Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Остальные стороны Империи


Остальные стороны Империи

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

[Византиум. Анадолу. Кратер на месте административных зданий.] =====►►

[Империя. Брусса. За несколько часов до описанных событий.]

Злыми, беспечными или святыми,
Наша судьба оставаться такими, какими нас сотворило это время,
Ведь хорошо смеется тот, кто смеется последним;
Наш арсенал – железные нервы,
Наша награда – быть первыми из первых,
Наша эмблема покроет тысячи стен…
Мы поставим всех на место – цель оправдывает средства!
Химера - Цель оправдывает средства

После успешной операции по наведению шороха в столице Тсуары Метоселут, и без того немалый авторитет Эндре среди «жёсткой линии» возрос до небес. Однако жизнь в банке скорпионов под названием «поместье Мицкевича» Кузе это не облегчило. Славомир Мрозек, и без того обозлённый на восставшего из мёртвых графа, был просто в ярости: он рассчитывал на провал операции опального графа — тогда его можно было бы поставить на место. А теперь Адам и Леопольд, а с ними и все их сторонники в среде «жёсткой линии», признали Кузе лидером, которого им давно не хватало. Даже герцог Сулейман «почти убивший Императрицу» мерк рядом с ним — после своего возрождения он стал пленником государства, когда как граф Загреба и не думал помирать или сдаваться..
Сейчас Эндре Кузе был вынужден заниматься тем, что просиживал с пятью основными представителями верхушки  жёсткой линии штаны в комнате переговоров. Требовалось обсудить дальнейшую судьбу пленников и позицию противников мира с терранскими государствами.
- Вы не понимаете, граф! Теперь, когда мы захватили госинспектора Асран и капитана Бейбарса мы сможем давить на власть.. Да и не просто «давить», а вытребовать..например, отменить подписание мирного договора с Ватиканом! - Кузе не запомнил имя говорящего, и сейчас он сидел и пытался понять, на кой чёрт Мицкевич притащил сюда этого мечтателя.
- Ну, что за бред? - развалившийся в своём кресле граф Загреба раздражённо цокнул языком. - Я не знаю, кого вам нужно захватить в плен: послов, герцогиню Молдовскую или саму Императрицу, чтобы требовать ТАКОЕ. Никто не будет менять двух нобилей на проблемы во внешней политике. Это так не работает, если вы не в курсе, - фыркнул Кузе.
- Не спорю, мэр Александрии, возможно, переборщил. Но и требовать какие-то мелочи за этих двоих мы не можем — власть и так не воспринимает нас всерьёз..с недавних пор, - недовольно зыркнув на Леопольда Стаффа, парировал Мрозек.
- Вы мыслите глобально — это хорошо, - хмыкнул в ответ жестокий убийца. - Но вы оторваны от реальности — а это уже плохо. Вспомните события буквально недельной давности — ещё вчера вы все тряслись, как бы в ваши домишки не ворвались янычары и не повязали вас. А сейчас вы уже не боитесь их.
- К чему вы это ведёте?
- Адам, хоть и восхищался решительностью Загребского графа, совершенно его не понимал. Помыслы честолюбивого Славомира и туповатого Стаффа были куда как более прозрачными..
- Всё очень просто. Вас мало, а недавние облавы ещё сильнее скосили численность «жёсткой линии». Обменяйте на двух верных Врадике нобилей два десятка неверных, которых они повязали, и вы останетесь в выигрыше в любом случае. Удовлетворить такую просьбу легче, чем абстрактное «не подписывайте мир», когда послы уже выехали, - разведя руки в стороны и торжествующе усмехаясь, изрёк Эндре Кузе.
- Да, но кто будет вести переговоры и выдвинет ультиматум? Этого мафусаила императрицины прихвостни автоматически будут считать за нашего главу, - заметил Славомир Мрозек.
- Ох, ну давайте поговорим о мелочах. Итак, какие ваши предложения на пост лидера? - хохотнул граф Кузе.
- Никто и не думал оспаривать вашу кандидатуру, Ваше Сиятельство, Славомир просто пошутил, - гневно сверкнув глазами в сторону Мрозека, ответил хозяин поместья.
Возразить никто не посмел.
- Принято единогласно? Потрясающе. А теперь обговорим личности тех, кого следует освободить в первую очередь, - оскалился маньяк.
Пока эти участники «бессмысленного и беспощадного бунта» спорили между собой и составляли какие-то списки (предположительно, кандидатур на освобождение) граф Загреба предавался размышлениям.
- Каждый из них с удовольствием меня подставит или предаст. Не то чтобы я кому-то из них хоть на йоту доверял, но сам факт: кто-то с большим удовольствиям и по весьма тривиальным причинам; кто-то будет спасать свою шкуру. Мрозек с удовольствием сдаст меня властям, если ему гарантируют жизнь, свободу и лидерство среди этого болота. Мицкевич поддерживает экстремистов ровно до того момента, пока его семейку и бизнес никто не притесняет. Стоит Империи пригрозить ему проблемами — и он, подняв лапки вверх, сдастся на милость государства и сдаст всех своих..исключительно желая спасти бизнес, себя и родню.. Леопольд идеологически верен, но туп до невозможности — любой двойной агент сможет вынудить его нанести вред нашей компании, причём этот дурак даже не поймёт, что его использовали. Эти два обиженных новичка: александриец и афинянин с нами ровно до тех пор, пока «жёсткая линия» делает то, что им нужно. Афинянин планирует вытащить своего родственничка, попавшего под раздачу, а александриец рассчитывает, что ему дадут вольную на захват земель, близлежащих к нему терранских стран. И после этого они правда думают, что я буду решать их проблемы? Хах, как бы не так. Что ж, аттракцион «предай меня первым» объявляется открытым! Дерзайте, господа нобили, - выстукивая когтистыми пальцами незамысловатый мотив по лакированной крышке стола, размышлял Кузе.
Наконец-то озлобленные метоселяне перестали спорить и пришли к консенсусу: на стол перед заместителем Главы «ЧР» положили длинный свиток, исписанный именами и исчёрканный вдоль и поперёк:
- Вот, кандидатуры наших последователей, которых следует освободить, - кивнул на листок Адам Мицкевич.
- Хм, тут их штук 60 наберётся.. Не многовато ли? С такими запросами власть имущие и слушать нас не захотят. Придётся показательно потрошить князей, - притворно вздохнул Эндре. Все пятеро заговорщиков дружно вздрогнули. Каждый из них готов был кричать громкие лозунги и желать врагам смерти, но лично об кого-либо марать руки они явно боялись и брезговали. Эта реакция ещё больше позабавила графа:
- Ну, надо же, какие мы нежные! Значит, я прав, и вы побастуете и разойдётесь, да? Никто не хочет нести ответственность..
- Список можно подкорректировать, - после минутного молчания выдал Славомир.
- Чудесно. Эту — нет. Последних пятерых тоже вычёркиваем — от них толку как от козла.. Этих двух — точно нет, серийные маньяки и бесконтрольные психи нам не союзники, - черкал в списке Эндре.
- Позвольте, но вы ведь тоже славны жестокими убийствами, как и Кровавый Дуэт из Гераклиона, - ехидно скалясь, встрял Мрозек. Он был рад поддеть нового лидера.
- Это была идеологическая акция: я против терран, мира с ними и вообще их присутствия в Империи Истинной Расы. Эти двое гераклионцев убивают ради убийства. У них нет целей, они делают это для удовольствия. Если вы хотите превратить «жёсткую линию» в сборище худших представителей общества — дерзайте, только подальше от меня, - оскалив клыки, процедил граф Кузе. Дальнейшую корректуру ЗамГлавы «Чёрной Руки» совершал в гробовом молчании. После этого заговорщики разошлись по отведённым им покоям готовиться к приёму.

↕↔↨↔↕
Не покинь меня, не оставь в беде,
Где бы ни был я, на какой земле...
Не оставь меня, будь всегда со мной,
Даже если все вокруг станет вдруг золой.
Черный Обелиск — 1000 лиц

Граф Загреба уже успевший приготовиться к приёму: натянуть на себя парадную имперскую форму в фиолетово-золотой расцветке и посетовать, что в Скопье можно было ограничиться гораздо более удобным классическим костюмом, а не выряжаться в многослойные одежды с дурацкими головными уборами, решил проведать свою напарницу. Оставлять эту бестию одну надолго было чревато..
- Отвык я от Империи, ничего не скажешь, - разглядывая себя в зеркале, подумалось кровавому маньяку. Убивать, кстати, дурацкие имперские тряпки тоже мешали: как янычары умудрялись оставаться эффективными в таких-то нарядах?
После всех этих процедур Эндре спешил отыскать Энтроациокуль: однако в покоях её не оказалось, а один из лакеев, услужливо кланяясь и улыбаясь, сообщил, что «юная госпожа» изволила посетить пленников. Эта информация сразу заставила Кузе напрячься — за каким чёртом девушку понесло в подземелья? Хочет позлорадствовать над поверженным капитаном янычар или наоборот — посочувствовать? Впрочем, гораздо сильнее порывов Радовит его пугали порывы униженных и разозлённых госслужащих, которые точно попытаются достать миниатюрную мафусаилку.
Разблокировав дверь ведущую к камере, в которой содержались князь Картумский и княгиня Киевская Эндре Кузе с порога рявкнул:
- Что ты здесь делаешь? Отойди от решёток немедленно! - увидев, как Энтроациокуль приблизилась передавая какую-то тряпку телохранителю Императрицы, только чудом не решившему схватить пани за руку и оторвать её одним рывком.. Ответив что-то в своём извечном духе, Ядвига покинула тюремный блок, а заместитель Калигарис приблизился к контрольной панели и проверил показатели, высвеченные на экране — он должен быть уверен в том, что эти двое госслужащих никуда не сбегут.
- Что я вижу, - насмешливо протянула закованная в противомафусаильские цепи Астароше. - Ты так трогательно переживаешь за эту малявку. Неужели она что-то значит для тебя?
Услышав подобные речи от одурманенной жаждой мести за Лёна Яноша Асран в любое другое время  Эндре бы позабавился. Они бы позабавили  его, если бы..не были правдой. И впервые страх за другого человека сковал графа — это не было заметно внешне, кроме застывшей над сенсорной панелью управления руки, которая до этого набирала какие-то команды.
- Тебе показалось, Асран. Ты как всегда невнимательна, - с секундной заминкой обернувшись к пленнице, выдал граф Загреба- Эта..девица, дочка одного из влиятельных аристократов. Он настоятельно просил приглядеть за ней..и будет о-очень недоволен, если с ней что-то случится, - зловещим голосом закончил Эндре.
- Не смей впутывать её в наши дрязги, ведьма! Слышишь, не смей! Она не должна пасть жертвой твоего гнева..только не она, - сверля госинспектора гневным взглядом, как мантру про себя  твердил жестокий убийца.
- Пфф, больно она мне нужна, - фыркнула Астароше. - Чего ты добиваешься, Кузе? Ты правда думаешь, что сможешь что-то вытребовать у Императрицы за наши жизни?!
- Почему нет? Без вас она-  как без рук. Главбез и муниципальный Наблюдатель — неужели ей правда так безразличны собственные «дети»? Вряд ли. Боюсь, что представители власти всё же пойдут на сделку с совестью,
- неприятно улыбнувшись, отвечал граф Кузе.
- Ах ты мразь! - взревела девица и попыталась кинуться на мерзкого мафусаила. Но цепи не дали её даже приблизиться к пылающей решётке. - Да я лучше сдохну, чем стану твоей приманкой..ещё раз!!
- Нет-нет, дорогуша. Умереть тебе никто не даст — мы же хотим продолжить наше веселье? Кто-то же должен меня «догонять»,
- мерзко оскалившись, парировал Эндре. - Сиди-ка лучше здесь, хорошо кушай и жди последнего звонка.. Твой час пока не пришёл, - резко развернувшись, граф Загреба покинул помещение. На выходе он выставил максимальные параметры защиты — ему не нужны были сюрпризы.

↕↔↨↔↕
Эндре Кузе догнал свою напарницу на полпути к парадной зале, где уже собрался весь цвет заговорщиков Империи. Граф Загреба собирался устроить девице допрос с пристрастием, какого же чёрта она сунулась в камеры пленников — на пульте управления он увидел запись, в которой полячка не просто стояла рядом с прутьями, но отключила их и прошла внутрь, подойдя к пленникам чуть ли не в плотную.. Но закончить ему не дали — его окружили Мицкевич, Стафф, Мрозек и двое из пограничных частей Империи.
- Нам пора идти,  Ваше Сиятельство! Все ждут только Вас, - подобострастно склонившись и заглядывая в глаза убийце более 300 терран, сообщил хозяин поместья.
Кузе скривился, но вынужден был отстать от Энтроациокули, отложив вопросы на потом. Но вот отойти от себя далеко он не дал:
- Будь рядом, - не разжимая губ, процедил он. - Ты как бы мой секретарь..
Толпа, которую он видел поверх голов стоящих впереди заговорщиков, совершенно не приводила его в восторг: боготвори его так имперские бунтари, когда он только начинал свой путь к Олимпу экстремизма, он был бы счастлив как никогда.. Но сейчас, после успешной работы в Македонии, где он делал и добивался значительно большего, чем  «жёсткая линия» за всё время их существования, он чувствовал скорее усталость и лёгкую неприязнь ко всем этим надутым индюкам, который сражались с ветряными мельницами и мечтали о светлом будущем. Речь Адама его позабавила — он уже стоял у руля «жёсткой линии», пока его не сменил герцог Львова, воспользовавшись его «кончиной» - так что назвать его «новым» лидером было глупостью. Когда экстремисты расступились, чтобы дать ему выйти вперёд и «насладиться лучами славы» граф Кузе понял, что от него ждут каких-то слов..воодушевляющей речи.
- Мне нечего им сказать. «Расходитесь домой, всё, что вы делаете — бессмысленно» вряд ли их обрадует, - мысленно мрачно хмыкнул Эндре.
- Власть Империи  не привыкла ни с кем считаться. Свобода здесь — не более чем громкое слово. Ни я, ни вы не согласны с этим мириться. В этом мы похожи. Если мы будем едины, мы будем сильны: решительны, смертоносны, непоколебимы! Нас не остановят попытки власти нас заткнуть. Терраны должны знать своё место, страны Старой Европы — тоже. Никто не будет указывать нам, как жить. Вы со мной? - не особо веря в то, что он говорит пафосно прокричал Эндре Кузе. Аристократы разных мастей провыли «Дааа!!», и приём можно было считать официально открытым. Сторонники жёсткой линии поспешили прикоснуться к ново-старому герою: мафусаилки томно заглядывали в глаза и пытались ухватить за рукав, метоселяне хлопали по плечу, спине и куда дотягивались. Внутренне граф морщился — он не терпел панибратства и посягательств на личное пространство, но приходилось широко улыбаться и благосклонно кивать. Ядвига Радовит, воспользовавшись нахлынувшими поклонниками куда-то слиняла: граф Загреба заметил её живо общающуюся с каким-то русым мафусаилом, активно жестикулирующим, у столов с разнообразной снедью. Заместитель Валии сделал себе мысленную пометку: узнать кто это, чего ему нужно и где закопать его труп в случае ЧС.
Заметив взгляд графа в сторону шведского стола, кто-то из «поклонников» сунул ему в руку бокал с элитным вином. Во всей этой суматохе Эндре приметил своего бывшего секретаря — про Зорана очень долго распинался Славомир, который, походу, вообще не любил всё загребское. Доверительных отношений между ним и Йованом действительно никогда не было — Зоран молчаливо его не одобрял и держался в стороне, хоть обязанности свои исполнял отменно, а Кузе не привык никому доверять и подобное поведение управляющего его только ещё больше бесило. Впрочем, резко сбледнувший с лица текущий управитель Загреба навёл графа Кузе на мысли, что следовало бы держать с ним ухо в остро.
- Если Императрица не свела счёты с секретарём и вторым человеком в Загребе после опального графа и убийцы, значит это неспроста, верно?

