Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Остальные стороны Империи


Остальные стороны Империи

Сообщений 11 страница 20 из 30

11

II.
[avatar]http://savepic.ru/11995967.jpg[/avatar]
- Известное лицо, за которым вы приказали  установить слежку ещё …очень давно…за долго до моего назначения…в Ватикане.
-Да?
- Не менял места дислокации. Тут  кое-какие вещественные доказательства от источника. Есть донесение, что «очень мало вероятности, что что-то изменится в ближайшее время»..
-Оставьте, я потом просмотрю.
- Да, Госпожа. Вот здесь разведданные о нежелательных аполитически настроенных …
- И что нового в этот раз?
- Госпожа, выдвинулась новая «коалиция» мафусаилов и терран с подобными идеями на территориях германских королевств и маркизатов, и в части Европы, и…
- Они что, по-вашему, только сформировались и сразу же расползлись по всему свету? Абсурд! Вы снова что-то упустили.
- Госпожа, но мы получаем именно такие донесения, с тех пор как вы дали распоряжение следить за всеми подозрительными антисоциальными элементами…
- Я поняла. Ваши предположения?
- Вполне возможно, что это одни и те же лица..
- «Путешествуют»?
- Получается, что так, Госпожа. У некоторых наших оперативных источников информации есть документальные подтверждения: одну группу лиц засекли в нескольких странах, и повсеместно они находились там, где собираются уже известные нам «недовольные порядками».
- Ищут сторонников. Не ново. И каковы успехи?
-Как-то у них не очень ладится. Пополнения среди них новыми субъектами не сильно заметны.
- Значит, по договорённости «субъекты» просто двигают заданным маршрутом в само «гнездо» после ухода вашей «группы лиц».
- Если бы, Госпожа. Они не «двигаются заданным маршрутом». Они продолжают вести тот же образ жизни. А это значит – их не приняли.
- Ммммм… Какие  «привереды»! Как хоть именуются?
- Именно что. «Розенкройц», Госпожа.
- Что-то немецкое.. Очевидно, в Германике тоже уже не следят за такими вещами. Расслабились.
- У нас имеется множество фотографии одних и тех же людей в разных местах. Но проблема в том, что все фотографии отвратительного качества – ближе не подобраться никак, у них весьма неплохо организованна охрана.
- Давайте хоть что-то. Поглядим на этих заносчивых ребят.
-Вот. Выходят из отеля…вот…тут обычно собирается весь бомонд  Богемии…Венеция, Госпожа. Маркизаты, ещё есть с Севера кадры..
- Увеличить изображение можете?
-Сию минуту, Госпожа. Вот.
- Ммммм… Старик.. Почти старик..а вроде как телохранитель.. О! Молодёжь пошла. Брюнет…Блондин. Постоянно они. Везде они! Сладкая парочка.. Всё?
- Недавно к нам попало одно видео.. Но я ещё не успел его посмотреть..
– загружает файл на портативный компьютер.
- Ну, вот здесь и посмотрим. Включайте.
- Это они же. Но можно увеличить.
- Разношёрстная компания.. Стоп! Верните на «вечную парочку». Мне показалось…наверное? Ещё раз перемотайте!
- Увеличить, может быть?
– кликает на сенсорной панели.
- Нет. Этого не может быть. Увеличить максимально! Нееет, невозможно.. Но..как?!
- Что-то не так, Госпожа? Он вам знаком?
- … ККА-АИН?!?

Чувства были самые противоречивые. Хотелось…бросить всё и нестись, сломя голову туда..где..
В общем, туда.

Но… Почему он раньше меня не нашёл?? Ведь наверняка знал…всё сопоставил и догадался..?

Одному, «живому»- среди-мертвецов, – я не нужна. И ничего не поделаешь. Ему нужна другая…Та- Которая -Мертва. Всегда.
Другому, «мёртвому»- среди-живых,- как оказалось тоже. Ему нужен..целый Мир. Нет, не так. Месть миру. «Аполитичен», мать его пробирку! Сейчас.
Оставалось только – продолжать жить … и ждать.

III.

- Как ты посмел?! Зверёнышшшш!!! Ты даже не представляешь, ЧТО я ИСПЫТАЛА, когда узнала, что ты ИСЧЕЗ!!!! Ты просто маленький…ГАДЁНЫШ!!
- Но..Но…НО БАБУШКА! Я же оставил записку…я..я предупредил.. Ты же не была сама против, если бы я навестил Эст…ты сама мне это тогда сказала…
- Свинёнышшшш! Бесёнок! КАКИХ ЧЕРТЕЙ ты повалил из ТАРЫ на СЕВЕР?! В ГЕРМАНИКУ!!!  ГЕРОЯ из себя ДЕЛАЕШШШЬ, ШАЙТАН тебя ПОБЕРИ!!
- Ба..бабуш…
- ТЫ!!! Я ТЕБЯ ТЕПЕРЬ ПОД ДОМАШНИЙ АРЕСТ ПОСАЖУ! ШАГУ не сделаешь! Сопли не подотрёшь! В туалет только под конвоем! И на ночь будешшшшь мне книжки читать…с картинками..так уж и быть. ДРУГИХ развлечений у тебя НЕ БУ-ДЕ-Т!
- Я Авеля СПАС! Если бы не я…
- ЧТО?! Что ты…сказал? А ну повторррри…
- На нас напали. И я его без сознания вытащил!
- Ты ещё и без СОЗНАНЬЯ?! Этого ТАСКАЛ?!?
- Да нет же! Скорее всего, это был тот, о ком меня этот добидок предупредал..из Розенкройц. Да-да, ба-буш-ка! Именно! Из Розенкройц.
- Ты..его видел? Разглядел? Опознаешшшь?
- А разве мы туда собираемся возвращаться?
- Не прикидывайся ИДИОТОМ! Ты его запомнил?!
- НЕТ! Там было некогда! Но голос и движения…там были нити…
-Я с тобой С КАТУШЕК СЪЕДУ!
- Так значит, ареста не будет?
- БУДЕТ! Прямо сейчас и начнём.  УМОЙСЯ и ИДИ ЕШЬ!

Ну да. Братец нашёл.
Что искал.
А разгребают все.
Как обычно.
Некоторые и с течением времени не меняются. Таких только могила  исправит. Это как «горбатость».

***

«Мир между Империей и Орденом, тобой и мной – своеобразный союз и пакт о ненападении.. Орден прекращает все подрывные действия на территории Империи, Империя же обязуется не предпринимать никаких операций по нейтрализации РКО. Так же союз может подразумевать некоторые другие условия, которые будут обговорены при встрече.. Предлагаю тебе посетить <Розенкройц> для заключения мирного соглашения и чтобы лучше понимать, что из себя представляет Орден, в качестве <участника> и просто моей Сестры..Все детали и условия будут обговорены при встрече...»
Подпись: «UNASF94-8-RMOC-666-01-ck..»

Чего же ты от МЕНЯ-то хочешь?
Если ЭТО правда – то это уже не смешно. Неужели я ТАК мешаю твоим ПЛАНАМ,
братик?
Неужели ты думаешь, я всё забыла? «Заключить мир» - это ведь теперь такое клише семьи Найтлорд, обозначающий своеобразный вызов на дуэль.
Неужели тебе так ЛЕНЬ до меня добраться самому?
Кровь. Нас разделяет пропасть…крови. Её. Твоя. Его. Почему ты не позвал меня сразу? Зачем именно сейчас?
После твоих шавок, собачонок, уничтоживших... моё абсолютное доверие к Детям. После твоих попыток добраться до …
На что ты надеешься?
Или это я…на что-то надеюсь..

Как это..как я устала, ты бы знал! Ото лжи. Несправедливости. Неужели  вам МАЛО той моей боли?!
Я не могу дать больше. То был предел. Эта грань, за которую не стоит меня выталкивать.
Я ничего не забыла, Каин. Я никого не простила, братик. Мне до сих пор больно. И страшно.
А если…Ты искренен.. И не солгал. Как раньше.. Как тогда. Ты ведь мне никогда не врал. Я знаю! Если это правда..

Слишком..больно…там..в груди что-то давит.. и жжёт.
Но это не главное!
Почему мне так жутко и …радостно, что это …окажется правдой?! Как глупая, наивная девчонка, честное слово! Аааа-ай, к чёрту всё!! К чёрту-к чёрту-к чёрту-к чёрту!

5 часов спустя. Остров её возлюбленных детей. Поместье Фортуна.

- Нет, давай с точки зрения Тары. Как говорит Мир.
Она ходила из угла в угол. Из комнаты в комнату. Из комнат заглядывала в парк и тут же возвращалась обратно. Бросалась на кровать, снова вскакивала на ноги.
Пыталась пить, но из рук всё проливалось и падало. Медитировала – но вокруг лопался хрусталь и фарфор.
Расчесала себе все руки, ноги и шею – до раздражения.
- Если не обращаю внимания – то ничего не теряет Тара. Так? Так. Он будет продолжать засылать и создавать всё более критические ситуации, как тут, так и в Ватикане. И прочая. Ну.. наверное.
- Если «принимаю приглашение»,  то-о-оо-о…!
То «раз»: есть счастливая вероятность попадания в ловушку. Там 2 варианта: под колпаком либо по частям..в разных холодильных камерах. Смешно?! А мне смешно! Императрица Империи Истинного Человечества – очередная «Святая»!
То «два»… То «два-а-а». Я наконец-то узнаю ответы на все-все сокровенные и мучительные вопросы. Даже если цена – непомерна высока..  Для мира это будет уже не важно. У меня найдутся последователи. Есть кому заменить. Хоть кого-то воспитала-а-а..
Какая же РАДУЖНАЯ перспектива!!!
Тааак! Успокойся.

Ещё через 3 часа. Там же.

Ты ЖЕ знала всё это. Что так и БУДЕТ.  Оно просто не могло ТАК кончится. Без продолжения..когда главные «герои» остались живы.
В своём большинстве.
Я бы на твоём месте… А я ведь на твоём месте! Всё, крышу снесло – сама с собой «тихо я веду беседу».
Неее, не ТИХО! ГРОМКО!
А жжёт-то кааак…

А не пойти ли мне поспать??


Вечер.

Что-то жуя и запивая тоже непонятно чем, Императрица встречала очередной закат в саду поместья Фортуна.
- А ну, мне уже всё равно. Нет, правда. Коль Мать так легко найти, а все знают, как она, т.е. я, выгляжу, то… В принципе, жить мне спокойно недолго осталось. А не лучше ли провести это время с пользой? *тяжёлый вздох* Нее, не лучше. Надо провести его весело, громко и чтоб все потом жалели, т.е. были неописуемо счастливы. ДА! Наша миссия – нести счастье и радость! Это у таких монстров, как я – основное и любимейшее хобби.
Всё. Значит, решено.
Жди, дыши и надейся..пока можешь, Орден, Я ИДУ..

+1

12

[Поместье Фортуна]

…Каменный град низвергается с высоты на огромной скорости, тяжёлые свинцовые тучи, чей гром способен заглушить выстрелы сотен и тысяч орудий, давят всё больше, и, ведомые рукой Тора-громовержца, к земле летят острые, горячие, сверкающие молнии, испепеляющие одним своим видом. Все бронебойные пушки, все ядерные боеголовки, все громы и молнии Вселенной сейчас были устремлены только к одной цели…
- Чёрт, как же голова болит!!! – проворчал Ион Фортуна, очнувшись от тяжкого сна, прихваченного в качестве сувенира в поместье княгини Киевской, откуда был недавно перевезён домой в состоянии типа «дрова».
Голова юноши действительно раскалывалась, ибо при количестве выпитого - в соотношении промилей на массу тела - промили явно выигрывали. Возможно, это и явилось причиной того, что Фортуна-младший, пребывая в состоянии, способном спасти ещё одного представителя флоры Земли, заменив его на деревообрабатывающем станке, видел столь масштабные видения собственной смертной казни.
- Тяжко как… И пить хочется… Уаааа…
Хрупкое тельце графа Мемфиса неравномерно растеклось по шикарной тахте, что стояла в одном из залов поместья, на которой, кстати, очень любила спать кошка Фортуны-старшей… Ион внезапно вспомнил об этом и неловко подскочил, чуть не свернув стоящую рядом высокую вазу с цветами. Увидев, что придавленной шерстяной тушки на тахте нет, юноша спокойно вздохнул. Хотя, будь он в уме более трезвом, он бы мог путём логических вычислений понять, что кошку он не придавил, и при этом даже не подскакивать с тахты и не ловить вазы - ибо та самая «тушка любимой бабушкиной кошки» вполне может раздавить самого Иона, а попробуй он, упаси боже, плюхнуться на неё, получил бы порцию живописных шрамов, равномерно распределённых по всему телу... Да, пожалуй, из тех, которые мужчину отнюдь не украшают.
Отлепив с измятой одежды несколько клочков шерсти питомца Мирки, граф Мемфисский решил немного освежиться. Аккуратно, держась свободной рукой за стену (вторая рука была занята кошачьей шерстью, которую он снял с костюма – Ион обещал бабушке не мусорить в поместье), он вышел в коридор. Вокруг было тихо - ни звука, ни голоса, ни шороха, как будто Вселенная вдруг замерла. Ощущение остановившегося времени нарушал только бой старинных часов в одном из залов этого огромного дома. Но он не мог нарушить царившей в поместье пустоты.
- О… Что же я такое пил-то?... Ба-а-абушка… Как же мне плохо… Что же случилось там на самом деле?… - бормотал юноша, - Чёртовы преступники, чтоб вас всех… И Сулейман… подлец… ненавижу… найду и убью… и… Ой!
Просторная стеклянная дверь, которая вела в сад, оказалась довольно твёрдой. Немного поёрзав по стеклу, Ион открыл двери и вышел на свежий воздух. Он устроился на скамье среди множества цветов и кустарников в форме шаров, рядом с небольшим фонтаном.
« Тот самый фонтан. – вдруг подумал юноша, - Здесь мы играли с Раду, когда были совсем детьми.»
В подёрнутом хмельной дымкой голове возникла картина жаркого летнего дня, пронзительно синее небо и смех мальчишек. Стук деревянных мечей. Шорох травы. «Противник» повержен. Ион победил. И, улыбаясь, протягивает руку сидящему на траве Раду.
- Повержен… - шёпотом повторил Ион и слабым движением протянул руку. Но картина отдалялась всё больше и он не смог поймать ускользающее воспоминание.
Прохладный ветерок повлиял на юношу благотворно и через некоторое время его голова более-менее, но всё же посвежела, и Фортуна-младший продолжил цепь рассуждений, которую он по звеньям растерял ещё в гостиной поместья Астороши, когда там появился злополучный графин с «успокоительным».
« Значит так. Суд… Дело ясное, что дело тёмное. Суд не был похож на... обычный суд. Временами он напоминал театральную постановку. Комедию. Нет, скорее фарс… Всё было довольно несерьёзно, особенно странно держалась бабушка… Кстати, где же бабушка? Скорее всего, она сейчас во дворце, у неё и так дел много, а теперь ещё и те уроды прибавили… И чьих же рук дело этот взрыв? Неужели «жёсткая линия»?...»
Неожиданно высокоинтеллектуальные для нетрезвого ума юноши размышления были бесцеремонно прерваны прислугой.
- Граф, к Вам…
- Граф Мемфиса! Я от командира императорской гвардии Империи! Мне нужно встретиться с герцогиней Молдовы. Это срочно!
Актрису-служанку, которая едва начала свой монолог, как будто столкнул со сцены опоздавший актёр в обличие янычара. Режиссёр постановки закричал: «Стоп! Стоп!», и запыхавшийся служивый, тяжело пыхтя, уставился на Иона глазами-блюдцами, будто именно от него зависела судьба постановки и только он может придумать оправдание этому нелепому столкновению, да и вообще всему, что происходило на сцене… Механический голос куклы-служанки тем временем продолжал свою никому не нужную речь.
Ион в ответ задержал заторможенный взгляд на янычаре.
- Что… Что происходит? – спросил юноша у прислуги, показывая рукой на янычара, и добавил, - Что ж я такого выпил, что уже черти мерещатся…
- Мне нужна герцогиня Молдовская! Я по приказанию начальства! – всем своим видом молодой и не очень опытный вояка говорил, что очень торопится. Он даже немного притаптывал с ноги на ногу, будто у него проблемы с нервами. Или за ним гонится стадо взбесившихся слонов.
«Скорее, второе.» - отметил про себя Фортуна-младший.
- Боюсь, Вам придётся уйти ни с чем, - сказал он.
Янычар так и замер как был, на одной ноге.
- П-почему?
- Хотя бы потому что ба... герцогини здесь скорее всего нет.
- Но как… Её нет и во дворце, потому меня и прислали сюда… - парень действительно растерялся. Файлы не сходились.
Ион обратился к служанке:
- Герцогиня Молдовская приезжала сегодня?
- Данных об этом не поступало. – ответила кукла.
- Вы уверены, что герцогини здесь нет? – вновь влез янычар.
- Понятия не имею! – будь Ион спичкой, он бы вспыхнул и с радостью спалил сего непонятливого приставучего субъекта.
Янычар побежал в дом, Ион за ним.
- Она должна быть здесь! – повторял служивый, - должна быть здесь…
И бегал из комнаты в комнату. За ним бегали Ион и прислуга. Ион не мог сказать ни слова, тем более, что даже передвигался в стиле полубега-заваливания, но наконец собрал себя в кулачок. А может даже в кукиш.
- Да что случилось, объясните наконец!!
Янычар застыл на месте. Прислонился к стене спиной, обхватил голову руками и тихонько сполз на пол.
- Что же я скажу? Где же герцогиня Молдовская? Её нет во дворце… Она исчезла сразу после второго взрыва… Никто, никто, никто её не видел. Вся надежда была на это поместье… Неужели…
- ЧТО???!!!!! Как исчезла?? Куда исчезла?? А вы-то все куда смотрели?!!! – Ион подскочил к янычару и начал трясти его. Соответствовали бы его сила и рост возрасту – он бы душу из парня вытряс.
- Никто не знает! Сарай взорван! Меня послали сюда и… - парень уже едва ли не плакал.
- Сарай взорван… - граф Мемфисский перестал трясти янычара. Казалось, он падает в какую-то бездонную чёрную яму. Так продолжалось минуты три.
- Говорят… Говорят много всего. – посланник Бейбарса начал успокаиваться и заговорил, - Но точно никто ничего не знает…
- Говорят? Что говорят?
- Говорят, что это именно «жёсткая линия» взорвала Сарай со стороны казематов. Но именно после этого взрыва исчезли Императрица и герцогиня Молдовская. Поднялась настоящая паника… А ещё говорят, что это было покушение, и что оно экстремистам удалось. А это значит, что…
Ион резко прервал его:
- Нужно ехать во дворец! Я должен поговорить с Бейбарсом!
Уже почти трезвый Ион почти бегом привёл себя в порядок и в сопровождении нервного янычара отправился во дворец. По дороге граф Мемфиса упрямо отгонял от себя мысли о смерти бабушки. Голова всё ещё болела. Внутри всё дрожало.

