Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Зло пожаловать в ★★★★★-клоповник по Toribura, где в уютной бездне лонгрида азартно страдает редкий вид АДминов-сатрапов.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:
Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». Эта «Японо-Санта-Барбара» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Мимокрокодилам и TB-задротам - ввиду резкого ухудшения зрения, высокой вероятности взрыва мозга и повальных командировок to Dublin- вход категорически противопоказан.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Скопье

Сообщений 21 страница 30 из 47

1

________________________________________________________________________________________
Skopje. Столица Македонии.
________________________________________________________________________________________

I https://c.radikal.ru/c16/1801/3e/775657f5c990.png

Скопье находится на севере страны  на берегах самой большой реки Македонии -Вардар, в долине, окружённой 7-ми холмами между горными хребтами. Его история берет начало еще в глубокой древности: к концу I века н.э. здесь была основана римская колония Flavia Aelia Scupi или Flavia Scupinorum. Название столицы маркизата Македония  связывается   со словом Scupi, обозначающим «убежище». Ныне маркизат Македония является правопреемником Югославской Республики Македония, что существовала в эпоху Объединенных Наций. 
Со времен Войны Троицы эта территория являлась ареной «взаимодействия» двух ветвей человеческой цивилизации - землян, выживших после Армагеддона, и возвращенцев -колонистов с Марса. Будучи «пограничными», как и маркизат Венгрия,  земли Македонии становились предметом бесконечного спора двух могущественных держав нового постапокалиптического мира  (Ватикана и Империи), которые в итоге предоставили право независимости данным маркизатам, сделав эти нейтральные страны своего рода «буфером»  между  противоборствующими сторонами. 
Сегодня  Македония уникальна тем, что здесь относительно спокойно, без кровопролитной вражды  и соперничества, уживаются две расы – терраны и мафусаилы. Таким образом, во главе законодательной и исполнительной власти свободного маркизата   стоит Собрание (парламент) Македонии –он же  Совет Аристократов, состоящий как из терран, так и мафусаилов. Как промышленный и транспортный центр маркизата, Скопье делает свои далеко уже не первые шаги к экономическому процветанию в качестве столицы относительно молодого независимого государства - на его улицах продают абсолютно всё: можно увидеть товары из Доминиона, Германики,  Альбиона и, конечно, Империи.
Государственный язык в маркизате - македонский, в обиходе также территориальные диалекты.
Лев -  денежная единица Македонии, локальное наименование  римского денария.

https://b.radikal.ru/b06/1801/a3/1fdb63469719.jpg

https://d.radikal.ru/d28/1801/8f/ca59e3910d22.jpg

________________________________________________________________________________________
IIhttps://a.radikal.ru/a27/1801/43/c8dd0a2a0665.png

Столицу образуют 10 општин. Все они в равной степени населены представителями обеих рас, однако население общины Шуто-Оризари является преимущественно цыганским (терране).
1.  Центар   2. Гази-Баба     3.  Аэродром   4. Чаир     5.  Кисела-Вода  6.  Бутел   7.  Шуто-Оризари   8. Карпош   9. Гьорче-Петров   10. Сарай
  Находясь ближе к Империи, Македония больше остальных свободных маркизатов  прониклась имперским колоритом. Это проявляется в местной кухне (где смешались кулинарные традиции разных народов и рас; хотя из крепких напитков популярен македонский самогон «ракия», который делают практически из чего угодно: из винограда, слив, груш, трав) и в такой же «смешанной» архитектуре (старейший район столицы кишит минаретами и называется Чаршие, что в переводе с имперского означает «базар»; плюс ко всему, сеть «по-имперски закрученных» улочек обвивает холм на левом берегу реки Вардар).

https://a.radikal.ru/a07/1801/c1/305e36483d1b.jpg

________________________________________________________________________________________
IIIhttps://b.radikal.ru/b19/1801/19/5c24f6566493.jpg

Скопье включает в себя городские кварталы, парки, здания городского управления, памятники архитектуры, торгово-промышленные, учебные и увеселительные заведения, вокзалы,  аэродром «Александр Великий». Также в наличии достопримечательности, сохранившиеся или восстановленные после Армагеддона: каменный мост через реку Вардар — символ Скопье (старый мост соединяет старую часть города с «новым Скопье»); крепость Скопско кале, возвышающаяся над левым берегом Вардар; Крест Тысячелетия (Милениумски крст, высотой 66 м на горе Водно,  самый большой крест на нашей планете. Ночью он  светится. Его можно увидеть откуда угодно.); караван-сараи Куршумли-хан  (в городе он служит тюрьмой); здание парламента; Университет; Бит-Пазар (Bit Pazar) - самый большой рынок в Скопье; Городской парк (в центре Скопье); Дворец Ристича (Ристићева палата); Старый базар (Стара Чаршија); Часовая башня Саат-Кула (Sahat Kulla); Церковь Святого Спаса и прочие.
https://c.radikal.ru/c06/1801/c6/5ce8a891290d.jpg

________________________________________________________________________________________
IVhttps://a.radikal.ru/a43/1801/85/646cea068b1e.png

В  Скопье находится штаб-квартира «Черной Руки» - "Crna Ruka"  (своего рода националистической организации,  до недавнего времени остававшейся в тени и имевшей своей целью свержение папства в Ватикане и подрыв беспрецедентного влияния Доминиона на постармагеддонском пространстве).
________________________________________________________________________________________

0

21

________________________________________________________________________________________
Пост из завершенной сюжетной линии «Two Faces of Truth» находится в архиве Повести Devil's Games. ________________________________________________________________________________________

:offtop:  ...но ждать парочку в Ордене будет далеко не «добрый дядя Мельхиор»!

Поместье Цанкова =====►

Аэропорт.
- Опоздали, - мрачно подытожил Василиск, провожая тоскливым взглядом отдаляющийся дирижабль.
- Идиот. Все идиоты, - поправила сама себя Хельга.
- Фюрер съест нас с потрохами…
- Чёрта с два! Вызывай своего брата, скажи, что нас задержали, - фон Фогельвайде требовательно уставилась на коллегу.
- Нет-нет, лучше пока не надо… Если Мельхиор узнает, что нас не было на том дирижабле, - тактик «Rosenkreuz» содрогнулся.
- Бальтазар! Ты действительно тряпка. Боишься гнева младшего брата…
- О-о, далеко не гнева, - мэтр Оперы покачал головой, - я боюсь его истерики.
- Вы довели Пигмалиона?! – казалось, Снежная Волшебница была удивлена даже слишком.
- Ну-у… Не прямо «мы». Каспар как-то решил попробовать свой дизайнерский гений на Зиггелинде.
Фройляйн округлила глаза от удивления, но потом расхохоталась:
- Я представляю «гений» Столикого…
- Нет, ты, увы, не представляешь. Но это было интересно! А вот Мельх.. Эх, не будем о грустном.
Хельга не стала дослушивать излияния страдающего тактика и отправилась к терминалам аэропорта.
- Хельга! Куда же ты?! – нагруженный багажом и ужасно растерянный Василиск смотрел вслед удаляющейся Ведьме.
- Спасать твою аристократическую пятую точку от голодного оскала Фюрера! – фон Фогельвайде хотела узнать время следующего рейса до Берлина. А с Мельхиором они как-нибудь разберутся…

================► Замок Ордена «Розенкройц»

+1

22

________________________________________________________________________________________
Пост из завершенной сюжетной линии «Two Faces of Truth» находится в архиве Повести Devil's Games. ________________________________________________________________________________________

ОФФ: Чот Бася всё тупее и тупее в нашей ролевой..с каждым постом.  :confused:

[Замок Ордена Креста и Розы. Покои Орденцев. Ангар Манфреда.]=============►►

Весь мир у нас в руках,
Мы звезды континентов,
Разбили в пух и прах
Проклятых конкурентов!
Село и люди - Весь мир у нас в руках

[Скопье. Аэропорт и прилегающие территории.]

В тот момент, когда Бальтазар и Хельга шагая в ногу спускались по трапу дирижабля в мозгу мэтра играла громкая музычка, что-то вроде  «Мы к вам заехали на час! Привет, Бонжур, Хеллоу. А ну скорей любите нас, Вам крупно повезло!!!». Он чувствовал душевный подъём — всю дорогу Василиск убеждал себя в том, что Скопье — серьёзное место, их ожидают серьёзные люди и Главе Ордена совершенно не начхать на успех этой миссии. Хотя кого он обманывает?! Нойманн-старший тоскливо посмотрел на напряжённую и недовольную фон Фогельвайде и всё полуторачасовое самовнушение псу под хвост: Скопье — это дыра, их просто отправили куда подальше, чтобы не оставлять без дела. Ну и, конечно, Фюреру гораздо важнее успех операции в Ватикане, чем какой-то клоповник в Македонии.
Впрочем, Ядовитый Дракон явно не оценил важность этой миссии для Ордена, который недавно потерял сторонников на Севере..
Идущая рядом с фон Нойманном Хельга чувствовала себя преотвратно: ей не нравилась эта страна, их климат, мода, язык и название этой «Чёрной Руки». Однако, важность вербовки она понимала всегда: новые сторонники, привлечённые Ледяной Ведьмой, это её прислужники, которые могут стать её опорой в борьбе против фон Кемпфера. Так что сейчас женщина с фиолетовыми волосами усиленно вспоминала того «юношу бледного с взором горящий», что усиленно зазывал её в The Black Hand на балу в Скопско Кале.
Кажется этот терран обитал на окраинах Скопье — так, по крайней мере, значилась в бумагах Пигмалиона: механик постарался раздобыть информацию на всех персон, с которыми им предстояло вновь столкнуться, чтобы в этот раз быть во всеоружии..
Поглядев на манипуляции своей напарницы венский мэтр непонимающе уставился на Eis Hexe:
- Мы что, просто завалимся домой к этому типу?! Это вообще нормально? Может подождём какого-нибудь приёма или хотя бы обустроимся на новом месте?
- Приёма мы будем ждать до зимы,
- фыркнула фам фаталь из Розенкройц. - А располагаться на новом месте сейчас отправишься ты. Я же займусь этим кадром.
- Но Хельга! Мы же команда,
- возмущения Бальтазара не было придела.
- Вот поэтому, милый, - сладко проворковала фон Нойманну-старшему в лицо Хельга, поправляя ему воротничок. - Ты и отправишься делать одно важное дело, а я — другое.
Ядовитый Дракон не нашёл что ответить и так и остался стоять посредине улицы, ведущей от аэропорта вглубь жилого сектора. Напарница поспешила в другом направлении..
Пока Василиск будет искать, взламывать и обустраивать их «уютное гнёздышко» на ближайший месяц, фон Фогельвайде требовалось найти этого члена ЧР и выведать у него, когда и где состоится сбор и куда вообще податься бедным завербованным новичкам. Ведь должна же быть как-то продумана эта система, верно? Судя по материалам Мельхиора, существовала эта шаражкина контора не первый год. Женщина-учёный из Австри уже подходила к поместьям, которые, судя по виду, переживали свои не лучшие времена. Что было вполне логично — от хорошей жизни люди не стремятся в экстремисты.
На походе к декоративному заборчику поместья, Хельга фон Фогельвайде услышала спор мужского и женского голоса на повышенных тонах, после чего дверь открылась и на крыльцо вышел взъерошенный молодой человек:
- Ты только о своей ЧР и думаешь, скотина! - неслось ему вслед. - Ненавижу тебя!
- Заткнись, дура!
- рявкнул молодой мужчина в помятом костюме и захлопнул дверь.
- Семейные неурядицы? - посмотрев на террана из под ресниц спросила женщина-учёный.
- Эээ..да. Т.е., нет! - растерянно уставился на незнакомку чровец. - Я Вас знаю?
- Мы встречались. На балу..в Скопско Кале,
- изогнула губы в полуулыбке хозяйка Башни.
- Я..не помню как вас зовут, - смутился терран.
- Летиция. На балу у нас зашла речь о членстве..в элитном «светском клубе» Македонии. Если вы понимаете, о чём я, - таинственно понизила голос австрийка.
- Точно, Летиция! Да, да, конечно. Только вот, - мужчина нахмурился. - Вы уже должны быть в «Destan».
- Правда? Но мне никто не сообщил,
- в притворном изумлении Ледяная Ведьма округлила глаза. - И что же делать?
- Ну, думаю, вы можете отправиться туда сейчас. Возможно, вы ещё успеете.. Я сейчас принесу вам карту и адрес,
- и молодой мужчина направился обратно в дом.
Тем временем фон Фогельвайде достала коммуникатор в виде пудреницы и, открыв крышку активировала связь:
- Василиск, срочно выдвигайся по высланному адресу: у нас на носу собрание новобранцев Чёрной Руки.
Терран с бала вернулся на улицу и подошёл к Хельге держа в руках две скомканные бумажки:
- Ээ, это карта, а это адрес.. Простите за вид, госпожа, я очень торопился..
- Ничего, всё нормально,
- цепкими пальчиками Ведьма вытянула у мужчины из рук бумажки и натянуто улыбнулась. - Спасибо вам за помощь. Я побегу.
После этого девушка заторопилась подальше от обшарпанного домика, чтобы передать Бальтазару адрес. Ей ещё следовало нанять кэб и доехать до места назначения.