Славомир Мрозек, Адам Мицкевич, мэр Александрии и афинянин =====►Византиум. Сектор восточного берега. Портовые окраины.

OFF

*хмыкает в ответ на реплику Фюрера* Ну-с, экшена может особо и нет, но зато какие интриги и эмоции, вах!
[avatar]http://s018.radikal.ru/i516/1508/b0/a29735a82924.jpg[/avatar]

+1

22

[avatar]http://savepic.ru/12023600.jpg[/avatar]
Все ещё поместье Мицкевича. Брусса.

Как только мужчина отвлекся и перестал клещами стискивать руку, Энтри незаметно ускользнула. В принципе, в этом месте ей на этот вечер делать было нечего, и когда девушка решила свалить из поместья прогуляться в город, её вниманием завладел один мафусаил. Точнее, оружие, которое висело в ножнах у этого мафусаила на поясе с двух сторон.
- Пан нездешний? – сразу беря быка за рога, невозмутимо вклинилась в беседу троих аристократов у стола с изысканной имперской снедью низкорослая блондинка.
Светловолосый мужчина с короткой стрижкой, медовыми глазами и славянской внешностью учтиво поклонился  «даме» в мужской одежде.
- Не сомневайтесь, так и есть. Мы раньше встречались с панной? Хотя вряд ли. Такую прекрасную панночку и не запомнить – за мной таких грехов не водилось!славянин повернулся к скептически шушукающимся двоим  имперцам и вежливо откланялся.
- Вы бывали в Ягайло? – Продолжил знакомство мафусаил.
- Ага. Проездом. – Криво усмехнулась девушка. – Ваше оружие…
Славянин приподнял бровь и искренне улыбнулся, наблюдая, каким жадным взглядом смотрит на меч сия дама.
- Корда «антенного типа»! Такой вид оружия  за пределами герцогства неизвестен... Мафусаилу пришлось повернуться так, чтобы девушке было удобней разглядывать. – А это…это же «Малх»!
-Вы меня как будто в чем-то  обвиняете.. На самом деле, «мы с ними» действительно приехали  из Ягайло. И все на законных правах, могу поклясться…
- Обвиняю?? Аха-ха! Что за нонсенс! Да и  моветон..в таком-то обществе. Охо-хо!
  – притворно воскликнула блондинка, а затем внезапно окрысилась. -  Откуда у пана «Малх», когда его быть не должно?!
- Стоп-стоп! – Подняв руки в «сдающемся жесте», мужчина  растерялся от такой резкой перемены настроения собеседницы. – Дайте мне 2 минуты, и я попробую исправить начало нашего знакомства. Выйдем в сад?
- Выйдем. Не сумеешь залапшить мне уши за 2 минуты, и я твои отрежу за парочку..секунд.
- Даже так? Какая грозная панночка..
- Итак.
– В лунном свете на дорожке садовой аллеи стояли  двое. – Здесь меня знают как  Кшиштофа  Собеского из герцогства Ягайло, коим я и являюсь. Приехал я…ну, скажем, по обмену изучать здешние методы подпольной борьбы. Со мной разобрались? Хорошо. К корде из Ягайло у панны претензий вроде не было. Не было же? Тоже хорошо. А вот к мечу «типа  Малх» были. Какие?
Девушка, скрестив руки на груди, исподлобья взирала на «славянина».
- Ерундовые, на самом-то деле. Настоящий  «Малх» имеется всего лишь в единственном экземпляре. И хранится он в оружейной гетмана самого князя. В Богемии. НЕ в Ягайло.
- Пан Вальдштейн – гетман в отставке. И уже давно вообще-то. Но это всё детали.
– Теперь пришел черед мужчины скрестить на груди руки. –Так-так! Зато всё прояснилось! Пани обвиняет меня в воровстве, в подлоге, измене и мало ли в чем ещё?
- Смекалистый...чертяка!
-  Оскалилась девчонка.
- Если вы настолько осведомлены, тогда вам не трудно, наверное, отличить копию от подлинника?
- Дело не в подделке. Оставь себе эту  дерьмовую зубочистку!  Вот только…
- Что? Не стесняйтесь, восполните мои пробелы, уважаемая!
- Заполнить твои дырки могу только гвоздями, хочешь? А вот таскать её и хвастать с павлиньим видом – оскорбление, пускай и бывшего, но все-таки гетмана Богемии. «Малх» - не просто мощный артефакт, к которому эта…шняга шняжная отношения не имеет, а знак отличия конкретного аристократа за заслуги перед отчизной. Подскажи,  а то я никак не пойму – ты недоструганный ягайловский патриот или просто беглый плюшевый дурик?
-  Вот это уже оскорбление пошло! Мне безразлично,  в каком государстве проживает достойнейший герой своего времени! Я глубоко уважаю Альбрехта Вальдштейна, так как вырос на рассказах о его битвах….
- А, понятно. Любишь сказки – на здоровье! Это твой личный интимный плезир. А выставляешь себя на посмешище зачем? Так, просто любопытно!

Собеский кривился, но  почему-то все ещё терпел хамскую грубость этой «дамы». Возможно, он бы, наконец, дал ответ, столь трепетно ожидаемый Ядвигой. Уж больно ей хотелось врезать по его славянской морде. Не, неприязни она не ощущала, просто он был соотечественник. А врезать соотечественнику – святое. Глядишь – там и до братания недалеко. Всё не одной квасить местный алкоголь. Ну, правда. Но частичная. С некоторых пор, всё, что относилось к предавшей её семью «родине», вызывало у Ядвиги, мягко говоря, сильное недоверие.
Но тут события развернулись совсем иным концом. Где-то послышался вскрик и рыдания. Далее донесся гомон веселых голосов, вполне возможно, что и пьяных вдрызг. Затем  на аллею выбежал человеческий ребенок лет 10 в подранной окровавленной одежде, и,  захлёбываясь слезами, спотыкаясь и падая, понесся к живой изгороди сада.
За ним пронесся гортанно хохочущий мафусаил.
- Вы тут совсем все… сбрендили…- прорычала Этроациокуль и бросилась через кусты за тем дуэтом.
На бегу швырнув по ножу в обе пятки преследователя, она получила пару секунд форы и первой настигла ребенка.
- КАН?!? Какого..черта..- схватив мальчишку в охапку, она попыталась осмотреть его раны, которые оказались многочисленными – на руках, предплечье, шее… даже ноги были покрыты следами укусов. Очевидно, что развлечение должно было быть долгим, так как раны были не глубокими и не задевали главные артерии. Однако мальчишке с рынка, который торговал с Арсланом, и этого хватило: он находился в состоянии болевого шока, и всё норовил вырваться, Ядвигу он не узнавал, да и немудрено.

Брусса.

-Оба выродка должны были свалиться с убойной дозой яда. И никогда больше не встать. И все те, кто посмел бы заступиться за их грязные душонки.
Эта жесткая линия, по мнению Радовит, оказалась гниющим куском плоти на теле живой и, в принципе,  прекрасной  в своей гармонии  Тсуары Метоселут.
Пировать  кровью… и кого?! Детей!  Звери! Адово отребье... Подобные им отбросы общества должны быть уничтожены! Вернуть бы их обратно…в ад!  Мне…  уподобиться инквизиторам?!  Их мучительная смерть. Этого. Стоит.

Повторного приглашения  от Кузе не понадобилось:  перемахнув ограду, Энтри понеслась на сверхскорости прочь от поместья, в город.  Была уже ночь, огни города сверкали ярко, и на чистом звёздном небе сияла полная луна. У первых же домов Бруссы она приметила кучкующихся подростков.  Выглядели они грязными и помятыми. И  агрессивно настроенными. 
- Опустил пращу немедленно! Камни на землю! Ну же! Мозги поотшибаю!
- Это же…Кан!
- Кан!!
-Он мертв?!
- Ещё нет. А будете тянуть время - точно подохнет! Мне сейчас некогда – нужна куртка, рубашка или плащ! Все равно что - и быстро! Передайте Арслану …из этой.. винной лавки – Кану срочно нужны бинты и медикаменты! Буду ждать в Башне. Чего вылупились? Оторвали конечности и пошпарили! Так, давай сюда свои тряпки.. А теперь проваливайте!
- Ты выпила всю его кровь?!
-Тсссс-шшшшш.. Пошшшшшел проооочь…
- Не будь идиотом, Зеки!! Она его спасла! Уходим!  Как вас зовут, госпожа?
- Так и зовут. С…этими…как их…круглые шары.. С апельсинами! Тупица Арслан…орехи ему в почки! Додумался, туполобик..

Зеленая Башня.

Перевязав и остановив кровь по возможности порезанными на ленты рукавами отданной куртки, мафусаилка завернула ребенка в плащ и, сидя на холодных каменных плитах крыши Зеленой Башни, прижимала отключившегося Кана к себе, чтобы хоть немного согреть. Мальчика нещадно лихорадило.
Гнев, злость и ненависть составляли основной коктейль её эмоций.
- Ррррррррррррррах! Замкнутый круг! Учитель…А был ли он мне учителем?! Этот…Атеро! Просто Атеро! Он поддерживает недорезанную ведьму Калигарис с самого начала. А если все, что здесь происходит в её интересах … Достаточно! Рррррр! С меня довольно! Вот оно какое, значит, истинное лицо этой штопанной Черной Руки. Взрывать…топить в кровище. У меня оно все и так было. Дома.
Радовит вспомнилось недавнее знакомство с Собенским.
- Что же там происходит, раз он сбежал… «получать опыт»? Стоп!! Тогда об этом не стала задумываться.. Но. С чего вдруг ОН меня так.. легко отпустил?! Либо это была запланированная взаимовыгодная сделка…или  дядя Альбрехт меня убрал…заботливый трухлявый пень, Малх ему в печень!!
Кан застонал, и Ядвига, вынырнув из воспоминаний, осознала, что рефлекторно слишком сильно сжала ребенка в объятьях. Где-то внизу осыпалась крошка старых кирпичей – кто-то, пыхтя и торопясь изо всех сил, лез наверх. Из-за выступа плиты показалась кудрявая голова смуглого террана.
-Пришел, как только ребята сообщили! Как он?
- У тебя бы кровь высосали – ты бы как был?
- Понял. Могу я узнать, кто это сделал?
- Ну-ну! Глазищами как засверкал – а вдруг это я? И что дальше?
- За идиота не держи! Не ты это. Жесткачи, да?! Эти мрази..ублюдки совсем рехнулись!!!
- Иди перебесись в уголке, сама раны обработаю ..
- Уже прошло.. Давай, я подержу!
- Всё! Тебе помочь спустить?
- Не стоит! Там внизу наши..короче, лучше им тебя сейчас не видеть. Если что подхватят.

Подростки-терране, стоя на выступающих из основной кладки блоках, передавали «по живой лесенке» ребенка друг дружке. Как только Кан очутился на земле – большая часть их сразу помчались вручать потерянное сокровище поседевшем родителям.
Однако Арслан забрался на крышу обратно.
- Я у тебя в долгу. Спасибо. «Госпожа..»..
- Только вякни ещё раз эту кличку – разобью к чертям собачьим твою смазливую рожу.
- Вы как всегда бесподобны, моя госпожа!
  - Усталая, но вполне счастливая улыбка белозубо блеснула  на темной «смазливой роже» террана. – Знакомство с вами для меня честь. Позволите? – Парень протянул к ней руку, и немного посомневавшись, полячка решила её пожать. Но Арслан, как выяснилось, слукавил и, опустившись на одно колено, поцеловал ладонь беловолосой девушки.
- Выпендрился?! А теперь моя очередь!Радовит врезала ему кулаком в живот, так, не сильно. Терран согнулся, сипя и пытаясь восстановить дыхание.
– Госпо..жа… всегда может… рассчи…тывать… на меня!
- Ты сегодня ещё и полетать хочешь? – Скрестив на груди руки, Энтроациокуль иронично зацокала. – Проваливай.
Когда силуэт мальчишки скрылся в подворотнях, Энтри  села  на край каменной плиты, свесив ноги, и удивленно уставилась на «замусоленную» терраном ладонь.

+2

23

Дополнения к посту

Об откровениях Кузе про семью. Это ваще даже близко не около канона. Там, где искал я, ничего вразумительного про Эндре нет. Официальная позиция такова: да, маньяк, да, любит мучать и убивать, завалил Яноша и 300 терран, хотел укокошить Папу и обижал Асту. Ну, сотрудничал с РКО, разумеется. Но почему он стал психом и маньяком? Канон умалчивает. А уродами таки не рождаются - их воспитывают..ну, или не воспитывают. А уж с чего такая ярая ненависть к терранам и Ватикану, ведь Империи он, в принципе, не так уж вредил, вся его агрессия против конкретной расы. И на Ватикан он неспроста так обижен. Так что, данный опус полностью на откуп моей больной фантазии.
И таки да, происходящее в Зелёной Башне писалось вместе с Сет-чан.
[avatar]http://s017.radikal.ru/i412/1508/65/b1a55238c566.jpg[/avatar]

[Всё тот же приём в Бруссе.]

