Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Зло пожаловать в ★★★★★-клоповник по Toribura, где в уютной бездне лонгрида азартно страдает редкий вид АДминов-сатрапов.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:
Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». Эта «Японо-Санта-Барбара» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и TB-задротам - ввиду резкого ухудшения зрения, вероятности взрыва мозга и массового отстрела - вход категорически противопоказан.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Альбион » Владения Королевства Альбион


Владения Королевства Альбион

Сообщений 11 страница 13 из 13

1

________________________________________________________________________________________
Все прочие земли  Альбионского Королевства.
________________________________________________________________________________________

Островное Королевство составляют: остров Британия (современные территории Англии, Уэльса и Шотландии), конгломерат Эрин,  Гебридские острова.
Морские владения: Северное море, Ирландское море, Кельтское море, частично омывается Атлантическим океаном.
От Франкского Королевства страну отделяют проливы Ла-Манш и Па-де-Кале.

________________________________________________________________________________________
http://s1.uploads.ru/t/p7wL5.png
________________________________________________________________________________________

0

11

Конгломерат Эрин. Графство Оффали (King's County).
Замок Лип. Часть II.

[avatar]http://www.pixshock.net/pic_b/8178bb705e03a917c3895800de3b85d1.png[/avatar]
Действующие лица: Джейн Джудит Джоселин, Альфред Босвелл, Джордж Гордон и прочие обожаемые мной неписи.
Логлайн: Народная мудрость ирландцев гласит: "Постарайся проскочить в рай за полчаса до того, как о твоей смерти узнает дьявол.".
По-нашему -  качественная "Ж***" требует тщательной подготовки.  Много думаем, мало делаем и все счастливы в единодушном недовольстве. Так держать!

7. О кибернетезированных секретарях, преданности отечеству и срочных донесениях.

http://www.pixshock.net/pic_b/636f54e63b3921ac083b8fa256ae9b98.jpg

В дверь кабинета уверено постучали, но, не получив ответа, посетитель все равно вошел внутрь.
- Ваша милость..
Бриан О’Брайан был бы обычным добродушным рыжеволосым верзилой, носителем типичного генотипа глухой деревушки в Эрине - с ростом под 2 метра и с огромными, как корни двухсотлетнего дуба, руками..  Да, был бы, если бы не парочка высших образований, служба в ВМФ Альбиона в качестве первого помощника вице-адмирала, участие в  нескольких морских боях с пиратами и испанцами, а также вживленные в его плоть кибер-импланты, занимавшие теперь половину лица и всю левую часть его  туловища. Ко всему прочему, у него была проведена полная модификация скелета, чтобы костяному каркасу стало по силам таскать весь этот железный хлам.
О’Брайан вынуждено подал в отставку по состоянию здоровья (соленая вода и киберсталь плохо взаимодействовали между собой), но от «Бедовой Джейн» не так-то просто было сбежать. Леди-казначей наняла его  на должность личного секретаря, хотя кроме документооборота киборгу с тихой покорностью судьбе приходилось порой выполнять еще и роль телохранителя, дворецкого и даже  горничной. Но все это, разумеется, строго в пределах конгломерата, ибо впечатлительное высшее общество Лондиниума, едва завидев подобное сопровождение у взбалмошной ирландки, решили бы, что вице-адмирал готовит революцию на своем Изумрудном.   
Сам мужчина привык к «недостаткам» новой внешности, хотя и старался скрыть большую их часть под одеждой из плотной  темной кожи, чтобы не травмировать особо впечатлительных личностей. Если на конечность можно было натянуть перчатку, то с лицом оказалось проблематичнее, так как он ежесекундно теперь нуждался в информации, получаемой благодаря новоприобретенным функциям встроенных и проапгрейдинных модулей мозга с кучей «крутых штуковин»: как то электронная память, нейромонитор, а также глазной модуль.
Полустальной гигант  моментально оценил атмосферу  в кабинете герцогини и просчитал возможные последствия от плохого настроения своего адмирала, как и  недовольства, адресованного лично ему – а затем  скрылся за дверью. Следующее его появление в кабинете произошло через пару минут.
Бриан постарался максимально бесшумно –без содрогания хрупкого  кабинетного  стекла и фарфора – подобраться к углу, в котором окопалась Хозяйка Эйре,  молча  накрыть ноги черноволосой женщины пледом, зашторить окно и разжечь огонь в очаге. Все это время Джоселин сидела, сурово поджав губы и не поднимая синих глаз, делая вид, что с головой ушла в чтение газеты, хотя в этом полумраке не то, что читать,  ходить без собаки-поводыря не представлялось возможным.
Мужчина хмыкнул  и обратился к леди:
- Ваша милость желает, чтобы я включил электрическое освещение?
Несколько секунд стояла тишина, затем голос холоднее ветров Арктики был ему ответом:
- Моя милость желает знать, по какому собачьему праву в моем замке посторонние? И не какая-то пьянь подзаборная, а глава совета национальной безопасности!
Киборг, грустно вздохнув, все же включил свет и отошел на безопасное расстояние, «здоровым» плечом подперев массивный шкаф. 
- Признаю, в этом есть  отчасти и моя вина.
- «Отчасти»?
– ядовито улыбнулась черноволосая леди, злобно сощурив глаза.
-  Последние дни Вы были..кхм.. заняты, ваша светлость. И мне пришлось рискнуть и взять на себя ответственность по принятию некоторых решений.
- Как тактично! «Занята», значит? Ну, допустим! А иных способов для претворения в жизнь  «некоторых решений» не нашлось?
- Вообще, дело было так. Сначала лорд Босвелл отправлял депеши в Дублин..
– Бриан достал из тайного кармана на груди стопку писем сверхсекретной категории.
- Отличное начало.
- Затем он пытался связаться с вами через удаленную видеосвязь.
- Прекрасное продолжение! Ты мог поработать вместо меня..
- Как я понял, в особых деликатных случаях Лорд Босвелл  предпочитает  механизированным мутантам леди. И я его понимаю. А потом заместитель премьер-министра Альфред Босвелл прилетел в Дублин и три дня осаждал вашу официальную резиденцию.
- Ты хочешь сказать, что чья-то жалостливая задница сдала ему, где я?

Демоны в потемневших глазах женщины поспешно кинулись разжигать костры, готовя всем ирландским грешникам аутодафе.
На самом деле, мысль, что  кто-то из населения Эрина настолько мог отчаяться, чтобы хоть как-то причинить зло своей герцогине– пффф,  она даже не могла придти здесь  никому в голову! Да разразись война между британским островом и Эйре, ни один засланный шпион никогда бы не выведал и под самыми страшными пытками у ирландца о местонахождении их предводительницы. В то время как сама Джоселин без опасений могла бы укрываться в домах своих подданных хоть до конца своей жизни (разумеется, с оглядкой на то, что ирландский конгломерат не будет потоплен британцами в ярости - оттого, что быть завоеванными «по-хорошему» они не захотели).
- Я бы не назвал свою задницу «жалостливой», миледи, если только сам ее нынешний вид не вызывает у других слезы. Скорее, "патриотически обеспокоенной".Спокойно, ваша светлость, я ни в коем случае ничего такого не предлагаю..
- Да-а-а?
– Похоже, вызов внутреннему чудовищу ( калибра не меньше мегалодона) был принят, ибо Дженни нехорошо так сверкнула глазами и медленно облизнула губы. - А что так? Может, давай взглянем на твою "обеспокоенную"и вместе «поплачем»?
-Вам хорошо известно, что соль  мне противопоказана. Лучше я вам покажу депеши.

«Срочные донесения» - ха! Да национальная разведка работает со скоростью умирающего слизняка!  Эти милые неторопливые  господа собрали статистику (не иначе проводили народный опрос), потому как  всех ненавистников вампиров они дотошно «описали» и «поделили» на два лагеря: в Альбионе теперь есть  «противники нового аболиционизма» (от лат. abolitio, «отмена»), который своим биллем о правах мафусаилов взялась насадить из добрых побуждений милосердная Королева Эсфирь, и «Левеллеры» (от англ. «уравнители»), восставшие из пучин темных веков древние противники британской монархии в целом и аристократии с Палатой Лордов в частности.  Ну, если выбирать между первыми и вторыми, то выбор был очевиден - конечно, первые! От пары сотен вампиров избавиться действительно проще и дешевле, чем согласиться на революционный переворот и, благородно подняв лапки, позволить передавить себя танками. Республику им подавай, народный суверенитет и политические свободы! Ах да.. Вампиров «уравнение» тоже коснется, но лишь напалмом священной воли «свободного британского народа».
- Бриан, мы должны принести им свои поздравления!
- Миледи?
– мужчина заинтересованно приподнял бровь, что была на «человеческой» части лица.
- Совет наконец-то  сумел связать недавние и скоропостижные  кончины 11 лордов, полгода назад обличенных в заговоре, с негодующими толпами, стекающимися в Лондиниум из других графств. Пожалуй, я закачу прием в честь сэра Альфреда его клуба, это стоит того, чтобы отметить!
Тут леди-казначей Альбиона  не спеша  отложила депеши Босвелла на стол, откинула плед, сунула узкие ступни  в домашние туфли-балетки и, встав на ноги, задумчиво подошла к кабинетному  зеркалу.
«Бедовая Джейн» сомневалась, в каком образе было лучше сейчас предстать перед «британской разведкой»: выйти к  Альфи разъяренной фурией в чем мать родила или вплыть этакой загадочной  Правительницей земли коварных фэйри и хитрожопых леприконов, которые могут одарить земными благами, а могут и содрать с несчастных незваных гостей кожу заживо. Ибо незваный заместитель премьер-министра  знал о Мэри.. Не все,  разумеется, но это  значило, что главе конгломерата Эрин придется выбирать  «верную сторону»  в самое ближайшее время. Чего она - ввиду личных причин -ну очень не желала.
За эти шесть месяцев в мир иной отошли не только самые «возрастные» лорды  (в начале даже никто и не удивился этим первым смертям: 80-летнего  Джонатана Дугласа герцога Баклоу  и его сподвижников  герцога Аргайла и  Ее светлости , 55-летней герцогини  Девонширской). Когда число перевалило  пять, это стало казаться странным, но дальше пошли одни  несчастные случаи – один нелепее другого. И вот три дня назад погиб молодой герцог Монтроуз – 11 из 19. Да, Палату Лордов уже полгода составляли совсем иные титулованные особы, однако влияние предыдущих личностей и их семей на Парламент  оставалось – как тень в углах комнаты в солнечный день -  хотя и в гораздо меньшей степени. Пускай неудачливые заговорщики жили в своих удаленных от столицы особняках, забытые и изгнанные из высшего света, словно летучие мыши  под чердачной крышей, однако Мэри горела неугасимой жаждой мести. Использовав их одного за другим, она руками Фантомного Легиона уничтожала ненавистных аристократов, насылая ужас на остальных и вынуждая  их делать то, чего так хотела «Королева Мертвых». А желание было простым и понятным: расшатать трон предавшей ее «доверие» сестры по отцу, в хаосе гражданской войны скинув юную Королеву и окончательно стерев осточертелое Гетто с лица королевства. «Королевства Кровавой Мэри»..

http://www.pixshock.net/pic_b/09e77039e0d2a659d1287a8669decf44.jpg

http://www.pixshock.net/pic_b/e23e86a9f327fdf2136ec33f55e5fe97.jpg

http://www.pixshock.net/pic_b/d383285904135bd0942fffb78d53c96e.jpg

8. Незваные гости и гостеприимство по-ирландски.

http://www.pixshock.net/pic_b/6d1eb72d52666b9c91238d1cc4a327c4.jpg

Когда часы пробили семь вечера, двери каминного зала открылись услужливыми лакеями, и в холл вплыла Хозяйка замка с О’Брайаном. Переделанный по требованию Джоселин гостиный зал замка, при прошлых хозяевах  выглядевший гораздо менее претенциозно  (сплошь грубый, холодный камень) ныне  не просто поражал воображение. Зал с головой погружал в чистый ампир, столь излюбленным герцогиней Эрина:  паркет из темных дорогих пород дерева со сложным рисунком, стены, разумеется, декорированы шелком и парчой – правда, вместо небесно-синего цвета, как в кабинете, интерьер был в  черных и золотых тонах, а мебель в помещении  стояла, как и положено, массивная, тяжелая, и, конечно, с изысканным декором.  Здешнее сочетание роскоши было помножена на брутальность, агрессию и высокомерие, что совершенно устраивало вице-адмирала королевского ВМФ Альбиона.
Сэр Альфред Босвелл, заместитель премьер-министра, глава совета национальной безопасности и генеральный секретарь клуба «Диоген» (еще известный как «отдел секретных операций») обнаружился – вернее обнаружилась  его пятая точка -  в противоположном конце огромного зала у круглого столика на треножном основании. Верный слуга Короны пребывал в  согбенном состоянии  по причине элементарного любопытства, сосредоточенно рассматривая, кажется, вязь на старинных латах фигуры рыцаря в средневековых доспехах. Совершенно не подозревая, что за ним наблюдают, мужчина, довольно мурлыкая себе под  нос, напевал что-то из Йетса:
Я родом из Ирландии,
Святой Земли Ирландии,
Часы бегут — чего мы ждем?
Во имя всех святых, пойдем
Плясать со мной в Ирландии!