============> Дворец Императрицы.

+1

13

Поместье княгини Киевской
***

«Эти кошмары не изменятся. Не оставят, не забудутся, не уйдут в то пространство и время, где были рождены. Не унесут, не сотрут боль песчаным вихрем. Никогда. Ни-ког-да…»
- А там, смотри, созвездия Лебедя и Лиры. Древние верили, что Лебедь этот – олицетворение поэта Орфея, потерявшего свою Возлюбленную под сводами Царства Аида.
- Это что, какой-то миф?
Ветер играючи шелестит его волосами… Взгляд – глубокий, неземной, направлен куда-то вдаль. Куда никто из смертных заглянуть не может...
- Да, миф. Древние не могли объяснить ход планет, смену дня и ночи… Тогда они давали этим неизведанным силам имена, делая их чуть ближе, показывая свою над ними власть. Так рождались самые красивые из легенд…

Пауза. Он молчит, вспоминая… И все три тысячи звезд отражаются в его глазах. А жить ему осталось меньше трех дней.. Если бы я знала!
Человеческая память похожа на коллекцию парфюмера. Стоит достать нужный флакон и воспоминания обретут плоть.
Цвет. Бархатное индиго ночного неба. Запах. Невесомый морской бриз и древесная стружка. Звук. Плачущий прибой. Чувство. Боль - затмевающая лунный свет, обращающая в прах иллюзии. Нет, но ведь это неверный флакон, не та ячейка памяти! В ту, незабвенную ночь все было совсем по-другому… И все же, сотни ночей подряд эта первозданная боль полосует ее сны. Другое, самое сильное воспоминание стало вирусом, отравляющим сновидения Астароши.

И вот, знакомые до каждой клеточки черты лица расплываются, мутнеют, мутируют в бесовской лик. Я уже не успею ничего сказать, не успею признаться, не успею спасти. Эндре Кузе! Дьявол!! Каждую ночь ты смеешься надо мной, каждую ночь я убиваю тебя, а этому кошмару нет и не будет конца… Ненавижу тебя! Ненавижу за то, что ты сделал с ним…и со мной!

***

Дурным снам всегда приходит конец. Хотя бы для того, чтобы они вернулись следующей ночью..
Княгиня проснулась. Наверное, если бы она знала, что на другом краю Византии сходный сценарий происходит в поместье Фортуна и не одной ей так тяжко даются первые утренние минуты, девушке стало бы легче…
Голова не болела, нет…  ОНА РАСКАЛЫВАЛАСЬ!!! Воспоминания о вечере накануне путались и Астароше так и не смогла определить, сколько времени и стаканов крепленого имперского чая минуло с того момента, как Иона возвратили в родные пенаты.
«Где там был графин с аква вите? Какого черта в моих покоях вода есть только в вазе?! Не из нее же мне пить… »
Вазе с орхидеями везло. Она стояла в безопасном отдалении от ложа Асты. Девушка перевернулась на другой бок и провела рукой по холодному шелку простыней. Нужно было собрать в кулак все свое мужество и встать.
Косяк. Колонна… «О, что за бездарная планировка поместья?! Откуда здесь столько…стен?»
Мраморные плиты полов приятно холодили голые ступни княгини. Она накинула на обнаженные плечи халат китайского шелка и нетвердой походкой направилась в зал ароматических ванн.

***

..Воды бассейна источали тонкий аромат мирта и медуницы. Астароше любила это место больше всего в поместье. Высокие сводчатые потолки и венчающие их колонны создавали ощущение уединения и безмятежности. Здесь, наедине с собой можно было дать волю своим мыслям и чувствам. Без страха, стыда и жалости вспомнить о чем-то. Постараться понять. Простить. Или не простить… Главное – здесь никто не вторгался в ее душу, не пытался обмануть, предать, продать. Вода уносила с собой боль, гнев и тревоги.

«Интересно, проснулся ли уже юный Фортуна… Это ведь надо было так набраться! Стража вчетвером еле его увела. Нужно спросить у них, сильно ли буянил… Сколько же он «чаю» вчера выдул?! Вот весь в бабку пошел – с ней тоже сколько не пей, а «Виконокорекухонок» выговаривает с первого раза… Проклятье, как же голова трещит…»

Первоначально замыслом Асты было лишь успокоение расшалившихся нервов Иона. Помочь в этом деле должен был легкий,  экологически чистый чифирь из лучших сортов черного чая. На юношу напиток подействовал так, как планировалось, а вот на саму княгиню… «Сто грамм» неожиданно превратились в стакан, стакан – в литр, а литр… Чем завершилась прогрессия, Астароше уже не помнила.

«Черт меня дернул столько выпить… Впрочем, ничего удивительного! После такого-то дня…»
Воспоминания о событиях накануне были похожи на раздражающий все мыслимые нервные окончания скрежет острым предметом по стеклу.  Сулейман…СУЛЕЙМАН!!! Это имя красной нитью памяти билось по артериям, жгло вены, рвало сосуды, достигая сердца и оседая внутри него черной сажей.
По коже пробежали мурашки. Княгиня набрала полные легкие кислорода и опустилась на дно бассейна.

«Как хочется стать столь же чистой, как эта вода… Но даже она не может избавить от той грязи, что накопилась внутри.. Предатели… Вокруг – одни предатели. Всегда. Как можем мы защитить свои внешние границы, когда внутри нашего государства, бок о бок с нами живут чудовища? Они носят маски искренности, тенями бродят по нашим домам, вселяются в наших друзей, опутывают своими сетями, а затем, улучив нужный момент, бьют в самое сердце… Я ведь верила ему… Я так верила…в Него…»

Задыхающиеся альвеолы в панике посылали сигналы ее мозгу, отозвавшись болью в груди. Как похожи эти ощущения были на то, что творилось в душе Астароше. Только вот боль физическую всегда можно унять. Или хотя бы стерпеть…
Девушка вынырнула на поверхность и подплыла к бортику.

«Будь проклят этот изменник! Нужно подумать трезво, сейчас не время для эмоций… Значит, герцог Тигрский был главой так называемой «Жесткой Линии»… Что это за организация? Скорее всего, их целью является подрыв власти Императрицы… Но вот в чем вопрос – как далеко они готовы зайти? Этот Иуда пытался убить Ее… Боги, и это существо , он… Нет, нет! Хватит думать об этой твари! Гораздо важнее сейчас – установить личность остальных членов  группировки. Много ли их? Где их искать? Боюсь, нас ждет еще много потрясений. Враги…Всегда ближе, чем кажется»

***

Ведомый легким ветерком из сада аромат цветов убаюкивал. Нежные розы, изящные ирисы, яркие пионы, нарциссы, гиацинты, гортензия…  Цветник никогда особо не интересовал Асту, но сейчас она вышла в патио, и, прислонившись плечом к колонне, полной грудью вдыхала сонм нагретых утренним солнцем запахов.

- Госпожа хорошо себя чувствует?
- Лучше не бывает…  - Астароше хмурым взглядом смерила управляющего, срезавшего несколько крупных роз. - Ты ведь знаешь, я не люблю срезанных цветов! Они слишком быстро вянут… - «Совсем, как люди..» 
- Я знаю, моя госпожа! И все-таки, поместью аристократки подобает быть красивым, даже когда его хозяйке некогда им заниматься…  - Мужчина лукаво усмехнулся.
- Я знаю, что ты хочешь сказать… Лучше не начинай!
- Пусть моя госпожа проявит великодушие и простит меня, но я не могу спокойно наблюдать за тем, как вы изводите себя!
- Это не твое дело! Я не нуждаюсь в советах. Лучше займись своими прямыми обязанностями…
- Как госпожа пожелает…
- Да, кстати! Узнай мне, не случилось ли чего необычного вчера до или после суда…
- Ммм…что именно госпожа желает знать?  - Астароше задумчиво потерла переносицу, пытаясь унять головную боль и найти в том разворошенном осином гнезде, что представляла собой ее голова хоть какой-то выход.
- Не знаю… Что-то странное, необычное… В поведении жителей, например. Возможно, были какие-то стычки или еще что-то… И нужно еще раз проверить записи из суда. - Мысли отказывались складываться в логическую цепь. «Они должны были в чем-то промахнуться… Хоть как-то выдать себя! Если бы только знать, где искать эти зацепки!»
- Чтож… Я попробую поднять свои старые связи с терранами, если понадобится.
- Я буду в своих покоях.

***

Зеркало, хоть и отражало тонкие черты лица с ювелирной точностью, казалось кривым. Высокий белый лоб, изящный носик, тускло лучащийся янтарь глаз…. Красавица. Незнакомка… 
«И когда я стала такой? Как же я изменилась.. Впрочем, все это пустое!  Глупо цепляться когтями за свое прошлое. Сейчас главное -  разобраться с Жесткой Линией.. Герцог Львова был заместителем главы Тайного Совета. Неудивительно, что с таким покровительством преступники оказались на шаг впереди… Может ли быть, что среди остальных членов Совета также есть предатели? Возможно, стоит поговорить с княгиней Дамасской..?»

Расческа запуталась в платиновых локонах Астароше. Девушка раздраженно дернула волосы и на зубьях осталась длинная прядь. Две княгини никогда не испытывали друг к другу даже наигранное подобие дружеских чувств и перспектива разговора с Ферон Лин Асту выводила из себя. Но выбора, кажется, не было…
Раздался деликатный стук в двери ее покоев.
- Входите!!
- Я узнал то, что вы просили.
- ….
- Анализ информации за прошедшие сутки ничего не дал. Никаких странностей, не считая происшествия в суде не выявлено, однако…
- Однако что?
- Во-первых, из порта пришло сообщение о неком мужчине, прибывшем на последнем теплоходе из Лондиниума. Как вы и просили, я обработал видеозаписи из суда… Так вот – он был в Сарае во время теракта. Возможно, это просто совпадение…
- Что за тип? – Нетерпеливо перебила слугу Астароше, глядя на того из зеркала.
- По данным туристической компании, некто Максимиллиан Шелл, терран, род занятий не известен.
- Разберемся. А во-вторых? – Ответить управляющий не успел. Из коридоров поместья донесся шум, топот и грохот кулаком в дверь.
- Да дайте же мне пройти!! Мне срочно нужно видеть государственного инспектора Асран!
- Но поймите же, госпожа в своих покоях…Она отдыхает!
- Что еще там? Открой дверь! – Слуга поспешил впустить страждущего немедленной аудиенции, пока дверь из дорогого дерева не была расколота в щепки. Княгиня резко развернулась и приготовилась растерзать нарушителя ее неустойчивого спокойствия в клочья.
- Госпожа княгиня Киевская! Наконец-то… У меня срочные вести из Дворца. Там прогремел еще один взрыв!
- ЧТО?!! Какого….?? Что ты несешь?
- Это правда, госпожа!
- Когда?
- Этим утром. Императрица и госпожа Фортуна после этого пропали…  Никто не знает, что делать! Начальник императорской гвардии сразу же послал за вами. – У Астароше перехватило дыхание. «Не может этого быть! Неужели предатели решились нанести новый удар?! О, силы небесные! Что же там такое произошло?»
Схватит копье Гейборга, княгиня выпрыгнула в окно, оставив янычара проделывать обратный путь по запутанным коридорам поместья в одиночестве. Времени не было.

==>> Сарай, Дворец Императрицы

Отредактировано Mistress Death (2011-09-06 17:03:40)

+1

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[Империя. Остров Её Любимых Детей.]