Я не шучу, не играй со мной.
Слезы на глазах не спасут, их поглотит зной.
Прочь уходи, не искушай судьбу.
Ты еще не жил, но уже ты на шаг в аду.
Химера - Не зли меня

Имперские аристократки вешались на «героя дня» почище куртизанок — каждая считала себя неотразимой, и что именно её «явление» озарит тёмный путь экстремиста радостью. Маловероятно. Явление только одной особы, конкретно сейчас слинявшей с каким-то поляком в сад, могло поднять настроение графа Кузе. Разговоры с многочисленными представителями «жёсткой линии» так же быстро наскучили: они не заявляли об этом прямо, но по их полунамёкам было понятно, что они ждут революции, которую им преподнесёт на блюдечке Эндре. И чтобы непременно без жертв с их стороны и как можно скорее. Заместитель Главы «ЧР» посмеялся бы над этим, не будь это так печально. Македонцы куда больше имперцев были готовы трудиться во имя достижения своих целей.
От скуки и раздражения на окружавших его сепаратистов Эндре Кузе отвлекла загомонившая молодежь, которая повалила в сады «Щас там драка будет, пошли глянем!» Граф, может быть, и проигнорировал такие развлечения молодняка, если бы до этого в сад не отправилась Ядвига: был велик риск, что боевая девица решит в ней поучаствовать..
- А вспоминая Скопье перед нашим отъездом — не факт, что зачинщиком драки не является она сама, - про себя ухмыльнулся Кузе.
Выйдя в «райские кущи» адамова поместья Эндре застал следующую картину.
На траве валялся молодой мафусаил, который, чертыхаясь, вытаскивал ножи из пяток, с другого края, недружелюбно прищурив алые глаза в боевой стойке стоял другой мафусаил, а в центре этого безобразия царила ощерившаяся и прикрывающая собой воняющего кровью терранского ребёнка Ядвига Радовит.
- Наваляй этой выскочке, совсем оборзела! - обиженно пронял тот, что с ножами в пятках.
- Ты что-то попутала, девочка? - хищно оскалился другой участник кровавой оргии. - Если тоже хочешь — могла бы просто попросить..
- Кому это вы тут собрались «навалять»?!
- ледяным тоном возвестил опальный граф, расталкивая собравшихся зевак. Глядя на агрессора, посмевшего угрожать его избраннице сквозь кровавую пелену, застилавшую глаза, Кузе сам не заметил, как активировал щит Эгиды и восемь модулей взвились вокруг него. Мысленно он уже представил, как направляет их по обе стороны от этого глупца и резко активирует, заставляя поля сблизиться и расплющить ублюдка — кровавое месиво из его внутренностей, пожалуй, ОЧЕНЬ порадует его..и его наваждение.
- Эта..малявка напала на моего друга, только за то, что он гнался за сбежавшим грязным терраном, - презрительно скривившись, ответил метоселянин.
- Ты что-то имеешь против моего секретаря? Оскорбляя её, ты оскорбляешь меня, - обнажив передние клыки, прорычал Эндре Кузе. - Только тронь её, и твои внутренности не ототрут и за неделю ты познаешь силу моего гнева.
- Но это всего лишь терран..мы хотели сделать вам сюрприз! Вы же сами их ненавидите, - словно наказанный ребёнок принялся оправдываться кровососущий мафусаил.
- Сюрприз? Это, - небрежно махнув в сторону полуобморочного детёныша террана, - ваш сюрприз?! Да вы, верно, что-то не поняли: я НЕНАВИЖУ терран. Всех их и их части: кровь, плоть, кости. Не раздражают меня разве что мёртвые. Я не пью живую кровь, - всё так же агрессивно скаля удлинившиеся клыки, прорычал граф Кузе.
- А ты, - обратился новый лидер «жёсткой линии» к пани Радовит. - Забирай это отродье и убери его отсюда. Живо! - пресекая возможные пререкания рявкнул Энтроациокули Загребский граф.
После чего он вновь обратил своё внимание на молодого вампира, к которому подтянулись другие участники «кровавой оргии»:
- Если вы считаете, что уподобление животному, пожирающему всякую падаль достойно нобиля Империи, и делает вас сильнее или лучше -  проваливайте отсюда. Мне не нужен тупой скот в последователях. Если бы я хотел таких соратников — я бы набрал терран, - скривившись, презрительно выплюнул ЗамГлавы Чёрной Руки.
- Но это же всего лишь терраны, - пискнул кто-то из коалиции бестолкового молодняка. - Что плохого в том, чтобы их немного..покусать?
- Что плохого?! Вы совсем тупицы? Вы же воровали детей из Бруссы, не так ли?
- зловеще понизив голос и опасно сощурившись, уточнил жестокий маньяк.
- Да, - донеслось растерянное с галёрки.
- Глупцы! Как быстро родители этих грязных терранов заметят пропажу своих детёнышей? Как много времени им понадобится, чтобы начать их поиски? Как быстро янычары сопоставят два и два, что их могли похитить именно сторонники жёсткой линии? И как быстро смогут  убежать все присутствующие из поместья, когда сюда нагрянет облава? - ехидно хмыкнул Эндре. - И самое главное, кто из вас, тупоголовые скоты, сможет предоставить нам безопасное убежище, где мы будем близко от центра, но вне досягаемости длани государства?! - последнее он почти проорал. Идиотизм окружающих его метоселян знатно утомил заместителя Калигарис. Молодняк от вопля Кузе дружно вздрогнул и сбился в кучку — в гневе Эндре был жутким, а зажёгшиеся красные огоньки на металлических шариках «щита Зевса» уверенности так же не добавляли.
- И что же нам делать? - вякнул раненый Ядвигой вампир, уже успевший регенерировать свои раны.
- Всех, кто ещё жив — отпустить где-нибудь по-дальше отсюда. Пусть думают, что на них напала шайка разбойников — не так уж далеко от правды, - насмешливо усмехаясь, подметил граф Загреба. - Трупы — уничтожить, комнаты отмыть. Выполняйте.
Молодёжь кинулась в рассыпную, чтобы как можно скорее выполнить приказания бешеного лидера. А Эндре Кузе развернулся к выходу из садов, чтобы отыскать свою напарницу. Но путь ему преградил Адам Мицкевич:
- Граф, наши союзники желают узнать, когда и как вы объявите ультиматум Императрице?
- Передайте «союзникам», что этот вопрос мы решим завтра. А теперь позвольте мне отыскать моего секретаря,
- криво усмехнувшись, Эндре сдвинул хозяина поместья со своей дороги и пошёл прочь..

[Окраины Бруссы. Зелёная Башня.]

But there never seems to be enough time
To do the things you want to do once you
find them
I've looked around enough to know
That you're the one I want
To go through time with
Jim Croce - Time in a Bottle

Прислуга не заметила, куда направилась сбежавшая с малолетним терраном напарница Кузе. Впрочем, граф решил проверить уже известное место: Зелёную Башню. Если полячка встречалась там с каким-то терраном, промышлявшим подпольным распространением алкоголя, вполне возможно, что и этого детёныша она потащила именно туда.. Посему Загребский опальный граф направил свои стопы именно к окраинам Бруссы, где находилась Башня.  В тени мощных дубов Эндре переждал, пока процессия из терран разных возрастов, среди которых он приметил старого знакомца-подростка, а так же покусанного ребёнка, замотанного в какие-то тряпки, одна из которых подозрительно напоминала плащ Радовит. Самой хозяйки плаща Эндре Кузе среди них не увидел, впрочем, толпа не выглядела так, будто только что подняла на вилы «кровожадного монстра». Поэтому после того, как группа терран стала размытым пятном на горизонте, опальный граф направил свои стопы к Башне. И не прогадал — Энтроациокуль действительно оказалась там.
- Ты не должна была этого делать, - спокойным голосом обратился Кузе к напарнице, воспользовавшись своим щитом как летучей платформой (активировав щит Эгиды, граф встал на него и приказал модулям поднять его до разрушенной крыши строения).
- Я тоже не одобряю подобной дури у молодняка, но ты повела себя много хуже — ты поставила всю операцию под удар из-за человеческого детёныша!

Блондинка закинула голову к небу, делая вид, что всем довольна и просто любуется звездами.
- Гы-гы! Естественно. Кто ж ещё? Не выродки же, жрущие детей, как во времена Апокалипсиса. Никто бы не заметил  пропажи человеческих детенышей, а зачем? Это норма, для того их и рожает ваше имперское мясо. И уж точно не старожилы-жесткачи, которых вашество ласково потеснило, выставив их посмешищем и преотличной мишенью - у тебя же здесь ни шиша: ни земель, ни дома, ни  толпы спиногрызов. И даже ни важные шишки, которых взяли в оборот! А вот я… Меня можно и за идиотку держать! Вон, почетная должность у меня даже есть – «добидок -секретарь графа», так в чем проблема?! 

Граф Кузе уставился на свою напарницу..удивлённо.
- Ядвига, дорогуша, а ты зачем пришла в экстремистскую организацию под громким названием? Голубей пугать? У твоей македонской «госпожи» были и земли, и дом в Империи. Только вот где она сейчас? И чем занимается? Империя — это не рай. И проблем в ней навалом. Но если тебя пугает кровь и взрывы — то чего ты пришла в «ЧР»?! Ради Атеро? Так у него есть другая, - на последних словах Эндре едва не сорвался на крик. Если только Радовит действительно влюблена в Атеро..это бы многое проясняло. И совершенно бы подкосило Кузе.
- И я не держу тебя за идиотку, - процедил Загребский изверг. - Но порой ты вполне оправдываешь этот термин..

Слушая всё это, Радовит закрыла глаза и склонила набок голову. Губы мафусаилки растянулись в ухмылке. А затем, снова закинув голову к звездам, неудержимо расхохоталась.
- Аха-ха! Шикарррное сравнение! Ахе-хе! Именно этим… Калигарис и занимается.. Вы все тут…гоняете… чужих голубей.. Мбва-ха-ха!  Бессмысленно… и…аха-ха!  Беспощадно!!
Резко посерьезнев, Энтри встала и положила руки на пояс.
- Ты попал в точку! Мне не интересны дела твоей драгоценной «македонской госпожи». Мои же мотивы тебя не касаются. А свои убогие домыслы  выскажешь при встрече лично… Атеро.
Девушка развернулась, чтобы уйти и остановилась.
- Хотя… Знаешь: по сравнению с тем местом, откуда я родом, Македония и даже Ватикан – адекватные территории: кто друг и кто тебе враг высчитать не так уж трудно. А вот  Империя.. Тсуара – самый настоящий рай! Я бы мечтала здесь родиться и жить..не будь я уже такой…кхм..нечистой.
Задумчиво посмотрев на огни города, Ядвига нахмурилась:
- Пожалуй, ты, хоть и двукопытный, а все же прав. В своем аду и черти роднее.

- Рай? Только пока ты твои интересы не пересекаются с государственным. А так — то же тоталитарное государство в стиле..Ватикана, - последнее слово граф Загреба презрительно выплюнул. - С той лишь разницей, что здесь главнее метоселяне, а не терране. И ты ошибаешься, если думаешь, что в Тсуаре Метоселут всегда понятно, кто твой враг. Прислуга моей семьи были терраны из Империи. Их там никто не притеснял и не убивал. Моя мать даже любила..терран и старалась облегчить их, на тот момент, рабскую участь. Но это совершенно не помешало им при захвате хорватской части доминионов Империи Инквизицией опустить щит, окружавший поместье — подобный этому, - он махнул рукой в сторону кружащихся металлических шариков. - но мощнее. И открыть ворота. Никто не выжил. Ватиканцы мерзкие ублюдки, но предали мою семью именно такие же имперские терраны.. у которых тоже есть детёныши и, наверняка, «свои мотивы». Просто они — другая раса. Они никогда не поймут ни тебя, ни тебе подобных. Пока им не припекает они сосуществуют рядом. Но при любой катастрофе они будут спасать себя, себе подобных..а не тебя. Люди боятся того, чего не понимают, - сухо закончил Эндре Кузе свой немаленький монолог. Он догадывался, что бурлящей эмоциями Энтроациокули совершенно плевать на чужие трагедии — она была благородна, имела какую-то гипертрофированную тягу к справедливость, но..всё же зашорена.
- Мне жаль тебя разочаровывать, но родись ты в Империи, не факт, что твоя участь была бы лучше, а жизнь — счастливее. И если экстремизм «ЧР» тебе в тягость, то мне правда следует поговорить с виконтом Атеро — старый хрыч, походу, совсем сбрендил. Это совсем не то, что тебе нужно, - сказав это массовый убийца испытал..лёгкую грусть. Возможно, что он совсем не понимал своё наваждение..но он хотел хотя бы попытаться понять.

- Что ж, теперь вся подоплека «террористических взглядов»  графа Загреба на поверхности..- Энтри сощурила глаза. - Мне жаль твою семью. Как и свою. И многих других. Иуды есть среди обеих рас. И, если твои «интересы» настолько расходятся с государственными, существуют  разные пути… их решения. Например, распрощаться с таким государством. Исключительно фигурально, конечно же, с вас, ристов, станется перевыполнить план..  Попробуй. Авось поможет! А вот…- Девушка улыбнулась и удлинила белые клычки. - Зайку Раниэля не трожь, и вообще не лезь, тебя не касается, какой старый хрыч сбрендил, и когда я свалю. Свою работу я выполняю! Не по нраву - просто в следующий раз, думай, кого выбираешь в напарники.. Тем более, я давала шанс облегчить сию ужасную участь. Всем!
- Я вполне удачно держался от Империи «по-дальше» всё это время, чему ты меня учишь, деточка? Просто, если ты хочешь изменить мир одних благородных устремлений, как правило, мало. Кроме «доброго слова» нужен ещё и пистолет, - мысленно хмыкнул ЗамГлавы ЧР.
- Я не гоню тебя из «ЧР», лишь указываю, что если этот претит тебе и идёт в разрез с твоими моральными принципами — какой смысл этим заниматься? - после чего граф Загреба как бы невзначай устремил взгляд в небеса. - А как напарник ты меня полностью устраиваешь: ты превосходно владеешь оружием, можешь импровизировать при помощи «науки» и умеешь..э-э..слиться с толпой. Но, пожалуй, нам следует вернуться в поместье. Нам ещё предстоит выдвинуть властям ультиматум..

Радовит еле сдержала себя, чтобы не наделать непоправимого, потому молча спрыгнула с крыши и побежала к поместью.
- «Указывает» он, моралист чертов. Уж нюхали… вашу мораль. И запашок у неё гнилостный. ЧР – хуже репейника в жопе у князя! Ни принципов, ни мозгов, потому и способности ни к тем местам прикладывают. Указать, что место Ватикана – строго в пределах его границ - необходимо, а все вот это – уже пародия на деятельность! Неужели, Атеро сам не смог догадаться и своей болезной вправить котелок, что таким способом они не добьются ничего, кроме травли нас, убогих, до самого Скопья.  Безбашенные провокаторы!
Ядвига сама удивилась осенившей её следующей мысли, что можно действительно остаться жить в Империи и….даже поступить на службу Императрицы. Здесь хорошо, как будто вернулся домой…правда, его никогда не было...Но кто знает, он мог бы быть и чуточку похожим на этот, с желтыми цветами на подоконнике, или вон тот, с синей дверью. Хотя для этого сначала надо решить дела с дядей в Богемии…Может, тогда лучше навязаться тому славянину в партнеры. Он, наверное, остановился у Мицкевича. Ну, в крайнем случае, где-то неподалёку. Будут проблемы..и ведь даже не с вынужденным психом из Загреба. Проблемы будут с Учит…С Атеро. Он дотошный до поноса, притащится, возьмет след…ещё  волну поднимет. А может и пускай?! Черт с ними со всеми! Где моя не пропадала…а говнецо не тонет! Спааать!

+1

24

Offtop: - За Эндре виртуозно отписал Исаак. Ну, а герцог с герцогиней достались мне...пришлось над ними поглумиться. Если задел чьи-то чувства, - косится на Сестру. - Прошу покорно простить. Ах, да, и я не стал выделять кто где писал - какая уж разница, по стилю итак понятно...

Брусса. Поместье принадлежащее  Адаму Мицкевичу.

