог воспользоваться ускоряющей сывороткой, запасы которой значительно пополнились после поражения Инквизиторов в Иштване.. Только вот модифицированный любитель травы с ручным киберпротезом (и ржа его заешь, мало ли где ещё у него эти протезы?!) всё равно оказался бы быстрее. Его апатичный образ служил отличным прикрытием для машины-для-убийства. Варге, оценивая себя и Белу в противовес Цвейгу с Вольфрамом, осознавал, что у него и Кона были моральные принципы и большая любовь к Родине. У Штефана была любовь к Венгрии..но, честно говоря, лучше бы он её ненавидел. Ненавистный Ватикан получил куда меньше проблем от шизика-лидера ФОЧ, чем любимая Отчизна.  У Вольфрама не было ни принципов, ни любви к Маркизату: подопытный в лабораториях Долины Крови плевать хотел и на Венгрию, и на весь мир, кроме своего босса - Штефана. И большей проблемы для Маркизата Венгрия, чем эти двое, уже быть не могло: всё остальное было лишь следствием существования этих двоих..
- Ехе-хе, Бе-еллочка, ты, правда, думаешь, что крестоносые сюда бы не вернулись? Ох, мой гениальный план, несомненно, гениален. Я тяну время. Ну, ты понимаешь, - обходя восседающего в кресле Кона, рассуждал текущий глава радикалов Венгрии. – Примерно, как ты тянул его всё это время. Всё, видно, ждал подходящего момента..так вот, спешу тебя обрадовать, Белл-и-Кон, он настал! – на этой фразе Штефан Цвейг громко захлопал. Его одиночные редкие хлопки резонировали от стен старой часовни.
-  Теперь ты можешь действовать, дорогуша. Можешь поискать нам друзей или оружие, ну, скажем, в Богемии? Или заглянешь к ласковым соседушкам в Югославию? Хотя, нет-нет, - светловолосый юноша замахал руками, словно распугивая птиц, - к македонцам я сам загляну. Они такие очаровательные: украсть нашего маркиза из-под нашего же носа! Грех их, хе-хе, не похвалить..

-Бог ты мой, это ж надо, а! Дожили… Этот одержимый психастеник просто трясется от неистового желания устроить мне скоропостижную смерть . Зато есть и положительная новость: мыслим мы в одном направлении! Будь он ещё и адекватен – все бы остались в выигрыше, Венгрия уж точно.
- Знаю, что бесполезно, но не предупредить просто не могу: не советую лезть в Македонию, друг мой. Если тебе интересно, могу даже сказать, почему, хотя, вероятно, ты и сам догадываешься. – Мужчина не пытался уследить за круговыми манёврами блондина, он хладнокровно и неизменно вежливо переводил безмятежный взгляд с Вольфрама на старину Варге и вскользь на  маячившего Цвейга.
– А идея твоя, должен сказать, прелюбопытная.. – Бела задумчиво потер подбородок и нарочито серьезно нахмурил брови. - Друзья, как и оружие, нам, разумеется, необходимы…как воздух …или, скорее, как обеспечение питьевой водой и  пищей населения, да ещё и в достатке, да, Штефан?
Штефан Цвейг резко замер на половине своего пути: этот унылый старик и вправду пытался его поучать? Как..самоуверенно и неосмотрительно..
- Твои советы, Бела, такие ценные..как же Венгрия жила без них всё это время? Ах, я совсем забыл: ты говорил их..на кухне..наверное, их просто не расслышали, - не оборачиваясь к идеологическому оппоненту, рассуждал лидер Фронта. – Но знаешь, я всё же прогуляюсь в Македонию. Ты, кажется, говорил про анекдот? У нас есть новинка: «летайте кораблями Инквизиции – спешите, их ведь так мало осталось», - Цвейг резко обернулся, уставившись в лицо собеседнику и жутко скалясь. – В данном случае, съезжу-ка я в Скопье, пока оно существует, - и шизофреник залился смехом.
- Несмешная шутка, - процедил Варге. – За «Ястребом» хоть кто-нибудь следит?
- Хм, мне казалось, что ты расставил своих «головорезов с понятиями» за каждым кустом, - «натуральный блондин» отвлёкся от бурного выражения радости, скользнул взглядом по помощнику Кона, которого он и за человека-то не считал, и пожал плечами.
- Охрана присутствует. Инквизиторы попытаются украсть корабль, - безэмоционально выдал молчащий доселе Вольфрам.
- Да ладно! Как будто мы не знаем, что шалунишки-крестоносики сунутся за своей цацкой, - возвёл очи к заросшему паутиной потолку венгерский лидер. - О, население! – резко сменил тему Штефан, отвечая на укол Белы. – Как славно, что ты о нём упомянул.. Я как раз планировал этим заняться. У нас же на носу, ха-ха, выборы: а к выборам глупые политики обычно делают хорошие вещи.. Ведь никто не любит хорошего без повода, верно, Бела? – пристально уставившись в глаза Кону, уточнил Цвейг. – Это же всегда подозрительно..