Исаак Фернанд фон Кемпфер, магистр Ордена «Розенкройц» оставил Крусника 03 в самых расхристанных чувствах. И Волхв прекрасно это знал. Для этого даже не обязательно было быть телепатом. Знание сути конфликта между Найтлордами и полная растерянность, смешанная с недоверием, выдавали Императрицу с головой и даже более. Встреча 80-летней давности только усугубляла положение 03 – разница между самоуверенной на все 100% загрузки и буквально лучащейся осознанием собственной безнаказанности и мощи Сет и сейчас, совершенно измученная, огрызающаяся, уже не знающая кому доверять и с какой стороны ждать следующий удар. Да-а, Орден тряхнул Империю гораздо сильнее, чем думал сам. Но даже такой поворот событий можно повернуть в свою сторону. Магус это знал. Поэтому, он и покинул Императрицу.
- В таких ситуациях нельзя давить. Видимость добровольности, выбора – вот она, вещица, способная свернуть хребты и повести за собой народы. Видимость принятия решения. Как будто бы Она поступила иначе. Все эти связи семьи.. Пустой звук? Но даже Каин-сама, хоть и будет отрицать это всеми нано-машинами, но он тоже чувствует их. Он связан. Все они. И эта «Чёрная Святая».. Она ведь знала это ещё раньше.. Не поэтому ли она пошла на другую сторону, чтобы убить войну..?
Погода на острове держалась самая препаршивейшая. Хуже не придумаешь. Казалось, небо закончилось, открыв место бесконечной серой пустоте. Магир стоял на обрыве, на том самом, который так удачно укоротил герцог Тигриса, сам не зная, что попытался убить Императрицу-Мать. И не зная, что по-настоящему подписал свой приговор…
- Est affectus ,
Et defectus,
Semper in angaria
Quod per sortem
Sternit fortem.
Mecum omnes plangite…
*
Когда Мельхиор вышел на связь, мысли Магира вновь перешли в плоскость вечных ран Главы Ордена и его странной, даже иррациональной ненависти к Святой Лилит.
Однако разговор с Фюрером ещё больше обеспокоил Магуса. Спешка, с которой Каин Найтлорд собирал «Крест и Розу» Волхву тоже не понравились. Это могло значить как то, что Он наконец получил желаемые сведения о склепе, так и то, что он был чем-то обеспокоен или раздражён. Впрочем, как и всегда, одно не исключало другое. А ещё эта странная «идея». Идеи Крусника 01 для Батлера всегда обозначали что-то среднее между «эпическим провалом» и катастрофой.
Но Исаак фон Кемпфер не был против отъезда. Кантоваться по местным клоповникам и ждать у моря погоды тоже утомляло, даже почище попыток подобраться к 03, отделавшись минимумом повреждений.
Однако, ещё предстояло сообщить новость непосредственно младшей Сестре Фюрера. Пусть срок ещё и не истёк, в запасе у Врадики был ещё вечер, Сен-Жермен решил перебраться поближе к месту пребывания августейшей особы. Там легче было уловить эманации и понять, готов ли объект к транспортировке или придётся поторопить..
- Возможно, даже применить силу. Но это уж очень в крайнем случае. Мне это Шестикрылый не простит, да и непрофессионально это.
Правда высылка биплана – тоже тот ещё фокус. Хотя одна мысль о телепортации на такие чудовищные расстояния вгоняла Танкового Кудесника в состояние клинического коматоза, но перспектива переправлять нервную клиентуру в компании неунывающей алкоголички-Баронессы и недокрученного киборга Гарибальди вызывала гомерический хохот на грани депрессивного психоза.
- Хочешь выжить – шевелись? Ipsissimus, почему Вы вечно подкидываете мне какую-нибудь несусветную гадость? Плата за вредность? Извольте, я лучше деньгами возьму…

[Поместье Фортуна.]

Ближе к вечеру, когда установленный срок раздумий медленно, но верно приближался к концу, Калиостро из «Розенкройц» оказался в предместьях земель семьи Фортуна на территории Острова. За воротами самого поместья раскинулся обширный сад, сейчас освещённый лучами заходящего солнца. Пройдя сквозь ограду, как будто её и не было, Волхв попытался почувствовать искомый объект 03. Найтлорд-младшая оказалась в саду. Панцер Магир не стал изображать из себя «чёрта из табакерки», поэтому приблизился к скамье, на которой восседала Крусник, своим ходом и встал позади. Пусть Сет сама обратит на него внимание.
- Вы всегда такой рисковый или это вам в Империи инстинкт самосохранения отшибло?
После мрачного молчания фон Кемфпера Императрица обернулась и добавила:
- На будущее – не подкрадывайтесь так ко мне. В следующий раз я не промахнусь..
- Я это запомню.
- Так что, уже пора?
– уточнила 03.
- Да, Ваше Имперское Величество, за нами выслали биплан..
- Вы полагаете, что я буду отключать свои ПВО ради ваших летучек?
– выплюнула Августа резко обернувшись и уставившись на Исаака Батлера. Она была мрачнее тучи и холоднее айсберга.
- Мы предусмотрели такой вариант развития событий, потому биплан подберёт нас на границах.Айзек хитро прищурился и, предупреждая следующий вопрос. – А до границ мы будем вынуждены телепортироваться.
- Так вот каковы ваши методики.. Что ж, буду знать. Что требуется от меня?
Сет Найтлорд медленно поднялась на ноги не глядя на германца.
- Только крепко держаться за меня и ни в коем случае не отпускать. В противном случае вас занесёт в межпространственные дебри, из которых выбраться не представляется возможным. Если просто не расщепит на куски, конечно…
- Ах да, Шелл или как вас там, как планировали ВЫ выполнить своё задание в случае моего отказа? – пусть 03 и не была в круснике, однако фраза прозвучала даже слишком…пугающе. Но что Айзек Батлер хмыкнул и ответил:
- Используя все методы, находящиеся в рамках моей профессиональной этики.
- Отлично,
– кривая усмешка от Сет. - Я имею право на какой-нибудь багаж или что-то вроде этого?
- Как пожелает августейшая особа!
фон Кемпфер скалился. Хотя внутренне содрогнулся от перспективы телепортировать ещё и багаж.
- Здесь будете ждать или зайдёте в дом?
- Предпочту не беспокоить вашу Советницу,
- перспектива увидеть маньячку Мирку его тоже не радовала.
Через минут пятнадцать, когда имперское солнце окончательно село, Императрица Тары Метоселут изволила вернуться с небольшим чемоданчиком. Сет только жалела, что взять никакое научное оборудование она не может, впрочем, оставалась надежда, что её допустят в лаборатории Ордена:
- Ну, я готова. За что вас крепко держать?
- Подойдите, пожалуйста ближе. Ещё. Да ещё же! Так. Я бы предложил вам обнять меня, но, думаю, вас это не осчастливит..
- начал представившийся Шеллом.
- Вы абсолютно правы,  – девушка фыркнула и протянула руку Колдуну. – Ну?
Панцер Магир хмыкнул, но тут же сосредоточился на процессе телепортации. Всё-таки испытание сферы в Лондиниуме давало о себе знать…
Через несколько мгновений сад Фортуны померк и вокруг, казалось, кружилась целая Вселенная с многочисленными огнями то ли звёзд, то ли других реальностей. В межпространстве оказалось очень холодно, Магус почувствовал дрожь Найтлорд-младшей. Полёт в невесомости длился меньше нескольких секунд, но для 03 он показался вечностью. Приземлились они на каком-то зелёном поле, вдалеке от радиуса действия защитных систем Империи. Сет тут же отлепилась от Мага и, бросив чемодан на землю, согнулась в три погибели.
- Это всегда так? – прохрипела Крусник.
Впрочем, Волхв выглядел немногим лучше неё. Он выглядел ещё белее, хотя казалось куда уж, и его слегка пошатывало.
- В первый раз многих накрывает, - так же хрипло ответил орденец. – Фюрер в первый раз вообще на кусочки…
- Каин?! Ты хочешь сказать, что Каин..на куски разваливается?Сет тут же разогнулась.
- Мне казалось, вы это поняли по Лондиниуму. И не совсем на куски. На куски – это лет 500 назад. А сейчас – всего лишь иногда потеряет какую-нибудь мелочь..
Танковый Маг мрачно уставился на не менее раздражённую 03. Однако долго наслаждаться взаимными грозными взглядами им не дал шум двигателей и биплан цвета тёмно-синий металлик.
- А вот и авиация! За нами прибыли, госпожа, - Исаак радостно осклабился и отошёл подальше, подобрав скудный багаж Императрицы. Продавщица чая молчала, изучая взглядом заходящий на посадку транспорт.
Когда компактный биплан  повис в воздухе в нескольких сантиметрах от луговой травы, был спущен трап. Магир вскочил на него первым, а затем подал руку Августе Врадике. Императрица, однако, руку проигнорировала, но буркнула «Спасибо». После чего вскочила на трап и проследовала вглубь корабля. Сен-Жермен фыркнул, но комментировать такое не стал. Гораздо больше его занимала команда пилотов. Более всего его удивило, что летели они не на Манфреде. Да и Скорцени с киборгом он не почувствовал. Более того, он ВООБЩЕ ничего не почувствовал. Посему личность пилота его занимала более чем.
Для Сет пилот был тайной за семью печатями. Одетый в тёмную униформу ордена(похожую 03 видела на Дитрихе) и в фуражке высокий блондин с растрёпанными волосами. Лица пилота не было видно, однако Максимилиан Шелл(или же всё-таки Исаак Батлер?) вглядывался в спину пилота как-то уж слишком внимательно. Магир не мог понять кто это. Гудерианом пилот точно не был.  Кемпфер решил приблизиться и взглянуть в лицо уполномоченному, однако при приближении его прошиб холодный пот:
- Что-то потерял? – шелестяще спросил голос в голове.
Найтлорд-младшая была поражена тем, как приблизившийся к пилоту Батлер резко отшатнулся и выронил из рук её багаж. После чего быстро спохватившись подобрал его и поминутно оглядываясь с невероятно округлившимися глазами посматривал на пилота.
Пожалуй, больше всего Императрицу задело то, что Магир, остававшийся невозмутимым при любых её действиях, выглядел настолько обалдевшим и даже немного..напуганным?
- А сколько нам всего лететь? – обратилась Крусник 03 к пилоту. Ответом ей было молчание.
- Около 7 часов. При удачном для нас раскладе. – мрачно проворчал Исаак, косящийся на пилота биплана.
- А что, авиаторы у вас неговорящие?
- Это не входит в его должностные инструкции,
- мстительно отрезал Магус. – Нам придётся лететь между стратосферой и мезосферой, чтобы быть вне радиуса действия чужих радиомаяков и систем ПВО. Посему, пилота лучше не отвлекать. Не все из нас умеют летать сами по себе. – последнее предложение Калиостро выдал с такой интонацией, что Сет невольно задумалась над этим.
В целом, большая часть полёта прошла..тихо. Императрица-Мать косилась в окно и была какой-то сверхзадумчивой. Пилот исправно работал. А Панцер Магир старался успокоиться, мысленно подвергая ноль-первого то всем карам египетским, то особо изощрённым методикам Инквизиции.
- Как?! КАК он до этого додумался?! Что за фокусы, в конце концов? Это и есть гениальная идея, Вечность вас забери?!!

===================►► [В небе над Германикой / Посадочная площадка Ордена]

*Нанося поражение,
Разрушая,
Всегда принуждая,
Слепой жребий судьбы
Сражает сильного,
И каждый плачет вместе со мной.
(строки из кантаты Carmina Burana "O Fortuna".)

+1

15

[avatar]http://savepic.ru/12037964.jpg[/avatar]

Звёздный дворец..=========================>>

Поместье княгини Солит.

Княгиня Солит сидела в резном  кресле в центре залы и мученически принимала всяческие излияния похвалы, благодарности и поздравлений. Она выглядела уставшей, но всё же была в благостном состоянии духа. Это был её последний такой праздничный день рождения. Далее, как она уже успела оповестить совет аристократов Империи, Солит намеревалась оставить государственную службу в Совете и заняться своей старостью и «болячками». О том, что мафусаилка больна знали практически все, а те, которых не удостоили свежими сплетнями, догадывались по внешнему виду княгини. Она явно дышала на ладан, как сказали бы истые ватиканские католики. Болезнь прогрессировала, и её уже не удавалось сдерживать научными методами в лабораториях Сет Найтроуд. 50 лет, выигранных в этой борьбе  за «продлённое бессмертие», дали Солит совершить многое и, в том числе, привести   начатые дела к некой  завершённости.
На званом обеде в её личном поместье присутствовало максимальное количество аристократов, входивших в Совет или занимающих более-менее важный пост в Тсуаре Метоселут. Иначе и быть не могло: княгиня за свою службу продвинулась до роли ближайшей советницей и сторонницы Императрицы. После Фортуны, несомненно. 
-Её Светлость, герцогиня Молдавская.
-Ну, что вы, что вы. Развлекайтесь. Чего встали-то? - Тень Императрицы в окружении бодигардов, среди которых неизбежно возвышалась фигура князя Картумского, разрезала толпу в зале на 2 половины, как нож.
- Как там Её Императорское Величество?-  прошелестело в голове у герцогини.
- Уууф! Не виделись дня 3, вот зашла на огонёк — а до меня, оказывается, Вам, княгиня, и дела нет! - вредное существо в розовом платье уселось в услужливо приставленное Бейбарсом  кресло рядом с Солит.
- Ваша Светлость цветёт и пахнет, иначе и быть не может. - усмехнулась пожилая мафусаилка.
- И как вы это определили?
- По тому как испуганно разлетелись аристократы нашей несравненной Родины при виде вас.
- Ну и как «разлетелись»?
- Как всегда. В истерическом припадке.
- Жалко. А я так старалась..произвести «благоприятное впечатление»..именно сегодня. Ну да ладно!
- Молдавская состроила обиженную милую мордочку, в ответ именинница усмехнулась.
- .Моя Императрица оставила меня... - Княгиня картинно поднесла руку к виску. -  Я чувствую, что тоже покидаю вас... Нет, нет..смерти я не боюсь. Я боюсь, что мои похороны будут совершены не по традициям.
-О, не стоит! - вынырнувший из толпы виконт Шенк с княгиней Говерлы под руку поклонился статс-дамам и остановился напротив кресла.
- Вам не о чем беспокоиться, ваша светлость! - советник Тарн с целой «могучей кучкой» из  6 членов Тайного Совета также приблизился к говорящим.
Зиберора Солит сделала  вид, что не на  шутку обиделась.
- Как это — не о чем? Я всю ночь не спала... Готовилась..
- И мы не спали! - сквозь ухмылки стройным хором заверили её придворные Императрицы.
Вот тут уже княгиня откинулась в кресле и с нескрываемой улыбкой посмотрела на Фортуну, приподняв одну бровь.
Маркиз Кыргызский достал из кармана лист, развернул его и протянул сидящей герцогине, а та, соответственно, передала его Солит.
- Вот некролог, Ваша Светлость...
Потом Тарн тоже  развернул  один лист и протянул оный.
- Это биография.
Княгиня Говерла: Здесь заслуги, здесь соболезнования, здесь наши подписи..
- Да-да, мы все подписались, - закивали старички- тайные советнички.
- Остается поставить дату. - Герцогиня одарила именинницу  потрясающей улыбкой.
- Но это далеко ещё не всё! - продолжил виконт Шенк.
И откуда-то из-за кресел бодигарды Фортуны стали вносить венки, на лентах которых значилось: «От знакомых», «От незнакомых», «От друзей», «От врагов»...
- И это ещё не всё! - добавил маркиз Кыргызский.
Перед  креслом княгини поставили несколько гипсовых памятников.
- Проекты вашего памятника. - Фортуна с самым счастливым выражением лица  взмахнула рукой. - Извольте выбрать сами и утвердить. Наша мужская часть Совета не знала, что вам понравиться больше и чуть не передралась между собой.
-Да-да, вот вы с саблей, княгиня.
- виконт подходил к каждой и ласково, как собственное детище, обнимал. - Это вы с ружьем. Это вы с книгой...
Но не успела Солит сказать что-либо вразумительное, как советник Тарн снова подал команду:
- И последнее, ваша светлость. Ваши награды...
Когда в залу внесли ордена на подушечках, герцогиня Молдавская внимательно их пересчитала.
- Откуда тринадцатый? - подозрительно уставилась она на Тарна.
- А это посмертно, ваша светлость!
- Лишний раз убеждаюсь, как легко жить и даже умереть, когда есть книга имперских канонов. А я уже начала было сомневаться... - именинница всплеснула руками, и тут всех «старичков» пробрал хохот.
- Рано ты себя хоронишь, старушка! - похлопала Говерла джоолгратку по руке.

