Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Rozenkreuz Orden » Остальные места Замка


Остальные места Замка

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

Comments

- Вымучиваемый не одну неделю пост про первое столкновение Ноль-первого и Лилит. За редактуру и приведение в соответствие с характером Саль огромное спасибо Seth-chan - без тебя бы пост был инвалидом на костылях. За Магуса в посте ругался Panzer Magier.
Что-то вроде импровизированной иллюстрации:
http://s3.uploads.ru/YP9Sy.png
[avatar]http://savepic.ru/13217381.jpg[/avatar]

Покои Главы Ордена в Северном крыле. Регенерационная комната. ===►

Северное крыло Замка. Покои Главы Ордена.

Действующие лица: экс-полковник Каин Найтлорд, лже-колдун Исаак фон Кемпфер, тру-техник Мельхиор фон Нойманн, отряд кукол и экс-«мёртвая Святая» Лилит Саль
Логлайн: Собрать всех четверых крусников - это ли не безумная идея? Но даже на пути к осуществлению этой идеи вы столкнётесь с тем, с чем меньше всего готовы встретиться лицом к лицу - с вашим прошлым...

«You can run on for a long time - sooner or later God'll cut you down»

Track

Blues Saraceno - Run On
[audio]http://d.zaix.ru/3jsI.mp3[/audio]

Вселенная никогда не взывает к нам в удобный для нас момент. Боль, которую мы веками удерживали за семью печатями, скрывая ее даже от самих себя, более не будет  покорно выжидать, когда мы снизойдем встретиться с ней лицом к лицу. Она уже здесь: в мыслях искалеченной его вечно юной младшей сестры, пребывающей  в животворящей субстанции   раствора; в душе тысячелетнего «человека-нейтронной-звезды» по имени Айзек; в разуме запертого где-то в подземельях Замка близнеца; в пробуждении предавшей Кровавоволосой Святой, некогда ставшей их Прообразом и Началом.
Каин эмпатически ощущал воспоминания, словно волны в бушующем океане, захлёстывавшие Сет. Лилит, как «воплощение хорошей сестры», постаралась бы отвлечь Младшую от них. Однако  бывший полковник никогда не был до конца «хорошим братом»: он принял единоличное решение, расколовшее их на восемьсот лет; не сделал за все эти века ни единой попытки примирения хотя бы с Сет…  И сейчас как Лидер, не обремененный сомнениями, он считал, что прошлое, оставляющее после себя лишь горечь в настоящем, поможет ученой с Марса сделать свой истинный выбор. Чтобы, возможно, выбрать то единственно правильное, что избрал он.
Запрос по коммуникативной связи от Пигмалиона не стал неожиданностью – рано или поздно это должно было случиться.
- Да, Мельхиор, я слушаю тебя, - активировав громкую связь, обратился Найтлорд-старший к голубоволосому дампиру.
Лежащий на кожаном гостевом диване фон Кемпфер, пребывающий в состоянии не то транса, не то дрёмы, резко поднял голову и посмотрел на сидящего за столом Главу «Розенкройц».
- Mein Herr, объект «Святая Лилит» завершила все необходимые рекреационные процедуры и затребовала от меня данные касательно истории этого тысячелетия. Я взял на себя смелость предоставить их ей  без вашего официального разрешения, - начал немного взволнованным голосом техник Ордена.
Тук-тук.
Прошлое стучится не тогда, когда ты ему это позволяешь. Оно просто появляется перед тобой.
- Всё нормально, Мельхиор, я одобряю твои действия…
- Это ещё не всё, мой господин, - фон Нойманн стал звучать напряжённо. – Леди Святая только что закончила ознакомление со всеми материалами и сейчас настоятельно требует встречи с некой Сет Найтлорд. Полагаю, в моей базе это лицо числится, как Дольф фон Миттернахт…
Она хочет увидеться с кем-то, кто не является активной частью старого конфликта. Кто-то, кто, по мнению Ватиканской Нимфы, спас её. Что ж, в любое другое время он был бы даже рад такому исходу. Но не сейчас: сначала Сет должна сделать выбор. Сама. И нельзя позволить Ей (только не ей!) повлиять на него.
- Всё верно, Мельхиор, однако Леди Святая никак не может увидеться с ней – Сет Найтлорд восстанавливается после Македонии, - экс-лидер колонистов рассеянно коснулся лба кончиками пальцев. Жест, выдающий внутреннюю усталость и некоторую озадаченность происходящим.
- Фройляйн Лилит была очень убедительна в своих доводах. Конкретно сейчас она утверждает, что является высококвалифицированным медиком и требует провести её… Нет, подождите! Не трогайте микрофон, - возмущённо воскликнул Мельхиор фон Нойманн, после чего пошли помехи и связь оборвалась.
- Вот же настойчивая с..ка! – буркнул, вновь откидывая голову на подлокотник дивана, Исаак Фернанд. – Надеюсь, она его там не убила. Механик был неплох.Колдун усмехнулся.  В таком положении комната зрительно была перевернута с ног на голову и Глава Ордена вместе с ней.
Бывший Главный Супервайзер проекта «Красный Марс» опустил лоб на переплетённые пальцы рук:
- Я должен туда пойти. Удостоверюсь, что всё в порядке…
- И увидишься с женщиной, труп которой был готов растерзать в Смотровой? – тут Айзек Батлер разом растерял всю свою апатию и подскочил, как ужаленный. - Вы, должно быть, шутите, майн герр! – ядовито закончил розенкройцеровский Волхв.
- Оставайся здесь, будь на связи и следи за моей сестрой – только тебе я могу доверить её, - вставая из-за стола, решительно заявил Каин Найтлорд и направился к бронированным дверям собственного кабинета.
- Неприятно  признавать, но всё, что с некоторых пор творится в этом Замке – нечто большее, чем просто полное де#мо.. – пробормотал фон Кемпфер, глядя на закрывшиеся за единственным товарищем двери.

Коридоры Северного крыла.
Сначала ей показалось, что тревожащее душу запустение Замка – её вина. Что это её нечеловеческие силы превратили старинное строение в леденящие кровь развалины. Однако, ей лишь показалось. В отведённых лично для нее уцелевших покоях и коридорах этого угрюмого Дворца она осознала, что данное место само по себе было холодным, негостеприимном и непригодным для жизни  людей с устойчивой и здоровой психикой. Неужели её смешливая сестра-непоседа могла поселиться в таком враждебном и чуждом миру месте?!
Замок давил своим молчаливым неприятием, рыжеволосая Святая Ватикана буквально извелась – её тяготило нахождение в стылых каменных стенах. Но самым раздражающим оказался маячащий слабым многократным эхом, словно жужжание назойливой мухи, отзвук на грани сознания, означавший, что где-то рядом были и другие Крусники…
Лилит отправилась к странно ощущавшемуся мафусаилу с пепельно-голубыми волосами, который единственный из местной «фауны» казался нейтрально-дружелюбным:
- Я хочу увидеть мою...хммм.. Сет Найтлорд. Я знаю, что она здесь – её зафиксировали камеры вашей повреждённой лаборатории, - Саль волновалась, но свои чувства умело прятала за спокойной вежливостью и мудрым взглядом.
Мельхиор фон Нойманн смотрел на опасную гостью с некоторой обреченностью, испытывая к ней лишь…терпение.
- Позвольте мне связаться с Главой нашего Ордена для получения дальнейших инструкций, и, разумеется, я передам вашу просьбу, - сдержано ответил сидящий на стуле в Серверной Техник «Розенкройц», вынуждено смотрящий на тысячелетнюю «экс-спящую красавицу» снизу-вверх.
Впрочем, в который раз всё пошло совсем не по плану.
- Кем бы ваш Глава ни был, я сомневаюсь, что категорически запрещать мне   что-либо в его компетенции и…интересах, – смуглокожая женщина слегка нахмурила лоб, в ее взгляде промелькнуло не допускающее возражений намерение. – Простите мне мою прямоту, сэр, передайте вашему начальству, что свои опасения он может за…оставить при себе. Я иду к Сет.
Черная Святая решительно развернулась на сто восемьдесят градусов и направилась в мрачные коридоры Замка на поиски ноль-третьей.
Воспользовавшись запасным выходом из Серверного отсека Пигмалион через коммуникатор вызвал группу уцелевших кукол, которые молчаливым заградотрядом преградили дорогу Лилит. Мадонна из Буддагаи обернулась к фон Нойманну-среднему, неторопливо приближающемуся к «зоне потенциального конфликта».
- Вы же умный возвращенец, мистер Нойманн, - золотые глаза смотрели на вампира внимательно и…предупреждающе. – Ни вы, ни эти машины меня не остановят. Пожалуйста, не вынуждайте меня причинять этому месту ещё больший вред. Я просто хочу увидеть...сестру.
Мельхиор чувствовал ноль-четвертого и прекрасно понимал, что в данный момент его верность «Rosenkreuz» совершенно бессмысленна. В другой жизни он бы продолжил настаивать и стал бы калекой…или умер преданным своему делу австрийцем. Но не сегодня. Не тогда, когда увидел «Северное Сияние».
- Отряд Zynx №G56, разойтись, - скомандовал средний брат семейства Нойманн и отступил на шаг назад. Однако Пигмалион не мог оставить свою «непокорную подопечную» совсем без присмотра, поэтому намерен был следовать за ней, идя на некотором отдалении.
Рыжеволосая женщина благодарно кивнула и поспешила прямо по коридору – её чувства обострились, ведь впереди она ощущала соплеменника. Всё в душе Лилит Саль буквально пело – вот оно, одно из немногих существ из прошлого, что по своей природе были подобны ей! Сейчас она увидит ноль-третью и… Что она скажет, как посмотрит на неё после…всего?
Этих мыслей хватило для того, чтобы рыжеволосая индианка замедлила шаг и едва не столкнулась с выходящей из-за угла фигурой. Крусника.
Не Сет.
- Мой господин, прошу прощения, я пытался её остановить, - подошедший к месту встречи Мельхиор только начал свою речь, но тут же смолк на полуслове.
Саль остановилась так резко, словно врезалась в невидимую стену – мужчина, вышедший из-за угла коридора, замер напротив. Пшеничные волосы, голубые холодные глаза и неизменная улыбка… Нет. Улыбки не было.
Как и в тот злополучный день, после переговоров на орбите - он не улыбнулся ни разу. Как прежде.. до «Раскола».
«Предательница» - отразилось в холодных глазах полковника тогда, перед их сражением на «Арке».
Си…
В разгромленной лаборатории на записях она точно видела её.
Сет оживила «предательницу».
«Госпожа Сет Найтлорд восстанавливается», именно так сказал приставленный к ней мафусаил в очках.
- О, Боги…Сет? – прошептала Лилит.
Они замерли друг напротив друга в оглушающей тишине.

«Мы остаемся одни в этом мире, Бог устал нас любить…»

Tracklist

Epic Score - Leader of Armies
[audio]http://d.zaix.ru/3jsK.mp3[/audio]
Сплин - Бог устал нас любить
[audio]http://d.zaix.ru/3jsM.mp3[/audio]

