Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Альбион » Весь Лондиниум и все его объекты


Весь Лондиниум и все его объекты

Сообщений 11 страница 15 из 15

11

Комментарий Историка

Идея бунта вежливо позаимствована с бунта лорда Гордона 1780 года. На исторический прототип наш Джонни похож мало, хотя тоже руководствуется личными идейками. Бунт 80 года был вызван актом «о папистах», что является иллюстрацией нетерпения протестантов к католикам того времени. Однако ж в канонах Сунао в какбэ протестантской стране монарха за каким-то хреном крестит католический понтифик. Мать-перемать. То ли после армагеддона все стали ну слишком веротерпимыми и пофигистичными в этом плане(ага, как же!), либо либерастические мозги чаёвникововсянников? пропитались либерализмом окончательно и бесповоротно. Ну да ладно. На историзм не претендую, а наш бунт вызван отнюдь не религией. Вот так-то!
Насчёт Маруси: да, я знаю, что нормальные интриги в Англии так не делаются. Но мамдорогая! А) Это же СПЕНСЕР! Хардкор!! Крушить мафусаильи гетто ожившими рыцарями из ГП!!(мангастайл) Бэ) А вы попробуйте собрать бунт из непонятно чего, ещё и петицию накропать МЕНЬШЕ ЧЕМ ЗА ДЕНЬ!?!

[Сайон-хаус.]

После подобного морального «раздрая», в который Бедовая Джейн ввергла полковника Тайного Совета, Мари хотелось либо собственноручно немедленно придушить «юродивую дуру» или пойти прыгнуть в Темзу. А Джоселин вместо того, чтобы скрасить тоскливый вечер чем-нибудь более приятным, оставила подругу и отправилась по каким-то своим делам.  Затуманенный алкоголем разум рыжей бестии пока ещё не до конца обработал информацию, но Спенсер буквально печёнками чуяла, что фразы Джудит про возможность новых волнений и переполненные тюрьмы были неспроста.
- Это..интересно. Если изощрённый ум кровососа смог провернуть «фокус-покус» перед недоверчивой Инквизицией и разбушевавшейся толпой, - раздумывая в подобном ключе, глава Тайного Совета приблизилась к мини-бару и налила себе виски. – Если попробовать провести что-то подобное, но уже в обратном ключе? Уолш таких провокаций точно не ждёт – вампирюка явно замотался с такой нагрузкой, бедолага.  А Королева бестолкова по определению..
Мари в два размашистых шага приблизилась к столу и с остервенением крота принялась перерывать бумаги на столе, приговаривая:
- Где-то..где же это было? Недалеко же закинула..женщина уже огорчилась, что посеяла возможность недурно насолить Безнадёжной Звезде, как…
Расшатанный ящик стола сначала вывалился сам, отдавив даме с военной выправкой ногу, а потом из него выпал листок, который оказался искомой информацией:
-  The shit hits the fan!! gentle shit.. Погодите-ка..что это? Воот ты где, старый пройдоха! – листок оказался отрывком из чьего-то досье.
«..лорд Джонатан Гордон, дата рождения: 17.08.3026
Убеждённый протестант, противник законопроекта о равноправии простых граждан и мафусаилов.
Получил возможность попасть в Палату Общин благодаря махинации с избирательными районами(см. дело№6745). Официально не уличался в подозрительных связях и действиях. Основал «Союз свободных британцев», где собирает ярых противников метоселян и вмешательства Ватиканской церкви в дела Альбиона.. »

- Становится всё интереснее с каждым шагом. Почему бы не попробовать повторить опыт предков? Королева уже успела подрастерять народную любовь и доверие, которые ей авансом вверили.. Что ж, - отложив листок в сторону, Мари Спенсер уставилась в «дружелюбный интерфейс» вмонтированной в захламлённый стол консоли. Ей следовало поговорить с этим субъектом. Натолкнуть на мысль, так сказать, так же тонко, как это недавно сделала Джоселин с самой Мари.
- Фрейзер, найдите способ, по возможности конфиденциально, вызвать сэра Джонатана Гордона в клуб на Джерард-стрит. И как можно скорее, скажите, что дело не терпит отлагательств, - полковник отключила консоль и подошла к окну. Отечество в опасности, верно, сэры и пэры?
Отдав приказание прибрать в кабинете, в конце концов,  проблемы полковника – оставались сугубо её проблемами, простым аристократам о них знать совершенно необязательно.
В указанном месте некто мистер Фрейзер должен был встретить английского лорда и тайными тропами, через не особо пострадавшую систему катакомб, проводить его к полковнику.
Где-то через 2 земных часа в кабинет заявился сначала педантичный мистер Фрейзер, который объявил о том, что сэр Гордон ожидает аудиенции, а следом в этот же кабинет был приглашён и так заинтересовавший Кровавую английский аристократ.
Им оказался среднего роста мужчина «в самом расцвете сил», обладавший истинно английской внешностью: продолговатый овал лица, бледная кожа, светло-серые глаза и тёмные волосы. Особой внешней привлекательностью лорд не обладал.  Однако,  его манера говорить и заранее дружелюбный, но цепкий взгляд   настраивали на расположение к такому собеседнику.
- Добрый вечер, я полагаю, для Вас он сложился не так уж и «добро», миледи? – поклонившись, начал беседу истинный джентльмен.
- Не только для меня, лорд. Вся страна этот день прочувствовала сполна. И не о своих проблемах я хотела с вами переговорить, - мрачно хмыкнула Мари Спенсер, - присаживайтесь, уж что нам известно про правду, так то, что в ногах её точно нет.
Джонатан не стал играть в слепо верного канонам этикета англичанина и сел, хотя «дама» и стояла у окна. В данном случае, спорить выходило намного дороже себе. И лично госпожу Спенсер лорд Гордон в своём мысленном списке вписал в графу «джентльмены». 
Он услужливо ждал, когда глава Тайного Совета сама сообщит ему о причине, столь нежданно-негаданно оторвавшей его от заседания его «Союза». Гордон мысленно порадовался, что его хотя бы не из уборной выдернули.
- Мистер Фрейзер уже успел немного поагитировать моих, кхм, собратьев.. Они, похоже, мало что поняли, но впечатлились при этом изрядно, - хмыкнул лорд.
- Мне очень жаль, что заседание вашего «Союза свободных британцев» пришлось прервать. Хотя, вашим соратникам это тоже было бы интересно услышать. Насколько мне не изменяет моя память, - женщина резко обернулась и уставилась прямо в глаза собеседника, - Вы были противником некоторых преобразований нашей дорогой Королевы?
- Да, хм.. Вы, в общем-то, правы.  Я не счёл..разумным тот закон о равноправии вамп..метоселян. Но данный законопроект, увы, всё равно был принят..
- Но ещё не вступил в действие. И пока его можно ликвидировать или «перекрыть» другим законопроектом. Но, к сожалению, воля народа,
- последнее слово полковник Спенсер выделила голосом, - не всегда может дойди до Её Величества. А ужасные события, связанные с подрывами гетто и, - тут Она картинно вздохнула, [b]- ужасным крушением Дворца только убедили нашу госпожу в обратном. Впрочем, вмешательство Инквизиции меня покоробило куда как более.. А ведь мы даже не заключили никаких соглашений с Ватиканом!
- Тут вы правы,
[/b] - согласно закивал Гордон, - такие действия я и мои соратники считаем недопустимыми. Церковь лезет не в своё дело! Но как же мы могли бы донести народную волю до Её Величества?!аристократ поднял взор на Кровавую Ведьму Альбиона. Хотя, Автор считает, что статус Кровавой больше подошёл бы королеве Эстер.
- Придумайте, лорд.женщина пожала плечами. – Существует множество законных способов. Стачки, вот недавно митинг прошёл в поддержку мафусаилов, и подачу петиции в Парламент, в конце концов, никто не отменял!
- И снова Вы правы! Но время, увы, играет против нас.. Любые действия не терпят отлагательств, а это, несомненно, заставит мобилизовать ресурсы, которых у меня, увы, нет,
- продолжил свои излияния Джонатан.
- Поэтому «Союзу» следует поторопиться… Чтобы остаться на плаву. Некоторые его члены могут очень сильно подпортить вам предвыборную репутацию, - Мари прищурилась и тяжело опустилась за стол, на своё место.
- Я..понимаю. Вы правы. Я могу идти или Вы хотели ещё о чём-то переговорить..
- Не смею вас задерживать,
- рыжая развела руки в стороны и усмехнулась.
Освободив стул, коротко поклонившись  даме, джентльмен надел на голову свой котелок и покинул помещение.
- Что ж, теперь очередь за переполненными тюрьмами. Бунт черни, бессмысленный и беспощадный, как тебе это?! Что ты придумаешь теперь, аристократичный кровосос?!

+1

12

Вы думали, это всё? Ехехе, наииивные! http://s52.radikal.ru/i135/1307/1e/ad154206013a.png

[Улицы Лондиниума.]