-Верно. – Мужчина благодушно кивнул и со смешком повернулся в сторону мрачного Когтя.- Эх и повезло нам, товарищ, паренек-то смышленый - схватывает на лету! На такого молодца на  самом деле можно Венгрию оставить.. –Бела снова  перевел умиротворенный  взгляд на напряженного молодого человека, глядя на него снизу вверх. -  Быстро учишься, Штефан, это похвально!
Затем основатель Фронта плавно встал с алтарного кресла, выпрямляясь во весь свой немалый рост.
- Вот  мы и договорились, Цвейг! Старики съездят за помощью – сам понимаешь, мы не справимся своими силами –а ты приглядишь за маркизатом в наше отсутствие? Чтоб от него хоть что-то да осталось.
Молодой венгр обнаружил себя стоящим напротив возвышающегося над ним Белы: Штефан обхватывал самого себя руками, словно ему было холодно.. Но на самом деле его всего трясло – мало кто из обитателей родного Маркизата мог его так выбесить. Глупость соратников забавляла, а местные жители не бесили, а вызывали, скорее, жалость или пренебрежение.. От издевательски-снисходительного же тона извечно вежливого Белы хотелось окончательно отбросить остатки разума: никаких компромиссов, ни за что не отпускать опасного старого упыря из Венгрии, за пределами которой он точно найдёт себе друзей, а уж с их помощью наверняка захочет уничтожить Штефана! Пристрелить бы его сразу, а лучше разодрать грудную клетку Кону, пробить её, как это умел делать только Вольфрам своим стальным протезом, выломать острые рёбра и добраться до немолодого и наверняка заросшего жирком сердца, сжав его в холодных ладонях..
Цвейг с силой выдернул себя из мира кровавых фантазий:
- Да..все правильно..ты прав, как всегда. Кто-то же должен хоть что-то делать, - тихо отозвался лидер Иштванского Фронта Освобождения Человечества. – Кто-то должен..позаботиться о Венгрии. А ты лучше уходи, Бела! - резко подняв безумный взгляд на создателя ФОЧ, продолжил Штефан Цвейг. – Беги, далеко, как только сможешь! Уцелеет Венгрия или нет – тебе в любом случае некуда возвращаться!
- Szuka..! – гневно вскричал Милош, уязвлённый такой прямой угрозой и попытался кинуться на светловолосого венгра, но был остановлен знаком Белы и неожиданно выросшим на пути всё так же внешне равнодушным Вольфрамом.
Когда пара идеологических оппонентов покинула старую часовню,  Штефан опустился на пол там, где стоял,  раскачиваясь из стороны в сторону.
- Если ты очень хочешь, мы можем подстроить его смерть на границах или за пределами Маркизата, - приблизившись к своему лидеру, прошелестел Вольфрам.
- Вольф..нет, не надо. Ничего не надо! Слышишь меня?! – Цвейг вскочил с места и, вцепившись в ближайшую к нему старую скамью, швырнул её о стену часовни. – Не надо! НИЧЕГО!! НЕ!! НАДО!!
Жующий соломинку расслабился – если шеф перешёл к этой стадии психоза, значит, скоро он будет в норме. Хорошо, что Кон уедет – этот мужик всегда плохо влиял на ясность мышления шизоидного лидера..
Как только лидер Фронта начал своё буйство, брат Филипп отлип от ниши за дверью в часовне, в которой он успешно прятался от венгров, и пробормотал под нос:
- И она ещё спрашивает, доведём ли мы ЭТО до половины.. Если сейчас не подорвёмся на этих венгерских страстях – уже славно!
Впрочем, в этой ситуации для Инквизиции вырисовывались весьма сносные перспективы: на внутреннем расколе в ФОЧ можно было недурно сыграть..
- Проголодался я чего-то. Эх, сейчас бы пожрать!

Штефан Цвейг и Вольфрам ======►► [Македония. Окраины города Скопье. Скопско Кале. Бальный зал.]

Иллюстрация

Арт неизвестного художника, который идеально изобразил Штефана и его состояние в часовне:
http://s020.radikal.ru/i723/1511/75/431be8ee2c6b.jpg