⊗⊗⊗

- Ну и где этот «Дастан»?
- «Дестан», милая Хельга.
- Да мне плевать! По этому адресу слишком много строений! У них отличаются только буквы..
- А какая буква у нашего?
- переминаясь с ноги на ногу рядом с фон Фогельвайде, уточнил Василиск.
- Вот именно, что никакой. Может вот это горелое здание? Чёрт, вывеска совсем обгорела — нишлака не видно, - поджав губы, фройляйн приблизилась к прогоревшему в буквальном смысле конкуренту «Destan».
- Хм, по мне, так вряд ли они стали собираться в сгоревшем ресторане, - хмыкнул Бальтазар фон Нойманн.
- Ты просто глуп, Василиск. Какая разница, как выглядит место тайной встречи? Это мог бы быть даже амбар, в котором находился бы вход в тайное логово..
- А по-моему ты просто не видишь очевидного,
- и фон Нойманн-старший указал на вывеску напротив, на которой крупными светящимися буквами значилось «Destan».
- …
- Просто «прости, Бальтазар, я ошиблась» будет достаточно.

- Хорошо: я ошиблась. Доволен?! - прорычала Ледяная Ведьма.

==============►► [Ресторан Destan.]

0

23

________________________________________________________________________________________
Пост из завершенной сюжетной линии «Two Faces of Truth» находится в архиве Повести Devil's Games. ________________________________________________________________________________________

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/419-QCEOZo4I4M.jpg[/avatar]
Зал совета десяти==============>> Ресторан Destan.

Пообедать в Скопье — одно удовольствие. В македонской столице вообще большой выбор ресторанов с разнообразной кухней. Нередко встречаются обычные забегаловки с кафе, где готовят все подряд. Конечно же, есть традиционная македонская кухня — с нее и стоит начать знакомство со страной: она весьма своеобразна и напоминает имперскую. Люди здесь радушные, последнюю рубаху могут и не отдать, но вкусной лепешкой поделятся точно…после того как досконально выяснят, откуда вы и что вы здесь забыли. Кстати, при общении с македонцами, не стоит затрагивать политические темы и темы, касающиеся семейных отношений. Любую другую тему разговора коренные жители поддержат с радостью.
С чего мы начали? Ах, да, с еды. Так вот.
Если вдруг у вас появится желание отведать национальные блюда по старинным рецептам, у которых вкус получается просто фантастический, - посетите Destan. В этом довольно дорогом ресторанчике, а находится он на живописной улице недалеко от центра города, поднявшись на второй этаж и пойдя налево – можно уютно посидеть в выполненном в бежево-шоколадных тонах «Каминном зале». Главным достоинством этого заведения, кроме роскошных цен и достойного владельца, человека денежного и весьма уважаемого в высоком обществе Македонии, является планировка пространства данного помещения: много-много разного рода зон, разделенных резными деревянными перегородками. Свет здесь всегда приглушенный, расставленные по периметру и в центре зала мягкие диваны позволяют расположиться в соответствии со своим настроением. Диваны у камина, несомненно, не только для романтических встреч..
Именно данное сочетание элегантного интерьера, подкупающего изяществом, изысканного меню и безукоризненного сервиса всегда привлекало Хозяйку Черной Руки, Валию Термополис Калигарис. Поэтому, собственно, здесь сегодня проводили время за ужином члены Совета Свободных Маркизатов (по совместительству, заинтересованных спонсоров ЧР). Владелец ресторана Destan, Костадин Петков, кстати, также почтил собравшихся своим присутствием.
- Принесите, пожалуйста, харчо, - виконтесса Тетово делает заказ официанту, - только не слишком горячее.
-Да, госпожа.
-Отличный выбор, виконтесса! Коста, дружок, сбегай-ка за той бурдой, что недавно клиенты у нас ругали, попробовать хочу. Наш уважаемый шеф-повар не вылил в помои ещё?
-Не успел, господин.
-Ага, ну, неси живей, а то потом за что нагоняй давать этому макиавелли кашеварному.
-Аха-ха!У вас тут даже так, Костадин?А с виду и не скажешь – приличная забегаловка.
-Ну-ну, граф. Потише с такими любезностями. Вам же это еще переварить надо. А мои счет-то сразу принесут. На всякий случай.
- Ха-ха-ха! Дарко, не нарывайтесь!
- Да что вы, Гроздан, сами-то заказ сделали?
- Прошу, хозяин! – официант, который Коста, поставил перед владельцем ресторана блюдо.
- Ну, пробуйте, Костадин!
-Ммм.. Господа! Должен вам сказать.. ммм.. Я не понимаю, почему люди ругаются? Суп превосходен!
-Дайте-ка и мне.. – виконтесса указала рукой налить половничек и ей. - И вправду, супец – что надо.
Радован , все ещё читающий меню, поправил очки и пальцем указал на строчку на странице:
-Господа, они не ругались бы, если бы повар так и написал, что это суп, но в меню почему-то предполагается под этим названием … кофе.
Под всеобщие смешки Петков скривился и посмотрел на указанную князем строчку.
- Ну, хорошо-хорошо! – хозяин ресторана отодвинул стул и бросил салфетку на стол.- Сам пойду разбираться с махинаторами! Коста, займись гостями, да поживее давай!
- Я же просила не слишком горячее… - пожилая госпожа из Тетово развернулась к официанту, - а вы принесли мне кипяток!
К столу подошел опоздавший Петар Цанков с извинительной улыбкой на устах он радостно потер ручки, усевшись за стол со всеми. – Виконтесса, а вы подуйте на него.
- Если бы я собиралась дуть, Петар, я бы заказала тромбон, а не харчо! Что за молодежь безголовая пошла! Вы мне теперь дуть будете?
- Началось..- маркиз Гроздан поднял очи горе. –Э-э! Уважаемый..- привлек он внимание старушкиного гарсона. – Пока госпожа вредничает, забацайте-ка мне по-быстрому чего-нибудь остренького и национального.
- Гроздан, вот меню, почитать не желаете? – граф Бильян Дарко со скепсисом посмотрел на молодого выскочку.
- Да того, чего он хочет, в меню нет! – рассердилась Тетово.
Дарко улыбнулся и подмигнул новеньким - маркизу Кадару и Микуле. – Ну и чего же маркиз желает по-вашему, виконтесса?
- Кинжал в жопу маркиз желает!
Раздался мужской гогот. Цанков даже прослезился и шутливо поклонился старушке, отвлекая знаком внимание официанта на себя.
- Мне, будьте добры, курочку!
- Конечно, господин, – гарсон уже повернулся уходить.
- Только вы знаете, как я люблю: мне ее соусом полейте хорошо!
- Как прикажете, соусом польем, – поклонившись, юноша  сделал пометку и снова дернулся уйти.
- И еще, возьмите чесночок и чесночком нашпигуйте!
- С чесночком обязательно, –тут гарсон понимающе улыбнулся под веселящимися взглядами сидящих аристократов.
- Не забудьте морковочки натереть и морковочкой обложить!
- Ну, уж морковочкой... сделаем.
- Да, петрушечки ей под крылышки!
- Как пожелаете, петрушечка имеется.
- Ещё возьмите зеленый лучок и в ротик ей вставьте! – Это уже прозвучало под всеобщий смех.
- Отчего же нет… - Радован, дергаясь от смеха, снял очки и попытался их протереть.- Зеленый лучок, юноша, надо вставить… о-хо-хо.. Обязательно!
Тут к гостям вернулся хозяин Destanа. – Чего ж за день сегодня такой?! Коста! Паше! Что там за за ужратик на бровях ходит… Эээ! Дамы, прошу меня простить! *понизив голос и выпучив глаза, подгоняя официантов* Да вон там! За соседней перегородкой!
- Коста, хотелось бы еще сметанки…- Цанков, привстав, крикнул официанту вдогонку, - вы ей в попку сметанки налейте!
Вдрызг пьяный мужик в момент, когда парни принялись его поднимать, вдруг как заорет:
- Да! ВСЕМ В ЖОПУ СМЕТАНЫ! Я ПЛАЧУ!
Чтобы как-то разрядить грустной ноткой уж больно взбудораженную обстановку, Дарко обратился к красному как рак Петкову:
- Я слышал, соседний ресторан сгорел тут у вас.
- Это который через улицу? – Валия Калигарис в черных ажурных перчатках и маленькой вуали  поддержала попытку Дарко.
-Ну да! – Цанков усмехнулся. – Бывал там как-то…Должен сказать, этот пожар – единственный раз, когда у них была горячая пища…
-А с виду собрались приличные люди, даже голубых кровей..- Лазар Радован покачал головой, пряча улыбку… в салфетку.
- Я сюда для того и шкандыбарю аж с другого конца города, чтобы отдохнуть от лицемерных рож и слащавых речей! – виконтесса Тетово поджала губы, накладывая в свою тарелку побольше салата.
И взбешённая Хельга вместе с довольным Василиском отправились прямиком в место сбора местной мафии. Спрашивать у официанта, «где собирается ЧР» было довольно бестолково, потому розенкройцеры просто прогулочным шагом лавировали между столиками, присматриваясь, может увидят кого знакомого с бала в крепости. И бродить бы им до закрытия ресторана, если бы Хельга не заметила женщину, укутанное в чёрное в чёрных перчатках — этот «образчик стиля» впечатался ей в память со Скопско Кале. Ибо эта личность явно была овеяна тайной и имела отношение к The Black Hand.
- На худой конец она их маскот, - подумалось женщине-учёному.
- Вечер добрый, уважаемые господа и милые дамы! - поздоровался Бальтазар, приблизившись со своей напарницей к огороженному столу мафии, за которым остались только три чровца: Кадар, Микулэ,  Калигарис да Радован, возившийся с какими-то техническими бумажками.
- К сожалению, нам не сообщили об этом чудесном собрании вовремя и мы слегка припозднились, - обворожительно улыбнувшись подхватила Eis Hexe.
- А вас сюда кто звал? - поинтересовался Кадар, которому новые посетители почему-то сразу не понравились.
- Ну, как же, мы такие же неофиты в этом чудесном месте, как и вы, - оскалилась женщина-учёный в ответ.
- Ни черта не понимаю в этих новых чертежах из Альбиона, - под нос пробормотал князь Радован.
- Вам нужно перевернуть лист — вы чертёж вверх ногами держите. Это у вас, судя по всему, новая разработка британцев в области плазменных оружейных технологий? - как бы невзначай уточнила женщина-учёный из Австрии.
- А вы откуда знаете? - опешил князь.
- Приходилось работать, - фройляйн таинственно улыбнулась.
Старший из семейства Номаннов чувствовал себя «пятым колесом» для этой «телеги», но ничего поделать не мог. Тактических разработок здесь пока не требовалось, а дирижировать было попросту некем.
Однако посиделки югославских мафиози затянулись: об этом свидетельствовал виконт Лютеции, непринуждённо лавирующий между столиками и официантам. Мужчина направлялся прямиком к столику, за которым сидела Калигарис. Подхватив с подноса спешащего мимо официанта бокал с вином и осушив его, Раниэль подошёл к Главе со спины и тихим голосом сообщил:
- Я, конечно, извиняюсь, что тревожу ваше безумное чаепитие, но может Чёрной Алисе пора баиньки? - покосившись на Хельгу с Бальтазаром. - А это что за мартовский заяц и садовая соня? Не видел их здесь раньше.
- А вы же были на балу, верно? - спросил у фон Фогельвайде князь Радован. - Так что Вам меньше нужно пить, виконт.
- Правда? - Атеро задумчиво посмотрел на пустой бокал в своей руке. - Возможно. Моя Госпожа? - протянул руку Валии. Девушка, укрытая вуалью, предложенную руку приняла и покинула сидящих за столом вместе со своим кавалером...

==========►«Чёрная Рука». Покои Главы.

+2

24

________________________________________________________________________________________
Пост из завершенной сюжетной линии «Two Faces of Truth» находится в архиве Повести Devil's Games. ________________________________________________________________________________________

[Ресторан Destan.] ==============►►

[Скопье. Одно из поместий аристократов «арендованных» Орденом.]

Crossed the valleys the dust of midlands
to search for the third key to open the gates
Now I'm near the altar the secret inside
as legend told my beloved sun light the dragon's eyes
Rhapsody - Emerald Sword