Младшая сестра графа Уолша настолько устала от затхлого воздуха дворца, в котором, казалось бы, до сих пор чувствовался запах обвалившийся штукатурки, сырости и старой крови, что не могла не позволить себе прогуляться по городу. Кроме «крика души» данное действие было продиктовано элементарной разумностью.  Перед заседанием пацанка решила оценить состояние столицы самостоятельно. Обычно, она этим и занималась – сбором информации, организацией подозрительных уличных сборищ и недоброй расправой над завравшимися преступниками, которых, с истинно английской педантичностью, полисмены умудрялись постоянно упускать.
Сменив придворный костюм на верные драные джинсы, для надёжности измазавшись защитным гелем и натянув толстовку с капюшоном поглубже на голову, истинно британский фрик отправился «на охоту».
В некоторых случаях, а, по мнению Ванессы, и вовсе во всех, отчёт, лежавший на столе Мари, являлся неточным. Хиллингдон и Хейверинг может и были спокойными из-за избытка лиц полицейской национальности в них, но всё, что располагалось между двумя точками города, Восточной и западной, находилось либо в состоянии глубокого разрушения и представляло, скорее, место армагеддонской битвы, а то и битвы крусников всех четырёх, либо изобиловало  подозрительными личностями и мародёрами.
Немного размявшись и припугнув пару обнаглевших терран с ножами, мафусаилка направилась в портовые районы. Насколько знала Она, всякие бунты и слухи лучше начинать именно оттуда.
Общее настроение на улицах было..странным. Митинг и идея Верджила показали себя с лучшей стороны. Но парочкой выступлений на публику общественное мнение, складывавшееся столетия, не изменишь. И тут и там, на углах и в уцелевших подпольных пабах велись разговоры про политику и вампиров. Обе темы были одинаково актуальными. Изредка кто-нибудь из горожан, кому явно давно не «чистили морду», вспоминал и про Инквизицию.
Быстрым шагом, сгорбившись и стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, вамиресса передвигалась по городу. Изредка она ныряла в тёмные проулки, где общалась с кем-то и знакомых, а потом продолжала свой путь..
В скором времени Уолш-младшая добралась до площади, где официально прошёл митинг в поддержку вампиров. Площадь всё ещё была оцеплена военными подразделениями, что означало, что она далеко не пустовала. Митинг был вершиной актёрского мастерства, талантливого пиар-менеджмента и многих любых других понятий, которые так ценили потопленные американцы. Но, как уже говорилось ранее, всем не угодишь и за день народного мнения не изменишь. А на площади перед бывшим, ещё до Армагеддона, театром собрался весь цвет городской черни:  от мелких лавочников и барыг до подозрительных парней из порта или представителей разных «древнейших» профессий, в худшем смысле данного понятия. У Ванессы Уолш волосы на затылке встали дыбом и отнюдь, не по её желанию, когда она подумала о том, что кто-нибудь, хоть сколько-нибудь умный, мог бы использовать силу «тёмного и дремучего» люда для продвижения своих сугубо шкурных интересов. Проскользнув мимо кордонов в толпу, Альбионская фурия стала свидетельницей попыток военных сдержать толпу, словно по линейке разделившуюся на два лагеря сторонников и противников кровососущего соседства. От, собственно, драки «стенка на стенку» сдерживало честных граждан только присутствие  стражей закона. Ибо стачки и митинги, в этой стране, увы, не запретили, а вот за бойню вполне могли и повязать!
Из нахождения в кричаще-вопящей-толкающейся и распространяющей миазмы простой человеческой жизни толпе сестра графа Манчестера поняла, что после  грандиозного представления брата некоторые из промышленников, напрямую зависящие от поставок мафусаильих гетто, решили, пользуясь случаем, высказать свою лояльность монархии, за что, собственно, и поплатились. По разговорам в толпе стало понятно, что в промышленных районах такая же толпа, но только состоящая сугубо из противников возвращенцев, прошлась по мануфактурам данных «вампирьих либералов» и неплохо их потрепала. Военные, конечно, в итоге повязали зачинщиков и задержали участников, но основной костяк благополучно ушёл в районы Ист-Энда под видом митинга.
Периодически, на сцену, оставшуюся после митинга в поддержку возвращенцев, периодически забирались «народные парламентёры» и пытались продвинуть свои идеи в массы. Как правило, это заканчивалось печально.
- Правительство прикрывает кровососов! А как вы думаете, граждане, ЧЬЮ кровь они тёмными ночами пьют?! Почему, по-вашему, в Ист-Энде нулевая раскрываемость? Полиция их прикрывает!
Стражи правопорядка оставались безучастны к таким наездам, посему Ванесса выкрикнула:
- Что тебе сделали вампиры, неудачник?!  Самое опасное в Ист-Энде  - это его жители!
- Что?!
– парламентёр народа возмущённо открыл рот и попытался высмотреть кричащего в толпе. Пока указанный товарищ зевал, другой мистер провёл ему грамотную подсечку и, спихнув выходца из народа обратно в «народ», влез на сцену сам:
- Простите, сударь, но лимит вашего выступления исчерпан! Господа! Дамы! А теперь давайте объективно задумаемся: что нам сделали вампиры?! Разве кто-либо из ваших родных и близких страдал в последнюю сотню лет от натиска метоселян? Нет? То-то же! Граждане! Вспомним принципы, на которых веками строилось наше государство! Равноправие ВСЕХ граждан! Парламент, как орган представительства народной воли – но народ, это все мы, а не только люди!
Вслушиваться дальше в подобное Ванессе смысла не было. Либо это человек Верджила, либо хорошо проплаченный фабрикантами, заинтересованными в технологиях потомков колонистов Марса, кадр..
Девушка целеустремлённо двигалась к толпе, чтобы достигнуть к выходу с площади. Там она заметила подозрительное столпотворение, которое и стало её целью.
Где-то из толпы раздавался не стройный хор, распевающий «Долго путь до Типперери»:

It's a long way to Tipperary,
It's a long way to go.
It's a long way to Tipperary
To the sweetest girl I know!
Goodbye Piccadilly,
Farewell Leicester Square!
It's a long, long way to Tipperary,
But my heart's right there.

Когда Уолш-младшая наконец выбралась к назначенному месту, её взгляду предстали какие-то подозрительные господа, окружённые массой явно недружелюбных и недовольных Правительством и королевой в частности граждан.
- Мерзавцы-политиканы забыли, кому они должны своей властью и чью волю представляют! Закон о вампирах нарушает наши права! Так откроем Её Величеству на это глаза! Даёшь народную петицию Королеве!! Пусть восторжествует Его Величество  король Толпа!!
Поддержав вещателей согласным рёвом, толпа ломанулась на главные улицы Лондиниума. Военный контингент их сопровождал, но никаких действий не предпринимал. А лорд-камергер понимала, что это – катастрофа! Если эта толпа действительно вломится в здание Парламента…
- Это АД! Да воздастся им за грехи, так?! Дьявол, они не могли САМИ до такого додуматься?! Кто?!
- Эй, послушайте.. Подождите!Ванесса Уолш кинулась за провокаторами.
- Эй, ну чего тебе..эээ..мисс?
- Кто будет «народным представителем» и подаст петицию Её Величеству?
- А тебе чего?
– подозрительный тип подозрительно прищурился.
- Хочу помолиться за него! Такое имя точно нужно прославить в веках, - Уолш порадовалась, что её лицо скрыто от глаз.
- ХаХа! Ну что ж, мисс, помолитесь за дело лорда Гордона!
- Идиоты!!! Что за Кьюкамбер с Бен Невис?!? И чего им всем неймётся… - покачав головой, девушка развернулась и отправилась назад, во Дворец, против «течения» толпы.
Эта информация наверняка доведёт Верджила до кондрашки.. Эх, говорила я ему: давай эмигрируем в Империю. Ну, или, на худой конец, – съедем в Ирландию! Богадельня, а не город…

+1

13

Букингемский дворец. Рабочий кабинет Её Величества================>>Вестминстерский дворец.
[avatar]http://savepic.ru/11991474.jpg[/avatar]

История, Мать наша

Вестминстерский дворец, где проходят заседания Альбионского парламента, находится в лондиниумском районе Вестминстер на берегу Темзы. Это расположение объясняется тем фактом, что в случае народных волнений  здание парламента не может быть окружено революционной толпой. 
В древности Вестминстер-холл имел в основном два назначения: это был зал, где заседал Верховный суд Альбиона (на тот момент «Англии»), и место для коронационных банкетов. Его история тесно связана с историей Альбиона. Здесь проходили все крупнейшие судебные процессы тысячелетий. И этот зал дошел до наших дней. Ему, как и зданию парламента, уже почти 3 тысячи лет!  Что уж  говорить о красоте и стиле, если  здание парламента и сейчас является редким по пышности и размерам в своем роде.
Башня Виктории оформляет королевский вход в парламент. Во время сессии на ней поднимается государственный флаг. Именно такой флаг сейчас реял на Башне Виктории. А это значит, что парламентская сессия была в полном разгаре.
Обычно обе палаты, общин и лордов, редко  встречаются в Вестминстерском дворце. У каждой палаты есть своё отдельное помещение. Исторически сложилось так, что северную часть здания парламента, с возвышающейся над ней башней Виктории, занимает палата лордов. И неспроста. Ибо Палата Лордов – наиболее богато украшенное помещение Парламента.  Резьба по камню и дереву, множество фресок и картин,– лучшие мастера творили долгие годы, чтобы заполнить этот зал. Потолок  там сплошь покрыт изображением геральдических зверей, птиц и цветов. В окна же вставлены цветные витражи. А как прекрасен королевский трон с инкрустированным балдахином, вместе с рядом скамей, обтянутых ярко-красной кожей и  бронзовыми статуями баронов.. Это всё, несомненно, потрясает воображение и захватывает дух у простого среднестатистического посетителя.

