Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Rozenkreuz Orden » В комнатах орденцев


В комнатах орденцев

Сообщений 71 страница 80 из 80

71

ФИЗИЧЕСКИ: Замок Ордена. Покои Шестикрылого. Регенерационная зала.
МЕНТАЛЬНО: Back in Time. 400 км от Земли. Международная Орбитальная станция.
Действующие лица: какая-то толпа неписей. Ученые, военные и так и не взорванный Лондиниум (упоминается).
Логлайн: Муки выбора. Что же хуже - убить Авеля, пока не стало слишком поздно, или завалить тренировочного манекена медслужбы? Хуже всего - это "британские ученые", придумавшие лекарство от эмоций..

Ненависть к своим создателям, к своим «родителям» - самый ли страшный грех? А ненависть, которая порождает ужасное насилие? Не знаю. Это чувство было чуждо нам, ведь другой жизни, жизни, принуждающей к подобной ненависти, у троих искусственно выведенных детей не было. Раньше я была в этом уверена. А потом узнала, что может быть иначе.. Когда Эйба под конвоем вернули на станцию.
Что-то пошло не так во время процедуры первой генотерапии мальчиков, ради которой сначала Каина, а затем и Найтлорда-среднего вызвали с орбитальной станции в их родные Центры.
Он никогда не говорил об этом прямо. Не жаловался. Мы понимали по его поведению и по тем действиям руководителей его Лабораторного Центра, которые успели приметить еще на Земле - в Лондоне. Лорд Шеклтон и мистер Рэндалл не выказывали особой любви и даже элементарного уважения к своему «детищу». «Лабораторной мышке-которая-всем-обязана-людям Земли».   
Его растили и обучали так же, как и нас. Однако отличие все же было: эти люди позволили себе ставить преступные, с точки зрения человеческой этики и гуманности, эксперименты на одном из самых ценных объектов программы Красной Марс – на маленьком ребенке-из-пробирки, пускай и «совершенном во всем».
Свои психологические и физические «тесты на прочность» они прикрывали выполнением плана по «всестороннему обучению» потенциального руководителя марсианской СБ.
Мы не знаем, как.. и почему это случилось. Нам известно только то, что Эйб вынужден был  «работать на износ». Элементарно выживать. Любой здоровый, взрослый, выносливый и как сказал доктор Бинай Чандра - «проапргрейдинный  человек 23 века»- уже давно бы свихнулся или, жестоко  поубивав мучителей, покончил с собой.
Я не знаю также, кем на самом деле являлся Артур Рэндалл, и каких специалистов по своим связям он привлекал во время этого «творческого и рабочего процесса». Я уверена лишь в том, что видела собственными глазами за все это время - весь период совместного обучения на станции, полета на Марс и почти 80 летнюю борьбу за выживание Человечества на Красной Планете -  то, на что  действительно способен подполковник Космический войск Международного флота Объединенных Наций Авель Найтлорд: видеть насквозь людей, знать в идеале устройство всех систем компьютерных сетей космических кораблей и колониальной базы; обеспечивать и тем, и другим безопасность и предупреждать события, ведущие к катастрофам и бесчисленным смертям, тем самым спасая и помогая роду людскому выжить.
И это именно тот самый Мальчик, чуть не лишивший жизни своих создателей, возненавидевший человечество, мстящий за свое появление на свет  и за такую «поганую жизнь лабораторной мышки»..
Конечно, скандал постарались немедленно замять, проведя расследование. Тогда все нелицеприятные детали «быта» лондонской Лаборатории всплыли на поверхность. Однако вызвали они совсем не те чувства, которые могли бы –не сочувствие к 16-летнему мальчику и омерзение к поведению взрослых стали ключевыми в принятии дальнейших решений. Общественность в лице политиков и военных  ОН, имевших доступ к нашему проекту, была шокирована и напугана. А человеческий страх, как известно, приводит к ужаснейшим последствиям.
Руководителям наших Исследовательских Центров был поставлен ультиматум: незамедлительно принять меры по уменьшению уровня агрессии, а лучше исключить вообще человеческие эмоции у объектов проекта Supremacy. Иначе они поставят под удар всю программу Красного Марса,  а следовательно - и выживание всей человеческой расы. И это значило только одно - что кто-то обязательно должен будет ответить за создание «неконтролируемых суперубийц»..
Полтора месяца ИЦ понадобилось на решение этой проблемы. В Лабораториях на основе базы данных нашего ДНК-материала был создан особый уникальный препарат. «Совершенный», как и мы. Его  направленность -  отделы и рецепторы  лимбической системы  головного мозга,  отвечающие за механизмы формирования эмоций. А точнее подавление бурного выражения этих самых эмоций. И уникальность его  состояла в том, что «купирование эмоций» было абсолютно целенаправленным - без потери «физического и социального эффекта». Таким образом,  по иронии судьбы или еще чьей-то.. Объединенные Нации стремились избежать риска «человеческого фактора».. У искусственно выведенных ими же сверхлюдей.
Это должно было перевернуть нашу жизнь, изменив ее, по мнению  Правительства Земли,  «в лучшую сторону»…

***

Мы отравим весь мир меркаптаном,
Будут трупами ямы полны.
Смрадный запах дойдет к марсианам,
К обитателям хладной Луны.©

- Си, аккуратнее. Ты оказываешь первую помощь, и она должна его спасти, а не убить.
- Тут сильно не бинтовать, там нельзя массажировать слабо, не сожги рану, не ломай ребра.. Скукотища!!! Пфф! А, убила..  Так ему и надо - надоел! Слабак!
6летняя девочка раздосадовано стукнула манекен по черепушке, и человеческий имитатор, издав неприличный звук на прощание, вырубился.
- Какая же ты.. вредина.
Сдерживая улыбку, юная индианка с кровавыми волосами отключила ПУ и принялась аккуратно возвращать медприборы на предназначенные для них полки.
- Му-у.. Я же не специально! Вот если бы я кричала «сдохни-сдохни-сдохни»..
- То стала бы соседом Авелю. Так что еще какая вредина! Но попробуем еще раз завтра, хорошо?
- Никакая я не вредина! А давай.. что-нибудь, где много кровищи.. Операцию! Давай операцию ему сделаем!
- Сначала научись базовому минимуму.
- Но я хочу посмотреть на его кишки! Хочу-хочу-хочууу!
- Тише..
Через полупрозрачный герметичный и особо прочный пластик стен  мы обе приметили женщин из медперсонала станции, которых сопровождали, судя по форме, пара военных медиков и служба охраны – из тех, что на днях прибыли с Земли. В руках женщины несли небольшие коробки медикаментов, упакованные необычным способом - без лейблов и надписей.
Через несколько минут военные медики и СБшники вышли, а женщины прошли в помещение рядом с нами, но в спешке двери закрыть не посчитали нужным.
- Надеюсь, теперь дела у наших ребят  пойдут лучше.
- Да, хоть какая-то гарантия безопасности. А то рядом страшно находится – что-то «средненький» выкинет на этот раз!
- Не преувеличивай. Мальчик способный и вполне даже адекватный..
- Ну конечно, особенно, когда сидит в бронированной одиночке карцера и ходит под конвоем из 3х спецназовцев с транквилизатром мгновенного действия.
- Уже полтора месяца прошло, а ты все никак не успокоишься? Мне с самого начала показалось, что это излишние меры..
- Наоборот! С твоей «добротой» иметь нам здесь декомпрессию  и станцию, полную трупов! Интересно взглянуть, когда он станет вежливым и улыбчивым..
- Сейчас наговоришь на «разглашение военной тайны», и мы с тобой попрощаемся. И, кстати, внимательно потом прочитай, этот препарат имеет другую цель..
Смуглокожая девушка-подросток, остановившись у самых дверей, замерла, ее золотые глаза широко раскрылись.
- А тыжговорила – «нельзяподслушивать»..
- Тссс! Си, я не подслушиваю..
- Агаа, врешь! А врать – «тоже нельзя».. Не по уставу..или кодексу и что-то там нельзя еще много чего..  под присягой.. Короче, нельзя!!
- Тихо, Си.. Это важно.. Было. Наверное. Ушли! Уфф.. Ладно. Давай закончим наводить порядок и пойдем на камбуз.
- Ага, жрать после «спасения» что-то хочется..
- Кушать. Только мы с тобой  сегодня «жизнь» так и не спасли..
- Пытались – а это  засчитывается! Так нельзя или все-таки можно? 
- Нарушать присягу? Ни в коем случае нельзя. Наказывается  очень сурово.
- Совсем-совсем? Под страхом смерти?
- Ну почти..
- Ух ты! А жестоокой?
- Си, тебе переживать рано, ты ее еще  не давала.
- Жря. Я смерти не боюсь.
- Молодец. И не надо. Есть вещи, которые гораздо страшнее смерти.. Поверь мне.
- Круто-о! А какие? Епрст!
- Аккуратнее. Смотри по сторонам, Си. И постарайся не ругаться, не следует такой милой девочке брать пример с мы-обе-знаем-кого.

[avatar]http://s018.radikal.ru/i510/1702/96/30520f48c576.jpg[/avatar]

+1

72

[avatar]http://s14.radikal.ru/i187/1702/71/8dc58f785afc.jpg[/avatar]

Пострадавшее от 04 Северное Крыло. Регенерационная комната. Воспоминания Сет Найтлорд.

Действующие лица: Авель Найтлорд, Лилит Саль, Каин Найтлорд и Сет Найтлорд. Полковник Объединенных космических войск Томас Эберхард. Подполковник Ванденберг.
Логлайн: Очередная глава воспоминаний Сет Найтлорд, в которой Авель узнает, что бывают вещи гораздо страшнее, чем собственная боль и страдания... Боль твоих близких.

Soundtrack

White Lies – To Lose My Life
[audio]http://d.zaix.ru/3a9N.mp3[/audio]

В тот день перед обеденным временем мы услышали о Валидиуме в первый раз. Второй, к сожалению, случился  всего через пару часов - экстренное совещание с  нашим участием в зале собраний станции.
У стены с центральным экраном находился главный-по-станции – полковник Томас Эберхард, мужчина за сорок,   и его заместитель молодой 28-летний подполковник Корт Ванденберг, еще несколько наших непосредственных кураторов, а также на мониторах меньших размеров по конференц-связи с Землей «висели онлайн» 2 незнакомых гражданских политика из правительства ОН и 1 военный.
- Приветствую, господа кадеты. Занимайте места.полковник Эберхард стоял за центральным голографическим столом, лицом к практически пустому залу, где  заняты были лишь первые 2 ряда. Когда Лил усадила меня рядом с собой на втором, а Каин, пришедший раньше, уже сидел на первом  с кураторами, в помещении вошел Авель в неизменном сопровождении - будто приросших к его тени троих «бойцов особого назначения». Его усадили так, чтобы вокруг была «мертвая зона» - на 5м ряду.
- Во-первых, вас всех собрали здесь для того, чтобы сообщить радостную новость. Относительно радостную. Во-вторых, Объединенными Нациями мне было поручено передать вам сведения об обязательном нововведении в распорядке вашего дальнейшего обучения и пребывания на станции.  По причине того, что данные нововведения не затрагивают вас, кадет Саль, вы можете нас покинуть.
Красноволосая девушка выпрямилась, как струна и с предельно серьёзным лицом обратилась к старшему по званию:
- Разрешите остаться, сэр?
- Разрешаю. Ввиду событий полуторамесячной давности и  внезапно появившейся необходимости строгого надзора за кадетом Авелем Найтлордом, нашей системе орбитального обучения астронавтов пришлось перейти в совершенно другой режим. Однако, эти 1,5 месяца показали его неэффективность. Поэтому было решено вернуть все на прежние места – конечно же, с разрешения Военного Комитета Наций. С завтрашнего дня с кадета Найтлорда будет снят дополнительный надзор, и он будет переведен из карцера снова в свою кварту. Также он будет восстановлен в допуске ко всем объектам станции, доступным кадетам, совместным тренировкам и испытаниям на равных условиях с прочими членами, как и раньше.
Удивление и радость, которые появилось на наших с Лил лицах, ни в какое сравнение ни шли со скепсисом и поднятой бровью «буйного братишки».
Кей не сводил пристального и изучающего взгляда с главного-по-станции, зная, что объяснения столь странной «доброте» обязательно последуют.
Полковник прочистил горло и оперся кулаками о край голостола.
- Но данное решение вступит в силу только при условии, поставленном нам Правительством и Военным Комитетом, которое кадет Найтлорд, так же как и мы с вами, должен принять.
Заместитель Эберхарда, подполковник Ванденберг, все это время стоявший с края первого ряда, подошел к главному и положил перед ним на стол маленькую коробочку.
- Это, - полковник открыл, достал ампулу ало-красного цвета и поднял ее двумя пальцами, - Валидиум.  Сверхсекретная разработка ваших Центров на Земле. Я не разбираюсь во всех этих тонкостях генной инженерии и фармакологии, знаю только то, что  понял со слов наших специалистов на станции. Это вещество – панацея, специально созданная для вас. Панацея от всяческих раздражителей, приводящих к «внутреннему и внешнему конфликту между разумом, долгом и честью». Без каких-либо так называемых «побочных эффектов» - ум ясен,  тело послушно, и вы –активный, уравновешенный член экипажа.  Давая свое согласие на его испытание, ваше кхм.. «семейство» Найтлордов возвращает кредит доверия в глазах международной общественности на Земле. Вот как бы и все. Решение за вами. Если есть вопросы, задавайте. Попробую ответить, хоть это и не в моей компетенции.
- Сэр, можно обратиться? – Рыжеволосая индианка, все это время обеспокоенно внимавшая главному, встала со своего места и в едва заметном волнении сцепила руки в замок.
- Ммм.. Да, кадет Саль. 
- Сэр, я правильно поняла, что этот вид «антидерпессанта-успокоительного» будет в обязательном порядке назначен троим кадетам Найтлорд?
- Правильно.
- Но младший кадет Найтлорд еще слишком мала, сэр. Поэтому  хочу предложить свою кандидатуру для  испытания  Валидиума.
- Мисс Саль, в этом нет необходимости. Тем более, препарат вам не подойдёт – он был создан специально на основе генетического материала юношей и юной мисс Найтлорд.
- Но, сэр, я официально значусь, как их «прототип», и именно на мне следует сначала..
- Отставить демагогию.  Мисс Саль, руководитель вашего проекта, весьма уважаемый на Земле доктор Чандра очень доступно и долго объяснял моим коллегам из Военного Комитета, как и Правительству, в чем именно состоят все ваши ДНК-различия. И раз сегодня вас нет в данном списке «потенциальных испытуемых», очевидно, что доктору это удалось. Все ясно?
- Да, сэр. – Смуглокожая девушка в расстроенных чувствах села рядом.
- Кстати, мисс Саль, - главный-по-станции прочистил горло и кивнул на первые ряды, - ваши кураторы на станции – как люди несомненно компетентные и знающие все эти «научные тонкости» - уже дали свое согласие, подписав все положенные бумаги. Так что ваши  переживания беспочвенны и излишни. Но принятие окончательного решения остается за господами Найтлордами. – На мгновение взгляд мужчины задержался на беловолосом близнеце, а затем вновь посмотрел на первый ряд, где сидел Каин. На меня он даже мельком не посмотрел.
- Сэр, разрешите обратиться?Старший Найтлорд поднялся – как и всегда - сдержанно и спокойно глядя на полковника, ожидающего от него нечто.. определенное и рациональное.
- Разрешаю.
- Я считаю, что испытание данного препарата обоснованно, сэр. Мы действительно должны доказать свою эффективность – на данном этапе это будет нашей основополагающей целью: стать теми, кто достоин доверия и чья надежность не подлежит ни малейшему сомнению.   Как кадета Саль.  Я готов первым пройти тестирование, сэр.
- Разумный выбор..
- Черта с два!

- Кадет Найтлорд, кто дал вам слово?! – Молодой  подполковник во второй раз   привлек внимание к своей персоне, оказываясь прямо перед центром первых рядов, и   сузил глаза, поигрывая желваками. – Встать!
Двое из троих «теней» Авеля положили руки тому на плечи с двух сторон, тот нехотя поднялся, но не из—за приказа или угрозы насилия со стороны спецназа- уж я-то знаю -а потому, что  неотрывно, с вызовом  глядел на стоящего близнеца, выражение лица которого незаметно для окружающих тоже говорило.. о неком предупреждении.
- Кто ТЕБЕ «разрешил» выбирать за нас ВСЕХ?!   За меня! И за нее!
Ванденберг на дух не переносил любые нарушения дисциплины и субординации, ну а если они исходили от Эйба – просто до смертельных мурашек. Тогда, кажется, не только первые ряды услышали зубной скрежет и хруст костяшек, сжимающихся кулаков.
- Была бы моя воля, кадет Найтлорд… - начинал подполковник всегда тихим и холодным голосом.. из 9 круга Преисподней. – Я бы сразу сдал такого сукиного сына, едва не положившего кучу гражданских,  под трибунал. А лучше сразу пулю в лоб, как делали наши прадеды с такими подонками..
Лил не сводила напряженного взора золотистых глаз с молодого военного, крепко сжимая мою ладошку.
- Отставить, подполковник.  У нас здесь не Страшный Суд, а Международная Космическая Станция. И наша задача иная. Да, и вообще-то это мне по возрасту следует ссылаться на прадедов.
- Виноват, сэр.

Пшеничноволосая зеркальная копия «первого-на-расстрел-Врага-Мира» перевела взгляд потемневших голубых глаз с Вандерберга на  близнеца.
- Не я выбрал путь, Авель. И не Сет. Однако ты знаешь, кто и когда этот выбор сделал. Мне не в чем тебя винить. Однако, сейчас это мой выбор и моё решение. Я разделю с тобой судьбу.  Ведь ты – часть меня. Часть каждого из нас, верно, Си?
Немного удивленный, полковник Эберхард посмотрел на то, как я вскакиваю (сияя оттого, что мой звездный час ораторского искусства наступил), и, не дав мне издать и звука из запланированных радостных восклицаний, краем губ улыбнулся, и ладонью показал сесть на место.
- Кадет Авель Найтлорд, я спрашиваю вас еще раз: каким будет ваш ответ?
Беловолосый подросток не проронил ни звука. В этой тишине практически все уже повернулись в сторону 5го ряда, ожидая.. А Авель.. Авель, все так же глядя на Кея, менялся в лице – с нахмуренного скепсиса..  до неподдельного смятения.
- По..почему вы и их наказываете?!  – Эйб наконец-то выдавил из себя хоть что-то, но явно не то, что от него ожидал Эберхард. - Сэр.
Главный-по-станции вздохнул, сделал жест подполковнику не вмешиваться и вышел из-за стола. – Вас никто не «наказывает», кадет. Странно, что вы это так восприняли. Это ваш шанс избежать «недоразумений» в будущем…
- Это именно наказание, полковник! Пускай, с точки зрения «тех людей», я его «заслужил» - но они нет. Или я просто чего-то не знаю об этих двоих? Кха! Особенно о мелкой..
- Повторюсь, для «особо одаренных кадетов»: Валидиум – не «наказание». Это средство, мальчик, чтобы у тебя в голове не произошло «третьей мировой». Так вы согласны с решением Правительства ОН и Военного Комитета, кадет, или нет?
- Не исключаю..
- Отставить.

- … Да. Сэр.  Я выжру все,  при условии – чтобы «этим двоим» не досталось..
Корт Вандерберг дернулся, чтобы «объяснить доходчиво», кто на станции может «ставить условия» и «кому достанется», но Эберхард кивком головы указал встать на место.
- Я рад, что вы приняли верное решение, кадет. Совещание окончено. Все свободны. Кроме Авеля Найтлорда. С вами мы детально обсудим, как и когда вы сможете вернуться к стандартному распорядку на станции.

+1

73

Действующие лица: Околоземная международная   орбитальная станция, Авель Найтлорд, Лилит Саль, Каин Найтлорд и Сет Найтлорд. Полковник Объединенных космических войск Томас Эберхард.
Часть 4.
Логлайн: Препарат "Валидиум", уместность  его испытания на детях, пускай они и "сверхлюди". И кто же страдает в итоге больше всех.