***

Время было за полночь. Последние именитые гости праздника покинули поместье. На территории слуги торопливо гасили огни. Инкогнито, дабы не привлекать лишнего внимания,  в поместье Солит осталась лишь  бравая «старая гвардия» имперского тайного совета, которую ещё до ухода гостей с перерывом в полчаса развели по комнатам. Кое-кто из членов, кого на самом мероприятие не было, только что подъехал с чёрного входа.
Из дверей спальной комнаты   бесшумно выскользнула Тень Императрицы. За ней в коридорном мраке появилась фигура князя Картумского и ещё 2 охранников. Двигаясь по коридору, она останавливалась то у одной, то у другой двери, стучала условным стуком, и из дверей выплывали силуэты советников. Им, очевидно, было не привыкать к подобным ночным  бдениям, поэтому они присоединялись к герцогине молча, не задавая вопросов.
Процессия спустилась по лестнице в подвал и, открыв металлическую дверь, исчезла за ней.
Бейбарс отдал последние распоряжения 2 янычарам.
- При приближении посторонних предупредить.
- Так точно, Ваша светлость! А как?
- Вот так.

Тут герцогиня вложила в рот 2 пальца и свистнула. Бейбарс, поглядывая в потолок, сдержал смех.
- Не умею, Ваша светлость! - сконфузился охранник, которого назначили за главного.
Мирка обернулась к Картумскому и жестом показала, мол, «что за беспредел».
- Приношу свои извинения, ваша светлость!- вмешался 2й янычар- Он - воспитывался в интеллигентной семье.
Мирка недобро прищурилась. Бейбарс уже хотел примерно наказать «позор имперской армии», но тут вояка выдал:
-А я зато петь умею.
-Да ну?! Тогда мы не пропадём. Как увидишь кого — пой!

Мирка и советники расселись где придётся. На ящиках, хлипких стульчиках и прочего «твёрдого хлама» кладовой.
-Тайный Совет объявляю открытым!
-Да уж, сегодня удобств для старческого зада не предвидится! Вот что значит — работать на государство.
- Действительно. Зачем такая спешка?
- Княгиня Солит, вы не в курсе, почему приходиться собираться именно в вашем поместье? - князь Бухареста недовольно развернулся к имениннице.
- Я так полагаю, что только особое распоряжение Её Императорского Величества могло вынудить Её Светлость пойти на такие, несомненно, «крайние меры».
-Недовольные могут с совершенно спокойной совестью чес...ехать в тёплые постельки у камелька. А с оставшимися мы  тогда ещё рассмотрим и новый порядок  проверки  полноты и достоверности сведений о доходах и имуществе госслужащих  и членов их семей. - Фортуна щёлкнула пальцами, и Бейбарс протянул ей какие-то папочки.
Желающих продолжить разборки или уехать не нашлось.   Все 12 членов Тайного Совета успокоились  и состроили серьёзную мину на лицах.
- О! Мы продолжаем? Замечательно! - герцогиня Молдавская стала перебирать листочки в папочке. - Уважаемые члены Тайного Совета, спешу вас предупредить, что не всё, что здесь сегодня будет обсуждаться войдёт в протокол.
Советники переглянулись, но никто не произнёс ни звука.
- В первую очередь, я хотела бы передать волю Её Величества относительно расследования терактов. Ответственными лицами Её Величество назначило начальника безопасности, князя Картумского,  и уполномоченного инспектора,  княгиню Асран. Если у вас есть какие-либо предложения — Её Величество их рассмотрит. Нет? Значит, готовьтесь, князь. И сами уж осчастливьте  Её Светлость.
- Да, моя госпожа. - Князь поклонился. -Я могу отправить гонца?
- Делайте, как считаете нужным. - Фортуна недовольно скривилась. А Бейбарс поспешил прочь из комнаты.
-Её Величество волнует вопрос о... дипломатическом представительстве Тсуары Метоселут в Ватикане.
- Кого предлагает Её Императорское Величество? - княгиня Дамасская нетерпеливо постукивала туфелькой по каменному полу.
- Она оставила решение этого вопроса за членами Тайного Совета. Всё в ваших руках, уважаемые. - Фортуна встала со своего места и прошлась по комнате.
- Интересно, и какие кандидатуры вообще могут рассматриваться? - виконт Шенк недовольно хлопнул себя по бедру.
- Это же Ватикан...адово место..для мафусаила! - маркиз Кыргызский поддержал коллегу.
- А, может, поехать добровольно должен кто-то из нас?... - княгиня Говерла ещё не успела закончить мысль, как на неё зашипели из разных углов.
- Вот ты и поедешь, старая кошёлка!
- И место другим освободишь! Хахахах!
-Хааа-ха!

- Герцогиня, а если таковой особы среди благородных нобелей Империи так и не обнаружится? - Тарн в «миротворческом жесте» поднял руки.
- Прискорбно, - улыбнулась ему председательница. - Тогда завтра утром сдадите дела. В смысле, уже сегодня.
Советники, кроме самого Тарна, Дамасской и Солит, начали возмущаться.
Маркиз Кыргызский растерянно развёл руками.
- Остаётся старый испытанный способ: берём первое попавшееся лицо, независимо от пола и возраста, и выдаем ему документ, что оно-то и есть дипломатический представитель высшего ранга Империи Истинного Человечества. - тут советники начали ухмыляться, улыбаться или откровенно ржать. - А уж убедить его самого, что оно — посол, - несложно. За это я ручаюсь...
- Что скажет о нас народ? - виконт Шенк насупился.
- Неет, это что скажет о Нем народ — и это, кстати, уж по вашей части. -ухмыляясь, ответил тому князь Бухареста.
- У вас есть предложения, княгиня? - Тарн весело подмигнул Дамасской.
- Нет, - усмехнулась та. - «Но армия поддержит любые». Если будут выделены средства.
- Опять деньги? - махнула рукой вечно всё подслушивающая княгиня Говерла. - Всё о себе думаете! А надо думать о родине.
Тарн с княгиней Дамасской рассмеялись.
- Ну так что? - маркиз вновь привлёк к себе всеобщее внимание. - Вариант с первым попавшимся пойдёт?
- Ага! Маркиз — вы умница! Я готов сидеть в засаде хоть всю ночь, - отозвался, явно глумясь, виконт Шенк, - если мне укажут — где.
Снаружи донеслось какое-то пение, затем удар оплеухи, тихий рык начальника безопасности, возня и шипение с руганью. И в комнату , дверь в которую распахнули с ноги, зашёл Бейбарс, держа на весу зашкиряк...графа из семейства Фортуна.
Наступила редкостная для таких мероприятий тишина, нарушаемая только  пыхтением раскрасневшегося и грязного  графа.
- Что это? - герцогиня Молдавская округлила глаза.
- Застигнут в саду поместья княгини при попытке очистить оный.
- Вы его били, что ли, князь? - виконт Шенк вроде как полюбопытствовал, а может и решил поиздеваться над ситуацией в целом.
Князь побагровел, сдвинул брови и не глядя на Молдавскую пробасил:
- Благополучно обобрал 2 яблони, когда я появился, но на третьей ветка не выдержала тяжести и с треском обломилась.
В комнате раздалось коллективное подхихикивание, переходящее у некоторых в хрюкающие и булькающие звуки.
- Я ещё своему говорил перед женитьбой: только детей не заводи! Наплачешься!...
И разразилась буря..
Яблоки на стол! - начала бушевать Тень Императрицы. - Позор! Как ты посмел залезть в чужой сад?! У всех дети как дети, и только у меня — персона нон грата! Что скажут за границей? Что я за  несчастная?!?
Далее всё было немного приглушённым, так как председательница вытащила злополучного внука из комнаты  за ухо.
- Ты посмотри на себя! Посмешище! У всех нобелей талантливые дети!  Вот почему у одних сын хоть и заика, но выбивается в ведущие ораторы?! У других — дальтоник, а  стал знаменитым художником!
Дверь с треском открылась, и герцогиня ворвалась обратно в комнату.
- Ваша Светлость,  Мальчик просто скучает...один. - маркиз Кыргызский милостиво подсыпал ещё соли на рану.
- Скучает?? Мальчик?! Ион, вон с глаз моих!
- Ваша Сиятельство, прошу вас, подождите! - княгиня Солит встала со своего места.
Фортуна-младший замер набычившись у входа.
- Вы ведь уже бывали в Ватикане, Ваше Сиятельство? - Солит смотрела только в глаза Иона Фортуны.
Граф перевёл взгляд с княгини на бабушку и обратно. Фортуна взяла себя в руки и села на своё место. Бейбарс подтолкнул мальчишку к центру комнату и с железным грохотом захлопнул дверь комнаты.
- Да. Бывал.
- У вас ведь остались там знакомые, граф?
- Солит продолжала гнуть свою линию.
- Е..есть.. парочка.
- Что ж.. Замечательно. Я думаю, ни  у кого не возникнет сомнения, что граф Мемфисский  - достойный нобель Империи, не раз проявивший себя как ярый сторонник Её Величества. Он бывал в Риме, центре Ватикана. Более достойной кандидатуры не сыскать.
Раздались одобрительные возгласы.
- Что скажет госпожа председательница?
Мирка...одобрительно кивнула.
- Однако даже столь важной персоне как чрезвычайный и уполномоченный посол нужен помощник, заместитель...- уже мурлыкающим голосом Фортуна оглядела «зал заседания».
- Выдвигаю себя.- бесстрастно ответила княгиня.
У графа Мемфисского глаза на лоб, казалось, уже вылезли давно. И больше уж  было некуда.
- Княгиня, это всё чудесно. Вашу самоотверженность и так прославят в веках, - начал советник Тарн, - давайте будем рационалистами, сколько такое посольство протянет?
- Вы сегодня уже удачно пошутили на этот счёт. Сколько, по вашему, я могу протянуть здесь, на родине? -Солит встала рядом с графом Мемфиса. - Так не всё ли равно, господа советники?
- Одобряю. - Мирка Фортуна внимательно посмотрела на княгиню. - Нам  нужны были...кхм..добровольцы. Если княгиня желает — это её право. Кто-нибудь хочет оспорить его и занять место уважаемой?
Снова наступила тишина , лишь слышалось бормотание некоторых.
- Я  желаю оспорить. Её Светлость — больна. А это может сказаться на миссии. - Дамасская тоже поднялась со своего места.
- Княгиня, мы отправляемся в Ватикан. Я надеюсь, вы в курсе, что происходит в Альбионе сейчас. - Солит поджала губы.
- Наслышана.
- Никто не гарантирует безопасности послов. Мы всё ещё не желанные гости в лоне Церкви. Это большой риск. Я бы сказала, огромный.
- Молодой граф...
- Молодой граф смог выжить и выбраться оттуда. И только он знает, как у него это получилось. Не сомневаюсь, что и в этот раз он справится.
- А вы, княгиня? Ваше состояние..
- Мне было бы несомненно приятнее, если бы советники отнеслись с почтением к моему состоянию и перестали бы о нём упоминать. Высшая награда для нобеля Империи — это совершить такое путешествие и сделать всё, что в его силах на благо Империи. Княгиня, вы хотите лишить меня этой чести? Зная, что мне остаётся уже немного времени..

- Довольно! Княгиня, сядьте. Как видите переубедить советника Солит — нереально. Да будет так. Властью данной мне Её Императорским Величеством я назначаю графа Мемфиса и княгиню Солит дипломатическими представителями в государство Ватикан.

=================>> Другие области Македонии

+1

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


[Свободные гостиные поместья "ЧР"] ===========►►

[Империя. Тимишоара. Второй пассажирский аэропорт и окрестности.]

I can move mountains
I can work a miracle, work a miracle
Oh, oh, keep you like an oath
May nothing but death do us part
Fall Out Boy - Uma Thurman

Сойдя с небольшого дирижабля, который доставил их с границы Македонии прямо в Тимишоару, второй по значению имперский город после столицы, Эндре вдохнул по-глубже воздух своей родины. Он не был здесь целых...полтора года? Год? В общем-то это было не важно, как бы граф Загреба не самовыражался в Скопье, ощущение Родины возникало только в Тсуаре Метоселут. И пусть это были владения ненавистной княгини Дамасской — это была чёртова Империя! Сошедшая вслед за начальством хмурая блондинка-метоселянка энтузиазма хозяина щита Эгиды не разделяла: её мучило жестокое похмелье и потому она перманентно ненавидела весь белый Свет.  Подделанные документы оказались весьма кстати, так же как и тюрбан, с закрытым шарфом лицом.. Ибо несмотря на “истечение срока давности” и собственную подстроенную смерть, граф Загреба Кузе оставался личностью узнаваемой. Подобные ухищрения совершенно не требовались похмелюжной Энтроациокули, посему она просто натянула на себя имперские национальные тряпки и поминутно костерила то узкие шорты, то дурацкую юбку.
- Итак, нам нужно ненадолго перекантоваться в Тимишоаре, пока я не  свяжусь с некоторыми старыми знакомцами, которые смогут разместить нас с комфортом, - пробубнил Эндре своей напарнице сквозь плотно прикрывающий нижнюю часть лица тёмно-синий шарф.
Ядвига пробурчала что-то невразумительное, и опальный граф направился прямо сквозь огромные толпы людей, снующих туда-сюда. Все улицы были забиты каким-то лавками, покупателями и путешественниками. И пришли ЧРовцы в итоге в замызганное каменное строение, которое значилось среди местных как "мотель со всеми удобствами", в простонародье прозванный просто — клоповник. Граф пропустил мимо ушей ядовитые комментарии попутчицы про "шикарные графские владения" и обратился к местному "портье", стребовав комнату с двумя кроватями.  Когда двое агентов из Скопье разместились в тёмном и мрачном каменном мешке с двумя скрипучими явно доармагеддонскими кроватями, Эндре Кузе сообщил:
- Твоя задача сидеть пока здесь, разбирать вещи и не высовываться! Мне нужно будет пробежаться по городу, поискать старых знакомцев. Они-то нам и помогут безболезненно влиться в среду местных заговорщиков.

Энтроациокуль, вслух и довольно громко наплевав на все приказы, повалилась на кровать, блаженно вытянувшись и закрыв глаза. В ближайшие несколько часов она не собиралась и пальцем ноги шевелить, не то, что разбирать вещи.
Одетый в имперскую рубаху с шароварами, подпоясанными длинным платком, прячущий свою личность мафусаил сливаясь с толпой и лавируя между мимо проходящими гражданами, углубился в окраины «запасной столицы» Империи. Где-то среди самой бедноты и откровенно терранских районов, которые янычары проверяли теперь гораздо реже, прятались мелкие информаторы «жёсткой линии». Людишек Загребский граф игнорировал: он искал вполне себе конкретное место. И радоваться бы кровожадному имперцу своему счастью, когда он увидел знакомое строение среди множества однотипных давно не ремонтированных строений, если бы не отряд янычар, выволакивающий из парадной упирающегося и вопящего метоселянина.
- А вот это уже точно не комильфо, - прижавшийся к стене противоположного дома и усиленно притворяющийся местным, размышлял граф Кузе. - Неужели нападение во время суда настолько всколыхнуло это болото? Придётся искать оставшихся из «своих»..
Однако перспективы всё меньше и меньше смахивали на радужные: ещё по трём адресам Эндре обнаружил только разгромленные обыском помещения, а кое-где виднелись следы явной перестрелки и борьбы. На шестом адресе в радиусе 50 метров от дома стоял кордон из янычар.
- Всё. Очень. Плохо, - разворачиваясь на 360 градусов и сваливая от стражей порядка по-дальше, размышлял владелец щита Эгиды.
Зам. Главы ЧР уже не считал идею отправиться в Империю Истинного Человечества лично такой уж гениальной. Скорее, безумной и самоубийственной. А тягой к суициду Эндре никогда не славился.
Стоя посреди базара и морщась от невежливых прохожих, снующих мимо и норовящих задеть погружённого в мрачные думы экстремиста из Македонии, Эндре уже был готов признать поражение: в Тимишоаре им явно ничего не светило, потому следовало вернуться к Радовит, пока девица не учинила какого-нибудь кошмара. Возможно, отправься они на границу с Краковом или в районы, непосредственно находящиеся в руках жёсткой линии, им бы повезло больше.
Но тут внимание растерявшегося от такого тотального невезения Кузе привлекло знакомое лицо мафусаила, одетого в тёмно-синий национальный костюм с характерной «двуголкой», он что-то покупал у одной из торговок. Его лицо было крайне знакомо опальному графу.
Это был один из многочисленной родни Адама Мицкевича, спонсора «жёсткой линии», кажется Ян Шимановский, если ему не изменяла память. Слегка сгорбившись, чтобы меньше привлекать внимание своим ростом, граф Загреба пристроился следом за Шимановским, идя  на некотором отдалении. Объект наблюдения Кузе ещё несколько раз останавливался что-то посмотреть или купить, спорил с продавцами и, в основном, уходил ни с чем. Пройдя несколько кварталов, Ян резко свернул в одну из подворотней, Эндре, выждав время, прошёл следом. И напоролся прямо на оскалившего клыки и угрожающего кинжалом имперца.
- Чего тебе от меня надо, добидок?! С самого рынка меня пасёшь, думаешь, я не заметил?
- А не боишься, что заметут? Я тут посмотрел, так у вас прямо «успешное метоселянское государство»: всех янычары переловили, да пересажали. И герцог ваш — тот ещё лопух оказался,
- приглушённо хмыкнул граф.
- Ах, ты ублюдок жандармский, шавка Императрицы! Да нет у тебя доказательств, - взбесился молодой Ян Шимановский, подскакивая к укутанному противнику.
- Я ничья не шавка. А вот от вашей «жёсткой линии» такими темпами скоро одни амбиции останутся, - фыркнул Кузе, незаметно для молодого мафусаила пряча руку в карманы шаровар и готовясь активировать щит Эгиды.
Родич  Мицкевича взбесился и атаковал незнакомого господина, соизволившего оскорблять его идейных товарищей. И тут же заорал от страха и боли — кинжал напоролся на невидимую стену и отскочил, а через него в руку передался болезненный разряд. Ян выронил оружие и схватился за травмированную конечность — и только тут заметил, что вокруг графа летают восемь металлических шариков, формирующих непреодолимую преграду..
- Не..не может быть! - прохрипел  Шимановский. - Это оружие..оно было только у..
- Тссс! Мы же не хотим испортить сюрприз? - прищурив  глаза, Эндре насмешливо усмехнулся. - Отведи меня к вашему главному здесь. У меня есть, что вам порассказать..