Есть одна древняя традиция.Она гласит, что монарх должен  подниматься по Королевской лестнице в Нормандский портик, дабы оттуда попасть в зал Королевской мантии.  Проходя далее через Королевскую галерею, где установлены статуи альбионских правителей, монарх минует комнату Принца со скульптурой королевы Бригитты II, а затем торжественно вступает в палату Лордов. При появлении Монарха все члены обеих палат и правительства обязаны встать и почтить присутствие Суверена.
Королева Эстер уже довольно долгое время неподвижно стояла в комнате Принца, не в силах заставить себя сделать несколько последних шагов, отделявших её от палаты лордов. На данный момент там находились члены обеих палат, а также правительства во главе с премьер-министром. Грубые, выкрикиваемые с места,  реплики говорили о том, что уже как минимум полчаса в зале шли жаркие дебаты. И Эстер, к своему горькому сожалению, знала о чём.
Палата Общин вместе с премьер-министром уже несколько месяцев (если не все полгода её прибывания на престоле) выступала за более жесткие меры в отношении носителей вируса бацилус. В данном конкретном случае, после ряда мятежей и стачек, это означало лишь депортацию мафусаилов, как преступников и нелегальных иммигрантов, из страны. «Растерявшаяся» (если так позволено будет описать состояние шока и «тихого ужаса» членов нижней палаты) полгода назад в момент принятия этого законопроекта Палата Общин теперь поставила это одним из  главных приоритетов в  своей политике по отношению к намечающимся реформам альбионского правительства. Противники «акта о кровососах» были  намерены требовать увеличения штрафов для компаний, которые сотрудничали так или иначе с «преступниками из гетто». «На Альбионе равноправие ждёт только тех, кто не противен Природе и Богу, и это явно не проклятые самим Творцом кровососы».
Однако со дня принятия «акта» случилось многое.
На неприятное для любой страны состояние «раздрая» в средних и «более низкого достатка» слоях населения  повлиял  факт  сокрытия правительством (точнее верхушкой аристократии) правды о рабском труде и положении самих «виновников смуты». Вся мощь государства Альбион многие века, как оказалось, зависела напрямую от запрятанных в подземную тюрьму «проклятых ненавистниках солнечного света».  Далее неожиданным фактором стало явное  расположение, одобрение и поддержка «злополучного» решения Королевы понтификом. Затем был еще и подрыв неизвестными Символа Альбионской Монархии и, как результат, - обвал в «вампирской тюрьме». И при всём раздуваемом «антивампиристами» пожарище эти «проклятые  исчадия  ада» молча, без нареканий, помогали вытаскивать потерпевших, заваленных обломками! Помогали с помощью своих «способностей, полученных за продажу  души Дьяволу». Тем более, в присутствии самой Священной Инквизиции! И тогда люди стали сомневаться.. Может, это все что-то да значит? Может, Бог и Природа не так уж и против "кровососов"?
Новоиспечённая королева как никогда понимала важность силы убеждения... Недавно зародившаяся в народных массах надежда и смутное понимание и осознание всей двоякости ситуации «о равноправии»   были столь хрупки, что дальше позволять членам палаты общин мутить воду и пытаться добиться своего - было более чем «предосудительно». 
Эстер глубоко вздохнула, досчитала до десяти и, подав знак  церемониймейстеру, вошла в зал.

***

- Лорд Рокингем! С позволения Её  величества...- Лорд-председатель Палаты лордов, заменяющий на данный момент Лорда-канцлера Джейн Джудит Джоселин, поклонился королеве, продолжил. - Как мы все уже  поняли, мнения в Палате Общин, - он неопределённо хмыкнул и нейтрально улыбнулся, -а также кабинете разделились.  Не будете ли Вы столь любезны ещё раз подробно изложить доводы вашей партии?
Лорд Рокингем Чарльз Уотсон Уентуорт, уже дважды премьер-министр, встал поклонился королеве и заседающим.
- Ваше Величество! Господа лорды! Леди и Джентльмены!  Итак! Предложенный законопроект был посвящен важной теме: кхм...«смягчению содержания» мафусаилов, а также изменениями в правительственной политике....
И понеслось. Слово за слово, аргумент за аргумент, и «джентльменское» обсуждение превратилось в настоящую битву.
- Что есть мафусаил? Это скотина! Главный тезис, применимый к мафусаилу: мафусаил — зверь. От коров, лошадей и прочего скота его отличает внешнее сходство с человеком, и только. Это должно стать основой нашей политики в данной сфере!
- «Вампирский» ресурс — важная часть нашей экономики, важная составляющая производства. Зачем прибегать к крайним мерам: «депортации» или «масштабному уравниванию», когда можно всего лишь   смягчить условия содержания в гетто. А именно: уменьшить рабочий день, улучшить и увеличить рацион питания, ввести нормы содержания — количество особей на квадратный метр, и так далее.
-.....А также ввести поголовную или частичную стерилизацию самок мафусаилов! Не допускать естественного размножения мафусаила.. Вампир  всегда будет недоволен! И ему всегда будет не хватать ..кхм-кхм..еды, сколько не дай. Стоит ему облегчить участь, и он начнёт задумываться о своей жизни. Появятся лидеры, которые рано или поздно поведут остальных на борьбу за светлое будущее.. У них в первую очередь всегда срабатывает инстинкт охотника.
- Этот законопроект уже многим «показался» странным, вызывающим, даже крамольным!!
- Я полностью согласен с таким мнением! Но мы с вами не обыватели, которые привыкли мыслить мелко. Мы- законодатели Альбионского королевства, на наших плечах лежит ответственность за судьбы и благополучие всего народа. Значит, мы обязаны обсуждать и неприятные вещи. В последние десятилетия мы ощущаем нехватку сельскохозяйственной продукции, нехватку других материалов, в производстве которых можно задействовать труд мафусаила. Чтобы изменить ситуацию, нужно всего лишь предоставить комфортные условия жизни, повысить мотивацию. Именно на это направлен законопроект Её Величества!
- Да это ясно. Но всё равно как-то слишком. Я вообще не понимаю, как можно обсуждать такой вопрос сейчас. Вы видели, что творится на улицах нашей дорогой столицы?
- Вы ведь знаете, ситуация с вампирским племенем сильно обострилась. Наше общество на грани расслоения. А Палата лордов, как мы все уже заметили, единогласно поддерживает этот законопроект... Вот о чём нужно думать. Вот что важно!
- Вы угрожаете нам гражданской войной?
- Нет, конечно. Но волнения и недовольства будут!
- Они уже есть, лорд «Соня»!!
- Наша задача — уйти из-под обстрела, найти компромисс!
- Мафусаил - разумен! Значит, мы должны, просто обязаны проявлять снисхождение!
- Если разум и есть — то он присутствует в зачаточном состоянии. В основном, там одни инстинкты.
- Да?! А оружие?! А утерянные технологии??! Феи на крылышках принесли?!
- Абсолютно поддерживаю! Взгляните на министра юстиций — это что, по-вашему, «ковшик»? Простите меня, Ваше светлость! Сил уже никаких нет!

Эстер Бланшетт неподвижно восседала на  троне, до крови закусив губу и изрядно побледнев. Она еле сдерживала себя от того, чтобы   не вскочить и не разругаться со всеми в пух и прах из-за вселенской несправедливости, а также тотального слабоумия и очевидной глупости премьер-министра и членов палаты общин. «Как же гадко...мерзко...гадко!!! И стыдно...ужасно стыдно...перед мистером Уолшем...» Неужели столько сил, энергии и изобретательности были потрачены в пустую? Ей казалось, что хуже уже не будет. От одного взгляда, брошенного ею на свою «дражайшую и любимейшую сестру» принцессу Марию Спенсер, Эстер становилось  горько и муторно на душе. Леди Спенсер, облачённая в особую униформу для такого случая , даже не скрывала своего торжества и едкой ухмылки. Она с  удовольствием следила за ходом «баталии» и время от времени перекидывалась со своими помощниками явно язвительными комментариями.
- Довольно! - слово снова взял лорд-председатель Палаты Лордов. - Лорд Рокингем, призовите своих коллег к порядку! Немедленно!
Когда установилась более-менее спокойная атмосфера, Лорд-председатель встал с места и недовольно посмотрел на премьер-министра.
- Её Величество и уважаемые члены палаты лордов услышали сегодня предостаточно...оскорблений, угроз и глупых предрассудков, явных и скрытых, со стороны членов палаты общин.
- Что..?! Какие оскорбления..?!