Одно неловкое движение руки - и рыцарь рухнул на пол, как подкошенный, рассыпаясь  на куски.
- Ай-яй-яй! Увы! Ну, не стоит так  раскисать, парень.. Давай мы тебя сейчас поставим на ноги ..
Понятное дело, попытки «взбодрить» почившего «голема» не увенчались особым успехом – лишь по всему залу стали разноситься грохот железа– как если бы все кухарки Букингемского дворца устроили стачку и лупили пустой кухонной утварью по головам голодных лордов.
К увлеченному «сбором лего-рыцаря» главе британской разведки подошел сзади киборг и, наклонившись, положил тяжелую руку тому на плечо, очень даже учтиво кашлянув при этом и произнеся: «Оставьте его, сэр, ему уже не поможешь!».
Сэр Босвелл, вздрогнув от неожиданности, обернулся и резко встал, и из рук, по-детски спрятанных за спиной, выбрасывая стальные части рыцаря в общую кучу на полу.
- Святой Боже!
- Хмм.. Еще никто не сравнивал моего секретаря с божеством. Может, я о тебе чего-то не знаю, Бриан?
 
Одетая в длинное в пол тяжелое платье цвета запекшейся крови с черным узором на лифе, рукавах и талии, Джоселин  проплыла до массивного дивана со скульптурными опорами ножек в виде лап  львов и плавно опустилась, плечом прислонясь к резному подлокотнику.
-  В Альбионе говорят, что только настоящий джентльмен берется за самое безнадежное дело. Я никогда в вас не сомневалась, сэр Альфред. Ну а теперь после ваших депеш – особенно!
- Вы как всегда неповторимы и незабываемы, Ваша светлость! Знаете, совсем не ожидал вас увидеть сегодня..
- Сверившись с карманными на цепочке часами, британец достал платок и протер стекла очков, водрузив их вновь на нос. Затем мистер Босвелл, грустно вздохнув и бросив последний взгляд на «рыцаря», подошел в герцогине Эрина и приветствовал леди  целомудренным поцелуем руки.
-Но я рад, что «наша знаменательная встреча» наконец свершилась.
- Мне жаль, что я не могу сказать того же. У нас говорят, «если кошка долго ждет мышку у норки, то у нее есть все шансы на успех».  И вот, Вы у меня в гостях – и «не ожидали меня увидеть», как вас понимать, Альфред?
- За час пребывания в этом  «загадочном месте»  уже решил, что и здесь застану лишь вашу прекрасную тень. 
- «Загадочном»? Как странно. Хмм.. Как прошла дорога?
- Темновато. И, как я уже говорил, довольно «таинственно».

Дженни посмотрела на киборга, тот неопределенно хмыкнул и отвел взгляд.
- Это был на удивление чистый и мягкий мешок, ваша светлость. Который мистер О’ Брайан любезно предложил мне надеть на голову еще в Дублине перед началом  поездки. Полагаю, сей замечательный во всех отношениях способ коротания времени спасает сразу от нескольких неприятных вещей: сквозняков и скучных видов из окна, а также от дурных попутчиков. Он немного старомоден, конечно..но все равно впечатляет.
Секретарь Её светлости сработал - вне всякого сомнения - профессионально, ибо  «Бедовая Джейн» не терпела любые попытки покуситься на ее свободу и личное пространство – уж тем более, если речь шла о целом острове вроде Зеленого Эрина.  Однако, чтобы рыцарь Альбиона, уровня мистера Босвелла  (дьявол с его должностью при премьер-министре – Дженни на такое было наплевать с башни Биг-Бена!)-но чтобы сам глава национальной безопасности   был так «мил и  терпелив», позволяя нацепить себе на голову черный мешок, это говорило лишь об одном.. Но об этом как раз таки позже.
- Бриааан..- Прикрыв веером нижнюю часть лица и красноречиво приподняв одну бровь, черноволосая женщина взглядом голодного питона уставилась на кибернатизорованного морского офицера.
- Как понимаю, «головной убор» был совершенно не запланирован? -Британец, сев на диван так, чтобы быть напротив герцогини, усмехнулся, заметив переглядки леди с киборгом. –Конечно, если бы мистер О’ Брайан сразу попросил меня просто закрыть глаза и не открывать их до конца путешествия, я бы так и поступил  и без этого «волшебного колпака Песочного человечка» – к сожалению, из-за ваших поисков в Дублине я совсем не спал..  Но, вы знаете, ваша светлость, я отлично вздремнул за несколько часов поездки!
Помощник  герцогини, будучи неизменно вежлив и малоразговорчив, откланялся и вышел за двери залы.
-В таком случае, я бесконечно рада за вас, Альфред. – Тихо свирепеющая Джоселин отлепила от лица веер,  сложив его.  – Теперь вы всегда можете обратиться к моему секретарю, если вам снова будет не хватать времени  для сна. Вы желаете знать, где вы находитесь?
- Благодарю, Вы очень щедры, ваша милость. Ну, судя по тому, как много  я узнал о вас в Парламенте Эрина и в вашей столичной резиденции, мы точно не в Дублине. Когда «правитель» близко – обычно говорят шепотом..
- Я удивлена, как неподготовленный человек, вроде вас, вообще осилил пробыть в Дайл Эйреанн больше минуты: парламент Эрина еще труднее слушать, чем вашу обожаемую партию.
- У них, несомненно, очень много общего. Возвращаясь к теме, о том, где я. Заранее прошу простить меня за возможную  дерзость  в моей речи, но я слышал разговоры прислуги о медвежьей охоте и ужасах холодных карцеров  подземелья– возможно, я нахожусь в одном из 7 замков ваших.. покойных супругов?
- Пяти, мистер Босвелл. Еще 2 – в Британии.  Но вы правы, это - замок Лип, что в графстве Оффали.
- Ммм… Слышал, это  чудесный образчик доармагеддонской древности: славится одной из самых страшных историй пыток и убийств.. Говорят, что знаменитый ублиет располагался прямо под полом обеденного зала.
– Герцог Ньюкасла,  округлив глаза за очками от восторга, чересчур, по мнению Джейн,  громко выказывал свою британскую ироничность  - вот как сейчас:  мужчина даже оторвал от пола оба ботинка и заглянул под стол, что разделял пространство между ними. - И гости, проваливаясь через тайную дверь в подполье, падали на дно, усеянное острыми кольями. Я заметил, что интерьер достаточно элегантен для того, что быть «древним». Позвольте полюбопытствовать - вы все здесь переделали на современный лад? Нет,  разумеется, ваш вкус безупречен, но..
- Не переживайте, Альфред, ублиет я не тронула. Он так и остался – в обеденной зале. На всякий случай.
- Предусмотрительно! Чтобы темница с кольями и не пригодилась на переговорах– в наш-то век..

В двери предупредительно постучали и затем отворили: в гостиную вошла миссис Маккарти в сопровождении О‘Брайана. Пожилая женщина почему-то не доверила киборгу кухонную утварь и сама несла тяжелый поднос с чайником и сервизом.
- И как вам здесь, Альфред?
- Знаете, я был просто неописуемо счастлив, когда под ногами перестала дрожать твердь , и ваш секретарь любезно снял с моей головы мешок.. А вот насчет шестичасового горячего чая  - здесь уж нельзя сказать, чтобы очень гостеприимно: как видите,  на стол была подана только пепельница - хотя я бросил это губительное для здоровья дело еще в университете!
– С благодарностью принимая чашку из рук прислуги, непривычно до странности  словоохотливый глава альбионской разведки задорно подмигнул пожилой женщине. -Однако для чая – никогда не бывает поздно! Я могу узнать имя прелестной дамы, которая прямо в это волшебное мгновение спасает меня от обезвоживания?
О’Брайан, наливая напиток в чашку для своей Хозяйки, ответил за смутившуюся «прелестницу»:
- Миссис Маккарти – экономка в этом замке, сэр.
- Чрезвычайно рад знакомству, миссис Маккарти! Я оказался слишком беспокойным гостем для вас – умоляю принять мои извинения: тот чудесный рыцарь пал жертвой моего неуемного любопытства..!

Экономка посмотрела в угол, где ранее «бряцал средневековыми латами защитник замка Лип»  и добродушно посмеялась.
- Ну что вы, сэр! Он у нас даже от чиха сыпется! Всяк раз, как я зову старика Шемуса спаять его, он заявляется из паба мертвецки пьяным..  Уж бранила его и Марта скалкой хаживала– все бесполезно.. Но -чудеса! - собрать на трезвую голову его никто у нас  не может!
- Какая прелюбопытная теория о пользе зеленого змия! Надо будет рассказать об этом Уильяму.. Знаете, миссис Маккарти,  это не все мои сегодняшние проделки: у меня по прибытии в замок так в горле пересохло, что я посмел покуситься на вон тот хрустальный графин на камине. Но если честно, из-за насморка, подхваченного в Дублине, я так и не понял, что это за настойка, на вкус она оказалась весьма «на любителя»…

Сурово поджав губы, пожилая женщина ринулась к камину, где выяснилось, что «хрустальный графин» к графинам не имел никакого отношения, ибо всегда являлся вазой, а «настойка» была всего лишь.. вовремя не поменянной водой.
- Фууу! Протухшая уже дней пять…! -сунув в него нос и приложив ладонь ко рту, пытаясь справиться с рвотным рефлексом, миссис Маккарти в ужасе оглянулась на герцогиню и поспешила вон из залы. - Ну, Оливия О’Доэрти, я тебе покажу, как…
Зайдясь в приступе кашля, Босвелл вскочил на ноги и, поспешно извинившись, бросился вслед за ней. -Как неловко, ей-богу!
Джоселин несколько минут сидела в тишине, массируя оба виска. Приступ головной боли  и дурнота от похмелья снова настигли ее. К генеральному секретарю клуба «Диоген»  у нее никогда ранее не было особо предвзятого отношения – на земле Британского острова они сотрудничали, и, в принципе, она могла ему доверять ровно настолько, насколько вообще  могут быть доверчивы двойные агенты к службе национальной безопасности и контрразведки. Но герцог Ньюкасла  посмел прибыть на Эйре - как бы к ней, но все ж таки без ее ведома и приглашения. И чтобы глава службы безопасности был столь чрезмерно приветлив - это, конечно же, нонсенс!  Сейчас он наверняка уже общается со своими людьми, сообщая координаты своего местонахождения… То, что у него были на нее планы–это понятно. Непонятно пока, какие именно.
И тут в глубинах разума «Повелительницы леприконов», помимо головной боли, начала пробуждаться природная ирландская кровожадность, свойственная всем жителям Зеленого Эйре.

http://www.pixshock.net/pic_b/c344b3734c498789e0111571d8540ad0.png

9. Как не заскучать, обсуждая политику, или как спасти монарха от "любви его же народа."