[Торговый дом «Бехруз».]

"Ваше поведение было совершенно иначе, если бы Вы знали, что мы уничтожаем семейство наших противников … так знайте это"
из заявления Тер-Арутюняна Г. Егишевича.

Владеющий этим заведением Джэвед Бехруз, слыл человеком уважаемым и законопослушным. Но те, кто знали его чуточку лучше, прекрасно были в курсе, что вежливый и обходительный хозяин торгового дома на самом деле торговал вещами, запрещёнными в Империи для продажи: алкоголем, сигаретами и, конечно же, оружием. За скверный характер и жестокость по отношению к неблагонадёжным клиентам Джэведа прозвали «Ангра мэйню», что переводилось как  злой дух или дьявол. О данной персоне граф Кузе тоже был наслышан немало, хоть лично никогда и не сталкивался (а ещё дико удивлялся, как его до сих пор не повязали), посему он знал, что пока  не выяснит, насколько Бехруз предан идеям «жёсткой линии»  и пока  не докажет подлинность своей личности, тёплого приёма и относительной безопасности ожидать не стоит..
Пройдя через весь пёстрый дом, комнаты которого были приспособлены под разные торговые площади, граф Кузе оказался в закрытой от посторонних части здания. Он и Ян прошли мимо мрачных бугаёв на входе, а следом за ними увязались два прощелыги, которых Эндре опознал, как специалистов по холодному и «горячему» оружию.
- Отбиваться от всей этой оравы будет сложновато. Впрочем, Энтроациокуль мне тут только мешала бы, - мысленно хмыкнул всё ещё прячущий личность мафусаил.
Оказавшись в богато, но, по мнению опального графа, безвкусно обставленной комнате, где на мягких подушках восседал сам Бехруз в окружении прислужниц и телохранителей, Эндре Кузе приготовился к не самой приятной части своего прибывания в Империи.
- Ну, и кого ты сюда привёл, мальчишка? - недобро прищурившись, обратился купец к Яну.
- Этот тип..он преследовал меня. А потом сообщил, что он один из НАС и хочет увидеть самого главного здесь, - как есть, без обиняков поведал  Шимановский.
- О, Богиня Матерь, ну и на что ты мне такой бестолковый? Знал бы, что за «подарочек» мне подкинет Адам, отослал бы обратно сразу же, - наиграно тяжело вздохнул  Джэвед. - Итак, уважаемый, чего же вы от нас хотите?
- А чего хотите вы, Ангра мэйню? Слава контрабандиста и положение потенциального висельника правда вас так прельщают? - насмешливо протянул Эндре.
- Да вы, господин незнакомец, совсем злоупотребляете нашими традициями гостеприимства, как я погляжу, - протянул недовольный купец. Стоящие рядом с Джэведом и позади Эндре «работники ножа и топора» ощутимо напряглись — по первому слову они собирались как следует взгреть наглеца.
- Нет. Просто я приехал сюда, ожидая увидеть «жёсткую линию» такой, какой она создавалась: борцы за исконные права метоселян, те, кто хотят быть свободны от ига и жандармского контроля Императрицы-Матери. И что же я вижу? Обрюзгших и погрязших в своих страхах и суете кровососов! А скольких ваших сегодня уже повязали императорские борзые шавки? Ай-яй! Где же народный гнев? Где метоселянская сила и гордость?!
- Да что ты несёшь!
- возмущённый «Ангра мэйню», вскочил со своего места, взирая на хама с высоты своего метра с кепкой. - Ты, приезжий глупец, который даже не знает, через ЧТО нам пришлось пройти! Как смеешь ты, - брызжа слюной, кричал одутловатый вампир, чьи бацилус проснулись поздновато..
- Как смею я? - повысив голос, ледяным тоном переспросил Зам. Главы Чёрной Руки. - Я тот, кто стоял у истоков этого движения. Я тот, кто помнит, какой жёсткой и беспощадной должна быть наша линия..
- Взять мерзавца!
- взвизгнул  Бехруз.
И четверо бодигардов  кинулись на одинокого графа: Ян едва успел отскочить с траектории движения вампиров. Однако, Кузе был к этому готов — щит Эгиды сработал идеально, распределившись по четыре шарика впереди и позади графа и отбросил нападавших на стены комнаты. Купец ошарашенный замер на своём месте, его глазки забегали по комнате, прикидывая, успеет ли он избежать гнева незнакомца, пока до комнаты доберётся новая порция охранников.
- Я — граф Загреба Эндре Кузе, - сдёрнув с себя тюрбан с шарфом, разгневанным тоном провозгласил опальный имперец. - Требую повиноваться мне и отвести к нынешним предводителям нашего движения. Или ты неверен нам? - опасно прищурив глаза, вопрошал хозяин щита Эгиды.
- Граф Кузе! - колени купца подогнулись, и он бухнулся на них прямо перед экстремистом из Скопье. - Я не узнал Вас, простите меня, господин! - склонив голову. - Мы думали, что вы погибли там..в Венеции, - подобострастно заглядывая в глаза, промямлил «злой дух».
- Я был ранен и смог скрыться. Мне требовалось время на восстановление, - неопределённо махнув рукой и деактивируя щит, ответствовал Кузе- Подготовьте транспорт к завтрашнему утру: со мной будут сопровождающие. Кто сейчас ведёт жёсткую линию?
- Раньше был герцог, но он..
- Чёрт с ним, с герцогом. Кто сейчас фактически главный?
- рявкнул Эндре.
- Славомир Мрозек. При поддержке Леопольда Стаффа и  Адама Мицкевича..
- Два придурка и клоп с манией величия? Вот так непобедимая команда! Неудивительно, что всех повязали, - мысленно фыркнул заместитель Валии.
- Отвези меня к  Мицкевичу. Завтра на рассвете заберёте меня с помощником с южной окраины Тимошоары, - холодно бросил граф Загреба и развернулся к выходу. - Да, и постарайтесь не попасться янычарам до этого времени..

┬┴┬┴┬┴

К своей напарнице из ЧР граф Кузе вернулся к закату, вымотанный и злой, как чёрт. Терпеть плохое настроение Ядвиги у него попросту не было сил, потому он бросил лишь:
- Будь готова: завтра утром с южной окраины нас переправят к одному из лидеров «жёсткой линии», местных экстремистов. Для них ты моя помощница и секретарь. Подъём в четыре утра, - после чего хозяин щита Эгиды отправился в душ. А после него так же молча завалился спать.

Всё так же «спящая» Радовит, дождавшись, когда имперец скроется за дверью, открыла глаза и мучительно вздохнула: здешняя жара, по сравнению с маркизатами, стояла просто невыносимая, и утрешний бодун плавно перетек в вечернюю мигрень. Прошипев парочку проклятий, она натянула одеяло на голову и перевернулась на другой бок.

+1

17

Путь из Тимишоары.
[avatar]http://savepic.ru/10825269.jpg[/avatar]

До месторасположения «главного штаба» жесткой линии чернорученцы добирались и по суше, и по воде. Дорога заняла не меньше 3х дней. Путешествовать приходилось на самых разных видах транспорта. Всё происходило в спешке и в условиях строжайшей секретности. Были часы, когда «новоиспеченный начальник» жестко пресекал любые попытки Энтри высунуть нос в окно, чтобы почувствовать что-то, кроме спертого воздуха в их вынужденном транспортировочном средстве. Связываться  и пытаться оспорить, дабы хоть как-то изменить данную реальность,  с Кузе, когда он был в окружении своих новых (или, наоборот, слишком «старых») подчиненных из жесткой линии, она избегала. Ибо излишнее внимание дерганных ренегатов было противно само по себе. Ни о каком уровне доверия к ним не шло и речи. Находясь в машине, везущей её неизвестно куда, и непонятно с кем и к кому, против своей воли, гражданка княжеств Ягайло и Богемии, конечно же, чувствовала себя запертой в ловушке. Вот только ловушка была собственного производства: выстроенная из чувства долга и… вины. И если бы сейчас материализовали всю её злость вкупе с обидой – то можно было бы запустить небольшой оружейный заводик.
Чувство злости на ситуацию в целом и некоторых особ в частности было относительно свежим, а вот обида исключительно старой и закостенелой.
С самого рождения Ядвиги Радовит судьба играла жизнью всех членов её семьи, как с теннисным мячиком. Сначала предательство друзей и сородичей отца вынудило всю семью бросить родовое гнездо и бежать без оглядки в Богемию. Затем отцовская ущемленная гордость и оскверненная честь вынудили его отдать свою  жизнь  за независимость чуждой ему Богемии. А там и любимая маман не выдержала груза вины и ответственности и по-тихому ушла в мир иной. Ребенок оказался никому ненужным, оставшись на попечении мамкиного вояки-братца, который не то, что семью, себя обихаживать, как нормальный аристократ,  не мог. После завершения всех войн и восстаний дядя так и продолжал жить по-походному, при этом, обладая имуществом в виде собственного замка и нескольких деревень.  Этот мафусаил на всю жизнь остался нелюдимым и подозревающим всех и вся. Бесспорно, он дал навязанной ему девчонке лучшее образование из возможного на тот момент в Богемии. Ну, по крайней мере, пытался. Радовит вынудила властного дядюшку дать ей право на самостоятельный выбор предметов, путем организованного сопротивления и непрекращающихся бытовых стычек. Однако избежать обучению «армейской жизни» не получилось, и тот факт,  что она не мальчик, виконта из вечно воюющей Богемии не волновал совсем. Так что, можно сказать, что жизнь в замке была даже интересной. Но морально тяжелой.
Того, что могло бы задержать её в княжестве, в котором нашли последний приют её родители, никогда и не существовало. Друзей ведь тоже в таких-то военных условиях не было. Единственное, что трогало её душу, были занятия по химии в построенной специально для неё лаборатории и, разумеется, тренировки на стрельбище.
Хотя был ещё момент дикой и необузданной радости, когда девушка, сбегая из опротивевшего дома, охотилась за одинокими агентами Инквизиции, посланных с карательной миссией. Она считала это своеобразным подвигом – спасти выбранного жертвой Ватиканской мести мафусаила или целое семейство, если повезет.  Однако после парочки таких «подвигов» Ядвига так схлопотала по шее и пятой точке, что неделю передвигалась исключительно… «спокойным шагом». Дядюшка наглядно объяснил, что занимается юная мафусаилка не «подвигами», а «убогим расизмом», и что многие из тех, на кого Инквизиция объявила охоту, не являются «робкими агнцами». «Сначала разнюхай всё о том, кого спасаешь, если нюхалка у тебя ещё в наличии после всей твоей химической вони!» У виконта в мозгу прочно засела мысль, что уроды среди мафусаилов, «как  те, что предали твоих родителей»,  встречаются повсеместно. А уж свихнувшихся на крови и мести маньяков, тех, которые теряли рассудок и просто становились зверями, достаточно в этом мире. «Я не потерплю в своем роде такое убожество!»
Виконт из Лютеции оказался той самой спасительной соломинкой, которую обиженные своей долей ждут как прихода мессии. Раниэль Атеро был полной противоположностью дяде. Рядом с  ним действительно хотелось побыть подольше. Почему так? Радовит с внутренним скрежетом только недавно смогла признаться самой себе, что спокойная учтивость, здравый смысл и недюжинные знания наравне с юмором подкупают и очаровывают с пол-оборота. Он оказался единственным существом, которому она начала доверять с их встречи. Первое время, которое они провели в дороге, разговорах и приключениях, неизбежно возникавших на их пути, виделось ей временем умиротворения и того, что, кажется, она нашла настоящего друга и учителя, кого-то родного, пускай не по крови, а  по духу. Время, проведенное с французом, стало таким же важным для Ядвиги, как и хим.опыты с тренировками. Это как приходишь в равновесие с самим собой в процессе медитации - исчезает необходимость постоянно обороняться и нападать, и ты становишься простым наблюдателем, а не вынужденной жертвой или чьим-то палачом. Это было потрясающе, и казалось, теперь так будет всегда. Пока они не прибыли на место его работы, в маркизаты Македонии. Там все резко изменилось, обнаружилось, что в жизни этого мафусаила есть кто-то более многозначащий для него и уже довольно давно. Поэтому  Главу Черной Руки девушка из княжества Ягайло невзлюбила сразу. Да и не переносит до сих пор. А недавно выяснилось, что недорезанная Калигарис ещё и не единственная в его жизни, была и цыганка. А цыганку почему-то было даже жаль Энтри. Ведь  «таким образом»  можно любого легко вычеркнуть из жизни. Да и звериный страх, когда «опекун» был при смерти, оставил след в виде душевного рубца и грустных мыслей о смысле привязанности к кому бы-то ни было.  Ядвига не желала с этим  мириться, по крайней мере, сейчас, когда пойти маленькой любительнице хим. растворов и холодного оружия  больше некуда. Нет, её не пугало одиночество, конкретно эта полячка определенно была независима от остального мира. Девушка глубоко внутри ещё надеялась, что Атеро не так просто встретился на её жизненном пути. Именно и только это останавливало Энтроациокуль от того, чтобы начистить морду властолюбивому имперскому самодуру и его прихвостням, а затем дать стрекача, заметая следы.

***

Долгожданный приезд  в поместье теперь уже второго по главенству в жесткой линии имперца после воскресшего Кузе ознаменовался очередной грызней, в которой, естественно, победил агрессивный выскочка, зам.главы ЧР. После данного инцидента им предоставили личные апартаменты и столь неоценимые, по мнению Радовит,  покой и одиночество.
Дождавшись, когда народ рассосется сам собой, и все заговорщики уйдут решать свое наболевшее за весь этот период времени, Энтри выскользнула незамеченной из особняка, постаравшись не спалиться и в саду, в зелени которого утопал дом этого…как там его… Адама.
За свое «инкогнито» на территории Империи девушка нисколько не переживала: имперский довольно сносно она знала стараниями дяди, а внешность у мафусаилов могла быть какой-угодно. Тем более, кто ж заподозрит  тощую безобидную блондинку в среднестатистическом имперском наряде.  Вопроса денег также не стояло. Какую-то сумму местных купюр она нашла в своих вещах, заботливо положенных известно-кем-французским.

