Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Лимитрофы » Marquisiate of Hungaria


Marquisiate of Hungaria

Сообщений 21 страница 30 из 31

21

Резиденция Епископа Венгерского Ровере
В голове Петра адски шумело, а мысли спутались в напряженном электризованном клубке оборванных проводов. Картины бездыханных, окровавленных лиц товарищей смешивались с морем людских фигур вокруг. Цвейг произносил речь, казалось, что весь Иштван собрался здесь, внизу. Конвой, ведущий Орсини, тоже остановился, устремив восторженные взоры на своего лидера. Кровь, сочившаяся из рваной раны на лбу, застилала глаза рыцаря Разрушения, все расплывалась в алом тумане.
Эхо радостных воплей терялось в сонме звуков, оглушив Петра, он уже не мог разобрать слов толпы, но видел их счастливые лица, горящие глаза, любовь и гордость своей родиной. Он видел, как они счастливы и сердце рыцаря сжималось.

«Еретики, проклятые еретики! Как смеете вы идти против воли церкви!»
Штефан сошел с подмостков. Солдаты толкнули Орсини в спину. Он в ярости обернулся.
- Еретики!!! Вы идете против воли Его Святейшества, против церкви!! Вы все сгорите во всеочищающем огне, и…» Договорить ему не дали. Тяжелый приклад ружья опустился на его светлую голову, взорвался фонтаном слепящих брызг и утопил в безмолвной темноте.

Где-то в подвале

По его лицу что-то ползло и щекотало нос. Пётр открыл глаза и в ужасе увидел прямо перед собой огромного черного таракана, запутавшегося в прядях голубоватых волос и смешно перебирающего жирными лапками. Но Орсини было не до смеха – он в отвращении скривился, вскочил на ноги и стряхнул с лица второго наглеца. Тараканы обиженно скрылись в темноте.
От резкого поднятия на ноги, перед глазами рыцаря все поплыло, и он прислонился к стене. Она была холодная и скользкая. Через несколько секунд вертиго прошло, и земля под ногами приобрела твердую основу. Не отрываясь от стены, Пётр осмотрел каземат. Это было маленькое, низенькое помещение, освещенное одной лишь керосиновой лампой, висящей у двери. Возле ног рыцаря лежала кучка соломы, видимо постель. Стены камеры были крашены еще в допотопные времена, мутной темно-зеленой краской, которая давно отшелушилась и местами облетела. Противоположный лампе угол был сплошь затянут паутиной, занавесом свисающей над дверью. К ней вело пять ступенек. Орсини поднялся. Они тоже были скользкие, полуразвалившиеся. Пётр толкнул дверь, естественно, она не поддалась. Это была массивная железная дверь, покрытая ржавчиной, с небольшим зарешеченным окошком. Прутья решетки были очень толстые – не то, что сломать – перепилить их было не реально, да и руки Петра были закованы. Он осторожно спустился по адским ступенькам, предназначенным только для того чтобы сломать на них шею,  и сел на «кровать» - охапку грязной соломы. Воспоминания минувшего дня нахлынули с новой силой, и он сжал кулаки.

«Они все погибли…. Из-за меня. Проклятый Цвейг! Ты заплатишь за смерть моих товарищей!!...»
Мучительные думы рыцаря прервал свет в окошке (в прямом смысле) – кто-то стоял за дверью и светил фонариком в окно. Некоторое время оба молчали. Орсини подумал что это один из местной стражи, и посчитал ниже собственного достоинства разговаривать с еретиком, но тут Стоящий За Дверью шепотом спросил –
- Как Вы, брат Пётр? – Голос показался Орсини знакомым.
- Это ты, Николь? – На самом деле человека звали Никола, но славянский вариант употреблялся редко.
- Да, я! Как вы себя чувствуете?
- Как еретик в гильотине…. – Хмуро отозвался рыцарь.
- Вам повезло… Вы остались живы… - Узник вскочил на ноги.
- Повезло?!! Мне??? На моей совести кровь всех моих товарищей!!! Я бы с благодарностью принял смерть там, бок о бок с ними, чем теперь сидеть здесь, как обесчещенная крыса!!! – Порывистая, полная горя речь Петра поразила Николу. Когда-то давно, выполняя задание в Венгрии, инквизиторы спасли ему жизнь. Он восторгался благородством рыцаря.
- Да, знаю…. Смерть – выше жизни, вера – выше смерти, честь – превыше всего? – Солдат улыбнулся. – Я помогу Вам! У меня есть друг, он сможет отправить в Ватикан весть о вашем местонахождении. Вы, верно, его и не помните, но он знает вас и леди Паулу в лицо, вы встречались в прошлый раз, он передаст… - В коридоре послышались шаги, и Николь поспешил отойти от камеры.
[color=aqua]«Мои инквизиторы…. Если бы вы были здесь, мы бы не допустили такого конца… Какие благие цели ты бы не преследовал, гибель моих товарищей не сойдет с твоих рук»

Отредактировано Paola Skofovski (2009-10-23 16:09:49)

+1

22

[В N-ом километре от предполагаемой границы Венгрии.]

- ДЕРЕВО!
- Да вижу я, что дерево!! Тут везде деревья - грёбанный лес!
- Ашен крутанул руль и избежал столкновения с многолетним дубом, всем своим видом выражавшим перзрение человечеству в целом и частности.
- Эй, я тут, как бы, ранен, между прочим! Может чуть-чуть измените метод вождения?! - Атеро поёжился на своей подстилке и сместился в сторону, дабы не "семеститься" на пол.
- Раз кто-то такой умн... - Хозяин "бетономешалки" запнулся на полу слове и вжал голову в плечи, хихикая про себя.
- Ну договори мне, договори! Приедем - высеку!! Давай я поведу, но только моё состояние от этого лучше не станет, учти! - прошипел Раниэль сжимая рукой вновь открывшуюся рану.
Гюла в углу тихо постанывал и зажимал рот рукой. Его тошнило, причём очень сильно.
- Далеко ещё до этой вашей границы?! - сдавленным голосом донеслось из угла, где сидел маркиз Кадар.
- А чёрт её знает - я вообще не помню, чтобы на карте был лес!! - Скиф скептично потирал шею и косился на Энтроациокуль, пытавшуюся заменить бинт виконту Лютеции.
- Остановите машину.
- Зачем это ещё?!
- Мы опаздываем!! Нас уже должны ждать..
- Ну, Скифушка, ты же знаешь наших - пока соберуться, приедут.
- Энтри кровожадно хмыкнула и отрезала часть бинта.
- Остановите!! - экс-маркиз Венгрии ели сдерживался.
- Да остановите уже машину! - Раниэль Атеро пытался рассмотреть как его забинтовала Ядвига.
Оперативник Ашен пожал плечами и резко притормозил, отчего Скиф впечатался лицом в бардачок.
- Больно, ттвою мать!!
- А чё ты там делал?!
- Шнурки завязывал!!

В это время Гюла Кадар вылетел из машины как ошпаренный и со скоростью эфиопского бегуна отправился в ближайшие кусты.
- Отлично. И что мы имеем в отчёте? Разбита ценная технология, переворот в Венгрии, противник не повержен, маркиза полоскает, я ранен, Энтри отделалась царапинами и лёгким испугом, Скиф паранойей, а Ашен как всегда.. Что ему, дурню, будет?! - Раниэль Вольпе Атеро тяжело опустился на свои законные задние сиденья и меланхолично уставился в потолок. Хорошо сейчас было в уютной Македонии, рядом с любимой женщиной - Валией - и более-менее верными слугами. Здесь же он был просто раненным мафусаилом с замедленной регенерацией. Маркиза "Жемчужины Дуная" всё ещё полоскало, Скиф вышел покурить, а Ашен ругался на каком-то своём языке. Они опаздывали.
- Кадар, хорош уже природу удобрять, она тебе за это спасибо не скажет! - Ашен цокая языком и нервно постукивая по рулю выкрикнул из открытого "наполную" окна авто. Скиф в момент заскочил на своё переднее сиденье затушив окурок о какой-то молодой тополь приготовился к очередному "Здравствуй, дерево!!". Гюла тяжело забился в свой угол с зелёным лицом. Если вы думали, что метоселян не тошнит - вы закоренелые оптимисты и просто люди! Позеленевший иштванский нобель меньше всего сейчас походил на страшного вампира. Да и красавица Радовит, с расцарапанным лбом и спутанными волосами меньше всего походила на валькирию. Хотя нет, на валькирию-таки походила! Но, в общем, машина-таки тронулась. Дальнейшее путешествие прошло без встреч с деревьями - они резко поредели и показалась опушка. На гладкой как доска поверхности степи показались далёкие заставы Венгро-Югославской границы.  Вздох облегчения прокатился по автомобилю и улыбки замелькали на уставших лицах. Но не тут-то было! Слева от машины замаячил внушающих размеров "средство передвижения", явно бронированное и с гербом "ФОЧ". Веселье только начиналось.