http://www.pixshock.net/pic_b/93c160a2454113c62c6831c0378c9c1f.jpg

Когда британец вернулся в гостевую залу, вице-адмирал знаком велела своему секретарю «улепетывать со всех ног», что он и сделал в полном молчании, с достоинством и внутренним благородством 2хметрового шкафа с антресолью, бесшумно закрыв за собой двери.
Джоселин исподлобья  наблюдала, как суетился заместитель премьер-министра с чаем и ароматно пахнущими пирожками, оставленными предусмотрительной миссис Маккарти по его голодную душу.
- Ваша милость, прошу простить меня – я немного оголодал: с утра маковой росинки во рту не было.. Если леди позволит «тупоголовому консерватору» обслужить « ее либеральную светлость», то я тут же..
- Есть одна ирландская пословица, сэр Босвелл, о том, что никогда не стоит доверять трем вещам: клыкам собаки, заду лошади и улыбке англичанина. Давайте начистоту: что вы делаете здесь, Альфред?
- Умм, как божественно вкусны пирожки вашей экономки! Соглашусь с вами, народные остроты – настоящее сокровище. Когда-то я ими также увлекался.. Что ж, если начистоту.. В данный конкретный момент времени я хочу напоить вас чаем.
- Какого черта вы приперлись в Эрин, Босвелл?!
–герцогиня рявкнула так, что рука главы совета альбионской безопасности  непроизвольно дрогнула и пирожки посыпались с блюдца. Джентльмен невозмутимо поправил очки, отряхнул крошки с брюк и поднял упавшие хлебобулочные изделия с пола.
- Разумеется, узнать, с какой целью вы отправили полковника Спенсер в Рим, вице-адмирал.
А, ну вот и добрались до сути. Вот и он - настоящий генеральный секретарь отдела секретный операций во всей своей красе: жесткий и расчетливый управленец!  Который, как выяснилось, к тому же прекрасно умеет менять маски..
Дженни сделала попытку рассмеяться ведьминским хохотом (но  похмелье негативно влияет как на актерский талант, так и качество звука -получилось весьма посредственная хрипящая ведьма, которую душат и одновременно пытаются утопить в луже). Тут леди не растерялась, решив взять жертву иными своими талантами, и, внезапно  встав с дивана, обогнула его, оказавшись прямо за спиной  сидящего гостя.
-Неужели нечто способно ускользнуть от «вездесущего Диогена»? 
- Вашего рысака-чемпиона?
  – Рыцарь Альбиона невозмутимо отпил из чашки, решив, что вполне готов героически погибнуть этим вечером, но сначала следовало покончить с чаепитием. -Без понятия. Это ваша милость в курсе его возможностей. Так что же?
И больше никаких тебе лицемерных испугов, осанны и британских ахов.. Чудно!
Черноволосая женщина от злости прикусила до крови губу, а затем, перегнувшись через спинку дивана, склонилась  к уху британца, обдав его жарким дыханием и сладким ароматом духов.
- «Так что же» узнали бы, когда  дождались бы меня в Лондиниуме.
- Поверьте, я был бы несказанно счастлив именно так и поступить, если бы это не  касалось неотложных государственных дел.  Но, к превеликому сожалению, у меня нет времени.
- До этого Вы три чертовых дня торчали в Дублине!
- И поэтому мне крайне необходим ответ на мой вопрос  от вашей светлости в ближайшие полчаса!
– сэр Босвелл как идеал всякого джентльмена перетерпел приступ своего раздражения и лишь тогда невозмутимо повернул голову в сторону леди-казначея. Леди же намерено склонилась еще ниже, задумчиво и внимательно оглядывая каждый сантиметр британского профиля, который старался избегать открывшихся видов на «холмы Эйре» в вырезе платья ирландки. Тогда взбалмошная герцогиня  фарфоровыми пальчиками аккуратно  стянула с его носа очки, отбросив их на диван, и ласково провела  сложенным веером по мужской  щеке.
- Ну что за срочность может быть, когда дело касается.. измены Короне.– Хрипло прошептала Джоселин и гаденько улыбнулась. - Пожалуй, я сперва выслушаю от вас «страшную сказочку на ночь», Альфред, а уж потом подумаю, стоит ли она затраченного на вас времени.
Женщина отошла к камину, но прежде подмигнула и похлопала ободрительно по плечу главу британской разведки.
- Вы в курсе, что Её Величество в большой опасности? –Босвел решил не тянуть коров Эрина за ..хвост. - Готовится покушение на жизнь Королевы, миледи.
Облокотившись о каминную полку, ирландка, держа ладонь на разгоряченном лбу, криво ухмыльнулась своему отражению в зеркале, что висело в позолоченной раме  над камином.
- Полагаю, на этот раз «все серьезней некуда», раз вы забрались в дебри Эйре.
- Более чем, ваша светлость!
- Ну и? Удивите меня: кто же эти загадочные  идиоты?
- Некая группа людей, входящая в партию «свободных британцев».
- Пфф..Альфред, не надо меня смешить, у меня ужасно разболелась голова.
- Поверьте, и в мыслях не было.
- Тогда вам должно быть прекрасно известно, кто за всем стоит.
- Мы знаем, к кому тянутся ниточки..
- Ох! «Ниточки»?! Дружочек мой, вы же «большой мальчик»: нет доказательств - значит  вы не знаете ничего!
- Как только вы сообщите нужную мне информацию – почти все пазлы будут собраны.
- А я-то думаю, чем вы там в вашем клубе занимаетесь.. Однако, департамент ваш все равно ошибается,  и вам именно это знание ничего не даст.
- Если так, почему же вы бросили все свои дела в Лондиниуме и так поспешно улетели сюда, да еще и столь надежно спрятались от любых внешних контактов, ваша милость? Насколько мне известно, лорд-казначей Альбиона обладает способностью «допускать события» или «не допускать их».

Ну, конечно! Куда ж без обвинений в ренегатстве?!
Черноволосая женщина, морщась и чертыхаясь -как и положено заправскому морскому волку - дошла до дивана и, не спеша, чтобы не беспокоить больной котелок, потихоньку улеглась, вытянув ноги.
- Миледи, я сейчас же  позову… - Глава совета национальной безопасности мужественно оставил чай с надкусанными пирожками и теперь не отходил ни на шаг от герцогини, готовым бороться  за ее жизнь.
- Focáil sasanach! (читается: фокайль сасанах, дословно "е*баные англичане") Не раньше, чем мы закончим этот политический срач!  Или Вы все еще жаждете любоваться средневековым «интерьером»  ублиета?! – От натужного рявка леди даже покраснела, охнула от боли и прикрыла глаза.. и все-таки пошла в наступление. - Ваш департамент, сэр  Альфред, провалился.. Нет, он оказался полностью  бесполезен! Со смертью тетушки Бри Альбион растерял свою мощь, теперь страна  трещит по швам и крошится, как кусок сухого навоза. Примите к сведению, что  я не позволю «утопить» в британском дерьме Эрин! Ибо лишь  я еще могу сдерживать шинфейнеров (патриоты Эрина, борцы за свободу) в закрытой банке, Босвелл.. Не думаю, что вашему шатающемуся  Королевству нужна сейчас война за независимость на западе. Или все-таки нужна?
- «Вашему королевству».. Как же я мог забыть! – Стоя на одном колени  «в изголовье ложа прекрасной леди», рыцарь Альбиона  в задумчивости даже снял свои очки.  - Чего же вы хотите для вашего конгломерата? Ах да, разумеется, собственного короля! Если быть точным, то, безусловно, королеву..
- Пфф! Неужто 3 дня, проведенных в Дублине, не открыли вам глаза? К черту обоих, Альфред! Эрину нужна только свобода.

Видя, что дама пребывает в боевом настрое и отнюдь не нуждается в его услугах, заместитель премьер-министра усмехнулся, водрузил на место очки и вернулся на свой диван напротив.
-Надеюсь, - продолжила вице-адмирал, - что вы не настолько глупы рассчитывать лишь на ваших людей, и перед отъездом  предупредили Уолша, чтобы  он тоже приглядывал за   нашей рыженькой Овечкой? И  еще я очень надеюсь на ваше британское благоразумие, что лордам и Рокингему вы не посмели даже и заикнуться о том, что знаете о готовящемся покушении!
-Отвечая по порядку: разумеется, да, и,  разумеется, нет. За кого вы меня принимаете, ваша светлость?  Однако меня удивляет, что вы столь сильно не доверяете новосформированной Палате Лордов: за эти полгода она ни разу не дала повода усомниться в себе. Или вам известно что-то, о чем  мы - в «нашем Диогене» - даже не догадываемся?
- С тех пор, как ваш «клуб послушных мальчиков» стал принимать молчаливый ужас за лояльность монарху,  я знаю больше, чем британская разведка. Если не верите мне, то попробуйте заставить Палату Лордов подняться на ноги – увидите мокрые скамьи!
- Нет-нет, я не желаю рисковать здравостью моего рассудка, как рассудка и своих коллег. Верю Вам на слово. Но мы с вами  подошли к самому главному вопросу: кого же поддерживаете вы, леди Джейн?
- Возвращаю вам ваш вопрос, мистер Босвелл. Вы своим бездействием  позволили Мэри влезть в мозги партии консерваторов. Так ответьте, как долго еще сможет Рокингем жарить свой зад на  парламентской сковороде?
- Нам  нужно было знать, как далеко полковник Спенсер готова зайти..
- Дьявол вас побери, Альфред! Мне нельзя сейчас смеяться, иначе у меня взорвется голова! Вы что, не знали, что Мэри – солдат, а не политик?! Она «уважает» своих «оппонентов» на любом «поле брани»  только  мертвыми!
- То есть вы признаете, что виконтесса Карлайла намерена убить Её Величество, чтобы совершить переворот в стране?
- Seafóid!!
(щаифид) - тот вид дерьма, который заливают в уши. Басни или сказки в негативном смысле, откровенная ложь или нонсенс. Я признаю, что ситуация вышла из-под контроля  правительства  и совета национальной безопасности, Альфред. Признаю, что вы боитесь проснуться завтра в Преисподней. Кстати, это очень правильное и своевременное опасение. А еще у вас до сих пор нет четких и явных доказательств чьей-либо вины, кроме вашей собственной, чтобы элементарно вмешаться на законных основаниях и остановить эту адскую политическую машину.
- Вы говорите сейчас о своей боевой подруге, миледи, или я снова «ошибаюсь»? Не так давно Ваша милость  просили меня помочь вам раскрыть тайну кончины покойной королевы.. Однако, вы до сих пор не сообщили мне о своих подозрениях относительно личности, отравившей «Матерь Альбиона». И, какая досада, нужная страница с записями из журнала о посетителях таинственно исчезла!  Теперь  вот эти «случайные смерти» экс-членов Палаты Лордов, зреющий заговор в среде консерваторов, народное волнение на волне бесчисленных подстрекательств к мятежу..
- Странно, что ваш совет не приплел сюда взрыв во Дворце..
– пробормотала Джоселин.
- Мы прорабатывали эту версию. Анализ обломков и консультация со специалистами графа Манчестера  показали, что «странные» технологии были родом не из Альбиона. Следовательно,  для  местных гениев они недоступны для «использования», что говорит  о возможном «германском следе», ведущем на Континент.
- И на том спасибо,
– сквозь зубы процедила леди-казначей и вдруг приподнялась на локтях и во всю мощь своих легких заорала:
-БРИАН О‘БРАЙАН!! ЕСЛИ ЧЕРЕЗ СЕКУНДУ ТВОЕЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ЗАДНИЦЫ ЗДЕСЬ НЕ БУДЕТ, Я НАЙДУ ТЕБЯ САМА И РАЗБЕРУ НА ВИНТИКИ К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ!
И киборг действительно моментально появился, предварительно вежливо постучав в двери.
- Потрясающее умение мотивировать! Жаль, что мне не довелось видеть всю полноту вашей «силы убеждения» в открытом море.. А вы знаете, оно бы пришлось весьма кстати в Парламенте!
Секретарь герцогини, в прошлом морской офицер, одобрительно хмыкнул:
-Тогда Её Светлости пришлось бы расстаться с  репутацией легкомысленной и непредсказуемой особы, что лишило бы ее очень многих привилегий, но на это она пойти категорически не согласна.
Утробно зарычав, Вице-адмирал королевского ВМФ Альбиона требовательно щелкнула пальцами, привлекая внимание помощника к себе.
- Что угодно вашей милости?
- Моей милости угодно настойку Марты, а вот этому британскому субъекту – досье на  призраков!
- Как скажете. И, конечно же, бутылку виски?
- Ну «конечно же»!

Когда требуемое было роздано требующим, наступила кратковременная тишина. Пока Владычица Эрина в буквальных смыслах  выкуривала «мундштук мира» на пару с жестокой реальностью, заодно потребляя средство от похмелья, мигрени и разбавляя все это  алкоголем, генеральный секретарь отдела секретных операций Альбиона успел бегло ознакомиться с новыми для него личностями.
Британец закрыл папку, встал и в некотором сомнении и подошел к расположившейся с ногами в кресле черноволосой женщине в кроваво-красном платье.
- Ваша светлость, делясь этой информацией, достаточно ли хорошо вы представляете себе все возможные последствия?
- У меня богатая фантазия.

Джоселин выпустила несколько колечек сигаретного дыма  и отпила виски из удерживаемого в руке стакана.
- Безусловно, ваша светлость, а еще  третий бокал виски за 10 минут.
- О! Я частенько прибегаю к этому «лекарству», когда у меня мигрень.. У нас говорят, если виски не может излечить болезнь – она безнадежна!
- Но вам, разумеется, помогает?
- «Разумеется». Итак, «делясь этой информацией», я ответила на оба ваших предыдущих вопроса, Альфред, не так ли? Теперь вы знаете, для чего я отправила Мэри в Ватикан. Как и то, что если бы полковник Спенсер планировала расправиться с малышкой Эсти, она бы уже давно это сделала. 
- Согласен. Тут есть, над чем подумать..
- Да-да, ваш «Диоген» это времяпровождение особенно любит.  Не благодарите!