Брусса.

День только начинался, и, конечно же, это было самое подходящее время для экскурсий и новых открытий для юного ума. Чем дальше девушка углублялась внутрь этого города, тем сильнее чувствовало нарастающее волнение у нее в груди. Радовит шла прогулочным шагом по бесконечным узким имперским  улочкам и, заглядывая в подъезды и дворики, везде к своему удивлению  и непонятно откуда взявшемуся восторгу обнаруживала аккуратно расставленные горшки с цветами и декоративными растениями, пение  певчих птиц, доносящееся из открытых окон  и периодически долетающие аппетитные запахи готовящихся блюд местной кухни.
Солнце входило в зенит и казалось, что сверху не кристально чистое небо, а прозрачная крыша, которая от любой непогоды защитит. Создавалось ощущение, что само время в этом городке как будто притормаживало, и он настойчиво приглашал к неспешному времяпрепровождению. Спускаясь всё дальше вниз по мостовой, девушка решила дойти до самой набережной. Брусса был ведь ещё городом-портом. Там, у самого берега линия пляжа омывалась  изумрудными водами моря.  И так приятно здесь было просто постоять, забыв обо всем, и долго всматриваться в лазурную глубину с городской набережной.
-Неужели, все города здесь такие? Эээ…это даже не крупный город, и он … Кажется таким солнечным и позитивным!
Покинув пределы набережной, Энтри вышла на местный базар. Торговля шла полным ходом.  С разных сторон торговой площади наперебой кричали продавцы рыбы, мяса, зелени, сладостей. Зазывая, хлеботорговцы, ювелиры, антиквары повторяли фразы на разных языках. Становилось вполне очевидным, что торговля в Империи была рассчитана не  только на местных, но и на туристов. А значит тут можно найти все, что твоей душе угодно. Если, конечно, знать, где искать.   На том краю, который ближе к набережной, продавцы работали в основном для приезжих- стандартный набор: сувениры,  сладости в упаковках. Чуть дальше  шли прилавки с фруктами, травами, горами зелени. Множество разных видов помидор, гигантских размеров апельсинов и толстокожих лимонов, сразу видно - очень свежих, прямо с веток.
Энтри в первую очередь остановилась у сырной лавочки. Тут на полках лежали древние сыры, разных форм, размеров, цветов. Сырные кружки, порезанные на кусочки и политые оливковым маслом, обсыпанные травкой и чесноком, выглядели так аппетитно, что пройти мимо казалось кощунством.  Тем более, что загорелый терранин средних лет столь красноречиво и щедро приглашал попробовать эту красоту. 
Это поразительное радушие и искренность при виде существа другой расы ошеломило  девушку не меньше, чем умиротворяющая живописность этого города. Если бы это был только единичный случай подобной любезности, она бы поняла. Однако когда Радовит в качестве эксперимента заходила в одну за другой лавочки, улыбчивые продавцы обоих рас, не спрашивая, отрезали ей кусочки свежайшего хлеба, ветчины, сыра. Отказаться было невозможно, так весело и просто это предлагалось. Таким образом, к концу продуктовых рядов её руки были уже увешаны несколькими пакетами с купленной свежайшей и вкуснейшей едой.
Да, Ядвига была мафусаилом, и в Империи Истинного Человечества данным фактом никого не удивишь, как и в Свободных Маркизатах. Но все же Энтри провела всю свою короткую жизнь в вечно раздираемых междоусобными стычками княжествах, привыкшая лишь к вражде и соперничеству, как между «вампирами», так и людьми, ненавидящих их от рождения и до самой своей  смерти. Когда-то её смогла удивить Македония, где открыто ополчаться друг против друга, двум расам было не принято. И люди с мафусаилами терпели друг друга, сотрудничая во многих сферах жизни. Такое сосуществование можно было бы назвать приемлемым. Если бы не висящий над всеми жителями «дамоклов меч» в виде опасности, что в любой момент к ним может нагрянуть армии Ватикана, Германики или Империи. А здесь, на этой земле, в одном маленьком городишке посреди огромной Тсуары, можно было ощутить, как это быть просто человеком, мафусаилом. Просто собой. Законопослушным гражданином своего общества.
На этой мысли девушку чувствительно толкнули, что один пакет упал и рассыпался на землю. Источник беспокойства нашелся сразу же – это был человеческий ребенок лет 8. Он бросился собирать продукты, как раз когда Энтри набрала в грудь побольше воздуха, чтобы разразиться местным арго. И тут же к ним подскочил юноша, ростом с мафусаилку.
- Кан, чтоб тебя! Тебе же сказали, не отходить от меня ни на шаг! Дядя тебе ясно дал понять, что ты сегодня под домашним арестом. Прошу прощения, госпожа,  мы сейчас все соберем.- Быстро управившись в четыре руки, мальчишки исчезли уже через минуту, успев при этом кратко поклониться.
Ядвига ещё какое-то время проследила за ними, и, обернувшись, встретилась взглядом с миловидной терранкой, которая ей понимающе кивнула и улыбнулась: - Сладу нет с этим хулиганьем, а сердцу все равно в радость.
Неопределенно кивнув в ответ, Энтроациокуль продолжила путь.
- И вот с ними воевать?! Мнда, что бы на это сказал мой  дядя.Девушка усмехнулась. Стало чуточку грустно: вот был бы и босс здесь – столько прикольных моментов не упустили бы. Заморочки старого мафусаила относительно «грязи везде» её изрядно веселили. Уж какой срач он бы тут развел с продавцами на тему их продуктов как  подвида бактериологического оружия. Часа на два, не меньше. Зато потом бы он сам подобрал все нужные свежие продукты и необходимые ингредиенты, чтобы сварганить свою фирменную вкуснятину! Под «фирменной вкуснятиной» у Радовит  имелся в виду целый спектр блюд разнообразных кухонь мира. И это было одно из самых ею любимых достоинств отражающего- солнечный- свет мафусаила. Дока, он и в Африке  - дока. А уж какую бы экскурсию он бы ей обязательно устроил по здешним красотам и достопримечательностям. Конечно же, против её воли. Всегда подлавливал момент, когда настроение у девушки было ниже плинтуса, и тогда начинал философствовать. Сопротивление обычно усугубляло ситуацию, и обозревание окрестностей (если у них было достаточно времени в запасе) могло затянуться.
К таким невеселым воспоминаниям и пакетам с едой не хватало пенных напитков. Найдя нужные ряды, она остановилась у прилавка, где покупателей набилось человек десять.
- Не советую брать это, если вы у нас первый раз. На любителя, как говорится.  –Откуда-то с боку донеслось довольно знакомым голосом. – А, госпожа с апельсинами.. Кан, куда ты понес ящик! Иди сюда, тебя пришли тут убивать. – И юноша в фартуке весело подмигнул мафусаилке.
- Любишь юморить? – Подняла она одну бровь и обнажила клыки в усмешке.- Значит, похороны будут веселыми..
- А вы уже приглашаете? – Молодой человек со смуглой кожей и черными волосами, на вид лет 17, улыбнулся и, достав из нижнего ящика бутыль, протянул её блондинке. – Тогда вам точно нужно взять вот это. – Откупорив бутыль и налив в бокал, юноша  предложил: -Пробуйте! Ну же!
Недоверчиво девушка принюхалась, и аромат, который бокал источал, ей неожиданно понравился. Пригубив и сделав крохотный глоточек, Радовит зажмурилась от удовольствия. А потом расширила глаза от удивления. – Там нет алкоголя!
- Тшшш! Естественно! Это фруктовый напиток, безалкогольный..- юноша окинул её пристальным взглядом и, задумавшись на секунду, поглядел по сторонам, слушает ли их кто-нибудь  из покупателей, удостоверившись в отсутствии лишних ушей, он, подойдя вплотную и делая вид, что упаковывает покупку, зашептал:
- Есть предложение. Зеленую Башню знаете? Вечером жду вас там, разумеется, не без приятных сюрпризов. – Он взглядом указал на бутылку. – Кстати, меня зовут Арслан.
-  А если сюрпризы мне не будут приятны?"Госпожа с апельсинами" саркастически улыбнулась.
- Это вряд ли. Но если все-таки не понравится – возмещу стоимость всех сегодняшних покупок, сделанных вами.
- Как сложно.. Давай я просто выдавлю тебе оба глазных яблока из черепной коробки?
-Один, идет? Дядюшка, эта госпожа – наш постоянный клиент. Сделайте ей скидку.

Ядвиге пришелся  по душе этот неунывающий подросток. Заплатив за бутылку фруктового напитка и покинув лавку, она направилась вверх по центральной мостовой продолжать свое знакомство с городом. Тот факт, что в поместье какого-то-там-Адама все равно придется рано или поздно вернуться,  приводил Энтри в уныние. Чтобы подправить настроение, она нашла местечко, где можно было поесть без лишних свидетелей, да ещё и с видом на лазурное море.
Вечером, как они и договаривались с белозубым чудаком, Радовит пришла к местной достопримечательности – Зеленой Башне. Как выяснилось из туристических путеводителей, Башня была  образцом древнего имперского зодчества, частью большого комплекса, от которого сейчас не осталось даже руин. Её внешние стены некогда были отделаны зелёными драгоценными камнями. Теперь вместо камней там была плитка, но и  она сверкала на ярком солнце словно изумруд, привлекая внимание восторженных доброжелателей и завистливых недругов. Главный вход в башню закрывали тяжелые двери, всегда запертые. Но, благодаря изломам в подпирающей этот монумент с одной стороны каменной  кладки, на крышу можно было без особых проблем забраться даже человеку. Там при свете зажженных фонарей и огней города, на фоне ещё закатного неба, на кирпичной площадке одной из ниш крыши башни,  её уже ждали.
- Люблю  город вечером.  Он, когда подсвечен тысячами огней, выглядят по-особому празднично. – Молодой терран сидел спиной к стене и смотрел вниз на город. – А ты?
- Что я?
– особо не церемонясь, Энтроациокуль спрыгнула сверху на площадку.
- Что ты любишь, госпожа с апельсинами?
- Люблю, когда меня не раздражают. Лучше, конечно, чтобы рядом вообще никого не было.  Надеюсь, ты с глазом попрощался?
- А, точно! Вот, смотрите, прекрасная госпожа, на ваш выбор.
– Встав, он показал на импровизированный стол из каменных плит, на котором стояли бутылки и нарезанные ломти хлеба, мяса, сыра и овощей.
-Ты, что, людоед?
- В смысле?
- Кормишь на убой.
– Еды было больше, чем алкоголя. А это был именно алкоголь, а не «фруктовый напиток».
- Госпожа не человек, значит, госпожу я съесть не смогу.
- Короче.
- У нас здесь всегда сходка проходит. Наши немного опаздывают, но вроде должны прийти. Когда я понял, что белокурая госпожа определенно ищет чего-то более…бодрящего, решил пригласить.
- Заканчивай с болтовнёй. Наливай уже.
Блондинка из Ягайло с усталым и хмурым видом плюхнулась на плиты. 
- Пробуйте все..хм, категории, пока чистых бокалов много.
- Разберусь.

Дальше они сидели в молчании. Арслан любовался городом и наблюдал за выражением лица молодой мафусаилки. Та в это время пробовала на вкус предложенный алкоголь, откупоривая одну бутыль за другой.
- Вот эта ничего. 
- Повезло мне сегодня - выиграл оба глаза!
– довольно хмыкнул смуглый парень.
- Угу, - блондинка решила тут же прикончить начатое.
- Губа не дура у госпожи с апельсинами..
Запрокинув голову и присосавшись к горлышку, девушка показала террану, по какому адресу ему гулять пешком.
На что тот с улыбкой ответствовал:
- Понял, поеду в Византиум за очередной партией  элитного.
- Это из Византиума?
- Ага, из столицы.
- Ты ради этого туда и мотаешься?
- Нет, на посылках я в семейном бизнесе – куда пошлет дядя.
- Та же фигня.
Энтри оперлась о стену ниши и посмотрела сквозь стекло бутылки на городские огни.
- Тоже  посылают родичи?
- Скорее, сдают…в аренду.
- Тебя?
– Арслан поперхнулся непрожеванным куском мяса, округлив глаза.
- Нет. Папу Римского.
- Обалдеть! Это я ещё легко, значит, отделался… И что…тебе приходится делать?
- Фантазию попридержи, а то сквозь череп неприличные  картинки просвечивают..
- устало выдала мафусаилка.   
- И все же!
- Твои скоро припрутся?

Терран встал и подошел к краю, всматриваясь в окрестности Башни.
- Без понятия. Как будто забыли совсем..
- Да зажрались они...или сдохли от ежевечернего переедания.

+2

18

- Движуха наконец-то начнётся со следующего поста.http://i078.radikal.ru/1307/9a/35edf595a79c.png

[Брусса. Поместье, принадлежащее Мицкевичу.]

I got to get this of my chest
Don't wanna be like all the rest
Is it true what they say - what they do?
I'm gonna put it to the test
You've got to get this in your head
It doesn't matter what they say, what you said
'Caus you know they like you better, when you're dead
Royal Republic - You Ain't Nobody