По возвращении из Башни граф Кузе проводил свою напарницу до её покоев, чтобы своенравной мафусаилке не пришло в голову сбежать куда-нибудь ещё: этот денёк и так был богат «встрясочками для нервов»  - массовый убийца ощущал, что находится на пределах своих сил.
Сейчас Эндре хотел только одного — стащить с себя надоевшие имперские тряпки и завалиться в кровать. Коридоры были темны и пустынны — даже прислуга куда-то испарилась. ЗамГлавы ЧР шёл по ним медленно и тихо, периодически приваливаясь к стене, — он устал сильнее, чем казалось. Однако, графу захваченного Ватиканом Загреба не было суждено тихо и без приключений дотащиться до своих апартаментов: стены были утыканы дверями в покои - поместье Мицкевича действительно было вместительным - и тут одна из дверей тихонечко приоткрылась. Из неё выскользнула тень, торопливым шагом направившаяся к лестницам. Граф Кузе мог бы и проигнорировать этого таинственного ночного сомнамбулу — мало ли кого приспичило, мафусаилы всё же были ночными созданиями, если бы в этом силуэте он не узнал своего секретаря Зорана..бывшего секретаря.
- И какая нелёгкая тебя понесла, Йован? Встречи в ночи.. Неужели в среде жёсткой линии против меня уже зреет заговор? - с расчётливым прищуром глядя в стремительно удаляющуюся спину управляющего Загреба, размышлял массовый убийца.
Тут уж сама Судьба велела графу, проигнорировав желание тела, получить долгожданный отдых и отправиться вслед за Йованом Зораном. Кузе следовал за своей целью бесшумно и на достаточном отдалении, бывший секретарь хоть и оглядывался по сторонам, но всё же торопился. Да и коридоры были  пустынны — почему бы не ослабить бдительность? Сторонники жёсткой линии наверняка утомились предаваться бесконечным запрещённым наслаждениям..
Йован покинул поместье и сейчас быстрым, но дерганным шагом, направлялся в стороны хозяйственных пристроек, которые в данное время суток пустовали. Эндре Кузе неторопливо следовал за своим управляющим, не забывая останавливаться и прятаться за деревьями или статуями, которыми были богаты угодья вокруг поместья. Граф совершенно не желал, чтобы его потенциальный ключик к заговору внутри жёсткой линии заметил слежку..
Йован Зоран ещё раз огляделся вокруг — тиха и безлунна имперская ночь...но ничего нельзя исключать. После чего он открыл дверь деревянного строения, заброшенного сарая, и проследовал внутрь. Убедившись, что пристройка пустует, шпион Августы Врадики вытащил из кармана голо-коммуникатор, замаскированный под золотые часы, открыл крышку и активировал тонкий механизм: миниатюрный голо-проектор сформировал небольшой экран, чуть больше головы взрослого мафусаила. Пока что он горел ровным синим цветом, что означало отсутствие соединения — Йован Зоран нажал кнопку вызова, ожидая когда «дежурный по шпионской связи» соизволит ответить. Каково же было удивление загребского шпиона, когда на экране отразилась физиономия недовольной Главы Тайного Совета...
- А я всё жду, когда же вы изволите объявиться — уже хотела панихиду по месту жительства заказывать, говорят, католики в этом мастера, - скривив губки в ехидной усмешке, выдала Мирка Фортуна.
- У меня не было возможности связаться с вами раньше — я мог бы вызвать подозрения, - Зоран, похоже, нисколько не обиделся на подколки. - Я должен сообщить вам сведения чрезвычайной важности…
- Валяйте, Зоран, сообщайте. Вы узнали, кто этот «новый лидер»? - презрительно выделив последние слова голосом, вопрошал герцог Тигрисский, чья физиономия так же отразилась на экране. Йован был удивлён, что Сулейман не просто присутствует при сеансе связи, но позволяет себе такие наглые речи, однако вынужден был продолжить.
- Да. Я увидел этого лидера, так же я знаю, что случилось с княгиней Асран и князем Бейбарсом, - продолжил шпион в среде жёсткой линии.
- Они живы? - тут же вклинилась герцогиня Молдовская.
- Пока да. Они в плену у жёсткой линии, их держат как возможных заложников. Экстремисты планируют выдвинуть ультиматум, - стерпев и это, ответил Йован.
- И кто же будет выдвигать его? - фыркнула Мирка, стараясь скрыть беспокойство за нобилей. Взор Тени Императрицы был направлен на шпиона, когда как Сулейман, стоящий рядом, смотрел поверх управляющего и потому увидел... Глаза герцога расширились от шока, но предупредить незадачливого шпиона он не успел: незаметно для Йована подошедший со спины Эндре Кузе ударил ребром  ладоней (со стороны большого пальца) по обеим сторонам шеи Зорана, отчего кровоснабжение мозга шпиона уменьшилось, и он свалился кулём к ногам массового убийцы. Падающие вслед за Йованом Зораном часы   граф Загреба поймал в полёте. И мило оскалился сиятельным герцогам по ту сторону экрана:
- Ну, допустим, ультиматум вам выдвину я. И, отвечая на вопрос герцога, — кстати, как ваше самочувствие? - сообщаю вам, что «новый лидер» тоже я. Ещё вопросы?
- Ты должен быть мёртв!
- возмущённо сообщил графу Кузе герцог Сулейман.
- Ай-яй, как некультурно! Вам тоже следовало умереть в луже собственной крови, герцог. Но что я вижу? Вы живы, да ещё и стоите по правую сторону главной вашей противницы, - Эндре обаятельно оскалился.  - Как же я был прав! А этот дурачок Мрозек ещё хотел убедить меня вас вытащить — вы не просто напичканная взрывчаткой приманка в руках Императрицы, Сулейман, вы ещё и перебежчик..
- Однако вы тоже бросили свою «жёсткую линию» после смерти, - вступилась за разгневанного Львовского Мирка. Сулейман был в бешенстве, особенно его задела фраза о том, что его могли «начинить взрывчаткой»...
- Лишь для того, чтобы вернуться с новыми силами, найти новых сторонников и союзников, - небрежно махнув свободной рукой, парировал ЗамГлавы Калигарис.
- Каков ваш ультиматум? - сухо уточнила Фортуна-старшая.
- Всё просто, герцогиня. Я возвращаю вам 3-х ваших цепных псов целыми и, по возможности, невредимыми, а вы взамен отпускаете 15 истинных людей из числа тех, что были вами взяты при облавах. Вот вам список, - вытащив свободной рукой из кармана бумажку, отданную ему Адамом, граф Кузе помахал ей перед экраном.
- Вы обнаглели, Кузе, - процедила герцогиня.
- Неужто красавица Асран и богатырь-телохранитель Императрицы этого не стоят? А беднягу Зорана вы просто списали в утиль? - поцокал языком граф Загреба. - А по мне, так я даже продешевил..
- Хорошо, хорошо! Но обмен я буду проводить только если вы лично на него прибудете. И чтобы без фокусов, - прищурившись, ответила Фортуна.
- Тогда и вам, герцогиня, следует приехать ЛИЧНО, - приблизив своё лицо к экрану, отвечал Эндре. - И стоит мне узнать, что вы планируете обмануть нас или устроить ловушку — упаси вас БОГИ, ибо Императрица вам уже не поможет, - маньяк-убийца хищно оскалил клыки.
- Где и  когда? - Мирка едва сдерживалась от того, чтобы не кинуться выцарапывать глаза экрану монитора.
- Я сообщу вам позже. На этот номер ведь можно звонить? - подмигнув взбешённой герцогине Молдовы уточнил Эндре Кузе. - Ждите координат завтра.
После чего жестокий мафусаил отключил связь.
- А ты ещё спрашивал, Мицкевич, каким образом я выдвину ультиматум. Вот таким. Хотя сарай — это не очень-то круто, - засунув часы в карман и оглядевшись, подумал граф Загреба.
После чего посмотрел на лежащего под ногами уже теперь точно бывшего секретаря и, пнув его под рёбра, выдал:
- А ты с самого начала мне не нравился.. Вот как знал!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

25

[Empire Must Die. Бурса. Поместье нелояльной государству аристократии.]
there's a cold wind blowing
rattling the trees
and i won't be satisfied
'til they know it's me
koda - new blood

Он не боялся того, что должно было произойти. Он был недостаточно молод, чтобы бояться последствий и недостаточно стар, чтобы ему было, что терять.. Но тягостное ожидание и неизвестность изводили даже его. Эндре Кузе ждал, когда же его предадут. Ждал с таким упоением и готовностью, что это непонятное затишье и промедление вызывало почти физическую боль. Ну, что же они тянут?! Чего они ждут? Вот же она, прекрасная возможность сдать его властям, прикрыть всю эту чёртову шаражку, спасти свою дрянную шкуру наконец!
Он внимательно наблюдал за всеми: Адам сам лично сообщил ему, что отправится на встречу с информаторами, чтобы подготовиться к судьбоносной встрече с аппаратом принуждения Империи; насколько он смог выведать у прислуги и мелких прихлебателей — Мрозек тоже пропал. Оставались еще двое дурачков, которые присоединились совсем недавно — представители «глубокого юга»: афинянин и александриец. Но каждый из них слишком хорошо проштрафился перед властью, чтобы резво бежать к ней на поклон. Впрочем, не стоило загадывать — встреча двух извечных противников, которая будет проходить на старых развалинах в пригородах Софии, всё покажет.
Сейчас граф Загреба в сопровождении хмурой напарницы Энтроациокули направлялся в подземелья поместья Мицкевича, чтобы убедиться в сохранности пленников и может быть слегка позлорадствовать. По пути в подземелья до чувствительный ушей опального графа Кузе донёсся чей-то крайне экспрессивный диалог на повышенных тонах. Точнее, он даже напоминал монолог с ничтожными попытками оправдаться одного из собеседников. Эндре замер у двери и сделал Ядвиге знак сделать так же и сохранять молчание..
- Идиот!!! Болвана кусок, о чём ты думал?! Ты хоть понимаешь, кому себя слил?!! Ладно хоть этому неваляшке бестолковому, но теперь все ОНИ твою тайну знают! - рычал некто голосом, судя по всему, мэра Александрии.
- Ты не понимаешь, - хныкал грек. - Они..всё равно бы узнали. Я уже рассказал Ему, они никак это против меня не используют..
- НЕ ИСПОЛЬЗУЮТ?! Ты повинен в уничтожении целого клана! Калигарисов, твою Великую мать же! Знаешь, сколько мафусаилов захочет тебе отомстить?
- Много..

- И это только из своих! У них же друзей было явно больше, чем у тебя, тыквенная ты башка.. Мицкевич-то вряд ли будет церемониться: небось, уже приценивается, кому бы подороже твою больную голову продать..
- И что мне теперь делать? Что?! Я только лишь хочу спасти Агазона, мне больше ничего-о не надо,
- давясь рыданиями, выдал афинянин.
- Ничего, - сплюнул александриец. - Всё, что мог, ты уже сделал.
Из комнаты стали доноситься шум отодвигаемого стула и приближающихся шагов, Кузе схватил Энтри за плечо и оттащил в расположенный рядом боковой коридор.
Подобная информация была..крайне обычной — в среде «жёсткой линии» только ленивый не участвовал в заговорах, не предавал и не сдавал соседа — если бы не одно «но».. Этим «но» было фамилия клана — Калигарис. Главу «Чёрной Руки» звали Валия Калигарис. Она явно была гречанкой, и, по её же словам, её клан подставили - и он был жестоко уничтожен властью..
А вот теперь внимание вопрос: знала ли она, КТО повинен в уничтожении её клана?
- Весьма хороший вопрос. Если да, значит, у неё просто не было возможности отомстить, и она послала нас прощупать почву..но ничего не говорила про то, кого следует выслеживать и привести.. Значит, не знала? Есть только один способ это выяснить, а для этого нужно вернуться в Скопье. Хм, хороший пункт плана, - размышлял Эндре Кузе, подходя к камерам, где содержались князь и княгиня вместе с Зораном. За ним плелась недовольная Ядвига Радовит, которую явно раздражала эта задумчивая таинственность руководителя операции.
Словесная перепалка с озлобленными, но измученными ожиданием пленниками прошла как будто бы мимо сознания заместителя Главы ЧР. Куда больше пищи для размышлений ему подкинули злоключения двух гостей из южных провинций Тсуары Метоселут: кому грек рассказал о тяготившем его проступке, когда и как это услышал Адам (впрочем, это не так важно - учитывая, что эти идиоты не особо следили за отсутствием посторонних сейчас). Да и что это за заговоры друг против друга, когда все должны были сговариваться против него?!
Эндре вместе с Радовит вернулся в отведённый ему кабинет и, увидев состояние напарницы, милостиво разрешил:
- Ну, задавай свои вопросы. По лицу твоему вижу, что тебе есть, что спросить..или сказать, - хмыкнул опальный граф.

- О-ох!Энтри с вытаращенными глазами и приоткрытым в возмущении ртом какое-то время стояла, вперившись взглядом в закрытую дверь кабинета. – Ммм, какая я дура.. Теперь ясно! – шлепнув ладонью по лбу, полячка сердито  повернулась в сторону «временного начальника». – Все сразу встало на свои места! Знаешь, а до меня, тугодумной, наконец-то дошло!Девушка задумчиво потопталась на месте, грозя воздуху пальцем. -  Ну да..Если выбирать, кто из вас двоих долбонавт: то методом исключения ответ найти легко – Босс..Атеро точно  нет, остаешься ты. Ха-ха! Я тебя разгадала, я умница, хотя и тормозная дура, но все же умница!
Ядвига, кипятясь, закружила по комнате, поднимая по углам пыль.
- Ты, что, надо мной издевался всё это время?!Блондинка одним резким прыжком достигла стола, за которым вальяжно устроился Кузе. - Атеро знал, что ты так  рвался на родину, чтобы эпично загнуть копыта?!  Империя – это не Македония, даже не Венгрия, она большая! Нет, правда! Она – большая! Я видела карту – Империя огромная! А Ты – самый известный имперский маньяк.. Поздравляю, кстати! Ещё, конечно, псих и убивец, но это не так важно.. Чувак, ты не мог не знать, что тебе здесь никто не рад! – Картинно тыча в направлении двери, Энтри продолжала обливать  сарказмом босса-на-одну-поездку. - Эти жестколинейные болваны без тебя в ус не дули: твои выкрутасы  в терранском квартале им явно не понравились! Ты и  этого не мог не знать! Тебя никто не поддерживает.. Твоя «популярность» - она даже не хромает, она ползет среди говняшек. А ты индюком ходишь, уши греешь и радуешься – ждешь - не дождешься, когда тебя размажут, прихлопнув с двух сторон?!!