========>>Другие территории / Венгерско-Югославская граница/ Лесная зона

+1

23

Где-то в тюрьме Иштвана...

Кап.. Кап.. Кап.. Холодные капельки воды капали с потолка на каменный пол... По началу звук весьма сильно раздражал брата Петра Орсини, лежащего на жёсткой соломе в подземелье венгерской тюрьмы...
- Сколько погибло.. Сколько же много погибло!.. Какой кровавой тропой идёт Штефан Цвейг!.. Он ведь даже не понимает, что идёт по головам, рискую жизнями своего народа, для которого требует <свободы>!.. Кому он дарует потом эту <свободу>?!..
<А разве Его Преосвященство Медичи поступает не так же?!..> - ..где-то в глубине мозга пропел Рыцарю ехидный внутренний голосочек..
- Кардинал!... Что мы знаем о целях Его Преосвященства?!.. Он видит много дальше нас..
<Он обычный человек в красной мантии.. И ему тоже свойственно ошибаться..>
- Он помазанник Божий!... - глава Бюро Инквизиции резко сел на импровизированно постели, силясь не слушать противный голос..
<Он человек.. Просто уж очень сильно влияет на людей то, что они носят.. Всё дело - в одежде.. Какая глупость!...>
- Заткнись!!.. - ..это слово Петрос выкрикнул вслух..
Голос и вправду замолчал... И снова тишина - кап, кап, кап...

***

- П-с-с!.. Брат Петрос!.. - ..швыряясь камешками через толстую решётку стоящую на маленьком тюремном окошке шипел Никола...
Инквизитор никак не реагировал на столь мелкие камни, забывшись беспокойным сном...
- Брат Петрос!!.. - ..громко зашипел Ник..
- А?!.. Что?!.. Брат Петрос на позиции прибыл, ждёт дальнейших указаний!.. - ..сев на кровати и продирая глаза сообщил Рыцарь Разрушения..
- Ну наконец-то!.. Я думал, мне придётся тащить вас на себе!.. - Николь весело прищурился.. - Ну-с, готовы покинуть это сырое и малоприятное место?..
- Всегда готов!..
- ..радости человека не было придела.. - Ты раздобыл ключи?!..
- Лучше!.. - ..увидев увядшую улыбку у Орсини.. - Понимаешь, если ты выберешься отсюда без каких-либо повреждений камеры, то сразу заподозорят, что есть <предатели>.. А так - ты сам выбрался!.. Ну-у, почти.. - ..смущённо улыбаясь сообщил простой иштванский парень..
Ник извлёк на свет серебрянную вещицу очень напоминающую фонарик, но без лампочки..
- Что за штуковина?!.. - Рыцарь хмуро и недоверчиво разглядывал агрегат прислонившись к стене и просунув <нос> в  окно..
- Это?!.. Оружие Штефана видел?.. Эта штука работает незнай-отчего, но может воспроизводить огромнейшие энергитические волны.. Правда работать без остановки она не может, её постоянно надо оставлять в покое, на перезарядку..
- Ты что...украл этот посох?!..

- Да нет же, дослушай, ладно?... На основе этой утерянной технологии в нашей лаборатории разрабатывается такое оружие.. Оно, конечно, намного слабее оригинала, но тоже не промах.. Как младший научный сотрудник я имею доступ к лабораторному сектору С... А теперь отойди-ка.. - ..примериваясь к окошку заявил Он..
- А ты пользоваться-то этим умеешь?.. - Петрос Орсини отошёл к самому выходу из камеры..
- Вот сейчас и научусь!.. - ..хмыкнул Николь.. В глазах бесстрашного главы Бюро отразился ужас..
Серебрянный нефонарь был направлен на стену.. Раздался хлопок и половина стены  обвалилась образую неровный овал..
- Я применил на малой мощности, давай-ка руку.. - ..протягивая ладонь Петру болтал неугомонный парнишка... - Эрик передал мне, что он с отрядом из Инквизиции подберут вас у границы..  А теперь давайте быстрее, кто-то мог услышать шум!...
- За мной прилетит Инквизиция?!.. - ..радость отразившаяся на лице служителя Веры была заразительной..
- Ну-у-у, да, Эрик говорил что-то ещё про какой-то специальный приказ кардинала о вашем спасении и так далее..
- Специальный приказ кардинала?!..
- Он прикрыл глаза..
- Мои Инквизиторы.. Они не забыли обо мне.. После того что я натворил... Кардинал.. Нет, я этого недостоин!.. Я посмел усомниться в величии Ватикана!..
- Эй, брат Петр, давайте быстрее!.. Чем дальше мы уйдём, тем больше вероятность что нас не поймают..
- Да, он прав!.. Самое большое свинство сейчас - это попасться в лапы венгерцев, после всего-то, что наши для меня сделали!..

За пределами города...

..была ясная ночь и светила полная луна.. Постов <ФОЧ> было неожиданно мало - много было задействованно в разгребении завалов и помощи жителям..

0

24

В пределах пехотной досягаемости от Иштвана

Ночь была воистину колдовская. Из чащи мрачных иштванских лесов мягко полз сизый туман, тенью отца Гамлета клубясь и теряясь за соснами. В небе висела эфемерная, пронзительно-желтая луна. Может быть, пейзаж мог бы назваться романтичным, но, увы, леди Смерть вовсе не была инфантильной. По крайней мере, настолько. Ее Богом была справедливость.
Но может ли быть справедливым мир, в котором юная Леди обречена на вечное одиночество в компании безмолвных идолов, глядящих с благочестивых распятий пустыми и мертвыми глазами? С младенчества до своего заката, когда от него останется лишь пыль прожитых веков, мир останется тем, чем был всегда – ошибкой… 

Карманные фонарики давали лишь тусклое подобие света, и путь через пролесок был осложнен колючими ветвями и кривыми корягами, бороздившими усыпанную хвоей землю.
- Что вы можете сказать о Цвейге, Эрик?
- Стефан Цвейг – наш лидер, госпожа.
- Вероятно, он очень сильный человек, раз смог…победить брата Орсини? – Само словосочетание «победить брата Орсини» казалось госпоже Смерти абсурдом, бредом и просто ересью, что не преминуло отразиться в ее голосе. Эрик замялся.
- Все дело в его оружии….Стоит ли говорить? Одно дело – помочь этой леди, и совсем другое – раскрыть все карты начальства.… Не будет ли он предателем после этого? Или…уже?
Паула искоса следила за венгром. «Хитрит…?» Внезапно, юноша запнулся о сплетение корней и начал терять равновесие. Длинные и острые, как бритва, ногти Леди с силой впились в его плечо, удержав от падения. Эрик с опаской взглянул на сестру.
- Благодарю вас… - Тьма скрыла усмешку, тронувшую ее губы.
- Не стоит благодарности. Мы, кажется, говорили об оружии..? – Венгр сдался. В плече слабо жгла легкая боль. Предупреждение.
- Его главный козырь – так называемый Моисеев посох.. Энергетические волны…- Паула не дослушала.
- Да, я знаю.«Откуда?» - Откуда оно у Цвейга?
- Не знаю, я всего лишь охранник! – Дьявол, идущий впереди, слишком быстро отпустил еловую ветку на идущих позади инквизиторов, оцарапав руку Леди. Оставив в покое забеспокоившегося Эрика, она тихо зашипела.
- Чтоб ты в муравейник сел, прости Господи!

Они вышли на широкий, залитый лунным светом луг. В нескольких метрах послышался шелест и хруст сломанных веток. Эрик не успел заметить, как в руке Паулы оказался кинжал, и они с Дьяволом бесшумно скрылись за деревьями, в высоких кронах которых одинокий соловей посвящал луне свой тоскливый романс.
Не успели заметить опасность и трое молодых людей, к своему несчастью бывших друзьями Николя. В руку одного из них вонзился нож и остальные чуть не выронили носилки.
- Симона?... Паула! – Леди преспокойно выдернула окровавленный кинжал из ладони полумертвого, отнюдь не от раны, венгра, и критическим взглядом осмотрела носилки. «Она так сильно ранена...Цвейг!!»
- Они ведь не предупредили. – В кустах снова послышались признаки жизни, больше напоминающие движения хромавшего лося, нежели сбившегося с пути грибника. Леди решила подождать. В траве весело стрекотали сверчки.