- Лорд Рокингем, позвольте мне напомнить, зачем мы здесь. Мы собрались, чтобы заслушать конструктивную критику закона об уравнении прав мафусаилов. А также выслушать ваши предложения.. И что  же услышали Её величество и благородные члены палаты Лордов? Вы сравнили Его Светлость, графа Манчестера, пускай и не напрямую, и его глубокоуважаемую сестру Леди Уолш с животными. Со скотом. Вы предлагали предать их сородичей стерилизации. Вы напрямую выказали своё непочтение Её Величеству королеве Эстер; более того, ныне покойной королеве-матери, тем, что посмели высмеять столь грубо её подданных, в лице графа и леди, а также «подчинённых» , столь рьяно опекаемых графом на протяжении вот уже нескольких сотен  лет. «Подчинённых», которые привели нашу страну к благополучию, позволили встать наравне с сильнейшими государствами постармагеддонского мира. Мы все, мягко сказать, в недоумении, неужели это то, что вы действительно собирались сегодня до нас донести? У вас есть что ещё добавить ко всему этому?
Рокингем стал бледен, кажется, до него начало доходить, какой «балаган» на самом деле устроила палата общин, и в чём могут обвинить его в конце этого заседания. Он весь покрылся испариной. И ежеминутно платком протирал лоб, щёки и подбородок. Надо было  спасать ситуацию. Он в надежде оглянулся на сэра Бальфура.
Артур Джеймс Бальфур кхекнул в кулак и поднялся.
- Я как глава оппозиции  палаты общин прошу предоставить слово сэру Уильяму Мередиту, достойному члену нашей партии.
Лорд-председатель сделал приглашающий жест рукой.
- Мистер Мередит?
- Ваше Величество! Лорды и леди! Джентльмены! Ваша светлость, прошу принять мои извинения, я поражён глубиной  недомыслия и варварских суеверий своих уважаемых коллег по палате. Я уверен, всему причиной волнения и  беспокойство, которое нарастает в народных массах.  И неудивительно. Вполне возможно, что если бы я не стал очевидцем и участником неких событий недавнего времени, я бы тоже ...был бы несколько более предвзят и «по средневековому старомоден». Члены моей партии и Лорд Бальфур милостиво выслушали мою историю на предыдущем нашем собрании и так прониклись моим рассказом, что в корне поменяли своё мнение, как и я, к обсуждаемому закону.
На этих словах премьер-министр несколько  агрессивно уставился на главу оппозиции, требуя прекратить сие «безобразие». Бальфур даже не взглянул в его сторону.
- Позвольте мне и остальным моим коллегам предоставить на ваш суд эту историю. Я не хочу вдаваться в подробности моей биографии и утомлять Её величество, а также благородных лордов и леди.. Так случилось, что 6 лет назад я потерял свою дражайшую супругу. Наш брак был счастливым, и кроме неё у меня не было человека ближе и роднее..
Мередит на мгновение запнулся, затем снова продолжил.
-У меня от Мэри осталась дочка. Единственная. Долгожданное дитя. Видеть её улыбку — счастье для меня. Она как солнечный лучик в моей мрачной жизни. И вот...я взял её на прогулку пару дней назад..мы гуляли близ дворца её величества.. Она так хотела его рассмотреть.. Дальше... Как вы знаете, там был подрыв.  Многие люди погибли под обломками. Моя Клэр оказалась ...в зоне поражения.
Все слушали молча и, казалось, внимательно.
- Что случилось дальше, мистер Мередит? Ваша дочь ...погибла? - задал вопрос лорд-председатель, подводя того к кульминации рассказа.
- О, нет-нет! Что вы! Нет, ни в коем разе.. Но это бы случилось, если бы внезапно её не подхватил из-под падающих камней...один из жителей..гетто. Если бы не благословенная Богом скорость и сила этого, несомненно, высшего существа, практически ангела, я бы сам ушёл на тот свет..за Клэр. Клэр, иди сюда, маленькая! Иди ко мне, доченька!
Из-за фигуры сидящего рядом с Уильямом Мередитом показалась маленькая белокурая девочка 6 лет в платье цвета  фиалок. Она стеснительно улыбнулась рассматривающим её взрослым дяденькам.
Королева Эстер впервые за всё заседание расслабилась и приветственно улыбнулась, привлекая внимание девочки. Девочка, которую папа взял на руки, помахала в ответ ей ладошкой.
Бальфур противно, по мнению премьер-министра,  улыбнулся и встал:
- Как видите, леди и джентльмены, эту девочку спас мафусаил. Мафусаил. «Вампир». То самое «чудовище», которое мои коллеги так мило изобразили сегодня во всей красе. И я могу даже наглядную картинку предоставить для полного сравнения, так сказать. Мисс Тейлор, встаньте, пожалуйста.
Из следующего за Бальфуром ряда со своего места встала красивая стройная девушка со светло-каштановыми волосами. Она держалась несколько неуверенно, но во взгляде серых глаз была серьёзность..понимание всей сложности данной обстановки.
- Насколько мне известно, она спасла в тот злосчастный день не только малышку Клэр, так, мистер Мередит? - Бальфур с напыщенным самодовольством смотрел на  позеленевшего Рокингема.
- Именно, сэр Бальфур. Моя Клэр теперь, кажется, доверяет только ей. И, если его светлость позволит, то я бы хотел, чтобы мисс Тейлор неотлучно находилась при моей дочурке. Я предложил мисс Тейлор работу в своём доме..- Мередит оглянулся назад, посылая благодарную улыбку девушке.
Шум в зале начал нарастать..перешёптывания перерастали в выкрики, в большинстве своём удивленные и одобрительные со стороны мест палаты лордов, но и члены оппозиции палаты общин не отставали. Раздался звук редких аплодисментов, вскоре перешедший в громкие овации.
Королева встала со своего места и приблизилась к краю платформы, отделяющей её трон от скамеек заседающих.
- Мистер Мередит, я хочу поближе познакомится с вашей дочерью. - Эстер улыбалась.
Сидящие в стороне члены оппозиции засуетились, привставая со своих мест, но людей в зале набилось слишком много. Ведь заседал парламент в своем полном составе. Поэтому за неимением возможности двигаться, парламентарии стали передавать девочку друг другу на руках, «по воздуху».
Лицо полковника Спенсер в этот момент выражало сплошную неприкрытую ненависть, и  взгляды, которые она  метала в премьер-министра и членов его кабинета были просто...ничего хорошего не предвещающими. Когда девочку доставили до королевского возвышения, все снова уселись на места, а королева Эстер, взяв девочку за руку, о чём-то с ней мило побеседовала. Та кивнула и помахала кому-то в зал, призывая. Через мгновение возле королевы появилась 3я фигура, той самой мафусаилки. Мисс Тейлор стояла на ступеньках возвышения, не решаясь подойти ближе. Эстер протянула к ней руку и та, присев в реверансе, приняла её.
Тут двери в зал распахнулись, и показались вооруженная стража. Все разом забеспокоились, начали привставать с мест, в надежде узнать, что случилось. Один из охранников дворца,  по-видимому, командир подошёл к сидящему ближе всех лорду-председателю палаты Лордов и что-то сказал. Председатель напрягся и встал, призывая всех к тишине.
- Мне только что доложили, что …со стороны парадного входа собралась ...толпа ...митингующих..и требуют, чтобы их впустили. Капитан говорит, что настроены они решительны, у некоторых есть даже оружие. И их достаточно много.
- Чего они хотят?
- У них... обращение к королеве. Э-э...петиция.
- Ну так впустите их, лорд-председатель!
- Спенсер, сузив глаза,  встала с места и скрестила руки на груди. - В первую очередь, эта «толпа» — тот самый народ, о котором наш Парламент и правительство так благородно  пекутся, разве нет? У них есть обращение. И, по-видимому, оно посерьёзнее того, что мы сегодня услышали от премьер-министра и членов палаты общин. Впустите их!
- Всех? - изумлённо выдохнул мужчина.
- Разумеется, нет. Пригласите только лидеров.
Через некоторое время в дверях, окруженные стражей дворца показались 4 человека. Вперёд выдвинулся мужчина средних лет, истинный альбионец..
- Лорд Гордон?!
- Это Гордон!!!
- Что он...себе позволяет??

Близсидящие парламентарии с негодованием вскочили с мест, на что лорду-председателю пришлось делать замечания.
- Я, лорд Джордж Гордон, являясь представителем «Союза свободны британцев», был избран нести волю народа. И я обращаюсь  к Её Величеству и глубокоуважаемым членам обеих палат с нижайшей просьбой рассмотреть  петицию граждан  Альбиона.
Дальше снова началась полная катавасия. Гордона пытались заткнуть, за него вступались Спенсер, несчастный  Рокингем и с десяток его самых верных соратников в палате общин. Бланшетт застыла, как изваяние на своём королевском возвышении, за её платьем спряталась малышка Клэр. А стоящая ближе всех к «посланникам народа» мисс Тейлор едва заслышав требования «граждан Альбиона» по отношению к мафусаилам  сдерживалась, чтобы не броситься и не начать бойню.
Достаточно! - крик взбешённой королевы эхом пронёсся по залу. Бланшетт сжала свободную  руку в кулак и сделал шаг вниз с королевского возвышения.- Я призываю вас всех к порядку! Лорд Гордон, мне тоже есть, что сказать вам, как «изъявителю воли народа». Так слушайте свою Королеву!