Прошлое всегда настигает тебя в тот момент, когда ты не готов ему дать отпор. Кто виноват? Почему всё не сложилось иначе? Могли ли они хоть что-то исправить? Теперь  так легко закрывать глаза на эти вопросы… Только кто бы за нас простил нам нашу беспечность?
Лилит не может выдержать взгляда в ледяные омуты напротив и прячет свои глаза за ресницами.
Но видение никуда не исчезло. Кажется, что оно лишь становится ярче и отчетливее, и  рыжеволосая индианка снова видит: переговоры ни к чему не привели. Как она и ожидала. Яростная учёная с Марса, Сет никогда не сможет простить человечество за то, что оно уничтожило всё, во что колонисты верили, растоптало их светлые мечты, поставило на возвращенцах клеймо не просто  «чужаков», но «чудовищ». И главное – за то, что их предки,  создавшие четверку сверхлюдей,  обманули и предали. Всех.
Авель, он никогда не верил в людей. Зато он верил в «своих», ставших «настоящей семьей». В Лилит он тоже верил. Только вот даже гений-безопасник с «Pathfinder» не мог предположить, что ему придётся выбирать между ней, спасшей его в марсианской пустыне, и оставшейся частью семьи, ежечасно жертвовавшей всем ради него - как и он, ради них.
Каин.. Лишь Каин проголосовал за прекращение войны.  Но она не увидела в его глазах и желания мира – скорее, там было нечто иное, что-то настораживающее, чему старший лейтенант Саль не смогла подобрать названия.
Лилит впервые за десятилетие увидела всех троих не на поле боя – казалось, что баррикады, разделявшие их все это время, на борту «Ковчега» должны были исчезнуть... Однако  они стали только выше.
И вот два идеологических лидера враждующих сторон стояли друг перед другом в отдалённом зале-отсеке отремонтированного корабля колонистов. Сет и Авель остались ждать их в переговорной. Ждать, что эти двое смогут решить проблему, которую не смогли решить обе расы - потомки погибшего Человечества Земли.
Нестерпимые светлые стены, высокий мужчина в центре и вопрос, который так и не прозвучал в стерильном воздухе корабля.
«Ты всё ещё на правильной стороне, Лил?»
Он никогда не называл её «Лил» с момента прилёта на Марс. А ещё она совсем отвыкла чувствовать эмпатические прикосновения брата.
«Здесь нет больше  «правильной стороны», Каин. Теперь.. все иначе. Я.. просто…»
Подобный  контакт сознаний позволял им слышать эмоции друг друга. И бывший медик с Красной планеты знала, что сейчас  он видит короткие вспышки из её воспоминаний: страх землян, их огромные потери, жестокость Троицы – с этого всё началось. Хотя.. Нет. Всё началось со случайности – случайной мутации чужеродных вирусов на родной для людей из 22 века планете.
Стоящий напротив и ослепительно сияющий в искусственном освещении станции из-за белоснежного с алой каймой длинного мундира ОН, полковник Найтлорд смотрел на оппонентку внимательно и спокойно, и в глазах его было…сожаление? Этого она не ожидала уж точно.
«Просто Святая Нимфа запуталась. Защищала землян потому, что было правильно помочь тем, кто страдал. Лилит Саль всегда помогает тем, кого незаслуженно угнетают», - его глаза, эти голубые озера, покрытые льдом - как же жестока их безжалостная честность и как подкупает их бесстрастность. – «Однако, реальная ситуация  никогда не была оценена твоими соратниками объективно: нас было всего сто тысяч, их – миллионы. Поступая по справедливости, вы подарили землянам знания о наших слабостях, дали им возможность научиться ловко нас уничтожать.  И теперь они не желают останавливаться, не так ли, Лил?»
Старший лейтенант Объединенных Наций не смогла удержать свой разум под контролем – в ответ на слова Главного супервайзера, подсознание услужливо выдало  ей иные  воспоминания: люди, упивающиеся страданиями сгорающих от УФ-излучателей возвращенцев, проснувшийся кровожадный  азарт охотника– уничтожить как можно больше «демонов из Преисподней», страшное оружие дер Шрайт, дожидавшееся Найтлордов под Карфагеном...
Но ведь ты была одной из них.
Если ДНК-мутация обнажила новую, «экзотическую» и несомненно внушающую ужас «нечеловеческую» сущность колонистов, то мощь небывалого оружия и приобретенная безграничная власть показали всю слепоту и уродство деградировавшего человечества, его патологическую жажду насилия под извращенным ликом «возмездия» и «веры».  При всём этом, жестокость колонистов контролировалась стальными тисками Найтлордов и элементарным желанием выжить ввиду их малочисленности, а вот звериная ярость впавших в средневековье религиозных фанатиков превратилась в лавину.  И у Лилит не было сил её сдержать...
«Они предлагают мир» – одними губами прошептала Саль, пытаясь отыскать в глазах молодого человека хотя бы крохотную частичку понимания… Не к человечеству, оно ему было не нужно. Понимания по отношению к ней.
«Полагаешь, что искомая тобой «справедливость» восторжествует в их «новом мире»?» - в ее мыслях голос Старшего Координатора был подобен орудию безжалостного палача. – «Неужели Лилит Саль действительно желает такой судьбы для всех тех, с кем проливала пот и кровь на Марсе?»
- Если вы согласитесь, то я использую все мое влияние... У меня должно получиться, - тихо проронила ноль-четвёртая.
«Интересно. Черная Святая - гарант равновесия нового мира.. Среди исступленных приверженцев очищения пламенем этой планеты  от грешных демонов.  Ты настолько в это веришь, что готова поручиться головой?» 
Пристальный взгляд понимающего, но не прощающего Белого Бога. Никогда не прощающего. Рыжеволосая Святая Дева землян устало прикрыла глаза.
«Нет.»
«Я спрошу тебя ещё раз, Лилит: ты -  на правильной стороне?»
«Мы уже почти в конце пути, Каин. Разве Ты видишь иной выход?» - она действительно не знала, как поступить. Что есть «правильно» в подобных обстоятельствах, в этих реалиях? Смуглокожая женщина билась над решением дилеммы днями и ночами последние несколько лет, но ничего не могла изменить, как того ни хотела. Все варианты раньше или позже вели к неизбежному: полному истреблению или, «в лучшем случае», порабощению одной из сторон.
«Останься. Сейчас.  Авель и Сет тебя простят. Это - начало мира» - Найтлорд-старший смотрел на неё ясным взором. – «Иначе колонисты и «новые земляне» погибли напрасно. Объединённые Нации уничтожены напрасно. Ты ведь  уже осознала, что  лишь так вновь окажешься на правильной стороне, правда?»
Он верил в то, что говорил, даже более того, он знал. Ему было известно, что как только Святая Ночи перестанет поддерживать Рим – популярность Папы Григорио спадёт, его союзники начнут задумываться… И он будет вынужден договариваться с Троицей. А семья - снова объединиться, и в случае катастрофы ничто их на Земле больше не удержит.
- Я…я бы хотела, - вслух сказала экс- Глава медслужбы «КМ». – Ты знаешь. Ты всегда знал. Но прямо сейчас это нереально. Я должна вернуться. Возможно, после договора…
«После уже не наступит. Выбор есть только здесь и сейчас. Как был  10 лет назад»
- Прости, - не в силах скрыть борющиеся внутри неё противоречивые чувства, Саль отвернулась к огромным иллюминаторам станции. Почувствовав в уголке глаза готовую вот-вот предательски сорваться слезу, она сильно заморгала, не позволяя своей слабости проявиться.  Этот «исторический» для всей планеты момент - совершенно не самое подходящее время для горьких сожалений. Раскаянию перед прошлым нет места там, где у тебя руки  связаны настоящим.
– Если сможешь.
- Мне все равно. Ты избрала этот путь, - бесстрастный голос Старшего Координатора показался ей схожим с мощным толчком землетрясения.. От неожиданности Нимфа Ватикана  вздрогнула и открыла глаза, стремительно обернувшись.
Индианка вдруг почувствовала бесконечную уязвимость перед ним. В ней больше не было той непоколебимой уверенности в Единственной-и-Вечной-Правде.  Впервые она пыталась скрыть от самой себя знание – Знание, что в идеях, которые она защищает, более нет Истины: за одно десятилетие они стали ложными только лишь потому, что люди из жертвенных овец сами превратились в гонителей и кровожадных убийц. Однако сделать сейчас шаг назад... Нет.. Хотя бы потому, что кое в чем ее сердце не обмануло - Каин все же солгал! Ему не нужен мир на любых условиях. Значит, нельзя останавливаться.. Только не сейчас. Не после всего пройденного!
- Я вижу.. И понимаю, что тебя гложет, потому что знаю тебя.  Но действительно ли ты готов   принять последствия? Ибо что воспоследует - будет неизбежным,– на самом деле кровавоволосая Госпожа спрашивала «Простишь ли ты  себе свой обман и предательство, Каин?».
- Я потерял и оплакал сестру десять лет назад. И им тоже пора снять траур, - в ярких голубых глазах отражался её приговор. Абсолютно оправданный и беспристрастный, кровавоволосая дева это знала, ведь  глубоко в ее сердце мудрая рыжая девочка из научной программы Объединенных Наций уже вынесла его сама: да, она ошиблась в людях также, как и десятилетие назад в тех, кого назвали "мафусаилами", а значит да, она - виновна. Именно поэтому смуглокожая женщина ощутила инстинктивный страх. Но бездействовать Лилит Саль уже не могла.
- Наномашины Крусник…100% активации, санкционировано!  - рвано выдохнула  Святая Ночи.
Высокий светловолосый юноша напротив умиротворенно прикрыл глаза и впервые за этот бесконечно долгий день  улыбнулся.

«But I'm tired of running. My past keeps chasin' me. I can't run no more»
- Каин, - хриплый шёпот ожившей Черной Святой прозвучал чуждо в тишине холодных коридоров Замка. – Боже…
Он тоже видел эти воспоминания.
«Сет…»
«Я не трогал её. Сет вернула тебя по моей просьбе. Сейчас Она приходит в себя после травмы – пострадала в Македонии, когда пыталась остановить Авеля.. во время моего с ним боя» -  телепатически голос Крусника 01 был строг и спокоен.
«Авель..? Вы..»
«С ним всё в порядке. Он тоже здесь. Ступай  за мной»
- Мельхиор, спасибо за работу – можешь быть свободен. Чуть позже я свяжусь с тобой. Сам, - вслух сообщил Глава Ордена Креста и Розы своему подчинённому.
- Ja, Mein Herr, - склонившись в поклоне, ответил фон Нойманн-средний, после чего покинул столь опасное общество двух нелюдей.
Ipsissimus же развернулся на пол пути и направился в ту сторону, откуда пришёл.
- Каин.. Я прошу тебя…
«Иди. За. Мной.»
Механическим движением нащупав коммуникатор в кармане брюк, экс-полковник активировал связь со своим кабинетом.
- Исаак. Возьми  мою сестру и – как хочешь – прибудь с ней на полигон. Вы должны  быть там через десять минут, - тон приказа Серафима не подразумевал под собой никакого обсуждения. Не желая слушать возражения Мага – а они у него точно были – светловолосый близнец Авеля сразу деактивировал коммуникатор.
Рыжеволосая индианка молча следовала за его размашистыми шагами.
Прошлое всё равно тебя догонит. Однако в этот раз Каин, вместо того, чтобы убегать, собирался шагнуть ему навстречу.
И будь что будет.

+2

62

Abel Nightroad__Развалины Лабораторий===========>>

Подземный ангар-полигон Замка Ордена


Действующие лица: Уполномоченный исполнитель специального отдела Министерства по делам Святой Церкви Ватикана - Авель Найтроуд.
Логлайн: Когда  рвется спасать других нуждающийся-во-спасении-сам -  в Аду плавятся котлы, и Ангелы чихают на Небесах.

[avatar]http://savepic.ru/13385766.png[/avatar]

Кромешный мрак  тренировочного ангара  рассеивался и отступал вблизи «стеклянных» стен цилиндрической камеры биологического сдерживания. Матовая и тусклая подсветка внутренних источников света «ловушки», а также горящие красно-оранжевым цветом  датчики наружного дисплея панели управления сообщали, что «пилюля от храбрости» отнюдь не пустовала и, более того, была включена на полную мощность, готовая выдержать свой максимум сокрушительной и массированной атаки.
Но ожидаемая опасность за ее прозрачными стенами отсутствовала. Только не доходя пару шагов до  «цилиндра», через его сверхпрочные   «стекла» на стальном полу можно было увидеть то, чего так опасались создатели этой необычайно громоздкой махины.   Вернее, кого.
На полу лежал человек. Грязный, оборванный и изможденный. Не то, что ожидаешь увидеть внутри странного научного  сооружения. Не то, что хотелось бы видеть, чтобы порадовать диковинностью изобретения глаз обывателя или удивить непостижимостью научного открытия  ученый ум.
По виду человека можно было подумать, что он похож на того, кто  выжил после продолжительной войны. А может, жестокой бойни? Или же смертельной битвы. И, кто знает, возможно, самого  жуткого и бесчеловечного эксперимента.
В просторной камере он был один. Как если бы он являлся единственно выжившим. Тем, кто обречен на вечные скитания. Не имеющим семьи и близких. Которые всенепременно нашли бы и вытащили его из этой стеклянной клетки, что прозрачными стенами отделяла его  от мира и себе подобных. Человек, по-видимому, был забыт всеми.
«Безродный бродяга».
Так бы вы подумали, глядя на лежащую изломанную фигуру на полу.
И вряд ли кто сможет догадаться, что среди его тайн есть одна.. Та, что навечно похоронена в его подсознании. О том, что по своей сути он - не один.
Этот человек -«един в двух лицах».   
В нем всегда уживались  двое. Дополняя друг друга. Сосуществуя рядом.
Он и.. его брат-близнец.

____________________________________________________

То, что люди называют " Жизнью", а интернет-сленг -  прочими нехорошими словами...

Это началось, когда они стали чаще видеться. Когда узнали друг о друге больше. С 7 лет. Когда пришло осознание, что они идентичны. К нему пришло. Позже. Намного позже, чем у Каина. Началось все с невероятно сильного раздражения и зависти. Особенной зависти. Ревностной, болезненной зависти к успехам первого,  его достижениям. А они подталкивали и дразнили  своими нескончаемыми наблюдениями за каждым шагом, оценивая и сравнивая. Порождая обостренную соревновательность в их отношениях.
«Посмотрим, они же – близнецы».
Соревнование «Лондон –Берлин».  Вот, что «забавляло» высокоинтеллектуальное общество обеих научно-исследовательских лабораторий в течении десятка лет. Пока они не испугались, что перешли некий невидимый рубеж. Никто не знал, противостояли бы мальчики друг другу в утробе «настоящей матери». Но каждая последующая  встреча 2х «подопытных подростков» стала заканчиваться тем же: окружающие не могли выносить вида смертельных драк на полу.  «Должно быть, причина в том, что они –мальчики. Особенная конкуренция, «очередность наследования» - эта  «парадигма из материнской утробы», как у Исава и Якова от библейской Ревекки. Им необязательно быть родственными душами». Так самоуверенно считали они: что понимали причину их якобы «взаимной неприязни».
Однако Первый, Каин, не желал конфликта. Никогда. В том же заверяли и его непосредственные руководителя проекта. Напротив, он, старший мальчик,  всячески сглаживал углы и старался исключить даже возможность подобного. Но когда видел, что Младший уже на грани, то соглашался выйти навстречу агрессии Второго, облегчить готовую вот-вот взорваться сущность от переполнявших его близнеца злости, обиды и «отсутствия будущего».
Самопожертвенный, героический, милостивый.. ублюдок, чтоб его.
- Почему ты так поступаешь? – Глаза цвета расплавленного золота были так близко и смотрели так участливо, словно пытались вскрыть его череп, только чтобы добраться до истины.
- Может, мне это просто нравится?  Ты не думала?!
- «Просто» не бывает!  У всего есть причина, Авель. Ты уже не маленький.
- Скажи это им! Они-то сразу определили, кто –«хороший», а кто- «плохиш». Что, скажешь, ни разу от них не слышала, что я – «evil twin»? Ха-ха! «Зло в чистом виде»!
- Неправда!  Никто не может быть «злом в чистом виде». Тем более, 10-летний мальчик. Как и абсолютным воплощением добра. Это просто глупо.
- То есть они – меднолобые идиоты, а никакие не ученые? Я всегда это знал.
- Нет. Но может, некоторые из руководителей пока рассматривают только одну точку зрения. Я тоже занялась изучением этой темы, и мне кажется…
- Ты? 13-летняя девчонка?!
- Ну я постарше, чем ты.
- А еще - ты рыжая!
- Уел. Да, я рыжая. Знаешь, там, где я читаю, есть и про вас с Каином. Это правда интересно!
- Про нас? Врешь! Про нас уж точно нигде нет.
- Нет есть. Если бы вы росли вместе, в одном Центре..
- Мы бы уже убили друг друга!
- Да нет же! Вы бы научились друг друга понимать настолько хорошо, что вам бы…даже разговаривать не пришлось.
- Ага, сразу подножку, на лопатки и башкой об пол, пока мозги не вытекут! И правда, «когда разговаривать-то»?!
-Уфф! Вы с Каином оба неоднозначны и многогранны..  Нельзя просто взять и обозвать кого-то хорошим или плохим, осуждая одного и поощряя другого. Это неправильно!  С близнецами  все обстоит иначе!
- А зачем ты мне-то это впариваешь? Им скажи! И отодвинься – от тебя воняет.
- Это благовония, они не могут «вонять», они пахнут и..
- А воняют! Слушай, а ты чего тут вообще сидишь и бормочешь? Иди давай!
- Хм.. Мило. И куда мне пойти, если не секрет?
- Куда хочешь.. Вон -  к «хорошему 10-летнему мальчику»! Он эту болтовню просто обожает.
- Я-то пойду. А вот ты так и не узнаешь  кое-чего важного. О Каине.
- Мне насрать. Перебьюсь. Это уж точно.
- И о тебе.
- … Ты же не отстанешь, да? Хмф! Ну?
- У вас с ним редкий дар! И бесценный. «Феномен близнецов» называется. В отличии от большинства людей, вам бесконечно повезло - вы не одни: ты есть у Каина, а Каин – у тебя. И никто этого у вас не отнимет.. Пока вы были порознь, глубоко внутри – вот здесь, в голове и в сердце - вам было страшно одиноко и больно. Многие даже взрослыми продолжают так жить, но ни за что не признаются в этом! А  вы теперь  будете вместе навсегда..
- Кошмар какой-то! Этот «феномен», это что, такое проклятие?!
- В отличии от тебя, Каин все  уже понял. Я увидела в нем это «стремление» - быть вместе. С тобой.. Авель, ты нужен ему!

