Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Византиум.. Сарай - Дворец Императрицы..


Византиум.. Сарай - Дворец Императрицы..

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

[За некоторое время до. Покои Императрицы, полночь того же дня.]
- Так, казнить герцогиню Молдовскую нельзя, помиловать тоже нельзя. Что же будем делать?
- Пытать, Ваша Светлость. Пытать можно.©

Вообще, это было вопиющее нарушение техники безопасности. Когда фон Лоэнгрин ещё ходил в учениках Панцер Магира, дотошный учёный муж многих стран любил повторять, что все самые страшные техногенные катастрофы человечества случались именно из-за таких..людей, как Кукловод, которые нарушали ТБ. На что Дьявол Ордена всегда нахально отвечал, что самые великие открытия человечества тоже зачастую шли вразрез с законами, правилами и ТБ. В общем, суть была в том, что Магус настоятельно не одобрял любые действия совершённые в алкогольном опьянении: начиная с управления транспортом и заканчивая опытами и..телепортацией. Определённо, телепортация – это то, чем точно не стоило заниматься, когда ты навеселе. Посему, первыми мыслями возникшими в слегка захмелевшем сознании орденского Калиостро, когда  они очутились в покоях Императрицы в Сарае были: «Нас не расщепило на биллионы квантовых частиц?» и «Который час?». Если не на первый, то на второй вопрос точно имелся ответ: разница во времени между Империей и Германикой была всего-то один час.  Тащить поздней ночью в покои Фортуны-старшей, которая наверняка спит, слегка употребившую Найтлорд-младшую – вот уж изощрённый способ уничтожения Империи! Ко всему этому прибавлялась душная имперская ночь: алкоголь и такая жара явно были несовместимы. Исаак Фернанд вообще порой удивлялся: как в таких погодных условиях имперцы умудрялись ещё и пить, не просыхая? Пока колдун пытался ответить на свои же риторические вопросы, Императрица, завидев знакомую кровать, просто приблизилась к ней и так и повалилась лицом вниз на мягкие подушки..
- Ну, по крайней мере, вопрос «что же делать дальше» точно неуместен, - размышлял Айзек, глядя на неподвижно лежащую Сет. Он был бы тоже не прочь прилечь, но кровать в покоях Императрицы была только одна, что было не удивительно - это были личные комнаты Врадики, а не мотель. Сначала фон Кемпфер решил по-джентльменски прикорнуть в кресле, но оно оказалось настолько непредназначенным для этого, что техномаг, тихо ругаясь, перелёг на край царской кровати, ещё не занятый распластавшейся 03.
- Будем надеяться, я успею проснуться до того, как ноль-три спросонья решит меня убить, - философски заключил Волшебник и задремал.
Пару часов спустя..
Когда надо Батлер умел двигаться очень быстро и сейчас был именно такой случай: мужчина быстро скатился с кровати в тот же момент, как в место, где недавно была его голова, впечатался кулак бывшей колонистки с Марса.
- И вам доброй ночи, фройляйн Сет, - хрипловатым со сна голосом поприветствовал коллегу Калиостро и, не теряя ауры спокойной уверенности в своей правоте, слитным движением поднялся с пола. – Как вам спалось?
Взгляд полусидящей на кровати Августы был..нерадостным и, возможно, даже недружелюбным.
- Вы помните, что произошло? Мы славно пообщались, немного выпили, а потом телепортировались в Империю..для вашего разговора по душам с госпожой Фортуна, - Маг с помощью магии стал приводить себя в порядок, расправляя помятую одежду и укладывая растрепавшиеся волосы. – Что касается моего присутствия на вашем ложе, то это не более чем практическая необходимость, вызванная отсутствием в вашей спальне хотя бы и раскладушки для гостя, - усмехнувшись, закончил ночной моцион Айзек Батлер. – И ничего интересного не было. Совсем. Вы даже не храпите.
- Надеюсь, вы не расстроились. У вас там муха сидела..в рот сползала, кстати.  – Сет обвела унылым взглядом разгромленную в постелепортационном состоянии опочивальню, удивляясь, что за это время никто из верных подданных так и не пронюхал о её возвращении. -  А то и записать в базу «масонской ложи» было бы практически нечего – «Императрица не храпит.. но надирается до поросячьего визга»! Я-то все помню.. - Тряхнув головой, Владычица за оную и схватилась. - Ой, мой котелочек..! Какого черта.. Какого черта вы не предупредили, что с бодуна таскаться между климатическими зонами нельзя под страхом жутких мучений?!