Если считать, что повторная поездка в Маркизаты не задалась с самого начала, то всему произошедшему в Македонии позднее можно было найти объяснение. В конце-концов, отправлять одни и тех же агентов на разные по своей сути задания — не только моветон, но ещё и махровый идиотизм. И только превалировавшая над поиском новых "рабов-на-галерах"  задача по экспроприированию у Ватикана тела Святой могла хоть немного облегчить этот тактический просчёт. Ведь "Летиция" и "Бальдо" уже успели спалить себя на Балу, про них знал Петар Цанков и были неопровержимые доказательства их причастности к Германикус — обратные билеты в Вену.. Но оставим прозу. Конкретно в этот момент Бальтазара и Хельгу разбудил настойчивый стук во входную дверь скромного коттеджа, почему-то называемого "поместьем". Судя по грохоту, колотили ногами и не особо деликатничая.
- Какие милые тут люди, - слегка пошатываясь со сна пробормотал Нойманн-старший. - Такие дружелюбные! Как будто уже на Родину вернулся.
Распахнув дверь (ни глазка, ни цепочки в этом поместье-для-бедных предусмотрено не было. да и кому бы пришло в голову что-либо отсюда вынести?!), фон Нойманн с порога вежливо спросил:
- Чего надо в такую рань?!
- Долго шёл,
- мерзко осклабился какой-то темноволосый тип, стоящий на ступеньках дома. - Я Скиф.
- Чего?! Скис?
- метр Венской Оперы, не успевший продрать глаза, обалдело уставился на пришлого. Судя по его виду, он тоже был мафусаил и пользовался УФ-гелем.
- Скиф, тупая твоя башка! А чего это у тебя с головой? Бигудями пользуешься? - нагло оттерев нынешнего «хозяина» от дверного проёма, он прошёл в дом. - Не знал, что Йовичи сдают дом..
- Вы что себе позволяете?!
- возмущённый Василиск указал вошедшему вампиру на открытую пока дверь. - Извольте..покинуть дом, господин Скиф!
- Да ты чего негостеприимный такой? - фыркнул оперативник ЧР. Понизив голос добавил — Я из ЧР. Вы же типа «неофиты». Вот я по ваши души и пришёл.
- А! Т.е., что же вы сразу не сказали, - Ядовитый Дракон захлопнул дверь. - Проходите в зал, сейчас спустится моя дорогая Летиция..
- Летиция.. Это девица, которая в альбионском оружии рубится? Вот она-то нам и пригодится.. А то в Риме такое творится,
- хмыкнул Скиф с размаху плюхнувшись на диван. - Выпить что есть?
- Дда, сейчас посмотрю,
- неуверенно пробормотал "Бальдо". И поплёлся на кухню посмотреть запасы, которые хозяева оставили перед отъездом. Учитывая, что они ещё и не планировали никому "сдавать"дом.
- Вы сказали, что-то случилось в Ватикане? - внимание напарника Ашена перетянула на себя прекрасная леди, спускающаяся по лестнице. Скиф аж вскочил с места: фиолетововолосая нимфа, чьи шикарные волосы были заплетены в косу и хитро уложены вокруг головы, спускалась плавно и медленно, её бледная кожа сияла даже в полумраке поместья, а точёная фигурка была облачена в строгий клетчатый костюм, не умалявший её достоинств.
- Бог ты мой! Т.е., здравствуйте, прелестная госпожа, - агент ЧР тут же подскочил к спускающейся фройляйн и протянул ей руку. - Вы так хороши собой, что я буквально дар речи потерял.
- Вы хотели пить, кажется. Может у Вас в глотке пересохло, вот и красноречием не блещете. Промочите горло, господин Скиф,
- вежливо прошипел вернувшийся с кухни Бальтазар фон Нойманн.
- Цианиду туда подсыпали? - насмешливо фыркнул Скиф, но бокал с бутылью вина принял.
- Итак, вы что-то сказали про Рим?
- Нда, мы там проворачивали одно дельце..ну и прикрыли его с помощью кучки неудачников,
- самодовольно заметил метоселянин-полиморф.
- И кто же эти несчастные? - натянуто улыбаясь уточнила фон Фогельвайде.
- Орден Розенкрейцеров. Может слышали о таком?
- Нет, ни разу,
- ровно ответила Ледяная Ведьма. - Вы проводите нас в ваше «тайное место»?
Бальтазар оскорбился на неправильное произношение названия Ордена Креста и Розы, но промолчал. Если он никогда не слышал об этом Ордене, было бы удивительно, если бы он исправлял чужое произношение..
- Ну, прям «тайное место»! Соберём вас в зале вместе со всеми новыми членами и поговорим за жизнь, как себя вести правильно, чтобы не окончить жизнь в лесу в разных мешках и вообще, - хмыкнул Скиф. - Если готовы, то пройдёмте-с.

==============►► [Чёрная Рука. Зал общего сбора неофитов.]

+1

25

All about that post

1 - (нем.) Какой великолепный вид!
2 – попытка автора описать отрывками ощущения других людей, вызываемые встречей с Каином. Все эти события происходят в разные дни на протяжении недели.
3 - (нем.) О, как чудесно!
4 - (от англ. Backing) — инвестор игрока в покер для участия в турнирах и (или) кэш-играх на высоких ставках с большими призовыми деньгами. При инвестициях в игрока бекер получает от пяти до пяти десяти процентов от выигрыша.
[avatar]http://savepic.su/7311207.jpg[/avatar]

Королевство Германикус. Княжество N. Замок Ордена «Rosenkreuz». Техническое крыло Замка. Ангар. ====►

Маркизат Македония. Столица маркизата – Скопье.
A Little Party Never Killed Nobody...

Soundtrack

Lyre Le Temps - Looking Like This
[audio]http://dl.waix.ru/78d72cb00.mp3[/audio]

Parov Stelar - Catgroove
[audio]http://dl.waix.ru/4e5ccf006.mp3[/audio]

Вы когда-нибудь видели праздники в маленьких городках? А в маленьких, забытых всеми видами богов маркизатах, которые всегда жили в тени могущественных держав? А если праздник – это громкий «бум!», которого такой маркизат никогда не мог себе позволить?
Общая атмосфера напоминала дружелюбный хаос: пьяные македонцы носились по улицам, поздравляли друг друга с непонятной «победой», скандировали «граф Кузе – наш герой», писали свои «кредо» и не только на заборах и просто радовались жизни в данный конкретный момент. Человеку из строго-спокойной Германики такое поведение могло показаться дикостью: чему вы радуетесь, тому, что своим «бум!» привлекли к себе внимание громоздких, но скорых на расправу сверхдержав-воротил; и каковы моральные устои такого народа, если их герой – маньяк-кровосос Эндре Кузе?!
Но Каин Найтлорд как никто знал, что моральные устои – самые неустойчивые устои в мире, а медлительные сверхдержавы всё равно рано или поздно доберутся до маленьких, но отважных свободных маркизатов. Поэтому атмосфера безумного веселья ему нравилась. И чтобы влиться в нее, требовалось стать её частью.
- Ах, Гудериан, уверен, что вся эта затея плохо кончится, - с приподнятым настроением Глава Ордена стоял в центре людной улочки в Скопье вместе с молчаливым Райсцаном, нагруженным чемоданами. Рядом с ними македонская молодёжь облагораживала фасад соседнего здания надписями в стиле «Кузе стреляет первым» и «в Венгрии не исправить уже ничего. Господь, жги», глядя на них Найтлорд-старший выдал:
- Welch herrlicher Blick1! Но я всё равно думаю, что мы хорошо проведём здесь время, - на радостной ноте закончил Крусник 01. Хоть и недолго.

***
Он появился словно бы из ниоткуда и совершенно не скрывал того факта, что был «политическим беженцем» из Германикус. Да и кого этим удивишь? Сейчас времена такие – все откуда-нибудь да бегут. Аристократы и промышленники из Германики, где грядёт финансовый кризис и экономический ступор, вызванный жестокой политикой Кровавого; из  Альбиона бегут вампиры; из Империи – экстремисты и нечистые на руку торгаши. Но незнакомец-в-белом легко вписался в окружающую обстановку, словно этот жизнерадостный прожигатель жизни, понятный, как открытая детская книга с картинками, и немного надоедливый, был в Македонии не какую-то неделю с хвостиком, а уже целую вечность…
Впервые молодой и франтоватый германский «беженец» Каин У́льбрихт появился в салоне виконтессы Тетово вместе со своим молчаливым спутником Хайнцом, настолько тихим и неприметным, что поначалу принимался за предмет интерьера. В салоне сухонькой, но бодрой старушки виконтессы  герр Ульбрихт сразу же завоевал расположение пожилой аристократки своим восторженным отношением к Македонии и всему, что в ней находится – начиная от сказочных домов старой Европы и заканчивая увертливыми террористами.  Так началось его «триумфальное шествие» по приёмам в домах аристократов из Совета всея Македония. Открытость и почти детское восхищение столицей Скопье и его обитателями невероятно подкупали обитателей маркизата. Впрочем, впечатления у сливок македонского общества были о нём разные, но все они сходились в одном – такой союзник им пригодится2:
«Виконтессе Тетово молодой, общительный и улыбчивый юноша-германец напоминал сына.
- Да он же совсем на него не похож! Твой Павле угрюмый, как туча, и упрямый, как стадо баранов. К тому же, этот немец светленький, а твой – темноволосый и смуглый, - убеждала подругу пожилая подруга.
- Дура! – недовольно бросила виконтесса товарке. – Тем  и нравится, что не похож. Да я всю жизнь мечтала, чтобы у меня такой сын был, - старушка отвернулась в другую сторону и позвала. – Павле! Где черти тебя носят?! Ты передал виконту Цанкову моё приглашение?»
«- Das ist so süß3. Какое чудесное место! У вас тут так красиво – прямо как в Германике, - восторженно хлопая голубыми глазами, вещал юноша в белом костюме. – Жаль, что мне пришлось её покинуть… О, это так печально.
- Почему же вы его покинули? – иронично вопрошал Биљан Дарко, ещё один гость салона виконтессы.
- Я был вынужден, - заламывая руки, причитал блондин, - я один из сторонников отделения Австрии от Германикус. Король милостиво относился к нам, но Они… Они хотели меня убить…это так ужасно, - оканчивал этот, несомненно, драматичный монолог Каин, уткнувшись в любезно подставленный аристократический вырез на груди прекрасной Агнесе.
- Кто «они»?Дарко в недоверчивом удивлении поднял обе брови.
- Как кто?! «Розенкройц», конечно, - округлив глаза и понизив голос до таинственного шёпота, сообщила сопереживательная светская львица. Судя по всему, этот трагичный рассказ Агнесе слышала уже не впервые.
Германский аристократ-промышленник (а именно так он представился) драматично-подтверждающе провыл с «могучей груди» своей утешительницы.
Биљан Дарко скептически относился к молодым энтузиастам из королевства Германикус и ещё скептичнее – к самой Германике. Но одну истину он знал хорошо «Друг моего друга - мой друг, враг моего врага - тоже друг», поэтому он белозубо и ободряюще улыбнулся всё ещё рыдающему в дамский корсет  герру Ульбрихту и сказал:
- Ну-ну, полно, герр Ульбрихт, теперь вы можете остаться с нами. Ведь мы вам очень рады…
- П-правда? – резко повернулся к Дарко натуральный блондин. – Ура, друг мой! – резко заголосил немец, напугав Биљана своей резкой сменой настроения. - И зовите меня просто Каин…»
Начиная со своей блистательной «премьеры» в македонском свете герр Каин начал сорить деньгами в неприлично больших количествах: давал в долг всем страждущим и «забывал» потребовать его возврата, обещал финансировать любые, даже самые бредовые «гениальные идеи» местных мелких промышленников и просто случайных гостей многочисленных салонов.
«Он всегда был весел, приветлив и улыбчив. Обосновался в старом и заброшенном поместье на площади возле Триумфальной арки. И теперь из этого когда-то Богом забытого места всё время доносились звуки музыки и бурного веселья: зачастую, любой проходимец с улицы мог зайти в этот дом и присоединиться к вечеринке, танцами или фуршету. Сам новый хозяин поместья везде появлялся в сопровождении молчаливого, как столб «помощника» Хайнца. При первом знакомстве Скиф вообще принял его за статую, пока «статуя» неожиданно не шевельнулась и молчаливо не предложила ему поднос с выпивкой. Только многолетняя выдержка оперативника «Чёрной Руки» позволила Скифу не заорать благим матом от ужаса. За столами, занимавшими одну из просторных комнат поместья, как раз играли в покер, скат, шнопс и  полиньяк. Вслед за молчаливым и пугающим Хайнцом к Скифу с Ашеном подлетел (а никак иначе оперативник «ЧР» эту манеру двигаться не мог описать) радостный и болтливый хозяин поместья и предложил присоединиться к игре. Азартный Скиф, находившейся на глубоком финансовом дне, скривился на это предложение. Очередной богатенький, примитивный, как одноклеточное, и тупой ублюдок. Как же они все надели Скифу.
- Не хотите? Как жа-аль, - протянул Каин, - а то я совершенно не умею играть. Мне порекомендовали вас как лучших азартных игроков в этом городе… Я хотел бы стать вашим бекером4, но если вы отказываетесь, - гость из Германики тяжело вдохнул.
- Что, правда? – тупо переспросил ошарашенный Скиф.
Богатенький, примитивный, как одноклеточное, и тупой ублюдок резко перестал для Скифа быть примитивным и тупым ублюдком.
- Да Вам, должно быть, показалось, - широко улыбаясь и задвигая Скифа в сторону, сообщил Ашен. – Не бойтесь, ваши денежки в руках профессионалов…
Ашен и Скиф проигрались в пух и прах, но их бекер, казалось, совершенно не выглядел нисколько огорчённым этим и тем более не требовал возврата инвестиций.
- Может вам вступить в «Чёрную Руку»? – неожиданно даже для самого себя предложил Скиф. Ашен хотел было его одёрнуть, мол, чего-то при посторонних, но оглядевшись понял, что более половины присутствующих в поместье состояли в «The Black Hand».
- О, вы должно быть шутите, - улыбаясь, отмахнулся Ульбрихт. – Кто же меня туда возьмёт? Хотя эта ваша организация такая интересная! То, что вы сделали в Империи и ещё Бог знает где…это так смело
Возможно, им срочно нужен кто-то очень богатый из Германикус в Совет Десяти. Должен же хоть кто-то в нём быть адекватным?!»
С князем Радованом Каин Ульбрихт познакомился случайно: князь разыскивал кого-то из технических специалистов «Чёрной Руки», ставших завсегдатаем поместья у Триумфальной арки. После поспешного бегства германских шпионов некому было помочь князю разобраться с чертежами альбионских технологий.
«Князь Лазар Радован стоял и шокировано озирался в центре поместья. Казалось, что база «ЧР» окончательно и бесповоротно переехала в этот Бедлам. Князь выглядел весьма комично, стоя с чертежами высокотехнологичных альбионских устройств посреди всеобщего разнузданного веселья. Тут к нему подошёл какой-то молодой человек в светлом костюме и приветливой улыбкой до ушей. Незнакомец улыбался ему, как родному:
- Князь Радован, Guten Tag5! Мне столько о вас рассказывали…
- Э-э..угу. А вы кто? – слегка опешил Лазар.
- О, не беспокойтесь - только хорошее! Я Каин. Каин Ульбрихт. Ух ты, у вас тут чертежи? – князь сам не понял, как засекреченные чертежи оказались в руках у радостно щебечущего немца. – Ого, да у вас тут прототипы альбионских плазменных пушек! И даже парочка энергетических щитов нового образца, - присвистнул Каин.
- А-а-а…вы в этом разбираетесь?– взял себя в руки растерянный Лазар Радован.
- Ну да, немного. Я же тоже промышленник: мы в Германикус работаем с такими вещами, если вы понимаете, о чём я, - подмигнул македонцу Ульбрихт. – Какая жалость, что мне пришлось всё бросить и бежать…
- Кхм, коллега, как вы смотрите на экскурсию на мои заводы? Для обмена опытом между товарищами-промышленниками, так сказать, - решил взять «быка за рога» князь Радован. Эти чертежи чёртову вечность не давали ему спокойно спать: Цанков и «Чёрная Рука» требовали разработок из Лондиниума, а с чертежами не мог сладить ни один его инженер.
- Я с радостью. Хоть сейчас!»
Что ж, теперь Враг Мира мог совсем не страдать, изнуряя мозг всевозможными ухищрениями, как приблизить себя к «Чёрной Руке». Совет Маркизатов и основная масса оперативников и членов «ЧР» теперь сами будут настаивать на его членстве в организации…в ближайшее время.