-Я понимаю, что народ восстает, когда он не может больше терпеть. Понимаю и то, как закономерно недовольство народа. Исторически сложилось, что правящие верхи сами доводят народ до восстания - они обрекают его на нищету, пренебрегают его интересами, оскорбляют его достоинство.
Но в нашем случае, давайте будем честными, лорд Гордон, милорды, джентльмены,   что такое это именно ваше  «восстание»?   Это форма протеста невежественных, темных людей. Не спорьте.
Кто виновен в  темноте и невежестве людей? Сложно сказать. Антиметуселянские настроения в Альбионе имеют глубокие корни, разве нет? Со времен войн и всех возможных   революций  политическая реакция в стране неоднократно использовала метуселян в своих целях. Торговцам, промышленникам, лендлордам было на руку неравноправное положение мафусаилов. Им было выгодно поддерживать любые предрассудки против этой части населения. Как во времена средневековой Инквизиции. Это привело к тому, что их всех спрятали под землю, в фактически «добровольные исправительные колонии», ради наживы, ради монополии. В Альбионе пару столетий назад начал происходить  промышленный переворот. Но люди, не имеющие доступа к власти так или иначе, понятия не имели, отчего и почему страна начала процветать. Что же вдруг стало непосредственным поводом к бунту? Моя коронационная речь? Обсуждение в парламенте вопроса об эмансипации мафусаилов и возвращение им гражданских прав? Нет. Исключительно слухи. Сплетни. Клевета.  Они  вызвали столь огромную сенсацию. Насколько огромную может сказать только сам народ, наверное.. Люди, граждане Альбиона, верноподданные королевы принялись громить лавки, заводы, жечь  дома, грабить  имущество. И многие погибли. Одни нашли страшную смерть в огне, ими же зажженном, другие, забравшись в подвалы и погреба, чтобы всласть напиться чужого вина  не вышли оттуда на свет божий. Кто виноват? Разве мафусаилы? Нет.  Люди, которые хотят, чтобы оставалось всё как прежде. Неважно из каких слоёв общества. Но эти люди решили поднять городские низы на борьбу за ...чуждое для них дело, чуждое — потому как они никогда не были в курсе порядка вещей, истинных дел, того, что всё это время было скрыто от них. Сыграв на людской  темноте и предрассудках, «эти неизвестные» привели народ  к стихийному восстанию.
Есть люди   «вдохновители восстания», как Вы, милорд, благородные идеалисты, сочувствующие народу, любящие его. А где-то среди нас  скрываются   политические авантюристы, подстрекающие народ на бесчинства, тем, что распускают эти самые сплетни, слухи и клевету.
И против кого? Против тех, кто  трудится по шестнадцать-двадцать часов в сутки. Зажат в стенах и рамках, выстроенных для них власть держащими. Но, по сути, для кого? Для таких же граждан, патриотов и «народа», как и мы с вами.  Это ли честно? Это ли справедливо?
Наше законодательство должно открыть двери равно  перед всеми  теми, кто  работает и созидает и закрыть их перед теми, кто собирается только пользоваться благами..
Поэтому я пришла к обдуманному и взвешенному решению, что мое правительство будет  способствовать созданию в Альбионе более справедливого общества, всемерно помогая тем, кто активным трудом вносят свой вклад в развитие и благосостояние страны!

"Грациозная, как и должна быть королева, и сдержанная как священник, Эстер одинаково ровно держала себя с представителями всех партий, дипломатично оставаясь вне упреков..."

+1

14

- И в итоге мы всё же «приканчиваем» Парламент со всеми вытекающими! Ванессу Кемпфер любезно дал отписать мне, а агента Юдифь попросила написать Сет. Вот такое нелёгкое наше бремявремя...http://i078.radikal.ru/1307/9a/35edf595a79c.png

Вестминстерский дворец…

За свою долгую метоселянскую жизнь Верджил Уолш  имел возможность послушать как множество излишне бурных заседаний Парламента, так и  услышать великое множество грязи, вылитой на  вампиров и обитателей гетто в частности…
Уолшу-старшему это было не в новинку и сердце его оскорбления парламентариев  не трогали. То ли дело Ванесса! Его шебутная сестрёнка, которая заранее узнала о намечавшемся ужасе, подготовленном идеалистом-идиотом Джонатаном Гордоном.
- Скотина!! Верджил, он назвал нас животными! Эта ботиночная амёба, пародия на человека! – взвыла сестра министра юстиции Альбиона.
- Ванесса, тише! И не амёба, тогда уж, а инфузория..
- Да мне плевать! Я задушу его…собственными волосами! «Уменьшить рабочий день»,
- Уолш-младшая затрясла головой, растрепав свою сложную прическу, - соглашаемся на депортацию и пусть Морской Дьявол ввергнет в пучину эту страну!
- Ванесса, молчать. Мы останемся до конца. Королева дала мне приказ – найти и оберегать её…
- Эту дуру?!
– громким шёпотом зашипела девушка. – Она и сказать-то ничего не может…
- Может, сестра моя, может. Просто, пока не время. У нас всё получится!

На время Лорд-камергер затихла и вслушивалась в речь премьер-министра Рокингема и его соратников дальше.
- Вот сейчас включу свой «инстинкт охотника» и будете знать, тупоголовые имбецилы!близнец Верджила недобро скалилась. Кружевной платок, который она мяла в руках, давно превратился в оборванную и жалкую тряпку.
- У нас нет разума, Верджил, - возмущённо начала девица, - а, впрочем, знаешь, он прав. Мы точно олигофрены, раз до сих пор не покинули этот Ад, который ты зовёшь Родиной!
Когда его назвали «ковшиком» Верджил даже поперхнулся, но предпочёл промолчать. В конце концов, какой бы специфической она не была, это была попытка защитить его «племя».
Гораздо больше графа Манчестера занимала излишне радостная полковник Спенсер.
- Ей следует лучше скрывать свои эмоции… Слишком явное торжество в данной ситуации – её эпичный провал. И я почти уверен, что в деле с грядущей подачей петиции не обошлось без её твёрдой руки. Что ж, я подожду реакции на…на всё. Поживём – увидим, верно? – задумчиво разглядывая Джеймса Бальфура, размышлял Рыцарь Королевы.
От Артура Джеймса министр юстиции ожидал любой подлости. В конце концов, лидер оппозиции зачастую, в особо важных вопросах, придерживался линии Кровавой Мари.
Посему следовало быть готовым к любым неожиданностям и внезапно вскрывшимся тайнам. Впрочем, в политике на Британских островах самыми страшными, порой, оказывались не явные политические противники, а враги «внутренние». К таким, в личном списке Уолша, тяготела Бедовая Джейн. Она не даром была Бедовой, но не сама по себе, она несла беду всем остальным. И её непосредственное участие в создании «липового» договора страшило мафусаила куда как больше возможных подлостей от Спенсер и её прихлебателей…
Когда Бальфур поднял мистера Мередита Верджил напрягся, в конце концов, это была не им спланированное шоу, так что лучше бы и без него. Но когда джентльмен начал рассказывать про крушение Дворца и чудесное спасение своей дочурки, Уолш-страший удивлённо воззрился на сэра Артура. То, что лидер оппозиции допустил до всеуслышания такую историю, говорило о том, что Бальфур оказался хитрее премьер-министра. Взбешённый и отчаянный взгляд последнего был тому доказательством. Верджил едва сдержался от недоброй ухмылки. Он прекрасно понимал, что в Парламенте вчерашние союзники и сопартийцы легко могли превратиться в противников…
В целом, история с девочкой была к месту: надавить на совесть и жалость политиканов было вполне хитрым ходом, но присутствие Аманды Тейлор, которую по недосмотру занесли в списки погибших… Верджилу хотелось встать и настучать мафусаилке по голове. В конце концов, он - смотритель гетто и ему первым следует знать о местонахождении его подопечных.
- Она жива! Подумать только. Сообщить своим она не догадалась? – мрачно прошептал Верджил Ванессе.
Сестра опасливо покосилась на близнеца:
- Ну-у, вообще-то в гетто все знают, что она жива. Никто не знал, что она спасла наследницу Мередита, но то, что жива – она предупредила…
- А мне сказать ты не посчитала нужным,
– тяжело вздохнул Рыцарь Королевы.
- Прости-прости, ты просто был таким занятым, - девушка успокаивающе взяла за руку брата.
Во время беседы королевы со спасительницей и спасённой вампир внимательно наблюдал за главой Тайного Совета.
- И всё-таки, Мари, учись контролировать мимику. Твоя злоба слишком осязаема…
Когда командир стражи сообщил о присутствии разъярённой толпы «тёмного люда», напряглись все присутствующие на заседании, и только Верджил Уолш безучастно прикрыл глаза и вздохнул. Всё-таки к этому всё и шло…
Единственное, что следовало выделить в следовавшем после явления лорда Гордона «народу», а точнее его представителям, действие, это речь королевы Эстер Бланшетт.
Естественно, основной её костяк был написан, обговорен и обкатан заранее, но не обошлось и без «непревзойдённой импровизации» самой монахини в отставке.
Но даже после такой замечательной, взвешенной и достойной быть внесённой в анналы политической истории речи, у зачинщика подачи петиции остались вопросы. Джонатан Гордон не мог сдаться без боя, в конце концов, испепеляющего взгляда Спенсер хватало с лихвой, чтобы понять, что будет с отступниками…
- Ваше Величество, - обратился «вдохновитель восстания», - я не смею утверждать, что все метоселяне  заслуживают такой жизни, которой они жили всё это время. Но если мы резко даруем все права и свободы метоселянам сейчас, не выльется ли это в ещё больший кошмар и потрясения?! Есть ли у нас силы, чтоб урегулировать преступные элементы, которые, наверняка, возможны  и среди мафусаилов, или как-то остановить «народных мстителей», которые возжелают отомстить простым гражданам за века гнёта и унижения?! Разве можно принимать таки сложные и требующие постепенных действий решения, игнорируя волю народную?
- Разве воля народа Альбиона была проигнорирована? Разве Вас, лорд Гордон, не допустили с петицией на заседание?
Верджил, доселе молчавший «в тряпочку», поднялся со своего места. - Это заседание, которое собрало столько разных и, несомненно, сложных мнений – ведь оно вызвано именно желанием учесть волю народа, как Вы выразились. Вы утверждаете, что не можете доверять мафусаилам, но если вы не доверяете моим собратьям, значит, Вы не доверяете мне и Лорду-камергеру. Следует ли расценивать это как недоверие Кабинету Её Величества в целом?
- Нет-нет, что Вы, Ваша Светлость, ранее я сказал, что бывают и исключения…
- На данном заседании я услышал достаточно мнений, чтобы сделать вывод, что недоверие, суеверия и ограниченность во взглядах ещё слишком прочно сидят в нашем обществе. Но я ответственно заявляю, что за своих собратьев я могу поручиться лично, а так же то, что я и лорд-камергер, леди Уолш, обязуемся следить за законностью и правопорядком в действиях метоселян, живущих в гетто.