После короткого обмена колкостями двое давних знакомцев покинули просторную спальню через тайный ход. Куда он ведёт Волхва интересовало мало – их целью была Фортуна-старшая, точнее, это была цель 03. Сам Маг подумывал о том, что же ему делать, пока Императрица изволит полоскать свою Тень в прямом и переносном смыслах..
- Не держать же ей ноги, право слово, - мысленно фыркнул невольный представитель рода фон Кемпфер. – Правда, есть одно дельце, которое следовало бы закончить в кратчайший срок..
Ход привёл их в Императорскую библиотеку, которая, не смотря на поздний час, была совсем не пуста:
- Какая похвальная тяга к знаниям в среде имперской аристократии, - подмигнув Сет Найтлорд, пошутил Исаак.
-..была бы - используй они это место по назначению! – вздохнула  Врадика.
Выражения лиц троицы «полуночников» стали ещё забавнее, когда они заметили, что их правительница вернулась не одна.
- Ваша страсть к классике заслуживает одобрения: вы «Отелло» ставите? – вежливо поинтересовался уже знакомый для некоторой части присутствующих «субъект из Германики».
Вид Фортуны-старшей весьма позабавил фон Кемпфера – имперская мода была настолько «имперской», что будь Тень Императрицы абсолютно голой, никого из присутствующих это нисколько бы не удивило.
Словно не замечая неловкость всей ситуации и гнетущего ожидания «кровавой расправы» со стороны особо верных подданных,  «потеряшка» легким облачком выпорхнула на середину библиотечной залы.
- Бурхан, арестованные, вина которых только в кровном родстве с преступниками, все ещё в камерах?
- Да, Ваше величество.
– Эмоции склоненного в почтительном приветствии  и закутанного в одежду наглухо серденгечти  оставались за 7 печатями.
- Не могли бы вы распорядиться их освободить и доставить по домам?
- Разумеется, Ваше Величество.
– Выпрямившись, мафусаил вышел и бесшумно закрыл за собой двери. 
Владычица повернулась к князю Картума с некоторой обеспокоенностью во взгляде.
– Бейбарс,  мне известно про ваше с инспектором Асран пленение.. 
Оторопь враз спала с могучего темнокожего янычара и, спохватившись, он опустился на одно колено, склонив голову.
- Несмываемый позор для воина!.. Этому нет прощения, Моя Императрица..
-  Встаньте, князь. И давно ли искусство шпионажа считается обесчещиваем звания воина? Меня же волнует, как вы и княгиня себя чувствуете!
Пряча переживания «поглубже унутрях», рубака резво поднялся, распрямив плечи.
- Ни у меня, ни у её светлости ранений не было, Ваше Императорское Величество! Однако.. потери все же были.
- Не сомневаюсь, князь. И этим мы займемся немедленно. У меня к вам просьба – разошлите мой приказ об отмене чрезвычайного положения. Я, конечно, бесконечно рада, что мои дети в очередной раз сплотились в борьбе с инородным для Тары Метоселут элементом, но в суете больше нет надобности. Все, кто участвует в поисках, заслужили время покоя, домашний уют и радость быть с близкими людьми.. И верните леди Астароше домой, ей обязательно необходим отдых!
Склонившись в прощальном поклоне, могучий хозяин «Дробителя Хребтов» (заметно, что с явным удовольствием) также исчез за дверями императорской библиотеки. За все это время на центральную фигуру в розовом халате Владычица не обратила ни малейшего внимания. Для госпожи Фортуны был очевидным только один исход, и поэтому она, перестав пунцоветь, сбледнула с лица и вся такая несчастная совершенно неэстетично плюхнулась на колени.
- Вы юродствуете ради жалости или выбираете лучшую позу для принятия смерти? – Сквозь зубы прошипел рядом стоящий со скрещенными руками экс-премьер-министр. –  Сострадания вы  не заслуживаете – вы слишком коварное чудовище. А умирать на коленях  моветон для представителя высшей аристократии. Вставайте, ну же!  Не по нужде же вы присели…?
- Заткнисссь немедленно!!! – прорычала шепотом Глава Тайного Совета. – Клянусь, что перед смертью сначала доберусь до пульта и отключу твой грудной бегулек к чертовой бабушке!
- Жертвенно. Только погодите клясться собой, герцогиня, лучше скажите наконец-то правду: кто этот «инородный элемент», что второй раз «гостит» в Запретном Дворце?