[avatar]http://savepic.ru/12901785.jpg[/avatar]
Первый месяц испытательного срока этого медикаментозного эксперимента подходил к концу. Программа обучения усложнилась, нагрузка возросла, уже привычные занятия и тренировки заменились более тяжелыми.
К худу или добру, неизменным за этот месяц оставалось одно – каждодневный прием препарата Валидиум…

-  Повысился уровень личной ответственности..к научным опытам и обучению подходит серьезно…Ну что ж,  это прогресс. И довольно нескромный такой. Значит, ее результаты достойны поощрения, говорите?
В аскетичном кабинете главного-по-станции –Томаса Эберхарда кроме  меня,  моего научного куратора и самого полковника, никого не было. Стены и двери, что из легкого, но высокопрочного пластика, казались сейчас слегка алебастровыми, но насквозь прозрачными. Хозяин помещения мог менять уровень «интимности личного пространства» по своему желанию. И сейчас особой секретности не требовалось - скрывать  было нечего.
- Да-да, так все и есть, полковник. Мы считаем, что результаты, полученные благодаря Валидиуму,  это волшебство какое-то. Если бы я не был ученым, то стал бы на него молиться. Вы же понимаете,  в лаборатории нет места шалостям.
- Хм, что ж, - мужчина в задумчивости свел брови у переносицы. - Да, понимаю. Наверное, вы правы и можно попробовать. Сет, тебе нравится помогать в лаборатории?
- Да, сэр.
- Твой куратор считает тебя способной девочкой.
- Спасибо. Сэр?
- Сет, если тебе выдадут круглосуточный допуск к лаборатории, чтобы твои эксперименты не зависели от контроля и присутствия взрослых, ты готова к такому уровню ответственности и соблюдению всех мер безопасности? 
- Неограниченный допуск - мне?
- Не совсем. Допуск без куратора, Сет. Будешь самостоятельно приходить во внеучебное время, брать все необходимое оборудование и реактивы для опытов, санкционированных наставниками, разумеется. Ты справишься, Сет?
- Да. Я справлюсь, сэр. А камеры отключат, сэр?
- Нет, к сожалению, видеонаблюдение – эта та мера безопасности, которую никто не отменит. Даже мне приходится с этим мириться. Ну что ж, тогда решено…

На голографическом столе всплыло маленькое окошко входящего вызова. Главный, узнав личный код, ткнул в него пальцем, и оно расширилось. Некто со знакомой красной  шевелюрой вежливо попросил об «аудиенции».
- Мистер Клэймор, я распоряжусь насчет допуска.
- Благодарю, полковник. У меня все. Если вы позволите, я немедленно приступлю к инструктажу..
- Не стоит, я сам. Думаю, мисс Саль не отнимет много времени. Пускай девочка останется со мной, когда освободимся – я дам вам знать. Сет, ступай в соседний кабинет. Да, посмотри там на столе – мне прислали с Земли подарок на юбилей: какой-то чудной кубик Рубика или нечто на него похожее. Никак не могу его правильно собрать.
- Вот этот, сэр?
- Да, он самый. Поможешь с ним сладить?
- А разбирать можно?
- Кхм.. Пожалуй, не стоит. Это все-таки подарок сына. Дорогой сувенир.
- Времени займет больше.
- Главное, показать сыну, что я разобрался.  Сет, тот кабинет в твоем распоряжении.

Двери сработали, выпуская моего научного куратора и позволяя смуглокожей девочке-подростку войти. И пускай я не могла видеть, что происходит в основном кабинете, но кубик Рубика, как Эберхард его назвал, слышать и запоминать мне не мешал – ибо про закрытие «других» дверей главный ничего не сказал.
- Полковник, я..
- Прошу садитесь, мисс Саль. Ваше серьёзное и печальное лицо наводит меня только на одну мысль - у вас снова возникли «некоторые сомнения» по поводу Валидиума. Уже, наверное, в третий раз за этот месяц, верно? Что ж, давайте попробуем их развеять. В очередной раз.
- Я постою, сэр. Это не сомнения. Это твердая  уверенность, сэр..
- Хмм.. Понятно. Вы видели мистера Клэймора только что? Знаете, мисс Саль, он очень нахваливал полученные результаты  и динамику личностного роста младшего кадета Найтлорд. Примерно то же самое я получил в отчетах буквально на днях от кураторов близнецов. 
- Я не верю, что вы, сэр, не видите истину.
– Голос Лил действительно звучал решительно, что было необычно, очень необычно. Кажется, он немного даже звенел и дрожал от напряжения. -  Это все неправильно. Разве вы не понимаете, что не может быть «личностного роста», когда подавляется все «человеческое»? В этом ли был смысл нашего проекта - делать из таких как мы «машины»? Если бы это было так – почему же правительство ОН сразу не заказало научному департаменту роботов? Может, потому, что только человек сможет правильно оценить степень экстремальности ситуации? Или потому, что только человеческие рецепторы, особенности функционирования его мозга и его интуиция смогут уловить скрытую угрозу и принять для спасения живых людей «по-человечески правильное решение»?  Нельзя «убивать человеческое» даже в «искусственно созданном существе». Перегиб с холодным расчетом и контролем эмоций  к хорошему не приведут. Речь идет уже о чем-то большем, чем просто о стрессоустойчивости и уравновешенности. Вы же это знаете, как никто, сэр.. Поэтому, полковник, я пришла сообщить, что  провела свое исследование и могу предоставить выводы, к которым приведет продолжительное применение Валидиума.
- Я вижу, вы в полной боеготовности и отступать не намерены,
– Тяжкий вздох Эберхарда и звук нажатия неких клавиш на голостоле вынудил меня заинтересованно затаить дыхание. По тому, как цвет стен и дверей стал плотно-матовым, я догадалась, что полковник намерен повысить уровень секретности данного разговора до приватного, может даже заглушить сигнал камер видеонаблюдения.
- Могу я называть вас Лилит?
- Д..да, конечно, сэр.
- Лилит, вы не по годам мудры, а ваш профессионализм и умения дадут фору многим оставшимся на «Большой земле».
– Главный встал из-за стола и прошел куда-то в другой конец кабинета. - Поэтому я считаю непозволительным «дурачить» вас...
- Позвольте не согласиться с вами, полковник Эберхард. «Позволительно» или нет, сэр, однако «дурачить» меня никто никогда не пытался. Кроме всего, что вы любезно перечислили, по специальности я еще к тому же военный врач и ученый, поэтому..
- Вы еще не врач, Лилит. И уж, тем более, не военный. Вы  - всего лишь ребенок, дитя науки. Одаренное дитя. И на данный момент – это все. Как мне кажется, вам это прекрасно известно. Так вот, я все же закончу начатую ранее мысль.   Я давал присягу и поддерживать вашу борьбу за Вселенскую Справедливость – не в моих силах. Но жизнь сложнее, чем вы можете себе представить.. Я прекрасно понимаю и разделяю ваши переживания: Валидиуму место в специализированной лечебнице.. или тюрьмах. Скажу больше, я считаю все это разделение на «искусственных, настоящих и совершенных» - полным бредом. Мы все такие же двуногие сапиенсы, с большим или меньшим «запасом прочности».  Думаешь, мне нравится видеть безжизненные лица и холодные глаза этих детей, Лилит? Нет. Взять Сет- ей всего 6, а ребенок потерял интерес к игрушкам, беготне, проказам. Конечно, это совершенно ненормально. Говорю  не как военный, а как отец. Я бы не хотел, чтобы такое сделали с моим сыном.

Полковник задумчиво помолчал, а затем продолжил:
- Ты завела разговор о братьях, Лилит, но между нами говоря, меня с самого начала поразил старший - Каин Найтлорд. В первый день знакомства с этим  мальчиком здесь  на станции, у меня появилось ощущение, что я говорю не с ребёнком, но с офицером…  С каждым последующим днем я лишь убеждаюсь в своей правоте: он - уже  руководитель, лидер по сути и складу ума. Есть несколько типов личностей, тех, которые, могут за собой повести человеческий сброд, и  за свою жизнь  мне довелось повидать их всех. Редко, когда случается, чтобы руководитель-лидер обладал качествами и способностями как «вдохновителя», так и «исполнителя»... Да, Каин Найтлорд смог меня удивить. Пока еще подросток, но при этом он уже сформировавшаяся личность. Из него получился бы отличный гений-одиночка, такой..сам-по-себе, себе-на-уме. Но у него есть дар, я наблюдал, особая харизма: он легко идет на контакт и располагает к себе людей любого темперамента и образа мышления; он  умеет их сплачивать, умеет работать в команде, как и  без нее. Этот мальчик  знает свои возможности и действительно  рожден для   ответственности, которую ему прочат. Он верен своему слову и не обещает лишнего.   А  его навыки убеждения,  уверен, он смог бы договорится даже с дьяволом.  И знаешь, Каин кажется идеальным кандидатом в «святые вожди», но я вижу, что вера в догму «цель оправдывает средства» второго близнеца есть и в нем. И оттого он даже опаснее своего близнеца. На собрании я смог разглядеть в нем еще и «хладнокровного героя», который готов разделить «наказание» с братом. Знаешь, что это значит, Лилит? Это значит, что он куда более «человечный», чем многие политики на Земле. А еще это значит, что его слабость, его единственный недостаток на данный момент – его брат-близнец. Возможно, где-то в глубине подсознания он чувствует то же самое, что и Авель. И боится этих чувств. Поэтому, как мне кажется, он согласился на Валидиум – заглушить внутренний голос, своего внутреннего «Демона». Однако, мне кажется, что этот препарат ему совершенно не нужен.
И я не стану винить Авеля за «мятежный дух» - по своему, он прав. Он – лишь взбалмошный подросток, как говорят люди –«мы все через это прошли». И в другой ситуации он имел бы право на подобный способ «самовыражения»…меньших размеров и без таких последствий. Я скорее буду винить ваши Центры и политиков за то, что не объединили ваши проекты, не позволили вам вместе вырасти и почувствовать между собой эту хрупкую связь товарищества и взаимовыручки.

Звук пододвигаемого стула  – очевидно полковник сел на свое место.
- Я пустился в эти странные и путанные объяснения, девочка, чтобы ты не просто требовала от меня или кого-то еще  «справедливости и гуманизма» – но чтобы помогла мне подтолкнуть, придать стимула этим «заряженным частицам», которые весьма отдаленно можно назвать твоей «родней».
Как астронавту и как руководителю мне пришлось «выжечь  прописную  истину» на своем насквозь пропитанном военным уставом мозге - и все это  через кровь от человеческих потерь, угрызений совести и стыд от провалов: каким бы волевым, сообразительным и опытным лидер не был на Земле или в Космосе - без «крепкого тыла» не справиться.  Это как на войне. К счастью или к сожалению, на Земле и на ее орбите сейчас относительный мир, но если бы была война.. Война учит быстро и безжалостно: если ты «один в поле» – значит ты уже мертвец.
У Авеля те же способности, те же задатки, что и у брата. Приплюсуй сюда то, чем он овладел в совершенстве по своей «будущей специальности». Он еще не до конца осознал все эти вещи: что он больше не один против всего мира; что он приобрел, соединившись на этой орбитальной станции с вами троими;  что ему уже есть, что терять и кого подводить..хотя бы и под трибунал.
Мне не нужен на станции  Валидиум в «мою вахту», мисс Саль. Мне нужна сплоченная команда будущих лидеров первых марсианских колонистов. А Военному Комитету и Правительству ОН   - доказательство неэффективности этого препарата… или вреда. Чтобы отменить данное «некорректное  решение».

Монолог длинноват, но информация любопытна. Судя по тому, как Лил тихо вздохнула и встала, заснуть она не успела. Зато я успела все-таки разобрать гребаный кубик, сложить правильно и собрать обратно.
-Я поняла вас, сэр. Приму к сведению. Благодарю вас, полковник.

+2

74

ФИЗИЧЕСКИ: Замок Ордена. Покои Шестикрылого. Регенерационная зала.
МЕНТАЛЬНО: Back in Time. 400 км от Земли. Международная Орбитальная станция.
Действующие лица: домушники Авель и Лилит, добрый полицейский Каин, Кузя-домовой в исполнении Сет
Логлайн: Что делать, если тебя мучает чувство вины и стыда за совершенное преступление? Правильно, нужно пойти совершить ещё одно! Или как Лилит и Авель пытались спасти собратьев, а в итоге собратья сами их спасли..

Кто определяет меру наказания? Меру, «соизмеримую вине»?  Судья-человек? Толпа  присяжных? Система государства? А может, машина?
Разумеется, приговор каждого из них может удивить своей справедливой суровостью и оправданной законом жесткостью – вне сомнения, ты либо получишь по заслугам за содеянное или окажешься совершенно невиновной жертвой чужих преступлений.
Однако внутренний судья, Истинный Судья – суровей и безжалостней в сотни раз.
Потому как обида (или совсем не обида, но скрытая Вина), грызущая тебя изнутри, породит гнев, ярость, жажду такого наказания, которое превратит жизнь в медленную и мучительную казнь. Вопрос лишь в том, кого осудит, кому вынесет безапелляционный приговор Этот Судья – другим…или тебе самому?
И тогда.. на что ты решишься, чтобы пойти на сделку со своей совестью?

***

Исследовательский центр орбитальной станции состоял из целого ряда лабораторных залов, которые сейчас пустовали: во-первых, была пересменка, а во-вторых, ввиду включения вентиляционных систем планового «проветривания и обеззараживания». Гидравлика двери, что вела на склад суточной потребности, сработала, и в сумраке почему-то темного проема показалось размытое пятно, которое, судя по звукам, являлось человеком, сидевшим на корточках у панели кодового замка с электронным допуском.
- Отстой! В военное время за такую «безопасность» тебя  бы первого расстреляли, подполковник, - озлобленный ехидный шепот мог принадлежать только одному сверх-человеку на всей станции..
Зайдя внутрь и позволив двери снова закрыться, движение и человеческое присутствие  включило датчик  освещения в помещении.  Данный склад отличался от прочих лабораторных боксов небольшими размерами, по периметру вдоль стен сплошь уставленного несгораемыми шкафами и герметичными холодильными камерами. У противоположной от входа стены стоял выделявшийся своими габаритами стальной шкаф-сейф явно старого образца, к мощному боку которого жался хрупкий стеллаж, заставленный   стеклянными бутылями, кюветами, колбами и вакуумными эксикаторами.
Человек, на деле оказавшийся всего лишь белобрысым 16-летним подростком, подошел к сейфу, задумчиво рассматривая данный объект.
– Электронный в паре с ключевым, - фыркнул юноша. - «Новейший тип космической станции», говорите? Да эту срань использовали ещё до потопа.
Чтобы открыть этот образчик старины, нужно было проделать 2 операции одновременно - набрать код и повернуть ключ. Без ключа или без кода сейф не открылся бы. Следующие 15 минут мальчишка потратил в бесплотных попытках вскрыть стальной шкаф. Сначала он планировал разобраться с цилиндрическим врезным замком с прочным корпусом и бронированными накладками – для этого в  ход пошли все возможные насадки к пистолету-отмычке.
- ..даже… с антибампингом.. Древний..третьсортный..шлак… Черррт! Сломал пятую! Вандерберг – гнида, надеется на ржавое старье..
Белобрысый  подросток, пытаясь успокоиться, сделал пару-тройку кругов по складу, то и дело, бросая злобные взгляды на не просто уже «архаичного», а «достойного противника», которым оказался допотопный стальной «медведь». Через минуту он все-таки принял решение сменить «вид деятельности» и занялся вторым замком.
- Да они издеваются!! Суки жлобные,  даже на батарейки новые зажали бабла! – вытащив съемную клавиатуру электронного кодового замка и достав из углубления  севшие аккумуляторы, юноша кулаком треснул по двери сейфа, а затем еще и еще.
Склянки, плотно стоявшие  на стеллаже возле не сдающего позиций «третьесортного старья», предупреждающе задребезжали. Но мальчишка не обратил ни малейшего внимания, все больше распаляясь и продолжая набивать кулаки о сталь сейфа, но теперь еще  прибавив к ним удары ногой.
- Спасения они хотят.. Человеческий Скот! Уроды... «Гуманное Человечество»! «Справедливые Нации»! Где ваша долбаная справедливость?! Где ваша чертова гуманность?! Мало вам меня?! Мало?? Испугались за свои задницы… Тотальной безопасности им подавай! Меня пичкать нейролептиками –  да подавитесь..  А этих..  оставьте! Их! В покое!!!
Удары разъяренного  «юного сверхчеловека» были бы страшными и  сокрушительными по своей силе, если бы были направлены на нечто иное, а не на сейф старого образца – тот не сдвинулся с места, и лишь еле заметные вмятины на его двери говорили о событиях последних 20 минут.
Молодой человек и сам почувствовал всю бесполезность этого «рукоприкладства» - должно быть,   нужного градуса удовольствия от разрушений так и не достиг. Поэтому он протянул руку к стеллажной стойке и рванул ее в сторону, опрокидывая  вместе с ней всю лабораторную посуду на пол склада.
- Да чтоб все на хрен  сгорело..  Гребаная «кунсткамера»!
Глядя уже пустыми глазами на лежащие  осколки, беловолосый юноша внезапно обессилел, схватился за шевелюру и, прислонившись к двери несгораемого шкафа, сполз на пол.
Через какое-то время из-за  отсутствия активности в помещении сработал автоматический датчик ,и свет погас.
- Сука..
Неожиданно минут через 10 сработала гидравлика двери, видимо, снаружи кто-то воспользовался электронным пропуском. Снова загорелся свет, а дверь закрылась, впустив внутрь… кадета Саль.
Первым, что увидела рыжая индианка, оказался стремительно вскочивший на ноги белобрысый мальчишка.
Недоумение и растерянность на ее лице от неожиданности этой встречи сменилась тревогой и озабоченностью.
- Авель.. Что..ты здесь.. Ты в порядке?
Освободив руки от металлической коробки-бокса, который она принесла с собой, девушка, не сдерживая сочувствующего порыва, сделала несколько шагов, сокращая между ними расстоянии, но остановилась, услышав под ногами хруст стекла.
Кроваво-красные хвосты коснулись пола, когда юная индианка склонилась, поднимая 2 пальцами осколок эксикатора.
Взгляд золотистых глаз, ставший внезапно строгим, обратился к Авелю, задержался на его сжавшихся кулаках, а затем и на огромном сейфе со следами ударов на двери за спиной юноши.
- Что.. здесь произошло?
- Хмф! Случайность. – Молодой человек сердито нахмурился и скрестил на груди руки, пряча стертые в кровь костяшки. -  Разве у тебя сейчас не занятия? Тебя здесь быть не должно.
- Нет. Просто график слегка изменился.
Смуглокожая девушка серьезно и вдумчиво продолжила осматривать помещение, однако, едва заметив поверх плеча мальчишки вывороченный электронный кодовый замок, сощурила глаза и направилась прямиком к сейфу, перешагивая через «случайно упавший стеллаж» и крупные осколки стекла.
- Ты что-то хотела здесь делать? – до несгораемого шкафа оставалось  пара шагов, но начинающий раздражаться подросток  перегородил ей путь, заслоняя дверь «объекта архаики». – Ты же не просто так пришла с тем ящиком?
Противостояние перекрещенных взглядов длилось всего пару секунд, затем кадет Саль прикрыла глаза , покачала  головой и  вздохнула, снова поднимая свой взор на 16 летнего англичанина.
- Как давно ты не принимаешь Валидиум?
Серые глаза напротив потемнили от заполняющего сознание мальчишки гнева, но он постарался, чтобы ни один мускул на его лице не дрогнул.
- С чего ты взяла?
- Я наблюдательна. И нас учили делать правильные выводы.  Так как давно, Авель?
Найтлорд дернул плечом и стремительно отошел на другой конец небольшого склада, спиной повернувшись к индианке. Он медленно выпустил воздух сквозь сцепленные зубы.
- Неделю.
- Как тебе удалось обмануть…
- Я отвечу, если сразу после этого ты уйдешь. Всего за пару недель они размякли от моего послушания и тупо потеряли бдительность, ясно? Эти идиоты поверили пустым маркированным стекляшкам!
- Понятно. Я помогу тебе здесь все убрать..
- Мне не нужна твоя помощь! – мальчишка резко развернулся, вперяя взгляд, полный ярости, в рыжеволосую. – И жалость твоя вместе со всем этим философским бредом. Можешь донести на меня, главное, проваливай! По-хорошему..
- Ты злишься..Лилит невозмутимо достала пустую пластиковую емкость из рядом стоящего шкафа и, надев плотные перчатки для работы с химикатами, принялась собирать крупные обломки. -  Но не на меня, правильно? Ты зол на себя, поэтому сейчас тебя  и переполняет гнев.
Авель закрыл глаза, словно уговаривая  себя  потерпеть еще чуточку и не сорваться.
- Бросай нести  чушь, это ведро и просто уйди.
- Если ты мне поможешь,  мы разберемся с уборкой  быстрее, тогда я смогу взять  сменный источник питания для этой модели, чтобы  заменить старый..
- Да ладно?! Ты же не собираешься помочь «вселенскому уроду» стащить ценный военный объект и нарушить устав? Ты же всегда вся такая правильная …
Юная индианка поставила на пол «ведро» с осколками и приблизилась  к подростку,  снимая на ходу перчатки.
- Авель, чувствовать вину – это нормально. Ненормально обманывать себя, что ты чувствуешь  нечто иное.   Это больно. И стыдно. Но тебе просто надо признать и..
- Мне нечего признавать!!
- То есть, тебя совсем не мучает совесть?
- Да с чего вдруг?!
- Если бы старый сейф мог говорить, мне кажется, он бы задал тот же вопрос. Тебе.
- Меня не волнуют твои галлюцинации..