Кузе сидел и пытался вернуть себе..ну хотя бы колею, из которой его выбили. Точнее, складывалось даже ощущение, что его просто облили ушатом помоев. Однако он не видел для этого объективных причин. И помимо неожиданной резкости Энтроациокули, к которой он в общем-то попривык, его вывело из душевного равновесия другое..
- Она что, правда не в курсе, куда шла? Алё, деточка, ЧР — это террористическая, мать твою, организация!! Она вообще-то людей убивает, взрывает и мешает таким «хорошим странам» как Империя и Ватикан. Я «долбонавт»?! А ди'Версалес с Энией, сунувшиеся в Рим в разгар празднества и приёма послов, когда концентрация Инквизиции на квадратный метр превышает концентрацию углекислого газа?! Они кто?! Это задание, чёрт тебя побери! Тут не цветочки нюхают и ягодки собирают, - только вот этой тирадой Эндре разразился мысленно. Внешне же это отразилось лишь в окаменевшей челюсти, вздувшихся желваках и не видимых для Ядвиги когтях графа, которые он вонзил себе в ногу, чтобы успокоиться.
- Что ж, - немного севшим от сдерживаемого гнева, но спокойным голосом заговорил Зам Главы ЧР. - Начнём с конца. Я не «хожу индюком»: я держу лицо. Показывать какие бы-то ни было эмоции при аборигенах — верная смерть. Это для начала. Популярность? Пф-ф, как будто я ставил себе цель стать популярным, - фыркнул граф Кузе. - Популярным я стал ещё в молодости. Мои фото весели на каждом столбе — куда уж тут популярнее. Итак, оперативник Энтроациокуль, - тут Эндре скривился. - Я искренне рад, что ты перед операцией потрудилась взглянуть на карту Империи: это полезно, как для общего развития, так и для правильного выполнения задания. Госпожа Калигарис послала в Тсуару меня не потому, что мне здесь «рады», а потому, что я знаю всех, кто здесь водится и то, что от них можно ожидать. Любой другой оперативник даже при всём его профессионализме стал бы жертвой заговора жёсткой линии и, в любом случае, попался бы на глаза госаппарату. Только вот эти ребята сразу бы раскусили, откуда у «гостей» растут ноги и - даже если бы этот оперативник радостно покинул Империю с провалом или без - то в Македонию непременно бы наведались люди из янычарских серденгечти, а то и кто похуже. Я же похожу на..как ты там сказала? «Самый известный имперский маньяк»: ну, зато никто не будет копать и искать в моих «маньячествах» подоплёки. И специально искать именно ЧР никто не будет. Так что безумие — хотя бы общеизвестное - иногда очень даже удобно, - свою речь Эндре Кузе окончил зловещим оскалом.

- Что за??? Хрррр…Просто чума-а…  -  Сперва Радовит впала в ступор, ибо потрясность кретинизма шизанутого имперца зашкаливала, а потом, опершись о стол начальника, скопировала его же оскал.
- Круто! Оказывается, ты в курсе, зачем сюда приехал! И даже на спецзадании! От самой Калигарис.. Опуппенно! Признаю, ты засранец от Бога…хоть и старый. Да только забыл в силу возраста, как пить дать, что «засранец-то»  смертный – самую малость, всего лишь вот такусенькую сюточку можешь дать дубаря, как и самый заурядный, но психически здоровый говнюк! Спроси меня -  я напомню! Вся Империя не будет знать о гребаной ЧР и  искать гребаную ЧР – тоже не будет! Супер! Нет слов! Не агент, а  Человечище… Да, ты справился со спецзаданием – вся Империя будет искать ТОЛЬКО ТЕБЯ! Мои географические познания говорят, что эта чертова страна монстр по размеру – а значит, до границ НЕ ФАКТ, что ты добежишь (и я вместе с тобой)! И в твоем случае, конечно же, популярность – это фигня, да-а! Нам не нужны соратники..которые хотя бы не сдадут твою спасительную нору! Тогда по вашему плану все просто ОХРЕННЕННО, «босс-на-час»!  - В запале Энтри выхватила один из парных кинжалов с пояса и вонзила его в стол. Затем резко одумавшись, Ядвига отошла от злосчастного стола, при этом шумно сопя и скрежеща зубами (не забыв, разумеется, выдернуть свой рабочий инвентарь из его полированной поверхности).
- Вопрос о том, зачем меня с тобой отправил У…Атеро, с этой минуты для меня закрыт.

====►► [Около Софии. Комплекс на горе Витоша. Neverending fight.]

Чего

За Энтри, как уже можно было бы догадаться, писала Seth-chan. Пост вымучивался достаточно долго, не только из-за внешних препятствий, но и по многим внутренним причинам. Но он необходим, так как сразу несколько ружей вводится, которые выстрелят впоследствии. Ну и объясняется, конечно же, что "жестолинейчатые" тоже в это время не дурью маются, а дела делают.
Code:
[avatar]http://i058.radikal.ru/1510/e4/6b47c15e7d0b.jpg[/avatar]

+1

26

[avatar]http://savepic.ru/10862153.jpg[/avatar]

[Брусса]

Гнев на попытки пани Радовит втолковать ему то, что он и так знал, был..сильным. Чтобы хоть как-то сдержать его и не взорваться, граф Кузе ещё глубже вонзал собственные острые, как клинки когти в свою же плоть.
- Ты думаешь, ты одна такая умная? - опустив голову и не глядя на собеседницу, дабы девица не углядела полыхающий в глазах пожар, начал Эндре. - Мы будем в Софии. Ближе подтащить нас к границам с Македонией с ультиматумом у меня бы всё равно не вышло. Место выбрано специально — старые графские развалины с катакомбами. После начала атаки на нас - мы отступаем к катакомбам, подходы к которым после нашего ухода будут взорваны — они уже заминированы. На выходе из верхней части подземной галереи нас будут ожидать заготовленные спидеры, на которых мы доберёмся до переправочного пункта, где скроем свои личности. От этих пунктов нас смогут подобрать свои люди..и перевести через границу. «Босс-на-час»! Любой твой новый союзник здесь — соратник-на-час!! И если ты так боишься риска — то какого чёрта ты всё-таки вступила в «TBH»?! Сидела бы дома, - в конец не выдержал и всё-таки рявкнул опальный граф.
- Что за чушь! Как будто грёбанный Атеро не подвергал её опасности в Иштване!! И зачем, по её мнению, виконт отправил её со мной?! Смерти он ей точно не хотел, - лихорадочно размышлял заместитель Калигарис.

Будучи приятно удивленной, что хоть какой-то план (очевидно, чтобы сдохнуть не сразу, а только после того, как изрядно вымотаются…обе стороны «назревающего конфликта») у заносчивого изгнанника имелся в наличии, девушка в противоположность имперцу, повышающему градус своей злобы, удовлетворенно успокоилась и задумчиво (но аккуратно!) почесала затылок кончиком любимого кинжала.- Ну, хоть что-то.. – Блондинка хмыкнула и наконец-то соизволила убрать кинжал в ножны на поясе. – Уговорил, так и поступлю, если выберемся – свалю от вас, ущербных, подальше…домой! Пора кое-кого навестить, раз с почасовыми союзниками клеится только у меня . – Энтри, все ещё ухмыляясь, направилась к двери из кабинета. -А то ещё даст деру и моя «двуногая соломинка»!
Когда напарница-«секретарь» вышла, граф Загреба выдернул когти из собственной ноги и поднёс к лицу когтистую кисть — с острых тёмных когтей капала алая кровь:
- Ау-уч, - сухо протянул имперский маньяк.

На выяснение, где проживает потенциальный союзник и соотечественник в одном лице, у полячки ушло некоторое время. Из прислуги Мицкевича о Собеском знал только местный подросток, который время от времени захаживал в поместье главаря жесткой линии, чтобы занести заказанные поваром продукты.
Ядвига, довольно бескровно одолжив на кухне бутыль крепкого вина (естественно, недешевого), отправилась с мальчишкой в качестве проводника на другой конец города, где поселился «бомбист - по обмену». Был уже поздний вечер, в такое время добропорядочные граждане в гости, конечно же, не ходят, тем более без уведомления. Об этом ей намекнул не только сторож особняка, который для себя арендовал славянин, но и сам дом – огней не было ни в одном окошке. Старик-терран недружелюбно прошамкал тираду на тему о приличных людях. Договорить ему Энтри не дала, перелетев в прыжке каменный забор и забарабанив ногой в дверь, выкрикивая всяческие приглашения в виде милых ультиматумов негостеприимному хозяину и подробно излагая, что случится, если он немедленно не высунет свой нос за дверь.
Успокоилась блондинка только когда рядом с ее головой просвистел болт и воткнулся в дверной косяк. Из тени сбоку от дома показался квадратный хриплый шкаф с парочкой хамоватых дистрофиков. Обе стороны уже намеревались провести образцово-показательный «симпозиум», когда в повестке намечающегося междусобойчика произошла небольшая перестановка – заявился пан Собеский собственной персоной.
- Милая, чудесная панна Секретарь, что же вы так кричите, ещё пара минут - и сюда весь город сбежится!
- А-а, так вон оно что..- Энтри уперла кулачки, из которых торчало по кинжалу, в бока, надувшись, чтобы, если не ростом, так грозностью устрашить перевешивающего по численности противника. - Пан у нас прячется! Ну, так предупреждать надо заранее, а не всучивать инструмент брехливым культяпым скудоумкам! - Блондинка перевела взгляд на «коллег по симпозиуму» и зарычала, обнажая удлинившиеся клыки.
Славянин, заметно удивившись её поведению, сделал знак своим людям скрыться и, прочистив горло, тактично отметил:
- Я приношу прекрасной панне самые искренние извинения за своих подопечных. И заверяю, что подобного не повториться. Как же мне загладить свою вину? – Тут мафусаил потер задумчиво подбородок, лукаво оглядывая низкорослую девушку. - Панна Секретарь изволит принять мое приглашение отчаёвничать, раз уж она пришла?
- Давно пора!
– Фыркнула девушка, вернув ножики на их законное место на поясную перевязь. – Все кишки замариновали, душу вымотали..
- Жуть какая! Бедные мои ребята – такого страху натерпелись..

Русоволосый житель Ягайло весело рассмеялся и, указав панне следовать за ним, пошел вдоль дома в полной темноте, минуя многочисленные постройки двора рядом с особняком. Дойдя до насыпного подвала в задней части двора, и распахнув двери, славянин вежливо пригласил блондинку спуститься вниз.
- И что, отсюда только один выход? –недоверчиво глядя на проход в этот погреб-подвал, Радовит скептически приподняла бровь.
Собеский усмехнулся: - Было бы неблагоразумно. Мы с вами, милая панна, все же в Империи Истинного Человечества..
-О! Вот это фобия!! Это по-нашему!

Пройдя разветвление трех подземных коридоров у подножия лестницы, они очутились в мини-зале, освещаемым  неким устройством, стоящим в самом углу. В его свете виднелись силуэты стола, двух старых кресел и разваливающегося дивана.
-Уютненький каменный мешок! – Осматривая данное помещение, вынесла свой вердикт Энтри.
- Это временное убежище. Обычно прекрасных панночек я сюда не привожу.. – Развел руками соотечественник. – И, если быть честным, мне очень любопытно: неужели вы проделали такой путь, да ещё и в столь поздний час, только чтобы продолжить нашу увлекательнейшую дискуссию о боевом оружии?
- Гы-гы! Ну, почти! – Гаденько ухмыляясь, низкорослая блондинка достала из заплечной сумки отобранную у кависта Мицкевича бутыль. – Следуя традициям, знакомство надо бы обмыть!
Русоволосый мужчина, сев в кресло, начал нервно посмеиваться, прикрывая ладонью рот.
- Несомненно… Панна права.. Ох, что же это я! – Спохватившись, мафусаил подошел к стене, у которой стоял предмет, напоминающий сундук, поковырялся в нем и достал пару поцарапанных стаканов и завернутые в тряпки кульки с припасами.
- К сожалению, королевское пиршество сейчас устроить несколько сложновато, но кое-чем порадовать милую пани Секретаря можно..
-Да ладно! Не из горла хлещем - уже не алкашня! Ну, и чем мы не короли?!

- Знаете, в этом есть своя логика..
- А то!

Обоюдное зондирование началось сразу же. Неторопливо накачиваясь крепким элитным вином (и совершенно не утруждаясь его разбавлением), эта парочка земляков обсудила всего понемногу: ублюдочных кровососов из поместья Мицкевича, героическое поведение девушки, тупость членов жесткой линии… и даже «смотри, как я умею».
- Почему он отскакивает?! Я же бросаю с той же силой!! – Разгоряченно жестикулируя, Собеский подобрал нож и попытался швырнуть его снова в каменную стену подземного зала.
- Э-э! Потому что ты такой же богом убитый, что и твои шкафы с антресолькой!
- В смысле, мне не хватает силы? Надо раскрошить камень? Тогда лучше возьму арбалет!
- Да погодь ты, не в цирке! Кумекалку включи! Зазор в кладке видишь?
- Вижу..
-Ну?!
- Ну? А-а-а! Все, оказывается, просто..
- Угу, как тяжко без царя в голове-то!

Где-то через час до Ядвиги дошло, что пора бы и домой, в смысле, в особняк к Мицкевичу.
- Слышал, скоро планируется победоносная кульминация? – Пьяно улыбаясь, славянин засунул в рот последние крошки закуски, глядя, как девушка с третьей попытки запихнула  любимые кинжалы в ножны.
- И-ик! Че?
- Ну, операция вашего лидера по обмену заложниками.. Ему удалось то, на что мало кто бы решился.
-А-а! Ик.. Удалось…Моча ударила, вот и… Чтоб головой об пень!
- Кого?
- Кого-кого?! Его! Ты, кстати, это…идешь?
-Куда?
- Туда!

Кшиштоф даже как-то резко протрезвел и с улыбкой посмотрел на блондинку.
- К счастью, «обмен опытом» не обязывает к добровольному самоубийству. Я как раз подумываю об отъезде. Слухи и газеты, в случае с этой страной, самый безопасный источник информации. Как шепчутся у нас в Ягайло:  "лучше маленькая Венгрия, чем большая Империя". Но ваш граф молодцом, видно, что родину любит. Думаю, справится и без жестко-имперских ленивцев!
Немного шатаясь, Энтроациокуль встала, повесив на плечо сумку, и скривила губы в неприятной ухмылке.
- Ага, щщщас! Любит он!! «Наш граф»…ик! - что Берек под Коцком! И-ик! Но твоя правда: кому.. ик! быть повешенным – тот не утонет! А с тобой, береженный, мы ещё свидимся..- Девушка склонилась над вальяжно сидящим в старом кресле Собеским и дыхнула на него перегаром.
- Охо-хо! Потрясающая уверенность, панночка!– Зажмурившись, славянин залился громким смехом. - Кто ж знает, судьба – она такая..Хорошо бы так и случилось!
- Значит, сделка! – Уже в дверях Ядвига с вызовом посмотрела на веселящегося мужчину. - Малх получишь в следующий раз, земляк!
- Что?
Мафусаил непонимающе уставился в пустой проем, затем перевел взгляд на то место, куда до этого положил свой «винтажный меч», и нахмурился.
- Psia krew! Kurwa!

Пан Собеский

http://s013.radikal.ru/i323/1510/de/d988120b99dft.jpg

+1

27

Византиум.. Анадолу.. Семейство <крысиных>======>>
[avatar]http://savepic.ru/11037466.jpg[/avatar]
Брусса

В подвале магазинчика «пенных напитков», что рядом с набережной, набилось человек пятнадцать.
Арслан, как гостеприимный хозяин, постарался рассадить каждого гостя так, чтобы коленки совсем уж не врезались в зад рядом сидящего – в тесном пространстве подвала сделать это было трудно, но ему удалось. Ещё он, чтобы не ударить в грязь лицом, приготовил кое-какую снедь, дабы пришлые из Византиума не заявляли в ставке о провинциальной семитской  жадности.
- Эй, там у стены! Всем всего хватило?
- Чего ты возишься, как суетливая бабенка! Мы здесь дела делать приехали, а не курортные пряники жрать!
– Грубо сплюнул, кривя челюсть и поигрывая желваками, подручный главного византиумского  гостя.
Ответом ему было пацанское дружное гоготание. Почему «пацанское»? А дело тут  в том, что среди 15 терранов не было ни одного старше 20 лет.
-Ха-ха-ха!
-Арслан, у нас сама заботливость!
- Ха-ха, нежный цветочек!