- Вам тоже доброй ночи, герцог, - вежливо, однако не без насмешки ответствовал Сен-Жермен. – Я, конечно, не словарь, но в данном случае слово «инородный» более применимо к конструкции заменяющей вам сердце, чем ко мне. По официальной версии я – «голубь мира» из Германикус.
- «Голубь мира»! – издевательски скривился Сулейман. – Очень смахивает на «подколодную змею войны»..Но, может, я ошибаюсь?
Магус лишь сардонически усмехнулся и красноречиво поднял левую бровь, после чего повернулся к Найтлорд-младшей и выдал:
- Возможно, по опыту барона следует  сократить расходы и кибернетизировать некоторых других..существ. Столько проблем сразу можно решить! Я даже готов поделиться опытом в данной сфере..
- Я смотрю, на «поделиться опытом» у вас нашлось время, - не сдержавшись, с пола ядовито протянула Мирка, наверное, в попытке заступиться за экс-коллегу и земляка, не иначе..
Внутренне передёрнувшись от воспоминаний, в которых привязанная к дереву Фортуна-старшая настаивала на «каноничном изнасиловании», неизменно вежливый Парацельс Розенкройц растянул губы в улыбке-усмешке и парировал:
- Для дорогого гостя у настоящего германского джентльмена всегда найдётся время..
За сим информативным разговором «защитники страны от маньяка»  проворонили момент, когда уставшая, невыспавшаяся, но невозмутимая Августа подошла к этой парочке. Неожиданностью для обоих имперцев стала внезапно протянутая девичья рука к груди «недоубитого заговорщика» и проблеск улыбки на лице с закрытыми глазами – как ученый с КМ Матерь обязана была проверить работу своего механического творения.
- Замечательно.. Мне нравится! - Врадика убрала руку, открывая глаза. – Надеюсь, оно сослужит вам добрую службу, Сулейман, и вы сумеете найти свое место в новой жизни. Я благодарю вас за вашу помощь и поддержку Её Светлости, а также  за то, что показали отступнику, насколько ему здесь не рады!
Темнокожий аристократ, как  примерный подданный, опустился на одно колено и вцепился в  узкую царскую ладошку с явным намерением её облобызать, не спуская с лица Августы хитрых лисьих глаз.
-  Иначе и быть не могло, Ваше величество.. Странно лишь то, что вы все равно отпускаете этого изменника, зная, что он приспешник Ордена!
- Простите, это вы про кого? – снисходительно оглядев коленопреклоненного Львовского, вопрошал Исаак Фернанд. – Надеюсь, не про опального графа Кузе? Вот уж кто точно никогда не был «приспешником Ордена». Единственный раз, когда Розенкройц был готов с ним сотрудничать касался покушения на Папу Римского.. А после этого его должны были убить..ваши люди, - ласковым тоном, но с недобрым выражением глаз закончил Маг.
- Вообще, его должен был убить я..но кто же знал, что этот счастливый обладатель  непоколебимого чувства собственного дебилизма не тонет?! – мысленно вздохнул заместитель Главы Ордена.
- Так он не с вами? – сухо уточнила Мирка, под изумленно приподнятые брови его тигрисской светлости.
- Нет, фройляйн, у него своей дури хватает, - разглядывая убранство библиотеки, ответствовал Айзек. – Если хотите узнать об этом больше – спросите у «Чёрной Руки».
Дальше становилась понятно, что у ноль-третьей будет очень личный разговор со своей Заместительницей..и вот тут-то Батлер мог её покинуть. Право слово, не торчать же ему в компании ревнивого глупца Сулеймана?!
[- Полагаю, пока Императрица изволит беседовать, я могу ненадолго отлучиться? У меня ещё с прошлого задания осталось незаконченное дело..в Риме. Думаю, я уложусь в пару часов, - телепатически обратился к Круснику 03 фон Кемпфер.]
[- Вы уже созрели…брр! Так быстро отошли от прошлого перемещения?! Ваша живучесть вызывает уважение, мистер «Учитель»! Ну, раз так, кто же вас удержит..]
[- Просто это не самое худшее моё перемещение, - послал Сет ответную мысль Айзек Батлер. – Не огорчайтесь, фройляйн, я обернусь в кратчайшие сроки – и минута без вас воистину скучнейшая вещица, - с этим телепатическим ответом Сен-Жермен приблизился к Найтлорд-младшей и, взяв её руку, поднёс её к губам и невесомо поцеловал.]
После этого фигура склонившегося к руке Императрицы гостя из Германикус истаяла в воздухе..