Джентльмен улыбнулся.
- Но вы так и не сказали, чью сторону примите Вы.   Я могу рассчитывать на «крепкую дружбу».. и некоторое сотрудничество с вашей милостью? Ну и, естественно, на ваш 5й нортумберлендский стрелковый полк! Если я не ошибаюсь, он сейчас дислоцируется под Оксфордом..
- Ммм…Разведка собралась воевать.. штыками моей личной армии? Забавно.. Хах! Ты слышал, Бриан?
  - Тут Дженни расплылась в коварной ухмылке и пьяно захихикала.- Noblesse oblige, Альфред! Ваше здоровье! –Затем черноволосая женщина одним махом оприходовала стакан и, закрыв глаза, принялась под нос «мурлыкать» народные песенки.
- Не стану отрицать, что ваши предположения весьма близки к истине. – Глава совета национальной безопасности устало снял очки и, тяжко вздыхая, обратился к киборгу. - И как мне все же  понимать ее светлость: это согласие или отказ?
- На горизонте мощный шторм. Пока судно Альбиона на плаву, Эйре – с Вами. Но к морскому дьяволу  мы не торопимся, сэр.
– Двухметровый секретарь предусмотрительно отобрал у хозяйки мундштук и тару, а затем совершенно непринужденно поднял из кресла уже бранящуюся на чистом гэльском леди  и понес ее к выходу, однако в дверях он обернулся. - По прогнозу через 2 часа небо должно проясниться, и госпожа собирается лететь в Лондиниум. Вы желаете отправиться с ней или предпочтете вернуться в Дублин?
- Благодарю вас, Бриан! Несомненно, я полечу с Ее светлостью. Боюсь, что я не скоро захо..смогу приехать в вашу славную столицу! В Британии нас ждет великое множество дел.

http://www.pixshock.net/pic_b/cba09b635a5be52bdd6917298152dbcf.jpg

+2

12

Comments

- Плод совместных усилий всей триады: Seth-chan, Panzer Magier'a и меня.
1 - (нем.) Призраки
2 - (венгр.) черт возьми!
3 - (англ.) «Хоть это и безумие, но в нем есть последовательность» Гамлет, Уильям Шекспир.
[avatar]http://s019.radikal.ru/i609/1712/40/ad2ab2e208c6.jpg[/avatar]

Лондиниум. Уцелевшее поместье неизвестного аристократа. ======►

Предместья Лондиниума. Поместье Норфолков.

Действующие лица: герцог Генри Говард Норфолк-старший? король Людвиг II Кровавый (Луис Блутрот), экс-лидер «ФОЧ» Бела Кон, Милош «Коготь» Варге.
Логлайн: The entire British Empire was built on cups of tea. And if you think I'm going to war without one, you're mistaken. © Lock, Stock and Two Smoking Barrels

Soundtrack

The Castaways – Liar, Liar mix
[audio]http://d.zaix.ru/5dbe.mp3[/audio]

Немолодой, но сохранивший черты былой привлекательности герцог Норфолк-старший оказался основой этого антимонархического заговора. Несомненно, вдохновителями подобного  чисто английского безумия были горячие сердца вроде молодого и влюбленного Томаса Говарда, но что может пылкое сердце без разумного расчета, финансов и влияния своего благородного батюшки?
Поэтому, если вы желали приобщиться к тем, кто собирался играть в опасные игры на альбионской политической арене, вам требовалось не очаровать юных и неудержимых детей аристократов, а взяться за столпы этого сооружения. Чем экс-король Людвиг и занялся.
Поместье Норфолков было типичным представителем британской готики – несмотря на сравнительно небольшую высоту, стены в нем практически отсутствовали, их заменяли стеклянные поверхности – высокие стрельчатые окна с витражным стеклом. Только у фундамента сохранилась сплошная стена, но и она была покрыта ажурной решеткой. Узкие секции нижней части стен поместья задавали общую устремленность интерьера вверх, увлекая взор посетителя ввысь - к самым богато украшенным ажурной резьбой сводам.
Но сосредоточим наше внимание на просторном кабинете, стены и потолки которого украшали дубовые резные панели и сложный расписной орнамент на обоях. Немалую часть просторной комнаты занимали дубовые витрины, заполненные редкими и дорогими книгами в переплетах с золотым тиснением. На полу лежал восточный ковер, а оконные занавеси были тяжелыми и бархатными… Внутри этого кабинета находились двое мужчин: джентльмен чуть старше средних лет с благородными чертами и молодой мужчина, совсем юноша, с короткими каштановыми вьющимися волосами и ясными голубыми глазами.
- И каким же невероятным способом, герцог, вы планируете организовать это…сальто-мортале? Это ведь, образно выражаясь, не просто перемена декораций в вашем спектакле, но замена примадонны за день до премьеры, - холодные голубые глаза пристально следили за мимикой британского заговорщика. – Даже если вам повезет, и нынешняя королева перестанет быть преградой на пути незаконнорожденной принцессы, всегда есть коалиция её сторонников, которая так просто не сдастся. И, я полагаю, силы регулярной армии не будут принимать ничью сторону в данном конфликте, таким образом предпочитая остаться на стороне победителя...
- «Король умер, да здравствует король»? - статный мужчина с чисто британской внешностью, коварно усмехнулся. - Принцесса Мария не так беспомощна, как кажется на первый взгляд. Она не полагается на силы регулярной армии. Специально для организации возможного переворота полковник Спенсер предусмотрела маленькую личную армию...мертвую армию, - Генри Говард отвечал собеседнику не менее пристальным взором. - 44 полк был возвращен после кровавой мясорубки Белфаста обратно в мир живых, чтобы устрашать его силой Фантомного Легиона.
- Die Gespenster1, - пробормотал герр Блутрот, указательным пальцем потирая нижнюю губу, - в доармагеддонской Германике была легенда про элитную танковую дивизию Третьей Империи, живые или мертвые всегда рвущиеся вперед, к неприятелю, питаемые его ужасом, - юноша странно улыбнулся. – «Нет им преград, страх для них брат», - промурлыкал Лютц. - Это про них?
- Может быть и да, - старший Норфолк смотрел на своего собеседника с явным развлечением. - Вы занимательная личность, мистер Блутрот...
- Что это за «Формула К»? - Людвиг II откинулся на спинку кресла, демонстрируя расслабленность и заинтересованность.
- Биоинтенсификатор. Полное наименование «Формула Калиостро» - ведь, как известно, именно этой легендарной личности приписывают создание эссенции вечной жизни, - могущественный герцог потянулся к стоящей на журнальном столике чайной паре. - Утерянная технология, заимствованная у древних и доведённая до совершенства обитателями гетто. Была запрещена из расхожих приличий.
- Потрясающе, - протянул Людвиг Кровавый странно улыбаясь. - Они разумны? И, как я полагаю, полностью подчиняются виконтессе Карлайла?
- Если бы и появился такой человек, который пожелал бы «оспорить» с полковником «подобную привилегию», - герцог Генри Говард отпил уже остывшего чаю из своей чашки, - то я бы посоветовал ему оставить эту затею. Они верны своей Королеве Мертвых и ничто не сможет этого изменить...
- Не всё мертво, что в забвении прибудет. И даже самый преданный пес может обратиться против своего хозяина, - Лютц Блутрот явно имел свое мнение на этот счет.
Как бы не «любили» своего командира солдаты сорок четвертого полка при жизни, это совершенно не значит, что их «любовь» сможет преодолеть их собственную смерть... Иногда прошлому лучше оставаться позади, а мертвецам - в могилах. Молодой германец не мог припомнить ни одной народной сказки своей родины (несомненно, страшной, ибо все германские сказки были страшными) в которой восставшие из мертвых были благодарны тем, кто потревожил их покой...
Однако, для того, чтобы использовать силу Фантомного легиона требовалось устранить существенное препятствие. Одно-единственное - кровавую принцессу Марию Спенсер.
И, кажется, беглый монарх Германикус знал как.

***

Утро было пасмурным, а небо хмурым:  только-только закончил моросить мелкий противный дождик. Высокий, статный мужчина с благородными чертами лица в клетчатом костюме из твида и распахнутом дорогом пальто проводил взглядом кэб, который пару минут назад привез его вместе с коренастым спутником в лондиниумский пригород. 
Когда экипаж исчез за поворотом, мужчина надел шляпу и, окинув взором унылый серый пейзаж, что стоял по обеим сторонам от дороги, глубоко и медитативно вздохнул.  Внезапно налетевший холодный порыв ветра вырвал их уст джентльмена ироничное восклицание и заставил поспешно  застегнуть пальто на все пуговицы. Его спутник, который оказался более дальновидным, одевшись  по погоде,  протянул своему элегантному попутчику шарф и трость, что все это время удерживал в руках, скрытых за перчатками из толстой кожи.
- Очень кстати..  Благодарю!
- Английская грязь, английская погода – одно гребаное дерьмо!  - Коренастый мужчина, которому на вид было за 50, прочистил горло и, добавив крепкое словцо, сплюнул в лужу.
- Не стоит, друг мой, эта тема у жителей славного королевства и без нас сплошное расстройство. Как и неиссякаемый источник для упражнения в остроумии. Но в одном,  ты, пожалуй, прав…
Перешагнув  лужу и сойдя с мокрой, вязкой дороги, джентльмен встал на выцветшую траву обочины.
- Дороги, Милош. – Ответил, усмехнувшись, высокий человек на вопросительный взгляд  спутника.
- Дороги! – процедил Миле. – Как будто у них, а не у нас, прокатились ржавые ведра Инквизиции, - спрятав свой оскал за шарфом, сербский венгр продолжил. - Мы могли доехать прямиком до точки, которую назвал мальчишка – хвоста я не засек.  За эту дыру отвечать не буду - здесь каждый второй может оказаться стукачом, – добавил Милош, бредя по траве следом.
- Хмм.. Насчет информаторов нам беспокоиться особо не стоит – в пригороде нынче антракт, основные действия  сейчас ожидают от столицы.
- Да, мне сразу полегчало, теперь можно спокойно хлебать дерьмо британского бездорожья на виду у английских овец.

Высокий мужчина легко рассмеялся.
- Милош, не ворчи, как старый  брюзга! Если верить карте и кэбмену, то путь  займет не больше 20 минут. 
- Я и есть старый брюзга.
- Ты драматизируешь. По моим соображением, идя пешком, мы можем узнать сразу несколько важных вещей..
- Отход? Если у нас на сегодня в планах «красиво уйти» - чего мы, eremtette2, не взяли больше игрушек?!
- Может, потому, что наш доблестный Коготь  и так уже представляет собой «мобильный арсенал», которого хватило бы на целую Богемию? Но, в целом, говоря «несколько важных вещей», я имел ввиду другое. Вот скажи мне:  как такой популярный среди  простых подданных Ее Величества человек  «белой кости», как герцог Норфолк, может быть столь удивительно равнодушен к нуждам сельских жителей «Зеленого пояса», с которыми он делит  земли своей загородной резиденции?
- Он - герцог, а герцогам обычно насрать, – равнодушно пожал плечами «доблестный Коготь».
- А вот здесь ты  не прав, друг мой.  Пока ты пребывал в поисках нашего венгерского товарища и случайнейшим образом попадал в уличные переделки Ист-Энда, я таким же  случайнейшим образом умудрился выяснить много всего любопытного о балансе местных сил. И поверь мне,  никто больше среди знати не поддерживает новую Королеву так, как Генри Говард Норфолк: ярый «защитник интересов Короны» (а следовательно и Гетто) в Тайном совете, а также  «Голос и Душа» новосформированной Палаты Лордов в Парламенте… И вот тут на сцену выходишь ты и, лучась от счастья, сдаешь с потрохами Норфолка-младшего!
- Ничего я не «лучился». «Душа», значит?  - Коренастый мужчина осклабился, что придало его искореженному шрамом и старыми ожогами лицу еще больше сходства с библейским демоном . – Ясно, наша Csillag застряла в британской жопе. И, видать, глубоко на этот раз.
- Хмм… «Though this be madness, yet there is method in it.»3  По всему выходит, что  наш герцог - редкий гость в пригороде. Очевидно, его ум занимают иные, более людные и «привлекательные» для аристократа его положения, места. – Судя по насмешливо-задумчивому выражению на лице сорокалетнего джентльмена в дорогом пальто, тот нисколько не был опечален ни погодой, ни грязью раздолбанных дорог пригорода Лондиниума.
В ответ на цитирование чужих классиков Милош Варге закатил единственный здоровый глаз к пасмурному небу.
- И что мы будем  делать с этими «двумя белыми костями»?
Здесь мечтательность  сошла с лица его спутника, сменившись деловитостью и озабоченностью. Впереди показались многочисленные пристройки поместья Норфолков, среди которых выделялись очертания удивительного здания, состоящего по большей части не столько из кирпича, сколько из художественной ковки и витражей.
Несмотря на всю свою внешнюю умиротворенность, на душе у Белы Кона было неспокойно по целому ряду причин, однако, более всего его занимали мысли о Венгрии…
Родная Magyarorszag осталась разрушенной и разграбленной, раздираемая на части бандой мародеров во главе с безумным малолеткой, с одной стороны, и ватиканскими шпионами, в сопровождении палачей Инквизиции, с другой. Первые собирались пировать на развалинах, а вторые - разнюхать слабые места разобщенных партизан и вернуть потерянный корабль ВВС Ватикана.
Получалось, что вся эта поездка - отчаянный рывок «последнего Патриота», потому как никто другой этого сделать больше не мог (а Бела  всегда делал лишь то, что считал необходимым для блага маркизата). Нет, само путешествие как и выполнение поставленных задач не казались обременительными:  за свою жизнь он повидал много стран и совершил изрядное количество сделок.  Вот только в тех случаях  ему никогда не приходилось нарушать собственного принципа – принципа невмешательства в чужую политику, совершая действия, что так или иначе могли повлиять на «равновесие местных сил». Теперь же все было иначе. И именно этот факт, по его мнению, делал эту «деловую поездку» такой печальной.
Всем этим альбионским «заговорщикам», этим «искателям справедливости» достаточно было отвлечься от строимых ими  козней во имя мести и высунуть нос со своего не такого уж и большого Острова, дабы хотя бы мельком заметить, что они повторяют чью-то судьбу -  след в след: тревожный звон колоколов, отрывистый и чистый, сожженного дотла Собора Св. Маттьяша незримо извещал британцев об опасности -  опасности совершить роковую ошибку  и разделить участь Иштвана! Однако Бела знал: никто из власть имущих на британском острове не пожелает услышать слов вразумления и не захочет остановиться, а Кон не захочет их произнести.
И именно поэтому экс-вдохновитель «ФОЧ» не собирался отступать от задуманного.
- Нам нужен только один из них - «тот, кто всегда на виду» и он же «тот, кто стоит в тени».  Норфолк-старший, друг мой. – Высокий мужчина  остановился, любуясь этим уникальным образчиком британской готики. -  Дворянин, который ради одной лишь власти готов «снять четыре печати», прекрасно осознавая, что «выпустит всадников Апокалипсиса» и  откроет «врата в Ад»...