+1

26

Королевство Германикус. Берлин. Дворец der Crosser’а. Церемониальный зал. ======►

«Орёл Зимой»: свободный Маркизат Македония. Пересадочный пункт город Скопье.

Маленькие провинциальные города…они удобны, когда  ищешь покоя от суеты большого города, но совершенно неудобны, когда вам требуется скрыться от преследования. Особенно, если вы беглый король крупной державы в изгнании, а на вашем месте в некогда вашей же стране сидит очень убедительный клон и очень убедительно отводит взгляд всему миру.
В маленьких городах – как в глухой деревне – все друг друга знают, сплетничают и ни один приезжий не может надолго остаться инкогнито. Нет, правда. Македония воспринималась беглым монархом Людвигом II Кровавым как одна большая, очень шумная и странная деревня.
Странная потому, что радоваться терактам в столицах Империи и Ватикана мог только законченный идиот: в случае открытого конфликта, именно через Скопье промаршируют тяжёлые железные сапоги Инквизиции и убийственные орды регулярной армии Империи. Впрочем, большего от обитателей Югославии Людвиг и не ждал.
Для шестерых германцев Скопье был не более, чем перевалочным пунктом, в котором король, его верный слуга Клаус и четверо приближённых офицеров пересядут на поезд, что домчит их до портового города Дурреса – а там они окажутся наконец-то в безопасности на корабле, идущем  на всех парах прямо к Туманному Острову.
Передвигалось Его германское Величество исключительно на руках своих верных подданных от одного сидячего места к другому – из кареты за столик в ресторане отеля, а оттуда в свой номер. Использовать коляску было равносильно вывешиванию неоновой вывески «Розенкройц, поймай меня, если сможешь». Однако, юному монарху и так казалось, что это вывеска над ним висит – решительные действия «подкидного дурака» на его троне в Германикус только укрепляли его паранойю. Из всех присутствующих в отеле «Хотел Стоун Бриц» на языке аборигенов говорил только Клаус, которому по долгу службы приходилось знать языки, соседствующих с Германикус маркизатов; а между собой германцы общались на родном. Вот Клаус и вёл все переговоры с местными: Людвиг же предпочитал молчать и как можно меньше обращать внимания на раздражающе-радостных, так и норовящих залезть в личное пространство крайне назойливых югославов. Кровавого сейчас раздражало вообще все: совершенно обнаглевший Орден, которому уже  надоело притворяться, что не он является законной властью в его стране; примитивные и бестолковые подданные и аристократы, которых так легко было обмануть - да посади он манекена в кресло, никто бы разницы и не заметил; и, конечно, кошмарные свободные маркизаты, провонявшие местной  кухней с гадскими приправами, наполненные гомонящими оборванцами, цыганами и революционерами – дураками всех мастей и окрасов…
Конкретно сейчас Его опальное Величество восседал в мягком кресле в уютном ресторанчике отеля и пил кофе, который, опять-таки с точки зрения монарха тоже был отвратительным, как и стол, кресло, занавески на окнах и противные лощёные рожи официантов. К сидящему в сопровождении охранников приблизился Клаус:
- Mein herr, я заказал вам бурек1 и…
- Мне не нужен бурек. Он мне не нравится.
- Но ведь вы даже не пробовали,
- начал было верный слуга, но увидев выгнутую в удивлении светлую бровь монарха, осёкся. – Хорошо, никаких буреков. Пойду поищу что-нибудь ещё…
- Ты посмотри, кака цаца!
– цокнул языком, разместившийся за столиком неподалёку приближённый местного цыганского барона.
- Это вроде как парень. И какой-то он не такой, - нахмурившись, заметил его собеседник, смуглый пожилой мужчина.
- Что значит «не такой»? Это ж шваб2 – по нему сразу ж видно…
- Да шваб-то он шваб, но ты погляди, какая выправка: как будто король какой,
- покачал головой пожилой цыган, который являлся одним из старейшин в местном таборе.
- Да их же сейчас развелось, как собак – этих аристократов беглых.
- Я тебе говорю, чуйка моя никогда еще меня не подводила, подкову ставлю - принц какой или князь…

Собственно так, идея осмотреть подозрительно-царственного германского юношу, перемещающегося только на руках своих верных охранников, и дошла до «ЧР».

***
Раниэль Атеро первоначально скептически отнёсся к донесениям от цыган: помощь Валии в спасении сына барона так обрадовала свободных людей, что нынче табор всячески пытался выслужиться и, зачастую, привлекал излишнее внимание «Чёрной Руки» к совершенно ненужным и незначительным вещам. Поэтому сообщения об особе королевских кровей, остановившейся в «Хотел Стоун Бриц», воспринимались «пожилым» мафусаилом бурбонских кровей без энтузиазма. На данный момент из Германики, угнетаемой неожиданно разозлившимся на собственных промышленников Кровавым монархом, бежали буржуа, аристократы и особо чувствительная интеллигенция. И каждый из них вёл себя в маленьком гостеприимном маркизате, как король, вляпавшийся в коровью кучу: вроде бы и противно, но лицо сохранить надо - и получалась вот такая вот презрительно-удивлённая гримаса. Так что подрываться и со всех ног бежать смотреть на очередного «дивного германца» виконт Атеро не торопился. Тем более, что в Скопье уже завёлся один «добрый шваб», который каким-то удивительным образом умудрился заручиться поддержкой большей части Совета Маркизатов и прослыть «славным малым» среди доброй половины фрателло из «Чёрной Руки».
Обратить внимание на признанного цыганами «принца» его заставила, казалось бы, типичная ситуация: группа из шестерых германцев с «принцем»-инвалидом столкнулась с хамоватыми гостями столицы Маркизата из соседней Албании.  Драка в данном конкретном случае так и не случилась, но Раниэля заинтересовало не это, а поведение передвигающегося исключительно на руках своих попутчиков светловолосого юноши. Это молчаливое, воистину королевское достоинство и выдержка, с которыми молодой немец всего парой фраз, сказанных ледяным тоном и тяжёлым взглядом, заставил нагловатых агрессоров оставить в покое его мобильны отряд, поразило Раниэля. Теперь-то он видел, что «королевского» в нём углядел один из старейшин табора. С такими манерами – и только четверо охранников и один слуга? На ум приходило только поспешное бегство от преследования. Но кто и почему?
Это и подстегнуло члена Совета Десяти и левую руку Госпожи «ЧР» солнечным утром заявиться с группой оперативников в отель, где расположился подозрительный отряд из Германикус.
[/color]
***
Весть о том, что к нему направляются посетители, Людвиг II встретил с обречённой готовностью: рано или поздно это должно было случиться. Орден Креста и Розы, разозлённый его заговором, собирался разорвать германского «бунтаря» даже и без короны на челе…Что ж, если ему суждено погибнуть в этой дыре, то Кровавый покажет, как умирает настоящий король!
Вся охрана и верный Клаус были в нервном напряжении пополам с боевой готовностью – общая нервозность его маленького отряда буквально достигла своего пика.
После стука и разрешительного «Войдите», дверь в номер открылась и шестёрке из Германики предстала боевая единица из пятерых мафусаилов. Возглавлял её невысокий темноволосый мужчина,по виду откровенный французтак-так, Флёр-дю-маль?» – подумалось монарху).
- Добрый день, уважаемые гости столицы! Прошу простить нас за внезапное вторжение, - на чистом немецком начал улыбающийся француз. – Мы хотели сначала позвонить, но тогда, полагаю, мы бы вас тут уже не застали…
Соратники невысокого вампира светловолосый мощный мужчина и его темноволосый товарищ более астеничной комплекции – а это были небезызвестные Ашен и Скиф – переглянулись и дружно заржали над шуткой шефа.
- Извинения приняты, герры. Хотя день с вашим появлением и перестал быть добрым, но я всё же рад этому визиту. Рано или поздно это должно было произойти, - вздёрнув подбородок, холодно ответил беглый монарх, руки которого покоились на коленях, а в рукавах просторного тёмно-синего камзола явно было спрятано личное оружие.
- Прошу простить мою бестактность. Раниэль Атеро, из Лютеции. В данный конкретный момент я – представитель интересов…одного политического объединения, - вежливо улыбнувшись холодной высокомерности германца, продолжил виконт. – Интерес нашей организации к вам вызван э-э.. вашим поведением: у некоторых зародились подозрения, что у себя на родине вы являетесь птицей высокого полёта…
- «Высокого полёта»?! Ха-ха, он, должно быть, издевается? – мысленно захохотал король, едва сдержав порыв истерично рассмеяться в реальности.
- Именно поэтому Вы пришли убить меня? – вкрадчиво уточнил король Германикус, чья улыбка сейчас могла бы заморозить жаркий Византиум.
Сразу после этой фразы все пятеро «ЧРовцев» впали в ступор – такого поворота они точно не ожидали.
- Э-э…что-то он больно мнительный! – фыркнул Ашен. – «Чёрная Рука», может, и экстремистская организация, но без повода мы приезжих не убиваем…
- «Чёрная Рука»?Людвиг в удивлении уставился на вошедших и взглядом приказал телохранителям отложить пока атаку. – Так вы не с…Орденом?
- Герр…простите, не знаю вашего имени, - извиняющаяся улыбка от виконта Атеро, - вы приняли нас за шестёрок вашего германского террориста? Уверяю вас, наша организация совершенно самостоятельна.
- Прошу простить и меня.. за невежливость. Моё имя… Карл Людвиг, - Кровавый склонил голову в знак уважения. – Как вы могли заметить, я здесь проездом и нахожусь в бегах. На моей Родине мне больше нет места – там меня ждёт только смерть. Так чем же вызван ваш интерес ко мне? Вы же, как я понимаю, локальное объединение?
- Я присяду,  не возражаете? – дождавшись кивка от светловолосого германца, Раниэль плавно опустился в кресло напротив, пока Ашен и Скиф бегло осматривали помещения и выглядывали в окна, чтобы оценить периметр. – Вы заинтересовали нас как возможная особа королевских кровей из Германики. Уверен, что человек такого уровня сможет пролить нам свет на общую картину происходящего в этом королевстве, ну и деятельность небезызвестного Ордена в частности…
- Вам показалось, я вовсе не принц. Я лишь далёкий родственник принца Христиана Крафта, из ветви Вольфштейн. Ни мои земли и титул, ни мои связи сейчас не представляют никакой ценности для вас, - внимательно изучая лицо собеседника из-под ресниц, вещал Кровавый некогда диктатор. – Так что политический шантаж или требования выкупа не достигнут своей цели.
- Занятно. Но всё-таки я, от лица нашего «локального объединения», попрошу вас на некоторое время отложить ваш маршрут и побыть гостем в этом чудесном маркизате, - расплылся в акульей улыбке советник Калигарис.
Спокойно-расслабленный и кукольно-неживой юноша от этих слов резко преобразился - снова эта осанка, жесткий ледяной взгляд диктатора и выражение хорошо сдерживаемого гнева на лице:
- Вы не понимаете, виконт, во что ввязываетесь. Мой скорейший отъезд в ваших же интересах, - процедил король в бегах. – Поверьте, те, кто придёт за мной, не будут разбираться, виновны ли вы в чём-то или нет. Стоит вам оказаться рядом – и вас распылят на атомы.
- Даже так? Тогда я склоняюсь к тому, чтобы вам поверить. Несомненно, нам всем угрожает нешуточная опасность, - притворно нахмурил брови француз. – Однако я всё же изволю рискнуть, оставив вас под защитой «Чёрной Руки»…естественно, до выяснения обстоятельств.
После этого виконт Лютеции, хлопнув себя по коленям, резко встал и направился к выходу:
- Было очень приятно побеседовать с вами, герр Карл Людвиг. Надеюсь, что не в последний раз, - указал на Ашена и Скифа. – Познакомьтесь, это фрателло Ашен и Скиф. Они позаботятся о том, чтобы вас транспортировали в безопасное убежище. И да, герр «не-принц», пожалуйста, без глупостей: мы же с вами  заинтересованы в том, чтобы вы все-таки достигли пункта назначения, да? - закончив тираду добродушной улыбкой, Атеро покинул номер.
- Так как это исключительно ваш выбор, в будущем вы можете винить только себя, – меланхолично заметил Людвиг II. – Я вас предупредил.
- Бу-бу-бу, заинька, не буянь: а то морщины раньше времени появятся, - покачал головой отрезал Ашен. – Видели мы ваших массонов – гнали их до самой границы ссаными тряпками!