Исаак ==========►► [Рим. Дворцовый комплекс вокруг Собора Святого Петра.]

Пы.Сы.

а. Писали вместе с Сет.
б. Общение в [] - телепатическая речь.
в.
[avatar]http://savepic.su/6945742.jpg[/avatar]

+1

32

[avatar]http://savepic.ru/12081305.jpg[/avatar]

Византиум. Запретный дворец. Императорская библиотека.

- ЧТО?! – Вскочивший на ноги в эту самую минуту со сжатыми кулаками темнокожий имперец с ненавистью уставился на хмурую Молдавскую. - Он из «Ордена»?! Этот.. «Голубь мира»..  и вы все это время скрывали?! – Сузив полыхающие гневом глаза, Сулейман повернулся к Августе. - Ваше величество, мне кажется, я имею право знать, что происходит! Весь этот фарс.. Становится непонятно, за что же меня тогда  судили, если Империя теперь яшкается с «Врагами Мира»?
- НЕПОНЯТНО?! Я щас ОБЪЯСНЮ, КТО и с КЕМ  «ЯШКАЕТСЯ»!!– Следом рванула с пола вконец рассвирепевшая Тень, выпустив клыки и когти и нацелившись на  обидчика подруги.
Но нобиль из Тигрисса был не согласен с тем, что кроме оскорблений неизвестного из Розенкройц он должен терпеть ещё и вспышки Главы Тайного Совета. Кольцо Соломона на его руке предупреждающе загудело, ожидая ментального приказа своего носителя.
Миниатюрная блондинка, достав семейный артефакт, непонятно как спрятанный в потайных кармашках прозрачного халата, в свою очередь активировала лайт-версию УТ «Колеса Фортуны».
Произошла бы «судьбоносная драка» с отрыванием конечностей, как это любят долгоживущие, или нет, охрана императорского дворца так никогда  и не узнает. Потому как Матерь Всея Империи не захотела созерцать на тяжёлую и не отдохнувшую голову кровавые дискуссии и… выпустила на волю спектр низкочастотных волн, загружая 03.
Потоки инфразвука вызвали у обоих вампиров состояние неодолимой паники и неконтролируемого  страха, заставляя их скрючиться, пасть ниц, когтями выщербляя крошку мозаичного пола. Усиль Крусник воздействие частот на внутренние органы, и вошедшие с ними в резонанс атомы мафусаильских клеток привели бы к внутренним разрывам тканей, кровотечению.. и смерти. А так, максимум «дискомфорта» ощущаемого буйствующими подданными была всего лишь почти непереносимая головная боль, слабость  и полная дезориентация в пространстве.
- Сулейман. – Громогласный холодный стальной голос разрывал барабанные перепонки. Алые всполохи глаз рентгеном вскрывали самые потаенные страхи и все червоточинки души. -  Не так давно ты говорил, что Великая Матерь «сверх меры могущественна». «Слишком всезнающа».  И является совершенно «чуждым для этого мира существом».. Ничего не изменилось с тех пор. Хочешь ты того или нет.  Тсуара Метоселут находится под защитой и покровительством этого «Монстра», как  и веками раньше. Розенкройц не посмеет нарушить покой и мир в Империи. Я не даю голословных обещаний, ты это знаешь. Я констатирую.
Низкочастотная «атака» стихла так же внезапно, как и началась.  Вытирая кровь, струйкой сочащуюся из ушей, носа и уголков рта, герцог из Львова, с трудом разгибаясь, попытался встать. С теми же повреждениями герцогиня Молдавская осталась обессиленно сидеть на коленях,  неосмысленным взором уставившись в пол.
- Не нужно искать «неодолимого врага» вдалеке, за пределами родного  дома, Сулейман. Противником  может стать кто угодно: ребенок – родителям; мать – своим детям.. Даже человек – сам себе. Пора перестать жить прошлым. Ты можешь начать новую жизнь.
Потайная дверь в нише портика открылась, и знакомый серденгечти в неизменном темном облачении и маске неслышным шагом направился к Врадике.
- Приказание вашего величества выполнено!
- Это пока лучшая новость за это утро! Благодарю вас. – Августа через силу улыбнулась. – У меня к вам ещё одна маленькая просьба, Бурхан. Проводите господина в его родное поместье. Он очень давно уже не был на малой родине.
Придя в себя окончательно и выпрямившись с усилием, Сулейман всем видом показал воину, что помощь ему  не требуется, он может передвигаться сам.
- Это входило в ваш изначальный план – отправить «оступившегося нобиля» под домашний арест?
- Нет. Вам действительно нужен отдых, Ваша светлость.
- А дальше? Какая же участь меня ждет?
- Надеюсь, ничего страшного.
– Сет иронично усмехнулась. – Удачной поездки, Сулейман!
В то время как экс-герцог спускался по ступеням Запретного Дворца под конвоем пятерки серденгечти, ведомой Бурханом, в предрассветное небо Византиума с дворцового балкона взмыла крылатая фигура, в руках бережно удерживающая тело со светлыми волосами, развевающимися в порывах ветра.