-  Из-за жалости к себе и своим показным сопротивлением ты подставил самых близких тебе людей. Ты подвел Каина. И Сет. На протяжении последней недели ты смог наблюдать, как из-за любви к тебе твои брат и сестра превратились в перегоревших, мертвых внутри..
- Он сам этого захотел.. Дубина упертая! И мелкую втянул! Я не умолял его ради меня влезать в это дерьмо!
- Твое присутствие здесь сейчас опровергает эти слабые доводы, Авель. Представь себе, я.. Они  принимают тебя даже таким. Хотя мы все знаем, что ты можешь «быть другим» - мягче, добрее.  Ты просто не хочешь примириться  с болью  твоего прошлого, которого никому уже не под силу изменить. Ты не хочешь дать шанса другим людям, которые тебя сейчас окружают и тому новому, что вот-вот откроется перед всеми нами. Когда ты перестанешь мучить себя, оглянешься вокруг, ты, наконец, заметишь, что ты уже не один на целом свете, что рядом с тобой стоим мы, на которых ты можешь положиться. Возможно, тогда ты вдруг поймешь, что в этом мире есть вещи, которые намного хуже твоей собственной смерти,  к чему ты мысленно готов и давно жаждешь. Прислушайся к своему сердцу, Авель, оно подскажет тебе решение. Эта жизнь может быть как проклятьем, так и благословением.
- Что ж ты никак не успокоишься и не допрешь своим тупым индийским мозгом: всей этой  долбаной религиозной мути нет места здесь! – Белобрысый в бешенстве топнул по полу склада, намекая на всю орбитальную станцию разом, и, опасно сузив глаза, приблизил свое лицо к лицу индианки. – Дальше только мертвый космос.. Тебя создала не воля Творца, а они, гребаные человеческие выродки. Твоя муть не про  нашу жизнь. И уж точно не про мою! Поэтому отвали от меня!! Раз и навсегда!
Неожиданный  удар в нос заставил его отпрянуть, но через секунду ответный молниеносный выпад привел к тому, что уже они оба, застигнутые врасплох пропущенными тумаками, подтирали кровь: один из своей английской ноздри, другая – с темной треснувшей кожи губ.
- Ммм.. Пожалуй, будет трудно, - рыжеволосая девушка достала из неизменной набедренной медицинской сумки-пояса набор салфеток и, протянув  несколько штук «неудавшемуся воришке», дотронулась антисептической тканью до своей раны. - Но раз, как «вселенский урод», ты признаешь только грубую силу, мне придется  «плюнуть на свою религиозную  муть» о недопустимости насилия к калекам и убогим, скрутить тебя в баранку и хорошенько выбить дурь  из твоего «гениального английского мозга». А потом мы с тобой благополучно закончим уборку.
- Хмф!Кадет Найтлорд скомкал кусок ткани в кровавых разводах и, усмехнувшись,  посмотрел на вспухшую губу индианки. - Я бы поспорил...
- Не стоит. – В ответ «индийская принцесса» улыбнулась, однако из-за раны улыбка вышла кривой.. и саркастичной. – Давай лучше вернем стеллаж на место, поменяем батарейки и откроем сейф.
- Только не говори, что знаешь код? – смирившись с данностью этой «дичайшей» ситуации, мальчишка ногой расшвырял осколки и  взялся за стойку.
- Ладно, не буду. Но если ты вдруг спросишь, у меня и ключ есть. Мне казалось, я все продумала.. Кроме тебя.
-  То есть… Ты всерьез, что ли?!
16-летний молодой человек с распухшим носом уставился неверяще на кадета-в-юбке, а потом согнулся, упираясь ладонями в колени и заржал, похрюкивая, как дикий свин.
- Ты приперлась за …Хехха! «Спасительница»..Ха-хах!  А тут я! Хррха-а! Какая..«примерная девочка».. «Кадет Саль, достойный доверия».. Кхах!
Прислонившись к стальному  «медведю» и прикрывая тыльной стороной ладони рот, юная индианка с кроваво-красными волосами тихим смехом вторила ему.
- Меня радует тот факт, что вы двое разобрались с этим до момента появления службы безопасности.
Делая шаг внутрь, Каин Найтлорд позволил двери закрыться за собой.
- Авель, на будущее: не стоит выключать датчик освещения в коридоре перед нужным тебе помещением. Учитывая твою специализацию,  это - непозволительный промах.
При звуке голоса близнеца вся веселость с Эйба слетела в один миг. Словно желая сфокусировать все внимание старшего лишь на себе, Эйб перешагнул навстречу своей пшеничноволосой зеркальной копии через все так же лежащий несчастный  стеллаж,  став  хмурым и готовым ко всем пакостям мира.
- Разве? Это мог сделать  кто угодно! Как  они определили, что здесь именно я?
- Считаешь, я пришел, потому что меня кто-то сюда отправил из-за тебя?

Беловолосый скрестил на груди руки.
- А это не так?
- Нет.

Бесстрастный и отстраненный, 16-летний подросток из берлинской лаборатории сделал ровно наоборот: завел руки за спину.
- Я пришел, потому что увидел начало опасного конфликта в помещении ограниченного доступа, который следовало предотвратить.
- Врешь! Я отключил видеонаблюдение на этом складе..

- Верно. Это хороший ход и  не твоя ошибка. Подполковник Ванденберг решил перестраховаться, – спокойный взгляд голубых глаз  близнеца   уставился Авелю за спину, явно указывая куда-то поверх рыжеволосой головы «индийской принцессы».
Второй Найтлорд повторил зрительные манипуляции брата и обнаружил то, о чем говорил Каин – маленькая, плоская, мимикрирующая, потому  едва заметная камера на микромагните на самом верху, прямо над дверью сейфа.
- Сука-а.. – Белобрысый сжал кулаки и снова посмотрел на свою «копию». – Надеюсь, от счастья Ванденберг писается кипятком из-за моего идиотизма... Передай им, что рыжая не при чем! И, кстати, скажи на гребаную милость, тебя что, резко повысили, что ты теперь сидишь  в ЦУ?
- Почти. Мне, как и Сет, недавно оказали большое доверие. Чтобы не вдаваться в подробности, просто считай, что сегодня я «на вахте» в этой части станции.
- Ах вот оно как! Ну теперь всё ясно..  Не надоело еще понтоваться?! Давай зови своих новых «доверчивых друзей»!!
- Это не входило в мои планы, - привычным жестом склонив голову набок, сообщил безэмоциональный старший близнец. -  Во время своей «вахты» я обнаружил, что камера на данном складе засбоила.  Я уничтожил «поврежденные фрагменты», а сейчас я собираюсь ее перепрограммировать и вернуть на место.  На данный момент мне нужна только камера. А вам, кажется, новый элемент питания для электронного замка.
Оба подростка – Саль и Найтлорд-средний – обменялись растерянными взглядами.
На что старший близнец не обратил ни малейшего внимания, невозмутимо подойдя к одному из шкафов и вежливо постучав по нижней его дверце. 
Дверца приоткрылась, и маленькая ладошка протянула  «искомые элементы питания».
Каин взял батарейки и, обойдя остолбеневшего беловолосого близнеца и перешагнув через стеллаж, отдал их девушке, шокировано уставившейся на тот-самый-шкаф и маленькую руку, которая пальчиками тихонько прикрыла дверцу обратно. 
- Вот же…б..млин! СЕТ!!
- Сейчас нет места неконструктивной критике. Полагаю, полковник Эберхард забыл конкретизировать, на какие лабораторные склады распространяется расширенный допуск Сет.Кей синхронизировал свой планшет и микро-камеру, что-то там «программируя». – И я настоятельно не рекомендую повышать голос, Авель. Так как: а) Си пришла первая – гораздо раньше вас; б) среди одолженных ею химических соединений может быть и что-то из первого разряда ЛВЖ..
- Ну, Си-и! Ну ты даешь...! – договорить белобрысому мальчишке не дала «индийская принцесса», шыкнув и всучив тому ключ от замка и элементы питания, а затем направившись к  «тайному логову» такой замечательной и терпеливой меня.
Наверное, Валидиум все-таки неплохая вещица. Кошмарить этих засранцев, помешавших моей миссии по добыче химикалий, не хотелось. Хотелось просто спать на мягкой горизонтальной поверхности в полной тишине.
- Сет, моя хорошая, устала там сидеть? Прости-прости нас, мы не знали.. Давай я помогу тебе вылезти – вот так, умничка моя маленькая..
Рядом с моим зевающим и заспанным лицом, кроме пары обнимающих рук цвета молочного шоколада, появилась третья рука, белая – протянутая невозмутимым и решительным Кеем.
-  Си, пошли, я отведу тебя до кварты и помогу донести реактивы. Обещаю, что верну тебе, как только дойдем. Все до последней колбы.
Уже у гидравлической двери склада Кей остановился и повернулся к Лилит.
- Могу я узнать, что именно ты собираешься делать с ампулами?
Рыжеволосая индианка вздохнула и потупила взгляд желтых глаз.
- Изменить структуру.. Сделать непригодным для использования.
- План хорош, однако разве он не  «временный»? Ровно до прибытия с Земли следующей партии.

- Знаю. Поэтому я хотела попросить тебя завалить итоговый тест в конце месяца. Тебя и..Авеля. Потому как из вас троих у Сет самая минимальная доза препарата.
- Пфф! Нашла кого просить смухлевать – это же «ито-о-оговый тест»! Этот баран - принципиальный..
Кей все так же бесстрастно окинул взором  этих двоих неудачников и протянул ладонь с электронным ключом к панели двери.
- Почему ты это сделал?
Злой голос Эйба и повисшая пауза заставили «моего вызволителя»   повернуть голову к говорившему.
- Что именно?
- Согласился на все это дерьмо! – так как «дерьма», по моим меркам, на станции было полно, наверное, имелся ввиду все же Валидиум.
- Очевидно, предыдущий мой ответ, что «мы – семья и одно целое» тебя не устраивает?
- А ты как думаешь?!
- Тогда выбери из своих вариантов любой. Может так тебе будет проще жалеть себя, брат.

[avatar]http://s020.radikal.ru/i704/1702/5b/83e93db3e2fe.jpg[/avatar]

+1

75

[avatar]http://savepic.ru/12907929.jpg[/avatar]

Пострадавшее от 04 Северное Крыло. Регенерационная комната. Воспоминания Сет Найтлорд. Конец первого эпизода.

Действующие лица:  Сет Найтлорд vs. «bad boys» .
Логлайн:  Марс, основание колонии...и столкновение интересов между колонистами. Начало.

   

ИМХО

Главное - Идея. Чье появление вызвано  суровой необходимостью  из-за нелогичных итогов истории детей-из-пробирки и провисаний самой Повести:
а) идиотское поведение Авеля на протяжении всего проекта Красный Марс. Плюс ко всему, люди в своем относительном большинстве (земляне они или марсианские колонисты) имеют тенденцию к преувеличению, приписыванию "врагу" лишнего и к списыванию своих собственных грешков, подменяя понятия и истинное положение вещей,  чтобы на "вражьем" фоне выглядеть не такими уж  аморальными  и кровожадными тварями.
б) неоднозначная личность и характер Лилит Саль. Глядя на итоги Войны Троицы, вывод одновариантный и прозрачный: что она обладала не только  Праведностью и Знанием, но и столь  жесткими моральными принципами изначально, которые дают право на подобное предательство без зазрения совести. Пожалуй, по внутренним установкам и "вероисповеданию" (несмотря на традиционный наряд индуски) она  была частично и сикхом, не прошедшей по понятным причинам обряд  вступления в хальсу. Крест - всего лишь символ, "все, что осталось от Наций", "прощальный подарок и наставление" перед отправлением на Марс, а еще "знак отличия", что был у всей четверки, ставший в итоге "знаком" их "единения".   
в)  Сиф-Сес-Сэт. Отнюдь не плюшевый зайка, какающий мотыльками и птичками.
г) отношения между Найтлордами и Саль. Несомненно были сложными, запутанными, болезненными, но все же друг другу они были гораздо ближе.   
Итого:  получилось то, что получилось. Ну и повеселились за их счет, конечно.
Мой нижайший поклон вам, мальчики.

Судьба человека подчас находится во власти общественного мнения. В зависимости от уровня развития общества  и мировосприятия любой человек может стать объектом преклонения, почитания и восхищения этого общества: из-за красоты, силы и выносливости его тела или быстроты ума и глубины его познаний. Или, в зависимости от тех же первопричин, «любого человека» это же общество  может начать опасаться и презирать, подвергая нападкам и гонениям: за несоответствие принятым стандартам внешних данных или до дикости странного и слабо поддающегося объяснению   образа мышления.
Эти критерии могут варьироваться от одной общественной группы к другой. Если ты нелюбим в своем обществе – возьми и просто поменяй его на другое или стань одиночкой. Зачастую, это  трудновыполнимо, но все же даже теоретически выход есть.
А вот если на тебе с рождения стоит клеймо «искусственный человек», ребенок-из-пробирки, созданный с единственной целью (и от предначертанного -или навязанного - никак не сбежать), окружающие тебя люди проходят эти стадии постоянно: неверие, удивление, восхищение, привыкание, зависть, проверки на слабо, высмеивание, презрение, гнев, возвышение требований, приписывание лишних обязанностей и  ненависть. Хотя и неважно, в каком порядке. Эти стадии - они как волны, что накатывают на берег и затем возвращаются обратно в океан.
На орбитальной станции сменялась  череда   детей и взрослых людей-астронавтов с Земли, лучших из  лучших, готовящихся  стать первопроходцами «Красного Марса». Взрослея, мне  неоднократно приходилось отмечать, насколько одинаковыми могут быть некоторые чувства и вызываемые ими мысли  на один и тот же «предмет»  у абсолютно разных по расовым, религиозным и  политическим признакам людей. Конечно, случались и приятные встречи, которые становились  исключением из общей тенденции. Такие люди были  самыми драгоценными подарками судьбы  – они как милые сердцу камушки в секретной шкатулке редких штуковин. Но все же чаще, чем мне бы хотелось,
я невольно  возвращалась к той идее Эйба, которую он  вгорячах бросил еще на Планетарной Ассамблее: «искусственные люди» неровня «настоящим». И никогда ровней не станут, а значит, места для нас нет. В каком бы уголке  Земли не находились. Даже ее орбите. Неважно, было это  Вчера или случится Завтра.
Однако и с этим, как оказалось, можно справиться. Ведь если никак не изменить «невозможное» - суть и природу Человечества – значит, научись не обращать внимания. Этот урок мы проходили все вместе, вчетвером: что бы ни приключилось, твоя задача – не искать виновных, а идти вперед, вести за собой и достойно нести возложенную на тебя ответственность.
Или пока всего лишь учиться этому.
Тем более, что в открытом космосе и на чужой планете все уж точно будут равны. Но некоторые все же станут более «равными», и что-то мне подсказывает, что в этот раз это окажутся не представители Объединенных Наций..


Покои Главы Ордена в Северном крыле. Регенерационная комната.
Воспоминания Сет Найтлорд.
MARS: «Эпизод I».

Человеческое существование  полно непредсказуемости. От момента рождения и до самой смерти. Наверное, это все потому, что Тебя не спрашивают и  не позволяют писать свой Сценарий самому. Но даже когда тебе предоставят выбор – это будут лишь уже заготовленные Судьбой цепочки последствий. И тебе не позволят раскачать маятник Времени обратно, чтобы все переиграть..
Оглядываясь назад в который раз, я не могу изменить своего мнения. В который раз. Так оно  и есть: вторая волна колонистов стала для нас «большим сюрпризом». Совершенно незапланированным событием. А еще..дебютным предательством Объединенных Наций и самым значительным из целого ряда тех, что имели место в дальнейшем.
База еще не была достроена. Прошло только 2 года из намеченных 4. Да и являйся она таковой – по программе ОН в данном временном периоде она не была рассчитана на это количество человек: 20 000 вместо положенных 10 или хотя бы 12 000.
Следующая неприятная неожиданность была в том, что среди «вторых»  оказалось всего 40 процентов истинных ученых и патриотично настроенных астронавтов. Остальные были кем угодно: засланцами военных ведомств, детьми богатеев или теми, кто собирался обогатиться, спекулируя на марсианских ресурсах. А международная общественность Земли была рада поставить галочку, что сумела избавиться от очередной партии «ртов».
Они утверждали, что Их, закормленных недостоверными и урезанными фрагментами космических трансляций, вероломно обманули и заманили. Они оказались не готовы к подобной жизни. Они хотели и ждали.. чего-то, но определенно не этого.
Как и мы – от них..
Люди, прилетевшие со вторым кораблем, знали о нашей четверке лишь по слухам, записям головидео и той информации, что была официально предоставлена Международным космическим флотом Объединенных Наций. Потому Нас успели прозвать «Биороботами», «Астроботами», «Усовершенственными клонами». Разница, в принципе, не велика. Ведь если мы «бездушные ИИ» - значит, обязаны им служить вплоть до бытовых мелочей, а если мы все-таки «живые» - клоны или  мутанты – то получили командующие должности сугубо по блату  своих высокопоставленных  «спонсоров и ДНК-доноров» и, значит, либо "не заслуживаем", либо все равно обязаны «выполнять их волю», а не план программы Красный Марс. Им и в голову не могло прийти, что, чтобы действительно заслужить ступить на капитанский мостик Патфайндера - обоим близнецам пришлось выжимать максимум из своих интеллектуальных, физических и эмоциональных супер-мега-сверх-способностей, из тренировки в тренировку и  из теста в тест доказывая свое исключительное право..на обязанность и безграничную ответственность за жизни тысяч колонистов.
«Наши ребята», «первые» - это те, с большинством из которых («пересменкой»- ввиду невсемогущих возможностей орбитальной станции разместить все 10000) мы так или иначе  тренировались совместно. Которые прошли с нами запуск,  200-дневный полет до точки назначения и 2 адских года всесторонней  адаптации к чужой планете и обустройства  базы.  Даже последние из самых скептичных и неверующих из них в «синтетических людей» могли убедиться воочию, для чего конкретно создали и приставили именно нас. Исключительно для этого: тяжелой всесторонней перегрузки человеческого существа и максимально быстрого и рационального разрешения встающих перед колонистами - пускай и самыми подготовленными астронавтами с планеты Земля- проблем в открытом космосе и в неблагоприятных условиях «негостеприимного нового дома».
Недовольство и мелкие стычки ввиду разных моральных  установок и различия интересов  первых со вторыми появились сразу. «Наши»  не собирались  сочувствовать отнюдь не вежливым «пришлым» и принимать их сторону, но слухи о возможном запрете на возвращение на Землю в ближайшее пятилетие, нестабильной политической обстановке в ОН и непосредственно внезапно ухудшившийся быт колонии в условиях перенаселения уже марсианской базы смутили рациональные умы  даже самых ярых патриотов проекта и истых исследователей.
Этим «добавочные» и решили воспользоваться. Это походило на самую настоящую  кулуарную войну. Среди их  кучки смышленых организаторов затесались военные и дельцы - сначала  «атаки исподтишка» были единственно психологическими: намеренная дезинформация об истинных целях программы, искусственно сфабрикованный компромат и выведение из равновесия тех, кто занимал более менее весомые выборные должности среди первых колонистов. Затем попытки ослабить единство людей из первой волны перешли в партизанские диверсии..
- Внимание! Попытка несанкционированного проникновения в отсек ____!
В достаточно просторном коридоре технического этажа базы было не продохнуть: растерянные колонисты из первой волны вперемешку с как всегда равнодушными и охочими до шоу зеваками из второй,  в центре 2 офицера  и рядовые службы безопасности, прижимающие к полу и жестоко выкручивающими руки у четверых из «второго пришествия». Рядом еще один офицер, за предплечье удерживающий нашего главного механика  - Галлагера с разбитым в кровь носом.
Я прибежала первая – ну а что, лаборатории же близко.
- Майор Найтлорд, вам не о чем беспокоиться - подполковник уже оповещен.
С людьми Эйба без Эйба не договориться. Нормальным людям. Мне же всегда немножко..начхать.
Роб утер кровавые капли с подбородка и хмурым взглядом и движением плеча вынудил офицера его отпустить. После чего кивнул на растянувшихся на полу:
- Эти падлы.. Вскрыли ..склад! Ублюдки собирались вынести комплектацию..  третьей базы.