Отредактировано Paola Skofovski (2009-12-20 09:06:12)

0

25

Тот же лес, что и у Инквизиторов...

Николя не любил неожиданности.. А Неожиданность, похоже, любила его!...
Хоть он на первый взгяд и смотрелся весьма простодушным пареньком, но на самом деле он обладал безудержной страстью к контролю всего.. Хотя бы того <всего>, что находилось под его юрисдикцией...
Впереди послышался звук раздираемых ветвей.. Леса Венгрии не изобильствовали хищниками, поэтому не стоило труда догадаться, что шум <искуственный>, незвериный - человеческий!..
- Там кто-то есть?.. - Петрос всё пытался подстроиться под шаг прыткого юношы - от места удара в голове всё ещё распространялись глухие болевые волны..
- Может быть Цвейг и не искусен в бою, но рука у него набитая.. А посох тяжёлый!.. - Орсини присмотрелся к ставшему таким напряжённым лицу Ника...
- Что не так?..
- К нам кто-то приближается.. Либо он очень испуган, либо это атака!...
- ..на этих словах на поляну выскочили трое мужчин, с обезумевшими от страха глазами...
- Николай!.. Вот ты где.. Эти твои Инквизиторы - бешенные собаки!.. Сумасшедшие!.. Чтобы я...своих людей, да в помощь этим тварям...! - ..главный из них тяжело дыша и тыча пальцем в грудь спасителя Инквизитора ругал рыцарей Веры на чём Свет стоит..
Видя, что Рыцарь Разрушения начал <набухать>, русский венгр поспешил перехватить инициативу в свои руки:
- Что случилось, друг мой?!.. На тебе лица нет!..
- Лица нет?!..
- ..вспылил <Друг>.. - Эти ваши полумные маньяки-инквизиторы, из-за них не то что лица..руки не будет!!.. Они чуть не прирезали Ясена!.. Он остался с ними, раненый.. Раненый, понимаешь?!..
- Что-то пошло не так..
- Петрос Орсини исподлобья уставился на паникёра..
- Мы принесли вашу подружку - как и договаривались - и оставили в условном месте.. Точнее пытались оставить.. Они на нас напали..
Ник возвёл глаза к небесам.. Он привык ко всему.. К своему положению на Родине, к своему долгу перед нынешними врагами - Церковью, он принял всё что послал Господь.. Почти всё..Но этой глупости он принять не мог...
Убивать чтобы принести миру Веру.. Нести Веру на штыках революций и крестовых походов.. Человечеству не нужны Армагеддоны от Бога - человечество само себя уничтожит..
- Петрос, я думаю, что нам с вами следует переубедить ваших друзей и вытащить Ясена.. - ..в голосе венгра не было ни раздражения, ни радости..
Парочка оставила бегунов на поляне и поспешила продраться через заросли, чтобы по-скорее вывести из игры других Войнов Веры...
- Ты оскорблён, не так ли?..
- Брат..Петрос, дело не в оскорблении..
- Николя подавил мученический вздох.. - А в том, насколько тяжёл наш путь и какие обстоятельства превращают тяжёлый путь в непроходимый... О, вот и ваши друзья.. - ..в просветах веток замелькали алые туники Инквизиции...
- Главное - никаких резких движений, понял?.. Вперёд пойду я.. - глава Бюро мужественнно выполз из зарослей..
- Да, пожалуйста!.. - хмуро подумал Ник и пополз следом..
Матиаш тем временем, изголялся над раненым, пытаясь вызнать у последнего куда убежали его дружки и когда прибудет голубовласое Начальство.. Несчастный, идентифицированный как Ясен, от страха не мог двигать ни языком, ни другими частями тела.. Только глаза метались между  Леди Смертью и Марокканским Дьяволом..
- Петрос!.. То есть..Шеф!.. - казалось непоколебимая Леди светится изнутри.. А румянец, заливший её щёки, говорил лучше всяких слов..
- Ну-у, я пошёл.. - Николай приблизился к Ясену и  помог тому подняться.. - Надеюсь, что хоть с этим у меня проблем не будет!..- ..обратился он к Орсини.. Но тому уже было не до него..
Поэтому иштванец просто покинул место рандеву, утащив за собой парализованного страхом товарища.. Возможно, что после всех обнимашек-лобызашек брат Петрос Орсини и вспомнит о своё спасителе..
Но благодарить он уже будет воздух..

0

26

………………………………

«3060 год….
Ровно одна тысяча пятьсот лет прошло со дня рождения графини Эржбеты Батори, а человеческая кровь продолжает литься….»

Паула отрешенно смотрела на три багряные капли крови, запачкавшие кожу ее белоснежных пальцев. Светало. Беспросветную тьму лесной ночи начали рассеивать мягкие серые тени, мерцающие в туманной дымке просыпающейся Зари. В терновых кустах дурманящего шиповника тонко и грустно пел соловей. Леди рассеянно блуждала взглядом по кажущимся черными в этот предрассветный час деревьям.

«…Что же это была за легенда…? Старое предание о птице, бросающейся собственно грудью на терновый шип...» 

Обрывки далеких воспоминаний чужой и неизвестной жизни больше походили на грезы лихорадочного больного.
Чужой жизни…. Чьей же? Ее? Ересь….
Герцогиня раздраженно скривила капризный ярко-накрашенный рот и резко повернулась, услышав тихий хриплый стон. Лицо Дьявола озарила фальшивая жизнерадостная улыбка.
- Начнем сначала. Имя? – Сухо обратилась она к юноше.
- Я-сен. – Юноша с любопытственным страхом перевел глаза с улыбающегося Азиата на девушку с весом не более сорока килограмм и таким зубодробительным ударом в челюсть.

………………………………

- Петрос!.. То есть.. Шеф!... – Леди непроизвольно шагнула в сторону Возвращенца, замерла на месте и опустила глаза, спрятав их под ореолом  тяжелых изогнутых ресниц. Через две доли секунды ее лицо потеряло всякое выражение, и она со спокойной совестью могла чуть склониться в жеманном и равнодушном поклоне.
- Я рада, что с Вами все в порядке, брат Петр….

- Ну, я пошел… - Леди Смерть не успела возразить и Ясен с Николя покинули поляну.
- Вы – останетесь с нами. Поможете донести сестру Симону. – Командным тоном распорядилась Паула в отношении Эрика, доселе занятого бинтами и перевязкой раненой инквизиторши. Венгр послушно вздохнул. Да, эта женщина умеет приказывать.
Рыцарь Разрушения задумчиво посмотрел на Симону, лежащую на носилках. Это вызывало недалекие и такие отчаянно болезненные воспоминания. А боль в висках продолжала стучать.

- Рад видеть Вас живым и невредимым, брат Петр! Вы….помните меня?
- Эрик Фицко, перелом левой ноги, вывих левого плеча, сломанная фаланга мизинца левой руки. Я вас помню! – Отчеканил Пьетро, улыбнувшись. – Так это вам я обязан своим спасением?
- Я привык отдавать долги, брат Петрос! – Смущенно ответил венгр, помогая Маттиашу поднять носилки.
- Будьте аккуратнее! Я надеюсь, сестра Симона не получит травм больше, чем было до вашего рукоприкладства.

Путь назад был недолгим и быстрым. Эрик и неожиданно серьезный Матиаш осторожно несли носилки впереди. Герцогиня и Рыцарь шли следом.
- Брат Андреас, Дуо и брат Филипп этим утром отправились в Лондиниум, за Его Святейшеством. Операцию возглавляет Андре… Петрос хмуро слушал рассказ Леди о недавнем инциденте в Туманном Альбионе.
Леди украдкой рассматривала <степень потерь>. Спутанные, слипшиеся от крови волосы, поцарапанный благородный лик и задумчивое выражение небесно-голубых глаз.
На востоке теплела заря. Ватикан ждал своих детей.