Воспоминание №1

Около трёх с половиной столетий назад. Византиум. Дворец собрания имперских аристократов. Кабинет Её Императорского Величества Августы Врадики.
- Представители нобилетета большинством голосов примут законопроект, это без сомнения. Но претворять его в жизнь придется шаг за шагом…растягивая во времени, проще говоря, черепашьим ходом. Сет? Сет! Вы меня слушаете? Вы сейчас со мной или снова в мыслях устраиваете в лаборатории внеочередной конец света?
Черноволосая девушка в коротком топе и шортиках с длинными чулками на ногах вышла из задумчивости и обернулась к собеседнице, при этом её зеленые  глаза смеялись.
- Мне кажется,  она очень милая девочка.. 
- Кто? А, вы все про «потомство» рода Фортуна.. Что вам в ней так приглянулось?
– Недовольно приподняв узкую бровь и поджав тонкие губы, невысокая дворянка с разноцветными прядями кудрявых волос, одетая в парадное платье Августы Врадики, Матери Всея Империи Истинного  Человечества, отложила документы на край стола, рядом с которым стояла все это время. -  Белокурый ангел в садовой песочнице .. горстями самоотверженно поедающий песок.. Они в этом возрасте все такие «милые». Потенциал ещё не раскрыт, детсадовское время, говорить не о чем.
- Хм.. Я слышу нотки ревности в твоем голосе.
– Сет запрыгнула в кресло, свесив ноги и беспечно болтая ими в воздухе. -  Хе-хе! Эса, ты ли это? Вечная рационалистка признала неизбежность  чувственной составляющей? 
- Не понимаю, о чем вы.
– Высокородная девица, которую назвали Эсой, склонила голову набок и сцепила руки в замок за спиной. -   Я по вашей же просьбе уже давно собственноручно  исписала несколько листов, дабы вам не пришлось копаться в архивной статистике и родословных. А вы, судя по всему, благополучно их потеряли. Я права?
- Нет-нет! Я ценю твой труд, Эсма!
– В притворном испуге округлила глаза черноволосая. - Они лежат в сохранности, и я узнаю, где именно.. когда найду. О! Помню, я даже начинала их просматривать, честно! Я сказала, что мне всего-навсего понравилось это чудо, вот и все..- стянув с подставки короткий черный парик, до этого мирно возвышающийся над столом с бумагами, Найтлорд-младшая занялась его «усовершенствованием», разлохмачивая по своему разумению.
- Ох, если бы. Если бы с вами все было и, правда, так легко, как вы говорите.  В нашем  списке «будущих Теней» этот род не фигурирует.  Нет, разумеется, если вы желаете, я приглашу эту  семью для «беседы». Среди высшей аристократии они достойные люди, но, по моим меркам, все-таки  «середнячки» в плане таланта управления.. 
- Эса, я не настаиваю. В любом случае, все зависит о того, когда Кудлак изволит заявить о себе.
– Играться с париком экс-лидеру КМ быстро наскучило, и она нацепила беднягу на край подлокотника кресла. -  Ну и ещё целый ряд факторов, конечно.  Не бери в голову, правда! Из-за моей лени и безалаберности у тебя и так дел по горло.. Я бе-езмерно тебе благодарна! И лишь нам с тобой  известно, что БЕЗ ТЕБЯ Империя за эти два столетия уже расползлась бы на все четыре стороны!!
Эсма, подняв голубые глаза к потолку, тяжело вздохнула и покачала головой.
- Не успела бы. Не паясничайте, Ваше Императорское Величество! Тсуара полтысячелетия держится исключительно на…кхм, ладно, промолчу.
- Давай-давай! Мне интересно, на чем же она, как оказалось, держится на самом деле?
- Проехали! Впереди ещё прием..
– Подойдя к креслу и забрав несчастный парик, дворянка в императорском облачении направилась  к зеркалу в полный рост.
- Эс. Ма. – Коварно подкравшись к ней сзади, Сет ладонями закрыла глаза Эсмы.
- Ну, хорошо! Например, на вашей непрошибаемой вредности.
- О как!
– 03 отпустила подругу, помогая девушке убрать непослушные разноцветные прядки под парик. - Сказала личность, которая впадает в бюрократизм только ради того, чтобы испортить настроение членам оппозиции. Та-ак.. Перечисляй дальше, я  загибаю пальцы.
- Во-первых, это не так: я беспристрастна, потому что  Императрица - нейтральная сторона. А во-вторых, это один из многих отрицательных аспектов вашего влияния, моя Госпожа.
- Кха! Вот так предъява!
– Найтлорд-младшая присвистнула от возмущения, пряча накатывающий смех за недовольством. - И, главное, не в первый раз слышу.. Вы все сговорились, что ли?! Так и представляю заголовки газет – Секта «Теней» с Земли против лидера колонистов с Марса! 
- Вот видите. Бедные мы и несчастные. Но я не закончила. Следующим пунктом идет ваше бешеное  упрямство.
- Уф!
- А ещё  неуемное   любопытство и сумасбродная гениальность.
- Это всё?
- Всё.
- Ну-у, получился такой посредственный ассоциативный ряд, если откровенно.. По крайней мере, начинала ты сразу за упокой, так что для себя  я сделала лишь одно открытие – ты ко мне предвзято относишься!
- И уже довольно давно. К Идеалу-во-плоти по-другому трудно относиться..
- Ой-ей! Ну, загнула!