+1

13

Британские острова. Королевство Альбион. Лондиниум =====►►

"Зеленый пояс" Лондиниума. Поместье Норфолков.
Часть II.

[avatar]http://www.pixshock.net/pic_b/aeb21f1b7d9db7a4f10f7e3f6b37dca3.jpg[/avatar]
Действующие лица: герцог Норфолк,  загадошшшный "эксперт из Германики" Луис Блутрот, два бедных и почти бездомных венгра и море чая.
Логлайн: Тяжка жизнь патриота: есть родина -  есть проблемы, нет родины - а проблемы все равно есть, но получить кредит под залог  уже труднее. Однако, если ты венгр с еврейскими корнями, а тем более венгр с еврейскими корнями и с далекоидущими планами, то иного выхода, кроме как  выкрутиться, нет.

Внутрь особняка они зашли с черного входа.  Судя по тому, что особого затруднения в плане соответствия этого поступка всем правилам  этикета у прислуги герцога не обнаружилось, подобные  гости (не выказывающие сильной любви к «помпезным приемам»)   были частым явлением в загородном доме Его Светлости. Даже желание Милоша Варге остаться в верхней одежде не вызвало категорических возражений. Единственной  причиной недовольства стал вид чересчур грязной обуви: сам дворецкий настойчиво попросил (скорее потребовал) венгров переобуться в принесенные слугами  тапочки, обещая, что уже через какой-то десяток минут их обувь – в своей первозданной чистоте –будет им возвращена.
Гостиная на первом этаже, куда проводили обоих мужчин, была выполнена в старинном георгианском стиле и отличалась сдержанной величественностью: помещение было обставлено дорогой деревянной мебелью, обитой шелковым бархатом; буазери на стенах украшали резные панелями, и даже камин был мастерски отделан искусной резьбой, а на полу в тон мебели  расположился ковер, доставленный из самой Империи.
На вежливое  предложении закрывающей двери служанки  «располагаться», мужчины переглянулись и синхронно двинулись в разные концы гостиной, но если коренастый делал это, чтобы изучить помещение на предмет потайных дверей,  скрытых тайников и работоспособность  оконных петель, то высокий джентльмен в твидовом костюме - исключительно из любви к красоте и любопытства.
- Ай-яй-яй, непорядок!
Коготь обернулся на голос напарника, и Кон кивком указал на вазу с засохшими цветами на каминной полке.
- «Something is rotten in the state of Denmark». («Гамлет» акт IV, сцена IV) «Подгнило что-то в Датском королевстве». Ах, это тяжкое, но такое сладкое бремя заговоров! Забавно, что меня именно сегодня потянуло на поэзию... Раз прислуга не подготовилась -  значит Его Светлость приехал внезапно и совсем недавно. Мы же не думаем, что это только ради нас, друг мой?
- А может это не прислуга - а просто сброд рукожопых филонщиков?

Мужчина в клетчатом костюме рассмеялся и развел руками.
- Такой вариант я не рассматривал.  По крайней мере, одно другому не мешает. Тогда, вероятно, что это «английские овцы» виновны в негодности дорог пригорода альбионской столицы?
- Ясный пень. А это, должно быть, наш папаша…

Бела проследил за насмешливым взглядом коллеги, обратившего внимание на парадный портрет, висевший над камином.
- Хмм, отмечаешь родовое сходство? Пожалуй, да, если судить по твоему рассказу.  Позволь представить тебе, Милош, Его Светлость – Генри Говард Норфолк.
- Мутный тип.
- Голубая кровь!
- С «белыми костями».
- Разумеется. Которые всегда можно ловко вставить поперек  горла альбионской монархии.

Когда слуга наконец-то появился, чтобы вернуть обувь и забрать тапочки, после «ненавязчивого перекрестного допроса» выяснилось, что хозяин поместья не просто пребывал «дома», а в данную минуту работал  в своем кабинете, находившемся на втором этаже. Тогда гости, не мешкая, покинули гостиную и отправились вверх по лестнице. Так как дворецкий по непонятным причинам больше не объявлялся и «утренними захоженцами» некому было заняться, мужчины решили действовать на свой страх и риск, не забывая, конечно, по возможности придерживаться светского этикета.  В коридоре второго этажа располагались  несколько помещений, но двери лишь одного из них были неплотно прикрыты, и из-за них доносились голоса.
Картина, представшая перед ними,  когда они, постучав и не дождавшись отклика, распахнули двери, застывая в проеме, не могла не вызывать элементарные и логичные  вопросы.
Стоящий к ним спиной уже знакомый статный мужчина средних лет – как если бы сошедший прямиком с картины из гостиной - благодушно  глядел на то, как двое слуг помогают незнакомому и совсем молодому  тонкокостному юноше с надменным выражением лица и короткими каштановыми волосами  пересесть из обычного инвалидного кресла в другое – являвшееся, судя по всему, альбионским изобретением, что  целиком состояло из восстановленных технологий. Тут же нашелся и «пропавший» дворецкий: он неизменно вежливо и как ни в чем не бывало «припарковал» старую коляску в углу у кабинетного окна, чтобы та не мешала.
Молодой человек бесстрастно, хотя и с заметной осторожностью, откинулся на спинку необычного кресла.
- О, не стоит терзаться опасениями относительно безопасности этого устройства - машина  успешно прошла все тесты. Доверьтесь мне, мистер Блутрот! Испытайте ее.
Стрельнув  холодным взглядом в герцога, юноша расположил тонкие и бледные кисти рук на мощных и широких подлокотниках с кнопками управления и неуловим движением нажал некую комбинацию, отчего огни в корпусе  устройства мигнули голубым светом – и с легким гулом серебристое монолитое кресло с легким жужжанием начало плавную трансформацию в вертикальную  платформу, благодаря которой юноша, казалось бы стоял, если бы не виднеющаяся позади спинка платформы. Нажав ещё несколько комбинаций, молодой шатен смог добиться того, что на платформе включился режим камуфляжа – теперь её почти не было видно на фоне дорогой отделки стены…
Увидев это Миле Варге восхищенно присвистнул.
- «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», - не к месту процитированный Шекспир высоким джентльменом, стоящим в проеме двери, нарушил всю интимность момента - и присутствующие в кабинете лорда Норфолка повернулись ко входу, выражая всем своим видом явно недобрые чувства по отношению к подобному  посягательству на частную жизнь. Синхронно вставая на защиту юноши, вернувшего кресло в исходное состояние, двое слуг оказались вооруженными энергетическими пушками наподобие бластеров. 
-Бэрримор, это и есть те «люди», о которых вы нам сообщили?
- Простите, милорд, очевидно Эткинс забыл их досмотреть..

Дворецкий протянул руку к стене у зашторенного окна, рядом с которым все это время и стоял, безусловно, готовый по первому приказу герцога включить некие системы защиты в кабинете и в самом поместье.
- Джентльмены, полагаю, что данная ситуация лишь нелепое недоразумение, - Лорд Генри с невозмутимым достоинством, положенным на долю английского аристократа, был сама обходительность  и добродушие. -  Я абсолютно уверен, что в чрезвычайных мерах нет никакой необходимости…
- Именно так, господа,
- в миролюбивом жесте поднимая руки, произнес незнакомый мужчина в клетчатом костюме. -  Мы с моим коллегой приносим вам свои наиглубочайшие извинения, что этим необдуманным и неприличным появлением стали причиной для беспокойства ваших гостей, Ваша Светлость. Поверьте, в наши намерения этого не входило.
Сначала Бела Кон удивился, что его слова не возымели абсолютно никакого успеха: «господа-слуги» шатена не пожелали соблюсти этикет, непозволительно отвечая на его «джентльменское извинение» чистой воды грубостью - молчаливо отказавшись убирать свое оружие и ни на секунду не отводя глаз  от его (пока еще) немого спутника. Когда Кон повернул голову,  то причина подобного поведения ему сразу стала понятна - весь вид «Когтя» являл собой полное и   красноречивое подтверждение его плану «красиво уйти»: в слегка приподнятых руках - чтобы было видно всем – злобно ухмыляющийся сербский венгр удерживал детонаторы, в то время как на поясе под распахнутым  потрепанным пальто у него находилось просто целая уйма взрывчатки.
- А, совершенно запамятовал! Где мои манеры? – Укоризненно покачав головой, хозяин поместья доброжелательно усмехнулся, обернувшись к юноше в кресле. - Должно быть, это наш венгерский спаситель, о котором я вам как-то рассказывал. – На что молодой человек знаком велел своим защитникам «остудить пыл». Далее герцог, внезапно  нахмурившись, потер кончиками указательного и среднего пальцев свой лоб. - Как же Томас о вас говорил.. Ми.. Милеш Вагар! Я очень надеюсь, что мое незнание венгерского языка не скажется на нашей будущей дружбе?
И, разумеется, обращался Его Светлость не к вежливому джентльмену в твидовом костюме, а, конечно же, к самому сербу, с которым ранее судьба столкнула сына лорда Генри– к человеку, имевшему вид самый что ни на есть  лихой и бандитский.
Посмеявшись в уме над комичностью ситуации, Бела сложил руки на груди и, снова поворачиваясь к сотоварищу, иронично приподнял одну бровь, глядя на того сверху вниз. – Мой «венгерский друг», я могу попросить вас о «небольшом одолжении»?
Коготь, поняв намек – толще уж быть не могло - со спокойной совестью и явным удовлетворением от произведенного впечатления спрятал детонаторы в карманы, деловито запахнул пальто и просипел. – Да пожалуйста..
- Вот и замечательно! Мистер Вагар,
- герцог Норфолк, кивком головы давая дворецкому команду «отбой», вышел вперед, чтобы поприветствовать гостей как положено, - мы уже знакомы с вами заочно: мой сын был крайне впечатлен вашим мужеством и..опытом в делах «подобного рода», – статный мужчина кивком головы указал на скрываемый «пояс венгра». - В чем сегодня я и сам имел возможность убедиться… Это большая удача, что именно вы оказались в тот вечер поблизости и смогли придти на помощь этой кучке самонадеянных юнцов!
- Варге.. Кха! Милош Варге. Это было нетрудно. Сэр.