***
Раниэль шёл по коридорам самого респектабельного в Скопье отеля и понимал – юный аристократ и «не-принц» (очевидная ложь, цыган был прав – породу не скроешь) ему нравится. Он чувствовал с ним определённую общность – изгнанный из родной Лютеции церковниками, не нашедший себе места ни в одной точке земного шара, виконт Атеро как нельзя хорошо понимал германца. И его отчаянные попытки скрыться от опасности, и нежелание останавливаться, словно чувствуя дыхание гончих Ордена в затылок – всё это было знакомо. Но как член Совета Десяти Раниэль так же понимал, что Карл Людвиг (судя по заминке, имя явно фальшивое) был настоящим кладезем информации об идеологическом и политическом противнике. Все попытки заслать шпиона в Германику оказались провальными, тогда как шпионы из «Rosenkreuz» вышли на них почти сразу… И тут такой шанс! Информатор из самой гущи событий. Раниэль Атеро не станет такое упускать. Не сейчас. Тем более, что каждому беглому аристократу свойственно было преувеличивать опасность, которая ему грозила.
Если бы виконт знал, как он ошибался…

Раниэль Атеро ===► Окраины Скопье. Крепость Скопско Кале.

Comments

1 - национальное блюдо в Македонии, представляет собой слоеный пирог с начинкой из мяса или сыра.
2 - желая выказать пренебрежение, сербы называют немцев швабами
[avatar]http://savepic.su/7281510.jpg[/avatar]

+1

27

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/419-t2alB4EYrx.jpg[/avatar]

============>> Кабинет Главы Черной Руки
Скопье.

Вечерняя духота дурно сказывалась на пропитанных алкоголем мозгах, поэтому к концу дня на улицах столицы македонских маркизатов оставались в основном те, кто мог держаться на ногах самостоятельно, не попав под колеса экипажей и велосипедистов. Хотя назвать этих прямоходящих  «ходоков» адекватными тоже было сложно. Засим  какая-та цыганка, сидящая на ступеньках и обнимающая колонну  крыльца одного из череды  скопских особняков, несильно выбивалась из уличного пейзажа.
Звон монеты, кинутой на мраморные плиты крыльца очередным солидным прохожим, заставил гитану приоткрыть один глаз и, прищурившись, поймать фокус  спины потревожившего её вечернюю дрему.
-Иди  на хрррень..te rozmar tut (‘чтоб тебя разбило!’)
- Мадам, а мадам! Заплутала, что ль? Шуто-Оризари (цыганская община) немного на север. Тебе как, помочь? - ещё парочка добросердечных да  к тому же  совсем зелененьких стиляг ухмылялась, глядя как молодая женщина головой бодает ни в чем неповинную колонну.
-Я че.. все там же? – от сиплого как у портовых грузчиков голоса сей дамы-под-мухой, разлепившей на этот раз оба глаза, один их щеголей закашлялся и подал знак второму валить по-хорошему.
- На улице Горького в Скопье Свободной  Македонии? – не унимался доброхот.
- Она.. та самая.. жопа.
- Как вы себя чувствуете?
–молодой человек даже завыкал, не иначе как от проснувшегося уважения к грязной и источающей алкопары, словно завод пенных напитков, цыганке.
- Хуже.. чем неделю назад. И лучше… чем буду.. завтра.
- Такая напряжённая обстановка в миpе, а вы пьете. Миледи Вале, господа,  наидобрейшего вечера.

Склонившаяся над женщиной фигура и голос, так некстати вынырнувшие из сумрака откуда-то  со стороны противоположной улицы,  явно принадлежали беглому маркизу   Кадару.
- А-а. Сын.. безрогого муфлона-а.
-Господа, не беспокойтесь, я старый знакомый и позабочусь о даме.
- Поешь дерьма и сдохни!
- Весьма мило.

Франтоватые молодчики, попеременно  оглядываясь, засеменили в сторону домов, где уже зажглись фонари.
- Пожалуй, для начала Вам нужно ..
-…ага, похмелиться, неси.
-Принять ванну, давайте я вас отнесу, мой экипаж недалеко..
- ПОЛОЖЬ, ГДЕ ВЗЯ-Я-ЯЛ!

***

Нельзя сказать, что в прошлом потомственная герцогиня Критская не умела обуздывать зеленого змея. Совсем наоборот. У греческой леди это даже неплохо получалось все её недолгие 200 земных лет. Ибо гены. Но гены работали почему-то строго до того злополучного дня.. или недели, когда очередные  жизненные планы пошли дугообразно – сикось-накось.
События, плавно затянувшие женщину в омут алкоголизма, судьбой были щедро слиты из «рога горюшка», элементарно, чтобы не растягивать с этим делом и кармический апгрейдинг совершить в кратчайшие сроки.
Началось звездное затмение, пожалуй, с Энии Хель. Тогда Калигарис ещё подумала, что их просто сглазил, может, кто - в окружении цыганской общины подобное частенько бывает. 
Задать интересующие вопросы из серии, на какой астрологический  прогноз опирался хелевский метод тыка по выбору места действия, греческая мафиози смогла только после качественного «промывания» вонючего привета от Розенкройц.  Ну, сутки –максимум, и вот она обернулась снова в милую, хотя и чуточку охреневающую Госпожу. Однако диалога с загулявшим секретарём как-то не получилось.
( «- Да, это немножко не по плану. 
-Нет, милая, это  качественная х**ня!»
)
Наверное, потому , что встречали их с ди'Версалесом в опьянительном экстазе (в отличии от одиозной козьей морды босса),  «промозглая» девушка и уверовала в свое новое  предназначение – быть гением террористического фиаско. Словом сказать, вернувшаяся живой из Ватикана Хель зарвалась, что  вылилось в открытый конфликт со взрывоопасной гречанкой, а ведь подожжённый фитиль той маньячил  издалека. Но тут Хель  тупанула, брякнув про недавние приключения Розенкройц в Македонии...  Как белобрысая осталась жива, Калигарис и сама не поняла, очнувшись уже в таборе во время опохмелки.
Буквально через сутки  пограничным сарафанным радио до мафусаилки дошли похождения Кузе и Радовит. Её пьяный истерический хохот  ранним утром мешал терранам в стане отсыпаться. И вполне заметно для окружающих он перешел в пьяное рыдание. Барону Стево после 2часового потока жалоб, скрипя сердцем, пришлось-таки подругу юности макнуть пару раз в Вардар. А вот когда она, эмоционально опустошенная, уже мирно и апатично сидела на берегу,  появился Раниэль Атеро и показал видео фрагменты тех самых «подвигов»: мнда, что сказать - Империю эта горячая парочка все-таки взорвала. Вот только ни объявлений о миссии Розенкройц от Кузе среди имперцев, ни договора с жесткой линии – ими  однозначно там и не пахло. Факт налицо..
Погромов в Таре Метоселут  Калигарис не хотела. В смысле, в кварталах смертных. Вместо Запретного Дворца. Вот если бы сумасшедший вампир  убил Августу – тогда  все остальное так, пустячок. Но нет. О триумфальной репатриации домой можно было забыть. Вернее, больше не вспоминать.
На фоне имперского идиота  Хель – точно счастливица и действительно «гений».
Возвращаться на базу гречанка ультимативно отказалась, аргументировав тем, что ей надо было «побыть одной». Сперва Атеро нянчился, сколько хватало времени, а потом обреченно удалился, передав эту честь  эстафетой ромалам.

Поместье Кадара Венгерского.

Как маркиз пытался привести  «гитану Вале» в чувство с помощью ванны, а также.. когтей и костяных клинков - пускай останется их общим маленьким секретом. Скажем только, что не без потерь и жертв у него это вышло.
В полумраке комнаты в кресле тенью виднелась фигура мужчины. У нерастопленного камина стояла женщина в длинном мужском халате с распущенными волосами и отпивала воду жизни из кружки в руках.
- Извиняться не буду. Можете не ждать.
- И не думал. Мне хватило  вашей грязной имперской фени.
- И повышения также.
- Ну что вы, я ещё не отошел от уже оказанной мне чести, госпожа герцогиня..
- Заткнитесь.
- Хм-хм.
- Что, веселитесь за мой счет? Делайте это молча!
- А я и молчу. Мне, в принципе,  нечему радоваться.
- Как же! Кузе восстановил связь с вашими поместьями в Империи, значит, и деньги должен был перевести.
- Страшно предположить, неужели вы все это богатство бескорыстно вернете мне?
- Хмф! Думаю, это обсуждаемо. Однако вы должны понимать, что затраты на ваше спасение и риск были чрезмерны.
- Меньше, чем рискую сейчас я.
- Да-а?!
- Ваша…вольная или, скорее, невольная «политика» организации повышает в сотни раз повторение моего  мучительного конца в Венгрии. У меня совершенно нет желания делать из этого «турне», госпожа Валия.
- Пффф! Ха-ха-хррр…Мнда. Ну, этого в планах как бы не было.
- «Как бы»? Не очень-то обнадеживает. Я все ещё готов "отработать свое спасение" и возвращение мне средств к существованию, но  для начала политику Crna Ruka нужно поменять. Ах да, наверное, мне не стоит говорить этого именно вам.
- А кому же тогда?!
- Лорду Атеро. Ведь он –ваш Советник.
- Бросьте! Я..даже рада, что Раниэль не видел моего феерического психоза.
- К сожалению, это не так. Виконт свое дело хорошо знает. И да, я сам связался с  лордом, оповестив его о вашем местонахождении… и состоянии.
- te xas’ól tro šeró, te sxas’ól, te zg’in’ín ‘!!! (чтоб пропала твоя голова, чтоб пропала, чтоб сгинула!) Хмффф! Может, я и не должна была так себя вести.. Это все Кузе! Нет, сначала эти вонючие германские свиньи!
- Между делом, вы, наверное, не в курсе, однако опальный имперец  уже перешел македонскую границу и вот-вот прибудет  в Скопье.
- Куззсссссе!! Оооооо! Раз так  – Розенкройц подождет немного, а этим  кучерявым  я  займусь в первую очередь ..
- Не вздумайте. Вы разве не видели, что творится на улицах? На какой-то период времени он – неприкосновенен.
- В смысле «неприкасаемый»?! Днище?! О да-а-а!
- Кузе – национальный герой! И если вы не хотите окончательно дискредитировать  себя в глазах вашего окружения – вы обязаны принять его как героя и почитать соответственно . Какое-то время. Этого от вас ждет и Македония, и её Совет.
- Вот было же у меня ощущение, что от него гнильцой тянет..
- Госпожа Калигарис. Пока вы упивались..горем, а ЧР и Македония - ракией (крепкий виноградный бренди), маркизат наводнил  поток  беженцев такой силы, что я больше не чувствую себя  …ммм…в «информационной безопасности» . Вам пора бы уже обратить свое внимание на них, особенно на «визитеров»  из Германики и, в скором времени, Ватикана. Не стоит тратить время на прошлое…
- О-о! Байки с моралью?! Жизненный опыт, да? И что, сильно помог он вам?

-Прежде нет. Ныне -  безусловно.

+2

28

[Около Софии. Комплекс на горе Витоша. Neverending fight.] ===========►►

[Македония. Окраины Скопье. Крепость Скопско Кале.]
Worship the scream, cocksucker lies
There's a scream of middle class hypocrisy tonight
Every time we beg for the rich man to provide
There's countries to be conquered, people to divide...
IAMX - Oh Cruel Darkness Embrace Me

- Я могу надеяться, что ваша поздравительная речь не перейдет в брань?
- Вы  можете надеяться хоть на Папу Римского, милорд.
- Хм. Тогда лучше мне вас сразу сдать на руки виконту и его команде.
- Здесь пол каменный, маркиз, как в песок головой не получится.
- Ваша светлость, похоже, ошиблась: меня здесь держат за другое животное - «козла отпущения».
-  Просто заткнитесь, маркиз. Будьте любезны.