+2

76

Comments

- Все посты данной выкладки написаны совместными усилиями трёх авторов: Сет-чан, Исаака и меня.
1 - Термин из советской фантастики «редко применяемая степень карантина. В последний раз была применена после того, как экипаж удалось снять буквально в последний момент с разваливающегося в космосе корабля.»
2 - оммаж на прекрасный в своей бесхитростности разговор двух российских космонавтов.
Осторожно, видео содержит нецензурную лексику.

[avatar]http://i066.radikal.ru/1702/ef/a83ebdc1105d.jpg[/avatar]

Покои Главы Ордена в Северном крыле. Регенерационная комната. Воспоминания Сет Найтлорд, «Эпизод II».

Действующие лица: Старший Координатор Каин Найтлорд, Глава Службы безопасности Авель Найтлорд, Глава медслужбы Лилит Саль,  руководитель Комиссии Общественной Обороны марсианской миссии Альфред Вазмайер, Глава аварийно-технической службы Галлагер и иные лица из долины Маринера.
Логлайн: «В тесноте и в обиде» - вот главный девиз двух марсианских колоний. Драка уже произошла, поэтому сейчас нас ожидает простое расследование, отсутствие интриги «кто же главный гад» и наличие безвыходной ситуации №1...

Soundtrack

Kaleo - Way down we go
[audio]http://d.zaix.ru/3a95.mp3[/audio]

Плавные и гладкие линии выступающего округлого корпуса совещательного зала станции марсианской миссии в долине Маринера возвышалось над поверхностью Красной Планеты на целый этаж. Непозволительная роскошь для суровой и негостеприимной среды третьей от Солнца звезды. Огромные иллюминаторы в пол из многослойного стекла открывали обзор на всю территорию базы, погруженную в сумрак, разрываемый сигнальными огнями станции – 2 обширных двухэтажных жилых блока, блок электростанции; водоочистительной станции; канализационных сооружений и третьего блока, соединенные между собой крытыми галереями.
Все собравшиеся в этом помещении люди вынуждены жаться к прозрачным стенам, потому что свободных сидячих мест не было. Многие из присутствующих   выдающихся ученых умов марсианской миссии, глав   сотрудников департаментов пребывали в нервном и оттого возбужденном ожидании руководства миссии.
- Здесь тесно, как в очереди в душевую.
- В вашем блоке только там и тесно? Везет же вам! У нас давно пора вводить карантин третьей степени1.
- А что, за эти четыре месяца вы еще не привыкли?
- К такому привыкнешь!
- Предпочитаю думать, что проблема разрешится в ближайшее время. Это 20 тысячное  «сожительство» напрягает...

- Разрешится как? Если только с помощью спасительного астероида, который упадёт на вторую часть станции.
- Люди – такие люди.. От себя и в космосе сбежать некуда: не успели мы обжить Марс - бац! И здесь уже перенаселение.
- Вы находите это смешным?

- Мисс из геоморфологической группы, где в моих словах проскользнула кодовая фраза «Выпустить геолога»?
- Вы так интимно хрипите мне в ухо, что сложно сдержаться. Вы в курсе, что там произошло на этот раз?
- Какая-та драка в техническом отсеке. Говорят, зачинщики – из новичков.
- Снова драка? Господа, «нежданный подарок от ОН» уже просто перешел всякие границы! Мы 2 года гнули спины во имя науки и «RMP», достраивая 2 новых блока,  один из которых у нас экспроприировали «доселенцы» – тут вопросов нет: жить-то где-то надо, раз Нации сами не озаботились.. Но второй-то мы еще год назад голосованием вытребовали специально под технику и лаборатории Исследовательского Центра – негоже делать это за стенкой общественного толчка, да? Не при дамах будет сказано, но вы ведь понимаете?
- Естественно. Что ж, не удивлена. Странно, что им дали допуск в техотсек.
- Да никто и не давал! Как назначили «временный карантин»  на всю служебку, так он и остался! А работать ручками – они не хотят..
- А как же адаптация к Марсу и распорядку станции?

- «Адаптация», мисс?! Какой тут может быть «распорядок», если из профессиональных там только коммивояжёры...
- Но с ними прибыли и военные..
- Это не те военные, которые патриоты. Это наемники, мисс. К нам послали спекулянтов, дельцов и головорезов..
- Зачем вы запугиваете хрупкую леди, это же  явное преувеличение...

- Возможно, но мы с девочками из моего отдела слышали, что еще на корабле они сместили назначенное Землей руководство и переизбрали, а потом по прибытии уже эти новые что-то больно много затребовали для «личных бытовых нужд».. В отделе говорят, что они даже выставляли ультиматум самому СК! А потом уже 4 месяца  слухи ходят – что в их блоке постоянное нарушение устава – гулянки, азартные игры, драки.
- Вот видите, «хрупкие леди» уже в курсе, так что никто никого не запугивает. А откуда «девочки слышали» – мы знаем: барахолка ширпотреба с Земли – трудно пройти мимо.
- Совсем  не барахолка. У них можно найти даже нужное оборудование и некоторые соединения и элементы, которых у нас здесь нет.
- Ага. Цэ-два-Аш-пять-О-аш и метамфетамин.

- Вы специально меня дразните? Учтите, геологи могут и сломать кое-чей «ученый нос»!
- Внимание, идут! Сейчас все прояснится..

Гидравлика прозрачных дверей сработала, и в зал совещаний вошел Глава марсианской миссии в сопровождении подполковника, офицеров безопасности и главного механика Роба Галлагера.
Увидев всё это сборище Каин Найтлорд подавил слабое желание развернуться и уйти обратно в ещё открытые двери – «Ты же сам их всех собрал».
«Здесь чертовски душно» - одними губами сообщил старший Найтлорд внимательно следящему за ним Авелю.
«Можно разбить парочку иллюминаторов..на базе «налетчиков»
Старший Координатор улыбнулся уголками губ и обратил своё внимание на круглый голо-стол, где занимали места непосредственно члены совета Колонии Красного Марса, состоявшего из самых уважаемых и, соответственно, самых  уставших людей, которые заметно оживились.
- Полковник, какое счастье, что вы с нами, - пожилой руководитель Комиссии Общественной Обороны марсианской миссии Альфред Вазмайер усмехнулся, - чем порадуете нас на этот раз?
- Прежде чем порадовать, следует попросить мистера  Галлагера рассказать об имевшем место инциденте.
Глава аварийно-технической службы со следами недавней борьбы на лице, мрачно окинув зал, включил микрофон на консоли фронтовой части огромного стола совета.
- Кхм. Сегодня в 10.30 по местному времени в техническом отсеке центрального блока первой базы произошло несанкционированное проникновение 4х кхм нарушителей. Ими была совершена попытка…кхм… самовольного присвоения ИАККУСЖЗ третьего блока
- Что, простите?
- Чего? Вынести каку?!
- Повторите, пожалуйста, что именно пытались вынести нарушители.
- Ну, ИАККУСЖЗ,
- мистер Галлагер смотрел не то чтобы как на идиотов, но с легким недоумением.
- Мистер Галлагер, не могли бы вы выражаться доступным для несведущих языком? - мистер Вазмайер скептически смотрел на Главу АТС.
- Кхм. Интегрированный автоматизированный  комплекс  контроля и управления системами жизнеобеспечения и защиты. Если точнее:  регулятор, блок, содержащий источники бесперебойного питания, модуль управления и модуль с базой данных для программирования режимов.
- Благодарю вас, мистер Галлагер. Продолжайте, пожалуйста.
- А нечего продолжать.. Сработал датчик, я побежал, увидел этих ублюдков и  попытался предотвратить кражу.
- Кто были эти люди, мистер Галлагер?

- Из «добавочных».
После этого искусственный человек из Берлина несколько потерял нить разговора – воистину, иногда иметь чрезвычайно чуткий слух было не очень удобно. Внимание Каина привлёк диалог Главного инженера и Шефа разведывательной группы родом из Союза Независимых Государств и сидящих за столом рядом с пожилым советником:
- Мне вот нравится всегда: эти проводы, конференции, старты.. А потом, черт подери, думаешь: какого лешего я сюда собрался?! – бормотал Шеф разведгруппы.
- Хах, потом наступают долбанные трудовые будни, - негромко хохотнул Главинженер, попутно копаясь виброотверткой в каком-то механизме.
- На проводах всё так красиво: девчушки платочками машут, детки цветочки дарят, все провожают, слёзы там, - мечтательно продолжал рассуждать Шеф. – А я в это время думаю: и нафига оно нам надо, блин, да?!
- Это да, прилетаешь – чистый депресняк, хоть вешайся – да неудобно, гравитация не та, - ухмыльнулся инженер, дергая за какие-то провода в своём устройстве. – Но это нормальное состояние. Потом пообвыкнешь – и ничего.
- Согласен. Только я вот всё – еще 2 года - и это крайний раз, - качает головой Шеф марсианской разведки.
- Ха-ха, ой насмешил, ха-ха-ха, Петрович, ну ты жжёшь..
- Чего ты тут зубы скалишь?!
- Ха-ха, вот когда взметнёшься ещё раз – с тебя ящик!
- Не-е, это точно последний..
- Да я от тебя это десятый раз слышу, блин2.

Найтлорд-старший чуть не вздрогнул, когда его едва заметно пихнул в плечо брат-близнец.
- То есть со второго корабля, что прибыл 4 месяца назад. Последний вопрос, мистер Галлагер: вы сразу вызвали офицеров Службы Безопасности?
- Когда по морде бьют – не до того, если честно.

- Что ж, мне всё понятно, - подытожил руководитель Комиссии. -  Очевидно, что Совету придется вынести очередную благодарность подполковнику Найтлорду и его сотрудникам. Подполковник, нарушители сейчас находятся там, где я предполагаю?
- Я ничего не могу знать о ваших предположениях, советник.Авель Найтлорд, скрестив руки и подпирая спиной стекло двери, холодно и равнодушно ответил пожилому ученому, чуть ли не ощупывая взглядом каждую фигуру в зале.
Каин Найтлорд плавным движением выступил из-за спины главного механика.
- Эти люди нарушили устав Колонии и теперь находятся в карцере, ожидая общественного суда. Опережая ваш дальнейший вопрос, уважаемые члена совета, сообщаю: посты управления системой жизнеобеспечения отныне перенесены в целях безопасности в закрытые служебные коридоры технического крыла и теперь находятся под юрисдикцией службы безопасности.
- Что ж. Прекрасно. Это хорошая новость. После имевших место событий  перед нами ребром встал другой вопрос…
- По какому праву?!

О, близнец из Берлина ждал этого вопроса с самого их приземления. Вторая волна колонистов правда сместила своего командира, назначенного Объединёнными Нациями. И когда они прибыли сюда, официальный лидер новых марсиан Сол Ричардс ожидал, что основатели базы сдадутся так же легко: ведь подумать только, во главе Миссии стояли «игрушечные люди». Так он назвал Найтлордов. Только вот Каин знал, что Ричардс – лишь эхо настоящего архитектора. Гербранд ван Сантен воспринимал всех людей, как фигуры на шахматной доске – он был Игрок – но люди созданные в пробирке и поставленные во главе проекта, очевидно, разорвали ему шаблон.
Из задних рядов послышался гул и гомон.
- По какому праву вы арестовываете и избиваете людей?
Главный Супервайзер Проекта, обменявшись взглядами с начальником безопасности, офицеры которого аккуратно начали движение сквозь толпу стоящих колонистов в конец помещения, поправил очки и вежливо улыбнулся:
- Выйдите к нам, мистер, я абсолютно уверен, что мы поймем вашу точку зрения лучше, если вас будет не только слышно, но и видно.
Задние ряды расступились, открывая взорам совета и главам департаментов маленького лысоватого низкорослого пухлого мужчину.
- Не могли бы вы представиться?
- Антонин Горски из колонии №2.

«Вот как. Теперь вы официально объявляете себя отдельной колонией»
- Очень приятно, мистер Горски, добро пожаловать на чрезвычайное заседание Президиума Совета колонии… Я полковник Каин Найтлорд, старший координатор проекта Красный Марс. А это – члены Совета Колонии и главы департаментов.
- Я знаю, где я нахожусь, и кто вы такие, - пожилой мужчина явственно скривился.
- Это просто замечательно, значит взаимные заверения мы можем пропустить, - дружелюбная улыбка Главы колонии была холодной, как поверхность Марса ночью. - Вы присутствуете здесь как представитель наших коллег со второго блока, не так ли?
Советник стали перешептываться и переглядываться. Дама средних лет, сидевшая  за столом напротив пожилого советника, и до этого весьма успешно смотрящая головизор, отвлеклась от своего занятия и повернулась к Найтлорду:
- Полковник, что происходит? – дама оказалась Элиссой дер Шрайт, признанным метеорологом с Земли. -  Какой еще представитель от второго блока? Они саботируют наши собрания  уже 3 месяца, ввиду того, что они никак не могут «найти зал Совета»!
- Произошедший инцидент показал необходимость непосредственного участия руководства второго блока, посему я и пригласил их для разрешения всех недоразумений…
- Недоразумений?! Вы нарушаете права человека! Позволяете своим людям рукоприкладствовать и унижать человеческое достоинство! И я хочу знать, по какому праву вы калечите, а потом бросаете за решетку, лишая  элементарной медицинской помощи несчастных..
- Всем «несчастным» уже оказана медицинская помощь, я вас уверяю. – Прозрачные двери разъехались, и рядом с главой службы безопасности, в тихом бешенстве сжимающим руки на поясе, где висела кобура, очутилась высокая рыжеволосая смуглокожая девушка в белой форме с эмблемой медсанчасти. – Прошу меня извинить за опоздание,  я только что оттуда.
- Э-э, ну-у..хорошо. – низкорослый мистер Горски покраснел от натуги мыслительного процесса и обтер потное лицо платком, переводя взгляд с доброжелательной красавицы-индианки на руки мрачнеющего беловолосого начальника СБ.
- Полагаю, данный пункт можно снимать с повестки дня? –  неизменно вежливо уточнил Старший Координатор у «представителя второго блока», разом растерявшего запал. - Как вы могли заметить, на Марсе тоже чтят основные права человека, слова старшего лейтенанта Саль – тому свидетельство. Теперь мы можем перейти к следующим пунктам.
Каин вновь обратил свой ясный взор на Антонина:
- Мистер Горски, на какую должность вас назначили руководители второго блока по прибытии в Колонию?
- Ч..что?

- Вас отправили сегодня на это заседание делегатом, «послом доброй воли» после моего запроса. Совет и глав департамента обязательно заинтересуют исполняемые вами обязанности в «колонии №2», - возможно имя самоназваных колонистов и прозвучало несколько саркастично, но Найтлорд-старший был в своем праве. Здесь он был царь и бог.
- Кхм..Я .. Заместитель начальника службы снабжения блока.
Альфред Вазмайер встал со своего стула, тяжело опираясь ладоням  о стол, чтобы лучше видеть столь «высокого полёта птицу» - вот уж второй блок расщедрился на гонца! - за спиной которого уже несколько минут ненавязчиво маячили офицеры Авеля Найтлорда.
- Сегодня четверо представителей вашего блока по предварительному сговору нарушили не только устав нашей Колонии, но и законы Объединенных Наций.  Которые четко гласят, что ни космическое пространство, ни небесные тела, ни ресурсы и оборудование, находящиеся в распоряжении астронавтов не подлежат присвоению одной из сторон участников международной космической программы ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами.
- Ка..какой суверенитет?! Какие тела?! Вы что все тут с ума посходили за 2 года?
- Я тебе покажу, какие тела!Галлагер, минуя стол с уважаемыми колонистами, рванул в другой конец зала через толпу, но чуть не врезался в непонятно как появившегося перед ним Главу СБ, от одного присутствия которого механик растерял весь  свой пыл.
- Это сделаю я.
- Вот! Вот оно! Ваша служба безопасности  безопасность никому не обеспечивает – она мучает, пытает и калечит…
– Низкорослый и вспотевший мужчина вздрогнул, перестал усиленно жестикулировать, когда сзади один из офицеров положил ему на плечо руку.
Авель Найтлорд передал тихо бурлящего негодованием главу аварийно-ремонтной службы своим людям и обернулся к  столу, где стояли его пшеничноволосый близнец и рыжеволосая начальница медотдела.
- Запись с камер наблюдения станет наиболее доказательным аргументом.
Старший Координатор активировал встроенный в стол голопроектор, который тут же запустил трансляцию утреннего происшествия.
- На протяжении прошедших 4х месяцев со стороны ваших людей наблюдается всестороннее систематическое нарушение  устава Колонии и отсутствие дисциплины. А с сегодняшнего дня теперь и уголовные преступления: попытка хищения с целью присвоения оборудования, нанесение физического и морального ущерба жизни и здоровья ценного сотрудника и оказание сопротивления службе безопасности. И меня не волнует, кто и как за это ответит, потому как ответ мне известен, меня волнует  только один вопрос – когда.
Пожалуй, это было то редкое событие, когда «простые обыватели» могли убедиться воочию, что подполковник Найтлорд способен на нечто большее ( кроме как отдавать сухие приказы, хлестко и унизительно ставить на место, вести жесткие допросы или физически нейтрализовать мешающих работе колонии) вот как сейчас, например, выдавать  относительно длинные монологи. 
- Вы…вы отказали нам в нормальных условиях..про..проживания! Вы…отказались предоставить доступ к управлению базой.. – похоже, Антонин Горски совершенно потерялся.
- Мистер Горски, вы плохо владеете ситуацией, - ласково-снисходительный взгляд у Каина Найтлорда удавался особенно хорошо. После него даже матёрые обитатели базы чувствовали себя форменными имбецилами. -  Полагаю, именно поэтому вас к нам сегодня и отправили – чтобы несколько сбавить градус серьёзности. А это значит, что господин ван Сантен и господа Ричардс и Кадар, с которыми мы и имели честь беседовать на эти животрепещущие темы, все так же настаивают на выдвинутых ими, но неприемлемых для нас требованиях. Поэтому возвращайтесь в свой блок и передайте его обитателям, что мы решения не меняем. Мы – непосредственно подчиняемся Правительству Объединенных Наций и Космическому Флоту и прилетели осваивать Марс не для того, чтобы наживаться на бедствующем на Земле человечестве. Мы прилетели его спасти. Если вы отказываетесь идти на компромисс и искать выход из создавшегося кризиса, то мы будем вынуждены отвечать на вызовы времени с использованием Международного военного Кодекса.
Покрасневший то ли от натуги, то ли от гнева представитель «колонии №2», развернулся и расталкивая плечами безопасников, направился к выходу, сопровождаемый недовольным ропотом собравшихся.
- Вы слышали, он сказал «Военный Кодекс», - воистину иногда чуткий слух человека из пробирки был сущим наказанием…
- Нам неоткуда ждать помощи! Говорят, что  последнее заседания ОН покинули представители 93 стран! Напряжение между Союзом и Федерацией возросло.. И  эта смена должна была прилететь на два года позже. Мы можем не вернуться через два года..а то и через пять, если подобные тенденции продолжатся.
- Я бы на вашем месте поостерегся принимать инсинуации сторонников ван Сантена на веру. Вы  разве никогда не слышали о термине «дезинформация»?
Этот приглушенный разговор в наступившей гробовой тишине прозвучал, как раскат грома.
Каин Найтлорд на секунду прикрыл глаза и едва заметно вздохнул – где-то рядом дернулся Найтлорд-средний, среагировавший на изменение настроения брата-близнеца, Лилит смотрела на него обеспокоенным взглядом.
«Ну же, командир, приободри их» - одними губами сказала Саль.
- Дамы и господа, коллеги…товарищи. Я не в силах развеять ваших опасений, и многие из вас правы: слухи ходят безрадостные, помощи нам ждать неоткуда. Впереди только неизвестность, которая пугает. Но я прошу вас очистить свой разум от страхов: если кто-то хочет запутать нас, сбить с пути, мы должны врасти в остовы нашей станции, стать монолитом, основой нашей миссии и не сдвигаться с места, как бы нас не терзали марсианские бури или горько-сладкие речи провокаторов, - постепенно глубокий голос Каина набирал силу и охватывал всё просторное помещение, сейчас забитое до отказа. - Нам пытаются навязать чуждые всему, во что мы верим, волчьи законы. И никто из них не прав: на Марсе нет места креду «каждый сам за себя» - мы в негостеприимном и холодном мире. Только сплотившись, мы сможем преодолеть все невзгоды, пережить все бури и ненастья, сделать дикую планету обитаемой! Посмотрите друг на друга, на мужчин и женщин, стоящих рядом с вами – все вы творцы нового будущего человечества на новой планете. И для меня большая честь служить здесь с каждым из вас. В единстве наша сила.
Когда все разошлись, Авель, подпиравшей поясницей голо-стол, криво усмехнулся:
- Неплохая сказка. По крайней мере, они на неё клюнули. Что МЫ будем делать?
Старший из Найтлордов, наблюдавший за ночной марсианской бурей средней силы из иллюминатора базы, медленно моргнул и отвел взгляд от многослойного стекла:
- Где Сет?
- Мы виделись мельком перед совещанием, и она собиралась искать «некие потеряшки», - Лилит повернулась к голографической панели на столе и активировала строку поиска по кибер-меткам. – Сигнал.. из утилизационного отсека технического крыла базы.
- Опять по мусоркам шарится, - то ли с насмешкой, то ли с нежностью сказал средний брат.
Каин, до этого задумчиво поглаживавший подбородок, едва заметно улыбнулся – почему-то сразу вспомнилось первое знакомство Сет с инженерным корпусом миссии «Красный Марс». С ним все было непросто: в последний момент тех, кто готовился на орбитальной станции вместе с Найтлордами, заменили на давно сформированную группу родом из Союза. Таким образом, в миссии Марса, собравшей людей из всех стран и всех народностей, затесался целый «русский квартал». Эти ребята не только могли принимать C2H5OH в таких дозах, что полковник только диву давался, как они до сих пор живы, ещё они обладали удивительной «спецспособностью» – чинить абсолютно любую поломку ударом ноги или разводного ключа.
Именно с этими ребятами Сет Найтлорд впервые познала настоящее похмелье, увидела пользу свалок и мусорок, а также научилась материться по-русски и чинить поломки жестоким избиением техники…