То, что видно на расстоянии, бывает невозможно разглядеть вблизи.
Для полного осознания второму понадобилось пройти более длинный путь, чем первому – путь длиной в пятилетие. За это время,  оказалось, можно успеть многое: обозлить всех окружающих, распалить свое бедное сознание злостью, доведя себя до ручки, попытаться взорвать свой Центр и оказаться на самой кромке, балансируя на краю пропасти – рискуя быть исключенным из программы ОН и навсегда остаться «лабораторной крысой» на Земле.
Из вредности, чистой воды упрямства, злобы и гнева он никогда бы не согласился на «Валидиум». Брат снова спас его, подставляя на этот раз под удар не только «плоть близнеца», но и шанс на «нормальное будущее» у младшей сестры.
Авель не мог, в итоге, не признать то, о чем говорила «рыжая девчонка». Да,  «близнецы – необязательно родственные души». Но они ими все же были. Просто когда-то, до орбитальной станции, было возможным подавлять и бороться с внутренним желанием пересечь чертов пролив и парочку европейских стран ради того, чтобы всего лишь «вне графика»- на пару минут увидеть Первого - без какой-либо цели, просто помолчать в присутствии друг друга. Можно даже  находиться в разных концах комнаты.
За два десятилетия на орбитальной станции «братские узы», «связь близнецов» смогла восполнить свои пробелы, возникшие за весь период роста и развития их личностей, начиная с «момента рождения» в двух далеких друг от друга европейских столицах.
Люди. Разумеется, на них ему как прежде было  плевать. Второй все также их ненавидел. И не собирался прощать и «мириться».  Только теперь  присутствие Каина все сглаживало. Первый не скрывал того, что его совсем «не тяготило» общество буйного брата-близнеца, и не скрывал, как  важно  ему было мнение Авеля: он мог не разделять его, но и не обесценивал. Лишь в глазах Каина младший брат более не ощущал себя «ущербным уродцем»: Каин видел всю его изнанку и не отвергал. И, несомненно, в отношении Старшего ко Второму не было ни намека на снисхождение или жалость. Второй бы этого не позволил, оно лишь толкнуло бы его на путь окончательного саморазрушения. Каин, единственный из всех,  считал близнеца  не просто равным себе, но и достойным -  ему было чему научиться у Авеля. И, черт побери, много чему!   Удовлетворенность от осознания, что его «приняли» - это было странно настолько, что перестало внутренне удивлять Авеля каждый раз, когда он размышлял об этом «феномене». Первый своими поступками и словами незаметно для самого Младшего завоевал его доверие. Заронил надежду на «иное будущее», кроме того, что было заранее спланировано для искусственного человечка-марионетки землян.
«Я рад, что появился на свет. Мне нравится этот мир. А Будущее зависит от тебя, потому его всегда можно изменить, разве нет? Какого будущего хотел бы ты для себя, Авель?»
А самым ужасным - по мнению «прежнего Авеля» - оказался факт, что второй мальчик смог увидеть и другую сторону жизни. Разглядеть ее в глазах близнеца: то, как знал и видел реальность Первый. Кардинально иное мироощущение – что из всего можно получить ценный опыт и прагматически использовать себе на благо (и, возможно, также на благо некоторых окружающих).  Так что чувства незащищенности и уязвимости постепенно ушли на второй план. У Авеля появился друг. Самый близкий и единственный. Ибо бездонное сердечное сопереживание рыжей индианки  казалось слишком навязчивым и чересчур «мудрым» для того этапа взросления младшего мальчика.
Однако все же даже если бы Центры предоставили их самим себе, оставили в покое - раствориться друг  в друге, стереть границы собственного «я» этим двоим не грозило. Трудно найти более непохожих темпераментами и складом ума людей, чем близнецы, «рожденные» для проекта «Красный Марс».  Ко всему прочему,  в этой части Вселенной, исключая окружавших их ученых и астронавтов,  они все равно  были  не одни– на обоих лежала ответственность за младшую сестру. И Лилит.
Личностное развитие близнецов через узы «братского единения» превратило соперничество на околоземной станции  в своего рода игру и нескончаемую интригу. Соревнование на тренировках придавало азарт и мотивировало быть лучшим каждую минуту. Хотя показательные испытания в одной команде против «чужих» - взрослых профессионалов среди астронавтов - открывало такие стороны «феномена близнецов», сравнимые со сверхспособностями вроде телепатии и «слияния разумов», которые не могли  не озадачить и не восхитить руководство  на Земле.
А затем, еще до завершения всех строительных работ космического корабля и орбитального лифта, ему пришло откровение - Авель обнаружил, что является тем из пары близнецов, кого в теории называют «Ведомым». А  значит, Каин –тот самый скрытый «Лидер» в их тандеме. Раньше Второго  это бы испугало, напрягло и вывело из себя. Заставило бы отвергать, разрушать и искать самый кардинальный  выход из сложившегося положения.  Но теперь он хотел ЖИТЬ, а не выживать, как  когда был «один» - за бортом этого «феномена». Потому  сопротивляться полученному «статусу», по мнению  «обновленного, повзрослевшего  Авеля», было  бессмысленно. Его устраивало обретение хоть какого-то Смысла. Пускай этот смысл в большей степени и принадлежит твоему альтер эго.
Ибо он неизменно  ненавидел людей. И намеренно был резок, груб и несносен. И прекрасно знал о том впечатлении, которое производил.  Ему ничего от них не было нужно (ну разве только  необратимая и скоропостижная смерть глупых человечков). Ведь им никогда не заполучить его доверия, не достичь того уровня взаимопонимания, как у них с братом. Или хотя бы как с двумя другими  членами его семьи – младшей сестрой и кровавоволосой индианкой. Авеля устраивало это четкое распределение ролей – Каин, Лидер, Первый, отвечал за общение с «внешним миром», полностью беря функцию представителя их тандема, так что второму это было ни к чему. Но и называть его всего лишь «безликой тенью», слепо и молчаливо следующей за близнецом, никто в здравом уме никогда бы не стал: слишком  яркими были его способности и столь запоминающейся сильной -  «агрессивная нелюдимость». 
Марс являл собой тот-самый-главный Вызов Судьбы, принять который ты готовишься всю жизнь, посвящая каждый шаг своего Пути лишь одной  единственной Цели. Достойно принять данный Вызов было бесспорно  важным, но не столько ему, сколько  Каину. Однако Первый рассматривал его не как шанс войти в историю человечества «Спасителем», но как возможность проверить себя и - если это окажется под силу - преодолеть и, выйдя на следующий уровень, искать новых «трудностей» для очередного Преодоления и саморазвития. На этот раз, не оглядываясь на Землю и их «более невсемогущих создателей».. А это уже было по душе и Второму близнецу – наконец-то он освободится от надоедливого присмотра, бесконечных унижений и бессмысленных  ограничений.
Следующую пару лет на чужой планете он посвятил только одной Миссии – не подвести Старшего: не позволить  чему и кому бы то ни было, включая слабых и трусливых  людей,  нарушить их с братом планы.
Потому он решил рискнуть всем -даже своей жизнью- лишь бы остановить бунт, помешать заговорщикам из второй волны землян произвести смену власти в Колонии. Дать Каину, Сет и Совету драгоценное время перехватить контроль над базой у захватчиков.
Тогда, в марсианской пустыне, во время бури  он был готов к смерти, хотя умирать пришлось адски долго, испытывая чудовищные перегрузки организма сверхчеловека, за которыми последовали совершенно нечеловеческие муки боли.   В полыхающем от смертельной агонии разуме, кроме чертыханий (Су-у-ки!) и проклятий человеческим ублюдкам, была твердая уверенность, что Каин его не подведет, и все земные (Су-у-ки!) будут отправлены его близнецом в бездну марсианского ада.
- Авель…!
- Ли..ли..
-Держись!
- У..би..рай..кха-а! ся..
-Береги кислород! Я тебя сейчас подниму..
-  По..зд..но.. ммм..
- Нет, если ты поможешь мне! Заткнись и постарайся не расцепить рук ..
-  По..мо..ги.. Ка..Каин..у..
- Ты должен выжить, Авель! Он отдал приказ.. Нам обоим.  Полковник Найтлорд был очень убедительным, ты его знаешь.. Пожалуйста, Авель, один твой рывок! И не расцепляй руки. Пара шагов до транспортера – их я уже сделаю за тебя!

Умирать самому на самом деле не так мучительно страшно, как видеть агонию смерти близкого человека и быть бессильным, как-то повернуть это вспять.
Их горе - девочки-подростка и взрослой девушки- было, разумеется, неизмеримым.. Но разделить с ним его полноценно они не могли - потому как  его боль была иная: чувствовать, как «второй ты» уходит навсегда, поглощаемый тьмой безвременья…  Все твое существо  протестует против подобного кощунства и святотатства, совершаемой Смертью над половиной тебя(!). Это чувство настолько материально, что лишает тебя сил, парализуя,  утягивая за собой в глубокое, всеохватывающее отчаяние, которое внезапно пронизывает всю твою вселенную. Близнец, Первый, твой Лидер – не просто «близкий» тебе – за 2, 5 десятилетия это существо стало всем. Кажется даже, что он-то и был твоей жизнью, и до него – у тебя ее просто не могло быть.
А самое гадкое, что именно он, «второй ты», поселил в твоем бурлящем от ненависти и ярости сердце надежду, которой там совершенно не место.
-Лучше бы я никогда  не знал тебя, брат…
Он  крушил и уничтожал. И ненавидел. Лишь эксперименты Сет с бациллусом на «тюремных крысах» помогали ему ощутить еще хоть что-то, кроме отравляющего  его разум гнева.
Возвращение в мир живых..
Было ли это похоже на радость? Вряд ли. Когда легкие вдруг начинают болеть, потому как оказывается, что это твой первый вздох, и до этого момента ты не позволял себе даже дышать.
Вздох облегчения. Освобождения от оков  убийственной и неизлечимой боли. Твое освобождение: ты больше ни в чем не повинен, а потому - свободен .. Ибо твой Первый вернулся! И ты ему этого никогда не покажешь. Никогда.  Только не ему.
Война за инопланетный корабль и вирусы позволила Второму наконец-то быть собой и «раздать все долги». Впервые для Младшего все было настолько «естественно и прекрасно», а его навыки оказались «при деле».. И смущало лишь одно: он был снова с Первым, но того единения более не ощущалось, старший близнец как будто «стал кем-то иным», при этом, конечно же, оставаясь собой. Была ли причина только лишь в разделившей их  коме и временной смерти мозга или чужеродный вирус тоже внес свою лепту? Авель не мог этого разобрать. Потому одним из первых колонистов он  лег в криокапсулу, дабы  вновь ничто не разделяло его  со Старшим. 
Когда, ища спасения, брошенные Объединенными Нациями человечки стали вводить себе бациллус кудораку, Второй долго не мог унять злорадство, он смеялся над ними. Это была Насмешка над всеми: над людьми, искорежившими себя ради выживания на Красной Планете, преследующими свои очень даже «человеческие», а потому глупые и мелкие  цели; над Человечеством, отвергавшим их родство на Голубой Планете, чьи дети  превратились в таких же «синтетических мутантов», как и Найтлорды, в итоге совсем перестав быть «людьми» - Людьми с  планеты Земля. И его до сих пор гложет любопытство, был ли это коварный план Сет или действительно так «заразительно» и тонко  посмеялась Вселенная?
Вирус лишь отчасти вернул ему Первого. У каждого из близнецов и раньше были секреты друг от друга, но каким-то образом братья всегда понимали, чего конкретно касались эти тайны. А теперь разум Старшего был полон сумрака – как будто внезапно «выключили свет». Это напрягало и раздражало. Опять он в чем-то виноват? За что Первый с ним так поступает?
Он искал ответы, и окутавшая тьма привела его к Ней… Той, кто совсем недавно спасла его, боролась за его жизнь и душу, как сделал бы для него лишь один человек в этой части бескрайнего Космоса – Каин.
- Они стали такими, как мы.
- Да, 2 десятка тысяч «суррогатных»  выродков.
- Ты ошибаешься. Знаешь, что это значит на самом деле?  Наша семья стала больше, Авель. Гораздо больше. Они – наше творение, мы в ответе за них сейчас так, как никогда до этого. Они - наши дети.