Воспоминание № 2

Через 14 лет после вышеуказанных событий. (из Воспоминания №1)
- Я все сильнее начинаю сомневаться в этой кандидатуре..
- Отчего же?
- Третьи сутки пошли, как она психует и крушит, выделенные ей комнаты. Думаете, это важные качества для миссии, которая её ждет?
- Ну, у неё серьезный повод..
- То, что ей отказал в симпатии парень, по которому она сохнет? Мы говорим об одной и той же «причине»?
- Да брось! Не мудри, все проходят через это. Естественно, что подростковый период усложняется, когда начинается «активация» бацилл!
- Вот это клевета уже. Я такой не была. Меня розовые соплеслюни никогда не волновали настолько, чтобы...
-  Сравнила, Эсма, ты ж у нас известная заучка, зануда и  сухарь! Но! Зато  самородок и истинный управленец, а уж какая  благородная дама..
- Вы серьезно? Вам нравится Милка только потому, что она любит побеситься..и выводить из равновесия  других? Да этот монстр с кукольным обличьем  в ярости чуть не проломила череп своему объекту страсти в ответ на словесный и вежливый! (я узнавала!) отказ! В стране в первое же столетие её «регентства» переведутся молодые и здоровые мафусаилы мужского пола! Хотя вряд ли она будет церемонится и с соперницами..
-Ха-ха-ха! Эхе-хе! Нет, Эса, ты не угадала.. Мне в ней нравится её живой характер, нестандартное мышление.. и чрезвычайно богатое воображение.
- Это крушить и ломать – нестандартно? Я не шучу. У меня волосы дыбом встают при одной только мысли..
- Пубертатность-то пройдет. А вот по части кровожадности ты не лучше, Эса.
- Уверена, это дезинформация и навет оппозиции, моя госпожа.
- Уверена? А что там с отложенным на неопределенный срок мораторием на смертную казнь?
- …Мое мнение совпадает с мнением большинства бояр – мы ещё не готовы к столь кардинальному решению. Пока не готовы..
-Аха-ха! И я о том же! Кстати, в семье девочку называют Мирка. Ей самой не нравится, когда коверкают её имя!
- Меня не интересуют молодежные течения. Раз моя Императрица все-таки остановила свой выбор именно на этой.. монструозной, неуклюжей и крайне невоспитанной дочери рода Фортуна, этот вариант ей не подходит. Существует красивое и древнее имя, которое в наибольшей степени передает «сущность» её будущей миссии – «Милка»- что значит «королева».   Я буду обращаться к ней  именно так.. или пускай отзывается на «эй, ты»! Заодно научится терпению. Я не позволю, чтобы моя преемница опозорила статус «Тени» Матери Всея Империи.
- И это я самая «вредная» и «упрямая»?
- «Всех времен и народов», госпожа Сет! То есть всегда.