Граф Кракова Адам Мицкевич не был ни храбрецом, ни отчаявшимся человеком. У него были немаленькие ресурсы, какое-никакое уважение и авторитет на политической арене Империи, и если бы не положение колонии для его родного княжества Ягелло, он бы вряд ли заинтересовался идеями обиженных аристократов, сформировавших «жёсткую линию». Однако, это всё дела прошлых лет. И сейчас Эндре, сменившему «наряд бедуина» на традиционный имперский костюм аристократа, приходилось заниматься тем, чем он не занимался уже давно: доказывать свою силу.  Мелкие дрязги в Македонии меркли перед осиным гнездом имперской «жёсткой линии». За столько лет вынужденного изгнания Кузе, как признавал он сам перед собой, несколько «размяк» и отвык от постоянной опасности не только попасться в ловушку коварного госаппарата, держащего оппозицию за дурачков и отлично решающего с помощью неё свои проблемы, но и от опасности, гораздо более реальной, грозящей со стороны «своих же» коллег по идеологии. Граф Загреба рассчитывал  запугать Адама и уже после столкнуться с другими воротилами имперской жёсткой политики — Мрозеком и Стаффом (впрочем, последний особой проблемой не являлся). Но Мицкевич оказался не прост: столкнувшись с «лицом из прошлого» и убедившись в его подлинности, он вызвал в чудесный тихий городок Бруссу двух других представителей верхушки «жёсткой линии». Они оказались недалеко и прибыли быстро. И тут-то и начались мытарства графа Кузе. И хуже всех оказался, конечно же, Славомир Мрозек.
- Что же вы всё это время делали, пока отсутствовали в Империи? Для нас ваш путь оборвался, когда ваш дерзкий план по уничтожению Папы Римского провалился, - насмешливо заметил Мрозек, сидящий вместе с остальными двумя представителями нынешней группировки экстремистов.
- Определённое время мне понадобилось для того, чтобы оправиться от повреждений, нанесённых мне госинспектором Асран, - сидящий напротив них Эндре, состроил козью морду на попытку Славомира «плюнуть» в графа. - Остальное время ушло на то, чтобы связаться с экстремистами из Свободных Маркизатов и ещё немного «потрясти» Ватикан.
- Правда? Что-то мы совсем не слышали об этих сотрясениях,
- хмыкнул Леопольд Стафф.
- Это ваши проблемы. Впрочем, именно из-за того, что вы ничего «не слышите» и «не видите» у вас и проваливаются операции одна за другой, - оскалился зам Главы ЧР.
- Что?! - вспыльчивый Стафф даже вскочил со своего места, на что соседствующий с ним Мрозек только поморщился.
- Ну, насколько же надо быть недалёкими, чтобы не понять: вас всех давно раскусили, все ваши планы сливаются напрямую жандармам, и суд был лишь наживкой для дурачков? - скривив губы в усмешке, заметил хозяин щита Эгиды.
- Вы хотите сказать, что в нашей среде есть «крот»? - опасливо уточнил Мицкевич.
- А по-моему, граф просто переводит стрелки: какая ещё экстремистская организация в Маркизатах?! Они все дрожат от ужаса и молятся, чтобы державы не обратили на них внимания, - раздражённо перебил коллег Славомир Мрозек.
- Значит, вы давно не были в Маркизатах, - опасно сверкнув глазами, ответствовал Кузе. - Не только «крот», вполне возможно, что даже не один. И я бы на вашем месте не цеплялся бы так за Львовского..
- Почему?
- Пораскиньте мозгами, господа,
- откинувшись на спинку кресла, фыркнул Эндре. - Даже если герцог действительно всё ещё верен идеям «жёсткой линии» (в чём я сомневаюсь), мы все знаем, что за его восстановление после несовместимой с жизнью потери сердца отвечали медики Императрицы. Как вы думаете, чем они напичкали опального герцога? Взрывчаткой, УФ-излучателями, микрочипами подчинения? - на удивлённые охи и вздохи «коллег» граф лишь закатил глаза. - Да не будьте вы такими простофилями: государство не станет церемониться ни с кем, кто будет ему мешать. Вас всех не стёрли в порошок только потому, что Императрице и её прихлебателям это удобно: все оппозиционное силы и вредные элементы всегда под контролем. Избавься она от вас и ей придётся прикладывать усилия, чтобы отыскать следующих врагов Империи. А так все друг на друге завязаны — круговая порука. Мы с вами гангрена на теле Тары Метоселут, которой пока дозволено существовать, - все так же криво усмехаясь, закончил свой монолог Эндре.
- И что же нам делать? Если мы всего лишь марионетки, как вы утверждаете, то любые действия, кроме приготовлений к неминуемой гибели, конечно, будут бессмысленны, - внутренне содрогнувшись, а внешне лишь недовольно нахмурившись, ответил Славомир за впавших в ступор товарищей.
- Всё просто. Найти крота, устроить серию дерзких актов устрашения, которых от нас сейчас не ждут,  забыть про идею вытащить герцога: Сулейман больше не сможет играть за другую команду, - самодовольно ответствовал Эндре Кузе, пожав плечами.
- Но где вы предлагает это делать? Византиум сейчас весь оцеплен.. И как мы сможем это провернуть, если в наших рядах есть предатель? - взволнованно начал граф Кракова. - И что тогда требуется конкретно от нас?
- Весь да не полностью, граф,
- прищурив глаза ухмыльнулся хозяин щита Эгиды. - Терранские кварталы остались вне подозрений и кордоны в них — самые слабые и редкие.. Что же касается остальных ваших вопросов, вот вам ответ: всё делать в строжайшей секретности. Из верхушки знать об этом должны только четыре живых существа: я и вы. А простых исполнителей отобрать самых верных, и каждый должен знать только ту часть, которую доверено выполнить ему. Никаких общих планов и подробного расписывания происходящего перед каждой мелкой сошкой. От вас мне требуется немного: ресурсы, транспорт, верные люди, взрывчатка и полная конфиденциальность происходящего, - своё выступление заместитель Калигарис окончил белозубым оскалом.
- Допустим, мы всё это вам дадим, - хмуро процедил Мрозек, который уже понял, что стремительно завоёванный авторитет среди «жёсткой линии» меркнет перед заслугами кровавого маньяка Кузе. - И когда вы соизволите приступить?
- Если вы снарядите меня к завтрашнему утру, то завтра же я выдвинусь в столицу.

Троим заговорщикам против Императрицы просто не нашлось, что ответить. Адаму подумалось, что возможно именно этой отчаянной решительности и не хватало «жёсткой линии», которая начинала шевелиться только тогда, когда «жаренный петух в бошку клюнет»..

┬┴┬┴┬┴

Проведя почти весь световой день, обговаривая некоторые детали операции и выбивая из троих унылых консерваторов их «стулья», на которых они привыкли «сидеть жо*й ровно», Эндре ужасно устал. Он совершенно не ожидал, что возвращение в родные пенаты окажется таким нервопожирающим кошмаром. Придя в отведённое им с Энтри крыло и не обнаружив свою спутницу на месте, хозяин щита Эгиды неожиданно для себя осознал, что даже как следует разозлиться на непутёвую помощницу Атеро он не может. Подцепив за шкиряк какого-то мелкого мимо пробегающего слугу и потребовав выяснить, куда делась его напарница, граф Загреба прошёл в апартаменты и опустился прямо на мягкий ковёр. Подтянув колени к груди и положив на них локти, Эндре Кузе уставился в противоположную стену, богато украшенную лепниной и барельефами.
- Не так я представлял себе триумфальное возвращение на Родину..
Возможно, не будь того времени, проведённого в Скопье, когда Эндре чувствовал себя на своём месте и даже почти полное отсутствие друзей не тяготило его — даже самые гадкие оперативники ЧР были куда милее и дружелюбнее бывших «коллег» из Тары Метоселут.
Уединение графа прервал слуга-терран, пролепетавший, что юная госпожа весь день изволила бродить по городу, а вечером жители видели её направляющейся к Зелёной Башне.  Проигнорировав террана, граф Кузе принял решение сходить за своей напарницей: на сколько он помнил, Башня была излюбленным местом сбора местных банд..

ОФФ

Писалось вместе с Шет-чи
[avatar]http://s017.radikal.ru/i437/1507/64/3f309b994691.jpg[/avatar]

[Окраины Бруссы. Зелёная Башня.]

Pack your bags, run away
Along the freeway, out of town
Where you'd like and the night is over
It's alright
From despair, between the sheets
Spilling over, spinning round
Waiting still, in the street
Madrugada - Electric

Из некогда монолитного строения с проваливающейся крышей были видны отблески огня, доносились аппетитные запахи и голоса. Фиолетовые одежды аристократа были немного неуместны в данном месте. Взобравшись в Башню, он предстал перед глазами находящихся там мальчишки-террана и Ядвиги Радовит. В другое время Эндре был бы в гневе — какой-то грязный терран смеет общаться с его напарницей и даже пререкаться с ней.. Но сил гневаться не было, было желание поскорее забрать отсюда своё наваждение и отправиться во временное пристанище. Завтра предстоял ещё более выматывающий день.
- Вряд ли ваши друзья забыли про сходку, - обратился он к вздрогнувшему от вида наглого аристократа пареньку. - Скорее, вы просто не позвали их, желая произвести впечатление на юную леди.. Как дерзновенно с твоей жалкой терранской стороны рассчитывать на что-то. Закон Империи не приемлет подобного, - хмыкнул Эндре.
- По закону Империи терраны больше не рабы, - вздёрнув голову отвечал подросток.
- Да, но связь между мафусаилом и терраном так же вне закона. А это значит, что терран никак не может быть равен метоселянину, - как бы невзначай заметил Кузе. - Энтроациокуль, ты не желаешь вернуться назад, в апартаменты, столь любезно предоставленные нам графом?

При его нежданном появлении полька изрядно напряглась и внутренне зарычала. Атеро как-то ещё в самом начале её работы в ЧР упоминал вскользь, что на своей исторической родине, то есть здесь,  этот мафусаил слыл известным психом и одновременно с этим законченным расистом. Конечно, глупо было надеяться, что искать её шакалы этого Адама не будут. Скорее всего, они ненавязчиво следили, даже если и не от самого особняка (там она бы сразу спалила), то на улочках и базаре точно. Тяжелым взглядом оценив обстановку, блондинка медленно, с неохотой встала с места и, порывшись в карманах одежды, проследовала  к человеческому подростку.
- Не ссы, паря, ещё бухло испортишь… запашком.  На, держи!Радовит взяла его за руку и вложила монеты.  Затем резко зафиксировав его лицо  в своих ладонях, всмотрелась в широко раскрытые глаза мальчишки. – Отдохни давай…поспи минут 20. Твои придут – разбудят. – И поддержала его тело за куртку, когда он, неожиданно закатив глаза, начал заваливаться на каменные плиты крыши.
Затем также неспешно подобрала свою недопитую, но уже законную бутылку имперского элитного.
- Удобно видеть во всех свои грехи, да?!Девушка злобно сверкнула глазищами. - «Алкомальчик» может и озабоченный, но не лжец.
Подойдя к краю крыши, Энтроациокуль , не оглядываясь, сиганула вниз.

Эндре крайне заинтересовало, как Радовит вырубила терранского недомерка гипнозом — выглядело..своеобразно.
- Полезное умение. Могло бы помочь этой нелюдимой девице избежать кучи проблем в жизни, только вот не умеет она пользоваться своими силами..себе на пользу, - мысленно хмыкнул массовый убийца терран.
- Ну, почему же вы так уверены, что не лжец? Разве есть доказательства обратного? - спрыгнув следом за мафусаилкой и приземлившись куда более изящно, вопрошал граф Кузе.
- И ложь — не мой грех. Мой грех — убийство, гордыня и тщеславие. Но никак не ложь, - склонив голову на бок и с интересом разглядывая девушку выдал Эндре Кузе. Вздорная девица уже была навеселе, потому когда она резко обернулась к хозяину щита Эгиды, чтобы ответить, что-нибудь в таком же духе, она покачнулась и начала заваливать набок. Имперский аристократ преодолел разделяющее их расстояние и поддержал Ядвигу за локоть. При этом он внимательно заглядывал в глаза своему наваждению и лицо его было покойным, а взгляд — серьёзным..

- Убери хваталки. –Холодно процедила Радовит и плеснула остатками жидкости в бутылке. При ослаблении его хватки она смогла освободить локоть . – Когда-нибудь распухнешь от своей же борзости. А враньё я за версту чую..Энтри, взвалив стеклянную тару на плечо, как палаш, стремительным шагом направилась в сторону, где находилось поместье главаря имперской шайки. Бывшего главаря.
Как это ни странно, но ёршистость молодой пани графа Загреба нисколько не злила. Не в данную минуту, по крайней мере. Может заместитель Главы устал или Родина настроила его на лирический лад.. В данном случае, он просто в несколько широких шагов догнал девушку:
- Разве я вам когда-либо врал, княгиня? - задорно прищурившись вопрошал метуселянин в имперских тряпках. - Смотрю, Империя вам понравилась.. Сразу же поспешили познакомиться с её колоритом и аборигенами.

- Здравствуй, дерево!!«княгиня» внезапно остановилась. – Ты совсем простуженный на голову?! Сам задал вопрос, откуда я знаю, что тот терранский барабошка не лжет, и вот на тебе! «Разве я вам врал?!?» Хиромант головотяпный… Я! Чувствую! Враньё! Арслан! Ждал! Друзей! И не воображаемых. А ты ему весь мозг вынес: кого в Империи можно, с кем нельзя.. – Тут девушка снова продолжила путь. -  «Империя понравилась»… Искала, где сало брать, чтоб пятки смазывать, когда имперское вашество засыпется.Ядвига чувствовала, как нарастает головная боль- то ли из-за долбогреба, то ли местный алкоголь был слишком агрессивен для нежных нервов граждан Ягайло. Но скрывать накопленную ещё с Македонии злость становилось все труднее.
На подобный всплеск агрессии Кузе лишь пожал плечами:
- Не  совсем уловил смысл слов, с кем не бывает.. Значит, доказательства у вас есть. Честный терран — это так мило, - зубастый мафусаил оскалился. - Засыплюсь я только, с вашего позволения, на неудачных союзниках. Впрочем, можете не бояться: вам ничего не грозит. На первый раз, если попадётесь, просто депортируют в Ягелло. А местные рынки, как и сало, весьма неплохи. Хоть и шумноваты.
Размеренным шагом идя рядом со спешащей в поместье Радовит, Эндре задумался, в чём же корень их с полячкой неприязни. Он эгоистичный ублюдок? Возможно, это причина. Но лишь одна из многих. Он бы не назвал своё поведение в ЧР самым отвратительным.
- Могу я задать весьма нестандартный вопрос: почему вы пришли в «TBH»? Вы искали мести? Если мести, то кому, если нет — то чего? - ради такого Эндре даже обогнал идущую впереди эмпатку и встал прямо посреди дороги..

Энтроациокуль аж остолбенела от его… клыкастой наглости. На всякий случай, она обернулась  и посмотрела по сторонам, чтобы удостовериться, что этот пожиратель мозгов ни с кем больше в данную минуту не общался, кроме неё, такой.. неудачливой, очевидно, по жизни.
- Мой очередной по счету пан начальник, наверное, ещё плохо ориентируется в обстановке.. Я, безусловно, под шафе. Однако  до нужной кондиции доверительных излияний все же не дошла. Да  и вопрос …фанерный. Это что, намек, чтобы я свалила из вашей блааагородной шайки-лейки? Это решать не тебе. Но будь покоен - на твое место не позарюсь и в раскошмарном сне. Сказал – топать в ваш притон, и теперь сам тянешь время.Радовит грустно усмехнулась. – Начальник, неужели не смекаешь: чем раньше с вашим содомом покончим – тем раньше перестанем тянуть жилы друг дружке. Ну вот, ещё не начали, а у меня уже взрывается голова...

Задумчиво склонив голову набок и разглядывая свою собеседницу, граф размышлял, что при их знакомстве пошло не так, что он влюбился как придурок, а подчинённая виконта даже уважением к нему не прониклась..
- Я не предлагал вам, как вы выразились, валить, - Эндре оскалился. - Если бы я хотел сжить вас со свету, ваш гипноз и научные познания не спасли бы вас..как и виконт. Наоборот, я всегда интересовался вами..с положительной точки зрения. А вы, пани, напротив как-то негативно меня воспринимаете. Возможно это и моя вина в том числе. И ваше общество мне было бы даже приятно, не будь вы такой, - аристократ Империи неопределённо махнул рукой, - букой. Впрочем, если единственное ваше желание — это отделаться от меня, то я могу вам помочь претворить его в жизнь конкретно сейчас. А завтра мы с вами и господами заговорщиками отправимся в столицу творить Великие дела..

- Слава мозговым извилинам, одумался! А то «негативная бука» уже кусты искать собиралась… – со вздохом радости блондинка понеслась по злополучно-длиной дороге.

===============► Византиум. Анадолу.

+1

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Византиум. Небольшой дом принадлежащий Зорану ==============►

Брусса. Поместье, принадлежащее стороннику «жёсткой линии» Адаму Мицкевичу.

Если вспоминать, с чего начались злоключения шпиона Августы Врадики в рядах «жёсткой линии» Йована Зорана, то поворотным моментом в этой истории будет согласие Зорана быть шпионом… Но так как это являлось делом далёкого прошлого, то следует вспомнить дела гораздо более свежие — например, почему именно сейчас управляющий делами Загребского графства присутствовал на приёме, вместо того, чтобы наконец-то отдохнуть от выматывающей грызни и глупости сторонников войны с терранскими государствами.
А началось всё с неожиданного вызова герцогини Молдовской по голо-связи. Зорана буквально подняли из постели, и растрёпанный и недовольный шпион Императрицы вынужден был выслушивать претензии от Её Тени.
«- Йован! У меня как вам вопрос: каким местом вы выполняете ваши непосредственные обязанности? - уперев руки в бока, миниатюрная блондинка в розовом гневным взглядом сверлила экран, в котором была помятая и растрёпанная физиономия шпиона.
- Простите? - хрипловатым голосом переспросил секретарь опального графа. - Вообще-то Императрица отправила  меня набираться сил перед следующей операцией, - долгоживущий нахмурился. - Что произошло?
- Что? Это я у вас хотела спросить,
- фыркнула Фортуна-старшая. - У нас три взрыва в Византиуме. Три! И мы не поймали никого с поличным, трое янычар ранено и трое убито. А находившиеся с ними госинспектор и  капитан янычар пропали и не выходят на связь.
- Теракты? Но их не должно было быть,
- мужчина по ту сторону экрана нахмурился. - Вся «жёсткая линия» напугана вашими облавами, все затаились и никак не могли устроить столь дерзких нападений…
- Ваши прогнозы оказались неверными, Зоран. Как видите — смогли.