Впустить ее в душу? Нет, речь об этом не шла. Никто не сможет стать второй его частью. У него есть «второй я» - его Лидер, его близнец.
Однако и  Старший играл в «особые узы» с другим, «посторонним», чуждым «феномену близнецов» человеком – с Сет. Но девочка фактически и не знала его. Первый не открывал для нее свой внутренний мир, она никогда бы не смогла понять его так, как Второй.  Каин  был ей просто «братом». Ему с самого начала нравилась эта «игра» в опеку и заботу. И за советом и поддержкой она шла только к нему. Авелю их «отношения»  не мешали: если этого  хочет Первый, что ж, пускай, значит на то есть особая причина. Ни ревности, ни конкуренции. Второй тоже был Сет просто «братом». Который закроет глаза на нарушение Устава, законов, норм морали и совести, прикроет и защитит, если понадобится.
Решение о возвращении на Землю и постройки корабля принесло облегчение и торжество одновременно. Процесс совместной работы снова объединил его с Первым, который, казалось, начал вновь становиться собой, медленно возвращаясь к Младшему.
А еще Авелю было неимоверно интересно, что же скажут люди Земли, когда они вернутся?
Ну же, взгляните на  тех, кого  вы вышвырнули в космос! Вот они! Идите и смотрите! Не отводите взгляда своего.. и корчитесь в муках зависти.. и ужаса! В муках осознания вашей ничтожности и никчемности..
Что ж, они и не отводили взглядов. Вся Земля со страхом смотрела только на него и астронавтов, прибывших с ним на Ковчеге.
Но возвращение не оправдало его надежд.  Ибо  увиденное потрясло все  его существо..
Он ненавидел своего создателя – земное Человечество. Он мечтал о том дне, когда покарает их «мечом вселенской справедливости» за физические и душевные мучения, на которые люди его обрекли. За их презрение к «искусственным марионеткам», за ледяное равнодушие, с которым они избавились от своих «детей».  Он алкал права казнить и выборочно миловать этих виновников и предателей. Но и здесь Человечество его обошло, отобрав у него это право: они - глупые, мелочные, жадные -  сами   уничтожили себя…
Сами! Уничтожили!
Колыбель Человечества больше не была перенаселена. На это было больно смотреть даже ему. Или, возможно, особенно ему. Ведь в глубине души он им…завидовал…и жаждал их признания.
Никто уже никогда не узнает об этом – попросту некому рассказать, и ничего не осталось от той-Земли.
И снова Она… Вечно молодая смуглая Женщина с волосами цвета крови.. Лилит.
- Наши дети хотят им помочь. И это единственный и истинный Путь для всех нас. Ведь эти существа, живущие во тьме и страхе среди обломков погибшей Цивилизации  – их потомки. Потомки наших создателей. Они теперь наша Судьба.
В кои-то  веки, Первый отметил ее Мудрость. Старший решил быть милосердным к проигравшим - не простить их за это предательство, нет, ибо никогда(!),  но… Создать новую Цивилизацию, Новое Человечество,  воскресить Колыбель на Голубой Планете – это ли не достойное применение  их Возможностей, это ль не благородная преграда, достойная Преодоления, новый Вызов Судьбы, что будет по силам только им?
Что ж, не самый плохой исход. В грязи.. среди пигмеев можно и поиграть в грозных, но великодушных  богов. Пускай эти уродцы поборются между собой за огрызки нашей благосклонности. Сойдет за «утешительный приз».
Достижение этой Цели было так близко, все было таким реальным. И могло получиться  идеально..  Если бы не коллизия вируса с земными условиями.
Они почти успели найти выход! Чем земным глупцам не угодило решающее все проблемы донорство?
Унизительно? Пугающе?
О, и еще как!
Но вам ли не заплатили за кровь погибших?  За этот «добровольный дар» крови во имя совместного будущего?
Чем?!
Силой и знаниями высоких технологий! Всем, что было  утеряно вашими жадными предками. Шансом на Возрождение Блеска Человеческой Расы!
Его разум пылал от ярости, радостно сливаясь с разумом его близнеца-Лидера в безумной песне-призыву к Мести и Правосудию. Эта была поистине Дьявольская Пляска Смерти! Но они это заслужили..
Жалкие, трусливые идиоты! Дочери предателей, сыновья убийц вашего же Рода и Племени!
Вы заслужили свою кару - вечного страха пред Истинно Великими, стоящими над вами!
  Девочка-подросток, их «общая младшая» и здесь последовала за Первым, как шла за ним и раньше. Как всю свою жизнь делал Второй.
Но Лилит…
- Неужели ты так уверен, что это - правильный Путь: Путь, устланный смертью и людским прахом, путь, множащий страдания? Каин ошибается, Авель. Ты можешь его переубедить, тебя он послушает!
Она никогда не нуждалась в Ведущем. Рыжая девчонка всегда искала своего Ведомого. А он- в минуты, когда Первый закрывался от него - позволял ей быть рядом, видеть часть его вселенной, коснуться столь уязвимых для ее «мудрой  доброты» и ласки струн его души. 
И, возможно, Старший близнец  предвидел то, к чему оказался слеп и не готов Младший.
Ее Вероломству.
Коварству. Обману. И предательству.
Подпуская близко старого друга, ты отдаешь самое сокровенное, добровольно вооружая смертоносным оружием самого сильного из твоих врагов.
Он должен был до самой смерти  защищать свой «тандем». Прикрывать спину Первому, пока он ведет их к очередному Достижению.
Даже если «единение» между ними исчезло!
В этом -  вся его «работа». Добровольно взятая им роль. Его единственная обязанность и «священное предназначение близнеца»– быть опорой, «вторым я»  Каина.
За гневом  и разрушительными неистовствами он скрывал опустошение, боль, пульсирующую в каждой клетке его тела от осознания  последствий Ее измены и глубины разочарования   Старшего, перед ликом которого он показал себя  слабым и никчемным «союзником».
Оказалось, он только думал, что ему удавалось скрывать эти чувства. Но Первый читал его! Впервые в его глазах Второй заметил отблески жалости…или, возможно, Старший испытывал ту же боль, которую умело гасил с помощью вируса? И это был наихудший из вариантов.. Лучше бы 01 попрекал его или отослал вслед за Ней – убить Рыжую Дьяволицу или умереть от своих же технологий в руках теперь уже невероятно организованных орд фанатиков. Фанатиков, ведомых Ею.
Смерти!
Её смерти и смерти других предателей  желали оставшиеся, но все еще относительно  многочисленные астронавты. Он бы смиренно выполнил эту волю брата, однако Сет настаивала на пленении. Наверное, увидеть живую рыжеволосую коленопреклонённой, раскаявшейся и вымаливающей прощения было бы не менее прекрасным зрелищем, чем её растерзанное тело...   
Постыдная вина за причиненные страдания Первому, собственную слабость,  порушенные планы его Лидера-близнеца, гибель возвращенцев, этих «детей звезд», брошенных и заклейменных не только Объединенными Нациями, но и Ею,  назвавшей себя Матерью мутировавших колонистов и повторивших судьбу Найтлордов, - все это  на десятилетие погрузило его разум в безумие, неутолимую жажду крови и смерти, поставив новой целью Победу-Любой-Ценой.
10 лет. Целых десять лет…
Что ж,  это должно было случиться рано или поздно:  ресурсы иссякали, хитроумные ловушки больше не срабатывали, оружие побеждалось более мощным оружием. И незаметно уныние и безысходность стали овладевать умами и духом «детей звезд». Даже он, «черное божество возмездия и расплаты», ощутил пресыщение войной, усталость и мятежное желание - чтобы  все поскорее закончилось.
Почему так?
Наверное, он устал чувствовать вину перед братом,  погибшими колонистами и теми немногими, кто все еще доверял Найтлордам, идя за ними в заранее проигранные битвы, а значит сознательно - на смерть.
И все чаще его посещала смутная идея, что неизбежная победа Лилит Саль, возможно, действительно подкреплялась чем-то большим чем просто ложным, толкнувшим ее на предательство «инакомыслием».
Однако Первый не менял принятого им  решения. А значит, Каин знал и видел, куда и к чему он их всех вел.
Хотя признай Старший, что ошибся, это не изменило бы убежденности Авеля в безусловном праве и достойности пшеничноволосого близнеца оставаться Лидером.
Судя по тому, как неожиданно и часто стали меняться планы атак армии противника за последний год, из-за «раскаяния» или по другой неведомой ему причине (кто знает, что творится в голове у «Святых Ведьм»?), она искала возможности для Диалога. Говорили, она даже вступала в конфликт со своими генералами и легатами Папы.. Чего же ей было надо? Той-кто-находится-на-пьедестале-религиозного-поклонения?! Центром циклона, готовому вот-вот разметать жалкие остатки орд адских грешников и окончательно уничтожить  «вампирскую заразу»?
И наши союзники разделились.
Были те, кто готов был идти до конца. Но не ради троих Найтлордов, нет. Ради справедливой мести. Ради памяти о погибшем Человечестве. Попросту говоря, это те, кого на войне именуют «берсерками» или…«заклинило».
Другая часть была готова заключить  мир на любых условиях – они хотели, чтобы их дети смогли выжить, пускай и ценой неволи, жестоких ограничений.
Тогда Старший и предложил устроить этот «диалог».  Дабы передать Ей и Папе все: от первых – предсмертное проклятие и последнее предупреждение, от вторых – надежду на то, что они смогут увидеть.. завтрашнюю ночь. И ночь, последующую за ней.
Ведь дневное время оставалось за  людьми.
Ковчег не должен был стать местом принятия решения\ вынесения вердикта. Он должен был быть лишь местом для переговоров.
Каину не пришлось говорить за всех – девочка-подросток, Сет, их общая младшая сестра, переполняемая собственной болезненной яростью и гневом «детей звезд», преданных  и брошенных под испепеляющую ультрафиолетом мощь палаческого оружия куда более «хищных и свирепых зверей»,  объятых страхом и исступлением веры «слабых землян», - была безжалостно  ультимативна и непреклонна.
Второй знал, что, ведомые Лидером близнецы пришли сюда не за тем, чтобы «принимать \ ставить резолюции»: ранее Младший ни разу не почувствовал ни малейшего намека, ни «флера» «оформившегося решения» Старшего, как ни прислушивался. Все, что у них осталось  –лишь Время, и они собирались им воспользоваться до конца!
А кровавоволосая женщина… Лилит Саль была как всегда наивна в своем  Милосердии.
И потому прозвучавшее столь внезапно заявление от Первого, что он тоже(!) желал  заключить перемирие, - вызвало у Второго  оторопь, став полной неожиданностью.. Нет, не так. Шоком!
- Что?! Ты серьезно? «Будущее»? С ними?! 
- Мы можем попытаться. Будущее всегда можно изменить, помнишь, брат? Какого будущего хотел бы ты сейчас, Авель?

Сет взъярилась, что-либо обсуждать в «такой обстановке» стало невозможным. И они ушли. Его Старший и «Черная Святая».
Глядя в иллюминаторы Ковчега на ночную Землю, Второй совершенно не слушал инсинуаций взбешенной Третьей – не видел нужды. Был ли брат серьезен? Вполне. Могло ли это быть таким же способом «потянуть время»? Запросто. Но ведь Первый мог подразумевать  и буквально: мир, каким бы он не был..  Ведь сейчас все, что  они могут – это только лишь самоубийственно погибнуть, забирая на тот свет столько вражеских полчищ, сколько будет в их силах, ну и еще пару-тройку человеческих мегаполисов.
Каин не мог не знать о мыслях Второго, его опустошении и усталости. Вместе они бы хотели покинуть Землю навсегда! Позволила бы  им это сделать Черная Нимфа? Скорее всего. А вот земляне и их Папа – никогда! Ни в этой жизни.
Мир… Так почему бы и нет? Воспользоваться им и либо уничтожить эту земную суку - Григорио, либо просто..улететь.
«Мне нравится этот мир. А Будущее зависит от тебя, потому его всегда можно изменить, разве нет?»
А может…
Нет, он бы ни за что не стал… Не стал бы решать один - за двоих! Они –едины. Всегда. Первый нуждается в его силе!
«Какого будущего хотел бы ты сейчас, Авель?»
Нестерпимое желание внезапно увидеть своего Лидера-близнеца заставило его резко направиться на поиски Старшего.
Однако в этом не было необходимости..
-Брат..
Первый пришел сам.
Алое на белоснежном.
- Что..
- Я..принес.. «Будущее»...
Это воспоминание до сих пор пробивает все ментальные барьеры, являясь из темных глубин его подсознания:  протянутая к нему рука Первого удерживает за длинные, кроваво-красные волосы голову вечно молодой смуглокожей Женщины; остекленевшие глаза цвета расплавленного золота расширены, и кажется, они смотрят осуждающе прямо на него, и кровь из них струится по обеим щекам...
Все-таки чувства Второго не обманули. «Феномен братских уз» не подвел.
Подвел Первый! Когда все-таки принял решение.
В одиночку.
Брат, который не доверился.
Близнец, который солгал(!), утаив свои истинные мысли.
И ведь как убедителен в своей искренности все это время был его пшеничноволосый «второй я»…
А может..его подвел вовсе не брат, ловко скрывавший свою подлинную сущность?!
Ну, конечно! Его подвела собственная слепая вера в лживое «единение», это идиотское «слияние разумов»! Этого просто не существует!
Но ведь оно было.. Тогда Он ощущал его повсюду - и шел на его зов: на орбитальной станции, на корабле, несущем их на Марс, в стенах колониальной  базы и  даже умирая в пустыне. Лишь оно не давало ему захлебнуться, утонув в собственной ненависти, и бесследно раствориться в холодном мраке Космоса.
Замерев на мгновение, Младший выдохнул облегченно, чувствуя, как оттаивает и вновь оживает все внутри.
Чтобы тут же услышать нервно-суетливые возгласы девочки-подростка, трусливо выдававшей свой страх за беспокойство о Каине:
- …Посмотри на меня.. Кей, ты как?  Наверное, это был он, да? 01 снова взял над твоим сознанием верх? Не думай, я не буду обвинять тебя.. Но.. Я же говорила, что продолжительное нахождение в этом режиме губительно: Разум слишком хрупок, чтобы проводить над ним такие эксперименты! Ты перестаешь быть собой, ты сам чувствуешь это? Это  убьет тебя рано или поздно.. Мы можем потерять тебя, Кей.. Как  Её… Даже уйдя, Она оставалась частью нас, ты помнишь?
01. Крусник. Марсианский вирус.
Каин ведь умер тогда..
Ты ощутил его Смерть..
Вот почему пропал гребаный «феномен»!
Это. Не. Его. Брат.
Это - Вирус, восставший от многотысячелетнего сна!
Это – Паразит, существующий за счет мертвеца! Паразит, уже целое столетие мастерски  использующий каждую уникальную способность этого мертвого тела!  Тела ЕГО БЛИЗНЕЦА.
Крусник - не Оружие, но Машина.. Машина, созданная убивать.
Машина, заставившая Младшего поверить в то, что жизнь после долговременной смерти мозга возможна.
Поверить, что брат, его Лидер, его «второй я» жив, вернулся с того света – к нему. 
И все - ради чертова «единения»! Чтоб только не остаться  наедине со своей ненавистью и болью - одному в целой Вселенной!
«Каин ошибается, Авель..»
Она знала… Лилит Саль увидела то, что должен был распознать Он с первых же часов еще на Марсе. Потому как это было под силу лишь ему – близнецу своего брата!
Но к тому моменту он уже ослеп: он не поверил своим глубинным чувствам.  А потом не поверил и ей. А она.. Она никогда не предавала его! Она всячески  пыталась показать ему, заставить его увидеть Истину..
Истину, что его Первый никогда бы так не поступил: не стал бы массово применять оружие и вирусы против колонистов из второй волны, пытаться окончательно стереть с лица Земли выжившее Человечество и никогда бы не поднял руку на Неё – Первопричину их существования!
Крусник в теле Каина затуманил его собственный рассудок, заставил забыться в исступлении гнева и яростном бешенстве, 01 использовал Авеля в своих целях!
Или… Возможно, единственной цели?
Все, что Второй делал с тех пор - лишь уничтожал. Своих. Чужих. Живых и разумных существ. Вот она Цель Крусника – уничтожение. Разрушение всего.
То, чего всегда хотелось обиженному и гневному мальчишке внутри него. То, от чего его всегда спасал лишь брат.
Казалось, весь корабль пылал и плавился вместе с его мозгом от мощи, вырвавшейся из него наружу ненависти.
Сет кричала. Маленькая наивная девочка  правда пыталась остановить его безумие. Однако она не знала о его мотиве.
Он и не стал объяснять. Ей не понять. Никому во всех мирах никогда не понять, что значит потерять большую часть своей Души. 
Не понять, что значит быть обманутым собственной иллюзией. Такой родной и желанной.
Да, некогда он пожелал быть обманутым.. 
Пришло время Прозрения.
Лилит Саль, Истинная Святая  погибла лишь по его вине..
Во всех бесчисленных смертях - ныне оказавшимися бессмысленными -  виноват он, Авель Найтлорд, плоть от плоти своего близнеца!
***
И, низвергнув Своего Врага №1,  Врага всего  рода людского – обеих рас - Авель ушел, исчезнув во тьме времени. Унеся с собой правду: ничем более незамутненное осознание о своей неизмеримой Вине,  о  бесконечной Боли и об ужасающем Предательстве..
Это Он предал своего  брата:  Полковника аэрокосмических сил международного флота Объединенных Наций, Старшего Координатора колониальной базы Марса, Лучшего из Достойнейших среди Гениев двух обитаемых  планет этой Солнечной системы! Его Лидера-близнеца. Разменяв священную память о Нем - на Машину. Убийственный и смертельный Вирус, что в любой момент может теперь захватить и его, Авеля, сознание...
900 лет проведенных им в сооруженном подземном Склепе стали его персональным Адом. Адом для того мальчика, юноши и мужчины, который всегда так боялся остаться наедине со своими страхами и разрушительными эмоциями, что чуть не истребил сынов и дочерей Земли, уничтожая последние остатки их Колыбели. 
В приступах инфернального отчаяния он непрерывно думал лишь об одном: почему он не бросился вслед за 01, исчезающим в шахте орбитального лифта? Это было бы логичным и правильным окончанием его Пути. Их Пути. Он не должен был оставаться в живых. Ведь Его Вина гораздо больше вины Сет – она лишь открыла Круснику дорогу, а Авель.. Он сам провел по ней 01, позволяя тому получить огромную власть и силу, необходимую для разрушений.  Ему не нужна жизнь такой ценой. Жизнь в долг.
Пустота в разуме, там, где раньше был его «второй я», сводила с ума. Он больше не мог выносить своего отражения на зеркальной поверхности купола челнока. И перегруженное муками подсознание Второго в поисках спасения стало концентрировать всё внимание на воспоминаниях о Той, Кто на короткое время попыталась стать заменой его Первому. Женщине, которая была столь близка – на расстоянии одного прикосновения – и столь  же беспощадно далека. И  Кровавоволосая Нимфа, даже умерев, снова указала ему на Свет. Тот Свет, что он игнорировал на протяжении всей своей грешной жизни.
Но для этого все воспоминания о брате следовало похоронить так глубоко, чтобы от них не осталось и следа. Замуровав и себя вместе с Первым. Потому что уничтожить их под силу лишь Смерти: только она освободит его разум и душу, снова позволив соединиться с Каином.
Имя.. Собственное имя ему, к сожалению, ни за что не позабыть. Зато можно изменить свое происхождение, убрав из земных хроник всякую принадлежность к роду, пускай тот за 1000 лет и затерялся в анналах истории. Теперь он будет жить во славу Красоты этой Планеты, во славу лучшего в Её Сердце – неиссякаемой Доброты и Милосердия, во славу всех детей на Земле.
Так Авель Найтроуд ступил на Путь  Добра и Равновесия, доверчиво ведомый за руку белокурой девочкой, открывая  себя  этому Новому Миру. Миру, где нет больше места войнам и истреблению меж двумя расами. Смиряя свой доселе неукротимый дух, дабы защищать угнетенных, утешать страждущих, оплакивать почивших, молиться за все Человечество и искупать прегрешения прошлого ежеминутной жертвой – жертвой своей крови, плоти и силы чудовища, сокрытым в его теле.
И именно так  смог он совершить много добрых дел: порой незаметных, порой с погромом городов и смертельным исходом для «заблудших и неправедных душ», творивших бесчестные и жестокие  вещи под обманчиво благим ликом. А еще… Сколько кратких, но таких прекрасных минут умиротворения, покоя, без давления груза своего прошлого сей странствующий священник, отец Найтроуд смог прожить за эти 15 лет? Пожалуй, он сказал бы, что довольно много. Гораздо больше, чем заслужил  тысячелетний грешник, подобный ему. Ведь у него появились  друзья и соратники. Отныне  он был окружен самыми верными и преданными божьему делу людьми. Он вновь познал многие оттенки этого странного и неземного чувства – радости; научился распознавать крохи света даже в сумраке. Пускай печаль никогда не покидала его, но какой  же благостной она порой была! Так   неужели что-то в этом Мире   еще  могло снова иссушить  обновленную и ожившую душу  этого Древнего Существа?
К прискорбию, да.
Одна-единственная встреча с прошлым перечеркнула все.
«Прости меня, брат, что оставил тебя одного..»