- Мда! Ну, веселье хотя бы  гарантировано?
- Зная вас – стопроцентно.
- Славненько!

Воспоминание № 3

2е столетие "замещения" новой Тенью Владычицы Империи.
Мирка Фортуна выросла в прекрасную девушку, стала достойной  второй  леди Империи,  почти идеальной Тенью, высокомудрой соратницей и озорной подругой госпожи Найтлорд. Моральные и нравственные устои Тсуары Метоселут  не были порушены, как того опасалась  её предшественница. Жизнь огромного и процветающего государства  продолжалась.  Так в стране бывали жаркие и безоблачные дни, а случалось, что мир переворачивался  с ног на голову в одночасье.
  Тот закат обеим заполнился. Он был кровавым, как и новость, которую передали агенты.
- Мир!
- Они все погибли..! И-ик! Все! Весь отряд.. Погибли!.. Ик! Йа отправила.. Мой приказ. Собственноручно.
- Мира..
- Что я скажу мальчику, Се-еет?! Йо-Ик!-нчик, солнышко, твоя полоумная… бабка укокошила и-ик! твоих… родителей, послав на верну-йук! смерть.. Поверь, она их любила.. Очень! Поэтому и замочила.. Подобрав самую адскую ик! для долгоживущего.. Ага. И-ик! От большой любви!.. Не веришь? И пральна …ик!..делаешь. Я тоже..не верю.
- Миречка..
- Что, снова.. скажешь, что вина ик! твоя?! Что кровь Ии-к! на Матери?! На Императрице, а я не при чем?!
- После того, как ты спалила свой особняк? Не дождешься. Мируся, мне нужно, чтобы ты отдала бутылку, в тебя уже не влезает!
- Не-ет!  И не спалила.. И-ик! Пере..плнировала! Нам с Йончыком больше места теперь ик! Надо.. Он у меня боха..тырем вырастет! У-ух! И-ик!
- Вырастет, если не сопьёшься.. Давай помогу встать, во-от так!
- Бей..бырса пызовешь?! И-ик! Пускай..Совет сюда..ик!! ВСЕХ! Все увидят!
- Кому ты нужна! Домой и баиньки!
- До…дамой?! Ик! Оооооаааа! Нет… у меня дома! Голо…дранка йа-а! Хлава.. Тайного ик! Совета – фьють!- и бездо-омнайя! Аааааааа….
- Ничего. Объявим всенародно о покушении, нам не впервой!
- Поку..шение? На меня?! Ох и…сво…сво-о-олочи! Крово..пивцы! Живо..резы! Инк..визи…торы! Во! А давай скажем, что инквизяки мне дом пожгли, а?
- Новых впечатлений захотелось - в войнушку поиграть? Вон, давай в Терру в неоплачиваемый отпуск. Хочется?  Могу устроить. Впечатлений будет масса  у обеих сторон.  Отдохнешь, тоску развеешь, с мыслями соберешься..
- Хочется…Но…Не могу йа. У меня  дитё на руках ма-аалое!
- За юным графом найдется кому присмотреть, не переживай. Всё, ползи в сторону подушки.
- Йончик…заинька справится.. А ты тута.. неразумное.. чудо..вище..Оставить одну.. никак неззя.. Хрррррр.. Подушечка..