Председатель Палаты Лордов вежливым жестом пригласил своих гостей зайти внутрь (вместо того, чтобы стоять в проеме), указав на диван и кресла, что находились рядом с небольшим журнальным столиком в углу кабинета.
- Я рад, что вы нашли свободное время посетить меня. Разумеется, дабы я мог в полной мере выразить вам свою благодарность!
Когда все  расположились вокруг столика- а дворецкий вместе со слугами юноши в инвалидной коляске закрыл двери кабинета с наружный стороны – герцог продолжил.
- Мистер Варге, если говорить откровенно, (а чтобы «подружиться» нам нужно быть откровенными, не так ли?), нам необходимо узнать о вас, вашем спутнике и о причине вашего пребывания в Альбионе немного больше того, что вы уже сообщили моему сыну.  Это стало бы вполне логичным продолжением нашего знакомства. Только тогда я точно буду знать, чем именно могу быть вам полезен. Итак?
Хотя английский аристократ обращался к Когтю, он рассматривал обоих венгров с интересом естествоиспытателя, словно первооткрыватель в диких землях, впервые встретивший примитивных аборигенов, ну или диковинных зверушек.
Откинувшись на спинку дивана, Бела Кон обаятельно улыбнулся.
- Пожалуй, вначале стоит сказать, что мы  приносим свои извинения за причиненные вам неудобства: нашему невежеству, идущему наперекор всем правилам и приличиям  этой страны, действительно нет оправданий, Ваша  Светлость. Однако в стремлении избежать возможных недоразумений в будущем, позвольте полюбопытствовать: не состоит ли этот молодой человек с вами в близком родстве?
Несмотря на очевидные нарушения этикета, Лорд Генри был все же приятно удивлен тем, что люди из удаленной континентальный страны, о которой ходят самые противоречивые слухи, прилагают все усилия, чтобы казаться «любезными». Британец добродушно усмехнулся и, кивнув, снял монокль.
- Да, вы несомненно правы. Как оказалось, я и сам регулярно  грешу пренебрежением к этикету и всяческим «правилам»  (как и половина нашего Парламента!). Что ж, буду честен и краток: этот молодой юноша  не имеет совершенно никакого отношения к моей многочисленной семье (можно сказать, ему очень повезло). Позвольте представить вам, господа, мистер Луис Блутрот - мой советник, эксперт и просто добрый друг из Германики. Его советы по многим вопросам в плане политики и экономики – оказались просто бесценными! Если моего слова будет вам достаточно, то я даю его вам:  мистер Блутрот заслужил мое полное доверие, как и отеческую благосклонность.
- Благодарю вас за искренность, Ваша Светлость. И прошу прощения у мистера Блутрота -за свои сомнения.
Молодой человек, не изменившись в лице, лишь слегка склонил голову, что подразумевало, что он понимает всю «сложность» ситуации и принимает извинения.
- Не могу не отметить, мистер Блутрот, у вас отличный вкус: это кресло – шедевр среди утерянных технологий подобного размера. Насколько я знаю, невральный интерфейс в дополнение к обычному ПУ должен  потреблять много энергии, а значит и устройство должно было быть более громоздким. Но это - потрясающая гармония дизайна и функциональности!
- Полагаю, - герцог вернул на место свой монокль, заинтересованно прищурив глаза, - что в этом деле вы профессионал, раз вы так хорошо разбираетесь в УТ, мистер э-э-э…?
- В Венгрии меня знают под именем Бела Кон, Ваша  Светлость. Нет, к сожалению, к технологиям я имею весьма опосредованное отношение. Я, скорее, коммерсант и делец.
- То есть, - тут свой тихий, но - на удивление - властный голос подал уже сам юноша с пронзительными и холодными голубыми глазами, - встреча, которая сегодня состоялась между герцогом и вами, оказалась совсем не случайна, не так ли?
Кон доброжелательно усмехнулся.
- Вы, как говорят у меня на родине,  зрите в корень, мистер Блутрот. Случайной являлось лишь знакомство - при не очень приятных обстоятельствах - моего товарища и сэра Томаса. С Его же Светлостью я желал встретиться с самого нашего приезда в Альбион. Случайность лишь сделала эту встречу возможной.
- Так значит вы с вашим другом проделали столь долгий путь из самого Иштвана в Лондиниум, чтобы встретиться со мной? Должен признать, что мое любопытство возрастает с каждой минутой: чего со мной только в жизни не случалось, но я еще никогда не имел дел с Венгрией! Простите, если неясно выразился, но я весь внимание, мистер Кон.

В двери постучали.
-А, наверное, это Бэрримор! Боже, как летит время! Ничего не поделаешь, бранч – это святое, друзья мои... Войдите, Джон!
Дворецкий и слуги внесли чайник и все необходимые принадлежности, аккуратно расставив их перед гостями  герцога, и по знаку хозяина удалились.
- Я думаю, чашечка-другая не повредит столь занятной беседе, так что  прошу вас, джентльмены, угощайтесь! На чем же мы остановились? Да, верно: вы рассказывали нам про вашу многострадальную родину, мистер Кон?
- Еще не успел, Ваша Светлость. Вы сказали, что никогда «не имели дел с Венгрией». Допускаю, что это не совсем так. На данный момент вы являетесь едва ли не главным (не будем упоминать леди Джоселин) обладателем ценных бумаг большинства заводов Альбиона. А, следовательно, и с Венгрией хоть и косвенно, но вашим сотрудникам все же  приходилось «иметь дело».

Глядя, как меняет свое выражение лицо Норфолка, Бела ободряюще улыбнулся и, понизив голос, доверительно шепнул:
- Я сказал, что я делец  и это правда. Просто не упомянул слова «темный».
- Вот как, – совсем другим, уже сухим  тоном протянул герцог.
- Вы не можете себе представить, как ваша «косвенная» помощь все это время поддерживала мою страну! Ваша и, разумеется, вашего коллеги-по-ремеслу на Континенте – Королевства Германика. Как бы «неприлично» с правовой точки зрения  это не прозвучало, но лишь таким образом - имея возможность тайно торговать и заключать сделки на черном рынке - мы и сумели спасти от голода и полной беззащитности тысячи граждан нашего государства. От лица моих соотечественников я приношу вам искреннюю благодарность Иштвана.
Судя по нахмуренному лбу и опущенным уголкам напряженных губ, герцог колебался, и не знал, как воспринимать теперь этот визит – как «ни к чему не обязывающую беседу со спасителями Норфолка-младшего от публичного скандала» или как «нечто опасное с далеко идущими последствиями, которые могут помешать его планам».
-Как занятно... – откинувшись в кресле и задумчиво потирая длинным и тонким пальцем подбородок, Луис Блутрот нарушил затянувшуюся паузу. - Маркизат Венгрия, который был освобожден вооруженными силами Ватиканского Доминиона и храбростью теперь уже вашей Королевы, герцог, испытывает к альбионским магнатам теплые чувства. Наверное, Вы - как и  ваши  «коллеги в Германике» – должны испытывать гордость за спасение чужой страны?
В отличие от подобравшегося, как камышовый кот перед прыжком, герцога Норфолка-старшего, Людвига II немало повеселил пассаж венгра про «неоценимую помощь Альбиона и Германикус».
Бросив недовольный взгляд на «советника», Лорд Генри пригубил чашку с чаем и молоком, затем вздохнул и с подчеркнутой любезностью обратился к венграм.
- Полагаю, вы хотите, чтобы я передал ваши слова благодарности Ее Величеству или, быть может, вы желаете сделать это сами? Уверен, что кроме прочего, у вас еще есть и «некая просьба», с которой вы и приехали в Лондиниум. Я мог бы устроить вам эту встречу…
«Темный делец», многозначительно хмыкнув, бросил в свой чай несколько кусочков сахара и, деловито помешивая маленькой серебряной ложечкой,  ответил:
- Её Величество вот уже почти как два года не имеет никакого отношения к Венгрии. У Неё предостаточно великих задач, которые стоят перед коронованной особой такого могущественного государства как Альбион. И я уверен, что, как председателю палаты лордов, о «великих задачах» вам известно гораздо больше, чем нам, Ваша Светлость.  Было бы неразумно  отвлекать Королеву другой страны от важных государственных дел  - ради  «памяти общего прошлого».
- Вы опасаетесь, что Леди «Святая Иштвана» откажет вам в вашей просьбе?
– Совсем еще юный «эксперт в политике», окинув гостей оценивающим взглядом, видимо, решил, что может и дальше, сидя в презентованном ему усовершенствованном  «средстве передвижения», безнаказанно подбрасывать каверзы в разговор «больших дядей».
- Мистер Блутрот, как гражданин, человек может быть подданным нескольких государств, но родина у него всегда будет одна.
Проигнорировавший чаепитие Варге все время дискуссии молча сидел рядом с Коном, наблюдая за участниками беседы и рассматривая помещение кабинета, но здесь все же  не выдержал и сиплым голосом вставил:
- Csillag выбрала свою. 
- Кто, простите?
– Норфолк от изумления чуть не расплескал чашку, потому отставил ее на журнальный столик и взялся за свой элегантный  носовой платок.
- Мистер Варге скорее всего имеет ввиду позывной, данный венгерскими партизанами своему лидеру, - откинувшись на спинку «шедеврального кресла», шатен  с бледной пародией на улыбку на своем маловыразительном лице взялся пояснить, - до того как этот лидер стала сначала агентом специального отдела АХ, а затем и Её Величеством Королевой  Альбиона Эсфирью  I.
- Я поражен вашей осведомленностью в «венгерских делах», мистер Луис
, - английский аристократ поднял бровь. – Вероятно, сказывается «геополитическая близость»..
- Не очень-то похоже, – наверное, хриплый прокуренный голос (как и сам вид Милоша Варге) производил неизгладимое впечатление на аристократов, иначе как еще объяснить тот факт, что лорд Генри каждый раз, когда Коготь «подавал признаки жизни», забывая как дышать, замирал со слегка приоткрытым ртом. -   В противном случае, мистер Блутрот бы знал, что Ватикан не «освобождал» Венгрию – он ее оккупировал!
Кровавый тиран из Берлина на это лишь насмешливо прищурился – он всегда пристально наблюдал за маркизатом Венгрия, когда-то это была значимая часть Остмарки, присоединение которой начал ещё его отец, король Вильгельм, но никаких претензий на него он пока не имел -  в конце концов, была более доступная в геополитическом плане Богемия. Таким образом, страна Мадьяр оставалась «ареной кровавых игр» для мафусаильской Империи и католического Доминиона.
В то время как пораженный таким поворотом «беседы за бранчем» хозяин поместья, извинившись, встал и направился к своему рабочему  столу, «советник из Германики» сцепил на своих коленях руки в замок и склонил на бок голову, пристально глядя в глаза изуродованного шрамами серба.
- Возможно, лишь по причине вашего  долгого и утомительного путешествия вы до сих пор  находитесь не в курсе последних новостей: всему миру уже известно не только о недавнем «политическом парадоксе Македонии», но и об очередном восстании в Венгрии,  в результате которого  патрули Ватикана были вышвырнуты с территории маркизата вооруженными силами «Фронта Освобождения Человечества». А римский епископ схвачен и убит. Говорят, что венгерские партизаны даже умудрились одолеть непобедимого «Рыцаря Разрушения» и захватить воздушный  корабль Доминиона.
- Я думаю, - Бела Кон взглядом остановил потемневшего лицом Когтя, уже готового к ожесточенной борьбе за «венгерскую свободу», -мистер Блутрот,  вы не можете не понимать, что это лишь «следствие необдуманных действий» Святого Престола, который пытался решить давний геополитический спор с другой всем-известной-Державой за счет измотанных партизанской войной жителей Иштвана. В данном случае, такой печальный итог вполне логичен, разве нет?
От бдительного ока германского экс-монарха не укрылась легкое волнение, промелькнувшее на лице элегантного мужчины в твиде, при упоминании небезызвестного «ФОЧ», прославившегося гораздо сильнее самой Венгрии.
- «Печальный итог»? Хмм. Тогда этот спор тем более не имеет смысла, ибо получается, что «проблема оккупации»  все же субъективна, и по сути является вопросом точки зрения участников старого, как этот мир, конфликта.
-  «Если обходиться с каждым по заслугам, кто уйдет без порки?»

Германец улыбнулся краешком губ и движением кончика пальца развернул «кресло» в ту сторону, где у стола  герцог Норфолк открывал (почему-то даже из «расхожих приличий» никому не предлагая)  бутылку с дорогим вином.
-  Лорд Генри, вы тоже так считаете?
Хмурый аристократ, уже держа в руке бокал полный вина, вздохнул и, сделав глоток, подошел к сидящим  вокруг журнального  столика джентльменам.
- Я думаю, что начал догадываться, с какой просьбой ко мне пожаловали гости из маркизата… Мистер Кон, я глубоко сопереживаю венгерскому народу. Однако не могли бы вы уточнить,  на какую поддержку конкретно вы рассчитываете – «некий долгосрочный контракт»? Венгрия желает, чтобы Альбион обеспечивал ее «партизан» оружием в их борьбе против «ватиканских оккупантов»?   Ленд-лиз?
Джентльмен в клетчатом костюме сначала поднял брови (как будто бы в бесконечном удивлении), а затем тихо рассмеялся. В это время  «мистеру Варге» надоело бесцельно сидеть, фактически «беззащитно зажатым» в  углу помещения, и он, бесшумно  встав и обойдя кресла, двинулся  осматривать кабинет.
Оба – как 40 летний англичанин, так и молодой  германец - внутренне напряглись, стараясь держать двоих венгров в фокусе.
- Ваша Светлость, теперь я понимаю, каким странным (если не  диким), по вашему мнению, должно выглядеть наше появление в Альбионе! Это все моя вина.. Мне искренне жаль! Вероятно, я слишком отвлекся от сути, запутался, в результате всех моих долгих и пространных объяснений непроизвольно подвел вас к такому единственно «возможному выводу».
Генри Говард Норфолк попытался скрыть смущение и  замешательство, в  деланной задумчивости делая еще один (и довольно таки большой) глоток вина.
- То есть, вы хотите сказать, что отнюдь не «сделки» являются целью вашего «паломничества»?
- Нет, все правильно, речь идет о сделке, сэр. Конечно, мы прибыли в Лондиниум, рассчитывая лишь на удачу.. Но мы все же  считаем, Ваша Светлость, что  именно в данный исторический момент эта сделка может принести выгоду сразу обеим сторонам – как Иштвану, так и Альбиону.
Кон говорил настолько  образно и обтекаемо, что его слова начали будоражить английский разум самыми разными картинами «исторических моментов»,   повышая градус нервозности до предела. В то время как холодные глаза германского юноши чуть ли не препарировали гостя.  И именно «юный эксперт» задал волнующий лорда Генри вопрос..издалека.
- Не хочу вас оскорбить, но вы должны понимать всю удивительную «странность события»: чтобы представитель Венгрии – маркизата, находящегося в самом плачевном состоянии - отказывался от  «материальной поддержки», когда ему в ней вероятнее всего не откажут..
- Понимаю, и я также не желаю принижать чьего-либо достоинства, мистер Блутрот. Однако если говорить об обстановке во многих государствах – она практически везде крайне нестабильна, и мы знаем, что и кто является ее причиной.
- Вы имеете ввиду сейчас террористов или «разногласия с другой расой»?
- Пожалуй, вы согласитесь, что отделять их друг от друга было бы не совсем правильным. Как, например, в случаях с Доминионом, вашей родиной, моей, или даже «Туманным Островом», который был столь гостеприимен, что принял нас с вами?