____________________________________________________
Пара светодиодных датчиков внешнего дисплея камеры биологического сдерживания мигнула, сообщая о смене программы: очевидно,  они засекли активность внутри «стеклянного цилиндра».
Однако мужчина все также лежал ничком на стальном полу.
Спустя мгновение он судорожно выдохнул и пошевелил рукой, когда будто в поисках чего-то. Уперев ладонь в поверхность пола и застонав, он медленно и с видимым усилием перевернулся на спину. Тусклый свет камеры осветил его бледное худое лицо и местами изорванный белый кант на свисавшей грязными клоками черной одежде, в своем «нормальном виде» полагавшейся странствующим священникам государства Ватикан.
Мужчина поднял руку и поднес ее к своему лицу, как если бы пытался смахнуть остатки сна. Вот только уже полгода он не мог спать, потому как снов не было – его снова мучили одни и те же кошмары. Кошмары из прошлого, очень давнего прошлого. Он полагал, что всему  виной была возобновившаяся гиперактивность его вируса, этого внутреннего монстра, который более не слушался его, регулярно выходя из-под ментального контроля. Причина, вероятна, была единственной – его смерть. Полгода назад он погиб, встретив Человека из своего Прошлого. Нет.. Не человека. Чудовища во много раз сильнее него. Смертоносной машины, умеющей только убивать. И он умер. А потом вернулся. Чтобы снова вступить в схватку.. И снова проиграть. Это случилось в Альбионе. Полгода... Кажется, что целая жизнь прошла с тех пор. Все это время он искал своего Убийцу и Вечного противника. И вот… Он здесь. Значит, нашел..
И все еще живой.
Возможно ли, что его спасли от гибели, после которой не возвращаются уже никогда?
Вряд ли. Ведь все «известные ему спасители»  не держат своих «спасенных» в подобных клетках.
Что же на самом деле с ним произошло?
Мужчина резко сел, локтями опираясь на колени. Его чересчур длинные волосы, то ли альбиноса, то ли просто разом поседевшие, спутанными клоками облепили лицо и спину.
Внезапно он содрогнулся  от приступа неконтролируемой боли, ожесточенно схватившись за голову и закричав, повалился снова на пол.
«Авель, остановись!»
Худое тело сотрясала дрожь. Видения сквозь шум и вспышки  болевых атак в его мозге вернули его на несколько часов назад.
«Нет, Эйб, не смей!»
Кровь на костяных хлыстах, отростках его Крусника..
Обездвиженное тело в руках Монстра..
- НЕЕЕТ!!
Скрючившись в позе эмбриона на полу, беловолосый человек дрожал, закрывая лицо обеими ладонями.
-Нет. Нет. Нет. Нет. Только не она… Только не эта девочка… Господи! Что же…я сделал… За что так… Только не она…
Молодой мужчина неподвижно замер и в течение получаса не двигался, казалось, что он даже перестал дышать.
Затем, тот, кто был странствующим священником или всего лишь носил его одежды, тяжело выдохнул  и с трудом, покачиваясь на непослушных ногах, встал, устремляя взгляд сквозь прозрачные стены «стеклянного цилиндра».
Снаружи было темно, но глазам сверхчеловека мрак был не помехой.
Его держали в подземном каземате - просторной квадратной комнате со стенами, обшитыми, судя по внешнему виду, некими чересчур утолщенными и прочными панелями,  возможно, это был титан или вольфрам.
Встроенные в стены ПУ говорили о скрытых механических сюрпризах, скорее всего, наводнявших этот каземат.
Кому-то очень нужен полигон..для пристреливания.
Жужжание, только сейчас оно привлекло его внимание. Силовое поле по периметру камеры. Настроено дать отпор тому, кто захочет отсюда выбраться. Очевидно, для него. Потому что он намерен сделать именно это. Беловолосый протянул ладонь к «стеклу» и остановился, словно в сомнении, в паре миллиметров от поля.
- И будут смерть предпочитать жизни все остальные, которые останутся от этого злого племени во всех местах, куда Я изгоню их, сказал Господь (Откр 9, 6 )
«- Эй!
Хочешь остаться здесь?
Будем жить как  раньше!
Тут полно друзей. Все могут жить как одна семья..»

Существует ли семья для того, чьи  Пути – вне мира людского, того, кто смотрит и видит лишь тьму,  ощущая вечный холод одиночества?
«-Сет, я грешник, у грешников нет такого права.»
В какую бы сокровищницу ты не привел отшельника – он останется нищим с пустыми карманами.
«-Ты знаешь, сколько лет прошло с тех пор? 900! Разве этого не достаточно, чтобы  «очиститься от скверны»?! Даже Она простила тебя. Никто никогда более  не станет тебя винить!»
Винить? Кто «станет винить» его, когда вокруг него – ночь?! Он – невидим для всех, и мир недосягаем для него.
«-Я не могу простить себя. Даже если каждый на Земле простит меня, я не смогу этого сделать. Я знаю.»
«-Идиот!»

Хуже. Гораздо хуже. Ведь Он - самонадеянный глупец, осмелившийся играть в бога. Попытавшийся присвоить и подчинить то, что не должно было быть никогда и ни при каких условиях  найдено.
Мужчина перевел взгляд с ладони на «стеклянную стену» и нахмурился – собственное отражение разбудило в нем  злость.
- Раздувальный мех обгорел, свинец истлел от огня: плавильщик плавил напрасно, ибо злые не отделились (Иез 22, 18); отверженным серебром назовут их, ибо Господь отверг их. (Ис 1, 22)
«- А за что ответишь ты, Авель?»
-За все.. Но после, как навсегда освобожу этот мир от твоей лжи. Тебе никогда не заполучить еще и Сет! – его глаза сузились, зрачки изменили форму, отсвечивая алым всполохом.
- Крусник 02, активация на 80 %, санкционировано!
Неожиданно вокруг изменившегося до неузнаваемости человека возник вертикальный столб ослепительного света - собственное поле(!) ультра-высокой электрической напряженности. Ионизирующийся воздух окружающего пространства камеры стал стремительно нагреваться до таких невообразимых температур, что включил процесс превращения  газового разряда в состояние плазмы, однако затем он столь же стремительно  охладился..  И мужчина САМ стал огромным сгустком черно-синей  плазмы - шаровой молнией в человеческий рост! Лучи импульсов синего, голубого и белого свечения, исходящие прямо из его тела, вспыхивали за быстро трескавшимися прозрачными «сверхпрочными стеклами», вслед за которыми в стены, пол и потолок «высокотехнологичной ловушки»  ударили подвижные и сокрушительные по силе разряда молнии.
В камере более не было «человека». Это было существо необъяснимой природы, чуждое этому миру!
Все это невообразимое «великолепие» длилось не больше пары минут, но и этого времени хватило, чтобы «монстру» надоело «развлекаться»: электро-импульс неизмеримой силы,  посланный этим существом, столкнувшись с преградой,  взорвал «пилюлю от храбрости»  изнутри! Взрыв освободил  накопленное электромагнитное поле, что, оказавшись на воле,  начало заполнять собой помещение «полигона», многочисленными волнами электричества сотрясая, оплавляя и воспламеняя, то, что могло гореть.. Манипулируя своей дьявольски мощной энергией и создавая эффект, соизмеримый с диамагнитной левитацией, это сверхсущество воздействовало на гравитацию помещения, выдирая и поднимая в воздух раскуроченную обшивку стен и пола, а также искореженные до неузнаваемости куски манекенов.  Все это кружило в воздушном водовороте. Все, включая отчаянно верещащее крошечное белое тельце, борющееся из последних сил против непреодолимой мощи, неизбежно влекущей к  гибели. 
«- Иди ко мне, Авель! Эй, что с тобой  такое? Ах.. Похоже, меня снова ненавидят..»
- Когда утешусь я в горести  моей! Сердце мое изныло во мне..(Пс 57, 5)
И тут внезапно все прекратилось: сила, удерживающая предметы в воздухе, исчезла, вспышки дьявольских молний погасли, оставляя после себя запахи оплавленного металла (гари), озона и серы.
В центре помещения, среди опавших вниз, словно сухие листья, кусков металла, медленно оседал на пол «странствующий священник» Ватикана.
- Н..ет..
Стократно ослабевший, истощенный чрезмерным могуществом собственного тела беловолосый человек практически полз на дрожащих конечностях, устремляясь к одному из бугров поваленного железа. Разгребая завал, в кровь изрезая руки о сколотые края металла, он все же добрался до обгоревшего  комочка меха.
«-У меня получилось.. Я сумела  раскрыть Сущность Крусника: он - нечто большее, чем мы думали, гораздо большее!  Теперь МЫ СМОЖЕМ ВСЕ ИЗМЕНИТЬ! Я верну Её, понимаешь?  Кей согласен, а значит, мы сможем начать все заново. Пожалуйста, поверь мне, братик..»
- Прости.. меня.. Я не..отдам..тебя Ему.. Сет.. Я спасу... Только..не верь.. Не верь..ни единому Его слову..
Так он и стоял  обессиленный, на коленях, прижимая зверька к груди - как будто защищая последнее бесценное и самое хрупкое сокровище на свете…

+2

63

Комментарии

[avatar]http://s0.uploads.ru/qR96r.jpg[/avatar]
- Пост написан совместными усилиями трёх соавторов (выделять где чье не вижу смысла): Seth-chan, Panzer Magier, Cain-sama.
Во второй части поста использованы строчки из песни группы Агата Кристи «Никогда».
Быстроколлаж четверых крусников:
http://sd.uploads.ru/F0AWl.jpg

[Германика. Замок РКО. Покои Главы Ордена в Северном крыле. Кабинет.] ===►

Северное крыло Замка. Не пострадавший подземный бункер. У входа в тренировочный полигон.

- Да Вы, верно, издеваетесь, Мой Господин! - обращение из уст Магуса прозвучало явно как оскорбление.
Чёрная Святая чувствовала напряжённость, разлитую в воздухе, но не могла отследить её источник. Впрочем, её внимание тут же переключилось на спутницу растрёпанного джентльмена, который первым заговорил с ней после её пробуждения, ведь это была её дорогая младшая сестра, её Сет, закутанная в серый, явно с чужого плеча, халат, что молчаливо таращилась в глухие карбид-вольфрамовые створки дверей полигона. Такое напряжённое внимание к интерьеру явно значило, что за дверями что-то происходи..
БУМ!
Глухой удар сотряс стены старого Замка, а в идеально гладкой серебристой поверхности металла появилась впечатляющая выпуклость. Да, карбид вольфрама не расплавится и в жерле вулкана..Но то, что скрывалось за стенами этой импровизированной «тюрьмы» очевидно даже не с этой планеты. Вот же дерьмо!
- Мы пойдём туда или подождём, пока герр круши-и-ломай-всё-к-чертям сам к нам выйдет? – сухо поинтересовался Исаак фон Кемпфер у собравшихся.
Найтлорд-старший предпочёл проигнорировать вопрос, отдав через коммуникатор команду на открытие створок дверей, которые из-за деформации ожидаемо заклинило на половине, и смело шагнул в образовавшийся проём…

Полигон.

Soundtrack

[audio]http://d.zaix.ru/3BkD.mp3[/audio]

А дальше всё напоминало скорее безумную трагикомедию, а не встречу разлучённых временем, шлюзом космолифта и декапитацией родственников..
- А вот и ты, ноль-один, – проскрипел растрёпанный и злобный уже экс-патер Ватикана, оборачиваясь к вошедшим и аккуратно кладя наземь некий серо-белый комок, размером с детский кулачок. – Пришёл подразнить меня трупом моего брата? – презрительно оскалился 02, выпрямляясь во весь двухметровый рост.
В воздухе вокруг закруснившегося священника в разодранной одежде крутились в бешенном танце остатки настенных панелей из титанового сплава в кулак толщиной, куски боевых манекенов и его собственной сутаны. Всё это медленно, но неотвратимо распадалось на атомы.
- Девичья мечта Сфорца об уничтожении основной базы Розенкройц стала реальностью. Сил всего постарамагеддонского мира не хватило, чтобы нас достать! Но стоило устроить на территории Замка семейный пикник..и теперь эти руины смело можно списывать, - флегматично подметил орденский Колдун, следя за разрушающимися в воздухе невероятно прочными металлическими квадратами.
Каин в ответ на пассаж немыто-нечёсаного близнеца только изогнул губы в подобии печальной улыбки:
- Колония ноль-первого и рада бы тебе ответить, но не может: я её заблокировал. Впрочем, ставлю развалины «Арка» на то, что из этой фразы ты услышишь только слово «Арк»…
- Всё пытаешься до него добраться?Авель устал. Он должен был давно уничтожить это шагающее жалкое подобие его брата, его второй части…которую он сам же и сломал: недоглядел, дал ему умереть на Марсе.
- Что я и говорил, - подытожил старший из Найтлордов.
- Да что вы с ним разговариваете, Майн Герр?! В эту модель интеллекта не завезли, так же, как и дружелюбный к пользователю интерфейс. Отдайте ему желтоглазую и разойдёмся с миром, - недовольно сверкая темными глазами в сторону горячо нелюбимого второго близнеца, потребовал Айзек Батлер, крепко вцепившись плечо пошатывающейся Сет Найтлорд.
- Боюсь миром не получится…
- Убери от неё руки, грязный ты.. – зашипел бывший безопасник с Марса.
- Мне напомнить, чьи дефективные щупальца ранили госпожу Найтлорд? – опасно прищурился не менее свирепый (а по опасности и в двое превосходящий), чем 02, Магус.
На провокации Авель Найтроуд всегда велся хорошо..По крайней мере, на провокации Калиостро из Розенкройц. Так что ответом бледному германцу стало озлобленное рычание и несущаяся прямо ему в голову титановая пластина, которая была отброшена мощным звуковым импульсом.
- Ты его защищаешь? – поражённо уточнил Авель. – Ты защищаешь этого инопланетного выродка?! – дернув головой в сторону своей пшеничноволосой копии, повторил бывший «святой отец». – Что они сделали с тобой, Сет?
Еще не восстановившая до конца собственные силы, зеленоглазая древняя девочка с вызовов вскинула подбородок и упрямо поджала губы, не сводя угрожающе мрачного взгляда с той ипостаси среднего брата, которая тысячу лет назад создала их-семейной-коалиции-против-фанатиков-Ватикана «очень много проблем».
- Авель...  - мудрая индийская Святая наконец-то вышла из-за широкой и могучей спины некогда Лидера колонистов Красной планеты. – Пожалуйста...Остановись. Я прошу тебя.
Весь леветируемый мощью крусника 02 стальной мусор с неприятным грохотом свалился на пол. Авель Найтроуд, похоже, словил тяжёлый приступ гипервентиляции: если бы бессмертная космическая нанобактерия могла бы умереть от недостатка кислорода, она бы сделала это прямо сейчас.
- Ты..ты сошёл с ума..и свёл меня, - вцепившись в распущенные и спутанные серебряные патлы руками, прохрипел экс-Глава СБ «Красного Марса». – Я понял.. твой план..Я понял.. всё-ё, - шатаясь, Авель грузно опустился прямо на пол, где стоял. - Для этого тебе нужно было.. Ее тело.. Ха-ха! Не смог убить меня сам и решил сделать это так?!  Сколько ещё клонов ты настругал? СКОЛЬКО ИХ?!! – под конец взревел ноль-второй.
- Авель.. Ты не веришь. Я понимаю тебя. Ты прав, это все очень странно, - успокаивающим тоном заговорила Лилит, тихой поступью приближаясь к своему извечному подопечному, словно к дикому и крайне неадекватному зверю. – Но я здесь... – и, остановившись на расстоянии пары шагов от него, рыжеволосая индианка медленно протянула к коленопреклоненному мужчине свою смуглую ладонь. - Рядом с тобой.   
- Если вам не нравится говорящая, Авель-сама, мы можем её стукнуть, и она замолчит, - обращение к 02 из уст Батлера прозвучало как проклятье. – Впрочем, какая вам разница? 800 лет в Склепе вы не жаловались..

