Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Сумеречный город и его Подворотни


Сумеречный город и его Подворотни

Сообщений 11 страница 14 из 14

11

Offtop: - Всем уставшим отписывать взрывы ответственно заявляю: взрыв отписан. Деритесь.http://i044.radikal.ru/0908/fa/4d9f2b8c570c.gif

Брусса. Поместье, принадлежащее Мицкевичу. =======►

Столица Империи Истинного Человечества. Анадолу. Терранские кварталы.

[audio]http://pleer.com/tracks/8081758C1r3[/audio]

Имперские заговорщики прибыли в Византиум ранним утром. Добирались они вплавь — из портового города  Бруссы они доплыли до стольного града на частных катерах. По решению командовавшего операцией  успешно «воскресшего» графа Загреба, исполнители разделились на три группы, которые должны были причалить и пришвартоваться к разным отрезкам портовой части Анадолу. Таким образом, если кто-то попадался снующим по городу, напоминавшему растревоженный муравейник, императорским жандармам или янычарам, он не ставил под угрозу всё предприятие. Каждый из отрядов был независим от другого в плане ресурсов и задания: заминировать полагалось три соседствующих объекта, каждая из команд знала только свою часть задания и своё место высадки, так что чисто физически не могла сдать коллег по предприятию…
На данный момент в столице Тары Метоселут шли приготовления к осеннему празднеству, посвящённому сбору урожая (очередному, климат Империи позволял собирать их куда больше одного раза в год), поэтому терранские кварталы потихоньку пустели: народ стягивался в центр города. Возможно, что «жёсткая линия» просто не учла всенародные гуляния, иначе могла бы скорректировать свои планы и подорвать более заполненный «публикой» объект. Хотя именно Эндре Кузе считал, что важно не количество убиенных, а  зрелищность и громкость взрыва, который они планировали учинить...
Экстремистам невероятно везло сегодня — основные силы стражей правопорядка были сосредоточены в центре Византиума и портовые окраины оставались почти без внимания. Нельзя сказать, что руководящие операцией по отлову «жёсткой линии» князь Картумский и княгиня Киевская не ждали какого-нибудь «финта ушами» от своих Противников: поводов было предостаточно, тот же отъезд послов так же можно было попытаться испортить… Однако, то ли сторонники более агрессивной внешней политики Империи сами ошалели от своей наглости, то ли запал у них кончился — но в Византиуме было тихо...до этого дня.
Представители боевой части «жёсткой линии» прибыли на места назначения за час до официального начала всенародных гуляний. Заместитель Главы «Чёрной Руки» облюбовал для теракта три равноудалённых объекта: строящееся высотное здание современнейшего медицинского центра для терран, который насчитывал уже более десятка этажей; узкую и высокую башню, недалеко от набережной, которая раньше использовалась как сторожевая, а сейчас носила чисто декоративный характер и была популярна у туристов; а так же расположенное в карстовой низменности большое по протяжённости строение, являющееся частью администрации района Анадолу. Получался равнобедренный треугольник. Впрочем, судьба у каждого из подлежащих «экстренному сносу» объектов была разная: строящееся здание от взрыва в фундаменте должно было сложиться подобно карточному домику, произведя на свет большое количество пыли и осколков, осложняющий продвижение по местности и способный задеть строения в радиусе километра. Что же касалось смотровой башни, то её планировали подорвать в нижней части строения таким образом, чтобы большая  её часть упала на находящиеся внизу дома подобно поваленному дереву. Терранскую администрацию ждало повторение судьбы площади Кавур в Риме: расположенная в естественной низменности, образовавшейся в результате растворении горных пород, а так же особенностей рельефа приморского города, длинное кишкообразное здание прекрасно просядет прямиком в пустоты горных пород, подпортив вид Византиума внушительной дырой…
И сейчас бравые экстремисты занимались тем, что быстро и незаметно минировали заданные объекты. Эндре Кузе вместе с напарницей Радовит следил за процессом минирования административного здания в Анадолу. Впрочем, их уединение не могло продолжаться вечно…