Английский аристократ поджал губы и, глядя сверху вниз на Белу, сухо произнес:
- Мистер  Кон, не будете ли вы столь любезны пояснить свои слова?
- С удовольствием, Ваша Светлость. Всем известно, что «Леди Святая», Её Величество Королева Эсфирь – разумеется, из самых лучших побуждений - попыталась предпринять шаги по достижению паритета в отношениях между всеми расами вашего Королевства. Подобная политика пришлась не по нраву ..практически всем: ваши мафусаилы в Гетто, возможно, посчитали это «слабостью нового монарха», решив проверить нравственные устои альбионского общества на прочность. А представители человеческой расы Британии почувствовали себя с этого момента беззащитными и униженными. Разве не оттого люди на улицах уже на протяжении нескольких недель негодуют и причиняют «материальный ущерб» как историческому облику достославной столицы, так и бюджету  вашей страны? При данных обстоятельствах, просьбы о «ленд-лизе» являются не только нескромными, но и  циничными, а Иштван – хоть и маленькое, но все же гордое государство. Со своими врагами Венгрия всегда разбиралась самостоятельно. - На этом моменте коренастый «венгерский серб» громко хмыкнул, и, от души улыбнувшись английского лорду, даже показал наглядно, как «Венгрия разбирается самостоятельно»: проведя ладонью в перчатке по горлу.
-Тем более, - без каких-либо внутренних колебаний продолжил дерзкий на язык гость в клетчатом костюме, - что ваш советник прав: вооружать «ФОЧ» «больше необходимого» - чревато нежелательными последствиями.
Неожиданно почувствовав утомленность от этого разговора, альбионский аристократ потер переносицу и сел в свое кресло у журнального столика.
  - Так что же это  за «сделка», которую вы намеревались мне предложить? Что может быть выгодно двум, столь  отличающимся  друг от друга, государствам, расположенным на разных концах света?
- Ваша Светлость, я осмелюсь предположить, что знаю, чем сейчас обеспокоен Парламент и члены палат: в будущем существует немалая вероятность «неприятного» развития конфликта между «вампирами» и подданными Её Величества. Мы же с моим спутником можем помочь вам… повернуть чашу весов в пользу человечества - у нас есть сыворотка, изъятая  из лабораторий маркиза Кадара, которая ослабляет мафусаилов в многократном размере.

Норфолк сделал недопустимую вещь в рамках приличия  высшего света (о чем, разумеется, знал) – достал из кармана своего жилета старинные (вне всякого сомнения, не дешевые) золотые часы на цепочке и, пристроив на положенном ему месте монокль, что-то хмуро подсчитал. Да, этот жест подразумевал то, что и должен был: при словах о «чудодейственной сыворотке» лорд Генри разом потерял к сделке весь интерес, так долго подогреваемый «паломником из Иштвана». Ведь весь мир приезжал в Альбион за технологиями и «сыворотками», и ни в коем разе не «наоборот». И разве этот статистический факт не говорил красноречиво сам за себя? 
- Сыворотка? – Блутрот пронизывающим взглядом, будто рентген, пытался добраться до того, что творилось в голове у этого странного «венгерского беженца». -  Допустим. Но существует множество «уникальных вещей», в основе своей имеющих серебро или ультрафиолетовое излучение. Мистер Кон, говоря откровенно, если и есть такая «вероятность» развития конфликта с вампирами Гетто, то почему бы властям Острова не отдать должное всем уже существующим и оправдавшим себя способам, открытых человеком ранее, для  «нейтрализации» древнего врага? Скажите, зачем герцогу нужна именно «венгерская сыворотка»?
Конкретно для Лютца Блутрота, в отличие от Генри Норфолка, данный разговор приобретал весьма интригующий поворот – он наблюдал за Венгрией времен маркиза Кадара, и знал, что в Иштване Дьюла прятал целый комплекс уникальных подпольных лабораторий. Таким образом, «венгерская сыворотка» была не дешевой попыткой дельца продать свой товар, как её воспринял герцог, а, учитывая разруху в Иштване, единственной возможностью получить результат трудов сумрачных мадьярских гениев…
Если юный шатен желал смутить Кона, то у него это - в очередной раз - не вышло. Едва сдерживая себя от того, чтобы не усмехнуться в лицо оппоненту, высокий мужчина, сидящий напротив германца, уверенным движением  руки потянулся к внутреннему карману пиджака и, достав некий конверт, протянул слегка напрягшемуся «советнику».
-Поверьте, Вам стоит просто взглянуть…
- И что же Венгрия хочет взамен?
–хозяин поместья скучающим взглядом проследил за передачей бумаг «доброму другу из Германики» и, возвращаясь к недопитому бокалу вина, нетерпеливо начал постукивать пальцами по резному подлокотнику кресла.
- Как упомянул уважаемый мистер Блутрот, Иштван сейчас в весьма «плачевном состоянии»:  после атаки с воздуха и ввода Ватиканом своей армии 2 года  назад, маркизат все еще не оправился.. Я бы нисколько не преувеличил, если бы сказал, что он полностью   растерзан. Все материальное достояние, как и  культурное наследие нашей страны, было уничтожено или же незаконно вывезено. К глубокому сожалению, это коснулось даже исторически важных документов.  Недавно нам стало известно, что один из мафусаилов маркиза, который мог иметь доступ к части архива Иштвана, нашел приют на вашей земле…
На секунду прикрывая глаза и незаметно вздыхая от облегчения, председатель Палаты Лордов с радостной мыслью «И всего-то?!» невозмутимо поднялся снова на ноги и направился к своему рабочему столу.
- Мистер Кон, вам следовало сообщить мне об этом сразу, как вы пришли. Думаю, что в этом я смогу вам помочь.  Буквально полгода назад я убедил нашего нового «министра юстиции» в необходимости поделиться статистическими данными последней переписи «населения   Гетто» с Тайным Советом и Кабинетом  Её Величества. Конечно же, исключительно с целью «определить перспективы дальнейшего социально-экономического развития Королевства». Граф настаивал на грифе сверхсекретности, но, разумеется, в отдельных случаях, таких как этот,  можно пойти против правил. (Ибо правила пишем мы.)
Норфолк надавил на скрытый механизм на массивной полированной крышке стола, которая с тихим гудением сдвинулась. - Если ваш вампир осел в  Гетто Лондиниума или же часто туда наведывается – мы прямо сейчас об этом узнаем.
Манипуляции, производимые английским аристократом, говорили о том, что внутри стола был встроенный компьютер.
- Такер, отвлекитесь, пожалуйста, дело на пару минут, - включив видео-связь на громкую, ледяным и нетерпящим возражений тоном лорд Генри обратился к подчиненному на том конце «провода», а затем пристально посмотрел на джентльмена в твидовом костюме.
- Не могли бы вы назвать имя вашего «беглеца», мистер Кон?
- Дьёрдь де Хевеши,  Ваша Светлость.

Молодой шатен, «добрый друг и советник» Норфолка, стрельнул холодными голубыми глазами в сторону герцога, а затем обратил свой взгляд на венгра.
- Такер, будьте добры, «особый список» следует незамедлительно проверить на наличие сведений об этом.. «господине», а также проверьте на его аналоги списки мигрантов за последние два года. И сразу же доложите мне о результате.
- Да, сэр.
- Это займет некоторое время, господа, но уверяю вас - не больше двадцати минут,
- несколько самодовольно сообщил британец.
Тут входные двери кабинета неожиданно распахнулись, и в помещение стремительно вошел молодой человек в пальто и костюме типичного альбионского денди. Юноша со светлыми, отливающими рыжиной волосами двигался летящей походкой, явно чем-то окрыленный, вид при том имея лихой и одержимый, отчего у Белы неизбежно возникли ассоциации со Штефаном Цвейгом. Гораздо менее безумным и более избалованным.
- Томас? – Герцог оказался явно удивлен и, пожалуй, несколько раздосадован появлением своего чем-то крайне возбужденного отпрыска, который  был настолько невежлив, что даже не дал дворецкому доложить «papa» о себе. 
- Вы вовремя покинули Лондиниум, отец! Хоть мне и пришлось без малого час разыскивать вас по столице, а потом ещё тащиться сюда по грязному бездорожью, - судя по трагичной мине на лице у юного дарования, для него это было шекспировской трагедией, - у меня для вас невероятные новости! - закончил Томас Норфолк на весьма воодушевленной ноте, которую не омрачил даже взгляд полный неприязни, брошенный наследником семейства на молчаливого германского «советника».
Следом за ним с озабоченностью на лице семенил низенький Бэрримор в сопровождении двоих телохранителей Луиса Блутрота. В комнате все, включая венгров и хозяина загородного поместья, так или иначе ощутили некоторое «волнение» при появлении посторонних (и вовремя скрытые в рукавах  Варге ножи были тому доказательством). Все, за исключением одного германца, сидящим в усовершенствованном инвалидном кресле: шатен нехотя отвлекся от бумаг, отданных ему Коном, и, не слова не произнеся, одним недовольным взглядом отправил своих слуг за дверь.
Томас Говард Норфолк порывисто скинул пальто, позволив виноватому дворецкому его поймать и скрыться долой с глаз закипающего лорда. 
- Это был истинно английский план – потомки просто обязаны написать про это пьесу. Ведь сегодня исторический момент: мы похороним подземных кровожадных крыс в руинах их собственного тщеславия!
- Что ты такое говоришь?
– приглушенно –как показалось Беле, сквозь зубы – произнес лорд Генри. – Разве ты не должен быть в Бате? Мы же договорились, что все планы откладываются…на время.
Норфок-младший, будто бы совершенно не замечая недовольства родителя, как и того факта, что у отца «находились гости», откупорил начатую лордом Генри бутылку и принялся пить прямо из горлышка.
- Ааах, божественный нектар! Договорились, но с этого момента все не имеет значения.. Останется «анемичный Рыцарь» в живых или нет - его в любом случае обвинят в смерти «Рыжей Чумы». И заговоре против Короны. До полной свободы осталось совсем ничего, и Альбион наконец-то сможет дышать спокойно, начать все с чистого листа! Оу, papa, у вас гости.. Очевидно, я помешал, да?
- Мистер Кон,
- внезапно наступившую звенящую тишину нарушил прохладный и властный голос «эксперта из Германики», а заодно, естественно,  привлек внимание сразу всех участников действа, - эта  «чудодейственная сыворотка», она сейчас при вас?
Невозможно было не заметить и не оценить умение этого молодого заносчивого германца поворачивать острые ситуации  в нужную ему сторону,  но Бела, ничем не выдавая своего понимания происходящего, лишь кивнул и  посмотрел на коренастого серба:
- Друг мой, прошу вас…
Передавая небольшой металлический контейнер Блутроту под удивленным взглядом «юного заговорщика» - в котором проскользнуло радостное узнавание- Милош криво усмехнулся и подмигнул тому здоровым глазом.
- Благодарю вас, мистер Варге. Господа, должен отметить, что это, безусловно, большая удача, что столь мощная разработка не попала «в неумелые руки». – Германский советник британского парламентария отщелкнул замки и открыл крышку бокса.
Хмурый Норфолк-старший - вероятно, в данную минуту лихорадочно размышлявший над тем, как «утаить разглашенное» и «избежать неизбежного» - завел за спину руки и неодобрительно прокомментировал:
- Вы в этом так уверены, мистер Блутрот?
- Разумеется, герцог. Эта «сыворотка» - весьма «занятна», и она стоит вашего внимания.
- Что ж, мы благодарим наших храбрых друзей из Венгрии, однако, возможно, все же не было особой необходимости носить ее  на себе, раз она так «опасна».
- Но не для людей,
- хрипло выдал пожилой серб.
- Сыворотка? Против вампиров?– эта были первые «адекватные» реплики молодого лорда после «конфузного появления». Сэр Томас порывисто подошел к германскому юноше и, нависнув над тем, ногтем указательного пальца потыкал в одну из продолговатых ампул, а затем, схватив с колен Блутрота конверт с документами, стал торопливо пробегать его глазами.
- Тебя это не касается! – Родитель начал терять последние остатки терпения. – Я хочу, чтобы ты немедленно вышел, я поговорю с тобой позже!
Приняв самый драматически обиженный вид, юное дарование швырнул бумаги на колени германцу, которого явно недолюбливал и сообщил:
- Я желал разделить радость победы с вами, отец, но вы не смогли оценить моих стараний, - и, не дожидаясь ответа Томас Норфолк, прихватив бутылку, гордо направился к выходу.
Прилюдная «казнь» от властного papa явно не входила в планы влюбленного в Марию Спенсер аристократа, на прощание он кивнул своему спасителю с шаловливой улыбкой на лице и отсалютовал бутылкой.
- Милорд!
Сработала видео-связь, и уже забытый всеми Такер воззвал к Его Светлости.
Стиснув зубы, лорд Генри подошел к столу.
- Я слушаю.
- Сэр, запрашиваемого объекта нет ни в одном списке. Может, мне стоит проверить  более ранние годы среди мигрантов?   
- Полагаю, это бессмысленно.
- Да, милорд. Чем я еще могу быть полезен Вашей Светлости?
- Можешь. Передай лорду Рокингему, что я желаю его сегодня видеть. Я отбываю в столицу через  полчаса – хочу, чтобы к моему приезду все отчеты уже были у меня на столе!
- Да, сэр.