Стоящий в центре молодой человек 18 лет вскинул вверх кулак, все сразу угомонились.
- Как вам известно,  2 дня назад мы приехали из столицы по поручению…наших Стариков.  Они прислали вам благодарность – ваши сведения имели большую ценность! И вы её получили, так?
-Е-е!!
-Да!!!
- Но мы здесь не только с «подарками». Как оказалось, жесткачам показалось мало взорвать Анадолу. Они захотели и нашей крови напиться…выбрав из нас самых маленьких и беззащитных – детей!

Подвал взорвался выкриками угроз и проклятий. Половина из сидящих подростков повскакивала, размахивая кулаками.
-ТИХО! – Центральный оглушительно свистнул и снова выбросил вверх руку. - Вы ведь ещё с нами? Вы ещё «Крысы»?
- Мы с тобой, Ник!
- Крысинее некуда!
- Отлично! Тогда мне нужен полный список пострадавших. Старшие требуют  расследования. Нужны имена! Мы будем заходить к этим семьям, пока не составим словесный портрет каждого ублюдочного кровососа, возомнившего себя богом!

Заседающие зашумели пуще прежнего. Ник довольным взглядом обвел всех присутствующих. Арслан поднялся, привлекая тем самым к себе внимание.
- Ник прав, нужно расследовать тщательно! Мицкевич совершил кровавую ошибку, позволив своим долгоживущим гостям воспользоваться «гостеприимством» Бруссы. Главное, не обрушить кару на тех, кто может быть невиновен. Надо быть очень осторожными, брать во внимание мельчайшие детали…
- Арслан, о какой осторожности ты талдычишь? Мицкевич погорел, и все его сподручные вмести с ним! Их приговор уже подписан..
- Ник, ты не в курсе, но у нашего Арслана подружка завелась.. Из кровососов Мицкевича, вот он и переживает!

Центральный хмуро посмотрел сначала на говорившего, потом перевел взгляд на «хозяина лавки».
- Это правда?
- Савас ошибается, она не «подружка». А друг.
- Да он гонит! Тут почти каждый знает эту…
-Её самую! Белобрысую кровососку!
- Мелкая такая!
- Значит, «мелкая» и «белобрысая» из поместья Мицкевича – «друг»?
– Ник сделал шаг к Арслану, но из-за большой скученности протиснуться ближе не смог. Византиумец засунул руки в карманы и прищурил глаза. – Из-за этого доклад о появлении Маньяка задержался? Аж до самого взрыва в Анадолу?
Реакция подростков из Бруссы резко изменилась: кто-то опустил голову и спрятал глаза, кто засопел, нервно отрывая пуговицы, а кто-то открыл рот, чтобы возмутиться, но остановился, завороженно глядя на закатывающего рукава подручного византийца.
- Это не так! Его просто не узнали в самом начале. Ник, ты же сам прекрасно понимаешь, что никому и в голову бы не пришло: «мертвый» Кузе - да ещё и в Бруссе! Когда его прогнали из Империи– наши предки сами учились ходить..
- А ты не передо мной оправдываться должен, Арслан! Это не я тебя послал в Бруссу следить за одним из поместий главаря жесткачей.. Что ж я не пойму, что ли? Пойму, вы же такие маленькие, рано вам ответственность нести! Правду говоришь, никто его не ждал – особенно жители Анадолу! Знаешь, что там было? Хочешь, я расскажу тебе..и прочим малышам-крысятам?
– Парень скрестил руки на груди и медленно обвел взглядом каждого сидящего в подвале. - Когда мы прибежали, там уже были развалины и огромные клубы дыма, Джука сказал, что очень похоже на извержение вулкана.. Не знаю, я вулканов не видел. Башня и медицинский – ещё ничего – там никого не было, просто сложились в несколько раз, да в землю просели. Хотя впечатлений хватило – только представьте: в некоторых местах бетон был раздроблен в мельчайшую пыль! А вот в здании администрации…там людей Маньяк заживо похоронил.. Тех, кто не пошел на праздник. Они же не знали про Кузе, (как и вы!), но уверен, они пожалели, что решили остаться «поработать». Сечете? Заживо! Живые, как мы с тобой, Арслан!
- Мы сами пострадали за свое промедление! Брусса заплатила за это, но мы все равно готовы продолжать борьбу с Жесткой линией..
- Борьбу? Ты что, меня не слышал? Жесткой линии больше не будет в Империи Истинного Человечества. Её раздавят и расплющат подчистую! Жесткачи попались в этот раз! И им есть, кого винить в своей…отставке. Но удовольствие им обещано: они увидят, как сдохнет Кузе и все, кто станет его защищать! 
- Это Старшие тебе сказали? А что будет с прислугой? И с теми, кого вынудили обстоятельства?
-  Ты все ещё говоришь про Секретаря Загребского  Маньяка? «Мелкую и белобрысую»? А ты в курсе, кого она завалила? Князя наших любимых янычар!

В неловкой тишине на напряженных лицах подростков вылезали из орбит глаза, и только звук скрежетания челюстей его нарушил.
- Что, ты не знал про пленников? У вас под носом держали высокопоставленных заложников, а вы ни сном ни духом?! Вот так-так! Ну, не страшно! Мы приехали, чтобы все исправить. Завтра отправляемся в поместье Мицкевича разнюхивать … а уж там как получится. Все равно оно ему больше не понадобится, да, ребята?

0

28

Дополнения к посту

- Пишут все трое: Сет за Мирку-Императрицу и Энтри; Магус за Эндре; Я - за Сулеймана, Бейбарса-Асран и кто останется.
1 -На реальной  горе Витоша в Болгарии никаких крепостных комплексов нет, так как мир постармагеддонский и сам Йосида использовал невозможное количество допущений, заменяя одни географические объекты другими, мы перенесли комплекс Царевец в Велико-Тырново  на гору Витоша.
Коллаж-иллюстрация к посту:
http://s020.radikal.ru/i712/1510/35/1b77dd0c53e8.jpg
[avatar]http://s020.radikal.ru/i705/1510/df/3c9e40a7cffc.jpg[/avatar]

Сулейман и Мирка Византиум. Запретный Дворец Императрицы. ======►

Окрестности Софии. Историко-культурный комплекс Витоша. Развалины Дворца.
[audio]http://pleer.com/tracks/110814706Muz[/audio]
Комплекс Витоша1 располагался на горе недалеко от Софии. Он был памятником культуры, поэтому не претерпел значительных изменений. Фактически, его даже серьёзно не реставрировали, чтобы он хранил в себе как доармагеддонскую архитектуру, так и дух древних времён. Он был достаточно большой – Сулейман просто диву давался, в скольких местах эти дивные развалины можно было заминировать. Экстремисты из «жёсткой линии» поработали здесь на славу… Чего не отнять у графа Кузе, так это паранойи и отчаянной решимости. Минёры Императрицы потратили не один час, чтобы удалить всё это «богатство» хотя бы из развалин Дворца Витоша, и это всё при том, что начальник службы, виновато склонив голову, признался, что не знает, что ещё и в каких количествах обложили взрывчаткой сторонники «жёсткой линии». Вынужденные союзники в лице Мицкевича и Мрозека об этом ничего не сообщали – даже если бы они и были в курсе, то облегчать задачу действующей власти они явно не намеревались. Как говорится, «не мешать – так не мешать», но и не помогать…
И сейчас, как в дешёвых терранских романах, герои и злодеи собрались на «финальной битве» в центре разрушенного временем и человеческим фактором замке Витоша. Собрались они на главной площади, которую когда-то окружали стены Дворца-крепости (сейчас эти стены присутствовали только в виде небольшого куска за спиной самой Мирки Фортуны). В данном случае было совершенно непонятно, кто здесь «герой», а кто «злодей». Госаппарат предстал в лице жестокого душителя свобод, а экстремисты мало походили на «борцов за свободу» - скорее на сбежавших из спецучреждения лиц неопределённой психической ориентации…
Герцог Львова краем глаза скользил по лицам, стоящим напротив него (один бледнее другого), четверых представителей верхушки «жёсткой линии». В центре композиции, которую составляли «борцы за свободу», прямо напротив подозрительно молчаливой Фортуны-старшей стоял ухмыляющийся Эндре Кузе, за правым плечом которого маячила какая-то девица. Также по правую руку массового имперского убийцы стояли трое пленников – подозрительно грустный князь Картума, разгневанно-возбуждённая княгиня Асран и мрачно-подавленный шпион Зоран.  Происходящее всё больше напоминало Сулейману фарс: Кузе как будто бы знал, что его все предали (по крайней мере, складывалось ощущение); пленники выглядели так, будто их хотят не спасти, а сразу же отправить на плаху..
Кстати, о пленниках. Бейбарс, который уже очень давно работал с бандой Императрицы-Сет и переодевающейся в неё Мирки Фортуны, как-то сразу сообразил, что это далеко не истинная герцогиня Молдовы стоит перед нагло скалящимся Эндре. Почерк был более чем узнаваем… Именно поэтому всё воодушевление телохранителя Императрицы как-то разом испарилось. Астароше Асран, вымотанная пленом и всеми фибрами души желающая своего спасения, плюс умерщвления ненавистного графа и, желательно, отсутствия «репрессий» от власти, совершенно не понимала состояния своего коллеги. Отдельного слова достоин достопочтенный рассекреченный шпион Йован Зоран: этот субъект и так считал идею обмена пленниками крайне неудачной для обеих сторон (ни одна из них явно не собиралась быть по-настоящему честной в этом обмене), так ещё и реакция Бейбарса была куда как красноречивее любых слов. Сам Йован мог бы и не распознать, кто же скрывается под розовой миркиной шляпой с маленькой вуалькой, но реакция Картумского князя могла обозначать только одно: эта фигура, изображающая Фортуну, была «пламенным приветом» для всех присутствующих… Теперь для пленников «жёсткой линии» обе стороны стали одинаково недружелюбны.
Дальше – лучше. В смысле, хуже. Это граф Загреба знал точно. Уже один вид грёбанных 15 опальных экстремистов, закованных в пояс со звуковым детонатором, наводил на грустные мысли.
- Если она превратила их в очередного Сулеймана – может, ну их, к чёрту? Пусть сделает из них фарш, мы признаем их мучениками режима и разойдёмся по-тихому, - отстранённо размышлял Эндре. – Хотя..не, по-тихому не получится. Уже.
Так же ново-старого лидера жёстких крайне нервировал факт, что янычар не очень-то много. Тех, что стояли вне комплекса Дворца, было явно недостаточно для честолюбивой герцогини. А тот единственный, что стоял рядом с ней во Дворце скорее выглядел, как насмешка.  Кузе думал так: если армии не видно, значит, она хорошо спрятана. А это было очень, ну очень плохо для замглавы ЧР.
- Что-то как-то скудно вы вооружились, - надменно ухмыляясь, обратился граф к молчаливой статуе-Фортуне. – Никак госфинансирование урезали после такого-то провала?

- Вашему самолюбию хочется большого конвоя для тюрьмы? – изящно подняв левую бровь, уточнил герцог Сулейман.
- Тюрьмы?! Вау, а, по-моему, вы меня хотели сразу укокошить. Иначе бы не посылали за мной эту дурочку из переулочка, - мотнув головой в сторону Астароше, парировал Эндре.
- Да, вы совершенно правы, слишком много чести вам – ещё и конвоировать в тюрьму, - фыркнул герцог Тигриса.
- Ну, держись, Кузе! – проревела княгиня Киева. – Только меня освободят, я тебя…
- Освободят? Расслабься, Асран. Посмотри-ка на этих, - граф махнул рукой в сторону 15 заложников. – Их подорвут к чертям. И, поверь мне, тебя накроет первой в этом случае..
Больше всего Энтроациокуль не любила неопределенность. Например, когда человек не знает, чего хочет. Совсем не знает. Или когда много людей создают ситуацию, последствия которой их волнуют меньше всего. Любой из этих примеров чреват неприятностями для окружающих, особенно против воли вовлеченных.
Босс-на-1-поездку вел себя более чем странно. Запредельно далеко от границ адекватности. Выследить логическую цепочку в его действиях становилось все труднее. Самый разыскиваемый преступник возвращается на «место преступления», возглавляет местную шайку, привлекает внимание всех структур власти взрывами и взятием заложников с попустительства глав шайки, но особой поддержки и одобрения от них не получает. А затем, как сказал пан из Ягайло, действительно кульминация! Он притаскивает свою задницу в место, где его однозначно ждет смерть,   с какими-то совсем уж дурацкими целями и без нормального пути к отступлению.
Кузе не только не дал осмотреть горную крепость, но и прибыл туда с намеренным опозданием.  Когда Радовит разглядела пространство, на котором они собирались сойтись с представителями Императрицы, её внутри начало колотить. Если имперский псих взаправду заминировал подземные ходы – то он, наверное, сейчас был на вершине блаженства: на воздух взлетят все без исключения, вместе с последними остатками Витоши! Получается, он не делал особой разницы между заложниками и захваченными властью членами жесткой линии – они ему, очевидно, были одинаково противны.
Энтри ощущала себя в ловушке. Схожая ситуация в её жизни случилась  во время приключений в Венгрии, но там единой централизованной власти не было. Куда там ФОЧевцам до имперцев, да и страна-то реально крошечная! И  оба «старика-попутчика» – маркиз и Атеро - не подставлялись с такой самоубийственной отдачей: они, дьявол бы все побрал, хотели выжить!
Мысленно напоминая себя мантрой, какое оружие куда она засунула, девушка отрабатывала технику дыхания. Нужно было срочно искать положительные моменты, иначе впереди ждал нервный срыв, спуск бациллус и полное отключение мозга – а значит, скоропостижная, но не менее страшная смерть!
- Если я не возьму себя в гребанные кривые руки, я -   1-е: дяде Альбрехту так и не скажу…какой он говнюк. 2-е: Не оболью презрением лживого бурбонского потаскуна. 3-е:  Не надеру зад ватиканцам и инквизиторам. 4-е: не успею добраться до родного Ягайло и сжечь там  все дотла. 5-е: Самолично не прикончу Кузьку, мать его, почему ты не задушила его при родах?!
В крепости все-таки была своя радость – подземные ходы, до которых ещё нужно было добежать, и река. Река нравилась Ядвиге гораздо, гораздо больше катакомб – минировать реку, слава богу, никто не додумался. На скутеры полячка не полагалась: ни малейшей крохи веры, что она до них доберется в целости, не было.
- У Кузьки ведь есть плюсы, а? Ну, должны быть.. Дай-ка подумаю. А-а! Щит! Точно, его щит! Отличная хрень! Мммм, ещё он не жрет детей. Чем не плюс? Неужели, он надеется только на свой щит и скутеры?! Бредятина! Нееет, только посмотри на эту Витошу - нас живыми не выпустят! Мы все сдохнем в мучениях!! Вот черт, черрррт, чертячина!!!
Лица обеих присутствующих сторон надежды в Ядвигу на благополучный исход совсем не вселяли: в воздухе просто вибрировало критическое  количество желчи, сарказма и старой ненависти.
В этот самый момент из входа в крепостную смотровую башню, что зиял чернотой прямо за спинами 2 официальных представителей  власти, во внутренний дворик (он же Лобное место) на дневной свет выплыло новое действующее лицо – существо женского пола примерно ростом с саму Ядвигу, одетое в полыхающий изумрудной зеленью воздушный наряд с огромным головным убором и вуалью до самых щиколоток.  Представители власти, с которым Кузе успел обменяться любезностями, склонились в торжественном и глубоком поклоне.