[- Почему бы нам просто не скинуться на хорошего психоаналитика для этого парня и не разойтись по домам? – телепатически передал фон Кемпфер своему Главе.
- Потому, что он мой брат, - пришёл ответ от Ipsissimus’а. – И психоанализ здесь не поможет.
- Правильнее будет сказать не «не поможет», а нужен всем находящимся в этой комнате, - буркнул Исаак и свернул телепатическую сеть.]

-  В Македонии я пытался тебе объяснить это, брат мой. Объяснить то, что «инопланетных выродков» нельзя так просто убить, что мы нечто большее, чем видно глазу простых смертных, - делая шаг, вперёд заговорил Шестикрылый Глава «Rosenkreuz».
- «Видно глазу»?! Лжец.. Ты – паразит, погубивший планету! Всё, что видело от тебя человечество, - это смерть!патер Найтроуд резко вскочил со своего импровизированного железного гнезда на полу.
- Не хочу разрушать твои благородные мечтанья, брат мой, но перестановка в Скопье – твоя идея. Я бы порекомендовал тебе разъяснить свою философию македонцам, однако, я твёрдо уверен в том, что они предпочтут больше тебя не видеть. Без объяснений, - сухо отрезал «захваченный ноль-первым» Каин Найтлорд.
Авелю очень хотелось заткнуть внеземного вредителя, но что-то в его словах больно резануло по живому – даже не сами слова, а интонация, с которой марсианская обманка их сказал, чертовски знакомая интонация... Так говорил Старший Координатор проекта «Красный Марс». Не вирус.
- Авель, успокойся. Это правда я…старший из близнецов спокойно привалился к искорёженному куску стены, стоявшему позади. -  Где твоя фирменная разумность, подполковник?  Разве твои натренированные инстинкты безопасника не говорили тебе, что  с выживанием в нашей семье что-то не так? Я не погиб на Марсе и в атмосфере Земли, ты пережил Альбион… Если мы такие, то почему она, - Каин движением головы указал на стоявшую впереди Саль,- не может быть такой же?
- Тогда чего же ты ждал тысячу лет? – не веря ни единому Его слову, гневно выкрикнул измождённый древний сизокрылый монстр.
- Тебя.
«ЛОЖЬ!! ТЫ лжёшь!! Он мертв. Я убил его. Это я убил его..» - надрывался внутри служителя Церкви бывший «Ведомый»
Шестикрылый Серафим молча прикрыл глаза.
«Я не забуду о тебе…никогда, никогда, никогда!
С тобою буду до конца, до конца, до конца, до конца!
»
И ноль-второй почувствовал... Связь. Она снова была здесь. Проклятая связь, про которую некогда твердила Лилит и глупые доармагеддонские ученые с проекта… Чтобы они ещё понимали!
Боль. Как же это было больно. Но это была ложь, сладкая ложь. Он устал обманываться, устал надеяться и проклинать себя за слабость. Он должен был покончить с этим. Прямо здесь и сейчас!
Костяная коса материализовалась неожиданно бодро, для давно не подзаряжавшегося бациллусом вируса, и вот она уже несётся прямо в сторону стоящего близко к выходу старшего Найтлорда. Но вместо мягкой и податливой плоти сверхчеловека она натыкается
на такой же по структуре синий с радужным отблеском меч.
- Авель.. - глаза индианки отливали кармином, а взгляд пронизывал всю его сущность. - Страх заполнил твой разум. Я вижу страдания.. Вина и отчаяние ослепили тебя. В твоей душе полыхает темное пламя, его сила убивает тебя, причиняя боль другим. Но вина, что гложет тебя – не твоя, Авель.. – Темнокожая дева-воительница на секунду перевела гипнотический взор на свою когтистую кисть, из ладони которой, словно продолжение руки, исходило смертоносное оружие 04. - Моя.  Я должна была быть мудрее.. Прости меня.
- Н-нет…это не можешь быть ты! Н-нет, - расширились от удивления алые глаза среброволосого священника напротив Святой Ночи.
- Останови вирус, Авель, - еле заметно качнула головой Чёрная Нимфа. - Это уже было раньше и не должно повториться вновь.
- …лишь тогда все станут едины, - громовым эхом отозвался бывший Главный Супервайзер, не поменявший своей позы.
Алая, как кровь, костяная коса выпала из ослабевших пальцев потерянного и разбитого Человека, что упал на Землю уже очень давно, и исчезла, растворившись в глубинах его сверхчеловеческого тела… Ровно тысячу лет назад, этот Человек обезглавил свою совесть и вышвырнул свою душу в космический шлюз. Колени высокого и худого патера подогнулись, и он рухнул на пол перед индийской Богиней - воинственной и опасной, как темные просторы холодного космоса. Ибо ее глаза излучали древний и неземной свет  звезд, а правая рука держала тот самый несокрушимый меч, что в сказаниях землян мог коснуться самой Луны..
Но Богиня не обрушила кару на заблудшую душу, напротив, из своих девяти чудовищных ликов она  повернула к склонившемуся перед ней Падшему мудрый и любящий.

[- Нужно дать им время, - сформировав мысль так, чтобы телепат Исаак мог её прочесть, подумал Глава «Розенкройц». – Пойдём отсюда.
- А как же вторая сестра?

- Сет тоже нужно время, чтобы привести себя в надлежащий вид – ты, судя по всему, изрядно торопился. Мой халат ей явно не идёт, - мысленно усмехнулся лидер германских Врагов Мира.
- Кто-то дал мне 10 минут на сбор, – огрызнулся Колдун и оборвал связь.]
Развернувшись к выходу, Механический Маг наклонился и поднял с пола окровавленный пушистый комок, заваленный металлической стружкой, как это ни парадоксально – ещё живой.
Впрочем, ухода этих троих всё равно никто не заметил: коленопреклоненный грешник в разодранной черной сутане цеплялся за протянутые к нему смуглые руки Святой, склонённой головой касаясь ее светлых одежд.

+1

64

Полигон =======►►

[Замок "Розенкройц". Не пострадавшее от взрыва крыло. Переговорная.]
Действующие лица: типичный Авель Найтроуд,  Лилит "такое-бревно-и-Ленин-не-постеснялся бы-нести" Саль,  Каин "хали-гали-Кришна" Найтлорд и Сет "rock-this-party" Найтлорд. Специальный гость - Исаак "ой, потекло!" фон Кемпфер.
Логлайн: Прошлое похоже на куски разбитого стекла. Ты пытаешься его собрать, но находишь себя изрезанным в кровь..

Их оставили вдвоем. Но ненадолго.
Авелю всё произошедшее напоминало воплотившийся кошмар: живая Лилит из плоти и крови – не бездыханное тело и не  безликая ватиканская статуя; гневающаяся и осуждающая младшая сестра, всего несколько месяцев назад с улыбкой предлагавшая ему остаться в Империи; ставший некогда самым страшным врагом погибший брат, вместе с которым  неожиданно   воскресла  -доселе мертвая - связь близнецов…
За что ему всё это? Как теперь быть?
Крепко вцепившись в полы светлого платья «Святой Ночи» (конечно, оно было не её: Саль таких никогда не носила, это всё орденское), Авель Найтроуд в ужасе понимал, что он не может остаться и спрятаться в развалинах этой комнаты – снаружи его ждет правда, которой он избегал добрую тысячу лет. И для того, чтобы выйти и встретиться с этой режущей - лучше любого лазера - истиной, Авелю требовалось призвать вновь того, кого он похоронил в ватиканском Склепе вместе с телом сестры, рядом с отсутствующим прахом брата: подполковника Найтлорда, второго близнеца и среднего брата, Главу службы безопасности «Красного Марса». И он не был к этому готов.
Лилит видела боль своих близких. Все трое были изуродованы этой болью, каждый – такой знакомый и родной, в то же время был таким далеким, непонятным…другим. Что они чувствовали по отношению к ней? Что видели: смутное видение - воспоминание о былых чудесных днях? Или непрекращающуюся и опустошающую боль? Бесстрастный голубоволосый вампир показал ей историю этого нового мира. Мира, который она не знала. Её же мир рухнул, как древние и прекрасные здания Объединенных Наций под ударами ядерных ракет. Что осталось в итоге? Есть ли ей место в новом мироустройстве?
Было ли хоть кому-нибудь из них здесь место?
Исаак. Айзек Батлер. Калиостро. Механический Маг. Всё это шелуха, шелуха и маски. Не было таких людей! Никогда не существовало.
Его в этом Мире не было уже давно. Так же, как и всех этих совершенных и чуждых нелюдей.  Просто они этого не знали..или боялись признать. Да, определённо боялись. Тик-так. Время уходит.  Мы состоим из клеток, клетки – из мелких органелл, они – из атомов..Однако даже мельчайшая частица – атом – на что-то распадается. Он распадётся на кварки, которые когда-то давно, возможно, были частью звезды из другой галактики или вообще родом из другой Вселенной.. Но даже в таком состоянии он всё ещё будет всё чувствовать. И осознавать. Разве должна фундаментальная частица осознавать себя? Разве должен Человек всё ещё чувствовать эту боль? Ведь он попрощался с этим миром очень и очень давно..

«Камнем тянет изнуряющая ноша,
Может перед кем-то провинился в прошлом?»I

Каин видел все это…и давал им время. Им всем  четверым, ибо Исаак тоже оказался не готов столкнуться с семьей Ipsissimus’а.
Крусник 01 оставил им – присутствовавшим на Полигоне - эмпатический след, по которому они смогли бы найти комнату. Место, где в скором времени произойдёт разговор, способный изменить судьбу каждого из собравшихся в этом Замке. А каждый их них, в свою очередь, мог изменить будущее целой Планеты…
Эмпатический след напоминал полупрозрачные цветные блики на всём окружающем пространстве - как будто бы «зайчик» от витража в солнечный день, направляющий своего гостя по принципу «горячо-холодно».
И время наступило - откладывать дальше встречу было бессмысленно. Потому они здесь - в просторной и светлой переговорной комнате, переоборудованной из старого церемониального зала прошлого «Ордена Креста и Розы», что «непобедимый тандем» - из Крусника 01 и Колдуна-червоточины – когда-то подмял под себя играючи.
Переговорная была похожа на величественные кварты корабля – вот только не того парящего в невесомости на орбите Земли, нет, – той самой станции, на которой они, будучи подростками из проекта Supremacy, впервые жили вместе... Символический круглый стол в середине, светлые и невыразительные стулья - словно бы взятые прямиком с космической станции, где лаконичность окружающего пространства служит исключительно практическим целям. 
Вот они Создатели, те, которые тысячу лет назад решали судьбу нового мира: задумчивая Лилит, смотрящий исподлобья Авель, собранная Сет. Их молчаливое напряжение лишь предвестник надвигающейся бури. Механический Маг проник в комнату последним и, в отличие от крусников, усаживаться за круглый стол Главы Ордена не стал, выделяясь темным пятном на фоне ближайшей к выходу стены. Расклад сил получался знакомым: Авель и Лилит заняли места напротив Шестикрылого, который неподвижно - как статуя древнего бога - сидел спиной ко входу, Найтлорд-младшая, прямая, словно проглотила палку, стояла недалеко от сидящего за столом старшего брата, стиснув пальцами спинку стула.

«Я вижу тех, кем этот праздник был заказан,
Но тело плохо подчиняется приказам»

- Ровно 845 лет прошло с нашего последнего собрания... в полном составе, - нарушил напряжённую тишину, настолько густую, что её можно было резать и намазывать на хлеб, - спокойный голос экс-координатора «Красного Марса». - Не вижу смысла вспоминать причины «неудачи» того диалога и искать виноватых, потому что сегодняшняя встреча организована совсем не за этим. Хочу лишь подвести закономерный итог своего тысячелетнего пребывания на «Новой Земле»...
«Играет музыка невыносимо громко,
И в вальсе кружатся горящие обломки»

Суженные глаза и раздувающиеся ноздри седовласого близнеца говорили о том, что среди присутствующих находились и те, кто совершенно точно был не прочь вспомнить, что же пошло «не так» тысячу лет назад на орбите..
«Застыл в гримасе образ преломления света»
- Для меня вывод прост: возвращение на Землю было ошибкой. Моей ошибкой, - глядя прямиком в золотисто-медовые глаза напротив («занозе в нежной зоне вернувшихся колонистов с Марса»), сообщил бывший полковник. - И я приношу за эту ошибку свои извинения.
- Кха! Хе-хе, хех, - тихий, почти незаметный хриплый смех бывшего безопасника звучал, как скрежет когтей по стеклу. - Тысячу лет прошло, и ты извинился за возвращение.. Интересно.. Сколько же тысячелетий тебе потребуется, чтобы осознать, какое количество жизней ты погубил? А как насчет извинений за две отрубленные головы? Что, извиняться будешь ещё через парочку тысячелетий?

«В сухом остатке - неудобные ответы»
«Суррогатный» Серафим прикрыл голубые глаза, выражая всем своим существом вселенское смирение по отношению к происходящему:
- Я надеюсь, что, пройдя через столько трудностей, чтобы вновь оказаться вместе, мы будем говорить о будущем, а не о прошлом.
- Ибо наши величайшие свершения не могут остаться позади, когда наши судьбы, переплетённые воедино, стремятся ввысь...
- О будущем?! - Авель в негодовании поднялся со своего места, упираясь руками в стол и явно стремясь нависнуть над противоположной частью стола, как грозовой фронт над горизонтом. - Какое у нас всех может быть «будущее», если ТЫ пытаешься уже во второй раз уничтожить мир и всех нас заодно?! - последнее ватиканский патер уже почти прорычал.
- Нет, так мы ничего не добьемся, - покачал головой Найтлорд-старший.
- Всё, чего добился ты - это её смерть, - отец Найтроуд ткнул пальцем в сторону молчаливо сидящей Саль. - И страдания всего человечества!

«Насколько важен результат моей работы?»
- Ты либо нагло мне льстишь, брат мой, - прищурив льдисто-голубые глаза, протянул Главный Супервайзер, - либо совершенно меня не знаешь. Если бы я действительно собирался уничтожить мир, я бы это уже сделал. А с организацией «регулярных страданий для себя» человечество прекрасно справляется и без моего участия.
- Мразь..! - прохрипел "Ангел смерти" Крусник 02.