Отредактировано Paola Skofovski (2010-01-27 09:50:57)

0

27

[Приключения Инквизиции и <АХа>. Пригород Рима.] ========►►
[Рим. Дворец Церкви. Личные покои кардинала Сфорца.] =======►►

[Маркизат Венгрия. Подгоревшая Жемчужина Дуная. Уцелевшие окраины Иштвана.]
Фронт Освобождения Человечества на границах, увидев Инквизицию:
Какая встреча – я не верю глазам!
Прекрасный вечер, восхитительный зал!
Нам было, в общем-то, и так хорошо,
А тут еще ты пришел! ©

Моника ожидала, что их поездка в Венгрию окажется фарсом. Она даже была готова к тому, что на границах их встретит армия повстанцев, которая расстреляет их два Инквизиторских отряда на бронетранспортёрах и БМП вместе с предводителями. Но этого не случилось. И поэтому сейчас она торчала на окраинах разрушенной венгерской столицы в уцелевшем особняке вместе с угреподобным братом Филиппосом. Остальные, в лице Стрелка и брата Якоба, сопровождали двух кардиналов Мортатти и Аллючиньоли, которых этому «отряду суицидников»  всучили, как бесполезный довесок, на осмотр уцелевших зданий Иштвана. Для чего, спросите вы? Э-э, хор-роший вопрос! А для того, чтобы выбрать здание, где можно было бы разместить центр избирательной компании для нового Свободного Иштвана. Да, это было смешно. Особенно громко над этим смеялись пограничники ФОЧ, когда ребята только высадились..
А дело было так (флэшбек)..
Мощные военные корабли Бюро Инквизиции доставили их до самых границ с Маркизатом Венгрия, где корабль снизился и, не став садиться, скинул десант из двух БТР и трёх БМП в чистом поле и благополучно улетел. Когда Моника, Трес и два главных Инквизитора — Иаков и Филипп - вышли наружу, то возле блок-поста их уже поджидала кучка вооружённых членов Фронта — не более пары десятков. Эти  недружелюбные ребята десанту были не рады, но, судя по тому, что не торопились открывать огонь, стать героями посмертно тоже не планировали.
- Ну какого фига, ядрёна мать?! - сплюнул в песок по виду главный, таращась на вылезших из боевой машины пехоты «парламентёров». - Что за месяц такой поганый, а? То ворюги паршивые маркиза протащили, то Инквизиция всё никак не угомонится. Ребята, вам чо, больше некого доставать? - вытаскивая из запазухи трубку и мешочек табака, уточнил главный «пограничник».
- Маркиз сбежал? Вот радость какая, - фыркнула Чёрная Вдова. - И как такие бравые придурки его только упустили? - риторически вопрошала сицилийская сеньора.
- Слышь, борзая, ты это, определись с командой своей — вы сюда умирать приехали или по делу, - проглотил оскорбление предводитель блок-поста, набивая трубку и закуривая.
- По делу Господнему, - прогудел в мощный вокодер брат Якоб, отчего некоторые пограничники схватились за голову, зажимая уши руками.
- Нифига себе, вот это психологическая атака! - подумала Аргенто, а сама поморщилась. Ибо звук был реально громкий.
- Ты подкрути говорилку, а то мои ребята в тебя стрелять начнут с перепугу. Что за дело?
Трес Икс тем временем сходил до БТРа, где прятались два посланных на заклание кардинала и вытащил на свет божий первого попавшегося — им оказался Мортатти.
- Задание: сообщить пограничной службе неприятеля цель визита.
- Ч-что?! В-вы совсем с ума сошли? Сами сообщите!
- перепугано заверещал благородный кардинал. Стрелок не стал терять время и просто дотащил мужчину в алом кардинальском облачении до стоящих друг напротив друг ватиканцев и венгров.
- Ух ты! Они привезли нам ещё одного! - радостно воскликнул невысокий участник Фронта Освобождения Человечества и залился лающим кашлем.
- А то, - согласился рядом стоящий иштванец с базукой на плече. - Ровере-то быстро закончился..
Услышав подобное, Мортатти испугано икнул.
- Совет: говорите цель. Иначе операция перейдёт в разряд боевой, - негромко сообщил Человек Убивающий кардиналу, которого держал под локоть.
- Мы прибыли с миром! Мир! - срывающимся голосом сообщил пожилой кардинал.
- А то мы не заметили, - философски фыркнул представитель ФОЧ с гранатомётом «муха».
- Цыц мне тут! - рявкнул на него главный на заставе. - Пришли бы с войной — притащили бы весь свой флот крестобрюхих. Ну, с миром. А цель какая? Что мне в разрешении-то написать?
- Мы прибыли..предложить Венгрии мир..и оказать содействие,
- вздохнул, переводя дух Мортатти, - в организации свободных, справедливых, открытых и заслуживающих доверия выборов во всей Венгрии. Чтобы Свободный Маркизат смог выбрать себе власть, которой он доверяет и смело шагать в будущее! - под конец речи голос пожилого мужчины окреп, он даже выпрямился и выдернул свой локоть из хватки Треса.
Ответом ему был истерический и дружный хохот пограничников. Главарь просто прикрыл лицо рукой и тяжело вздохнул:
- Специально же свалил из столицы, думал, хоть тут идиотов ненормальных не будет.. Приехали, - отняв руку от лица, начальник заставы выдал. - Так, стойте тут. Это решать не мне — сейчас с центром свяжусь. Как Шизик наш скажет, так и будет, - после чего главный ФОЧевец повернулся спиной к делегации из Рима и пошёл по направлению к будке пограничников. Там мрачный венгр по древней рации минут десять ждал ответа от Центра. Сообщив свою ситуацию, начальник заставы выслушивал ответ. АХовцы со своего место могли разглядеть лицо главного через мутное и грязное стекло: физиономия мужчины вытягивалась с каждым услышанным словом, а потом он что-то явно грубо сказал и бросил рацию.
- Всё плохо, надо бежать? - прохрипел перепуганный Мортатти.
- Та не, мужик. Было бы плохо - вас бы уже тут не стояло, - лениво отмахнулся от него стоящий напротив невысокий иштванец, ранее обрадовавшийся «свеженькому» священнослужителю. Начальник пограничной заставы вернулся к делегации и сообщил:
- Говорил лично с лидером — Цвейгом. Короче, он окончательно тронулся! Услышав вашу цель, долго смеялся, а потом сказал пропустить вас, но не всех: по БТРу и БМП здесь оставите. От Печа до Иштвана вас проводят кордоны, а там с Главным поговорите про эту вашу..фигню. А, и ещё - будете палить или нападёте на кого — не поглядим, что с миром, расстреляем за милую душу.

(конец флешбэка)
В общем, так их и пропустили, пусть и не в полном составе. Часть из их отряда осталась ждать на границах, нервируя пограничную службу.
Чем дальше они продвигались, тем больше Моника Аргенто убеждалась в том, что этот Штефан Цвейг — полный псих. Сначала потому, что пропустил их. Потом, что не воспользовался случаем и не пристрелил их в дороге. Ну, а когда она увидела состояние столицы — она поняла, почему все смеялись. Короткая встреча с Цвейгом только подтвердила её гипотезу. На самом обсуждении предложения от Ватикана ни Филиппоса, ни Якоба с Чёрной Вдовой не было. Охрана пропустила только непосредственно «голубей Мира» - кардиналов и одного агента Стрелка. Впрочем, показания кардиналов касательно предводителя Фронта Освобождения расходились. Мортатти считал его достаточно «милым и обходительным молодым человеком», а вот  Аллючиньоли признался, что Штефан напоминает ему его племянника, прочно и надолго прописавшегося в специализированной лечебнице..
И сейчас, сидя в кресле у запотевшего окна и глядя на кошмарную погоду (во дворе была дождливая и промозглая осень), Моника молчаливо наблюдала за  братом Филиппом, который сразу по приезду сообщил, что они в все «в заднице Дьявола и ничего хорошего их тут не ждёт»Миниатюрный Воин Веры уплетал за обе щёки очередной местный сомнительный деликатес. Как представительница сицилийской мафии могла заметить, этот тип ел в любую свободную минуту. Во время напряжённых переговоров, во время поездки по убитым дорогам Венгрии в боевой машине пехоты, во время карабканий по развалинам — всегда.
- Как ты думаешь, мы хотя бы до половины это дело доведём или сразу начнётся столкновение? - чтобы хоть как-то развеять скуку и тягостное ожидание вопрошала агент Вдова у Инквизитора.
- М-м? Какая уж тут половина.. Эти ребята пустили нас только для того, чтобы оттянуть момент военного столкновения со всей мощью Ватикана. Может, они экстренно наращивают вооружения или прямо сейчас ищут союзников, - отвлёкся от еды Филиппос и пожал плечами. - Для них это такой же фарс, как и для нас. ФОЧ может даже ради смеха и чтобы потянуть время позволить нам провести выборы — только вот вряд ли они будут заморачиваться с соблюдением этих договорённостей.
Аргенто в удивлении воззрилась на невысокого брата Филиппа. Такой разумности и осознания ситуации она от него явно не ожидала.
- И что же нам делать?
- Импровизировать, коллега из АХа. Нужны выборы — проведём. Будет нужда проповеди на улицах читать и церкви отстраивать — отстроим. А коли пора придет перебить всю эту поганую нечисть из ФОЧ,
- похожий на угря мужчина отвлёкся на горячий чай и отхлебнул из огромной кружки. - Перебьём во имя Мира. Ну, как-то так..