Герцог отключил компьютер и обошел стол. Морщины, что залегли на его лбу, как и суровость лица делали его еще старше. Предчувствуя окончание «аудиенции», высокий венгр в твидовом костюме поднялся с дивана у журнального столика и направился к аристократу, почтительно остановившись в каком-то метре от хозяина поместья.
- Мне жаль, джентльмены, вполне возможно, что граф Манчестера оставил за собой право обнародовать те имена, которые посчитает нужным. Однако, есть и доля вероятности, что вашего «беглеца» давно  нет на территории Британии, ибо здесь стало небезопасно: он мог двинуться дальше, заметая следы. Есть еще Эйре, но, признаться, для нас он является уже недоступным, так как, надеюсь, вы понимаете - он находится под протекцией герцогини Джоселин. Если мистер Блутрот высоко оценивает эту разработку, я, с вашего позволения, могу ее приобрести. Оставьте свои координаты, номер счета и ваши «пожелания» -  мой секретарь  будет действовать строго в соответствии с «вашими указаниями». Также, если вы еще когда-нибудь будете в Альбионе и вам понадобиться помощь – смело обращайтесь ко мне.
Председатель Палаты Лордов вежливо подал холеную руку для рукопожатия (хотя по этикету он вполне  мог этого и не делать), Бела, конечно же, ответил тем же. 
- Благодарим вас, Ваша Светлость. Это большая честь для нас.
- Мистер Кон, мистер Варге, я искренне рад нашему знакомству. Мистер Блутрот, надеюсь еще вас увидеть, мой шофер  всегда к вашим услугам. А теперь прошу простить меня, господа, меня ждут неотложные дела.

В кабинете Норфолка остались только венгры и германец.
- Мистер Варге, не будете ли вы так любезны прикрыть двери..плотнее?
Жестом руки предлагая гостям сесть, Луис Блутрот, совершенно не стесняясь, занял роль отсутствующего хозяина.
- Мистер Кон, некоторые ваши сегодняшние речи я нахожу чрезвычайно «любопытными». Могу я задать Вам интересующие меня вопросы?
- Пожалуйста, если это облегчит ваш гениальный ум от груза напрасных сомнений.
- Хмм. Очевидно, что вы пытаетесь мне польстить, это совершенно излишне, я здесь такой же «гость» как и вы.. Позвольте вначале суммировать: вы - не скрываясь-  открыто представились герцогу «темным дельцом», а затем  сказали, что «вооружать «ФОЧ» больше необходимого - чревато нежелательными последствиями». Означают ли эти ваши слова, что именно вы поставляли оружие партизанам маркизата, как и то, что по прошествии времени вы отказались от этих намерений?

- Боюсь, тут следует говорить не только об оружии, герр Блутрот. А также о продуктах питания, медикаментах и предметах первой необходимости. Защита  и благополучие Иштвана – вот те задачи, которые  (на протяжении нескольких  поколений)  всегда стояли перед моими предками. Всему же виной подростковая впечатлительность и, так называемый, «венгерский патриотизм». Иными словами, я просто решил пойти по их стопам. Отвечаю на ваш вопрос прямо, герр Блутрот: да, это я принял решение выдавать моим соотечественникам  «оружие  для самообороны». Нет смысла пытаться вас убедить, в том, что это решение далось нелегко, как и в том, что это была вынужденная мера. Если вас интересуют подробности, то случилось это, к превеликому сожалению, слишком поздно - лишь  тогда, когда волна ночных  кровавых нападений «подопечных-маркиза» из Буды переваливала все границы разумного.
Лютц мысленно торжествующе усмехнулся – вот он, искомый спонсор и вдохновитель восстания, терпеливо подбрасывающий дрова в едва тлеющий костер венгерской революции. Впрочем, особенностью «венгерской революции» был тот факт, что хоть «пламя» и было слабым, зато он горело всегда…
- Мне понятны ваши тревоги, и я ни в коей мере не собирался вас осуждать. Я лишь пытаюсь увидеть картину целиком. Скажите, что все-таки  заставило вас «передумать»? Ввод ватиканских войск?
- Вы очень  проницательны для столь юного возраста, герр Блутрот. Именно так. При данных обстоятельствах в деятельности  «Фронта» более не было необходимости. Само его существование  могло лишь усугубить международную обстановку.
- Хмм.. Однако, оглядываясь  на события месячной давности, так и случилось. Полагаю, мое «любопытство» может натолкнуть вас на мысль о «допросе», но прошу вас позволить мне  задать еще один вопрос, мистер Кон: вы сказали, что в Венгрии вас знают, как Белу Кона..

-Мистер Блутрот, представившись своим настоящим именем, я лишь хотел подчеркнуть, что герцогу это знание ничего не даст: мое имя нигде, кроме семейных анналов, не фигурирует. Никто и ни при каких обстоятельствах - ни в Венгрии, ни за ее пределами – не сможет связать мои «путешествия» с нелегальной транспортировкой товаров или финансовыми потоками криминального мира. Ну, можно сказать, что практически как и вас никто не заподозрит в тесном контакте.. со всемирно известной агентурной сетью Германского Королевства. И я допускаю, что уже можно подходить к самой сути нашей с вами «сделки»,  уважаемый мистер Блутрот.
- Отлично, мистер Кон. Действительно, нам следует поторопиться. В этом журнале, что вы отдаете герцогу, не хватает пары десятков страниц дальнейших исследований и наблюдений, хотя это не умаляет достигнутого результата. Но я желаю говорить не о сыворотке, а об ученом ее создавшем. По вполне понятным для меня причинам, Вы тактично умолчали о связи между продаваемыми  исследованиями и разыскиваемом вами мафусаиле. Я не даю оценки вашим действиям, мистер Кон, потому что полагаю, что вы бы не приехали в Лондиниум – под своим «настоящим именем», - если бы это не касалось жизненно важных для вас и вашей страны вопросов. Схема «сделки», если вы на нее согласитесь, будет совершенно прозрачна: я сообщаю вам место, где скрывается ваш «венгерский друг», а вы взамен предоставляете мне противоядие к этой сыворотке, а также все данные, которые вы сможете найти про некую «Формула К»…
Коготь, сидевший рядом с Белой и во время милой беседы двух джентльменов саркастично хмыкавший, ощерился в усмешке:
- Какие доказательства, что германский шпион не соврет, и это «место» не окажется ловушкой? Да и откуда бы такому korhadt (венгр. сопляк) быть в курсе дел старого венгерского вампира?
Луис Блутрот ответил коренастому сербу  спокойным взглядом.
- Этот долгожитель стал известен в Германике задолго до начала «режима диктатуры» в вашем маркизате. Тот, кто вам знаком как Дьёрдь де Хе́веши, был ведущим профессором самых престижных университетов Берлина и Мюнхена почти 200 лет назад. И в Альбионе  господин ученый  также скрывается  под своим германским именем -  Георга Карла фон Хивизи (von Hevesy).
- Вот видишь, Милош, с венграми никогда не бывает  все так просто.  Хорошо, герр Блутрот, опустим нюансы касательно вашего личного интереса к противоядию. Что это за «Формула К», к которой имеет отношение наш «знаменитый соотечественник»?
- Законный вопрос. Биоинтенсификатор. Благодаря ему можно решить очень многие и очень разные проблемы.. человеческого организма.
- Тцц.. Германское модифицированное дерьмо.. Тьфу!

- Не германское, - Лютц Блутрот растянул губы в дьявольской усмешке, - британское. И герр фон Хивизи был знаком с тем, кто положил начало разработке данной…сыворотки.
- К значит «Калиостро», - Людвиг поджал губы, реагируя на собственные мысли. – Скрывающийся под множеством имен неубиваемый искатель «вечной жизни»…из Альбионской Академии. Это было громкое дело…
Милош Варге, поднимаясь с дивана, намекнул своему товарищу о том, что «сделки сделками, но что-то засиделись венгры в Альбионе».
- Я принимаю ваши условия, герр Блутрот. – Бела встал вслед за товарищем.
- Это прекрасно, мистер Кон, - темноволосый тонкостный юноша в инвалидном кресле принялся тут же что-то строчить дорогой и стильной  ручкой  на листке бумаги. - Разрешите задать вам последний вопрос?
-Прошу вас.
- Что вы думаете о «твердой решимости» британского высшего света?
- Полагаю, вы желаете услышать в моем ответе «предельную откровенность», не так ли? Что ж, они считают, что таким образом получат свободу, новую Королеву и равноправные  отношения с «недружественным, но самым могущественным государством».  Однако вы, как мне кажется, со мной согласитесь, что это ошибочное суждение: как бы не относились Главы Церкви к Леди Святой и этому «мирному договору» - монарха, коронованного Папой Римским, нельзя открыто убрать без далекоидущих последствий.

Полуприкрыв ясные голубые глаза, германский «шпион» таинственным тоном произнес:
- Гораздо правильнее не стараться победить в игре, навязанной мировым сообществом, а навязать миру игру, в которой ты побеждаешь, - молодой человек  протянул сложенный вдвое листок высокому мужчине в клетчатом костюме. -  Прописная истина гласит: «whatever can happen will happen», - не менее двусмысленно закончил свою речь экс-монарх.
Хотя в душе Кровавый придерживался совсем другой формулировки известного закона, так как в случае британцев с их заговорами подходила лишь эта: «anything that can go wrong will go wrong»…
- Хмф, несмотря на  "многогранность"  вашего высказывания, оно на удивление точно передает суть.
- Всего хорошего, господа венгры. Надеюсь в скором времени получить от вас приятные вести.
-Abgemacht! (договорились, решено) Auf Wiedersehen, Herr Blutrot!
- Da bog da trazio detzoo Gaygerovim broyachem (пусть бог даст тебе счетчик Гейгера, чтобы ты с ним своих детей искал)!
– уходя следом за Коном, пробормотал Миле на сербском.
Скользкий, как червь, и хладный, как труп римлянина, инвалид-колясочник Когтю как-то сразу не понравился..
***
В задумчивом молчании добравшись до места, где начинали бодро и часто ходить пригородные автобусы и местные такси, венгерские путники, взяв кеб, направились по тому адресу, который указал советник Его Светлости. Подняв стекло в окне, разделявшем водителя и его пассажиров, коренастый серб просипел:
- Не нравится он мне.. Заносчивый abortuszmaradék (буквально - остаток от аборта).
- Ты об очаровательном  «юном даровании»?  Ты знаешь, Милош, откровенно говоря, он и не должен. Король такой милитаризированный страны как Германское Королевство может себе позволить быть «заносчивым» и все прочее, что ты еще о нем подумал.
- Этот сопляк? Да с чего бы, baszd meg az anyádat (# твою мать)?!
- Ну, здесь сошлось множество факторов, так или иначе указывающих на «инкогнито» подобной фигуры. 
- Коляска? Хочешь сказать, у швабов только он уродцем уродился?!
-  В следующий раз, когда буду делать заказ у «швабов» - специально для тебя пришлют портрет «Мясника» в полный рост. Вообще-то, ты должен сейчас ощутить гордость – такая честь выпадает не каждому! Но ладно, просто  поверь мне: мои выводы и сам мальчик не так важны, как интересы  «Тирана» в Альбионе. Для Ватикана, пожалуй, это будет неожиданный удар под дых, если на трон Туманного Королевства взойдет  не «Кровавая Мария», а «Кровавый Людвиг». Если он все-таки добьется своего, Альбион неизбежно – рано или поздно- станет частью Германики. Доминиону это все очень не понравится…
- Ну знаешь, знакомство с их «Королевой»  мне также гордости не прибавило: Csillag – что чепок к каждой бочке дерьма!   Не верю я, что чахлый - «инкогнито». Может, «белая кость» все подстроил?  Хотел отвлечь или пустить по ложному следу..

- Кто из них «паук», а кто «мухи»  - для нас с тобой это уже не имеет значения. Наша главная задача на данный момент выполнить свою часть «сделки» и покинуть это беспокойное место, не попав под раздачу. Мы должны успеть, Миле, иначе Иштван  исчезнет если не с лица земли, то с карты мира.

+2


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Альбион » Владения Королевства Альбион