Капитан янычарской стражи Бейбарс получил донесения от лазутчиков в штатском, что подозрительные личности были замечены в окрестностях комплекса административных зданий в терранской части прибрежной зоны Византиума. Это могла быть и ложная тревога — половину обитателей терранских кварталов можно было подвести под определение «подозрительные личности», но после происшествия в тюремных казематах Сарая князь Картумский считал, что лучше перепроверить сотню лишних отбросов общества, чем допустить ещё один рецидив в столице. Посему Бейбарс с небольшим  отрядом свободных янычар решил лично удостовериться, что «подозрительные лица» у терранской администрации не представляют опасности. Но судьба считала иначе: именно когда   отряд стражей под предводительством телохранителя Императрицы решил слинять с главной площади Византиума к ним присоединилась Астароше Асран.
- И куда это вы направляетесь, князь? - княгиня Киевская прищурившись разглядывала стушевавшегося капитана янычар, перед которым она выросла подобно неожиданной преграде. - Приказ Императрицы весьма прозаичен: мы вместе расследуем преступления врагов Империи, а вы ничего не сообщив собираетесь устроить захват?
- С чего вы взяли, что это захват? Просто идём на разведку в Анадолу: со всей этой суматохой мы совершенно забыли проверить это местность. А ведь экстремисты могут скрываться и там,
- уняв неуместное в данном случае смущение ответствовал Бейбарс.
- Вы что-то знаете, - утверждая, а не спрашивая хмыкнула обладательница копья Гейборга. - И поэтому я иду с вами.
- Но кто-то же должен контролировать происходящее на главной площади!
- Да бросьте, капитан! Здесь и без меня хватает контролёров,
- уперев руки в боки и кивнув  на плотное оцепление из янычар, а так же скрывающихся на крышах домов агентов жандармерии, отвечала Астароше.
Бейбарсу пришлось уступить девушке и мобильный отряд из шести янычар и двух особ княжеских кровей отправились к администрации Анадолу, которой оставалось существовать считанные минуты.
Как докладывали остальные две группы террористов из башни и недостроенного медцентра, взрывные устройства были заложены успешно, оставалось лишь отдать приказ «взорвать этот мусор к Императрицыной бабушке!», но Кузе требовалось дождаться, когда его группа будет так же готова к этому. Кроме себя и Энтроациокули граф взял с собой ещё троих помощников. И с их объектом возникли трудности: заложить взрывчатку в расположенное в низменности здание так, чтобы взрыв был именно таким, как планировалось, а не бесполезным «пуком» в карстовых пустотах, оказалось не так уж просто. Наконец-то всё было сделано и довольный собой Эндре уже хотел отдать приказ «взрывайте» всем троим командам, как над площадкой, на которой они расположились, послышались голоса. И один из них, женский, граф Кузе точно узнал.  Ситуация получалась патовая: либо взрывать и молиться, чтобы их не задело и ни кто не заметил, либо попытаться выбраться и сорвать всю операцию — не взорвать объекты и рисковать попасться соглядатаям Императрицы
Будь на месте графа Загреба виконт Атеро, он бы предпочёл выбраться отсюда вместе со своей помощницей, пренебрегая общим делом, чем рисковать подорваться на своих же «минах».
«Взрывайте» - срывающимся голосом приказал Эндре Кузе. И грянул гром.
Взрывы прошли именно так, как террористы и планировали: грохот от трёх одновременных взрывов пронёсся по всему стольному граду. Собравшиеся на площади могли наблюдать с возвышенности, как с грохотом выбрасывая тонны пыли рушится недостроенный медицинский центр, падают строительные краны, одновременно с этим красивая и тонкая, как стрела разрезающая небо, смотровая башня подломилась у основания и начала заваливаться на жилые строения, а глубокий подземный гул, сопровождающий взрывы, ознаменовал огромную дыру на месте терранской Администрации, где сейчас находились пять заговорщиков и восемь представителей власти.
Откашливаясь от пыли и с трудом пытаясь подняться, валяющаяся на обломках, на которые её отбросило взрывной волной, Астароше Асран уже хотела спросить Бейбарса, цел ли он, как от гула в голове её отвлёк насмешливый голос, который являлся ей в ночных кошмарах:
- Так-так, какие гости тут у нас! Вот мы и встретились, Асран, - перед ней, затмевая блёклое от поднявшейся в воздух пыли солнце стоял сам Эндре Кузе, в окружении четверых спутников…