К посту

Чего: в посте есть депрессивная Моника 1 штук, упоротые ФОЧевцы - over 9000, бравые Инквизиторы и умный, но немногословный Трес Икс. Надеюсь, что объяснять, что такое БТР, а что БМП и чем они отличаются - нужды нет.
Code:
[avatar]http://s018.radikal.ru/i518/1510/29/7fab80eac223.jpg[/avatar]

+1

28

[avatar]http://s020.radikal.ru/i710/1511/8e/e178d51a14a4.jpg[/avatar]

Взлетели цены, магазины пусты!
Шагают с нами голод и нужда.
Наша матушка Церковь делит наши чувства,
Да жаль, стола не делит никогда!

Венгрия. Столица.

Герардо Аллючиньоли, ежась от порывистого  ветра, пронизывающего до самых костей,  кутался в прихваченный с собой тонкий плащ из дорогой материи и позолоченными пуговицами  с символикой Церкви, как и положено его статусу кардинала.  В спешке и волнении он совершенно не поинтересовался погодой в этом маркизате. Ныне оставалось только бросать хмурые взгляды на 50-летнего коллегу, которого он всю свою карьеру в Ватикане обзывал не иначе как трухлявым брюзгой, пускающим сентиментальные слюнки. Кардинал Мортатти был известным перестраховщиком и фанатом комфорта: якобы по выслуге лет  (55 – это же почти закат человеческой жизни!), «на склоне своих дней» старикашка всегда велел таскать служкам на случай «а вдруг что?!»  за собой кучу самого разнообразного хлама (от абсолютно ненужных лекарств до обувных стелек и панталон с утепленным ворсом). Раньше у 40-летнего Герардо эта суета коллеги вызывала только сардонические смешки, а сейчас, уныло бредя ноябрьским серым утром,  спотыкаясь через шаг по неровной мостовой разрушенной  и значительно подмороженной холодами (шутка ли: +1 градус выше нуля?! да еще и для теплолюбивого жителя Ватикана!) венгерской столицы, он бы с удовольствием поменялся стельками и даже, черт с ними,  панталонами с Мортатти.
Задание, так несправедливо навязанное им кардиналом Остии и Альбано,  надо было во что бы то ни стало выполнить. Ну, хотя бы попытаться. Или сделать вид. Но обязательно при свидетелях. Именно по этой причине невезучая парочка клириков в сопровождении 2 местных «гидов» и Человека Убивающего сейчас устраивала пешую экскурсию по Иштвану.
Кардинал «в летах», несмотря на комфортную одежу, в которую он укомплектовался по высшему разряду, включая теплую шапочку с помпончиками и мохнатые варежки, пугливо озирался по сторонам, ожидая полчищ пьяных партизан, голодных вампиров и бог знает ещё кого.
- Вы сказали, что ближайший магазин недалеко! А мы уже полчаса петляем!
Их гид, низенького роста сухонький старичок (явно далеко за 70),  посасывающий цигарку, смешливо поцокал (как если бы фырчал  ежик) и корявым пальцем ткнул вперед себя.
- А вона!
-«Вона»?
– Аллючиньоли недовольно скривился, читая огромную самодельную покосившуюся надпись «Uzlet» (магазин).
- Ага. – Старик довольно кивнул.
- Когда-то он возможно и был магазином..- Глядя, как суетливо забормотал молитвы Морттати, осеняя крестным знаменем горелые останки этого строения, ещё не старый кардинал  переминался с ноги на ногу в попытках согреться.
- Ну, дык! Как раз до прихода Квизиторов справно работал.. – Хитро прищурившись, старик, представившийся вначале прогулки как Иштван Бочкаи, улыбаясь, показал 5 крепких зуба – 2 сверху и 3 снизу.   
Мортатти растерянно посмотрел на коллегу по несчастью, дрожащего словно осиновый лист.
- И где теперь  продукты?
Молчаливый и мрачный второй «гид», приставленный к кардиналам из шайки местной шишки- ФОЧевца Цвейга, выдал непонятное «гы!», как бы прочищая горло.
- Да кто его, господин, знает. Можа, где-то там, в лесу у партизан. А можа, на складе  здесь в подземельях города. Они ж, - пожилой мужчинка с цигаркой кивнул в сторону фочевца, - не скажут. Хотя попытать его…
Мрачный тип сплюнул, развернул плечи  и  размял  шею.
- Счастья, говорю, попытать да вежливо спросить тож можа.
- Понятно. – Герардо  подул теплым воздухом изо рта на окоченевшие пальцы. - А лес с партизанами - это где? Тут же вроде столица. Центр как-никак.
- Как же вам объяснить-то? Значит, едьте себе прямо по дороге, а там, на выезде за окраиной, будет речка и мостик. Ну вот. Если вы, значит, подорветесь на этом мостике, то хорошо, а если нет, то сразу и попадете… в партизанское окружение.

Фочевец загоготал, а ватиканец в меховых варежках заохал и снова заторопился воздать все положенные при таких обстоятельствах молитвы.
40-летний кардинал очень сильно жалел, что вообще раскрыл рот и втянулся в полемику с Мортатти на том злосчастном Папском совете. Теперь он с удовольствием вырвал бы собственный язык, лишь бы его сарказм на тему того, что осталось от иштванской епархии  после «спасательной операции» Инквизиции, не прозвучал в присутствии глав Церкви.
Венгерская реальность оказалось гораздо хуже любых кошмаров с участием вампиров, долгоиграющих и пустословных заседаний коллегий и даже «лютой» ватиканской жары в разгар летнего сезона. А ведь когда-то для Аллючиньоли ничего неприятней этого не было. 
- Но…но где же тогда ваши люди берут еду? – Священник «в годах» все не унимался, приставая к  пожилому Иштвану, словно потерявшийся ребенок. - Как прокормить такую кучу голодного народа?
Старец в драном ватнике вместо смеха только  покряхтел, качая головой, и махнул ватиканцам следовать за ним.
- Откуда ж куче взяться, господин? Как первая сумятица супротив, уж не помню - то ли вампирюк кадаровых, то ли вашей братии,  пошла, так наши ж сразу смекнули – уезжали целыми кварталами без оглядки! Кто к родственникам на окраины, кто заграницу. Бросали нажитое – да все и побросали, уж  мародеры нарадоваться не могли! Улепетывал народ, аж пятки сверкали - лишь бы на горячую руку не навернуться!
- Чью руку вы имеете ввиду? – Моложавый кардинал уже не чувствовал пальцев ног и старался хоть как-то отвлечься, расспрашивая, чтобы занять пока ещё не примерзший к черепной коробке мозг.
- Да ваших, ихних – тут уж, звиняйте, усе равно!
- Но ведь кто-то же остался, сын мой! – Мортатти с опущенными от расстройства уголками рта старался скрыть свое «крайнее беспокойство», угрожающее  вот-вот перейти в панику. – Истинные патриоты и католики, наверное..
- Хе-хе.. Остались тут только те, кому бежать некуда.. да и не к кому. Помирать, господин, старикам и больным уж на своей земельке родной все лучше, чем в дороге да неизвестности. А католики они или нет –могила всех примет..
- Ну, а они?
– Герардо с каменным лицом (мышцы на холодном  ветру отказывались работать)  кивнул в сторону бредущего на расстоянии соглядатая Цвейга. -  Откуда тогда столько воинственных молодчиков в Венгрии? Не «старики» же Ястреб отбили?! Что, скажете, не «ваши»?
- Эхе-хе!  Мы ж вас привечаем уж не в первый раз. Полгода назад Кадара били? Били! Дыму было  - отстроиться так и не успели. Вон магазин был – и тот Квизиторы пришли – полный швах, сами видели! Мы тут…дык как на войне, господа священники. Перерыв дали - и года не прошло - вот  снова! А простой человек, он что? Мы  же что так, что эдак, а нести свой крест надо, и жить надо – раз живым остался..  Образованных у нас мало, а люд истерзанный да потрепанный  -что с него взять-то? Оглушён, растерян,  ему, голодному, любое враньё  скормить -  он и поверит, а если ещё и горло жжет, дык еще рад будет и хвостом вилять. Вот старики, калеки в подвалах да погребах, а то и выгребных прячутся – выживают! Надеяться же больше не на кого: умные свалили, остались вон эти с цацками – вишь ты, за родную Венгрию, а сами от неё и …камешка скоро не оставят, тьфу!