- Граф Загреба, я рада, что в ваших умозаключениях ещё присутствует трезвый расчет. Для потерявшего разум  человека истинной расы это, несомненно, последний луч света.  Князь Картума. Княгиня Асран. Искренне  надеюсь, что у вас сильных повреждений нет? Мы беспокоились за вас.
Воин в черном одеянии и полузакрытым лицом, тенью следующий за Императрицей (факт, что это была Императрица, Радовит решила даже не оспаривать), поднес к лицу некое устройство, помещающееся в ладони, и из тьмы смотровой башни вышло 6 человек, среди которых преимущественно были женщины, дети и старик. Двигались они непривычно для мафусаилов: медленно и неуверенно - как будто шли наощупь. Верхнюю часть лба вместе с глазами им закрывал стальной обруч. Видели ли они в нем хоть что-нибудь, Энтри наверняка сказать не могла. Но выглядело это, по ее мнению, жутко – как если бы восстали мертвецы.
Появление самой Императрицы в сопровождении шести заложников вызвало бурную реакцию в среде четверых «старейшин» агрессивно настроенных аристократов. Первым сдали нервы у афинянина – он вскричал «Агазон, брат мой!» и упал на колени, протягивая к нему руки… Один из шестерых заложников, пришедших с Великой Матерью, принялся усиленно мотать ничего не видящей головой и, похоже, тоже что-то бормотал. Граф Мицкевич был более сдержан, – среди пленников были две его племянницы - но он уже понял, что власть никого не будет жалеть и потребует самых жестких гарантий выполнения обещания со стороны главных деятелей «жёсткой линии». До этого всегда невозмутимый мэр Александрии сейчас почему-то не выглядел счастливым. Как оказалось, и у наглых и беспринципных были слабые места, по которым государство могло ударить. Трое из четырёх заговорщиков в среде имперских экстремистов выглядели шокированными, напуганными и явно не знали, что же будет дальше. Мрозек лишь скривился, как от зубной боли – родственников у него почти не осталось, а тот, что был выбран Её Императорским Величеством в качестве «жертвенного агнца», особых родственных чувств не вызывал, но и его преждевременной смерти барон, разумеется, не планировал.
Госинспектор Асран молчала, очевидно, прибывая в изумлении от появления Императрицы и заложников родичей глав «жёсткой линии». Шпион Зоран одним из первых  осознал весь масштаб проблем и почему-то постарался казаться меньше ростом. И только Бейбарс, который уже понял, в чём суть да дело, мужественно склонился и ответил:
- Благодарю за беспокойство, Ваше Императорское Величество. Я и княгиня Асран практически в полном порядке. Прошу простить нас за причинённые неудобства…

+1

29

[avatar]http://savepic.ru/12045104.png[/avatar]

Крепостной комплекс Витоша.

- Бва-ха-ха! Вы только поглядите, парочка терранских кварталов – а какое представление! - расхохотался граф Кузе. – Признаться, я даже не рассчитывал на ваше появление, госпожа Императрица! – хмыкнул и оскалился опальный аристократ. – Вы меня такой чести не удостаиваете – подсылаете всяких шестёрок..обычно, - махнул рукой в сторону троих пленников «жёсткой линии» уроженец Загреба.
- Вас происходящее забавляет, граф? – с надменным выражением лица уточнил герцог Сулейман. – Тогда вы и правда не здоровы… Психически.
- Я-то разум как раз не потерял. Может, не совсем в здравом, зато в своём..и всё моё – при мне, герцог, - криво усмехнулся Эндре Кузе. – А вот вы здесь явно все НЕ в своём разуме. Деспотичное полицейское государство, где драка за власть идёт не между демократами и консерваторами, а между жестокими убийцами и ещё более жестокими убийцами.. И одному неуравновешенному маньяку на этом празднике жизни совсем нет места: какая трагедия!
Экс-премьер-министр Тсуары в еле сдерживаемом бешенстве открыл рот, чтобы морально задавить зарвавшегося преступника, но взмах руки женщины в зеленом его остановил.
-Достаточно, Эндре Кузе! Вам нет необходимости унижаться более чем вынуждает безвыходное положение, в которое вы сами себя поставили. Ибо Мое присутствие отнюдь не делает вам чести, граф. Я здесь потому, что приняла окончательное решение. И вы,  ослушавшиеся дети, дети, посягнувшие на равновесие Империи, выслушаете волю своей Матери!  Сегодня Я нахожусь здесь из-за вашей глупой, пагубной самонадеянности. И радоваться вам нечему: я пришла, чтобы лично покончить с «Жесткой линией»...
Вдруг в воздухе прошла вибрация,  вспышка света ослепила на долю секунды глаза Энтри - и крепость изменилась до неузнаваемости: вокруг дворика смотровой башни, там, где раньше были просто голые серые развалины, повсеместно стояли ряды янычар, держащих оружие наготове. Девушка, выпучив глаза, медленно поворачивалась, чтобы оценить для себя масштаб  безвыходности их положения, которое так «любезно предсказала» Императрица.
-… Раз и навсегда. Я не прощу виновных в смерти детей Тсуары и разрушенного достояния – моей собственности. Вы, присутствующие здесь нобели, рискнувшие выдвинуть ультиматум Вашей Матери, не останетесь безнаказанными за содеянные вами чудовищные  преступления против Империи. Мне более нет дела до ваших целей и намерений, я не проявлю ни малейшего снисхождения  к «жестоким убийцам», которыми вы и являетесь по своей природе. К моему глубокому сожалению, изменить это, как оказалось, даже мне не под силу.
И тут Эндре как-то сразу стало скучно: игра «догони меня кирпич» из веселой беготни превращалась в экстерминатус в стиле «из града по воробьям».. Мало походило на тот тонкий ход, с помощью которого Августа Врадика вывела стоящего сейчас справа от неё герцога Сулеймана на чистую воду. Никакого изящества. Как..топорно.
- Снисхождение-то у вас выборочное, Величество, - мрачно хмыкнул граф Загреба. – Главного заговорщика герцога вы спасли, а вот барон Люксора такой чести не удостоился.
После этого Кузе, не поворачиваясь к противникам спиной, резко дёрнулся назад - и произошло сразу несколько вещей: прогрохотал подземный взрыв, обваливший часть уцелевшей стены, на которой стояла «армия» янычар, продемонстрированная Императрицей, а затем послышался странный хлопок, и всё пространство Лобного места заволокло зеленоватым едким дымом.
Кузе прикрыл лицо рукавом, чтобы не вдохнуть этой отравы и, под градом выстрелов автоматических излучателей дезориентированных янычар, активировал щит Эгиды. Один из выстрелов зацепил его в левое плечо, до того, как щит Зевса оградил его нерушимой стеной, но Эндре пришлось игнорировать боль – ему и его напарнице требовалось выбираться.

- Что вы творите! - откашливаясь от дыма, кинулся к маньяку-убийце терран Адам Мицкевич. – Вы нас всех погубите! Не смейте подрывать комплекс!
- Тут нечего подрывать! Сработала только одна бомба – всё разминировано! - рявкнул граф Кузе, оттолкнув графа Кракова с дороги щитом и кинулся к Энтроациокуль.
- Газ – явно не инициатива экстремистов. Империя сама против себя? Навряд ли. Но кто? – лихорадочно размышлял Эндре.
Приспустив лицевой щит, Эндре Кузе подбежал к усугубляющей всеобщий хаос своими химическими шедеврами Радовит, схватил её за талию и, закинув на плечо, снова перевёл щит в прежнее положения. И сразу на предельном вампирском ускорении бросился к выходу из крепости. Тем временем вокруг начинался самый настоящий кавардак..

В среде пленников имперских экстремистов также творился полный бедлам: данная Ядвигой Бейбарсу в казематах поместья Мицкевича отмычка наконец-то пригодилась, князь смог снять кандалы с себя, с Астароше и только на Йоване верный инструмент переломился пополам и перестал быть эффективным.
- Да что же это такое, какая-то полоса невезения.. Говорила мама: иди в делопроизводство! Нет, в шпионы пошёл! - тихо ругался засланный казачок  Императрицы.
Обе особи княжеских кровей вовремя догадались прикрыть рот и нос от дыма. Когда туман слегка рассеялся, перепуганная появлением Великой Матери государственный инспектор прокричала:
- Я поймаю этого мерзавца, Моя Госпожа! – и кинулась в сторону, где  скрылся силуэт графа с помощницей.
Телохранитель Императрицы, не желающий оставаться в радиусе поражения взбешённой Фортуны-Императрицы, вторил Астароше:
- А я за ней прослежу! - Бейбарс подобрал валяющееся недалеко от пленников личное оружие, оставляя надышавшегося газом Зорана тихо млеть на земле, и поспешил за княгиней Асран.

Мешком болтаясь на плече петляющего словно зайца-беляка босса, Радовит  лихорадочно пыталась  сопоставить факты: она успела швырнуть всего штук пять капсул, но до удушающего газа ещё не успела дойти…Кто-то выхватил эту идею буквально  из её головы и не преминул воспользоваться! И это был точно не имперский псих..
Когда Кузе уже почти добежал до черного зева ближайшего подземелья, в полуметре от него полыхнуло так, что каменные осколки посыпались с неба.
- Рехнулся?! Отпусти сейчас же! Хочешь сделать из меня мишень?! Да хрен тебе!! – Полуоглохшая Энтри  пустила в ход кулаки, колошматя спину мафусаила и то, что ниже её.
Но в темноте резко уходящего вниз каменного  туннеля парочку уже ждали.
-Действительно, как Берек под Коцком!  Ваша правда, ясная пани.. Прошу меня простить, что не поверил сразу. Как вы, не надышались «вонючкой»?
- Ты?! Все-таки приперся!– Ядвига уже третий раз за день выпучила глаза, выворачивая шею и позвоночник, чтобы увидеть носителя знакомого голоса. - Неужто из-за цацки?!
- Дорога здесь самая удобная, а мы как раз  мимо проходили..- Кшиштоф Собеский хмыкнул, разглядывая представшую его глазам картину пятой точки секретаря на плече её босса.
Граф Кузе со своей ношей на полной скорости резко затормозил рядом с неосмотрительно стоявшим на его пути прислужником пана Собеского.
- Ты не мишень, ты под щитом вместе со мной, - процедил Эндре в ответ Энтри. После чего соизволил обратить своё внимание на столпившихся в тоннеле катакомб мафусаилов.
- Это ещё кто? – прищурился опальный аристократ Империи, глядя на Кшиштофа. – И какая ещё «цацка»? Газ – ваших рук дело?
Впрочем, на самом деле это всё не очень-то волновало графа Загреба. Требовалось как можно скорее покинуть тоннели, чтобы хоть как-то замедлить погоню.
- Нам нужно уходить отсюда. Тогда я смогу взорвать, что осталось из взрывчатки в катакомбах – это замедлит преследователей, - сообщил Эндре Кузе польской делегации. – Вы либо с нами, либо как хотите!
Заместителю Калигарис пришлось спустить Радовит с плеча, так как катакомбы дальше становились низкими и узкими – с ношей там не пройдёшь. Но отпускать от себя напарницу далеко имперский маньяк не стал, схватив её за плечо и потащив за собой в глубину тоннеля.
Этот белобрысый поляк заму Главы ЧР явно не нравился, но сейчас было не то время, чтобы выяснять отношения и говорить своё веское «фи»..

- Уверяю, мы с вами, граф! – Мафусаил взглядом проводил пробирающегося сквозь толпу его людей невежливого опального имперца и, дав знак двум соратникам минировать вход в подземелье, в сопровождении оставшихся троих направился вслед за Загребским . – Боюсь, так просто уйти не получиться в этот раз, господин Кузе. Ваши рьяные фанаты –янычары – будут грызть землю, но до вас доберутся.  И подрыв их не остановит, уж поверьте! Моих людей хватит, чтобы увести погоню в сторону границы с Венгрией. Поэтому предлагаю вам и вашему прекрасному секретарю  обменяться одеждой с моими друзьями, что скажете? И пока вы думаете, спешу вас обрадовать, что все пограничные переходы уже перекрыты, мы недавно проверяли. Но выход есть, если вы согласитесь положиться на мое слово..
- Не пойму, с чего вы так решили помогать: фанатики или просто самоубийцы, но эта часть вашего плана меня устраивает, - смерив Собеского оценивающим взглядом, процедил Загребский аристократ. После чего руководитель предприятия от ЧР в Империи кивнул Радовит, чтобы она так же приступила к переодеванию. В туннеле как раз имелось тупиковое ответвление, где можно было это сделать без свидетелей. Судя по всему, ей требовалось поменяться одеждой с невысоким и лысым метоселянином, с шрамом на правом глазу.
- Вы ему хоть тряпку на голову натяните – а то даже издалека не сойдёт за моего секретаря! - скривился Кузе, кивнув на карликового поляка.
Сам же Зам. Главы «Чёрной Руки» обменивался одеждой с высоким поляком, одетым наиболее приближённо к имперскому стилю, чем к национальной одежде Ягелло.
На деле же Эндре думал о том, что на днях он по тайным каналам связался с агентами Атеро на границе с Македонией и вроде как от них пришло подтверждение, что они будут ожидать их боевой дуэт в приграничном посёлке.. Только вот до него ещё нужно было добраться.

- О, все очень просто на самом деле: земляки друг друга не бросают в беде! Да и не особо беспокойтесь: такие, как мы с вами, всегда сочтутся. Да, ясная панна?
- Ммму, хрррр! Ну и вонища! Смердятина! Фтоже за дерьмофшина…фута бы Атера! Штоп прочуфштвовал!! Я эти благоуханные тряпки Учителю посылкой пришлю!
Пока Энтри сражалась с пахучей одежонкой лысого, к уже переодетому Кузе подошёл пан Собеский с картой.
- Сейчас, нежная пани, у вас на хвосте слишком мощный стимул: или вы скоропостижно свыкаетесь, дыша через раз, или  янычарское дыхание вам в затылок и увесистый пинок под зад!
- Бу-бу-бу.. Варвар! И нахалюга..
-Как скажет пани секретарь! Что ж, граф, вторая часть плана такая - нам с вами придется разделиться: группа из «официального графа и его секретаря», как я уже сказал, уводят основную погоню к Венгрии. Я и панночка будем идти с вами в одном направлении, но разными тропами, в основном, придерживаясь русла Струмы. У Шипочано она соединяется с Драговиштицей, там мы с вами сойдемся, нас будут ждать мои соратники…
И тут Загребскому графу всё как-то сразу стало ясно: этот белобрысый поляк был тем щёголем с бала, что пытался произвести впечатление на Ядвигу. Пану явно что-то было нужно как от самого Кузе, так и от Радовит – но пока его цели и мотивы были зыбкими и неясными. Эндре-то мог и проигнорировать такое «обязательство» - всех, кому был должен, маньяк-убийца уже давно послал. Но Ядвига была..слишком честной?..или наивной?  И сейчас этот подлый мафусаил решил воспользоваться случаем, чтобы задурить голову пани: неожиданная помощь, галантность пополам с юмором и желание разделить её с Кузе..
Внезапное стремление оторвать головёшку паскудному глупцу пересилила необходимость: чтобы спастись заму Калигарис и его Напарнице требовалась помощь этого поляка и его банды. Уже переодетый Эндре навис над Кшиштофом, который был пусть и на пару сантиметров, но был ниже, и сообщил:
- Придерживаться реки – разумная идея, с ней я согласен. Так же, как и фокус с переодеванием. Но мой секретарь с вами не пойдёт: девчонка пойдёт со мной и только! - недобро прищурившись, выплюнул граф Кузе.