«Теперь на это мне плевать с высокой ноты!»
От дальнейших действий, какими бы они ни стали, среброволосого мужчину отвлекла изящная смуглая рука, что легла на его плечо  – это Нимфа Ватикана поднялась со своего места и, сдвинув тонкие брови к переносице и склоняя свое лицо к его, прошелестела:
- Не надо, Авель.  Прошу тебя. Пожалуйста.
Выбитый из душевного равновесия жестокими пинками реальности 02 совершенно не хотел успокаиваться и усмирять свой гнев. Убрав ее длань со своего плеча, Найтлорд-средний процедил:
- Не смей. Черт знает, сколько контролирующих чипов он успел в тебя понатыкать.. Но с этим мы разберемся позже. А ты.. – поправив своим «фирменным» жестом – средним пальцем - блеснувшие в свете люминесцентных ламп очки, грубо бросил он в сторону 01. – Даже не надейся, я больше не поддамся на твою ложь – будь она ласковым увещеванием или смертельным шантажом! Твой очередной безумный план провалился: я не дам тебе и инопланетному кровопийце уничтожить планету.. Как и в прошлый раз!
- Мне кажется, я уже объяснил: это не было планом, - вздохнул Каин Найтлорд, потирая переносицу большим и указательным пальцами, - это вышло случайно…
- Авель, он прав, - произнесла на этот раз достаточно громко экс-старший лейтенант медслужбы Красного Марса, обращая на себя внимание среднего брата, изумленного ее словами. - Нам не стоит ворошить прошлое. Я.. я видела, что сталось с тем миром, который я бросила на произвол.. Каин мне показал. Он показал мне, к чему привела моя гордыня, моя непримиримость.. Я хочу все исправить, и мы можем сделать это все вместе..
- Что..?! – Тот, кого обыватели  в нынешнем мире знали, как относительно глуповатого и тихого патера из Рима,  направил в рыжеволосую женщину неверящий взор глаз цвета стали, постепенно заполняющихся яростью. – Ты попираешь себя.. свою Веру – в угоду Ему?! Так вот оно что. Ты всего лишь.. Марионетка! – выплюнул ослепленный гневом тысячелетний сверхчеловек, резко развернувшись в сторону молчаливо стоявшего Волхва Ордена, а затем перевел взгляд на близнеца, сжимая кулаки и явно внутренне готовясь к атаке. – Ты думал у тебя получиться смутить мой разум столь искусными копиями - ожившими мертвецами, 01? Дважды?! – и тут «древний вампир, пьющий кровь вампиров»  в порыве яростного безумия театрально расхохотался.

Ух, какой непередаваемый коктейль эмоций! Какая ярость и страсть! "Верю, господа Крусники!" - кричал внутренний Станиславский. И только сам Механический Маг старался сжаться в маленькую незаметную точку..ведь то, что он чувствует этот "эмоциональный коктейль Молотова", совсем не значит, что эмоции инфицированных инопланетным вирусом такие "особенные", совсем нет (хоть они и правда особенные), это означало, что его телепатический блок рассыпался, как карточный домик на ветру. На проклятом ураганном ветру.
К этому всё и шло. Чипы растворились в бушующей в его теле энергии, телепатические заслонки рушились, как высотные здания в девятибалльное землетрясение, и его сознание захлёстывали чужие противоречивые эмоции. Напряжение, удивление..даже страх и неистовое желание что-то изменить - это кроваво-красная огненная Нимфа. Исходящее желтоватой, цвета серы, желчью, темное пятно с голубоватыми прожилками молний - страдающий от самоненависти, ненависти и..ещё большой ненависти к себе ватиканский служка, ужас и страх которого перед его семьёй был вполне пропорционален демонстрируемой им ярости..

К тексту

Пост писался в шесть пар рук, именно поэтому он получался так долго, сложно и выглядит, будто у него(у поста) шизофрения. Сет приходилось отвлекаться от Сулеймана, Каину и мне идеи приходили совершенно разные, под разную музыку и в разное время, потому-то и времени было сожрано немерено. Столько же и нервов угрохано, ехехе. Но в целом..лично я доволен результатом проделанной работы.
I - все отрывки в данном посте части песни Би-2  "Лётчик".

[avatar]http://savepic.ru/14352404.jpg[/avatar]

+2

65

[Замок "Розенкройц".  Переговоры. Часть 2.]

Действующие лица: Триада Найтлордов, Лилит Саль, Исаак фон Кемпфер.
Логлайн: Обычное дело: от любви до ненависти - тысяча лет и обратно. Вот только у всех семейных трагедий первопричина одна: чем дальше родственники - тем сильнее их любишь.
[avatar]http://savepic.ru/14392192.png[/avatar]
В этот самый миг послышался хруст - «просто милая девочка» своей железной хваткой сломала спинку стула, за которую она держалась, и не успели его обломки коснуться пола, как она оттолкнулась ногами и в одном прыжке достигла середины круглого стола – опустившись на его поверхность прямо напротив Авеля.
- «Ожившие мертвецы».. Дерьмово звучит! Зато абсолютно верно, да, братик?
Сет Найтлорд лукаво смотрела на неугомонного священника сверху вниз – ибо, стоя на столе, была выше на полметра своего двухметрового белобрысого родственника.
- Я догадываюсь, что Он сделал с Ней..Но ты, Сет, - «самый большой Грешник Земли» переключился на «новую жертву». – Как ТЫ могла ему поверить?? У тебя Империя, которую ОН хотел уничтожить! А сейчас ты предаёшь твой же народ?!
Могло показаться, что склоненная набок черноволосая голова и усмешка на тонких губах девчонки говорят о ее хорошем настроении в данную минуту, но, разумеется, это было ошибочным представлением.
- Ты знаешь, - доверительным тоном протянула девочка-подросток и внезапно молниеносно присела на одно колено, наклонившись к его лицу, - почему ты не сдох, братец?
На реплику бывшего майора и ученой с Красной планеты, Исаак фон Кемпфер одобряюще хмыкнул:
- «Пилюля от храбрости» не сработала, давайте подсластим её стат-ошейником..
Гнев в её изумрудных глазах был похож на бушующий океан. Нет. На неукротимый атмосферный шторм, охватывающий планету. Магир сам удивился поэтичности приходящих на ум сравнений. Слишком хороша для монстра и слишком ужасна для человека..
То, что отрекшийся от своего второго имени сверхчеловек, совершенно не ожидал такого поворота, было совершенно ясно – Авель замер на месте, затаив дыхание, глядя в ее безжалостные зеленые глаза.
- Если я стану применять твои логические доводы, мистер крутой священник, то я должна была уничтожить двоих из вас еще в том городе, что ты отправил в шайтанову задницу. А ныне передо мной трое мертвецов, захваченных инопланетным вирусом – не правда ли достаточно страшная угроза для «моего народа»? Я здесь – единственная, кто не загружался на 100 % и не подох… героически. Так что советую задуматься, над тем, что ты теперь такое, Эйб. Для тебя желательно сделать это прямо сейчас.
Оазисом спокойствия в этом бушующем океане чувств выступал молчаливый полковник Найтлорд, чьё смиренное принятие и возвышенные мысли о звёздном будущем не могло отравить даже лёгкое недовольство и усталость.
И венцом этой вакханалии всеобщих переживаний стала ОНА. Изумрудная с радужным отливом, словно сотканная из тончайших чешуек гиподермы, расцвеченная ослепительно белоснежными вспышками ярости, боли, обиды, сдобренная золотистой пыльцой самобичевания, но при всё этом пылающая ярким, аквамариновым пламенем Надежды. Это было прекрасно. В другой ситуации, будь он не лишённым последних слоёв защиты, болтающимся на грани реальности призраком гиперпространства, Айзек Батлер смаковал бы эти ошеломляющие чувства и яркую личность зеленоокой Стрекозы, как лучшее и самое дорогое вино Голубой планеты. В любое другое время..
Но не сейчас.

Его глаза расширились, и белобрысый священник отвел взгляд, в котором теперь стоял шок и поднимающийся глубинный ужас, предшествующие полному осознанию этой новой действительности. Действительности, которую он в пылу альбионской битвы, тысячелетней ненависти и ярости в Скопье проглядел: он ведь ничем не отличается от Каина. Брата, который погиб на Марсе… И ожил..
- Я в неописуемом восторге, что у меня получилось совершить это «чудо» - воскрешение целых двух «Лазарей» – точнее у нас с патлатым, - Сет рукой взмахнула в подпирающего стену Орденского Мага. – Хотя оно в обоих случаях имеет до банальности простое научное объяснение. Я рада видеть Лил. Но вот насчет тебя.. Не вынуждай меня раскаяться в том, что я зря использовала секретные каналы связи - дабы внятно объяснить твоей юной нежной начальнице, как же поднять гребаного «всадника-без-головы».
Авель какое-то время неподвижно стоял, опустив голову, опираясь кулаками о поверхность стола, и думал, думал, думал.. Затем беловолосый мужчина поднял правую руку и.. начал ее внимательно рассматривать, сжимая и разжимая кулак.- Странно.. Я ощущаю себя..собой.
Святая Нимфа в сочувствующем жесте коснулась его запястья тонкими пальцами и ободрительно улыбнулась уголками губ. – Потому что это и есть ты, Авель.
С насмешкой в зеленых глазах Сет поднялась на ноги, уперев руки в бока.
- Серьезно считаешь себя «особенным»? Думаешь, ты сейчас чем-то отличаешься от него.. или неё?
The last thing to do was to try to betray me2
You want to lie

«Священник» резко посмотрел на девушку, а затем на близнеца, и его взгляд снова затмился гневом.
- Определенно.. Я не марионетка 02! Я скорее лишу собственное тело жизни, чем позволю причинить человечеству непоправимое зло..
- Пфф! Раньше бы надо, ибо ты его уже причинил.
- Я.. Я пытался остановить его!
- Узнаю старого Эйба – всегда видит только себя,
– фыркнула Владычица Империи.
- Что ты этим хочешь сказать? – сквозь зубы произнес ватиканский священник.
Девушка, неизменно пребывая на столе, наклонилась к нему, упираясь ладонями в коленки.
- То, что есть: ты уничтожаешь целые города, предаешь близких тебе, лишь потому что занят собой, упиваясь своими страданиями.
I'll never forget it2
That's just out of sight

Средний брат яростно сжимал кулаки, а младшая сестра нахально оскалила зубы. И смуглая рыжеволосая индианка в белоснежном платье не могла смотреть на то, как светлое будущее для всего человечества– еще даже не начавшись – уже затмевается мраком новых войн.
- Авель.. Сет. – Ее красивое лицо потемнело. – Прекратите. Каин был прав: путь прошлого, этот путь ведет в никуда. Поэтому нам всем стоит забыть о нем и примириться в настоящем, вместе создавая надежду для грядущего.
- Ну не знаю.. Кто виноват, что мой братец такая себялюбивая говносерка?

Nothing too much, just out of sight2
- Сет, остановись..
- Что? Только он тут главный герой, главный грешник, есть лишь великий Эйб и его грандиозные проблемки! Да, Эйб? Трое сдохли, но только ты не стал зомби, и как у тебя это получилось? Хотя знаю! Ты же «особенный».. Брехун.

Let me say goodbye to my demons1
Let me say goodbye to my past life
Let me say goodbye to the darkness

Лилит переводила внимательный взгляд золотистых глаз с одной на другого, но молчала.
«Патер Найтроуд» в едва контролируемой злости оскалил зубы.
- Ты не веришь в искренность моих..
- Чего именно? Твоих эгоистических заблуждений или расчетливого самообмана?
- Чего.. ты.. добиваешься?
– Авель тихо зарычал.
Девчонка опустилась на стол, сев на колени, так чтобы их лица были на одном уровне.
- Разумеется, правды, Эйб! Ты ведь даже не представляешь, какую ты причинил мне тогда ужасную боль.
Tell 'em that I'd rather be here in the starlight1
Tell 'em that I'd rather be here where they love me
Tell 'em that I'm yours this is our life

Она снова сделала это – выбивала его из колеи, запутывала и мешала сосредоточиться на собственном гневе, что ждал часа обрушиться всей мощью на старшего брата.
- Я.. я не собирался ранить тебя.. Прости. Это случилось внезапно, я хотел ...
- Знаю я, куда ты целился, мазила. Я не о Скопье, Эйб. Я требую правды! Хочу, чтобы ты признался, наконец.. Кого на самом деле ты обвинял во всем 900 лет.
- Себя.. Лишь себя.
- Блеф.
- И его.
- Возможно. Но этого мало.
- Это все.
- «Все»?
– в зале прозвучал свистящий шепот. - И из-за такой ерунды ты бросил меня среди обломков «Ковчега»? Отшвырнул последнюю родственную связь и долг перед своими людьми? Подумай хорошенько над ответом, в котором пытаешься убедить меня.
Авель молча посмотрел ей в глаза, а затем первым отвел взгляд и отошел от злополучного стола, замерев у самой стены.
- Это все..- Настойчиво повторил он приглушенным голосом.
- Ну обосраться! – экс-Глава научного департамента КМ рассержено вскочила на ноги и спрыгнула на пол. –Слабак! Ничего не изменилось с тех пор. Окей, я и это сделаю за тебя.
- Сет, - Саль попыталась ухватить черноволосую девушку за плечо, но рука схватила пустой воздух, - это уже не имеет значения, мы все должны отпустить свою боль..
- Мне полегчает только когда я надеру его тощую задницу! Ведь это я изучала вирусы, Эйб! Изучала-изучала, да не выучила, да? Помнишь, когда я спросила тебя, почему ты не хочешь остаться со мной? Угробила сначала одного брата, а потом всех остальных, так ты думал сраные 8 столетий? «Сет, ты виновата – заигралась в божка науки, создала все условия, что погубили новый мир и нашу семью», бла-бла-бла! У тебя не хватило духу сказать мне правду в лицо даже полгода назад?!

Тщательно возводимые в последнее тысячелетие стены контроля рушились, ментальные блоки, завязанные на эмоциональные триггеры, слетали; маска равнодушно-спокойного орденского слуги-Тени при своём Господине трещала по швам, как надетое на слона маленькое черное платье. Все это не имело смысла. Долгие и долгие годы упорного труда, когда не только распадающиеся на мельчайшие неделимые частицы тело собиралось из ничего, новая сущность, несуществующая личность собиралась буквально по "кирпичикам" - всё это больше не имело смысла. 500 чертовых лет прошло с последнего Инцидента (а ведь он их так называл..какое мягкое название для чего-то столь чудовищного).
Высокий беловолосый мужчина и черноволосая девушка-подросток стояли близко друг к дружке, так что воздух вокруг них вибрировал, его закручивало в пока невидимый глазу шторм. Такие разные, хотя и было в них кое-что схожее: то как оба упрямо скрипели зубами от злости, сжимали кулаки, обрушивали тонны эмоций друг на друга.
- Я никогда..тебя..не обвинял..
- Так где же ты был все это время?! Разве сопереживающий братец бросит на произвол жестокой войны любимую и единственную сестренку, которую он «ни в чем не винит»? Разве не станет он заново строить судьбу погубленного мира и возрождать жизнь, что была утоплена в крови? Твое самобичевание искренне, пока оно не касается нас, так, Эйб? Ты уверен, что твоя непоколебимая ненависть и вина – на самом деле таковы, а не являются замещение чего-то другого? Ты все еще уверен, что ни капли не похож на него?
- Уверен!

Удар, и священник согнулся от боли в солнечном сплетении.
- Дурак!
Он хотел было выпрямиться, охая и кашляя, но зеленоглазая не позволила, свирепо схватив его одной рукой за серебряную гриву, другой же грубо сдернув сползшие ему на нос очки.
- Тогда объясни мне и всем остальным, что это?! «Последствия ненависти»?  Ты всегда был близорук – отрицал, что у других есть свои мысли и чувства, но вот ослеп ты совсем недавно!
Швырнув очки на пол, Сет Найтлорд решительно направилась к выходу.

Все песни, использованные в посте

1 - Linkin Park - Good Goodbye (feat. Pusha T and Stormzy)
[audio]http://d.zaix.ru/3NvM.mp3[/audio]

2 - The Bloody Beetroots feat. Paul McCartney and Youth - Out of Sight
[audio]http://d.zaix.ru/3NvP.mp3[/audio]

+2

66

Замок «Ордена Креста и Розы». Переговорная зала.