У Мортатти даже помпончики скисли, а может Аллючиньоли только показалось. Но вот идея мирного исхода командировки туманной дымкой таяла вдали, в конце туннеля все больше вырисовывался маленький такой тупичок.
- Хе, тут ж еще какая загвоздка..Свои-то свои. Калеки калеками…А каждому поперечному тут не доверяйте, господа священники! «Эти».. – Старик Иштван, сердито покосившись на спину фочевца, придержал моложавого кардинала за рукав плаща и доверительно забурчал снизу вверх.  -…все досмотры делают. «Зачистки» от шпиёнов. Так наши за еду своих сдают: узнал, что у тебя ещё мешок с картошкой али серьги женки припрятаны на черный день, так разнюхают и донесут! Сосед родной и донесет – ему, вишь ты, тож кормиться надо! А тебя «эти» хвать –  на допрос, повезёт – «зачистят» сразу, а нет –  вернешься, а в закромах пусто и хоть сам вешайся от такой жизни! Вы бы, господа, свой плащик с варюшками таво – припрятали бы, а то наши «католики» неровен час исповедаться захотят.. Хе-хе-кха-кха! Так о чем я? А! Ну, так  и енто ещё не усе. Кады на голодного кадаровского кровососа нарвешься – разговорами не наразговариваешься! Вон епископу нашему и святые песни не помогли – глотку  раз – и отдыхает тепереча, бедняга..
Вот, кстати, из-за епископа Ровере ватиканский дуэт и выполз с утреца пораньше на свежий воздух иштванскими пейзажами любоваться. И вели их сейчас «гиды» к окраинной братской могиле, куда прикопали по-быстрому всех, кто под руку ребятам Штефана и брата Петроса попался. В том числе, и пострадавший по несчастливому стечению обстоятельств… для ЧРовцев епископ.
- И что, здесь до сих пор боевые действия идут? – Стуча зубами, с синюшным лицом сипло вопрошал кардинал Аллючиньоли.
- Да не, какие действия, господин? Тишь да гладь! Если днем ходить..и не центральными улочками. А то нарваться можа на «зачистку». А так спокойно усе, не жалуемся, слава тебе господи. Было дело, у соседа жил. Так мы уже  и в ус не дули, когда шумит где. Спросит кто из его мелких, что это, батя, гром или бомбы? И все радуются, когда бомбы!  А то уж думаешь, опять в дырявом сарае мокнуть придется..
Пожалуй,  уже на братском кладбище Мортатти посетила та же идея, что и его полу отмороженного коллегу: посмертные чудеса епископа Ровере вместе с выборами нового правительства могли преспокойно подождать ещё пару годков до полного освобождения от всяческих бандформирований, которыми, похоже, просто кишел этот злополучный Маркизат.

+1

29

Comments

- За неадекватного господина Цвейга отписал Маг. Кто такие Штефан и Вольфрам можно вспомнить здесь. Идея найти брату Якобу «one love» в Венгрии принадлежит Сет...
1 – (профессиональные термины сицилийской мафии) Совсем с ума спрыгнул
2 – (венгерское междометие) 'фу, черт!’, 'черт возьми!’
3 – (тапперт) прямоугольный или слегка расширяющийся от центра к основаниям прямоугольника кусок ткани, поставленный на шелковую или меховую подкладку. Посредине было отверстие для головы, круглое, без отделки, опушенное мехом или обшитое мягкой драпировавшейся стойкой. Надевался тапперт через голову и свободно висел на плечах. Бока не сшивались
4 - (профессиональные термины сицилийской мафии) Лох, крестьянин самого низкого пошиба.
5 - Для тех, у кого возник <закономерный вопрос> насчёт того, почему Моника не использовала свои сверхспособности, ответ довольно прост. Первое: Аргенто действительно рассчитывала на тренировочный бой, начинать конфликт раньше времени в данной ситуации было глупо. Второе: сверхспособность - это козырь, который венграм знать раньше времени не следует, вот если бы  Цвейг не остановил Вольфрама и тот бы нанёс удары в бок - тогда бы Моника применила свою способность...
тесаки Вольфрама:
http://i2.guns.ru/forums/icons/forum_pictures/009037/9037631.jpg
[avatar]http://s019.radikal.ru/i627/1511/b8/d4948c7c9301.jpg[/avatar]

Маркизат Венгрия. Подгоревшая Жемчужина Дуная. Уцелевшие окраины Иштвана. ===►

Параллельно «прогулке кардиналов». Иштван, остатки «базарной площади».
Soundtrack:
[audio]http://pleer.com/tracks/12184634wXFn[/audio]

Брат Иаков не особо вдавался в таинственные и безумные причины, побудившие отправится престарелых сеньоров-кардиналов в прогулку по развалинам столицы Венгрии. На самом-то деле, в его жизни бывали и более кошмарные вещи: нахождение в рядах Инквизиции давало просто невероятное множество возможностей поучаствовать как в благородных и героических подвигах, так и в чудовищных событиях, но даже такой разброс совершенно не исключал попадания в идиотские ситуации. Правда, брату Якобу гораздо больше нравилось попадать в них в приятной компании – тот же язвительный Варфоломей был куда надёжнее, чем подозрительный чудак Филиппос, но в данном случае Инквизитор предполагает, а кардинал Медичи приказывает...
В общем, факт состоял в том, что Воину Веры, закованному в сталь, пришлось выбраться на «прогулку по блистательной столице» вместе с агентом Чёрной Вдовой  и братом Филиппом. Кардиналы отбились от компании вместе с молчаливым киборгом Тресом Иксом, – вроде как «братом» по серии Дуо. А брат Филипп потерялся уже когда компания проходила сквозь остатки местного базара, куда вынесли всё, что осталось и не продавали, а производили бартерный обмен. Впрочем, и здесь на постапокалиптических революционных развалинах не обходилось без конфликтов и своих негодяев…
Бдительный окуляр стального Инквизитора заметил какую-то возню на окраинах «торговых рядов»: какой-то небритый мужлан в видавших лучшие времена вещах, но с нашивками «Фронта Освобождения Человечества» кричал и громил «торговую точку» пухлой деревенского вида женщины, явно угрожая ей физической расправой. Оглянувшись на своих соратников – двух молодых Воинов Веры и идущую с кислой миной Монику, брат Иаков понял, что кроме него несправедливости не увидел больше никто. И поэтому громадный Инквизитор, подобно ледоколу рассекая сборище немногочисленных посетителей бывшего рынка, направился к «угнетаемому меньшинству».
- Куда этот железный остолоп выперся? Chepazzo1?! – недовольно воскликнула Аргенто, увидев, что похожий на скалу спутник «дрейфует» в другом направлении. Молодняк Инквизиции ответил ей недоуменным молчанием и взаимным переглядыванием.
- Teremtette2! Ты что себе позволяешь, старая курица? – кричал на иштванскую торговку представитель «ФОЧ».
Тем временем блёклое осеннее солнце заслонила огромная тень – это закованный в железную броню брат Якоб навис над обидчиком сирых и убогих.
- Вам стоит извиниться, сеньор экстремист, - вежливо прогудел в мощные динамики Воин Веры.
От неожиданности представитель местной новой власти аж подскочил – не каждый день за тобой бесшумно вырастает груда железа в бордовом тапперте3.
- Тебе чего, шваль ватиканская? – скривившись, грубо уточнил у Инквизитора член «Фронта».
- Извинись перед этой добродетельной женщиной, ибо грешно поднимать руку на слабого! – назидательно сообщил ватиканский «стальной голубь мира».
- Чего-о?! Иди ты, мужик! Эта kurva пыталась меня обмануть: выдаёт свои помои за свежее…
- Извинитесь перед продавцом, сеньор террорист,
- гнул свою линию Иаков. – Уверен, у этой доброй женщины всё в порядке с товаром. 
В этот момент Якоб пожалел, что Филипп где-то затерялся – этому угрю можно было скормить всё что угодно без особого вреда – к всеобщему удовольствию он бы мог стать «гарантом» свежести (даже если это было не так)…
- Да ты непонятливый! – окрысился активист «ФОЧ», после чего кинулся с кулаками на закованного в броню Воина. Это и было его стратегической ошибкой – небритый мужчина с воплем боли и ругательствами отскочил от Якоба, баюкая ушибленную руку, а Инквизитор, в свою очередь, подхватил нападавшего за шкирку и, как тряпичную куклу, вздёрнул его в воздух на уровне своего лица.
- Пожалуй, вам следует лучше приглядеться к товару этой добродетельной госпожи, - заметил брат Иаков.
- Отпусти меня, проклятый крестобокий! Что б тебе в аду гореть! – сердечно пожелал Инквизитору гражданин Венгрии.
- Как скажешь, сеньор «фронтовик», - немного насмешливо прогудел стальной воин и разжал хватку. Падение с высоты роста Якоба было болезненным, но не смертельным. Впрочем, продолжать конфликт оказавшийся в меньшинстве член «Фронта» почему-то не пожелал, а пожелал отдохнуть на земле и поскуливать от боли…
- Какой богатырь! – восторженно воскликнула круглолицая торговка не самым свежим товаром. – Тебя, наверное, сам Господь мне послал, - закудахтала женщина.
- Э-э-э, это не исключено, - подтвердил Воин Веры.
- Ох и заживём мы с тобой теперь, - томно вздохнув и прытко подскочив к боевой единице Инквизиции, сообщила женщина. – Меня Терезия кличут, но ты, спаситель мой, зови меня просто – Терчи, - вцепившись в мощного воина неожиданно крепкой хваткой, доверительно сообщила торговка.
- Я вас не понимаю… Рад знакомству, но мне пора, - поспешил ретироваться ошарашенный такой навязчивой благодарностью Иаков. Но не тут-то было – Терчи вцепилась в своего «героя» воистину насмерть: Якоб переставлял свои закованные в железо ноги, а на них полу висела – полу семенила следом невысокая полная женщина.
Навстречу брату Якобу приближалась раздражённая Моника:
- Это ещё чего за корова к тебе прилипла?! – нахмурившись, уточнила оперативница «АХа».
- А это что за дылда худосочная? Ты посмотри, как вырядилась-то, а! – подбоченилась, но не выпустила из рук тапперт своего спасителя Терезия.
Брат Якоб откровенно не знал, что ему с этим делать – отцепить женщину по-хорошему не получалось, а давать давнишнему противнику – «АХу» - повод посмеяться над родным Бюро было крайне нежелательно…
Моника Аргенто не успела сказать вертевшееся на языке оскорбление в сторону женщины и её «героя», так как на сцене появился обиженный ранее «сеньор экстремист» в сопровождении коллег.
- Ну всё, ведро с глазами, теперь ты труп, - радостно сообщил воодушевлённый численным перевесом пострадавший из «ФОЧ». Иакова сравнение его шлема с ведром крайне покоробило: и без того немаленький Инквизитор резко выпрямился, заполнив собой оставшееся пространство.
- А ты чего, Cafone4, в одиночку налажал, теперь неудачей своей с друзьями поделиться захотелось?! Так ты не боись – обращайся, устроим вам коллективную «мойку», - в предвкушении драки, которой её лишили в самом начале операции, оскалилась Чёрная Ведьма.
Однако, злить представителей «Фронта Освобождения Человечества» ещё больше не потребовалось – они и так были не очень-то добрые…
- Так-так, что тут у нас? – провозгласил радостный голос, который узнал каждый из присутствующих. На клочке земли, когда-то бывшим рыночной площадью, появился сам Штефан Цвейг в сопровождении верного телохранителя Вольфрама.
- Ну-ну, ребятки. Драка – это не хорошо. Разве вас этому мама не учила? – безумно улыбаясь, уточнил юноша у своих головорезов, которые в присутствии босса-психа как-то сразу растеряли весь свой пыл. – А вы, гости дорогие, верно, скучаете? Такие бравые боевики и без хорошей бойни..