Размеренным шагом, чтобы не наступить на длиннополое платье с не менее длинной вуалью, по секретным поземным коридорам шествовала Валия Термополис Калигарис, опираясь на руку  внезапно задумавшегося о смысле бытия  Гюлы Кадара.
Яркий свет, прекрасный паркет, изысканные люстры на  недосягаемо высоком потолке, неужто это..? Да, это снова македонская крепость.
Оказавшись в основных коридорах скопской цитадели, парочка сразу же попала в поле зрения чэ-эровской охраны, выстроившейся полукругом.
Зал был набит до отказа: мафусаилы и терране, аристократы всех рангов и со всех општин маркизата,  агенты и советники Crna Ruka. Казалось, что вся эта смешавшаяся в единое целое фантасмагорическая масса живет своей жизнью: она взбудоражено рокотала  океанским прибоем и хаотировала пестрящими красками.  Однако  при появлении Главы Черной Руки основная масса приумолкла и стала медленно застывать, образуя свободное пространство вокруг статной женщины, с явным (даже кричащим) значением одетой в червленое золото и изумруд.
Затем из толпы неспешно выдвинулся председатель Совета Свободных Маркизатов, Петар Цанков. В присутствии всех  он искренне поприветствовал Госпожу Валию, «чье появление в Македонии вернуло людям Надежду и Удачу, потерянные столетия назад».
- Пожалуй, именно сегодня эти слова отражают истинную суть нашего с вами миропорядка. Но иначе, чем мы с вами думаем. Господа, да, нас окружили со всех сторон! Это древняя, неизменная и горькая  истина! Но более всех для нас оказался опасен наш новый Враг, что смог дотянуть до нас грязные лапы. Он- просто монстр, и его лик ужасен: его жадная ухмылка - в крови и гное. Перед его мощью и вседозволенностью не помогает ни логика, ни переговоры. Он высмеивает любое желание найти компромисс и договориться.  И Он от своего не отступит - мы с вами видели совсем недавно, что происходит на международной арене, в самых могущественных государствах: Альбионе, Ватикане, Германике! Наш новый Враг, в отличии от старых и уже обломавших о нас зубы, совсем не может жить на равных.   Мне ясно одно, Он готовится к завершающему приступу! Потому обязательно  пойдёт в бой и попытается выиграть. Но, вероятнее всего, все, что у него получится – это лишь разрушить наш с вами мир. Мы же должны совершить  невозможное, дабы избежать судьбы Венгрии: опустошения, пожары, руины, слёзы и могилы, могилы, могилы…
Стоявший рядом Кадар, сцепив зубы, слышал, как нарастает градус в «греческой парадигме», потому он незаметно сжал аристократический локоть герцогини, намекая, что пора бы уже и остановиться на «достигнутом».
- Но, дорогие мои! Надежда и Удача действительно вернулись в Македонию! Однако, к сожалению.. и к счастью, эти теплые слова не обо  мне. Среди достойных господ, почтивших это собрание,  есть тот, кто более всех заслуживает наших восхвалений. Наидостойнеший, являющий собой благородство и мужество в высшей степени!
Флэшбек «Как я докатился до жизни такой».
Одно Эндре Кузе знал точно: с Империей он завязал. Вот прям завязал и всё тут. Что ж навело матёрого маньячиллу на эти мысли? Может, горячий приём от Императрицы или армия янычар, прочёсывающая каждый город, огород и поле? Или полная несостоятельность «жёсткой линии», лидером которой его поставили три лемминга-самоубийцы: Мицкевич, Мрозек и Стафф? Чем бы это ни было, оно помогло окончательно осознать графу Загреба, что где угодно, кроме Ватикана, теперь безопасно, а вот в Тсуаре Метоселут – НЕТ.
Оперативники Атеро подобрали вымотавшегося до невменяемого состояния Эндре в лесу, на границе Македонии и Империи. Потрёпанный, с перепачканным копотью лицом, в грязной одежде и шатающийся от усталости ЗамГлавы ЧР тащил на плече накачанную наркотиками по самое небалуйся партнёршу – Ядвигу Радовит. Встречал «победителя по жизни» уже давно и успешно вернувшийся из Рима и хорошо отдохнувший Мирабель ди’Версалес, в сопровождении группы из 4-х фрателло.
- Да вы, граф, я смотрю, с помощницей как в отпуске побывали! Свежие, отдохнувшие, а какой загар! – издевательски-радостно начал эксцентричный румын.
- Ещё слово, Верс, и твои кишки будут снимать с деревьев всем отрядом, - прохрипел валящийся от усталости Кузе.
- МММАРГХ!! – донеслось страшное рычание откуда-то из-за спины графа.
- Что за хрень?! Медведь?! – воскликнул впечатлительный Скиф.
И тут висящая трупом на плече опального графа Энтроациокуль зашевелилась, попыталась укусить своего носильщика, отчего и была грубо сброшена прямо на мягкую лиственную подстилку лесной поляны. Растрёпанная  девушка-альбинос попыталась напасть на графа, но восемь летающих модулей щита Эгиды уже кружили вокруг неё, формируя непреодолимую прозрачную преграду. Рычащая мафусаилка, вынужденная передвигаться на корточках, кидалась на преграду, рычала и скалила клыки.
- Ох ты ж, как она в вашей Империи-то оскотинилась! – присвистнул Ашен. – Даже в Венгрии такого не было, а уж там та ещё хрень творилась..
Скиф радостно заржал и приблизился к щиту и постучал по нему пальцем:
- У-тю-тю! Какой злобный маленький зверюга!
- Пшёл прочь или я тебе твои кривые тыкалки пообрываю, - мрачно пообещал Эндре. Шутить он не был настроен однозначно.
- Ну что, Сиятельство, просим вас домой! Знали бы, как вам тут рады, - оскалился Мирабэль. – Даже у нас в Риме так весело не было, как у вас..
Кузе содрогнулся, но промолчал.
Конец флэшбека.
Массовая Македонская истерия по поводу терактов в Византиуме и дерзкого побега из под носа Императрицы графа Кузе совсем не обрадовала. Напротив, непонятно что празднующие македонцы скорее пугали Эндре.
- Что это за хрень у вас тут творится? – таков был первый вопрос от заместителя Главы виконту Лютеции.
- Не поверите, граф, - безрадостно парировал Атеро, - к вам тот же вопрос.
- Да нет, вы, похоже, не понимаете, виконт! Мы столько сил потратили, чтобы нашу диверсию и побег не связали со Скопье, а вы просто даёте им открыто праздновать теракт в самом сердце их гигантского соседа?! Да даже глухой и наитупейший  в имперской разведке уже всё знает, - прорычал имперский маньяк.
Раниэль поморщился, словно съел кислого и ответил:
- Боюсь, что это ваше понимание далеко от реальности. Полагаю, Империя и так уже знает, откуда у ваших «диверсий» ноги растут… И то, что вы до сих пор живы – не ваша заслуга, а их упущение. Всё, что могли - вы уже сделали, Эндре. Так что сейчас ваша задача: заткнуть рот, улыбаться и с благодарностью принимать поздравления и восторженное поклонение от обитателей Скопье. Ибо поводы для радости очень скоро могут кончиться, - тираду француз закончил недружелюбной гримасой.
Обитатели Свободного Маркизата Македония с таким непередаваемым энтузиазмом ждали возвращения «героя дня», что команде Советника Калигарис пришлось провозить Эндре и Ядвигу тайно и временно скрывать их местонахождение в Скопье. На отдых парочке дали все день – в конце следующего их ждало собрание в Скопско Кале, где югославы наконец-то смогут высказать своё восхищение новым «национальным героям».
  И сейчас граф Загребский Эндре Кузе вместе со своей партнёршей по операции Ядвигой Радовит стояли в одном из скрытых проходов крепости Скопье и слушали пафосную хвалебную речь Главы «Чёрной Руки». Оба члена «ЧР» были физически и эмоционально вымотаны – собственно, только поэтому Энтри снова не пыталась убить коллегу, а Кузе не -на неё орать,  и обоих предстоящая экзекуция под названием «почувствуй нашу любовь» от македонских аристократов и оперативников «ЧР» нисколько не радовала.
Эндре Кузе с каждым словом Валии Калигарис чувствовал глубину вырытой ямы, в которую до этого медленно, а сейчас как авто без тормозов неслась «Crna Ruka». И чем больше он это понимал, тем сильнее хотел взять Энтроациокуль в охапку и свалить из Скопье куда подальше: хоть в то же Ягелло, хоть в Эстонию, а хоть и вообще в Северные Маркизаты (ну и что, что холодно – зато никакая дрянь в лице масонов или имперских/ватиканских спецслужб тебя там искать не будут).
«Наидостойнеший, являющий собой благородство и мужество в высшей степени!» - на этой фразе Главы ЧР Кузе и Радовит выплыли из скрытого в стене хода на встречу рукоплещущей толпе. Казалось, что каждый из собравшихся в зале Скопско Кале старался прикоснуться к «рыцарям дня» (а то и урвать от них кусок), Эндре вымучено улыбался, хоть его улыбка и походила больше на болезненный оскал, а оперативница Энтроациокуль даже не пыталась соответствовать обстановке – выражение лица княжны Радовит было таким, словно кто-то умер..и явно не без её помощи. Загребский граф, как мог, принимал поздравления, корчил дружелюбные оскалы, благодарил и кивал. Бедолаге имперскому маньяку начало казаться, что у него скоро отвалятся верхние конечности, которые сейчас энергично тряс очередной македонский аристократ.
До закутанной в имперские цвета Калигарис граф Кузе дошёл не без потерь – особые энтузиасты отдавили ему ноги и вывихнули запястье. Один вид Госпожи ЧР внушал опасность опальному имперцу до дрожи костей: он еле сбежал от закутанного в штору имперского Терминатора, только затем, чтобы оказаться в вотчине другого такого же? Определённо, это Эндре не нравилось.
Пока граф Загреба медленно продирался через море приветливых македонцев к Главе, место Гюлы Кадара по правую руку женщины занял Раниэль Атеро, который был чрезвычайно рад, что беглому маркизу удалось вправить мозги ушедшей в длительный алкогольный загул гречанке.
- Полагаю, твой «tour-de-alcool»* можно считать успешно завершённым? – приблизившись к изящному ушку Валии, скрытому тёмной вуалью, шёпотом произнёс Раниэль. – И победил в нём, похоже, маркиз. Будь я немного моложе, возможно даже стал бы ревновать…
Вот про алкотур – это он зря! Голосовой модулятор как будто в неисправности зашипел.
- Ошшшшибаетесссь, виконт. Мне просссссто насссскучило. И не переживайте, между вами двоими разсссница незссссаметна.
Пока продолжался этот короткий обмен любезностями между Госпожой и её Советником, к упомянутой парочке всё же дошли незабвенные ЧРовцы из Империи.
- Для меня и оперативницы Энтроациокуль большая радость снова видеть вас, Госпожа, а уж представлять нашу организацию на международном поприще.. Надеюсь, что вы не разочарованы нами, - деревянным тоном отбарабанил Кузе, которому всё это собрание надоело ещё, не успев начаться.
- Взаимно, граф. Главное, что вы – живы, а все остальное, я уверена, приложится. Вы и леди Радовит заслуживаете.. своей награды. На Совете я подниму этот вопрос в ближайшее время.
Эти слова заставили жестокого хорватского убивца содрогнуться:
- Ну нахер, точно валить отсюда надо!
Его Величество Король Германикус тоже присутствовал на собрании, чествовавшем бывшего ранее простым массовым убийцей, а теперь ещё и террориста Кузе. Не сказать, что монарх был здесь по своей воле, так как «его воля» подразумевала покинуть этот безумный город уже сегодня. Любезная к гостям столицы «Чёрная Рука» одолжила германскому инвалиду потрёпанную и явно видавшие лучшего годы лет так пятьдесят назад коляску. Впрочем, Людвиг II не мог не признать, что на руках у верного Клауса или сопровождающего его одного из охранников (ему разрешили взять только двух сопровождающих) он смотрелся бы крайне комично… Хотя Кровавый и подозревал, что из экзальтированных местных это мог никто и не заметить. Речь лидера «Чёрной Руки», несомненно призванная воодушевить и настроить на боевой лад македонцев, заставила Людвига лишь слегка приподнять уголок губ в улыбке.
- Боюсь, что совершить невозможное у вас не получится, Леди-в-чёрном. «Розенкройц» - опытный разрушитель миров, и ваш маленький уютный мирок под названием «экстремисты в Скопье» его не остановит, - мысленно обратился к даме в изумрудных одеждах сбежавший монарх.
Но либо его мысли оказались материальны, либо просто неловкое совпадение вынудило Раниэля Атеро обратить внимание Валии и Эндре на внимательно разглядывающего их со стороны беглого короля.
- Я хотел бы познакомить вас, Моя Госпожа, с беженцем из Германикус, который проездом в Македонии, - улыбаясь Валии Термополис, говорил виконт Лютеции. – Этот терран благородных кровей- и я уверен, что он много может сообщить нам о Германике, в которой, как известно, у нас не продержался ни один шпион…
- Неужели, виконт справился с  крепким германским орешком и нашел лазейку?  Вы меня  просто балуете сегодня..

ПЫ. СЫ.

Во-первых, в посте есть обсценная лексика - слова типа "херня". Во-вторых он писался, как и всегда, совместными усилиями. Начало от лица Валии Калигарис (и все реплики от неё же), а так же ряд македонских аристократов - Сет-чи, за Людвига, Каина и некоторых аристократов-югославов пишет Каин, а Кузе и всё остальное - моё.
* - что-то типа "алкогольный тур" на французском.
По версии Сет-чан так выглядит Калигарис на балу без хламиды с модулятором http://s020.radikal.ru/i711/1607/5f/51dbcdb9853bt.jpg
[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/420-X41c7ZUtNL.jpg[/avatar]

0

29

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/419-QCEOZo4I4M.jpg[/avatar]

[Македония. Окраины Скопье. Крепость Скопско Кале.
Часть вторая]