Offtop

- До ваших монстриков на 7 страниц мне далеко, конечно...
[avatar]http://s017.radikal.ru/i423/1507/be/95bde6d16874.jpg[/avatar]

+1

12

[avatar]http://savepic.ru/10842676.jpg[/avatar]

Сумеречный город. Окраины Анадолу.

Отличительная черта агентурной работы с собственным наставником – полный запрет на инициативу со стороны воспитуемой. Её действия не должны выходить за рамки вменённых ей обязанностей, которые, по большей части, всегда были связаны с мелкими заданиями «подай-принеси-затаись». Атеро запрещал девушке ввязываться в какие-либо разборки без прямой угрозы для жизни, начинать свои расследования по сбору данных и… применять собственноличные  лабораторные разработки. Его расчетливость и благоразумие становились изрядной препоной на пути к самосовершенствованию, с точки зрения Радовит.
Поездка в Империю Истинного Человечества изменила её внутренний статус. Внешне всё происходило по старому плану: есть начальник – есть подчиненный ему оперативник Энтроациокуль. Однако… «экзогенного тормоза» больше не было. Зато была ситуация прямой угрозы для жизни и срыва всей задуманной имперской кампании.
Все восемь нежданных гостей, заявившихся на этот «междусобойчик»,  не являлись терранами. Были вооружены, и, как только утих взрыв, собирались производить действия, которые могли повлечь за собой …травмоопасную «производственную ситуацию» с необратимыми последствиями, потенциально приводящими к  летальному исходу.
- Учитель должен быть доволен моими логическим доводами – их достаточно… для «ввязывания в данный  конфликт».  – Энтри с плохо скрываемым любопытством наблюдала за тем, как некая женщина, которую очередной  начальник назвал «Асран», и сопровождающие её мафусаилы, заваленные обрушенными балками в противоположных частях площадки, приходили в себя.
В ожидании атаки необходимости не было – она началась практически моментально. И сразу же отсекла девушку от группы, заставив переместиться в противоположную от графа Загреба сторону. Оказавшись зажатой между 2 стенами, Энтри парировала сабельные атаки парными кинжалами, не давая 2 мужчинам из императорской гвардии приблизиться на расстояние, необходимого для нанесения удара. Радовит краем глаза приметила, что зам.главы ЧР снял свой защитный барьер,  чтобы дотянуться до женщины, а в это время за спиной  у него оказался имперский вояка, как раз нажимавший на спусковой рычаг. Недолго думая, девушка запустила одни из кинжалов в арбалетчика, гвардеец захрипел, когда сталь вошла ему в горло. Болт ушел в сторону, просвистев над головой Кузе. Отвлекшись, она пропустила момент, когда её чуть не достали саблей, распоров воротник её куртки. Этого хватило, чтобы желание «поиграть» стремительно пропало, оставив на его месте зарождающуюся злость. Незаметным движением достав из карманов свои химические заготовки, она сжала в руке капсулу, размером с мячик для гольфа, до щелчка и швырнула под ноги мафусаилам. Шарики взорвались и окутали гвардейцев ядовитым облаком. Высвободившись из «ловушки», у Ядвиги не было времени  оглянуться и оценить урон, понесенный противником, так как на неё налетел ещё один янычар. А в  данный момент времени двое у стены, скрючившись, и отхаркиваясь кровью, задыхались.   Огромный, как глыба, темнокожий мафусаил был одет, судя по всему, в бронебойный костюм весь в имперской символике, обладал страшной силой и   явно не был настроен разводить церемонии. Потому он без лишних слов стал наносить косые рубящие удары. Энтроациокуль уворачивалась и отскакивала, не желая напороться на  приспособленный  скорее для бешенной рубки меч, в виде сабли-пинги c семью ответвляемыми лезвиями, чем незатейливой фехтовальной дуэли. О сражении на равных не могло быть и речи: его сила и выносливость вынуждали только крутиться вокруг и отступать. Оружие его имело жуткий вид. Не только для устрашения, но и явно для  перерубания спинных хребтов кого-то помощнее тощей, в полтораметра, мафусаилки…которая и так была без второго парного кинжала.  