Речь Уолша-старшего была встречена громкими овациями, хотя воодушевление некоторых разделяли далеко не все. Кровавая Мари выглядела так, словно у неё из ушей сейчас повалит дым, а то и целиком загорится…
Лорд Гордон стушевался и уже просто не знал, что ему делать. Отдавать петицию было бессмысленно, но возвращаться в «толпу» с пустыми руками – опасно и неразумно.
- Полагаю, большинством законопроект введён в исполнение, - продолжил министр юстиции, - И сейчас я прошу обратить ваше внимание, господа парламентарии, на вопросы внешнеполитического характера. Его Святейшество Папа Римский пригласил представителей от нашей страны для заключения мирного соглашения между нашей страной и Ватиканом. Таким образом, кабинету Её Величества предстоит решить проблему, не менее животрепещущую, кого и когда  мы отправим на столь ответственную и почётную миссию!
И снова аплодисменты, на этот раз практически полные.
- Итогом заседания Парламента должна стать необходимость возвращения Лондиниуму его прежнего внешнего облика. После столь масштабных выступлений Канцлеру казначейства и министру внутренних дел и министерству общественной собственности следует заняться реконструкцией и восстановлением пострадавших от пожаров и взрывов жилых зданий, архитектурных памятников (с привлечением министерства культуры) и путей сообщения. А так же нам следует назначить ответственных за воплощение утверждённого законопроекта для  постройки домов  для жителей гетто. Всем гражданам, чьё имущество пострадало вследствие волнений, государство произведёт выплаты…

Мари Спенсер ==================► HMS «Победоносец»...

Примерно в это же время в тайной комнате  Вестминстерского дворца.

В небольшой комнатке задрапированной тёмно-синей, в свете скудной лампы почти чёрной, тканью, напротив громоздкого и очень сложного устройства, напоминавшего доармагеддонский трансмиттер  сидела фигура, закутанная в чёрное. Глубокий капюшон из чёрного бархата открывал только полоску губ, накрашенную тёмной помадой. Прячущая свою личность женщина, наманикюренными пальцами набирала какую-то сложную комбинацию на сенсорном дисплее передатчика. Изящный пальчик с острым ногтем соскользнул и дисплей выдал табло, на котором указывалось, что до дезактивации трансмиттера осталась минута. Однако, таинственная незнакомка проигнорировала данное сообщение и продолжила подбирать комбинацию. Минус  данной системы защиты состоял в том, что код, менявшийся каждые полминуты, было не так-то просто подобрать и риск остаться без рук из-за направленного взрыва – куда как больше, чем пользы от данного способа связи.
Когда осталось двадцать секунд до взрыва удача всё же повернулась к скрывающей свою личность лицом и таймер встал. Через некоторое время загорелся датчик ожидания связи, из-под полы тяжёлого плаща женщина вытащила странную маску и надела её на лицо под капюшоном…
Вскоре на дисплее высветилась комната, задрапированная бордовыми с золотой вышивкой ткани. Стул перед экраном пустовал, но очевидно данное состояние не должно было продолжаться вечно. Меньше чем через пару минут на стул села по виду мужская фигура, укутанная в тёмно-бордовый плащ. Из под капюшона виднелась не менее подозрительная маска, но уже другой расцветки.
- Юдифь, вы проигнорировали наш вызов на прошлой неделе, - изменённым модулятором речи голосом сообщил мужчина.
- Пастырь, на прошлой неделе мы лишились слишком многого – ситуация обострилась, любой контакт разрушил бы нашу конспирацию. – ответствовала женщина.
- Вашим заданием было отстранить нынешнего монарха от власти, а не помогать ему собрать голоса и народную поддержку! – строго процедил Пастырь в бордовом.
- Я не могла уходить в открытую конфронтацию и устраивать гражданскую войну! Моим заданием так же не было ввергать страну в пучину хаоса, - недовольно парировала незнакомка.
- Хорошо, я понял тебя, Юдифь. Твое задание не меняется: отстранить Звезду от власти всеми возможными способами, но пока что никакой физической ликвидации с твоей стороны.
- С моей?
фигура в чёрном наклонилась ближе к экрану.
- Препятствовать чужим попыткам ты не должна…
- Я поняла,
- женщина кивнула. – Меня беспокоит полковник Спенсер. Учитывая характер данной персоны и проигрыш её политики в сложившейся ситуации, она может начать делать множество ошибок, которые помешают нашему делу…
- Ты просишь дозволения убрать полковника?
– осведомился мужчина на другой стороне экрана.
- Нет, - твёрдо и даже немного зло сказал женский голос. – Я прошу дозволения отправить полковника в Ватикан с посольской миссией. Там ей будет легче найти то, что она ищет, чтобы достигнуть своей цели.
Пастырь склонил голову набок, словно задумавшись.
- Нам не нужны проблемы с характером полковника. Но ты заступаешься за неё. Это слабость. Его Слуги не могут позволить себе их иметь.
- Это не слабость, а здравый расчёт, нам не выгодна гибель того, кому выгодна гибель Звезды,
- сухо заметила Юдифь.
- Тебе дозволено отправить полковника с посольской миссией. Но следить за ней там никто не будет…
- Я понимаю,
- кивнула женщина. – Некоторые интересующие Вас данные  отправлены стандартным способом.
- Принято. До следующего сеанса связи. Полагаю, Вас вызовут очень скоро.

Экран снова погас, и терминал автоматически задвинулся в стену. Незнакомка ещё пару мгновений посидела неподвижно, после чего стянула из под капюшона маску, медленно встала и покинула комнату.

Маска Пастыря:
http://s40.radikal.ru/i087/1307/a7/71e885237c09t.jpg

Маска агента Юдифь:
http://s50.radikal.ru/i127/1307/8c/89ef34e4388ct.jpg

+1

15

Вестминстерский дворец =========►►

[Альбион. Лондиниум. Ист-Энд. Трущобы. Underground.]

Действующие лица: Ванесса Уолш, обитатели лондиниумской подземки (мафусаилы и терран), стражи правопорядка, Верджил Уолш в воспоминаниях
Логлайн: Денёк зашибись просто. Убегала от бобби, свалилась в чертов подвал. Мой друг разбил мне в кровь лицо. И мы всё ещё на грёбаном Острове.

Run

Трек к части "Run"

Daniel Pemberton - Run Londinium

Резко втянуть в себя воздух - выдохнуть. Воздух обжигает лёгкие, словно отрава, все мышцы звенят от напряжения, а тело, как стрела, несётся вперёд. Где-то в глубине начинает зарождаться голод - ты ведь совсем не помнишь про эту проклятую аква витэ, да?
Но она продолжает бежать. Её жизнь - это бег. Обжигающая мышцы боль и цель, маячащая где-то впереди.
Каменная стена стремительно приближается, оттолкнуться рукой, почти отбивая бедро о холодный и жесткий камень, завернуть за угол, обернуться - нет ли погони. Вот и они - представители "Закона" - где-то позади, пытаются догнать её. Она закутана в привычную одежку работяг из Ист-Энда - потрепанный кепи, грязный шарф, закрывающий лицо, драная куртка и просторные затертые брюки, - все это было куда более привычной одеждой для Лорда-камергера, чем модные шелковые платья или парадные камзолы.
Но простофилям-бобби её не догнать - сейчас она не Лорд-камергер и даже не мисс Уолш. Сейчас она "Вани", боевой лидер группировки "Охотников" из гетто.
Хитросплетения тесных каменных улочек обрываются тупиком - очередной безвыходный каменный мешок. Её преследователи упиваются ощущением своей скорой победы, и чумазая, запыхавшаяся Ванесса лишь криво ухмыляется под шарфом: пусть бешеные псы насладятся своей властью сполна..чтобы тут же её потерять, когда угловатая и тощая обитательница трущоб взлетит на крышу близлежащего покосившегося дома и скроется в одном из чердачных окон.
Вслед беглянке ещё неслись возмущенные вопли полисменов - конечно, они пойдут за ней, вот только они потеряют время, пытаясь обойти каменный колодец трущоб Ист-Энда.
Ноги в драных и грязных рабочих полуботинках быстро спускаются по крутой и скрипучей деревянной лестнице, цель ее - подвал.
Много ли хороших истории начиналось через подвал? Вряд ли.
Но для Уолш-младшей подземка - это жизнь. Там она по-настоящему началась и там она - как истово верила близняшка Верджила - и закончится.
За старым и покосившимся деревянным шкафом, видавшим и лучшие времена, в котором обитатели трущоб могли хранить свои нехитрые пожитки, находился небольшой люк в деревянной стене. Это могла оказаться и скромная кладовка, и нехитрый тайник, но замаскированная под простолюдинку сестра графа Манчестера знала, что это драный кусок дерева скрывает больше чем кажется на первый взгляд.