+1

77

Покои Главы Ордена в Северном крыле. Регенерационная комната.
Воспоминания Сет Найтлорд.
Марс: «Эпизод III».

Действующие лица: Найтлорды, Саль.
Логлайн: Марс. Долина Маринера. Поиск выхода из конфликта между 2мя колониями.  Жаль, что все  пути ведут в АД.

[avatar]http://savepic.ru/13442904.png[/avatar]

- Си, прием, как слышно.
- Привет крутым чувакам, я с вами!
- Из гарнитуры коммуникатора в ухе каждого из глав марсианской миссии  на непротоколируемой частоте, которую Найтлорды выделили сугубо под свою работу, раздался насмешливый девчоночьий голос.- И, кстати, я всё слышу, астробой! Есть пожелания мусор-меню для  сегодняшней вечеринки? Хотя нет, поздно, я уже прошла этот модуль.
Глава СБ обменялся скептично-ироничным взглядом со Старшим Координатором.
- Какого ..  тебя туда  понесло? Снова за старое – не подчиняешься старшим по званию, майор Найтлорд? Приказы руководства существуют для того, чтобы их исполнять, а лично мои – чтобы одна мелкая засранка не откинула свой любопытный хвост раньше времени.
- Ха-ха! Я не рептилия, Эйб. Расслабься. Я перенастроила конференц-связь зала, так что все истерики  слышала..   
- Си, это же не дежурный обход… Что произошло?
– Найтлорд-старший сдвинул светлые брови к переносице. Руку от лица он уже убрал и сейчас задумчиво скользил пальцами по гладкому металлу экстренной панели управления протоколами базы, успешно замаскированную под стальной браслет с именем.
- Э-э.. Тебе это  точно не понравится, Кей. О! Наконец-то! Засекла, есть контакт.  Счаз разберемся! Вот это да-а.. Нихренашечки импровизация...
Каина Найтлорда поджал губы, выражая свое несогласие со сложившейся ситуацией – он сам только что призывал людей не давать поводов противнику...но всё становилось гораздо сложнее, когда дело касалось его семьи.   Медленно обойдя голо-стол по кругу и, нажав комбинацию клавиш на пульте, старший брат включил блокировку прозрачных дверей. Подполковник же достал из нагрудного кармана мультичастотный подавитель сигналов, размерами не больше спичечного коробка. Глава мед.департамента с тревогой в прекрасных глазах цвета  расплавленного золота, наблюдая за  этими мерами обеспечения конфиденциальности, присела на стул и открыла окна видеозаписей с камер наблюдения.
- Сет, я не могу тебя найти, какие номера камер над тобой?
- TB456, TA768, но тебе это не поможет – они отключены,
- голос майора прозвучал очень..задумчиво.
- Зачем ты их отключила?
- Си, с тобой кто-нибудь есть?

«Если с ней в правду сейчас что-нибудь случится…ты просто не успеешь ей помочь»
Мгновение легкого конфуза, когда оба  Найтлорда задали вопросы одновременно, и их взгляды скрестились в секундном противостоянии, было прервано смешком с другого конца связи.   
- Я взяла с собой Неда,  и пару минут назад отправила его к консоли отсека отключить эти гребаные камеры, но видно кто-то нас опередил. И правильно– не следует такое видеть нежным депрессивным созданиям, склонным к созданию массовой истерии..
- Ничего не трогай. Буду через 2 минуты.
– Глава СБ  направился к выходу, на ходу собираясь вызвать опер-группу.
- Нет, черт возьми, ты как всегда все усложнишь! Дай мне  5 минут.. может, меньше.
- Я усложню?! Какого …
- Сет, я дам тебе 5 минут,
- серьёзным тоном начал берлинской близнец, - но только при условии, что ты все объяснишь по порядку. Прямо сейчас. Итак, еще раз в чем дело, майор Найтлорд?
- Несколько дней назад из одной лаборатории моего ИЦ, где стоит генератор, пропало 2 баллона с закисью азота. У меня на тот момент была запарка с прибывшими новыми образцами, и я посчитала, что мои хомячки-трудяжки просто их заныкали куда-то.
- «Заныкали веселящий газ»?! И часто у вас это бывает?
– Авель, напряжённый, как струна, в гневе сузил глаза.
- «Переставили», так понятнее белобрысым идиотам? Когда сегодня Галлагер получил по морде, у меня появились предчувствия.
- Полагаю, Си, тебе всё-таки удалось их найти, - задумчиво усмехнувшись, Каин ожидал окончания сбивчивой речи младшей сестры.
- Аха...И еще как.. 
-  Тик-так, майор!
- Не надо действовать мне на нервы, Эйб, рискуешь. Хотя баллоны тяжелые, один  из них нашелся  у третьего утилизационного модуля, а второй… (гребаные жопорукие импровизаторы нахерачили тут шлангов! Профаны! не умеете устраивать саботажи – обратились бы к спецам!) его я сейчас отсоединяю.. от - неважно! Короче, от  системы вентиляции!

Хищная улыбка расплылась на лице Найтлорда-среднего:
- Попытка диверсии. Или теракта. Не трогай ничего, а лучше вали оттуда, я отправлю своих..
- Лил, врежь ему с ноги! Кей, ты мне дал время, я укладываюсь!

Индианка прикрыла глаза и медитативно вздохнула.
- N2О в отсутствии определенных  органических веществ  невзрывоопасен. Это скорее как «наркоз»..
- Сет, докладывай обстановку, - Главный Супервайзер не спешил с выводами, в отличие от своей смуглокожей «сестры».
- Почти закончила, если бы у них были коды доступа к блоку контроля и управления системы обеспечения газового состава – им  достаточно было бы чуть исказить параметры газоанализатора по кислороду и диоксиду углерода – легко и сразу можно было устроить повсеместную..
- Гипоксию. – Старший Лейтенант Саль открыла глаза, встала и через всю залу быстрым шагом подошла к встроенному в панель стены совещательной залы  кислородному газоанализатору, чтобы проверить датчик. -  Что было бы наиболее благоприятным из возможных последствий..
- «Благоприятным»?
-  Да, потому как возможно все – вплоть до полноценного отравления угарным  газом.
- А так они всего лишь собирались «ласково убаюкать»! 
-Эйб, затухни! Тут через жо еле-еле подключен один баллон – вот был бы концентрат из 3-5 – красиво бы так задохнулись.. И то – далеко не все отсеки блока. А это – ерунда, мелкое вредительство..

Глава марсианской миссии с непроницаемым лицом, как будто в задумчивости, смотрел на панель голографического стола:
«Ты ведь прекрасно знаешь, что это – лишь начало. Очередная пыль, которую ван Сантен пускает вам в глаза, чтобы отвлечь, запутать, разозлить…»
- Только вот хочешь ли ты видеть мою злость, Гербранд? – Каин поднял взгляд на стеклянные стены совещательного зала. – Ему нужен «козёл отпущения», кто-то, на кого он мог бы направить ярость и недовольство своей колонии…пока она не обернулась против него самого.
Найтлорд-старший перевёл взгляд на Авеля, гневно спорящего со световой проекцией панели управления:
- Я знаю свою работу, не пытайся меня ей учить, а тем более, мешать..
- ..и весьма дерьмовая провокация! Нед, не тупи – дверь не заклинило – я просто не хочу, чтобы ты входил! Шлепай к утилизационному и тащи тот баллон обратно в лабы! Я тебя догоню.

Близнец Главы Проекта, достав из кобуры дизраптор, демонстративно положил тот  на поверхность стола. Каин смотрел прямо на него, вынуждая Начальника СБ встретиться с ним взглядом.
«Нам нужен провокатор» - одними губами и знаками сообщил старший близнец.
«Ты же сказал не вступать в открытую конфронтацию..» - А. Найтлорд нахмурился, стараясь угнаться за ходом мыслей близнеца.
Смуглокожая девушка смотрела то на одного брата, то на другого, пытаясь понять, что сейчас происходит между ними – всё-таки связь между близнецами была несколько сильнее, чем её..
«Мы не будем нападать. Мы будем ликвидировать все их провокации быстро и успешно. Предупреждать, обезвреживать, не позволять им расслабиться…»
- Я тебя понял, - вслух сообщил главный безопасник марсианской базы.
- Они возненавидят тебя, - печально глядя на близнеца, так же вслух ответил Лидер колонии.
«Я привык»
Лилит, наблюдавшая за этим странным диалогом со стороны, приблизилась к Старшему Координатору, прикоснулась к его плечу и покачала головой.
- Это неправильно.. Так нельзя. Возможно, следует  сначала  доложить о сложившейся ситуации домой..
Авель скептически хмыкнул и скрестил на груди руки.
- Ты же не слепая. Земле  нет до нас дела, разве еще не поняла? Нас уже 20 000, и мы вне зоны влияния Наций. Думаешь, они их заберут через 2 года? Нет. Думаешь, снарядят военных для усмирения наемников Ричардса? 200-дневный полет того не стоит.  Ван Сантен этого и добивается: чтобы мы проявили себя некомпетентными дилетантами – тогда он организует «очередные свободные и демократичные выборы». Он знает, что Земле он будет интересен лишь в одном случае - если найдет здесь нечто настолько ценное, что оправдало бы все их затраты и риски. Поэтому он пойдет на все.  Перешагнет через всю твою мораль, человеколюбие  и прочий нежно лелеемый тобой бред. Он хочет не просто выжить, ему нужна единоличная власть для управления техническими ресурсами и людскими. Я ясно объясняю?
- А если ты совершаешь ошибку? – Лилит приблизила свое лицо к его, и золотистые глаза заглянули в самую душу среднего Найтлорда..но вряд ли смогли разглядеть ее среди бури, что серой стеной  стали  бушевала в глазах главы СБ.
- Конфронтация станет официально открытой, и Эйб с удовольствием поучаствует в агрессивных переговорах.. стенку-на –стенку!
Едва завидев ее приближение, Главный Супервайзер проекта разблокировал двери, и чумазая глава научного департамента плюхнулась на пластик кресла, задирая ноги на край голо-стола.
-  Есть у меня подозрения, что свою жажду крови он удовлетворит быстро - ему это просто надоест - и второй блок тихо разгерметизируют (этому поспособствует даже Галлагер). А вот  одна милая и симпатичная безобидная девочка вполне беспрепятственно сможет попасть во второй блок, дойти до ван Сантена и запросто свернуть ему шею, ммм? Как идея?
Глядя на одинаковые скептические лица близнецов, где различия было только в том ,что Каин еще и усмехнулся, «безобидная девочка» округлила глаза:
- Что, я давно не первая, кто это предложил? Хорошо-хорошо, тогда сдаюсь, идея-говно.
- На это голландец и рассчитывает.
- Подполковник руками сжал край голографического стол. - В отличии от его идиотов ему известно о наших физических возможностях. Один  твой чих  или почесывание – и Ричардс тебя нейтрализует. Тем более, что ты как всегда можешь увлечься и вместо тихой операции - с барабанами и бубном протащить его окровавленную голову по 2м блокам.
- Обидно, что  ни чихать, ни почесываться я не собиралась, а барабан – вообще не мой инструмент. Ты обвиняешь меня в некомпетентности и отсутствии профессионализма?! Это Меня-то!!
- Дело не только в том, что ты не сможешь с ними справиться, Сет,
- Найтлорд-старший покачал головой. - Гербранд ван Сантен не пойдёт на компромиссы, ему попросту не нужно сотрудничество -  это противоречит его целям. Ему нужна кровь на наших руках, чтобы показать колониям – смотрите, они не-люди, и они могут вас убить. Стоит этим мыслям укрепиться в любой из колоний – и мы потеряем всё. 
- Ну, тогда грохнуть их всех к марсианским чертям! А с нашими мы как-нибудь разберемся..

Подполковник Саль усмехнулась, покачала головой и, достав из сумки-пояса салфетки, принялась аккуратно стирать грязные пятна с лица язвительного подростка.
- И кто же будет хоронить такое количество  останков? Если ты надеешься задействовать мой департамент – зря.
- Переработаем! Здесь дефицит всего – так что все пойдет в дело! Хоть эдак да посодействуют развитию научного прогресса и спасению человечества.

- Ты же знаешь, мне не нравится подобный юмор..
Словно ища поддержки, индианка посмотрела на пшеничноволосого близнеца.
Промолчав, Каин Найтлорд отошел от стола и задумчиво стал смотреть на пейзаж за многослойным стеклом, сложив за спиной руки.
- Эйб прав. Каждый в этой комнате прав. На данный момент ситуация многократно усложнилась, однако наша главная задача – остается прежней – не допустить гражданской войны. 
«Когда два небесных тела сталкиваются, всегда остаются повреждения побочного характера…»
- В любом столкновении всегда гибнут невинные. А они есть в каждой из колоний. Кражи, драки, попытка отравления газом – всё это, как Сет и сказала, лишь жалкая и неубедительная провокация…
- И лишь очередной отвлекающий маневр Ричардса. Им нужны коды доступа, и хрен они от меня их получат. Но рано или поздно они серьезно накосячат. Ты сам это знаешь.
– Подполковник Найтлорд взглядом сверлил спину брата. – Надо действовать сейчас или  то, что Сантен готовит..
- Бунт? Да. Ты прав. Нам следует этого ждать.  Организованное восстание с целью смещения всех членов Совета и непосредственного руководства проекта Красный Марс. В ближайшие 2 месяца, я полагаю, - Каин даже не обернулся. Это же было так очевидно.
Прикрыв рот ладонью, Лилит неверяще переводила взор с одного молодого человека на другого.
- Йхуу! – зеленоглазая глава научного департамента чуть не слетела на пол со стула.
Старший Координатор обернулся, и его губы растянулись в вымученной улыбке.
- Мы вновь должны оказаться на несколько шагов впереди. Предприимчивого голландца нужно вывести из себя. Отрезать как можно больше ниточек, за которые он дергает  людей из второго блока, а также смущает наших колонистов. Марс – наша территория, а значит, Объединенных Наций и всего Человечества. Следует ему об этом напомнить.  В этом Ты – лучший, Эйб.  Только одно условие, братишка..
- Я – не твои управленцы. Обойдусь без идеологической обработки. 
- Невинные люди, в том числе и твои, пострадать не должны.
- Товарищи, Я определенно с вами!
– Майор Найтлорд вскочила на ноги и игриво отдала честь, вытянувшись по стойке смирно. Правда, ненадолго – ее хватило буквально на несколько секунд, и хитро прищурившись, она вернулась в позицию вольно и потерла подбородок. – Еще прихватим Галлагера – никто не знает всех секретов базы так, как он!
- Опять Галлагер? – Сребреноволосый подполковник взял со стола дизраптор и, проверив его на боеготовность, защелкнул кобуру на поясе. - Что-то его становится слишком много.
-Эй! В чем ты меня подозреваешь?
- Это констатация факта. И факт этот из разряда запрещенных.
- Я эту лабуду  знаю и без тебя! А ты чего это вдруг? Ты шшшто, еще и следишь за мной?! Пользуясь неограниченным доступом к системе безопасности и служебным положением? Ах ты гаденышшшш!
-Твоя реакция может быть истолкована не в твою пользу.  И да, ты чересчур много времени проводишь в техническом отсеке и ангарах.
- Я ко всему прочему еще и изобретатель, мать твою пробирку! Я не могу без конца умиляться радиации в воздухе и торчать от  бактерий и марсианской грязи во всех ее видах!
- Как ты нашла баллоны?
- Епрст! Ррррр! Не меняй темы!
- Разумеется, я в курсе, чем именно вы там занимаетесь. Иначе бы..
- Иначе бы что?!
-  Ты бы уже давно мучилась угрызениями совести, навещая комотозника в медотсеке и наблюдая, как он всасывает капельницы одну за другой.
- Вот поэтому Галлагер – мой друг, а ты – просто вредная белобрысая сволочь!
- Сет, нет смысла злиться на Авеля: я попросил его об этом...