Дюжий мужчина умело и ловко пользовался своим преимуществом в силе, орудуя необычным мечом. Он заставлял Радовит отступать, создавая все условия, чтобы она ошиблась, открывшись. Сильный как танк, так ещё и хитрожопый тактик! – её восхищения не было предела. Вот только забывать о своих сильных сторонах она не собиралась – низкорослость и легкость давали ощутимые преимущества в маневренности и скорости. Притворившись, что кроме как отчаянно и глупо напасть в открытую с жалким ножиком, при этом «тупо целясь в грудь бугая», она ничего придумать не может,  и через полсекунды дождавшись, когда он приготовит свою железную плаху в позиции, чтобы как минимум отрубить ей конечность с кинжалом, Радовит рванула вниз к его ногам. Перекатившись и уйдя из-под удара опешившего черного культуриста, мелкая блондинка понеслась со сверхскоростью к зияющим чернотой, полным обломками провалам на нижние уровни. –Догоняй! Бу-га-га! – расхохоталась она, исчезнув в проломе.
На ходу вытаскивая трубку с иглами и нужные по плану капсулы с хим. растворами, Энтроациокуль тревожилась за своего противника: а вдруг он передумает и не полезет за ней. Этот богатырь-янычар ей пришелся по душе. Достойный соперник. Но не для неё, по мнению все того же горячо  любимого босса.
-Пора развеять этот чертов миф..-процедила про себя Энтри.
-Прятаться бессмысленно. Ты все равно проиграешь. Выходи, "мышонок"! – пробасили своды полуразрушенных нижних этажей башни.
- Чего обзываешься, эксперимент лабораторный?! Тута я!  – подбоченившись, Радовит показалась из-за большого обломка рухнувшей стены во всей полутораметровой «устрашающей» красоте.
- Это был неумный ход.«Огромный янычар» остановился в 20 метрах, не делая больше ни шагу. Уйти отсюда как-то ещё, кроме как через тот самый провал, было практически невозможно. Все нижние ярусы были разрушены, каким-то чудом сохранился только этот этаж, и то, восстановлению он уже не поддавался.  - Ты в ловушке. Но все ещё можешь остаться в живых, если прекратишь.. бесполезное сопротивление.  Нет? Что ж. Жаль. И что будешь делать дальше?
- Добавим музыки?девушка хрустнула в руке очередной шарик, размером побольше прежнего, и швырнула его в мафусаила. Бомбочка взорвалась с сильным хлопкам прямо рядом с мужчиной, который не двинулся с места, только прикрыв локтем лицо. Рукав и воротник с верхней частью мундира янычара были безнадежно испорчены. Но, пожалуй, это был единственный ущерб, причинённый ему. 
-Это всё, мышонок?! Мне очень жаль тебя.. Храбрый мышонок. И очень глупый. Но.. теперь моя очередь! Воин с жутким оскалом направился к Энтри.
Девушка спокойно наблюдала, как он приближался. Затем она вдруг как-то слишком  радостно улыбнулась и приложила  к губам трубку. Янычар угрожающе зарычал и бросился скачком на неё. И перед самым её носом занесенный им меч выпал из его руки, он удивленно поглядел на безвольно свисающую руку и перевёл взгляд на блондинку. А Радовит, задрав голову вверх, с интересом смотрела на  мускулистую темную шею, видневшуюся из разрывов ткани мундира. Там, у самого её основания,   торчали кончики трех игл. Мафусаил пытался что-то сказать, но не успел и, рухнув на оба колена, завалился набок. 
- Есть ощущение, что обошлись бы и двумя. Извини! – присевшая на корточки девушка выдернула все три иголки и погладила мужчину по голове. – Просто тренировки не хватает. Не дают, гады!
Когда она вернулась на поверхность, оставшаяся троица сподручных опального Загреба вела неравный бой с разозленными гвардейцами. Неравный на целого  мафусаила. Энтри усмехнулась и, достав один из немногих у неё оставшихся шариков, с диким криком «Разойдись, припадочные!» метнула его под ноги янычар. Сверхпрочная «липучая»  пена в полметра ростом заполонила пространство вокруг имперских вояк. Троица еле успела отскочить, когда субстанция начала расти и шипеть. Гвардейцы с шоковым выражением на лицах пытались выбраться, но не могли. Пена  затормаживала сильные и быстрые рывки мафусаилов, медленно застывая и фиксируя их нижние конечности, словно сверхпрочный цемент.
- Скульптурная композиция «Сплошная Хрень»!