Hide
В Подземье не мог проникнуть чужак - обитатели "нижнего Лондиниума" строго следили за гостями, особенно, если они были незваными. Хотя лаз представлялся тесным и затхлым и пробираться приходилось ползком,  пути назад уже не было - девушка явно слышала, как защёлкнулся хитрый механизм позади, закрывая люк и приводя в действие шестерни механизма, устанавливающего старый шкаф на законное место. Теперь, чтобы выбраться отсюда, требовалось спуститься на самое дно лондиниумской жизни. И, как бы не сетовали на свою жизнь обитатели неблагополучного Ист-Энда, самыми низами Лондиниума являлись отнюдь не они..
Sat around and talked about politics
And all the different reasons why we exist
But what if the answer is right in front of me
Turning these pages?

"Тот-самый-низ" -  забытый, притесняемый, ненавидимый и безжалостно эксплуатируемый – на самом деле состоял из "иных представителей": мафусаилов из альбионского гетто, единственных обитателей Подземья. Лишь они –истинные творцы технологического успеха и процветания Островного Королевства, тайная сила и самый грязный секрет британской монархии. И Ванесса Уолш, кровопийца благородных кровей, всегда была частью этого секрета.
Только вот в отличие от своего рыцарского близнеца, леди Уолш: а) не являлась леди по сути и б) не служила короне. Несса служила только своим.
Спрыгнув с круглой дыры, которой обрывался ползучий лаз, переодетая мафусаилка оказалась в мрачных подземельях Лондиниумского акведука. От обшитых сталью стен отражался протяжный голос, поющий старую балладу о смерти и предательстве, Дьяволе и Охотнике:
Young man came from hunting
faint and weary
«What does ail my lord,
my dearie?»
«Oh brother dear,
let my bed be made
For I feel the gripe
of the woody nightshade»I
Девушка хмыкнула и направилась прямо к источнику протяжного пения старинной песни. Пока одетая как мужчина метоселянка уверенным шагом приближалась к месту встречи, её разум был занят невесёлыми штуками, составлявшими её теперешнюю жизнь - Ванессе не в первый раз приходилось бороться с властью из подполья. Вот только в прошлый раз ее цели  казались четкими и ясными…  Она боролась с прогнившим и умирающим режимом Бригитты II, со страхами жадных английских промышленников, с черствым консерватизмом британских аристократов,  кровавой злобой нелегитимной принцессы Марии. И все это  будучи чертовым "вечным нелегальным иммигрантом" в собственной стране - люмпеном, народным революционером, оборванкой из Подземья,  известной как "бешенная Вани".. Отвергнутая миром, но отнюдь не молчаливая и  бессильная тень. Борьба стала ее  идеологией: все что угодно - лишь бы не дать себе упасть еще ниже, пускай придется окровавленными клыками вцепиться в глотку перепуганной власти и выгрызть из неё свой кусок свободы, чтобы наконец разрушить стены проклятого альбионского "Вавилона наших дней"... Да, несомненно раньше было проще.
Сейчас же она числилась Лордом-камергером при королеве Эстер I, "милостивой святой Эстер", уравнявшей проклятых поверхностью метоселян гетто с простыми гражданами туманного Альбиона. Уравнявшей на бумаге - с золотыми вензелями и красивыми шрифтами - которая никак не вязалась со старой, съедаемой ржой правдой о паскудной вампирской жизни, что.. НИЧЕГО НЕ ПОМЕНЯЛОСЬ. Однако теперь её кулаки, прежде всегда готовые к битве, оказались надежно скованы лживой честью аристократа и дворянина. Многие терранские глупцы были готовы грызть друг другу глотки за право называть себя "Лорд-камергер Королевы", считая, что этот титул может дать им власть. А Уолш-младшая могла только презрительно плюнуть в их напыщенные оскаленные морды - потому что не было никакой власти. Вампирша со взрывным темпераментом никогда не чувствовала себя такой слабой и беспомощной, как после своего официального назначения и этого чертова Билля о равных с терранами правах.. Если Господь действительно существовал, то ему немедленно следовало сжечь эту ненормальную страну.
Вани не так страшило собственное бессилие, как страх и неуверенность её собратьев: каждый раз, как она спускалась в гетто, они заглядывали в её глаза в поисках подтверждения тому, что их надежды не напрасны, что свобода - вот она, лишь протяни руку. Вот только Ванесса, хоть и была заодно с Верджилом, не умела так искусно лгать, как он. А еще.. не умела свято верить в свою же ложь, как это делал старший брат. Получившие свободу на бумаге, но не в жизни, мафусаилы вполне ожидаемо быстро растеряли кредит доверия, некогда выделенный рыжеволосой королеве Эстер. Но в этот раз - Несса не стала глазом этой бури. В этот раз на это место претендовал кто-то ещё. И хотя младшей из семейства Уолшей была противна сама мысль шпионить против собственного народа, она все же  была готова дать пришлой королеве ещё один шанс – последний. Не ради бывшей монашки - ради Верджила.
Поэтому честной и прямолинейной Ванессе Уолш требовалось совершить над собой совершеннейшее насилие, став двойным агентом в среде метоселянских заговорщиков. Совершенно неожиданный поворот, правда? И откуда только это взялось..
А это значит, что мы кое-что упустили.. Кое-что, произошедшее около недели назад.

Трек к флэшбеку

Daniel Pemberton - The Politics & the Life
[audio]http://d.zaix.ru/3XkF.mp3[/audio]

flashback
Рабочий кабинет графа Манчестерского как всегда был максимально затемнён, только несколько тусклых старинных светильников разгоняли мрак в нескольких частях комнаты - рядом с письменным столом и возле портрета молодой Бригитты в массивной раме.
Прямая, как струна, миниатюрная девушка стояла напротив украшенного резьбой стола из тёмного дерева, за которым восседал погруженный в тяжелые думы Уолш-старший.
- Они устали это терпеть! – тихо прорычала близняшка "с волосами-медузы-горгоны". - МЫ устали это терпеть.
- Не «мы», - флегматично покачал головой молодой человек, - мы должны являть собой остров спокойствия и стабильности для нашего народа.
- Хорошо. Я устала это терпеть, Верджил! Нашему народу не нужен "покой и стабильность" - ему нужно покинуть этот гребаный остров, - вспылила глава "Охотников".
- Ты помнишь то заседание в Вестминстерском! Они назвали нас "скотиной", "вампирским ресурсом", призывали к нашей поголовной стерилизации - какие ещё тебе нужны доказательства? - метуселянка остановила свой пламенный мыслепоток только для того, чтобы перевести дух. - Эти гнусные лживые трусы, да отсохнут их поганые языки, говорят, что у нас "появятся лидеры, которые рано или поздно поведут остальных на борьбу за светлое будущее".. Но если мы оставим всё как есть, некому и – главное - некого будет вести к светлому будущему!
Ванесса смотрела на такое знакомое лицо (ведь похожее она каждый день видела в зеркале) и пыталась найти в нём хоть каплю  понимания и единомыслия..
- Уже появился, - безэмоционально отвечал Рыцарь Королевы на весь этот ворох давнишних претензий и неоконченных скандалов.
- Что?
- В гетто уже появился «лидер, ведущий вампиров к светлому будущему». Точнее будет сказать «подстрекатель» и, возможно, вражеский агент, потому как его появление точно совпадает с первой волной беженцев с континента, - совершенно будничным тоном поведал своей сестре-близнецу министр юстиции Альбиона, вставая из-за стола. После чего он неторопливо приблизился к стоящему рядом со столом шкафу с документами.
- Нет, - блондинка затрясла лохматой головой. - НетНет, этого не может быть! Они бы мне сказали.. Это я отвечаю за гетто! - с обвинением глядя на спокойно перебирающего бумаги в шкафу Верджила, воскликнула "Леди-камергер".
- Ты была душой бунтовщиков из гетто раньше, - покачал головой граф Манчестера, - сейчас ты для них такой же опасный посторонний, как и я. Моим агентам пришлось постараться, чтобы выяснить хоть какие-то сведения про этого внедренного провокатора...
Несса стояла, опустив голову, отчего её светлые волосы, находящиеся в вечном хаосе, прикрыли её лицо подобно бледному савану. Мисс Уолш чувствовала, что официальный камзол дворянина душит её, как пыточные тиски. Это не её одеяние, не её место..это - НЕ ОНА.
- В таком случае, у нас есть только один выход. Я пойду туда.
- Исключено. Ты можешь нагрянуть туда хоть с дивизионом полицейских, но тогда ты увидишь лишь их тень и станешь гоняться за слухами, - невесело усмехнувшись, заключил Верджил Уолш.
- А кто сказал, что я пойду к себе домой, как вассал королевы..или твой? - вампирша с волшебными волосами хитро взглянула на брата через копну волос. - Я пойду в своё гетто, как его часть. Я одна из них. Я поверила молодой монашке, как и они, и посадила её на трон, как и они. И теперь так же разочарована. Если они хотят себе нового главаря..тем более, чужака, то ему придётся побороться за это место. Со мной.
- Это может быть опасно, сестренка. Что если они тебе не поверят? Я могу просто не успеть...
- Мне не нужна твоя помощь, Верджил. Держи Парламент, следи за этой рыжей катастрофой - делай свою работу. А я буду делать свою, - подняв голову и самоуверенно глядя на взволнованного мафусаила, сообщила лидер группировки гетто "Охотники".
- Нет, - твердо отрезал граф. - Я запрещаю тебе.
- Прости, Вердж, но ты утратил право мне запрещать, когда втянул меня во всю эту свистопляску с Королевами..
Дверь за его «персональным бедствием» уже давно захлопнулась, а Уолш-старший всё стоял и смотрел на неё, разрываясь между желанием немедленно вернуть вздорную девчонку назад и кристальным осознанием того, что это - возможно его единственный способ хоть как-то управлять ситуацией в гетто. Ведь золотое правило революции гласило: если ты не можешь остановить бунт, тебе необходимо его возглавить...