- Возможно, им кто-то помог или это другие экстремисты...какие-нибудь очередные Враги Мира, - растеряно начал шпион Августы.
- Враги Мира не вариант, - криво усмехнувшись, отрезала Мирка. - Но я не отрицаю, что это могли быть какие-нибудь «помощники» наших нерешительных экстремистов.
- В любом случае, если в этом замешана «жёсткая линия», то наверняка они устроили какой-нибудь сбор по случаю успешной операции… И там можно всё это выяснить.
- Вот и займитесь этим, Йован. Свяжитесь со своими информаторами, напроситесь на этот сбор — что угодно. Мне нужна информация,
- отрезала Глава Тайного Совета. - Остаётся надеяться, что Асран и Бейбарс взяли след этих негодяев...»

Именно после этого управитель Загреба спешно собрался, связался со своими информаторами и узнал, что планируется не просто сбор, а обширный приём, на котором будут чествовать нового лидера «жёсткой линии» - кто этот таинственный лидер было неизвестно, и место расположения террористов тоже было засекречено, но старые знакомцы из числа агрессивно настроенных по отношению к Врадике, согласились его доставить на место, естественно, не уточняя что это за местность…
Йован Зоран привык ходить по краю: его позиции среди сторонников «жёсткой линии» были шаткими, он числился всего лишь управляющим кровавого и решительного экстремиста Кузе, почившего в Венеции, его участие в кампаниях ограничивалось лишь скептическими предсказаниями неудач, да и вообще его шпионская деятельность была возможна только потому, что озлобленные на соседей Империи нобели были разобщены и предпочитали тратить время на интриги против друг друга, чем на общее дело…
И сейчас он находился в одном из, судя по воздуху, портовых городков, в одном из многочисленных поместий спонсора «жёсткой линии» графа Кракова и ожидал, когда же начнётся официальная часть приёма, чтобы воочию увидеть того, кто так воодушевил и сплотил грызущихся между собой аристократов. Обстановка была шикарной, вокруг ходили царственные мафусаилки, искусно «оголившиеся» в модных имперских нарядах, заносчивые и самодовольные метоселяне, как будто это они лично подорвали башню, медцентр и Администрацию в Анадолу. Вообще такой выбор места для теракта хоть и был разумным — любые другие зоны охранялись намного лучше и проскользнуть незамеченными туда бы не вышло — но был для Йована смутно знакомым по почерку и странным. Недовольные нобели не любили и презирали терран, но теракты делали, как правило, против действующей власти, а не против презираемых  короткоживущих.
Зоран ждал, ну когда же он наконец сможет увидеть «героя дня»: кто из имперцев настолько отчаянный и смелый, что не побоялся проникнуть в окружённый кордонами Византиум и успешно провернуть три теракта. Ожидание шпиона Императрицы было вознаграждено: в уже заполнившуюся парадную залу поднялась группа мафусаилов: среди них Йован разглядел мрачного Мрозекатак-так, кое-кто потерял свои позиции, не так ли? - усмехнулся про себя шпион»), по-идиотски улыбающегося Стаффа и вышедшего вперёд воодушевлённого хозяина поместья — Адама.
- Господа и дамы, - торжественно обратился к собравшимся Мицкевич. - Я рад приветствовать всех вас в моём доме. Мы собрались здесь с вами, чтобы чествовать победителей. Наш новый лидер смог не только провернуть дерзкую операцию в самом сердце Империи, но и захватить невероятные трофеи: в плен попали капитан янычар Бейбарс и госинспектор Асран!
В толпе разнеслись восторженные вздохи и возгласы, кто-то особо ретивый прокричал «Так им и надо! Царицыны шавки!». Йован Зоран внутренне содрогнулся: ему вдруг стало жаль пленённых княжну и князя, которые вполне могут стать жертвами гнева озлобленных нобилей. А уж после повсеместных-то облав…
- Новое — это хорошо забытое старое, не так ли? - насмешливо уточнил голос, услышав который, управитель Загреба закашлялся. И вперёд вышел разодетый в парадный фиолетовый наряд, расшитый золотом, Эндре Кузе собственной персоной. Рядом с ним стояла какая-то невысокая и мрачная девица, одетая по-походному.
Разум шпиона Императрицы словно замёрз: оживление Сулеймана уже не казалось такой глупостью — если зловещий мертвец Кузе поднялся из могилы, не значит ли это, что католики правы, и Конец близок?
Публика среагировала на опального графа восторженно: все были удивлены, но рады, встретив нового лидера громкими овациями и  приободряющими выкриками. Эндре сказал какую-то небольшую речь, которую шпион, находящийся в шоковом состоянии, пропустил мимо ушей. Зоран не мог отвести глаз от восставшего из могилы кровавого убийцы, поэтому он явно вздрогнул, когда оглядывающий зал новый (хорошо забытый старый) лидер «жёсткой линии» остановил свой взгляд на своём управителе и ухмыльнулся, глядя прямо в глаза своему секретарю. Йован никогда ещё не был так близок к провалу…
- Что же леди Астароше такая неуверенная-то? Герцога убить не смогла, теперь вот оказывается и графа недоубила, - раздражённо подумалось шпиону Августы. Он направился к «шведскому столу» за бокалом горячительного, желательно покрепче — такой стресс надо было как следует запить.
- Я срочно должен что-то предпринять. Эндре — это не Сулейман. Герцог испытывал верноподданнические чувства к Великой Матери, посему его хитроумные интриги были сложные, но не кровавые. И Императрицу он убить не смог, потому что не захотел. Кузе ничего не сдерживает, он ничего не боится и терять ему нечего. Уж я-то знаю. И ему хватит сил организовать нерешительных нобилей. Герцог сам нерешительный и сомневающийся… У Эндре нет сомнений. Если не принять меры- нас ждёт гражданская война, - крепко сжимая в руке хрустальный бокал, размышлял Йован Зоран. Этот приём всё больше стал напоминать ему «Бал Сатаны» в представлении католиков. Внутренне шпиона всего трясло: он ожидал каких угодно откровений этим вечером, но точно не был готов к тому, что восстанет из мёртвых самый жестокий убийца Империи.
- И он не такой глупец, как Мрозек и его компания, он точно знает или узнает, что в среде «жесткой линии» есть предатели и даже не один. Он будет искать, целенаправленно искать. И найдёт. Меня он никогда особо не уважал...и не доверял, - оглядываясь по сторонам уже бывший секретарь графа Загреба приблизился к стене залы и забился в самый угол, чтобы «герой дня» его не нашёл. - Я должен связаться с герцогиней: ей следует знать, кто стоит за всем этим, чтобы быть готовой. А ещё надо как-то вытащить княжну Асран и Бейбарса… О, Великая Матерь! Я же точно попадусь… Нет, для начала нужно связаться с Главой Тайного Совета — а там решим, что же делать, - постепенно разум шпиона в стане врага Августы сбрасывал с себя оковы ужаса и начинал лихорадочно соображать. Приняв для себя твёрдое решение, Йован собирался  дотерпеть до конца основной части приёма и улизнуть куда-нибудь на окраины поместья в безлюдное местечко, где он сможет активировать переговорный голо-коммуникатор и сообщить Мирке Фортуна, что же он выяснил на подпольном сборе недовольных правящей верхушкой.

soundtrack:
[audio]http://pleer.com/tracks/7243776rmXK[/audio]

+1

20

[avatar]http://savepic.ru/10868276.jpg[/avatar]

Брусса. Поместье Адама Мицкевича.

По возвращению  в поместье Мицкевича «дела» оказались все ещё не закончены – их ждал организованный хозяином особняка прием в честь «героев», вернувшихся с двойной победой. На этом светском рауте опальный честолюбивый имперец должен был окончательно указать всем сомневающимся на их место под его пятой.
Услужливая  до оскомины челядь Мицкевича принесла от имевшего наглость хозяина отобрать в подарок некую дорого обернутую тряпку по последней имперской моде, «дабы подчеркнуть блистающую красоту госпожи». Понимая, что слуги совсем не виноваты, Ядвига их не тронула – всего лишь со зверским оскалом вышвырнула коробку, заставив убрать её с глаз долой.
Настроение девушки поднялось до отметки нуля и там и осталось. Радовит имела двойственное отношение к вылазке в столицу Тсуары Метоселут: на одной чаше весов лежал дикий восторг от самого экшена и встрепенувшаяся гордость за себя любимую, а на другой – ощущение нарастающей гадливости от…нарушения своих же принципов. Как потом она выяснила,  район Анадолу - заселен одними терранами.  Даже не смотря на их малочисленное присутствие  в 2 кварталах обрушений в момент икс, это не умоляло факта, что в Империи  проживали такие граждане, которые… просто зажрались от прекрасной, сытой и безмятежной жизни. Жадные до  абсолютной власти, обиженные на других, более удачливых, мстящие за свое интеллектуальное ничтожество. Те, которые только и смогли, что додуматься до подобного рода самовыражения, уничтожая красоту и равновесие… чтобы шантажировать сильных их мира и причинять боль слабым.
Ядвига ощущала надвигающуюся  внутреннюю бурю из серии «с чем боролась, на то и напоролась». Точно такие же уроды вынудили её семью искать спасения бегством с родных территорий. Однако различие между знатью княжества Ягайло и Империей Истинного Человечества было колоссальным. Если первые находились в вечном противостоянии с государствами, мечтающими их захватить, и потому озлобленные аристократы грызлись, предавая друг друга и идя на сделки с терранами из Инквизиции, в надежде выжить, что, конечно, их нисколько не извиняло. То имперский нобилитет, входящий в жесткую линию, заслуживал …наихудшей кары – жить в вечном страхе и голоде, не разгибая спин на галерах.
Энтри некоторое время неподвижно лежала  на кровати в необжитой комнате поместья и много думала. Думала о том, что Атеро изрядно подставил её – либо она должна была всё-таки остаться в Македонии, либо он должен был ехать вместо этого психованного расиста. Мечта участвовать в серьезном деле исполнилась, но как же противно от этого теперь на душе. Если вся Империя была подобна одной маленькой Бруссе, то пани Ядвига была категорически против своего участия в этом бедламе. И мысли Радовит всё чаще стали возвращаться к высокородным пленникам, удерживаемых где-то в подвалах этого адова дома. Приняв решение и достав необходимые принадлежности, девушка потребовала у прислуги, чтобы её отвели в подземелье к узникам.
В это самое время народ, приглашенный на маленький и скромный междусобойчик, уже начал прибывать: в доме оказалось полно аристократов, одетых с иголочки в наряды из тканей и драгметалла, недоступных простым людям. Мафусаилы- мужчины и женщины, молодые и в возрасте - собирались в парадных гостевых, коих в шикарном поместье  Мицкевича было несчетное количество. Помощница Кузе выделялась на общем фоне своей обыденной серостью, даже среди приодетой для мероприятия прислуги. Наотрез отказавшись от украшательства и помощи горничных, девушка была одета в свою «походную» одежду: серые бриджи, высокие сапоги из легкой кожи и белой рубашки с длинными рукавами. Личное оружие, разумеется,  находилось на положенном ему месте – 2 парных кинжала на поясе. Вела она себя, как и всегда, – весьма агрессивно и по-пацански. Хотя в том нужды и так не было – никто не горел желанием с ней соприкасаться… даже краем свое дорогостоящей хламиды. Так что, следуя за лакеем в парадной ливрее через комнаты, Радовит размашистым шагом продвигалась по освободившемуся специально для нее коридору из мафусаилов.
Они вместе спустились и, указав направление, лакей попросил дозволения исчезнуть, что Ядвиге было только на руку. В охранниках необходимости не было - вокруг в стены были вмонтированы в неимоверном количестве всяческие следилки и жучки. И куча всякой хрени, которая могла сработать в момент опасности. Рачительный хозяин позаботился. Дойдя до нужной камеры с решеткой из плазменных прутьев, она ввела код доступа, заранее подсмотренный из-за спины   надменного имперца, когда он самолично размещал своих «высокородных гостей».
Камера была достаточной просторной, там можно было бы свободно разместить человек 20. Но находились там только двое, прикованные, и сидящие на полу напротив друг друга. Конечности темнокожего мужчины и короткостриженой женщины были в наручниках с продетой через них цепью, крепившейся к кольцам в полу. Естественно, металл был подобран из расчета на силу мафусаилов. Охватив взглядом всю живописную картину, Энтри с сардонической усмешкой  прошла внутрь.
Пленники следили за ней с хмурыми лицами, а женщина, кажется, вообще была внутренне слишком напряжена, более того,  зла, что могло не только теоретически вылиться в полноценный конфликт. Скажем вкратце, княгиня Киевская играла в своем репертуаре «извечного хардкора».
Говорить что-либо не имело смысла, поэтому низкорослая блондинка, присев рядом с князем Картумским,  протянула  к нему руку.
Тот больше недоуменно, чем недоверчиво посмотрел на неё, и искривил губы в оскале.
- Не боись, громила, в этот раз не обижу! - Насмешливо протянула девчонка.
Женщина красноречиво ругнулась и угрожающе загремела цепями, как кощей.
Когда князь отвлекся на свою напарницу, Радовит хватило и секунды, чтобы схватить его за кисть и, уколов иглой палец, приложить к ранке некий гаджет, похожий на датчик. Мафусаил отдернул руку. Женщина громко посоветовала ему придушить мелкую, снова дернув цепью. Ядвига уже стояла в недосягаемом для обоих месте и улыбалась, глядя на экран своего загадочного девайса.
- Кровь в норме, великан. Поздравляю!Девушка помахала датчиком в воздухе. – Но выписать пациента пока не получится. Да, кстати, забыла. Радовит, снова присев рядом  с мужчиной, одной рукой подала ему кусочек чистой ткани обмотать палец, на всякий случай, а второй незаметно засунула нечто внутрь сапога на его ноге, которая лежала ближе к ней.
Разблокировав дверь, ведущую к камере, в которой содержались князь Картумский и княгиня Киевская, Эндре Кузе с порога рявкнул:
- Что ты здесь делаешь? Отойди за решётки немедленно! - увидев, как Энтроациокуль приблизилась, передавая какую-то тряпку телохранителю Императрицы, только чудом не решившему схватить пани за руку и оторвать её одним рывком..
- Ребята, пан намекает, что это только его песочница. Так что, я забираю свои куличики. Всё, уже ушла. – Помахав лапкой взгрустнувшим имперцам, панна из Ягайло унеслась наверх.
Стоя в толпе знатных имперцев, самозабвенно внимающих речам своего бывшего главаря, Ядвига негодовала по поводу вездесущности помощника Калигарис. – Или в моей одежде заныканы жучки, или шавки ему сразу же доносят о каждом моем шаге. А может и оба варианта, с маньяка станется!
- Ты так и не ответила на мой вопрос, - зашипел неожиданно оказавшийся рядом «пан начальник» крепко схватил её за предплечье. – Что. Ты. Там. Делала.
- Я должна фиксировать результаты своих экспериментов, – так же шипя в ответ, Энтри попыталась достать мафусаила пяткой в голень. - Мне нужен был паралич  двигательных мышц. А у бугая доза парализатора превышала в 2 раза, что хватило бы на остановку дыхания. Жертвы должны дохнуть по плану, а не внезапно откидывать копыта. Если ты вообще имеешь об этом хоть малейшее понятие...

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Остальные стороны Империи