+1

13

ОФФ

Таки наконец-то мы все взорвали и всех повязали.. *хищно* пора и Йована валить. Кстати, Фюрер, вот и мы мельчить посты стали.[avatar]http://s017.radikal.ru/i437/1507/3d/d0cb95046c4d.jpg[/avatar]

[Византиум. Анадолу. Кратер на месте административных зданий.]

We are damned in the night
Sanctified with dynamite
And at midnight we come for your blood
We are cursed and denied
Holy lord of dynamite
And at midnight forever we are
Die, die, dynamite
Powerwolf - Sanctified with Dynamite

На самом деле Эндре Кузе не был идиотом, которому требовалось только доказывать своё превосходство. В устройство связи граф Кузе приказал двум другим группам разделиться: одна должна была находиться у причалов на стартовой позиции, а другая ожидать требования о помощи от группы нынешнего предводителя «жёсткой линии». Эндре так же понимал, что эти шавки Августы Врадики всё равно бы их заметили — из разрушенной Администрации было не так много выходов. Заметь они их позже, когда успели прийти в себя и вызвать подкрепление — и у команды хозяина щита Эгиды не было и шанса скрыться. Однако, воспользовавшись дезориентацией и временным сбоем коммуникативной техники противника, вызванной повысившимся излучением и механическими повреждениям, Эндре рассчитывал не только покинуть место теракта, но и прихватить с собой трофеи..
Шок и ужас на лице Астароше стоил того, чтобы так эффектно появиться и рискнуть здоровьем.
- Это..это не можешь быть ты. ТЫ УМЕР! - прохрипела княгиня Киевская, с трудом пытаясь подняться.
- Ага. А после этого меня изгнали из Ада, потому что у меня осталась парочка незаконченных дел, - саркастично фыркнул граф Загреба. - Не будь такой дурой, Асран. Надо знать, когда следует признать поражение, имитировать собственную гибель и отступить, а когда лучше продолжить бой, - незаметно для госинспектора активируя щит Эгиды.
- Ублю..док, - отплёвываясь от пыли и вставая на ноги, прошипела княгиня Асран. До этого она нашарила на земле рядом собой копьё Гейборга, и сейчас она собиралась поспособствовать возвращению «изгнанного из Ада» домой.
Команды противоборствующих сторон как-то быстро распределили себе противников: Ядвигу зажали у стены двое бравых янычар, с тремя пособниками Кузе сражались ещё четверо янычар, а Бейбарс решил воспользоваться заминкой и напасть на треплющегося с Астароше графа. Впрочем, ничего у него не получилось — щит Эгиды успешно отразил чудовищный рубящий удар сабли-пинги, а князь Картумский, сражённый силой инерции собственного удара, начал заваливаться на спину.
- Не трогай этого подонка, Бейбарс, - прорычала госинспектор Асран. - Я убью его САМА. Что, всё так же предпочитаешь отсиживаться за своим щитом? - выплюнула коротко стриженная мафусаилка. Эндре решил воспользоваться промедлением в активации семейной реликвии рода Асран, посему он деактивировал щит и с ускорением кинулся на Астароше, в движении материализуя костяной клинок из руки. Деактивацией щита воспользовался один из четырёх янычар, сражавшихся до этого с тремя подручными — с помощью арбалета он решил пришить быстрого графа, но кинжал Радовит оказался быстрее и настиг гвардейца раньше, чем он успел свершить задуманное. Заместитель Главы ЧР краем глаза заметил это и продолжил свою атаку: костяной клинок графа Астароше приняла на «древко» копья Гейборга, и некоторое время они состязались в фехтовальном мастерстве.. За это время Энтроациокуль успела избавиться от своих двоих янычар и попасть под яростную атаку капитана янычар Бейбарса. Граф Загреба, отскакивая от ударов копья Гейборга и периодически перенаправляя их с помощью щита Эгиды обратно в хозяйку реликвии, краем глаза следил за передвижениями своей напарницы. И когда девица решила заманить Бейбарса на нижние уровни и совершенно по-глупому подставила спину врагам — один из троих оставшихся янычар как раз сильно ранил одного из подрывников — Эндре послал два из восьми модулей щита вслед за ней. Брошенный вслед Ядвиге томагавк янычара, должен был настигнуть вамприрессу прямо в прыжке в зияющие пустоты кратера, но два стальных шарика со своей задачей справились, сгенерировав между собой небольшое защитное поле, достаточное для отражения одного небольшого топорика..
От Астароше Асран не укрылись манипуляции её противника со щитом:
- С каких пор ты работаешь в команде, Кузе? - отскакивая от падающих из-за атак копья Гейборга камней.
- С тех самых, как ты перестала работать в команде с терранами, - оскалился в ответ Эндре, запрыгнув при помощи ускорения на груду остатков мощных стен рухнувшего здания. Кузе рассчитывал на то, что как только гневливая метоселянка выстрелит в него сгустком ионизированного ксенона, он подпрыгнет вверх, и Аста попадёт в огромный кусок стены, лежащей на груде обломков, и от силы удара он свалится на атаковавшую его мафусаилку. Претворив свои планы в действие и вынудив государственного инспектора в спешке отскакивать в противоположную сторону, Кузе приземлился прямо за её спиной и направил щит в атаку.
- Ошиблась моя весёлая семейка, когда выбрала своим кредо «Защита, а не нападение» - и сама не выжила и с реликвией своей подставила. Но они ошиблись ещё в одном: даже щит Эгиды можно использовать как оружие, - мысленно хмыкнул граф Загреба, когда восемь металлических шариков образуя непреодолимую преграду начали прижимать к груде обломков в два мафусаильских роста, перепрыгнуть которую просто так не получилось бы. Асран бывал вынуждена отступать к преграде: атаковать копьём она не могла, щит срикошетил бы её сгусток ксенона в неё саму, уйти в бок тоже не получалось — щит расположился как вогнутая линза.
- И что ты решил? Расплющить меня о стену? - срывающимся голосом, но с гневно сверкающим взором вопрошала княгиня.
- Можно и так, почему бы и нет, - лениво усмехаясь и наступая на госслужащую вслед за щитом, отвечал граф Кузе. Он мог бы развлекаться так целую вечность, но у него совершенно не был ни времени, ни желания — Эндре с удивлением осознал, что его гораздо больше волнует, как там Энтри — справилась ли с янычарским негрошкафом? - чем доведение Астароше до истерики и паники. Ужас и страх княгини Киева больше не приносил морального удовлетворения «жестокому убийце».. Поэтому одним резким движением заместитель Калигарис направил  «щит Зевса» к стене, протащив княгиню оставшееся расстояние на щите и плотно пригвоздив к каменной груде обломков. От столкновения с щитом Эгиды Асран выронила своё семейное копьё и сейчас безуспешно упиралась руками в пытающуюся расплющить её преграду, лишённая возможности пошевелиться.
Эндре Кузе обернулся, чтобы проверить, как там дела у остальных: радостная Ядвига как раз вернулась из «подземки» и превратила оставшихся янычар в застрявших в жвачке жуков, один из подрывников был тяжело ранен, остальные отделались лёгкими ранениями.
- Далеко вы не уйдёте! Гнев Императрицы достанет вас всюду, - выплюнула висящая между небом и землёй княгиня Асран.
- Как там твой капитан? - обратился Эндре к Энтроациокули. - Нам пора уходить, пока сюда не прибежал ещё кто-нибудь.