Comments

- Результат усилий трёх соавторов. Каждый поучаствовал при написании всех пятерых персонажей, так что выделять кто где писал - бесполезно...
1 - «Би-2 - Летчик».
2 - музыка к данному фрагменту и видео-ассоциация:
Moonlight Sonata
[audio]http://d.zaix.ru/3MoA.mp3[/audio]

[avatar]http://savepic.ru/14408828.jpg[/avatar]
Обложка к происходящему в цикле постов:
http://s1.uploads.ru/t/uKpmf.jpg

В главных ролях: Святая Ночи - Лилит Саль; Враг Мира - Каин Найтлорд; представитель «АХа» - Авель Найтроуд; Императрица и агент Янус - Сет Найтлорд; камео «парень, который сбежал вторым»  - Исаак Фернанд фон Кемпфер.
Логлайн:
-Как насчет тебя? Что тебя бесит?
– Долбанные дела семейные.(с)

Молчаливый, как тень, в которую он мог легко обратиться, орденский Колдун проводил её взглядом к выходу и задумчиво смотрел на захлопнувшуюся за девушкой дверь.
Всего этого было слишком много. Целых пол тысячелетия тишины. Как будто был хоть какой-то шанс избежать этого дерьма.. Чего ты ждал, Человек без Имени, когда избрал себе товарищем сверхчеловека с Марса? А теперь скажи «прощай» своему хвалёному спокойствию, так же, как и переоценённым чипам. Что такое кусок даже самой «умной» железки против бездонной мощи Пожирателя Информации?
Он не хотел. Только не снова. Не здесь. Не сейчас.
Четыре древних монстра было уже слишком много для затерянного германского княжества: в воздухе отчетливо витало ощущение надвигающейся Катастрофы. Одна червоточина, возникшая не в том месте и не в то время, могла обрушить это место прямиком в АД.
И в итоге останешься только ты, Она и пустота.

Но если верить не по понятиям,
Кусок металла - мое распятье.1

Внезапная эскапада Сет застала Каина за весьма интересным занятием – попыткой стать частью интерьера. К счастью, светлый тон его одежды этому только способствовал. Подумать только, как далеко тебя может завести возникшая после пробуждения мысль написать младшей сестре письмо…и воспользоваться телом старшей сестры для восстановления. И вот ты уже не скучающий разваливающийся на куски лидер Врагов Мира, а изображающий мебель брат в семействе скованных одной виной и одними страхами нелюдей. Какое неожиданное окончание приключения! Воистину Магус прав - покидать стены регенерационной опасно как минимум для психического здоровья…
Ночные звёзды - мои медали.
Я сбитый лётчик, меня достали!

В наступившей вслед за уходом Сет тишине слова старшего из Найтлордов прозвучали хуже грохота разорвавшегося снаряда:
- Я собираюсь покинуть эту планету. Вместе со мной полетит Исаак, - Просветлённый мотнул головой в сторону стоящего позади Колдуна, - и, возможно, Сет.
Двое других искусственных нелюдей взирали на экс-полковника как на идиота.
Для Батлера слова Врага Мира о космосе прозвучали не менее неожиданно, чем для двух его «родственников». Впрочем, весь эффект от них быстро пропал – Исаак ошалелым взглядом взирал на собственные волосы, начинающие растворяться в окружающем пространстве, после чего перевёл взгляд на руки и буквально увидел мельчайшие частицы вещества, на которые исходило его тело..

О нет.
ТЫ не можешь!
Не здесь!

- Прошу меня простить, – просипел Сен-Жермен, сползая по стене и на негнущихся ногах перемещаясь к двери. – Мне нужно..м..не.н-нужно.
Каин Найтлорд резко обернулся, но его верного спутника в комнате уже не было – он смотрел на закрытую дверь. За этим потрясением и попыткой достучаться до товарища по ментальной связи, Глава Ордена совершенно пропустил начало семейных разборок уже между Лилит и Авелем
- Ты совершенно запутался, Авель, – тихим, успокаивающим голосом произнесла рыжеволосая индианка, приложив ладонь к сутулой спине ватиканского священника. – Мы все запутались. Однако в этой комнате нет врагов. Мы все виноваты в том, что случилось, но только вместе мы сможем это исправить…
- Нет врагов?! – уставший седовласый близнец распрямил плечи и вновь грозно сдвинул брови. - Ты даже не знаешь, ЧТО произошло до твоего.. «пробуждения»! Ты НИЧЕГО не знаешь и думаешь, что можно «исправить» все  избитыми истинами. Ты ошибаешься! Нельзя вернуть уничтоженное,  я пытался..
– Ты прав, я могу не знать всех подробностей, однако есть истина, в которой я уверена, ибо видела ее своими глазами..до того, как ушла навсегда из этого мира. Лишь она может вернуть тебе утраченную веру, но, вместе с тем, я  боюсь, что эта ноша окажется слишком тяжела для тебя.
- Тяжелее, чем то, что я уже несу? Тогда оставь ее себе. И ему. - Экс-глава службы безопасности перевел гневный взор на Главу Ордена. - Какими бы ваши тайны не были..держитесь от меня подальше. – Средний брат поднял с пола разбитые очки и направился к двери, но по дороге отчего-то остановился и, не глядя, бросил их на стол.
- Тогда на «Ковчеге» Каин предложил выход, который мог положить конец войне. Не мир, но…значительно уменьшить риск кровопролития, - сказала тихо и печально Черная Святая в белоснежном одеянии.
- Даже если это так, и ты не пытаешься выгородить этого выродка, - не оборачиваясь, процедил сквозь сжатые зубы агент АХа «Крусник», - у меня перед глазами был итог этого «разговора»: мертвая сестра и брат-убийца.
- Мы загнали друг друга в ловушку: я испугалась решения, которое он мне предложил; а Каин он…он не мог допустить продолжения войны, как и мира на таких условиях, - смуглая женщина бросила на старшего Найтлорда умоляющий взгляд, явно рассчитывая, что он включится в разговор. Однако бывший Главный Супервайзер продолжал молчаливо взирать на разворачивающуюся семейную трагедию.
- Это я начала тот бой, Авель. Я загрузила вирус на 100% процентов, но Каин не стал, он не позволил Круснику взять  выше восьмидесяти. Сначала он лишь защищался. А затем.. Он не мог остановить меня иначе  - кроме как уничтожив, - собравшись с силами,  честно призналась Лилит Саль, некогда Старший лейтенант медицинской службы.
- Ты…ты врёшь! Ты больше нас знала об этом чёртовом вирусе, ты бы не стала делать такую глупость, – потрясённо прохрипел «патер Найтроуд».
- Но я сделала, Авель. Твой брат предложил мне остаться с вами, не возвращаться к землянам и не принимать больше участия в войне, раз все, на что я оказалась способна – это «спасти» одну расу, нарушая мировое равновесие и справедливость.. - Чёрная Святая была жестока и по отношению к себе, и по отношению к «светлому выдуманному миру» Авеля. – И я отказалась. Мне было страшно..признавать, что могла  совершить столь ужасную Ошибку. Тогда я была готова воспользоваться любым средством, лишь бы заставить Каина замолчать. Я сделала самую большую глупость в своей жизни, Авель. Не потому, что активировала вирус на 100%, а потому, что отказалась от своей семьи ради исполнения «мнимого» долга… Потому, что даже не попыталась воззвать к голосу вашего разума. Я просто отвергла всех вас.
Все это время Авель Найтлорд стоял спиной к ним, прижимая  узкие ладони с худыми длинными пальцами к лицу. 
- Я благодарна Каину за эту возможность  искупить свою вину и исправить то, что возможно исправить.  И, пожалуй, я воспользуюсь ею прямо сейчас,  - женщина с  кровавыми волосами и не менее кровавым прошлым, с грустью в глазах цвета расплавленного золота  обошла 2-х метрового «священника–из-Рима», лишь на секунду задержавшись рядом с ним, чтобы ласково погладить его по голове, и направилась к выходу из переговорной.
Глава «Розенкройц» с помощью эмпатии ощущал твёрдое намерение своего генетического прообраза найти самую младшую из четырёх искусственных людей для того чтобы…попытаться спасти хоть что-то?
За отважной темнокожей «Мадонной Любви» захлопнулась дверь, и близнецы остались наедине.
Все слова уже были сказаны. Полковнику Найтлорду было просто нечего добавить, в попытках донести своему «отражению в кривом зеркале» некую истину, поэтому он молчаливо встал со своего места и также пошёл к двери, ведущей из комнаты.
- И куда ты намылился? – рявкнул ему в спину младший брат, отрывая обе руки от лица – руки, что моментально сжались в кулаки. – Не смей так просто уходить! Это ты заварил это…
- Я чувствую, что все это ранит тебя, - обернувшись у выхода и склонив голову к плечу, отвечал Старший. – Только боюсь, что не смогу облегчить твою боль.
Дверь за Каином даже не успела захлопнуться – когда хотел, неуклюжий ватиканский служка умел быть очень шустрым…
- Ты думаешь, я в это поверю? Что ты 800 лет гнил и разлагался, убил меня, а потом вот так заявляешь, что раскаиваешься?! – бывший Глава службы безопасности «Красного Марса» сверлил брата взглядом.
- Можешь не верить. Мне жаль, что все вышло вот так, - пожал плечами Найтлорд-старший, отвечая неожиданно усталым голосом.
- Вот так просто?! «Просто жаль»? «Просто взять и воскресить Лилит», а потом «просто собрать нас и извиниться»? Ты смеёшься надо мной? Ничего не бывает «просто», - голос оперуполномоченного Крусника срывался. Он был готов ко многому, но не к этому, совсем не к этому
- Именно, что «просто», Авель. Это люди привыкли всё усложнять, - печальная улыбка тронула губы «белого Ангела». – Ты восемьсот лет плакал над телом, которое в стенах этого Замка вернули к жизни за две недели…
Найтлорд-средний взвыл в голос и грохнул кулаком по стене, пробивая прочный камень с пугающей легкостью:
- А-а-аргх! Почему ты раньше не свалил с этой планеты? Почему сейчас?!
Ответом ему было молчание.
- Где гарантии, что ты будешь тихо тухнуть на орбите, не пытаясь сбросить сраный астероид нам на головы? - тяжело выдохнул Авель, одной рукой упираясь в пробоину в стене, а другой прикрывая глаза, в которых показался отблеск его древнего страха.
- В этом больше нет смысла: я планирую покинуть планету, а не гнить в грязи, - Каин повернулся спиной к агрессивному близнецу, совершенно равнодушный к потенциальной опасности и пустым взглядом разглядывал в окне всё ещё дымящиеся развалины Северного крыла.
- Быстро же тебя осенило. И 1000 лет не прошло, - экс-патер Найтроуд криво усмехнулся, глядя в спину Врага Мира. Его терзали совершенно противоречивые эмоции – и это пугало до чертиков. «Просто ненавидеть и жаждать смерти» – так было намного проще…
- Мой взгляд не был кристально чистым, - выдавил Ipsissimus словно через силу. – Ноль-первый мешал мне оценивать ситуацию трезво…
- Хочешь сказать: убить Лилит, меня и пытаться уничтожить человечество тебя гребаный вирус принуждал? – процедил напряжённый Авель - он жаждал этого ответа и, одновременно с тем, боялся  его услышать.
- Увы, Эйб. Я никогда не пытался переложить вину на других. Крусник 01 сыграл свою роль, но Лилит, миллионы землян в Войну Троицы и многих других убил именно я, - Каин повернул голову вбок, чтобы краем глаза увидеть реакцию близнеца. – Так же, как и ты.
- Ты думаешь, я смог бы тебя простить? – почти прохрипел Найтлорд-средний. - Я до сих пор ненавижу тебя… До сих пор!
- Ты ненавидишь в первую очередь себя, Авель, - но старший близнец не смог сказать это вслух. Однако, ноль-первому показалось, что, хотя эти слова и не прозвучали, Авель их все же расслышал
Сам себе Авель больше не мог лгать. При каждом их столкновении, закономерно оканчивавшемся сражением, перед глазами ноль-второго вставало улыбающееся лицо Чудовища, державшего в руках голову его сестры. Он вполне мог бы поверить Каину, если бы тот солгал и сказал, что этим Чудовищем был 01. Однако, Старший Координатор Марса был воистину непогрешим – он не лгал. Даже в своей бесконечной бесчеловечности он был кристально честным. В отличие от своего брата-близнеца, который старался это Чудовище внутри себя не замечать, называть его «Крусником 02» и тихо ненавидеть…
И именно сейчас перед его глазами стояла не злополучная сцена на «Ковчеге», а совершенно другая картина:
«Каин так же стоял спиной к нему у стекла. Только в этот раз это был прочное стекло иллюминаторов в пол марсианской базы. И этот Каин Найтлорд был сломлен. Подполковник СБ никогда его таким не видел.
- Знаешь…я никогда не скажу этого Сет – ей и так ужасно тяжело – но ей следовало позволить мне умереть. Тогда, во время взрыва, - голос старшего по званию был непривычно тихим и даже как будто бы дрожащим.
- Она спасла тебе жизнь. Если не ради миссии, то хотя бы ради того, чтобы отдать ей долг, - ты должен жить! - прорычал возмущенный Глава службы безопасности.
- Я всегда был другим. Не человеком. И я смирился с этим гораздо раньше, чем встретил всех вас, - продолжил говорить Найтлорд-старший, словно бы его и не прерывали. – Но теперь…теперь я стал отвратителен сам себе. Такое не должно существовать в природе, Авель. Я хочу умереть.
- С хера ли, чтобы сбросить все это дерьмо на нас?! А самому трусливо слиться?
- Почему ты это говоришь, Авель? – прошептал Каин Найтлорд.
- Да потому, что ты мой брат!!
Повисло мучительная тишина. Серебряноволосый близнец тяжело дышал, глядя в напряжённую спину собрата, который после продолжительно молчания смог выдавить только:
- В четырнадцать на космической станции…я бы отрезал себе руку, чтобы услышать от тебя эти слова. Но сейчас…знаешь, мне должно быть страшно от такого себя, - первый Крусник медленно повернулся к Эйбу. – Сейчас я не чувствую совершенно ничего.
И Авель был в ужасе. Он смотрел в холодные голубые глаза напротив и видел зияющую пустоту…
- Когда произошёл взрыв, нас заблокировало в отсеке жизнеобеспечения – почти все из аварийной группы умерли сразу, от взрыва. Но мне повезло – одна из стальных панелей придавила меня и таким образом защитила от осколков и жара. Однако, взрыв создал пробоину в корпусе. Недостаточно большую, чтобы я сразу умер при разгерметизации…поэтому я умирал долго. Сначала от холода, потом от нехватки кислорода. Вы в этот момент пытались вскрыть двери шлюза, а я…я смотрел на тела людей, обломки, видел свои обмороженные конечности…чувствовал холод, как в открытом космосе. И мне было так…спокойно, как никогда в жизни.
2»
- Знаешь, что я вспомнил сейчас?
Бывший полковник совершенно не ожидал, что 02 захочет продолжить этот разговор – казалось, что он зашёл в тупик, что им ещё обсуждать?
- И что же?Каин замер на пути к своим уцелевшим покоям.
- Тот разговор после твоего воскрешения на Марсе. Когда ты сказал, что хочешь умереть…
Похоже, что эти слова давались его близнецу с большим трудом.
- Да, я помню. Ты тогда впервые признал, что мы с тобой всё-таки братья, - Найтлорд-старший не смог сдержать почти незаметную улыбку…ностальгия.
- Это все моя вина. Моя ошибка. Я самый отвратительный безопасник в истории сраного Марса, - злобно усмехнулся бывший патер. – Я знал тебя гребаные двадцать лет…и не смог увидеть, как ноль-первый захватывает контроль. Это ведь был Он.
- Это был я, Авель. Не нужно пытаться меня обелить. Я покину Землю, и пусть меня судят потомки человечества Объединенных Наций – мне уже все равно, - с этими словами Глава Ордена оставил свою Немезиду в гордом одиночестве.

+2


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Rozenkreuz Orden » Остальные места Замка