Атеро подвёл первых лиц «ЧР» к расположившемуся в отдалении от общей толпы монарху с двумя его сопровождающими.
- Позвольте с удовольствием представить вам, Моя Госпожа, Карл Людвиг Вольфштейн, - склонив голову в уважительном приветствии, начал член Совета Десяти. – Герр Вольфштейн, создательница и бессменный лидер нашего локального объединения – госпожа Валия Термополис Калигарис.
- Большая честь для меня, - улыбнувшись уголками губ, негромко сообщил Людвиг Кровавый, пожимая протянутую метоселянкой руку. – Я бы встал, чтобы в полной мере выразить моё…восхищение, но, к сожалению, я прикован к этому креслу.
- И давно это с вами? – Совершенно бестактно кивнул головой на коляску граф Загреба.
- Это последствия от ранения…старая травма, - слегка поморщившись, ответствовал «герр Вольфштейн».
- Мы рады вам, господин Вольфштейн. Надеюсь, милорду  у нас понравится, и вы немного погостите. Македония, на первый взгляд, провинциально дика по сравнению с таким великим государством, как ваша родина, но по прошествии времени находишь  и в этом маркизате определенное очарование. К тому же,  поверьте мне на слово, эта крохотная страна скрывает много сюрпризов и тайн.
От обмена любезностями с отчаянными экстремистами отвлек громко смеющийся среди весёлой компании македонских аристократов молодой человек. Всё в нём было бы обыденным, если бы не явный немецкий говор.
- Моя родина начала пускать побеги за границу, - мысленно усмехнулся монарх в инвалидной коляске.
Впрочем, как только юноша в белом резко обернулся на похлопывание по плечу от какого-то македонца, и Людвиг смог увидеть его лицо, коронованный германец тут же неожиданно побледнел, а его глаза расширились от изумления и паники.
- Если останешься — они до тебя обязательно доберутся, если сбежишь — они тебя также достанут. Не иначе как издёвка судьбы! И вправду - какой сюрприз, – самоирония помогла некогда невозмутимому германскому монарху взять себя снова в руки и позорно не завыть от чувства безысходности.
От бдительного ока лютецианца-диверсанта не скрылось состояние «не-принца» из Германики. Но что могло его заставить паниковать на собрании югославов или же кто? Виконт проследил за взглядом светловолосого террана-инвалида – он был направлен прямо на соотечественника Карла Людвига, обосновавшегося в Скопье лишь неделей раньше.
- Беженец и богатый промышленник…совершенно вылетело его имя из головы. Но чего Вольфштейн так испугался? – едва заметно нахмурился Раниэль, переводя взгляд с одного немца на другого.
- Мне, - голос юноши в коляске сел, - что-то  дурно, господа. Пожалуй, я вынужден буду вас покинуть.  Прошу меня извинить, виконт, Госпожа. Благодарю вас за приглашение и гостеприимный прием. Весьма впечатлен.- склонив голову в прощальном кивке, деспотичный уже «не-монарх» сделал знак своим сопровождающим, чтобы забирали его отсюда.
Разумеется,  германский промышленник Каин Ульбрихт был  также приглашён на этот очаровательный «междусобойчик» македонской аристократии. Однообразный, как и всегда: блистательные молодые и не очень дамы, франтоватые кавалеры, море выпивки и всеобщего веселья… Ах да, ещё таинственно закутанная в вуаль мафусаилка – Глава организации «Crna Ruka», возомнившая себя конкурентом «Rosenkreuz», в сопровождении –о чудо! -живого маркиза Венгерского.
- Вот и шанс узнать, насколько глубока кроличья норка, - мысленно усмехнулся бывший полковник «Красного Марса».
Каин Найтлорд придерживался уже привычной для себя роли всегда радостного и общительного германца (хотя со стороны и могло показаться, что он не просто радостный, а на амфетамине), который собрал вокруг себя компанию из сливок Скопского общества. Однако, несмотря на кажущуюся беззаботность, ноль-первый зорко следил за перемещениями закутанной фигуры Главы. От глаз Крусника не скрылся и торопливый уход маркиза, после того, как он передал метоселянку невысокому французу. Весельчаки Ашен и Скиф уже успели изрядно порассказать про своего босса Раниэля Атеро, включая «сверхсекретную информацию», что он якобы  «не последний человек в ЧР» и «сама Госпожа его слушает!». Судя по тому «флеру», что ощущал от этой парочки эмпат Каин, они явно были не просто союзниками.
Лицезрение графа Кузе, так удачно «всплывшего» из венецианских вод после убийственной мощи Мага (хотя Каин  всё чаще замечал, что эта «мощь» у Исаака получалась только тогда, когда она не являлась частью плана), обещало стать весьма забавным опытом для Найтлорда-старшего. Ещё больше его повеселил факт, что маленькая альбиноска рядом с имперским убийцей, похоже, была объектом вожделения графа. Используя свои эмпатические способности для сканирования собравшейся в центре зала компании, герр Ульбрихт только улыбался и механически кивал старушке виконтессе, напористо вещающей ему о важности этого собрания.
Крусник 01 приехал сюда найти конкурентов и врагов Ордена Креста и Розы, желающих его уничтожения, но пока он видел только простых и незамысловатых македонских провинциалов, которые от страха быть уничтоженными в драке сверхдержав, пытались выглядеть грозно и опасно. Однако для бывшего Старшего Координатора, как оказалось, была припасена и «находка дня», этакая  «вишенка на торте этого сборища»– и она совсем не имела никакого отношения к македонским экстремистам, нет. Тем, что несказанно порадовало герра Каина, следящего, как   лорд Атеро, настойчиво увлекает свою "скрывающую-лицо-от мира-сего" пассию в самый спокойный угол зала, была группа терранов. Вернее, человек, которого они сопровождали, сидящий в…
- Невероятно! Вот так встреча, Ваше Германское Величество, - Каин сам не заметил, как его дружелюбная улыбка приобрела хищные черты, глядя на которую стоящий рядом Биљан Дарко вздрогнул и непонимающе нахмурился.
От созерцания Людвига Кровавого Каина отвлёк князь Радован, что-то с энтузиазмом говорящий про развитие своего производства.
В этот момент  король Людвиг и обратил свое внимание на юношу, одетого в белое. (Словно в замедленной съемке германский  тиран наблюдал, как широкоплечий улыбающийся рубака, подойдя к владельцу белого костюма со спины, хлопнул того по плечу, чтобы привлечь внимание и пожать руку.) К своему ужасу монарх де-юре разглядел лицо, успел испугаться, но  отвел  взгляд вовремя.
Минута-другая - и взор Каина Найтлорда соскользнул с фрателло «ЧР», чтобы увидеть, как  поспешно ретируется  команда Кровавого:
- Куда же вы, Ваше Величество, не надо так бояться встречи со своими демонами…
- Ашен, mein lieber Freund, тебе не кажется, что мне стоит поприветствовать этих невероятных герров и фройляйн, - кивком головы указав на компанию Главы Калигарис, спросил улыбающийся Ульбрихт.
- Именно, сокровище мое,  вас немедленно надо представить, - вмешалась пожилая виконтесса. – Пойдёмте, мой дорогой, я вас познакомлю, - цепко схватив светловолосого германца под руку, сухонькая виконтесса Тетово целенаправленно потащила его к четвёрке членов «Чёрной Руки».
- Госпожа Калигарис, виконт Атеро, граф Кузе и вы, молодая леди, имя которой у меня в приступе маразма отшибло - торжественно начала боевая бабуля, приблизившись к группе «ЧРовцев». – Хочу представить вам замечательного мальчика, политического беженца из Германикус, пострадавшего от самого «Розенкройц», - понизив голос, продолжила виконтесса, - успешного буржуа и ещё ни разу неженатого сердцееда Каина Ульбрихта!
- Добрый вечер, герры и прекрасные фройляйн, - тут же защебетал Каин. – Я так счастлив здесь находиться, такое удивительное место!
- Что ж. Очень мило. Будьте нашим гостем. Мы всем рады. – Герцогиня Критская едва удостоила этого молодого человека беглым и равнодушным взглядом, повернувшись к ушлой старой перечнице и скрестив на груди руки.
- Ну что, моё дело сделано. Молодёжь, не стесняйтесь – общайтесь, женитесь, а старая хрычовка пойдет искать официанта, жрать хочу.. до усрачки, - подмигнув закутанной в вуаль мафусаилке, пожилая терранка удалилась.
- У вас тут такое невероятное собрание, просто фантастика, - восторженно продолжил промышленник из Германикус. – Вы даже позвали нашего короля. Я заметил, у него новая колясочка, такая искусственно состаренная…винтаж, такая редкость! – хлопая ресницами, вещал голубоглазый блондин.
- Да нет, она просто раздолбанная, - фыркнул Кузе. – И что же вы, при таких-то «достоинствах», здесь забыли, герр как вас там?
- Погодите, вы сказали «наш король»? – ошалело уточнил виконт Лютеции, перебивая графа с его плохим настроением и скепсисом.
- Ну да, король Германикус Людвиг II по прозвищу Кровавый. Он же только что…как это по-вашему..а! «укатил»,- непонимающе улыбаясь, ответствовал Найтлорд-старший.
- Да чтоб Фортуне опухнуть!! Это был король Германики?! – в голос заорал Загребский граф, резко оглядываясь и пытаясь разглядеть резво драпающего инвалида.
- Чего вы горланите - здесь вам не Империя! Заткнитесь немедленно, - прорычал Раниэль. – Вы уверены, герр Ульбрихт, это точно он? – напряжённо нахмурившись, уточнил Советник Главы у германца.
- Ну-у-у, только если я ослеп или рехнулся, чего я, конечно, не исключаю, но всё же… Погодите, - охнул Каин, прикрывая рот рукой, - так вы не знали, кто он такой? Ой, он, наверное, приехал сюда инкогнито… Вот я Dummkopf3! – схватившись за голову, воскликнул юноша в светлом викторианском костюме.
- Так вот чего так испугался «Карл Людвиг Вольфштейн» - того, что «верноподданный» его опознает…мда, неловко получилось, - мысленно хмыкнул метоселянин из Лютеции.
- Успокойтесь, герр Ульбрихт, мы знали, просто не были уверены, - наигранно спокойным голосом сообщил Раниэль Атеро. Кузе тотчас скептически на него покосился. – Вы, случайно, не в курсе, от кого король мог скрываться?
- «Скрываться»? – не менее удивлённо переспросил ноль-первый.
- Да ничего он не знает, - проворчал Эндре. – Арапистый беглый бюргер, насмотрелись на таких.
-Я же что-то хотел.. Ах, вот.  Я хотел выразить своё восхищение Госпоже Калигарис, - тут же переключился на закутанную в изумрудную вуаль женщину герр Ульбрихт. - Sie sind bezaubernd4, - с придыханием выдал Каин, взяв протянутую для приветствия руку Валии и трепетно прижав её к губам. – Позвольте облобызать…
- Весьма польщена..
Каин Найтлорд ещё в процессе приближения к команде «локального объединения», размышлял над тем, кого же вывести из себя вниманием к его пассии: Кузе или Атеро. Эмпатические щупы позволили ему найти решение для себя: Глава, похоже, была откровенно не рада изгнанному имперцу (какие интересные подробности!), так что любые попытки приблизиться к малолетке-мафусаилки могли помешать его вхождению в «ЧР». К тому же, двухметровый человек из пробирки весьма комично бы смотрелся рядом с «метром-с-кепкой» барышни-альбиноски…
Тут светловолосый молодой человек «в порыве восхищения» резко шагнул в личное пространство метоселянки, как-то незаметно оттеснив виконта Лютеции, и, прижав ее ладонь в перчатке к своему сердцу,  сообщил:
- Меня так…вдохновляет ваша таинственность и загадочность! Du hast ein tolles Gespür für Farben und Stil5! А какой парфюм…я чувствую иланг-иланг, с тонкими нотами фиалкового кореня, сандалового дерева.. А, и чуточку ванили, - проникновенно заглядывая в скрытые тканью глаза, говорил Найтлорд-старший под прикрытием.
На дне прищуренных греческих глаз, на самом деле, ничего толкового просто не могло остаться, ибо из еле вычесанной мафиозной головы нафиг выдуло оставшиеся после алкотура мысли, разве что кроме имперского мата Ne öyle?  (Это что еще такое?!) Abazan! (озабоченный).
- Пра-а-авда-а? Ваше обоняние пораззсссительно безссукориззссненно.
Эмпатические щупы силы его крусника улавливали раздражение и недоумение, исходящие от мафусаилки, а также возмущение и недовольство от нагло оттеснённого француза, но, в целом, вся ситуация его здорово веселила. Господа экстремисты понятия не имели, что приютили у себя Кровавого и явно совершенно ничего не знали о «Розенкройц», так что Каин мог расслабиться и наслаждаться свободой. Ну, и, конечно, недурно поразвлечься за их счёт…
Внимательно наблюдая за тем, как германец «окучивает» Главу и как дико бесится с этого обычно непробиваемый Атеро, граф Загреба просек, что, не смотря на первоначальное впечатление, немец был не так уж и прост – с его помощью, по крайней мере, можно было здорово позлить Раниэля, а также довести до белого каления мстительную, жадную до славы имперку. О, если эти ребята правда решат закатить Бал в честь Кузе, он хоть не один будет страдать – ибо «ни разу неженатый сердцеед», по всей видимости, своего  упускать не собирался!
Тут группу «пострадавших» от нескончаемого обаяния Каина Ульбрихта спас радостный князь Лазар Радован:
- Исторический вечер, не правда ли, дамы и господа? – счастливо улыбаясь, князь поприветствовал всех присутствующих. – Вижу, что вы уже познакомились с нашим новым замечательным другом, мистером Ульбрихтом. Он невероятный человек, тоже промышленник, как и я, и прекрасно разбирается в альбионских передовых технологиях. Вы не представляете, какую неоценимую помощь в расшифровке чертежей он мне оказывает, - тепло улыбался Радован продолжавшему настойчиво тискать Главу ЧР германцу.
- Он, несомненно, просто находка для нас, - мрачно подытожил Раниэль Атеро.
- О, я рад, что у вас создалось такое же впечатление, - болванчиком закивал князь. Цепко ухватив Атеро за локоть он, понизив голос, продолжил:
- Вы ведь понимаете, что нам просто необходим такой человек в «Чёрной Руке»? Он политический беженец с невероятными ресурсами и знаниями, а у нас, в смысле, у вас пустует место в «Совете Десяти»… Вы же намекнете об этом госпоже Калигарис, верно?
- Глава всегда рада выслушать пожелания от «Совета Маркизата». Мы организуем бал в честь успешного возвращения графа Кузе, так что у вас будет возможность лично высказать ей своё предложение, - отцепляя от себя настойчивого князя, только недавно вернувшегося из Альбиона, сообщил виконт Лютеции. – А теперь позвольте мне…
Вклиниваясь в германо-имперский тандем, Раниэль отметил, что  вцепился предприимчивый промышленник в гречанку, как клещ и оттащить его сложновато, поэтому ему пришлось торсом оттеснить высокого, как каланча, буржуа, великодушно сообщая:
- Прошу нас простить, но Моя Госпожа утомилась и желала бы отдохнуть в одиночестве, - после чего целенаправленно потащил свою возлюбленную к выходу из Зала.
По пути на них ещё не раз накинулась парочка-другая  засланных протеже (судя по хватке - сразу видна рука  пронырливой виконтессы Тетово), весьма сумбурно заявляющих, что некий «Каин Ульбрихт» - невероятно нужное, полезное и целесообразное приобретение для «Чёрной Руки». Их настойчивость была подобна прессу, давящему на сознание, и Атеро начало казаться, что это демоны, а не добрые македонские собратья, которые  пытаются затащить его в Ад…
Но всё-таки им это удалось , и они вышли из зала. Массивные двери захлопнулись, отделяя их от общества экзальтированных аристократов.
- Не знаю, как ты, а я бы не видел их ещё с месяц, - пробормотал недовольный Раниэль.