- А что,
- фыркнула Аргенто. – Вам есть что предложить?!
Цвейг изобразил на лице вселенскую задумчивость, после чего воздел указательный палец к небу, словно его осенило:
- При-ду-мал! Как насчёт дружеского поединка между вашими и нашими? Ну, так, чисто мускулами поиграть, да народ потешить, а?! – склонив голову на бок, предложил умалишённый.

- Мы приехали не ради базарных поединков, - недовольно прогудел Якоб, всё ещё не оставляющий попыток стряхнуть с формы настырную Терчи.
Сопротивление Инквизитора только раззадорило представительницу сицилийской мафии:
- А почему бы и нет?! Кто ваш кандидат? - вздёрнула подбородок дерзкая Моника.
- Хм-м, - Штефан вновь изобразил задумчивость, но в этот раз тянуть с ответом не стал. – А хоть бы и Вольфрам.
Названный соратник покосился на босса сверху вниз, но и слова не сказал.

- Замечательно, - ухмылка Аргенто была хищной и зловещей. Чёрная Вдова вышла вперёд, в руках у неё уже оказались её любимые кинжалы. Собравшиеся зеваки, члены «Фронта» и Инквизиторы расступились, образуя круг для бойцов. Вольфрам неторопливо приблизился к оппонентке – доставать оружие он не спешил.
- Дамы вперёд, -  нездорово развеселился Цвейг.
Моника Аргенто держала руки с двумя кинжалами близко к телу, в руках расположенных сзади - чтобы венгр не смог выбить кинжалы из рук. Сейчас её целью было раскрыть противника. Только после того, как телохранитель Цвейга допустит ошибку, можно будет нанести серьёзный удар. А до этого Аргенто делала скорее выпады, от которых Вольфрам легко уворачивался, уходя с линии атаки и легким движением разворачивая корпус своего тела вбок и назад. Так бы они и танцевали, если бы раззадоренная Вдова не применила обманный финт, с помощью которого она добралась до телохранителя. Впрочем, Вольфрам успел перегруппироваться и удар пришёлся на руку мужчины в плаще.  Только вот вместо ожидаемых брызг крови от удара, Аргенто услышала звук скрежета о металл, а кинжал, вместо того, чтобы вонзиться в человеческую плоть проскользил с противным звуком по касательной. Вольфрам впервые показал хоть какую-то реакцию: подняв левый уголок губ в едва заметной усмешке. Рукав плаща мужчины оказался разорван – а под ним виднелась стальная поверхность кибернетического протеза.
- Ещё один киборг, - мысленно скривилась невольная оперативница «АХ».
- Теперь мой ход, - тихо сообщил Вольфрам, извлекая на свет свои тесаки. Атаковал Жующий Соломинку стремительно и агрессивно: своё жуткое оружие он держал в прямом хвате, удары наносил резко и точно по несколько за один «заход». Монике приходилось признать – киборг был хорош. Да, возможно его бой не был идеален с точки зрения эстетики, но вот с точки зрения эффективности… Даже в этой импровизированной потешной драке телохранитель Цвейга не пытался играть – он стремился уничтожить врага.
Хотя, судя по всему, мужчина-киборг ещё сдерживался…
Любитель травы использовал тактику трехударной атаки, сознательно делая финт одним своим тесаком, находясь вне пределов досягаемости Аргенто и заставляя Вдову среагировать на атаку преждевременно. Этот приём вынуждал Монику раскрывать свою защиту. Вольфрам не тянул – он мгновенно входил в контакт с противницей, при этом один из тесаков находился в руке, отведённой назад – мужчина планировал применить комбинацию из двух ударов. В последний момент сицилийской мафиози удалось отвести удар, пусть и не очень удачно, но телохранителя безумного Цвейга это не смутило – он схватил выпирающий воротник сутаны ватиканской «монахини» и используя инерцию резко развернул женщину левой стороной тела к себе5. Далее должна была следовать серия классических ударов тесаком в бок и куда придётся, но Штефан остановил своего верного соратника:
- Стоп! Хватит! Повеселились и баста..
После чего лидер «ФОЧ» предложил «дорогим гостям» отправиться отдохнуть в отведённое им уцелевшее поместье, а сам, сославшись на занятость, покинул площадь в сопровождении Вольфрама

+1

30

[Маркизат Венгрия. Столица. Заброшенная часовня. За некоторое время до "базарной драки" АХа и ФОЧ.]
А теперь я лежу в палате номер восемь.
Я один здесь нормальный, остальные "косят".
К нам приходит сестра и молча колет уколы,
А меня достают её разговоры.
Разговоры, разговоры...
Разговоры, разговоры...
Черный обелиск - Разговоры