+1

30

[Empire Must Die. Бурса. Поместье нелояльной государству аристократии.] ====►►

[Около Софии. Комплекс на горе Витоша. Neverending fight.]
And the terrorists were over-zealous,
But it was sweet when they killed Ellis!
And, with a little help from Allen,
John McClane kicked ass!
We're gonna die, die, die, die hard!
Yippee-ki-yay, motherfucker!
Guyz Nite - Die Hard

Пока экстремисты устраивали маскарад с переодеваниями и сцены ревности, бросившиеся им вдогонку Астароше и Бейбарс времени зря не теряли. Княгиня и телохранитель Императрицы неслись по полузатопленным туннелям туда, где предположительно скрылись преступники. Аста даже забыла захватить своё копьё, которое ей принёс побежавший следом князь Картума. И в данный момент эта сладкая парочка попала в один из тех проходов, что качественно заминировала «жёсткая линия» и плохо разминировали янычары. Стремительно пробегая на ускорении, по колено утопая в мутной воде, госинспектор Асран, сама того не подозревая, активировала детонатор целой системы тоннелей…
Взрыв прогремел такой силы, что разворотило не только тоннель Астороше и Бейбарса, но и соседствующий с ними, в котором Эндре пытался сдержаться и не прибить пана Собеского. Мир поглотила вспышка яркого света – в тёмных туннелях стало светло, как днём, экстремистов и представителей госаппарата расшвыряло в разные стороны. Кузе, которому пришлось временно деактивировать щит для переоблачения, приложило головой о скользкие камни, и он валялся в аппендиксе тоннеля катакомб, с залитым кровью лицом, и не подавал явных признаков жизни..
Спасительное появление соотечественника, да ещё и с подготовленным планом, в котором задействовано столько «соратников», вызвало у Энтри двоякую реакцию. Несомненно, она была рада протянутой руке помощи, которую, как она считала, сама обязала протянуться, но сноровка пана из Ягайло говорила о том, что валить из Империи раньше окончания операции по обмену заложниками он  не собирался, хотя убедительно и заверял её в обратном.  Его сугубо «общеобразовательная миссия» в этой стране  могла оказаться, в действительности, чем угодно.  Поэтому за время подземельной суеты Ядвига краем уха ловила все, что говорилось вокруг, на всякий пожарный случай.
Её нынешнее недоверие славянину вполне согласовывалось с мнением имперского маньяка, вечно подозревающего каждого встречного. Но вот когда Кузе начал наезжать на Собеского, категорично выбирая путь  спасения за полячку, Радовит с перекошенным от злости лицом попыталась влезть, но не успела - прогремел взрыв,  раскидав вынужденных «братьев по оружию», попутно накрывая мафусаилов дождем из каменных обломков.
Ей относительно повезло – взрывная волна, оглушив и дезориентировав, отшвырнула тело Энтри в то самое тупиковое ответвление-«раздевалку». Основной удар пришелся на спину, которой она «вынужденно затормозила» о стену.  Очнулась блондинка почти сразу, голова трещала, и в ушах все ещё маньячило эхо подземного грома. С матами отплёвываясь и расчищая себе дорогу из кусков тоннеля разного диаметра, ягайловская княжна стала осматривать их каменный мешок на предмет просвета среди завалов. Выход был –из одного из  «скальных заносов» шло слабое дуновение воздуха. Если разворошить глыбы, то выбраться все ещё было можно, оставалось определиться с кем именно. Двое из напарников Собеского также пришли в себя и отыскивали оставшихся. Собеский матерился и стонал, пока ему помогали вытаскивать конечности из-под огромного куска камня. Кузе же обнаружился последним. Но внутреннего ликования данная находка у Энтри не вызвала. Ковыляя к бессознательному телу, блондинка начала чертыхаться. Эта ситуация была уже в точности пройдена в злополучном маркизате Венгрии. Снова хаос и разрушения, и вконец израненный босс на руках. Ядвига почувствовала, как её начинает бить дрожь. Прилагая  усилия, чтобы заставить руки слушаться, девушка, обхватив голову имперца,  осмотрела её, подмечая характер ранений. Ей пришлось оторвать себе рукав, разрывая ткань на многочисленные куски, чтобы хоть какой-то тряпкой протереть лицо  и перевязать раны. В голове набатом забила тревогу мысль, что в этот раз им не уйти: Ядвига знала, что не сможет  бросить графа – ведь именно с этим заданием гребанный Учитель, очевидно, её и послал. Но поддержки ЧРовцев, как в Венгрии, рядом не было. До границ ещё далеко, а то, что с телом на руках полячка одна не прорвется сквозь кордоны янычар Императрицы живой – было само собой разумеющимся. Выбор был: уломать Собеского помочь, несмотря на явный балласт в их плане спасения в виде тела опального имперца, либо залечь на дно, дожидаясь, когда граф сможет встать на ноги. И принимать решение девушке надо было сейчас. Она сама не заметила, как в голос зарычала, когда обнаружила ещё одну рану у Кузе на левом плече. Лежал он неудобно для нее, раненная конечность была у самой стены, а её собственные руки все так же не слушались, так что Радовит, чтобы дотянуться и перевязать плечо, пришлось полулечь  мужчине на грудь.

Голова гудела, словно его долго били ею о стены имперских казематов, в горле застряла каменная пыль от взрыва, а глаза слезились от боли и яркой вспышки.. Еще и какая-то непонятная тяжесть навалилась на грудь..словно тоска. Только, в отличие от махровой тоски и одиночества, с которым граф Кузе привык уже жить, эта тяжесть была тёплой, мягкой, лёгкой..и живой? Живой?! Эндре с трудом разлепил глаза – зрение пока что подводило, поэтому перед собой вместо своей груди он разглядел размытое светлое пятно, оно что-то бурчало и, кажется, материлось. Когда картинка стала чуть более чёткой, Зам. Главы ЧР узнал в лежащей на нём оборванке своё наваждение – Этроациокуль.
Увидев, что граф оторвал голову от земли, девушка замерла, а мафусаил протянул к её лицу, не придавленную пани окровавленную с мелкими царапинами, руку, прикоснулся к её щеке и хрипло, но как-то нежно, позвал:
- Ядвиня.. Ягенка..Ига.. – пальцы Загребского графа оставляли на испачканной гарью щеке девушки багровый след, который Эндре провёл до самых губ Энтри.
- Я не могу без тебя..всегда..любил..даже если умру, - не очень связно пробормотал Эндре Кузе, да которого после контузии от взрыва реальность и бред перемешались между собой..
С усилием переведя себя в полусидящее положение, опальный имперец заключил в крепкие объятья попытавшуюся сползти пани и, резко приблизив своё лицо к её, замер на мгновение в нескольких миллиметров от лица полячки. Его пересохшие и потрескавшиеся губы резко прикоснулись к мягким губам девушки, словно граф не верил своему счастью. Тут он, словно опомнившись, провёл языком по губам напарницы, предлагая впустить, когда шокированная партнёрша осталась бесстрастной, Кузе слегка прикусил нижнюю губу ягелловской княжны. Всё ещё не пришедшая в себя от такого напора Радовит попыталась возмутиться, что бесцеремонный маньячина счёл приглашением к продолжению и уже нагло воспользовавшись возможностью, протолкнув свой язык в рот девушке, с изрядным усердием исследуя предоставленное пространство.
Останови меня..Останови меня сейчас или мы сдохнем в этих бесконечных объятьях, я тебе обещаю..

Удар нежным женским кулаком по раненной голове пришелся в самый раз – охреневший  контуженный кровосос хватку ослабил. Вскочив на ноги и отплевываясь, с вытаращенными глазенками на чумазой мордочке блондинка пнула недавно такое замечательное в своей неподвижности тело.
- Ты…ты…ты! – Гипервентиляция легких дело серьезное, ибо отключает мозговую деятельность на раз. - Это…это даже на бред не похоже…  Выкидыш пробирочный! Ушлепок обдолбанный! Мало приложило?! Или ты просто зарвался?!«Ягенку» затрясло уже нешуточно. Бешенная ярость и накопленный страх вперемешку со стрессом требовали немедленного выхода: Энтри, раздувая ноздри и хрипло дыша, бессознательно схватилась за личное оружие – те самые отравленные иглы. – Ещё раз…ещё хоть раз…ты дашь мне повод –я  убью тебя! И твой щит тебя не спасет!
Славянин в попытке встать на ещё не до конца регенерировавшие ноги  окрикнул девчонку несколько раз. На четвертый у Собеского даже получилось докричаться до ее сознания, и Энтроациокуль сподобилась спрятать маячившие в опасной близости от шеи Кузе ядовитые иглы.
- Вижу у тебя все в порядке - раз снова ведешь себя, как будто белены нажрался! Значит, моя помощь тебе не нужна. Это замечательна новость, потому что я ухожу с блондином. Совсем! До границ, надеюсь, не свидимся. Так что досвидос, и передашь Атеро, что  я возвращаюсь домой!
На окончании её монолога к парочке на своих двоих доковылял пан из Ягайло.
- А, панна секретарь скоропалительно уволилась! Я бы поздравил.. Э-э, не надо применять свой грозный взгляд ко мне, я же еле стою!Кшиштоф примирительно поднял руки, с ухмылкой глядя на чумазое лицо свирепой воительницы. - У нас некоторые изменения наметились, так что придется вам, ясная пани, потерпеть бывшего работодателя.Пан Собеский перевел взгляд на перемазанного кровью Кузе. -Граф, если вы в состоянии перемещаться – то самое время выбираться отсюда! Упущена возможность уйти легко и красиво, поэтому мы втроем отправляемся до Шипочано, а мои ребята  остаются. Если у них получится, то янычары нас потеряют.

А счастье было так возможно..если вырубить Энтроациокуль, взвалить на плечо и ускакать в закат.. К сожалению, у опального графа пока не было такой возможности – странная перемена настроения у Кшиштофа – на реплику которого граф мрачно, но благодарственно кивнул - была в данном случае только на руку Кузе. Ибо романтичный лад тут же схлынул после всей той чуши, что наболтала ему вздорная девица, в которую его угораздило влюбиться. Гнев моментально затопил сознание имперского маньяка, что сделало разум кристально чистым и добавило сил израненному телу.
- Вот сама Атеро и передашь, - прошипел Эндре, приближаясь к напарнице. – Моя задача вернуть тебя в ЧР, хочешь ты этого или нет. Так что у тебя ещё будет время устроить ему красивую прощальную сцену..
Естественно, Зам Главы «Чёрной Руки» и не собирался никуда отпускать свою  партнёршу – ни с этим белобрысым отбросом, ни из Crna Ruka, но сообщать сей нелицеприятный факт взбешённой пани сейчас явно не было хорошей идеей. А вот вырубить её на границах и дотащить до Македонии на себе – в самый раз.
Разбившись на несколько групп, мафусаилы кинулись прочь из разрушенных тоннелей: требовалось как можно скорее убраться от горной твердыни..

На лобном месте, оставшемся от крепостного комплекса Витоша, гулял ветер, рассеивающий остатки пыли от взрыва и ядовитого газа. Часть бравых солдат Её Величества всё ещё оставалась в крепости, защищая первых лиц государства. Четверо неудавшихся заговорщиков против опального графа Эндре были незамедлительно скручены и унизительно поставлены на колени осанистыми янычарами. Перед несчастными  экстремистами развернулось целое представление: когда после взрыва с земли поднялась «Императрица»; с головы её успела свалиться сложная конструкция из шапки с вуалью и съехавшего набок тёмного парика, из-под которого виднелись светлые пшеничные волосы.
- Ах, ты…поганый ублюдок! Я отрежу тебе голову и повешу у себя в гостиной! - поднимаясь, прокричала в сторону, куда убежал имперский преступник, уже Мирка Фортуна.
- Как? – ошарашенно воскликнул афинянин. – У нас две герцогини?!
- Их не две, одна из них кукла, - возвёл очи горе барон Мрозек.
- На вашем месте я бы вообще молчала, - рявкнула на четверку глав  «Ж.Л.» разгневанная герцогиня Молдовы. – Иначе ваши головы тоже украсят чью-нибудь каминную полку, добидки…
Герцог Львова Сулейман взирал на место происшествия с вселенской тоской: вся продуманная и массовая операция потерпела сокрушительный провал, а всё потому, что один неуравновешенный маньяк не стал играть по миркиным правилам, чего умная, казалось бы, женщина, почему-то совсем не ожидала…
- Ну, а вы чего молчите, герцог?! Вам в кой-то веки нечего сказать? – недобро прищурив глаза и явно выискивая, на ком бы сорваться, обратилась к герцогу Тень Императрицы.
- У серьёзных людей и промашки серьёзнее… Мне уже просто нечего добавить. Кроме того, что я совершенно не знаю, как из этого теперь выбираться, - пожал плечами Сулейман.
- Как, как! Перекройте границу и блок-посты по всей территории от Софии! Каждого подозрительного и не только – досматривать! Патрулировать пустынные территории с воздуха! - командирским тоном отдавала команды оставшимся янычарам Фортуна-старшая.

Большие картинки и мат

А)(тут было больше, но техошибка всё удалила, и я психанул)Про любофф: переписывалось тучу раз, ибо мой "цензор" Сет-чи забраковывала один вариант за другим. Порнуху не пишу принципиально - не умею. Людей графично мочить умею. Остальное - как получается.
И да, под сопливую романтику ничего нормального написать невозможно - испробовал на себе. Пришлось прибегнуть к запрещённому приёму: [audio]http://pleer.com/tracks/13479927HWKB[/audio]
Б) План Дворца оно же "лобное место":

http://www.forum.bg-nacionalisti.org/gallery/2725_02_08_12_7_34_56.jpeg
http://s58.radikal.ru/i162/1510/a2/262f16e13ba8.jpg
[avatar]http://s009.radikal.ru/i308/1510/78/2129e009a886.jpg[/avatar]

Сулейман и Мирка ============>> Запретный Дворец

Эндре Кузе и Ядвига Радовит =======►► [Македония. Окраины Скопье. Крепость Скопско Кале.]

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Остальные стороны Империи