- Я тоже немного виновата. У колонистов на 2й год гормональный фон изменился. И сейчас наш департамент особо строго  следит за всеобщим состоянием. К тому же, все видят, что Роберт разве что пылинки с тебя  не сдувает..
Полковник Найтлорд прикрыл усмешку ладонью, поправляющей очки. Жмущиеся по углам базы парочки всех полов, рас и возрастов стали настоящей головной болью для остальных обитателей базы и службы безопасности…
-Чего?? - Майор Найтлорд, гневно хмурясь, переводила взгляд со смущенно улыбающейся индианки на старших братьев, один из которых, к тому же, противно скалился.. - Конечно, сдувает – я ему туеву хучу всего помогаю чинить! А за это он мне не подсовывает старье- все оборудование в моем ИЦ - по первому классу! Чего скалимся? Из кандидатов в секретари Администрации можно конкурс «Мисс Марс» устраивать. А про таинственную эпидемию самотравматизма среди здоровых мужиков, стремящихся попасть в медотсек, я вообще молчу!
Старший Координатор и Глава СБ одновременно посмотрели на старшего лейтенанта Саль.
Индианка смутилась, но находчиво напомнила всем о забытой теме:
-Э-э.. И правда, Си, как же ты нашла баллоны?
- Я вот никак не пойму: это на вас так радиация действует или  песком марсианские глисты занесло?!  Пфуух! Ладно. Магнитный трекер. Я ими все в лаборатории помечаю – все время какое-нибудь чмо так и норовит унести что-нибудь.. Обнаружение по локации. А на коммуникаторе программа радар. Ни то, ни другое заглушить невозможно, даже буря не помеха. Это вам не ерунда с Земли! И, кстати, изобретено не без участия Галлагера!
- Они мне будут нужны.
– Англичанин сощурил серые глаза. -Ты сможешь сделать еще в ближайшее время?
- Мггг… Ла-адно. Посмотрим. Ахррр, как вы меня за…забодаа-а-али! Обижают, унижают..

Глава марсианской миссии устало улыбнулся, снял очки, аккуратно спрятал их в нагрудном кармане и развел руки в стороны.
– Си, у тебя сегодня есть уникальная возможность, потому что я искренне хочу загладить свою вину - иди сюда и скажи мне, чего тебе не хватает в ИЦ..
Найтлорд-младшая, заставив брата склониться, что-то зашептала на ухо, загибая на ладошке пальцы, а потом обернулась и показала язык хмурому главе СБ.
Глава медслужбы устало присела за стол, закрыв глаза.
-Лил, да ладно тебе.. – Сет высвободилась из братских объятий и присела рядом с ее стулом на корточки. - Прорвемся!
- Это неправильный путь. Бессмысленные смерти,  разрушения.. кровь невинных людей.. Нас не для этого посылали.

- Сет права – мы справимся, – Старший Координатор, встав также рядом со смуглокожей девушкой, положил руку с длинными тонкими пальцами ей на плечо.- Мы сделаем все, что будет в наших силах, чтобы этого не допустить. Или потянуть время, пока не найдем решение…
- Конечно.. Да.. Но я..я.не думала, что все  может повернуться вот так. Я не готова..
- Неужели? – Подполковник, фыркнув, скептически скривил губы и скрестил на груди руки. – А как же твое неизменное: «выходя на охоту на тигра, будь готов к тому, что ты его встретишь»?! И прочая куча индийского бреда. Что, только на Земле работает? Обидно. Будда с Шивой не поймут. Или на Марсе у тебя уже 2 года другие боги?
Растерянность и беспокойство слетели с Лилит Саль, как шелковый платок от ветряных порывов надвигающегося  тайфуна.
- Ты прекрасно знаешь, что нет. Потому что Бог Един, и у Него нет имени. А вот человеческое сочувствие и милосердие ты до сих пор принимаешь за элементарную слабость. Что ж.. Пускай. Да, я признаю -  я не готова к кровопролитиям. – Индианка встала из-за стола, очевидно, чтобы достойно дать отпор противнику, глядя ему прямо в глаза. – Знаешь, к чему я была готова? К тому, что техника будет постоянно выходить из строя и калечить людей. К эпидемиям. К катастрофической нехватке питания, воды и медикаментов. К вспышкам безумия, депрессии или волне самоубийств. Я – военный медик. А еще – ученый. И я не готова оказалась  лишь  к этому – безрассудной жажде наживы и политической грязи, которых не понимаю и которые всегда приводят к жестоким интригам, этим вашим диверсиям и массовым убийствам.  Я никогда не хотела такой ответственности- за спиной других решать кому жить, а кому умереть!
- Хмф! – От «внутренней суровости и жесткости», просто переполнявших беловолосого англичанина, у Авеля  сводило челюсть, и он разве что не цедил слова. -Я рад, что и ты наконец «повзрослела» и до тебя дошло: что раньше это были всего лишь «игрушки в песочнице»! «Обстоятельства не спрашивают, чего мы хотим».  Твои же слова! А это совершенно Иная Игра, старший лейтенант. Добро пожаловать в Высшую Лигу. И, кстати, можешь не переживать – вы не запачкаетесь. Продолжайте играть в свою дипломатию и останетесь «чистыми».. Всю «грязь» я возьму на себя. Она  – только моя забота. Ведь так  и было запланировано еще на Земле, верно?
Молодой человек развернулся, чтобы стремительно  покинуть зал, однако рыжеволосая девушка схватила его за рукав формы, вынуждая остановиться.
- Я знаю..  Авель, не подумай, я не хочу быть ..«чистой» - я не «брезгую». Я вижу, что без тебя, без вашего тандема с Каином… – взяв Главу СБ за запястье, ставшая снова мягкой и сентиментальной глава медслужбы обернулась и послала Старшему Координатору и девушке-подростку теплый взгляд, полный нежности. - …За эти 2 года у нас было бы больше потерь.. и не было бы столь организованной, безопасной жизни в Колонии. И я готова беречь и защищать их жизни ценой своей. Каждую из них. И Каина, и Сет, и твою, Авель. Я  с Вами до самого конца, потому что с вами – я всегда на «правильной стороне».
- Эйб, ты там как –в экстазе затих? Если ничего не допер, перевожу: она говорит, что хоть ты и порядочный засранец,  мы  все тебя любим и не бросим, как бы ты об этом не мечтал!

Майор Найтлорд с довольной ухмылкой обняла закатывающего глаза к потолку и тяжело вздыхающего среднего близнеца.
- Эй, народ, ловите момент – бесплатные обнимашки! Все безопасники их так обожают, просто стесняются попросить.. А ну-ка навались!

+2

78

ФИЗИЧЕСКИ: Замок Ордена. Покои Шестикрылого. Регенерационная зала.
МЕНТАЛЬНО: Back in Time. Марсианское Нижнее Ебенеево. База колонии №раз. Лаборатории ещё-не-03.
Действующие лица: Сет Найтлорд и два больших комплекса бластера, страдающая Индийская ещё-не-Святая, угадай-живой-или-нет Лидер, хитрая-морда Гербранд ван Сантен, стеноподпирающий Иштван Кадар без лампочки Ильича Звезды Скорби и массовка. Авель мимопробегал.
Логлайн: Что будет, если собрать в закрытом помещении полном всяких взрывоопасных штук кучку ненавидящих друг друга марсианских боевых колонистов? Правильно: ничего не будет. Совсем.

Злой ЭПИГРАФФ

Мне снился сумасшедший дом,
Где мы в сортире водку пьём,
Закусывая банкой шпрот.
И совершает свой обход
Седой главврач — маньяк и вор,
С хвостом продажных медсестёр.
Главврач закатывает речь,
О том, как душу уберечь,
Но, право, хлорка и моча
Приятней речи главврача.
(Д. Филимонов, «Сон»)

[avatar]http://s018.radikal.ru/i516/1702/5e/7b9a30b47994.jpg[/avatar]

Не существует истории, которая несла бы в себе универсальную истину: все рассказы о событиях и деяниях –это личная правда той или иной стороны конфликта.  Нет абсолютно объективных  анналов  о «битве добра со злом», о самопожертвенном благородстве и алчной несправедливости. Есть только ты и момент «сейчас», который для будущих поколений и станет «той-самой-Историей». Это лишь вопрос точки зрения: кто же ты – жертва обстоятельств или враг рода людского?
Приговор многосоттысячному существованию человечества на планете Земля люди вынесли сами. Они же и привели его в исполнение. Мы - четверо «искусственно выведенных и совершенных гибридов», «космические постлюди» - не могли бы изменить этот факт или помешать им, потому как   наша судьба была предопределена землянами изначально: время для нас должно было надолго замереть, а затем и остановиться на Красной Планете, ибо  на «Голубой» было тесно и без «суррогатных хомо сапиенс». Мы никогда не ждали от них «человеческого гуманизма», раскаяния или милости дозволения вернуться  –мы исполняли свое предназначение, свою миссию, ровно то, что от нас ожидалось и требовалось. Хотя и без слепой веры.
Все стадии этого проекта  готовили нас к тому, чтобы жертвовать каждый час каждого дня  своей «синтетически долгой жизни» для исполнения единственной цели -  помочь колонистам с Земли выжить, обосноваться с минимальными потерями и дать шанс человечеству на спасение.
Для этого, несомненно, мы должны были  «даже в космических условиях оставаться   борцами за общечеловеческие ценности..»
Но смог ли кто-нибудь из глав Объединенных Наций или даже знаменитый своим человеколюбием доктор Чандра успешно и быстро разобраться  с дилеммой: как же бороться за эти самые ценности, когда единственные представители этого человечества -, те, за которых ты и должен бороться на чужой и враждебной планете-  ведут себя кровожаднее и безжалостнее обезумевших животных?

И судьба решила иначе.  Время запустило свой ход для нашей четверки.
Со второй волной колонистов..
Они принесли с собой сомнения. Неизвестность. Страх. Недисциплинированность. Массовое волнение. И бунт. Один за другим.

Стерильное и хорошо освещённое помещение лаборатории, в котором Главы Департаментов науки и медицины пытались спасти своего собрата, вдруг резко стало казаться забитым до отказа. А все потому, что кроме тех, кому в нем и следовало находиться – а именно двум ученым «Красного Марса» - там присутствовали ещё и посторонние. Гербранд ван Сантен, Мефистофель в человеческом обличье – неизменно вежливый, с понимающей улыбкой на губах и замогильным холодом в глазах – неторопливыми шагами обходил по кругу криокапсулу, окруженную магнитным полем с плазменным барьером, в которой лежало бессознательное тело Каина Найтлорда. Подобную защиту вокруг тела старшего брата Сет Найтлорд активировала сразу, как только в лабораторию с использованием украденных кодов доступа проникли посторонние…
- Что ж, по крайней мере, он теперь дышит, - кривая усмешка притаилась в уголках губ мужчины, своим недобрым взглядом гипнотизировавшего кривую сердцебиения на панели криокапсулы. – Очень жаль, что полковник находится в подобном состоянии – сейчас он нам нужен, как никогда, - карие, с желтизной глаза, делавшие ван Сантена похожим на хищную седую птицу, уставились на двух девушек-ученых. – Этот.. крайне неприятный инцидент в системе обеспечения газового состава, - задумчиво растягивая слова, продолжил Гербранд, - многие обитатели базы могли пострадать из-за него. Но, к превеликому счастью, профессионализм аварийной службы помог предотвратить трагедию! Одно не укладывается у меня в голове: разве  ликвидацией аварий подобного толка не  занимается еще и служба безопасности?
- Вы правильно заметили про опасность, сэр: этот «неприятный инцидент» на деле оказался диверсией. Вам об этом что-нибудь известно? - высокая желтоглазая индианка, перевела тему, вернув мужчине его же провокационное замечание. – Именно этот факт потребовал личного присутствия Старшего Координатора.
- Впервые слышу, лейтенант. «Диверсия».. Какое громкое и страшное слово, - насмешливо скривив губы, заметил пожилой мужчина с тростью. – Что ж, возможно, кому-то столь важному, как Старший Координатор следовало бы поберечь себя, для чего-то же нам нужна служба безопасности
- С Авелем связи нет, нас глушат, - не сводя внимательного взгляда с пришлых, прошептала Лилит Саль на ухо младшей подруге.
- В курсе. Иначе бы их задниц здесь не было.
-Да-амы, может, вы нас неправильно поняли? Мы пришли поинтересоваться здоровьем нашего чудесного марсианского лидера, а вы столь недружелюбны, - расслабленной походочкой разгуливая по святая святых Найтлорд-младшей, заметил ещё один член свиты СантенаСол Ричардс.
Кроме ставшей уже «привычной» команды предприимчивого дельца в лаборатории Найтлорд-младшей находился ещё и Иштван Кадар инженер-электрик из второй волны колонистов. В среде прилетевших «вторым рейсом»  было не так уж и много «негласных лидеров»:  если Ричардс объединил самые неблагонадежные элементы второй волны, а ван Сантен – всех наиболее «респектабельных» и заинтересованных в наживе, то те, кто последовал за Кадаром, представляли собой техников и людей науки, занявшими нишу «хаотичных нейтралов» - предсказать их поведение было зачастую очень сложно. Впрочем, в отличие от остальных «делегатов» Колонии №2, сам Иштван не выглядел ни торжествующим, ни опасно-возбужденным.
- На самом деле, я вас прекрасно понимаю, - Ван Сантен, поджав губы, бросил недовольный взгляд на молодого и, как следствие, более несдержанного «коллегу» и снова попытался вернуть внимание девушек к своей персоне. – Готов поставить все ресурсы этой планеты на то, что у вас «руки чешутся» от желания отомстить «обидчикам». Все правильно: это закономерная очевидность. Никто, в том числе и ваш многоуважаемый Совет ученых, вас не осудит.  Однако мы с вами прекрасно знаем, что последствием этого станет гражданская война колонистов. 
- Раз уж мы все здесь такие «понятливые», почему бы вам не показать нам эти инопланетные чудо-вакцины, которыми вы оживили вашего блондинчика? – опираясь о компьютерный стенд, за которым стояли две напряженные Главы департаментов, и практически нависнув над ними, протянул Сол.
- Прошу вас, господин Ричардс, будьте аккуратнее и уберите руки от компьютеров. Пожалуйста, – старший лейтенант Саль была неизменно вежлива.
- Или, клянусь плавиковой кислотой, вы об этом пожалеете, - опасно сузив зеленые глаза, добавила Глава марсианских исследователей. – А я наконец отведу душу! Так что – да, продолжай вести себя, как дерьмо.
- Не провоцируй меня, нимфетка. Отдайте нам инопланетную микстурку и может быть мы не разнесем тут всё к чертям, – почти прорычал Ричардс. – И ваш буйнопомешанный братец вам не поможет!
- Наверное, вы имели ввиду подполковника Найтлорда? Главу службы безопасности? - смуглая индианка спокойно, но решительно, чего трудно было не заметить, вышла из-за стенда, делая шаг к мужчине. – Я полагаю, вам известно, господин Ричардс, что, если с полковником Найтлордом что-то случится, - красноволосая девушка бросила короткий взгляд на силовое поле, - то все колонии, в том числе и вы, переходят в подчинение к  Авелю Найтлорду?
- Да пошла ты, ведьма…! – вскипел Ричардс, выбрасывая вперед руку и пытаясь схватить лейтенанта Саль за горло.
Лилит молниеносно перехватила столь опрометчиво протянутую конечность и, используя инерцию, резко заломила мужчине руку. Ричардс зарычал и задергался, но Глава медслужбы уже толкнула его к плазменно-магнитному полю, удерживая его буквально в нескольких сантиметрах от ее гудящей сферы.
- Как врач, рекомендую не делать лишних движений – последствия могут быть весьма болезненными.
Раздались одиночные хлопки – это Гербранд с холодной улыбкой наблюдал за происходящим:
- Превосходно, господа офицеры UNASF. Лишь позвольте напомнить, что за этими дверями нас ждут. Даже вам не совладать с целой армией. Лично я вам предлагаю компромисс…
- А я - срать кирпичами! -  злобно усмехнувшись,  черноволосая «нимфетка» подняла из-под стойки руки, в каждой из которых было по внушительному звуковому бластеру. - Или сию секунду   прикажешь своим уродцам проваливать.. Или познакомитесь с моими «малышками» : «ба-бах» и «бада-бум»! – взгляд  Найтлорд-младшей приобрел маниакальный блеск. – Пока экспериментальные.. «Прощальный подарок» Галлагера. Не самое мощное, что  у меня здесь есть.
Мужчина с тростью мастерски скрыл «неловкость»: чуть заломив бровь, он придал своему лицу легкое удивление.
- Да черт побери, Гербранд, прекрати сейчас же! Мы пришли сюда не за этим, - сжав руки в кулаки и сверля голландца тяжелым взглядом, потребовал Кадар.
- Разумно. Что ж.. Господа, прошу, оставьте нас, - ван Сантен почти незаметным движением ладони приказал Ричардсу (которого Лилит отпустила и который теперь разминал пострадавшую руку) и его людям убраться. - Полагаю, мы вместе с офицерами Саль и Найтлорд сможем договориться сами, не так ли?
- Как повезет, – едва они покинули помещение, как девушка- подросток врубила блокировку дверей.
- Мне жаль, что мой коллега был столь несдержан. – Серый кардинал 2-ой колонии стал гораздо осторожнее в подборе слов, но не менее прямолинеен. -  Но начали мы не с этого: вы вспомнили про марсианский колониальный Устав и полномочия вашего второго брата... Однако даже талантов сверхчеловека может быть недостаточно: как одновременно решать проблемы базы и скрывать от колонистов найденные им с вами, лейтенант Саль, блага инопланетных технологий,  которые вы и применили, чтобы спасти жизнь Старшему Координатору. Вы же понимаете, что люди, оставшиеся отрезанными от «большой Земли», имеют право использовать все ресурсы, которые могут поспособствовать выживанию миссии. И я хочу протянуть вам руку дружбы и помощи, дабы исключить в дальнейшем эту никому ненужную вражду. Что вы на это скажете, леди? - сложив обе руки на навершии трости, на которую он опирался, на доверительной ноте закончил ван Сантен.
- Бред. Основанием для которого стали ваши личные фантазии. Вы с Ричардсом давно проверялись на радиационный фон и глисты? - Подпирая стену у выхода, Сет Найтлорд картинным жестом включила внушающий уважение бластер, как будто проверяя работу его режимов. – Старший Лейтенант Саль может смилостивиться и оказать вам эту честь, осмотрев вас прямо сейчас.
- Я так полагаю, Сол был прав: с некоторых пор вы не в состоянии видеть всей картины целиком. Наверное, именно это является основанием тому, что вы продолжаете упрямо  все отрицать.  Мы знаем, мисс Найтлорд, что вы прячете от всех, - холодно сообщил немолодой землянин с хищным взором. – Этот первый досадный инцидент, 3 недели назад, что привел к бунту в колониях.. Когда по загадочным причинам подполковник «потерялся в пустыне», и вам, мисс Саль, не просто удалось его найти, но и выжить в ту страшную бурю. Без спецснаряжения и со сломаным марсоходом. Разве это не чудо из чудес?  Однако у любого настоящего чуда есть весьма логичное объяснение. Ваше объяснение – это инопланетный корабль, который вам, лейтенант, и подполковнику удалось найти очень вовремя.
- Вы правы, господин Гербранд. – Индианка печальным и спокойным  взором посмотрела в глаза пожилому мужчине. - Выжить было очень тяжело, это действительно чудо. Божье провидение, которое помешало вашим планам: обманом заманив в ловушку, убрать главу службы безопасности, а затем, ввергнув в хаос его людей и застав врасплох Совет и Старшего Координатора, совершить переворот.
Это утверждение, обличающее все «дружелюбные посылы» ван Сантена, совершенно не впечатлило опасного дельца с Земли. Только сделало его раздражительнее.
- Я считал вас..более мудрой, мисс Лилит. Знаете, ваши обвинения громкие и очень походят на пустую демагогию. У вас нет доказательств, а у меня – желания спорить с вами. Речь сейчас совсем не об этом. Вы скрываете от колоний важный объект - потенциально пригодный для полета корабль. Кроме того, вашей дезинформацией вы создаете риск того, что всех нас может уничтожить какая-нибудь инопланетная зараза с этого же корабля, - вкрадчиво, как детям малым, объяснял Гербранд ван Сантен двум девушкам-офицерам.
- Вряд ли. Это ведь моя задача – исследовать «заразу». - Найтлорд-младшая оттолкнулась от стены и приблизилась к мужчине с тростью. – Так что могу успокоить: самая большая «инопланетная зараза» на Марсе – это ты и твои жадные говносерки, мистер! – невысокая хрупкая девушка прислонила дуло бластера к костюму голландца.
- Сет, не стоит..
- И вновь пустые обвинения,
- сузив глаза, покачал головой седовласый мужчина. – Но посмотрите на проблему с другой стороны: да, я забочусь о себе, но я готов разделить блага инопланетной находки с остальными колонистами, в том числе и с вашими людьми, поэтому, когда они узнают правду, я стану для них – союзником, а вы – инструментом принуждения, - Гербранд смерил людей-из-пробирки тяжелым взглядом. – Я пришел к вам как делегат, но те, кто придут следом за мной, придут с оружием и твердым намерением отобрать у вас вашу игрушечную власть над этой находкой. Так что подумайте над этим. Третий бунт сотрет обе колонии с лица планеты.
- Вы даже не в курсе, за что собираетесь бороться.. Если бы знали– уже заткнулись бы  в тряпочку и сбежали отсюда на другую сторону Марса! - Найтлорд-младшая, заведя руку с неизменным бластером за спину, приблизила свое лицо, глядя ему в глаза, для чего ей пришлось встать на цыпочки. – Это не «чудо-вакцина», которая решит все ваши проблемы! Вы так восхищались работой ремонтников.. А именно из-за вас погиб Галлагер! Я пыталась, но инъекция этого чертова вируса добила его! Знаете, что она с ним сделала – за пару минут пожрала его заживо! Выжил только полковник, потому что он.. другой. Да, он дышит, у него бьётся сердце.. Но нет мозговой активности. И только эти гребаные «инопланетяне» и Бог, если он есть, знают, что сейчас представляет собой мой брат!
- Этот.. Как вы его назвали? А, «вирус».. - Гербранд ван Сантен с чувством покатал слово на языке и, похоже, оно ему не понравилось. – Разумеется, вам виднее, я не ученый.  Хотя людям будет лучше  преподнести это как «сыворотку» или «вакцину». – Седовласый мужчина с орлиным взором опасно усмехнулся. – Не думайте, что я не знаю. Существует и другая разновидность. Не смотрите на меня так, мисс Найтлорд. Ваш брат-безопасник – гений, но, повторюсь, он не может делать несколько дел одновременно.
- Си, - Лилит Саль  приблизилась к «названной младшей сестре» и положила ей руку на плечо, - отойди от него, пожалуйста. Господин ван Сантен, похоже, что вы ищете любую возможность блеснуть своим тщеславием. Тому факту, что именно ваши люди взломали коды доступа базы и все это время организовывали кровавые диверсии, нет оправдания. И раз вы прилетели сюда как астронавт, по законам Объединенных Наций – по вам плачет международный военный трибунал.
Гербранд ван Сантен прикрыл глаза, словно демонстрируя старческую усталость.
- Пока мы с вами на Марсе, международному трибуналу нет до нас с вами никакого дела. Как и Богу. Зато у нас с вами есть инопланетный корабль и вакцина, которые могут очень сильно помочь обеим сторонам.
Рукой решительно удерживая  черноволосую главу научного департамента от  расправы над упертым стариком, старший лейтенант медицинской службы нахмурилась, прищурив глаза цвета расплавленного золота.
- Гербранд, я взываю к вашей практичности и рациональности. Вы понимаете, что никто из нас не может предсказать последствия использования вируса? Никто не гарантирует ни  вам, ни людям, что после применения «инопланетной сыворотки» вы не только не станете сильнее, но еще и не потеряете человеческий вид!
- О, моя индийская богиня, я полагаюсь на ваш же опыт обращения с «сывороткой»: записи с тюремных камер четко показали, что вторая разновидность отрастила заключенному из тюремного комплекса В-12 потерянную из-за гангрены ногу, - хитро улыбаясь, заметил голландец. – Также разве не вы с помощью сыворотки исцелили порок сердца все тем же заключенным.. даже рак? Кого вы обманываете, мисс Саль? Или, правда, не знаете? – хищные птичьи глаза устремились прямиком на зеленоглазого майора. – Неужели офицеры Найтлорд не рассказывали вам о своих..экспериментах?
- «Офицеры»? –  Индианка растерянно посмотрела на силовое поле, защищающее криокапсулу. – Каин? О каких экспериментах идет речь?
- Другой Найтлорд. Старший Координатор не славится садизмом по отношению к правонарушителям, - ван Сантен тяжело опираясь на трость, обошел магнитно-плазменное поле с другой стороны. – А вот госпожа Найтлорд готова на всё во имя науки, не так ли?мужчина с хитрым прищуром разглядывал Сет. – И в этом её поддержал не обременённый излишней моралью Глава службы безопасности.
- Сет…
- Что «Сет»?! Они умирали! Им всё равно оставалось недолго, и ты сама это подтвердила…