End of flashback

Трек к части "Resist"

Sam Lee & Daniel Pemberton - The Devil and The Huntsman
[audio]http://d.zaix.ru/3XkH.mp3[/audio]

Resist
Главное дышать. Вдохнуть, выдохнуть, уклониться. Заблокировать направленный в лицо кулак, захватить его и резко вывернуть руку нападавшего в другую сторону. О, она не боялась драки. И крови. Ни своей, ни чужой. Для крови всегда есть время и всегда есть цель – бороться, чтобы выжить, бороться, чтобы добиться своего. Они забыли, что Несса никогда не причисляла себя к аристократам. Какой бы титул ей не присвоили при рождении на поверхности, по-настоящему она родилась и жила только здесь, в Подземье. Персональном аду всех альбионских мафусаилов. Но это их ад.. и единственный дом.
Оттолкнув от себя противника пинком в живот, злобная девчонка свалила метоселянина на грязные полы подземки добивающим ударом сомкнутых в замок ладоней.
Ты никогда не можешь четко ощутить эту тонкую грань между стандартными упреками и агрессивными подколками, всегда употреблявшимися в среде «Охотников», и грязной и жесткой дракой. Ванесса не могла. Для неё все это было едино, как и для каждого из мафусаилов-бунтовщиков, стоявших в кольце, замыкая круг. Именно в центре этого  кольца она сейчас и сражалась с Джеффри-задирой. Джеффри Рой-младший слыл  наглым говнюком, но Уолш знала правду: при всем своём бахвальстве он был лишь подпевалой. Кто-то должен был «затянуть песню», которую шелудивый пес Джеффри «подхватил».. Кто-то, кто очевидно отсутствовал в данный момент среди этих лидеров из различных частей гетто.
А начиналось всё довольно обычно: ей были не рады.
- Тебя давно не было, - недовольно заметила Энн Бонни, выходя навстречу быстро приближающейся Ванессе. – Мы полагали, что после взрыва не увидим тебя в Подземье.
- Была занята, – отрывисто бросила агрессивная близняшка Верджила.
Уолтер, напевавший все это время старинную балладу «The Devil & the Huntsman», резко замолчал и проводил внимательным взглядом сутулую фигуру Уолш, засунувшую руки в карманы просторных заношенных брюк.
Среди собравшихся в темных катакомбах Лондиниума присутствовали  не только вампиры, самые отверженные и опасные элементы мира терран тоже были здесь – как «деловые партнеры», информаторы и просто прикормленные «разнорабочие». В Подземье совершались преступные сделки, обговаривались последние слухи, проворачивались опасные махинации, что стоили  поверхности изрядным повышением процента криминогенности Ист-Энда..
Ванесса двигалась через толпу под внимательными взглядами обитателей, занятых своими делами - здесь следовало следить не только за карманами, которые могли обчистить шустрые маленькие воришки, но и за тем, на чью территорию ты ступил. Блондинка когда-то была негласным лидером подземки, однако, сейчас её положение стало шатким, как никогда.
Лидеры разных частей гетто, входившие с ней в «Круглый стол» мафусаильей банды «Охотников», разумеется, видели своего лидера и неторопливо, как бы «особо не отрываясь от своих дел», смешивались в толпе с остальными обитателями Подземья, что следовали на отдалении за решительно идущей вперёд сестрой графа Манчестерского.
Просторный зал с аркой канализационного выхода был закрыт от основных залов катакомб. Именно здесь Уолш-младшей и предстояло доказать, что она всё ещё часть гетто. Что не верность короне, а дух подземелий Лондиниума течет в её крови..
- Надо же какая встреча, - усмехнулся глава района Ламбет, известный под именем «принц Чарльз». – А мы, презренные рабы системы, полагали, что «леди Ванесса» к нам больше не вхожа. Ведь у неё теперь есть «высокий мир» и место главной фрейлины при королеве!
- My Bad,II – прорычала бешенная Вани. – Она окрутила меня, как и вас! Вы все поверили ей..
- Да, но в момент взрыва в гетто мы были здесь, - Джеффри Рой-младший торжествующе осклабился, - а ты, - он указал пальцем на злобно уставившуюся на него из-под кепи вампиршу, - там, - теперь палец задиристого кровососа указывал на потолок.
- ТЫ обвиняешь меня в том, что я вас бросила?! Я пришла сразу, как смогла. И я была во Дворце, мать твою, который, отбитый ты подонок, развалился на куски!Несса демонстрировала всю силу своей неукротимой ярости, и ей даже не приходилось её симулировать – ведь она и была в ярости. Всегда. Сколько себя помнила.
- О, вы посмотрите! Маленькая принцесса ушибла пальчик, - чёртов провокатор Рой-младший, чтобы ему жрать одно плацебо!
- If you don't shut up I'll give you a good hiding!III
Драка была неизбежна. А после драки последовал перекрёстный допрос. Она видела, что они всё ещё не верили ей. Но у них не было выбора – в гетто любили её. В гетто она была «бешенной Вани», а они – лишь те, кто рядом с ней.
Это битву она выиграла. Но впереди еще проклятая война. И она уже чувствовала на себе обжигающий взгляд своего врага.
This young man
he died fair soon
By the light
of the hunters’ moon
‘Twas not by bolt,
nor yet by blade
[But] of the berries
of the woody nightshadeI
- Birds on the LineIV. – процедила Уолш-младшая, глядя сквозь круг своих собратьев.
- Он с нами. Теперь. Хочет помочь, - хрипящим голосом сообщил лидер района Хэкни.
Из тени вышла фигура в тёмном кожаном плаще с глубоким капюшоном. Лица незнакомца видно не было, но Ванесса сразу учуяла сладковатый запах гниения кожи. Кожи дорогих перчаток, в которые были затянуты руки чужака.
- Какой тварью надо быть, чтобы на тебе гнила одежда? – мысленно подивилась Лорд-камергер.
- Я чувствую вонь, - рыкнула близняшка Верджила. – И он не из наших. С каких пор мы привечаем крыс, бегущих с тонущего корабля?
- Возможно, с тех самых, как ими же и стали? – приятный мужской голос незнакомца был полон уверенности. – Вы просто чрезвычайно «верные грызуны», а ведь ваш корабль разломился пополам и скоро окончательно опустится на морское дно…
- Это мы ещё посмотрим, вонючка.
- Непременно, госпожа «бешенная Вани». Хотя я предпочитаю, чтобы меня звали Парфюмер.

To be continued.

многа букаф

Ахнеть, последний пост в этом топике - аж 13, самкасобаки, год! Вот насколько мы не любим этот гребаный остров.
Вообще пост задумывался ещё в прошлом месяце под окончание розенкройцеровских мытарств, но была только идея, четкой картины не было..
А потом мне случилось посмотреть  «Меч Короля Артура»  Ричи и..Izakа понесло. Не, не подумайте - фильм параша, которую я от старичка Гая не ожидал. Гай вообще не скатывается во вшивое фентази - у него всей дичи есть вполне научное или околонаучное объяснение (в этом плане его ШХ прекрасен). А тут на те вам Артур с СиДжиАйем. И над мифами надругался и гоп-Лондиниумом не порадовал.
Но меня безнадёжно унесла музыка Пембертона и некоторые чисто Ричевские сцены. Они были хороши.
Это было отступление. Про сам пост - Ванесса тут в кой-то веке мужик, а то манга сделала из неё кисейную барышню при Вордсворте. А она сама кому хош глаз на..бампер натянет.
Ну и за Верджила с Парфюмером отписал Фюрер.
Вроде все.

I - Песня Сэма Ли и Дэниела Пембертона The Devil & the Huntsman — заглавная композиция фильма Гая Ричи «Меч Короля Артура» (King Arthur: Legend of the Sword — 2017). Она сочинена на по мотивам песни «The Wild, Wild Berry», которая в свою очередь основывается на древней английской балладе «Лорд Рэнделл». В ней смертельно больной Лорд Рэнделл возвращается домой к матери от возлюбленной, которая вероятно его и отравила.
II - Моя вина (англ. тюремный слэнг)
III - на лондонском сленге аналог «я тебе втащу»
IV - (англ. тюремный слэнг) уведомление о прослушке

[avatar]http://savepic.ru/14843195.jpg[/avatar]

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Альбион » Весь Лондиниум и все его объекты