 

примечания от Каина-самы

1 – цитата Авессалома Подводного.

2 – (нем.) мой дорогой друг

3 – (нем.) болван

4 – (нем.) Вы обворожительны

5 - (нем.) У тебя потрясающее чувство цвета и стиля!

+1

30

Комментарии

- Написано совместными усилиями Сет, Магуса и меня.
Иллюстрация к ссоре Ядвиги и Раниэля:
(фрейм из комикса Ghostlight «Некролог»)
http://s4.uploads.ru/t/PC86v.jpg

1 – (фр.) сволочь (мягкое, можно даже ласково сказать другу)
2 – (фр.) Черт подери!
3 – (фр.) Вот это да!
4 – (фр.) ублюдок
5 – (фр.) дерьмо
* - комментарий от Мага: L for Logic
[avatar]http://savepic.su/7387531.jpg[/avatar]

Скопье. Крепость Скопско Кале. ======►

Маркизат Македония. Скопье. Особняк Кристиана, переданный маркизу Кадару.
Soundtrack: Starset - Point of no return
[audio]http://dl.waix.ru/69a07de28.mp3[/audio]

Ядвига Радовит  забаррикадировалась основательно.  Даже от легкого толчка извне  в дверь, стену  или окно пол-этажа вознеслось  бы в рай моментально. Причины для этого, с её точки зрения, были самые что ни на есть серьезные: жизнь и работа в этом маркизате ей осточертели до беса. Она сыта по гроб. Заеб***лась, господа. Вот как-то так.
В то время как лорды Совета Десяти в неполном составе пытались объяснить непутевой княжне из Ягайло степень помутнения её  рассудка, Энтроациокуль «проплавляла» своими химикатами перекрытия балок в потолке над кроватью, лежа на соседствующем с кроватью платяном шкафу.  Рюкзак с вещами, поспешно собранный ранее, висел на открытой створке. Бежать она намеревалась именно днем, сейчас, когда улицы многолюдны, а  агенты ЧР еще не отошли от недельной закваски.
- Госпожа Радовит, послушайте! Есть такое понятие – поединок чести. Как аристократ, граф обязан будет принять вызов – бесчестие не спускают  с рук нигде и никогда. Покидать же пределы Македонии сейчас небезопасно.. Совершенно неблагоразумно.  Вы же понимаете? И я бы вам настоятельно рекомендовал  дезактивировать хотя бы  часть взрывчатки -  ведь может случиться непредвиденное. Даю слово, что не позволю в моем доме кому бы то ни было без вашего на то позволения переступить порог ваших же апартаментов.   Княжна, вы меня слышите?
-Debil! Kurwiszon!!! (особа, вызывающая всеобщую неприязнь у окружающих). Skurwysyn!!! (сучий сын) A pies ci morde lizal! (дословно: пес твою морду лизал!)
- Я так и подумал.Маркиз Венгерский утвердительно кивнул и, обреченно вздохнув, опасливо отошел от закрытой двери. – Мне кажется, лорд Советник, пора взять таймаут - за 3 часа переговоров наша дипломатии зашла в тупик.
Кадар  обошел лютецианца  и направился к лестнице на первый этаж. Но остановился, усмехнувшись:
- Кстати, давно хотел вам признаться: восхищен вашей стойкостью, господин Атеро. Les Femmes Fatales, виконт, они просто обложили вас. Пожалуй, даже воины инквизиции такого бы долго не выдержали, и несомненно уже обрушили бы на них казни египетские.
Опытный диверсант из «ЧР» с недовольством покосился на маркиза Венгрии:
- Премного благодарен за «похвалу» моей стойкости, хотя в ней я вижу лишь ваше нежелание иметь дело с личностями сколько-нибудь сложнее табуретки, - мрачно хмыкнул француз. – Что от мегеры Императрицы, что он нынешней королевы Альбиона вы всегда успешно сбегали…
- Ваша правда, милорд. Особенно успешным получился побег на тот свет.
  - в тон сыронизировал Кадар. – Абсурдно лишь то, что меня и оттуда достали.
На самом деле Раниэля раздражал вовсе не маркиз Гюла Кадар и даже не строптивая помощница, которая в красках описала ему какое же он enfoire1, что отправил её в Империю быть «кровавой убийцей невинных» с маньяком-извращенцем Кузе, а сама ситуация. Мало того, что Македония умудрилась подставиться перед всеми крупными державами, так и в самой «Чёрной Руке» согласия не наблюдалось, а древнейшая истина заключалась, что «сила в единстве»… 
Одиночество двоих аристократов и собиравшейся сбегать пани нарушил неожиданный посетитель – граф Эндре Кузе, собственной персоной.  Как бывший имперец узнал, что объект его страсти находится именно здесь? Очень просто: услышал насмешливые переговоры оперативников Ашена и Скифа, поставленных следить за домом маркиза и наслушавшихся гневных воплей полячки из поместья.
Неожиданный шум открывающейся двери на первом этаже особняке вывел виконта Атеро из раздумий – он никого из оперативников не ждал, а посторонних здесь быть не должно. Неужели Валия пришла навестить Гюлу (что было бы крайне странно)?
Спустившись по лестнице и увидев одного из виновников сложившейся безвыходной для «Crna Ruka» ситуации, Раниэль Атеро сразу ощерился:
- Ваша Светлость, que diable2! Принесла же вас нелёгкая, - нахмурившись, процедил Атеро.
- И вам того же, виконт. Я знаю, что Ядвига здесь, мне нужно с ней поговорить..
- Ранее я уже сказал вам: что могли – вы уже сделали. А теперь, будьте добры, покиньте частную территорию, - тяжёлым взглядом пригвоздив Кузе, потребовал француз.
- Не надо мне тут ваших пафосных мудрствований, Атеро! Как минимум, я выше вас по званию. - с вампирским ускорением Эндре преодолел расстояние от порога до лестницы, на которой находился Советник Главы, и прорычал это ему в лицо.
Попытка Загребского графа припугнуть его ростом и скоростью провалилась: Раниэль так же резко упёр навершие трости, до этого сжимаемой в руке, Кузе под подбородок, заставив более длинного вампира запрокидывать голову:
- Один выстрел и Македония избавится от многих проблем…а Глава может принести Императрице ваше мёртвое тело, как свидетельство мира и сотрудничества, - понизив голос до шёпота, сообщил член Совета Десяти.
- Так вот, какие у вас планы на Империю, виконт, - криво усмехнулся Эндре, не особо напуганный демонстрацией силы со стороны невысокого лягушатника. – Если бы вы хотели моей смерти, Атеро, вы бы сделали это куда изящнее.
- Сейчас тяжёлые времена, - сухо заметил Раниэль, - которые требуют отчаянных мер. Я тоже был куда более высокого мнения о вас, Кузе. Не думал, что в случае отказа дамы от ваших ухаживаний, вы попытаетесь её принудить…
- ЧТО?!Эндре Кузе ошалело таращился на «наставника» Радовит и даже совсем забыл о прижатом к горлу оружии. – Вы идиот?! Это ОНА вам так сказала? Вот же.. – злобно выплюнул граф, отклонил рукой трость и попытался обойти лютецианца.
- Погодите, Эндре. Извольте сначала объяснить  мне, как её непосредственному начальнику, что всё-таки произошло между вами и моей помощницей, - Раниэль Атеро жестом остановил резвого имперца и указал на два кресла и столик, расположенные в гостиной под лестницей.
Граф Загреба нахмурился – он пришёл сюда не распинаться перед хитрозадым старым бурбоном, однако, выбор был невелик. Так просто Советник Калигарис от него не отстанет.
Спустившись по лестнице, мафусаилы заняли кресла друг напротив друга.
- Итак, - сложив длинные пальцы домиком и глядя поверх этой конструкции на собеседника, начал виконт Лютеции. -  Чем вы обидели мою помощницу, что она возвела на вас такой «поклёп»?
- Для начала, виконт, скажите мне на милость, какого грёбанного чёрта вы притащили её в ЧР?! Вам что, за неё заплатили и вы, жадный старый хрыч, решили обогатиться за её счёт? Она - ребёнок! Терроризм, интриги, диверсии – это всё не её. Ей надо с какими-нибудь дурачками-идеалистами на родине «спасать Ягелло», - сверкая пламенным взглядом, выдал имперский маньяк свою тираду.
За время этого вдохновенного монолога, брови у виконта Атеро изволили подниматься всё выше и выше к линии роста волос:
- Ба-а-а, какие у нас проблемы… Этот, как вы изволили выразиться, «жадный старый хрыч» взял Ядвигу Радовит посмотреть мир по просьбе её дядюшки, прославленного польского пана и воина, от которого уже год нет вестей. И на тот момент, юная Ядвиня желала лишь мести, драк, погонь и революций. А получила она всё это - только попав вместе с вами в Империю, потому что все прошлые задания были сравнительно безопасными, если не считать Венгрию, конечно, - прикрыв глаза тяжёлыми веками, размеренно-спокойным голосом говорил Раниэль
- После Империи она однозначно поняла, что «Чёрная Рука» - это не её. Я хочу забрать её отсюда, ей здесь не место, - покачал головой, взявший себя в руки опальный граф.
- «Забрать», - усмехнулся Советник, - какое похвальное, а, главное, правильное желание. Только вот с чего вы взяли, что Ядвига изволит отправиться с вами, если считает вас маньяком-насильником, кстати, с чего?
- Я – «маньяк». Но я убиваю людей, а не трахаю их! Боюсь, ваша помощница слишком впечатлительна, раз не видит разницы.. - возмущённо воскликнул имперский преступник. – После подрыва катакомб крепости Витоша нас с Радовит оглушило, я был ранен в голову, а она залезла на меня, чтобы оказать первую помощь. У меня была контузия. Мне показалось, что это сон, поэтому я её… поцеловал*.
- И…всё?Раниэль Атеро сначала выглядел крайне разочарованно-удивлённым, а потом разразился громким хохотом. - Ça alors3! Какой, - в перерывах между смехом говорил виконт, - опасный рецидивист: притворяется мёртвым, а потом ц…целует зазевавшихся девиц, ха-ха-ха, Боже! Бедный «возму…титель спокойствия и се...сеятель раздоров»!
- Прекратите издеваться, виконт, - прошипел Эндре Кузе. – То, что ваша помощница – паникёрша, ваше упущение. Куда как интереснее моих неудачных «маньячеств» ваш последний пассаж. - оскалился загребский маньяк.
- Который из? – не остался в долгу Раниэль. – Про то, что я могу снести вам голову, граф?
- Нет, про бегство в Империю. Род Калигарисов был обвинён в измене и вырезан, не так ли? – осклабился Эндре Кузе. – Поэтому результаты моей деятельности Госпожу совсем не обрадовали, и я это заметил в крепости, не думайте, что не заметил! Она хотела установить связь с «жёсткой линией» ведь не затем, чтобы вместе с «Чёрной Рукой» вредить Императрице. Она хотела найти..что? Тех, кто подставил её семью или тех, кто поможет ей вернуться?
Аристократ из Лютеции прищурился, внимательно разглядывая оппонента – граф Кузе никогда особо не нравился виконту, и Валию он сразу предупредил, что маньяк-рецидивист в Скопье - приобретение крайне взрывоопасное. И сейчас эта сентенция подтвердилась, но имперец был не только опасен, но и умён…явно что-то знал.
- К чему вы ведёте, Эндре? – деланно-спокойно уточнил Атеро.
- К Империи. Если не Калигарис, то ВЫ хотите с ней сотрудничать. И если Госпожа так хочет мстить, то я знаю, КОМУ, - хищно улыбаясь, сообщил Кузе.
- Вы узнали, кто подставил род Калигарисов? – наклонившись к собеседнику, уточнил Раниэль Атеро.
А вот граф Загреба напротив, увидев такой интерес, резко откинулся на спинку кресла:
- Скажем так, когда маховик репрессий Императрицы был раскручен в сторону «жесткачей», то оочень многие начали каяться в своих грехах, надеясь облегчить свою участь..
Оскал агрессивного хорватского экстремиста мирному французу совсем не понравился:
- Твои запросы будут непомерны, не так ли, salaud4?
Вслух же виконт сказал только:
- Ваши требования.
- Вы дадите без проблем и тихо покинуть Македонию мне, моим людям и Ядвиге. И никто не будет меня преследовать. - жёстким взглядом сверля солнцезащитного мафусаила, потребовал имперец.
- И всего-то? Вы сама скромность, граф, - тонко улыбнулся виконт. – Когда вы назовёте имя предателя?
- После бала в крепости. Скажу вам, но только в присутствии Госпожи – договоритесь с ней, кстати. - граф Кузе начал вставать из кресла. – А теперь извольте меня простить – я должен поговорить с моей подчинённой Радовит.
Когда Эндре направился вверх по лестнице, член Совета Десяти и спаситель Валии проводил его долгим взглядом.
- Чем дальше, тем сложнее будет выбираться из этого merde5

+1