Филиппос прогулки-дозоры по развалинам Жемчужины Дуная воспринимал достаточно философски. С одной стороны, в этом треклятом месте концентрация подозрительных существ превышала аналогичную в Риме и Ватиканском Доминионе вообще, с другой – это были чёртовы руины! За чем тут следить?! Но бравому Инквизитору всё же пришлось прошвырнуться в этой части города, предварительно похожий-на-угря брат запасся всякой снедью. Проходя мимо старинной, но сейчас явно пустующей часовни неподалёку от кладбища (практически единственного места, почти полностью уцелевшего при восстании в городе!), брат Филипп заметил неровный отсвет в одном из разбитых некогда витражных окнах часовни. Дверь была приоткрыта, словно приглашая..
Приглашение Белы Кона на разговор в «интимной» обстановке разваливающейся и обгоревшей часовни Штефан воспринял двояко: это было смешно – любые претензии основателя Фронта Кона на власть были бесполезными, шантаж – бессмысленным, а покушение..ну, это было уже интереснее. Поэтому Цвейг взял с собой только верного Вольфрама – никому больше он всё равно не доверял. Чего уж ты скрывать – он себе-то не всегда доверял. Сейчас прикинувшегося для брата Петра патером венгра интересовали достаточно конкретные вещи: когда поганые Инквизиторы дадут ему повод их изощрённо уничтожить, а ещё надо же было что-то делать с наглыми Македонцами, которые, похоже, организовали свою местную «мафию» и почему-то возомнили себя богами. Если с Инквизицией всё было более-менее понятно – следовало лишь немного подождать, а попутно можно знатно повеселиться с этими глупыми выборами, то с Югославией всё было намного сложнее..
- Веселье-весе-е-елье! – промурлыкал себе под нос неадекватный лидер ФОЧ. Его спутник на подобные странности Начальства уже давно не реагировал – эмоциональный диапазон любителя травы и так не отличался особым разнообразием, а наличие босса-шизофреника и вовсе сводило все внешние реакции к минимуму.
Касательно соседей – Маркизата Македония – измышления Цвейга были следующими:
- Ай-яй-яй, не по-соседски вы увели у нас малыша Кадара! Яй-яй, я бы так порадовался..м-м, повесив его израненное тело поджариваться на главной башне. Но нет, ребятушки решили урвать кусочек..счастья. Что ж, соседи должны интересоваться делами друг друга, разве нет? Ах, тогда мы такие невежливые! Следует на-ве-стить друзей-югославов! Да, надо будет это обдумать..
- Кона нет. Это может быть ловушка, - безэмоциональным голосом сообщил Вольфрам.
- О, зануда, - светловолосый юноша возвёл глаза к покрытому паутиной потолку. – Может, это я..перепутал время? Или церковью ошибся. Они так все похожи! – всплеснул руками невысокий молодой венгр. Помощник молчаливо протянул руку к своему спасителю из лабораторий в Долине Крови, требуя записку Белы. Недовольно насупившись, Штефан вытащил из карманов великоватой ему кожаной куртки измятую бумазейку и всучил мутанту.
Ровно в этот момент дверь часовни распахнулась, словно от порыва ветра, и внутрь прошёл сам Бела Кон в сопровождении своего верного Когтя.
- Бе-е-ла! Дорогуша, как я тебе рад, - вскочил с места подвижный, как ртуть, Штефан Цвейг и оскалился во все зубы. Руки его были раскинуть, словно он хотел обнять своего коллегу по цеху. С распростёртыми объятьями он направился навстречу Кону, но на середине пути резко остановился, сложил руки на груди и, недобро прищурившись, уточнил:
- Что, опять пришёл плакаться, что потерял свои позиции? Или будешь мне задвигать про несбыточность мировой революции? Чего надо?! – сорвался на крик юноша.

Вошедший мужчина вежливо кивнул стоящему за спиной Цвейга киборгу, а затем, не менее вежливо улыбнувшись главному фочевцу, повернул голову к своему верному соратнику.
- Милош, помнишь старый анекдот…хммм… Там ещё так тонко подмечено.. «Один венгр — просто венгр, два — политическая партия, а три — в природе не бывает:  так как один из них обязательно окажется либо евреем, либо германцем». И ведь не поспоришь! А впрочем, неважно. –Хмыкнув, 45-летний терран обратил свое внимание  на Цвейга. - Милый, милый мой Штефан! Не переживай, от тебя мне, к превеликому нахесу, больше ничего и не нужно. Все, что было в твоих силах – ты уже сделал!  Наоборот, я хотел поздравить тебя – все идет по твоему, бесспорно, мудрому… стратегическому плану: Инквизиторы снова здесь, и разведка Ватикана уже рыщет вовсю  в поисках «маленькой инквизиторской птички с огромным потенциалом».
Обойдя часовню по периметру, расчищенному от обломков, Кон аккуратно перевернул  кресло, на одном из которых раньше восседало духовенство в алтаре, и сел с философским выражением на лице, положив ногу на ногу.
Он был абсолютно спокоен и не чувствовал ни малейшего  раздражения…потому как все, что накопилось за эти полгода  - мужчина благополучно высказал молодому психопату в прошлый раз. Затем, уже находясь в привычном для него состоянии уравновешенности, основатель Фронта Освобождения Человечества с холодным расчетом оценил заслуги беглого психа: Штефан действительно сделал все, что мог, разыграв последние из оставшихся в рукавах карты..
Жизнь Венгрии была исторически предрасположена к подобным революционным замашкам и последующим за ними оплеухам от тех, кого сами венгры называли  оккупантами. Так шло испокон веков. Была, разумеется, парочка периодов полного затишья, но бедному населению, наверное, становилось слишком неуютно и скучно, тогда за стенами подполий снова плелись заговоры, и революционный быт возвращался на круги своя.
Провокаторами становились зачастую, конечно же, венгерские соседи: среди которых затесались 2 огромные мощные державы, по своей сути являющиеся полной противоположностью друг другу и вечно перетягивающие одеяло мирового господства на себя.. Ну и если прибавить  к ним  германского закомплексованного  агрессора, неровно дышащего к богемским и венгерским фанатам экстремального патриотизма, то картина для данного маркизата вырисовывалась препечальнейшая. Получалось, что о геополитических интересах бедных венгров пеклись все, кому не лень. И, соответственно, эти «все» постоянно вмешивались в их жизнь, в душевных порывах заваливаясь с поучениями на венгерскую территорию. А терпение у венгров, сами понимаете, далеко не железное.
По мнению Белы Кона, первым (кроме извечных укоризненных взглядов и сопящих претензий от Ватикана), кто нарушил недавний период затишья – был, само собой, Гюла Кадар. Бела занялся «кухонными посиделками» и «подготовкой диванной войны» как только осознал весь масштаб предпосылок -этаких предтеч «ужасного грядущего»: вампир со своими политическими предпочтениями начал метаться от одних реформ к другим… Это ещё, когда «печально всем известная» жена была цела, невредима…и счастлива не замужем.  А после кровавой расправы над Марией Кадар, тактично назовем это «неудачным стечением обстоятельств», в свете мировых событий его как чел…вампира понять можно. Но только не свободолюбивым венграм: с самого  основателя столицы  Иштвана, чей род и удерживал в своих когтистых руках хрупкую, вольную душу Венгрии,  народ претерпел много счастливых и мрачных моментов сосуществования с мафусаилами, но хуже издевок от «родного», можно сказать, вампира…оказался этот тоталитарный режим. Ай-яй. Нет, правда, Кадар переборщил.
Вовремя подвернувшаяся королева Альбиона, тогда ещё боевая и до одури  одержимая монашка из Церкви Св.Матфея, сыграла ему на руку, собрав под знамена Фронта Освобождения Человечества такую кучу экзальтированного народа, что сразу же вызвало «душевный отклик» не только у их вампира, но и у Ватикана (хорошо, что Империя отказала Кадару в поддержке.. Ну, очень мило со стороны Императрицы – а то кататься сейчас перекати-полю через венгерскую пустыню в назидание всяким своенравным Македониям и Богемиям!). Бела даже расстроился немного (но только самую малость), когда маленькая Эстер Бланшетт отправилась в свое паломничество по большим «святым местам». И, честно говоря, только лишь потому, что Фронт затрещал по швам, грозясь развалиться. Это когда, по расчетам Кона, они почти достигли своей цели, заполучив столь долгожданную  свободу от вампиров.
Особых предубеждений против другой расы у Кона никогда  не было, кроме того единственного, но перевешивающего все остальное: венгерские метуселяне давно порывались сделать этот маркизат частью Империи. Что, незамедлительно, вызвало бы недовольство Ватикана и последующую «открытую» интервенцию одной или, того хуже, нескольких заинтересованных сторон, что сделало бы Венгрию круглосуточным театром военных действий.

Пы.Сы.

За Белу Кона писала Сет-чан. Биографию и характер Белы и его соратника Милоша можно уточнить в этой теме, в категории "Маркизат Венгрия. Фронт Освобождения Человечества".
И атмосферный трек:

[audio]http://pleer.com/tracks/8006610BUdY[/audio]

[avatar]http://i056.radikal.ru/1511/7a/65f8fea30766.jpg[/avatar]

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Лимитрофы » Marquisiate of Hungaria