- Но я не помню, чтобы кто-то из них завещал свои тела науке…до или после смерти, - задумчиво подметил седовласый землянин. – Незаконные эксперименты – это ли входит в марсианскую миссию Объединённых Наций?
- Вот только не надо мне заливать про «миссию», на которую тебе совершенно начхать! - рявкнула младшая из Найтлордов.
- Меня ваша миссия, возможно, и не трогает… Но те тысячи колонистов, что доверяют вам…этого ли они ждут? - усмехнулся немолодой уже мужчина. – Вы отказываетесь это признавать, мисс Найтлорд, однако речь уже идет не о науке и этике, а о выживании человечества.  Так что массовое применение «вакцины» - лишь вопрос времени. А вот кто из нас станет «спасителем» для представителей человечества на этой планете – уже очевидный факт.
- Еще посмотрим!
Ван Сантен покинул помещение, но тяжелая обстановка на этом не рассеялась.
- Ка-азел ты, а не «спаситель человечества»! Кто первый – тот и пишет правила!
- Опыты на людях, Сет! И Авель тебя покрывал, подумать только! - почти простонала Лилит, прикрывая глаза рукой. – Мы никогда от этого не отмоемся…
- И он будет использовать это против вас, я знаю его, - подал голос все это время подпиравший стену Иштван Кадар. – Он видел всё: и то, что вирус способен исцелить людей, получивших дозу марсианской радиации, с которой не живут. И даже ваш эксперимент с поджигателем второго медицинского корпуса,  что лишился ноги и руки, которые отросли обратно. А еще и то, когда вы и подполковник Найтлорд попытались извлечь из него вирус, а его конечности превратились в костяные клинки и  почти пробили сверхпрочный дюрапласт..
- Что?Лилит Саль потрясённо уставилась на венгерского электрика.
- Послушай, ты, умник, у тебя что, плохо со зрением?!Майор снова врубила свое экспериментально оружие. – Тогда Я персонально покажу тебе, где выход. Выйдешь по частям!
- Продолжение этой записи ван Сантен тоже видел: когда подполковник Найтлорд пристрелил испытуемого из фазера, а он регенерировал через пять минут, - изучающим взглядом наблюдая за лабораторными не-людями, закончил Кадар.
- Боже.. Зачем?  –индийская валькирия поджала губы, не сводя тяжелого, всевидящего взгляда золотых глаз с младшей названной сестры. На что та округлила глаза, пожимая плечами.
- Пфф! Да он просто вышел из-под контроля. Не думай, это не месть и тому подобное.. Обычный эксперимент! Это же я. Все в рамках научных возможностей.
- Я пришел с добрыми намерениями, но с плохими вестями. Все, о чем говорит ван Сантен – реальность, - предельно серьёзно сообщил Иштван Кадар. - Если вы не поделитесь с колонистами хотя бы частью этих «вирусов», нас ждет третья волна восстания, которая сметет всех, кто остался. Мы потеряем не просто базу, но шанс на выживание и возвращение на Землю. В сравнении с этим, возможные мутации – меньшее зло.
- Мутации.. -Лейтенант Саль отвернулась к компьютерному стенду, что-то нажала и защитный барьер отключился. Индианка медленно обошла криокапсулу, подойдя к перегородке, ранее не замеченной Кадаром и другими из-за сливавшегося с белыми стенами покрытия и взмахом смуглой руки поманила мужчину приблизиться. Иштван Кадар настороженно бросил взгляд на Найтлорд-младшую, та сердито вырубила бластер и чуть ли не швырнула свое бесценное экспериментальное оружие на рядом стоящий лабораторный стол. Мужчина решил все-таки последовать приглашению и направился следом за рыжеволосой главой медслужбы. За перегородкой, судя по размерам объекта, под накрытым белым покрывалом оказалась точно такая же криокапсула.  Лейтенант Саль выжидающе сцепила руки в замок, глядя печальным взором на венгра.
Поняв, что именно от него ждут, мужчина указал пальцем на ткань и спросил:
-Можно..?
Молодая женщина едва заметно кивнула. И Кадар аккуратно собрал часть ткани и, откидывая ее, вздрогнул, скривившись от смешанного чувства: шока, отвращения и ужаса. Почерневший скелет с остатками плоти…словно бы сожранный изнутри.
- Боже…это же…ещё один…?
- Роберт Галлагер, мистер Кадар. Вы сказали, «мутации – меньшее зло»..
Индианка вернула покрывало на место. - Но до их наступления некоторым придется еще и побороться за свою жизнь.
Они вышли из-за перегородки. Мужчина задумчиво, вернее, шокировано обхватил рукой свой подбородок, а затем повернулся.
- А полковник..? 
Черноволосая девушка-подросток, стоя у криокапсулы, приложила ладонь к стеклу, за которым лежал непривычно бледный и бездвижный главный супервайзер марсианской миссии.
- Кею это все очень не понравится. Если… Когда он узнает.
-  А-а, то есть Старший Координатор был не в курсе ваших «экспериментов»? - Иштван Кадар поднял брови и скептически усмехнулся, тактично замалчивая тему о возможной смерти Каина Найтлорда. – Ему стоило бы заблокировать вам доступ к кораблю…
Лейтенант Саль, встав рядом с криокапсулой с другой стороны, точно так же приложила ладонь к прозрачной поверхности.
- Вам достаточно знать, что Он был против. Поверьте, мистер Кадар, будь полковник здесь и сейчас с нами, он бы ни за что не позволил продолжаться ни этим экспериментам, ни кровавому шантажу ваших «друзей».
- Тебе и твоей «гвардии» придется определиться, на чьей вы стороне. - Найтлорд-младшая повернулась и вперила жесткий взгляд в венгра. - На его или нашей. Если ты не идиот, то не думаешь же, что  я и мой брат оставим, все как есть? Мы выясним, кто конкретно стоит за последней диверсией! Суд будет справедливым, но быстрым. А вот гуманности я не обещаю. Кровь за кровь. Только тогда я прощу второй колонии  смерть Галлагера и его команды.
Глава медслужбы с грустью глянула на ту-кого-все-окружающие считали «маленькой девочкой», затем также пристально посмотрела на высокого темноволосого мужчину.
- Пожалуй, мистер Кадар, сейчас самое время вам задуматься.
- Я уже понял… И прочувствовал, что, чтобы выжить, с законным руководством стоит находиться в «теплых и  дружеских отношениях». Мои люди…
- Не торопитесь с ответом. Лучшим ответом для нас станут ваши действия,
- красноволосая индианка подошла к мужчине ближе и сцепила руки в замок.
- И я даже знаю, какие! – Зеленоглазая Глава научного департамента, прищурившись, запрыгнула с ногами на лабораторный стол, усевшись по-турецки.
- И какие, майор Найтлорд?
- Хотите доказать свои «теплые и дружеские отношения»– пускай твои люди притащат украденный ублюдками Сантена ключ запуска от «Pathfinder’a»! А еще список.. Список предателей среди безопасников.

- Вы хотите слишком многого от меня. Я, безусловно, гений, однако до ваших братьев мне далеко. Ван Сантен в курсе «махинаций» Главы службы безопасности: «насколько» подстроена и продумана была «случайность» во время бури в пустыне, и что, позволив заманить себя в ловушку, подполковник дал вам, Старшему Координатору и Совету время подготовиться к первому бунту.  А ещё  им известно, что сразу по возвращению из марсианской пустыни три недели назад ваш брат уже делал зачистку. Я не вхожу в близкий круг доверия Ричардса, поэтому я не знаю, кто из кротов смог пережить «изощренные репрессии» подполковника, - покачал головой Иштван Кадар. – И вряд ли узнаю. Что касается ключа, конечно, это более материально и выполнимо, но я ничего не могу обещать. Однако, я попробую.

+1

79

Покои Главы Ордена в Северном крыле. Регенерационная комната.
Воспоминания Сет Найтлорд.
Марс: «Эпизод V».

[avatar]http://savepic.ru/14013230.jpg[/avatar]
Действующие лица:  Сет Найтлорд vs. «bad boys from Mars» .
Логлайн:  Марс,  конфликты, разборки, итоги. Заключительная часть.
   

ИМХО

Главное - Идея. Чье появление вызвано  суровой необходимостью  из-за нелогичных итогов истории детей-из-пробирки и провисаний самой Повести:
а) идиотское поведение Авеля на протяжении всего проекта Красный Марс. В здравом уме никто маньяка-психопата и саботажника не допустит до полета в космос, и уж тем более не поставит на руководящую должность, давая власть  над колонистами, и не доверит людскую  безопасность. Такой опасный элемент (сколько бы на него денег не потратили ОН) заслуживает лишь  полной изоляции, а лучше уничтожения, как неудачный результат эксперимента.
Плюс ко всему, люди в своем относительном большинстве (земляне они или марсианские колонисты) имеют тенденцию к преувеличению, приписыванию "врагу" лишнего и к списыванию своих собственных грешков, подменяя понятия и истинное положение вещей,  чтобы на "вражьем" фоне выглядеть не такими уж  аморальными  и кровожадными тварями.
б) неоднозначная личность и характер Лилит Саль. Глядя на итоги Войны Троицы, вывод одновариантный и  прозрачный: что она обладала не только  Праведностью и Знанием, но и столь  жесткими моральными принципами изначально, которые дают право на подобное предательство без зазрения совести. Пожалуй, по внутренним установкам и "вероисповеданию" (несмотря на традиционный наряд индуски) она  была  частично и сикхом, не прошедшей по понятным причинам обряд  вступления в хальсу. Крест - всего лишь символ, "все, что осталось от Наций", "прощальный подарок и наставление" перед отправлением на Марс, а еще "знак отличия", что был у всей четверки, ставший в итоге "знаком" их "единения".   
в)  Сиф-Сес-Сэт. Отнюдь не плюшевый зайка, какающий мотыльками и птичками.
г) отношения между Найтлордами и Саль. Несомненно были сложными, запутанными, болезненными, но все же друг другу они были гораздо ближе.   
Итого:  получилось то, что получилось. Ну и повеселились за их счет, конечно.
Мой нижайший поклон вам, мальчики.

Когда автоматические двери лаборатории закрылись за венгром, черноволосая девушка, ругаясь и понося на чем свет стоит «проклятые глушилки безруких бездарей», смогла настроить связь с близнецом Каина:
- Майор Найтлорд, какого марсианского Дьявола вы не отвечаете на вызовы старшего по званию? – стальным голосом Главы службы безопасности можно было покромсать парочку колониальных бунтовщиков в капусту.
- Хм, дай-ка подумать.. Наверное, потому, что мне искренне начхать, что ты там себе возомнил, - фыркнула Сет в ответ, - или потому, что ты настолько расслабился, что проморгал чертовых ходоков в собственных пенатах?!
- Конкретизируй!
– напряженно уточнил беловолосый молодой человек с тяжелым взглядом потемневших серых глаз.
- Я предупреждала.. У тебя под самым носом клика кротов! Они не только стырили у нас ключ запуска «Патфайндера», на этот раз они ещё и своровали недавно обновленные коды доступа: теперь все, что мы нарыли про инопланетную посудину известно и им!
–Ты уверена?
- сухо уточнил Найтлорд-средний, стиснув зубы так, что заходили желваки.
– Учитывая, что мне об этом поведал лично ван Сантен, припершийся в мою лабораторию 10 минут назад–уверена! – чуть ли не торжественно протянула Глава департамента науки, подперев ладошкой щеку и разглядывая окно связи на экране панели.
- Вы в порядке? Что он от вас хотел? – потребовал ответа Авель Найтлорд.
- В каком ещё, нафиг, порядке?! Я в бешенстве! А Лил чуть не вплавила физиономию Ричардса в энергобарьер! - девушку явно нездорово развеселили вопросы брата. –Желания ван Сантена, кроме твоей мучительной смерти, конечно, крайне просты – ему нужны «бациллы».
- Если бы самоуверенный болван, которого по какой-то нелепой случайности выбрали Старшим Координатором, не полез туда, где ему не место.. – прорычал в коммуникатор младший близнец..
- Если бы Каин был с нами, - вклинилась в разговор до этого молчавшая Лилит Саль, – Гербранд ван Сантен поступил бы хитрее, но утечки информации мы бы не избежали в любом случае.
- Ты обвиняешь в этом меня?!
- Разумеется, нет. Авель, мы знаем, кто во всем виновен. Мы просто должны найти выход.
- Выход был, Лилит, но он не послушал меня! Если бы он не полез на рожон, дал бы мне выполнить свою работу.. Он был бы сейчас жив!
- судя по голосу, Найтлорд-средний едва сдерживался, чтобы не сорваться на крик.
- Он ещё не умер, - почти прошептала индианка в микрофон, встроенный в униформу. – У нас ещё есть надежда. Я чувствую твое горе и твой гнев, Авель.. Потому, что ощущаю то же самое.
- Эйб!  Кей.. Он хотел, как лучше! Полез в пекло, чтобы не потерять тебя еще раз.. Как тогда во время бури. Он никого из нас не хотел терять..Ты же знаешь его - для него это было важно.

- Сейчас это все не играет роли. Я должен разобраться с предателями в моем ведомстве. Так что никто больше не посмеет предавать нас... и наше доверие, - процедил подполковник, заведующий безопасностью базы.
- Ты только не перегни палку, прошу тебя. – Кровавоволосая молодая девушка с печальными желтыми глазами горько улыбнулась.
- Тебе стоило побеспокоиться о судьбе изменщиков, когда ты нашла меня в пустыне! Я много раз давал шанс, когда просил оставить меня в покое и спасаться самой!
- А я много раз говорила, что приказы полковника Найтлорда не обсуждаются. Так гласит Устав нашей Колонии. Тем более, я давала клятву Гиппократа. Каин знал, кого отправляет в спасательную миссию.
- «Спасательная»? Без спецоборудования?! Ты могла только продлить мои мучения! Ладно,
- этот саркастичный разговор снизил немного накал гнева главы службы безопасности. - Си, у меня будет к тебе просьба.
- Ну?