- Хмф! Логично.  Великан баиньки лег. И твоей деве  неплохо бы выспаться - вон какие круги под глазами. - Радовит снова  достала трубку и вложила иглу.
Эндре в ответ хмыкнул и резко отключил щит ЭгидыАстароше «спустилась с небес на землю» с изящностью мешка с картошкой. И тут же её, готовую разразиться проклятиями на голову «жёсткой линии», заткнула ядовитая иголка от Ядвиги.
- Этих, - имперский граф кивнул на янычар. - Бросим тут. Вы двое — сгоняйте за Бейбарсом. Княжеские особы будут специальными гостями на сегодняшнем сборе «жёсткой линии», - Кузе зловеще усмехнулся.
Когда оставшиеся двое приволокли князя Картумского, Эндре взвалил на плечо немаленькую Астароше и приказал подобрать раненного коллегу: процессия гружёная телами двинулась в сторону терранских катакомб, чтобы покинуть место взрыва вместе с грузом незамеченными стягивающимися к развалинам янычарами и жандармерией.

====► Брусса. Поместье, принадлежащее стороннику «жёсткой линии» Адаму Мицкевичу.

+1

14

Код

[avatar]http://s017.radikal.ru/i403/1510/ea/bb2803f841ef.jpg[/avatar]

Сулейман В библиотеке  Её Императорского  Величества ===►

Славомир Мрозек, Адам Мицкевич, мэр Александрии и афинянин Империя. Брусса. ===►

Византиум. Сектор восточного берега. Портовые окраины.
soundtrack:
[audio]http://pleer.com/tracks/7036128Yxpp[/audio]

Славомир Мрозек знал, что всё это просто не может закончиться хорошо… Была в имперском аристократе какая-то внутренняя «чуйка», которая говорила ему, что чем дольше Эндре Кузе держится на позициях лидера, тем печальнее их судьба.  Даже облавы, происходившие по всей Империи до того момента, как граф Загреба заявился в  поместье Мицкевича в Брусе, были не так уж страшны для сторонника Сулеймана: облавы на «жёсткую линию» были чем-то вроде ежемесячного моциона у янычар. Ничего особенного и действительно ужасного в них не было...как оказалось. Власть не ставила цели их действительно раздавить  (скорее, припугнуть), к тому же это позволяло периодически чистить кадры, обновлять состав, что в целом даже положительно сказывалось на общей ситуации в среде недовольных государством. Но теперь...когда опасного хищника под названием «Императрица» потревожили в его логове — теперь-то начнётся… Мрозек ещё не знал что, но заранее опасался. Именно поэтому он с готовностью откликнулся на тайный клич одного из сочувствующих делу «жёсткой линии» аристократов, пожелавшего остаться неизвестным, но не одобряющих политики нового лидера оппозиции.
На окраинах города он столкнулся с Адамом Мицкевичем, очевидно, встречавшимся с кем-то из осведомителей. Славомир прекрасно понимал, что для того, чтобы свернуть с места зарвавшегося, но крайне популярного в рядах «жёсткой линии» Кузе, потребуется нечто большее, чем просто заговор внутри самого кружка недовольных — такую подлость недоверчивый Эндре наверняка ожидает. Что ж, нужно подкинуть ему то, к чему он точно не готовился…
Мицкевич уже собирался покинуть заброшенное сооружение древности, в котором он встретился с информаторами, как на него налетел ураган в тёмном плаще и припечатал к стене. Ураганом оказался недовольный Мрозек.
- Это ты! А я уж испугался, что янычары нас засекли, - недовольно пробурчал приклеенный к стене купец.
- Не переживай, неделя-другая и от твоего поместья ничего не останется. А так же от тебя, твоего обширного семейства и всего твоего бизнеса, - процедил барон.
- О чём ты говоришь?
- О! Только не делай такое непонимающее лицо,
- фыркнул Славомир, отпуская Адама из своей хватки. - если ты не хочешь, чтобы Императрица раздавила тебя и твоё "дельце"— ты сейчас пойдёшь со мной.
Мицкевич исподлобья посмотрел на своего коллегу по политическим взглядам — он тоже чувствовал исходящую от графа Кузе опасность, но так же не мог не отметить его "результативность". То, что сделал Эндре, «жёсткая линия» достигла разве что с герцогом Сулейманом. И то, манипуляции бывшего премьер-министра были слишком неуверенными и растянутыми во времени — что в разы снижало их действенность... по сравнению с быстротой реакции безжалостного и  опасного графа. А Мицкевич, как настоящий бизнесмен, предпочитал вкладывать активы в рациональные затеи, эффективность которых доказана и проверена. Хотя риск тут всё же был…
- Куда это я должен с тобой идти? - надменно поджал губы купец. - И с чего ты взял, что Эндре не найдёт способ избежать гнева Великой Матери?!
- Эндре-то может и найдёт...а вот мы нет,
- криво усмехнулся барон Мрозек. - Посмотри на него: нет семьи, нет детей, все его активы и поместья — и те экспроприированы государством. Ему нечего терять. А тебе есть. И ещё он псих — смерть ему не страшна… А вот я хотел бы дожить до старости, - с горячечной убеждённостью зашептал темноволосый мафусаил стоящему рядом успешному метоселянскому бизнесмену. - Он - как перекати-поле. Сегодня он в Империи, а завтра, когда нас всех размажут по стенке тонким слоем  - он уже сбежал за границу…
- И что ты предлагаешь?
- скрепя сердцем, вопрошал спонсор деятельности «жёсткой линии».
- Сговор, Адам. Нам нужен сговор, - зловеще улыбаясь, ответствовал барон.
Встреча с таинственным «обеспокоенным гражданином» должна была пройти на окраинах Византиума. Славомир и Адам понимали весь риск — мало ли кем мог оказаться этот сочувствующий, пожелавший остаться неизвестным. Поэтому, когда они всё же пришли в заброшенный дом на восточных портовых окраинах столицы, они были крайне удивлены, застав в пустом, старом и давно не ремонтировавшемся помещении мэра Александрии и их сторонника из Афин. Те, в свою очередь, тоже были крайне недовольны зрелищем, представшем перед их глазами.
- Так вы и есть этот «Доброжелатель»? - скривился мэр Александрии. - А я-то надеялся, что это будет кто-нибудь более толковый…
- «Доброжелатель»?
- Славомир Мрозек насторожился. Ситуация вдруг резко стала казаться ему крайне неприятной.  Мицкевич, который никаких тайных посланий не получал, с недоумением смотрел то на барона, то на двух новоиспечённых сотоварищей.
- Если это междусобойчик, тогда за каким Шайтаном мы тащились в такую даль? Могли бы встретиться и в Бруссе где-нибудь подальше от поместья.
- Так значит в Бруссе,
- сообщил знакомый голос того, кого в этом помещении точно быть не должно. Все четверо представителей «жёсткой линии» шокированно повернулись к источнику голоса...
- Мы собрались здесь, потому что я вас сюда позвал. А вы любезно откликнулись на моё предложение, - с полуулыбкой сообщил вышедший из тени герцог Львова собственной персоной.
Сказать, что четверо экстремистов были потрясены — значит, не сказать ничего. При этом каждый из них среагировал явно недружелюбно: Мрозек и мэр Александрии выхватили свои клинки, афинянин постарался спрятаться за коллегами и мельком осмотреть помещение в поисках пути к отступлению, а Мицкевич достал из карманов своего традиционного имперского мундира пистолет-излучатель.
Сулейман на это лишь криво усмехнулся, в остальном остался совершенно спокоен. Увидев такую непробиваемость помилованного герцога, барон почувствовал некоторую обречённость и спрятал клинок в ножны, отчего оставшиеся сторонники «жётской линии» обалдело уставились уже на него.