- Ты сможешь изготовить дубликат ключа запуска?
- Аха-а! И как, по-твоему, я тебе его изготовлю?! Я – ученый, а не фея. Ещё и Галлагера нет..
- Что ж.. Тогда молитесь, лейтенант, своему Единому: уж он знает, почему не стоит развязывать мне руки.
- Что ты намерен делать, Авель?
– Глава медицинской службы,  вцепившись пальцами в углепластик компьютерной панели, нахмурилась, не сводя глаз с фигуры мужчины на экране.
- Хочу всего лишь сразу исключить возможность «фатального недопонимания»: если всё-таки Он умрет.. Я не собираюсь никого щадить. Они все заплатят. Все. – С этими словами средний брат отключился от общего канала четверки «искусственных людей».
- Вот это отличный план..– девушка-подросток с 2мя звуковыми бластерами направилась к своему рабочему столу в соседний кабинет своей лаборатории.- Эйб умеет быстро поднять настроение!
- Ничего не потеряно, Каин ещё может очнуться, - с твердокаменной уверенностью в голосе индианка медленно и почти обессилено села на стул рядом с криокапсулой. Но, судя по ее лицу, она очень жалела, что такой же уверенности нет в её разуме.
Когда Найтлорд-младшая вернулась, Лилит, прислонившись лбом к прозрачной поверхности медицинской капсулы и закрыв глаза, беззвучно молилась, в руках держа крест, некогда торжественно врученный  еще перед отлетом со станции.
Черноволосая подойдя к ней, обняла индианку за плечи, прижимаясь щекой к ее спине.
- Си.. Ты можешь обижаться на меня..
- Ммм?
- Но я блокирую вам с Авелем доступ к инопланетному кораблю.
- Пф, напугала.. Мне и старых образцов с нашей последней экспедиции хватит за глаза! 
- Я люблю вас, Си. И боюсь вас потерять.
- А мы –тебя. Но, да, тебе будет тяжелее, конечно, - без нас жизнь не покажется уже такой насыщенной и безбашенной!
- Хмм.. Это да. Но дело не только в этом. Знаешь, Сет... Мне было 4, когда я первый раз услышала, кто я и кем меня видят люди. Тогда мне в первый раз в жизни стало страшно, Си! Я ощущала себя самой одинокой маленькой девочкой во всей Вселенной – более одинокой, чем все дети-сиротки в Индии. Ведь у них когда-то были и мамы, и папы.. Позже мне стало еще страшнее, когда я узнала, что из-за генотерапии мы, оказывается, никогда даже не испытаем, каково это полюбить и быть любимыми в ответ. У нас не будет ни семьи, ни детей. Лишь единая на всех цель и бесконечная работа.
- Эй, ну ты чего?! Так любит вонять только Эйб.. В конце концов,  у тебя давно уже есть мы!
- Да…  Представляешь, как я обрадовалась, когда узнала о твоем появлении на свет? Благодаря тому, что ты самое позднее дитя – я смогла почувствовать, каково это - ухаживать за маленькими, играть и наблюдать, как они растут, любить, как я бы любила своего малыша.. Здесь мне не о чем сожалеть потому, что все вместе мы действительно стали самой настоящей Семьёй - бескорыстно заботящейся друг о друге, надежной.. и даже по-своему счастливой.
- В точку! А уж после «пустыни» - Эйб кар-ррдинально поменял к тебе отношение!
- Перестань. Ты преувеличиваешь..
- Ну конечно! «Преувеличиваю»! Своим бесстрашием и упертостью ты его просто довела до ручки. Так нагло и хамски заставлять чувака жить, вытаскивая за шкиряк с того света – для него это недостижимая планка эсбэшника: раньше он только  себя самым крутым  и считал!
- Брось ерничать. Это моя работа.
- «Это моя работа» - где-то я уже это слышала.. Раз так..миллион!
- Я жалею лишь об одном: что мне не удалось переубедить руководителей нашего проекта не делать тебе 3 процедуры генотерапии сразу. Я могла сама это сделать на Марсе. Когда бы подошло твое время..
- Да ладно! Я давно перестала комплексовать из-за моей «карликовости». Мне уже  24, а я 8 лет как «дерррзкая нимфетка». Да, я – генетический монстр. Но в этом есть свои плюсы. Честно. Меня все устраивает.
- Для меня, Си, ты навсегда останешься моей маленькой и самой милой девочкой во Вселенной.

Эпилог
Удары судьбы, горечь утрат, радость и страх инопланетных открытий - мы  пережили все это вместе. Мы сумели примирить 2 многотысячные колонии на безжизненной планете и даже примириться  с ними в своей душе. Правда, ушло на это чуть меньше века, за который мы успели и повоевать, и подавить парочку кровавых восстания, и разрушить оба жилых блока с кораблем, и отстроиться заново.
Мы смогли создать нормальные условия для полноценного функционирования колониальной базы, так что  вверенные нам астронавты увеличили свою численность до 100 тысяч человек. Это ли не истинное доказательство эффективности 4х специально in-vitro рожденных для этой миссии «сверхлюдей»? Международное общество Голубой планеты могло бы гордиться нами. Даже с колонистами из второй волны мы стали почти такими же дружными, как и с нашими первыми «марсианами», когда только стояли на пороге освоения Красной планеты. А все из-за одного-единственного обещания, опрометчиво данного Объединенными Нациями, и надежды, которую это обещание взрастило на марсианской почве - надежды о возвращении домой. Строительство небывалого  звездного корабля с нуля  стало новой объединяющей Целью, повернувшей стрелку внутреннего компаса у всех этих людей в сторону родной планеты.   Почти 70 лет единое стремление заставляло людские сердца биться в унисон и с верой и трепетным ожиданием устремлять  взоры в марсианское небо.
Мы исполнили свой долг - мы помогли им создать эту возможность вернуться в то место во Вселенной, которое  они звали домом.
Пройдя через все испытания Космоса, и колонисты, и четверо из нас были готовы ко многому. Однако ничто не сможет подготовить к тому, что предстало нашему взору на Земле по возвращении.. Никто  из тех, кто помнил, как было до Армагеддона, не захотел написать истинной правды. И вы не найдете этого в анналах истории «новых землян».
В любом случае, наша работа, труд четверых «искусственных детей-из-пробирки», был окончен. Мы не собирались оставаться среди тех, кто не смог сохранить свой мир в его былом величии. Мы хотели  вернуться на Марс с теми, кто избрал бы этот путь вместе с нами.
Все планы разрушил генетический сбой новосформированного ДНК ранее успешно «инфицированных астронавтов». Мой первый колоссальный просчет, мой первый "смертный  грех". Тот самый поворотный момент, когда именно я – «гений-злодей», кто данный процесс и «запустил» - должна была настоять на обязательном для всех нас  карантине и возвращении на орбиту. К сожалению, спешка и неоднозначность ситуации, как зона водоворота во время шторма, поглотили всех целиком. Потеряв, как в зыбком тумане, изначальные ориентиры, мы сбились с пути. И я, и братья вместе с отвергнутыми этой земной Цивилизацией астронавтами,  мы захотели во что бы то ни стало «добиться справедливости», доказать, как ошибочны суждения «новых землян».
И попались на извечный крючок богов войны и мести..
Оставив Лил дожидаться нас на орбите, я допустила второй.. фундаментальный промах. Мы всегда действовали сообща, поддерживая друг друга,  спасая от  неверных шагов и непоправимых ошибок, которые могли привести к неизмеримым катастрофам. Я могла бы находиться на  Ковчеге рядом с ней, не давая и шанса посторонним и их мировосприятию повлиять на ее решения. Я знаю, что каждый делает свой выбор сам. И у каждого из нас он был, и мы его сделали..по ситуации. Поэтому нет ничего удивительного в том, какой путь в итоге избрала она. Мы все знали ее принципы, ее стремления – в этом была вся ее жизнь. Но как бы  это не выглядело со стороны для «новых землян» и оставленных ими хроник –для  нас не было более ужасного поражения, чем это, более жестокого и зверского преступления перед нашим прошлым, нашей историей, потомками Объединенных Наций - Первого, достойного, а потому и Истинного Человечества, рожденного на 2 планетах Солнечной системы.
Мое третье и последнее масштабное упущение состояло в том, что, полностью погрузившись в боль от предательства, заигравшись в земные войны и месть, как ученый и как «кость от кости», я перестала присматривать за своими братьями. Особенно за старшим. Я проглядела то опасное критическое состояние, до которого мы сами Кея и довели, позволяя нести эту чертову ответственность, сделав его острием меча, центром нашей злости, ярости и «борьбы за справедливость», продолжая осквернять и без того  многострадальную планету. Я совсем не заметила, что он устал, морально выгорел и предоставил вирусу возможность взять контроль над разумом. Я не остановила его, не подставила свое плечо, не напомнила про альтернативу этой бессмысленной бойне - вернуться на Марс, как мы и собирались.
Да, это позорная страница в истории колонистов. В нашей истории.   И, уверена, мы все не любим ее вспоминать, но их земные анналы, будучи переполненными теми  ужасами,  уродствами и чудовищной бесчеловечностью нашего «тройственного лика» в этой войне, никогда не позволят забыться.
Теперь, спустя почти тысячу лет, мы все друг другу обязаны кровью, жизнью.. и смертью. Каждый должен каждому. И сила нашего гнева и обиды прямо пропорциональна совокупной силе некогда вероломно преданного доверия и привязанности, что оказалась непреодолимой даже для тысячелетней ненависти. Похоже, «круг» в нашем «квадрате» замкнулся.
Так много слов, чтобы попытаться унять старую боль и стереть  рубцы.. И так велико понимание, что их количества не хватит, дабы  всецело исцелить память и душу.
Мне жаль вас, люди планеты Земля.
Ибо мой долг перед вами выплачен сполна.
Это говорю вам Я, Сет Найтлорд.
Да, за моими плечами непомерная ноша из собственных ошибок, кровавых прегрешений и мук совести.
Но именно вас я виню в уничтожении всего, во что я некогда верила и чем жила. И самого главного - Моей Семьи.
Мы не ангелы, не святые, не всадники Апокалипсиса, не демоны из Преисподней.
Мы – наследие Человечества, родом из ветхого прошлого.  Дети Объединенных Наций и Красного Марса, надежда на космическое будущее для человеческого рода.
И Мы снова вместе.
Пришло время сделать окончательный выбор.
(начало эпопеи====>> ее предыстория====>>)


Я - не жилец,
Но я - не нежить.
Я не вампир, не кровосос.
Я не умею свято верить.
И, знать, до бога не дорос.
Я не расист и не подонок.
Не ведая, куда иду
Я дань плачу.
Мой путь так долог.
И я когда-нибудь найду
Ответы лишь на те вопросы
Ответов на которых нет.
И встречу тех, кто был так дорог.
О ком уже забыл весь белый свет.


(«Я не умею свято верить»
Кутырин Алексей)

Каин ====► Коридоры Северного крыла.

Иллюстрация

Art "a new world" by Galadreamerinn:
http://img13.deviantart.net/88a8/i/2016/366/3/a/a_new_world_by_galadreamerinn-datoly4.png

+2

80

[Германика. Замок РКО. Покои Главы Ордена в Северном крыле. Кабинет.]

Deep in the crumbling walls
The souls of the cursed will fall.
Though kingdoms will fade, decay,
The ghosts of the past shall stay.
Locked away.
Miracle Of Sound — Fires Far

Вокруг него был темный кабинет Главы Розенкройц. Книжные стеллажи, диван, массивный стол и кресла, ковер.. Или всё-таки это была черная от высокой температуры земля, испещрённая трещинами и огненными нитями «крови земли» - магмы? А может, это было огромное зелёное пастбище, использованное средневековыми германскими пастухами? Или строящийся массивный и грубый замок, который будет окружен непроходимым рвом, наполненным до краев грязной водой из протекающей вблизи реки?
Прошлое, будущее, настоящее, - возможные вероятности каждого из них – вот в землю рядом со старым замком – музейным экспонатом Европейского Союза, члена Объединённых Наций – падают термоядерные снаряды, превращая всё вокруг в выжженную радиоактивную пустыню. А вот и сияющий и тонкий, как будто созданный из стекла город, населённый далекими потомками землян из Объединённых Наций..
Коробка. Весь мир теперь – коробка, бесконечно перерастающая в ещё большую коробку, и отображающая кабинет первого крусника в течение всего времени его существованияI.
Тессеракт. Или гиперкуб – четырехмерная структура, которую людям, живущим и ограниченным в восприятии трехмерным пространством, видеть не положено.
«..я обязан сказать тебе правду: твои попытки спрятаться от человечества бессмысленны. Люди снова начинают двигать технический прогресс и размножаться – скоро не останется  такого места, где бы ты мог от них скрыться» - ровно несколько часов назад в этом же месте сказал ему Каин Найтлорд.
Исаак смотрел на этих двоих – себя в недалеком прошлом и одухотворенного космическими идеями Найтлорда-старшего – абсолютно пустым взглядом. Колдун мог увидеть трехмерное пространство в любой момент времени его существования, но на данный момент он больше в нём не находился. Бесконечно молчаливый свидетель всего происходящего в различных эпохах, реальностях и вероятностях будущего.
Ты ошибаешься, Каин. Мне всегда есть, где спрятаться. Тессеракт. Бесконечная рекурсия в замкнутом цикле времени.
«Проект не «прогорел». Они смогли создать варп-двигатель и даже сохранили его для нас, погрузив в гибернацию… Мы действительно можем улететь, Исаак. Отныне  вся Вселенная открыта для нас..»
Вселенная тоже когда-нибудь умрет. Этот мир конечен. Как и гиперкуб.
Есть ли в этом мире хоть что-нибудь, ради чего ему стоит выйти из своей четырехмерной тюрьмы и сразиться с реальностью, принять бой за право оставаться живым существом, а не вечной заблудшей тенью гиперпространства? Подняв свой взгляд «наверх» (ведь должен же быть у этого места «верх» и «низ», пусть и только для фон Кемпфера?), где линии тессеракта, линии всех возможных параллельных реальностей, уходящих в бесконечное множество направлений, стремились в никуда, Магус предавался размышлениям.
«Умный, но такой ..глупый Чудодей..  И.. добрый. Глубоко..в душе. Знаешь…кажется…он мне.. все-таки нравится..» – смеющиеся изумрудные глаза и задорная улыбка, при всей своей заразительности хранящая в себе древнюю тайну.
«Ты для меня тоже часть «семьи», Исаак..» - спокойный и надежный, как скала, доармагеддонский лидер космических путешественников.
Стоило ли ему бороться за них и ради них? И не станет ли им хуже от того, что он рядом? О, ведь он знал, КАКОЙ проблемой он мог  быть..
Время. Гиперкуб закрывается и начинает разрушаться.
И вот Айзек снова здесь, там, откуда и начинал – полутемный рабочий кабинет Каина Найтлорда.
«Исаак. Возьми мою сестру и – как хочешь – прибудь с ней на полигон. Вы должны быть там через десять минут», - ровно 3 минуты и 46 секунд назад сообщил ему Глава Ордена Креста и Розы через громкую связь в своём кабинете.
Растрепанный Волхв опустил взгляд на свои бледные кисти рук: они дрожали.
А ведь ты, Дьявол тебя сожри, знаешь, что это значит, правда?
Чувствуешь, как они плавятся у тебя под кожей? Чувствуешь, как трещат их маленькие платиновые частицы? Твоя хваленая защита рушится. Такая же бесполезная, как и земляной вал перед тридцатиметровой волной цунами..
БЕЗДНА ТЕБЯ ЗАБЕРЁТ.

С момента вызова ноль-первого прошло 5 минут 30 секунд.
Магус совершает механические движения, когда для выполнения действий даже не нужно думать. Отправиться в регенерационную комнату, где плавает полубессознательное обнаженное тело. Отлеветировать тело в воздух и призвать первую попавшуюся тряпку подходящего размера из выделенной 03 комнаты в Северном крыле.
- Хм. Разрушена. А тряпки сгорели.
Значит, халат.
«Меня учили разминировать бомбы в кромешной темноте, имея под рукой лишь ириску и английскую булавку. Я раздену тебя и одену, ни разу не взглянувII» - сообщал главный герой какой-то старой и попсовой доармагеддонской киноленты. Явно не тянуло на нетленку, но наш мозг - странная штука, порой он сохраняет совершенно бесполезную информацию и начисто забывает по-настоящему важные вещи.
Лишь чуть-чуть тронутая загаром кожа была абсолютно гладкой – ни следа от уродливых ран на плоском животе вечной «просто красивой девочки». Похоже, крусник восстанавливал даже загар. Забавно.
7 минут 54 секунды.
Поставить тело на ноги и легким телепатическим прикосновением к сознанию медитирующей Найтлорд-младшей позвать:
[- Госпожа Сет..]
Тишина.
[- Сет, нам пора. Твоя семья ждёт тебя.]
Лишь только темноволосая девушка разлепляет один глаз, холодные мраморные стены регенерационной исчезают в вихре телепортации.
Теперь их ждёт полигон. И Исаак Фернанд фон Кемпфер точно знает, что это именно та черта, перешагнув которую уже не будет пути назад.
Чипы плавятся, часики тикают. Скоро Бездна поглотит тебя..

Коридоры Северного крыла Замка. Цокольные этажи. На пути к тренировочному полигону.
Восемьсот лет прошло. Подумать только: восемьсот. Не десятки лет подготовки космической программы Объединенных Наций, не семьдесят лет мытарств в марсианской пустыне, со смутной надеждой на возвращение домой…нет. Восемьсот проклятых оборотов Земли вокруг звезды по имени «Солнце» без Него…против ста двадцати лет «братских уз». Слишком долго…или напротив – ничтожно мало?
«А ты, кажется, уже начал забывать, что это значит – иметь брата. Брата, который чувствует тебя лучше, чем самого себя. Брата-близнеца, который продолжает словами твои мысли, а действиями твои слова.»
Не забыл. Точнее, вспомнил. В Альбионе. Стоя напротив разгневанного Крусника 02, считающего себя обманутым: ведь это же не по лицу его близнеца скатилась одинокая слеза. Он видел ноль-первого и, кого ты обманываешь, 01 ведь действительно там был…
Серый и пустынный коридор холодного старого европейского «склепа» перестал быть таковым для тонко настроенных эмпатических способностей бывшего полковника Найтлорда: он чувствовал свою генетически идентичную копию даже сквозь толщу камня, титанового сплава и разделявшее их расстояние. Каин позабыл, каково это, быть частью тандема. Не замкнутым на себе полуразваливающимся механизмом: да, изувеченным, да, одиноким…однако у него была только его боль и одиночество! Это неожиданное открытие застало Крусника 01 врасплох, заставив резко остановиться посреди коридора. Недоумевающая и обеспокоенная Лилит Саль позади больше не воспринималась как угроза – он вообще её не ощущал, ведь там была его давно позабытая часть.
И бесстрашный, и упорный экс-лидер колонистов, отважно отправившийся на встречу со своим прошлым, вдруг впервые серьёзно задумался: а стоит ли являться на эту встречу? Так ли уж она необходима? Может быть не следует торопиться, и прошлое потопчется на месте и само оставит нас?
Восемьсот лет он был изуродованным и полуживым, но цельным. Ибо Младший, тот, кто был допущен ближе всех к душе Старшего Координатора, отказался от своей части. Увидел внутреннее уродство Каина и отказался, правда, весьма экстравагантно - определённо, у Авеля был стиль, - спустив его в выходной шлюз космического лифта. Так смывают грязь со своих сапог. Или отходы. Но никак не братьев-близнецов.
«А я ведь видел твоё уродство, Авель. И я принял его» - на языке близнецов это значило «Я принял бы тебя любым, даже если бы ты уничтожил всю планету».
«Потому что ты мой брат, и я всегда буду с тобой» - значит «я люблю тебя».
Любил. Сколько веков, оставив восстановление и управление покалеченным телом наномашинам ноль-один, Каин Найтлорд вел эти бесконечные монологи со своим Вторым? Возможно, что все восемь.
Почти тысячу лет порознь и лишь полтора века вместе. Сколько всего он хотел ему сказать. Как сильно хотел его обнять и умолять простить…или же разбить ему лицо в кровь, доказывая свою правоту.
Хотел. Но всё это было раньше. Намного раньше.
Что теперь имелось в остатке, каким мог стать его ответ на неожиданно продравшие по уничтоженной и забытой связи близнецов эмоции серебряноволосого брата?
«Я устал»
«Больше не твой Лидер»
«Мне больше нечего дать тебе, Эйб. Ты вырос из нашей связи и изменился. Авель Найтроуд не нуждается в «Лидере», напротив, ему теперь необходим свой «Ведомый»…
И это буду не Я».

***
- Всё в порядке? – рыжеволосая индианка постаралась быть как можно деликатнее. Простояв молча позади «подвисшего» пшеничноволосого Главного Супервайзера «Красного Марса» почти десять минут.
- Нет, всё определённо не в порядке, - напряжённо вглядываясь в полумрак пустого коридора перед собой, отвечал Глава Ордена «Розенкройц».
«Но скоро это изменится»
- Идём, нам осталось недолго…

Каин, Исаак Сет ==============►►[Северное крыло Замка РКО. Полигон.]

ПЫ.СЫ.

Пост в кабинете Каина писал Я. Пост от Каина в коридорах писал Каин. Вот такие вот пироги.
[avatar]http://s7.uploads.ru/aMJt6.jpg[/avatar]
I - за помощь с физикой гиперпространства (представления о гиперкубе у современных физиков) спасибо Cain-sama и вот этой статье на хабре. Проблемы Исаака и раскрытие того, кем он на самом деле является, ожидается после судьбоносного разговора четверых крусников.
II - цитата из фильма "Рыцарь дня".
Кусок про мудострадания Кемпфера читать под Miracle Of Sound — Fires Far (Dark Souls 2):

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Rozenkreuz Orden » В комнатах орденцев