- Полагаю, что это бесполезно? В случае столкновения мы не сможем даже выбраться из здания, так? - с мрачным спокойствием уточнил Славомир у герцога.
- Я бы даже сказал, что из этой комнаты, - не менее спокойно отвечал герцог Тигриса. - Каждый из вас получил приглашение сюда не случайно, - Сулейман спокойно вышагивал по комнате перед сбившимися в кучку недовольными государством аристократами. - Вы, - он кивнул на мафусаила из Афин, - надеетесь спасти вашего брата из казематов. Однако, для этого вы обратились за помощью не к той стороне. Кузе не будет ставить себе целью спасти одного неважного для него и его деятельности метоселянина. А вот если вы пойдёте против власти, власть может раздавить вашего родственника, как насекомое, - Львовскиий аристократ неприятно улыбнулся.
Герцог Сулейман прошёл в центр комнаты, где стояло кресло накрытое  белой тканью, сдёрнул её и плавно опустился, устраиваясь поудобнее. 
- Ваши притязания на соседствующие с Александрией регионы не сможет удовлетворить ни «жёсткая линия», ни граф Кузе. У них нет таких возможностей - и даже в обозримом будущем они не появятся. А вот получить дисквалификацию и отправиться на плаху за измену Родине вы вполне сможете, - сообщил смуглый мафусаил-аристократ мэру Александрии, - если, конечно, продолжите свою подрывную деятельность…
- Вы говорите нам про госизмену? - рассмеялся Мрозек. - Вы? Мне не нравится ни Кузе, ни его политика, но я согласен с ним в том, что вы — теперь лишь «подрывной дурак», которого Императрица надеялась нам подложить. И наши действия во время суда над вами — не более, чем продуманный властью фарс…
- «Дурак»?
- Сулейман недобро прищурил фиалковые глаза. - В этой комнате их достаточно и без меня. - После чего он поднёс к лицу правую руку, на которой чётко виднелось кольцо Соломона на среднем пальце. Трое из четырёх экстремистов в удивлении шумно выдохнули.
- Естественно, вам дали оружие. Вы же пошли на встречу с террористами! - фыркнул барон Мрозек. - Да что вы ведётесь на эти фокусы, - фыркнул Славомир. - Я против Кузе, но я не настолько отчаялся, чтобы  идти на поклон к Императрице!
- Вас никто и не зовёт «на поклон»,
- снисходительно парировал аристократ со стальным сердцем, - много чести. Помогите нам поймать этого ублюдка и можете рассчитывать...на некоторую фору. Что вас не сотрут в пыль, а точнее соль, прямо сейчас.
- Вы рассказали не про всех. Мэра и нашего гостя из Афин вы уже запугали. Какова наша участь? - подал голос молчавший доселе бизнесмен из Кракова.
- Лично ваша, Ваше Сиятельство, до неприличия проста. Пока вы находились здесь, ваши наиболее крупные поместья  - это которые в Варне, Сивасе и Коруме - были арестованы. Ваши ближайшие родственники — задержаны. Ну, а что касается крупнейшей точки контрабанды в Мерсине — то её захват происходит примерно в эту минуту, - вежливо улыбаясь отвечал герцог Львова и Тигриса.
С каждым его словом граф Кракова бледнел всё больше: пожалуй, удара такой силы он точно не ожидал.
- Если вы хотите остаться предводителем этого сборища, - Сулейман уже переключил своё внимание на раздосадованного барона Славомира, - и при этом не стать клиентом палача, то вам тоже стоит задуматься над моим предложением.
- А что станет с графом Загреба?
- тут же начал прикидывать расчётливый Мрозек.
- Не вашего ума дела. И да — предложение ограниченное. Решайтесь, всё равно просто так вы этот дом не покинете.
- Великая Матерь была так милостива к вам,
- залебезил афинянин. - Может, нам тоже следует преклонить колени и признать свои ошибки, как блудным детям?
- А что, за вами числится... немало ошибок, кроме этой?
- брови герцога Сулеймана поползли в притворном  удивлении.
- Да уж предостаточно, - фыркнул мэр Александрии.
- О да, - разгорячено согласился сторонник «жёсткой линии» из Греции. Видимо, его грехи не давали ему спокойно спать, и он лихорадочно искал возможности выговорится. - Мне случилось поучаствовать в кошмарном по своим последствиям заговоре...
- Ты идиот? Замолчи немедленно!
- возмущённо одёрнул афинского коллегу александриец.
- Нет-нет, я должен…
- Продолжайте,
- заинтригованный герцог Львова царственно кивнул мафусаилу.
- Я...мне пришлось...подставить клан Калигарисов. Они не шли против Её Императорского Величества, напротив, они не желали предавать её… В итоге, чтобы они не выдали наши действия, нам пришлось...очернить, - запинаясь, вещал грек.
- Да вы там все с ума посходили в ваших Афинах, - шокировано пробормотал граф Мицкевич, который явно был не в курсе подобного. - Калигарисов! Это же такое громкое дело было...целый клан! Ни за что…
- Так-так, какие подробности раскрываются. Фортуне будет крайне интересно это узнать, - мысленно подытожил восстановленный аристократ.
- Сомневаюсь, что вас ждёт полное прощение...после такого, - вслух сообщил герцог. - Впрочем, каждому из вас стоит хорошенько поразмыслить  о судьбе предприятия под названием «жёсткая линия Империи». Либо вы переквалифицируетесь в оппозицию в Имперском Великом национальном собрании, либо… Знаете, наши послы из Ватикана докладывают, что дипломатические отношения налаживаются: в Риме уже открылось имперское посольство.
- Невозможно! - воскликнул Славомир Мрозек.
- Ещё как возможно, барон! - насмешливо парировал вампир с кибернетическим сердцем. - Скоро в Империю приедет ответное посольство Ватикана. А теперь представьте, что станет с вами, экстремистами, когда будет заключён договор с Ватиканским Доминионом... Как вы отнесётесь к объединённым легионам янычар и Инквизиторов? Чудесное средство против «подпольных образований», не так ли?
- Что мы должны сделать?
- севшим голосом спросил Адам Мицкевич.
- Для начала, - герцог торжествующе усмехнулся, - не мешать. А ещё…

Сулейман ==============>> Византиум. Запретная часть Дворца Императрицы.

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Сумеречный город и его Подворотни