Византиум. Территория Запретного Дворца. Сады.

Намочив водой из фонтана платок, Сет аккуратно  вытирала засохшую на лице Фортуны кровь. Рядышком на ветке ближайшего дерева уселся белоснежный бельчонок, внимательно наблюдая .
- Прости, что так получилось..
Мирка вздрогнула, но не от боли, лишь зашипела ругательства, отводя глаза.
- Издеваешься? Это я должна валяться на земле, вымаливая прощения или хотя бы быстрой и безболезненной смерти… А ты.. вот  как всегда! Сама знаю, что косяк просто громадный – проглядеть его появление, не предотвратить теракт в самой столице..!! 
- Иногда нереально контролировать все события и  вещи одновременно.
- Я была самоуверенна и слепа! Думала, что заманю в ловушку, как ты с «Орденом» в прошлый раз,  и уничтожу одним махом..
- удар кулаком по ладони наглядно продемонстрировал печальной для Кузе финал по плану Молдавской. – Я себя просто ненавижу сейчас! Неужели ты ни капельки на меня не сердишься?
-   Сержусь. Но не по тому, что у тебя не получилось или ты недостаточно сделала.
– Найтлорд-младшая поднялась с бортика садового  фонтана, где сидела до этого и протянула ладошку к зверьку. – Наоборот! Я очень сержусь на тебя. Ты даже не представляешь как сильно. Только за то, что ты хотела использовать невинную кровь как живой щит против заговорщиков.. А меня в это время  не было рядом, чтобы отговорить тебя! Все эти «меры» не стоили жизни одного преступника.
Подбородок  покрасневшей Фортуны понуро воткнулся в ткань халата на груди.
- Но все к лучшему, разве нет? -   Предложив  белке перебраться на плечо, Сет задрала голову, всматриваясь в небо, светлеющее на востоке. – Эндре Кузе помог нам окончательно разобраться с «жесткой линией». А с «кадрами»  из Бруссы…Этими «ценителями детской крови» пускай разберутся сначала наши профессионалы в исследовательском центре. Если это отклонение – будем насильно лечить. А нет –сочувствия в Совете они не дождутся, да, Мирусь?
Молдавская угукнула в подтверждение её слов, а  затем, поёрзав на холодном камне облицовки фонтана, вспомнила что-то и нахмурилась.
- Там ещё и с Калигарисами история всплыла. Кхм..невиновны оказались.
- Подробности?
- Агенты ещё не вернулись.
- Все равно неплохо. Вот видишь, как много уязвимых мест нам «помогли» обнаружить. Можно говорить о, своего рода, «положительной динамике» в укреплении национальной безопасности..
- Да уж..!  Может, все-таки накричишь хотя бы? А то я не могу прям уже!
- Ты свое получила. Хватит с тебя.
- Угу, одна новость, что Кузе не из «Ордена» вообще всё перечеркнула! Что ещё за «Crna Ruka» такая?!
- Базируются в Скопье и не прячутся.
– 03 устало растянулась на травке, сладко потянувшись, а Авель свернулся клубочком на ее животе.
- Вот и чего он к ним перебежал?! Деревня деревней! Заплыл  жиром в своей Венеции?! Казино азарту больше не придаёт?! Ну, я им покажу!– Фортуна в гневе вскочила и стала наворачивать круги вокруг злосчастного  фонтана.
- Мир, Тсуара не должна вмешиваться сейчас, там вот-вот  будет жарко.. Намекну тебе мягко: это они в Риме похозяйничали. – Владычица Империи, наблюдая за мельтешением Мирки, усмехнулась.
- Как это?! Церковь официально объявила о терроре  «Ордена»! – Глава Тайного Совета ошеломленная новостью встала, как вкопанная. - Йончик своими глазоньками видел и опознал Кукловода..
- Ах, это.. Должна была быть тайная операция, не собирались они светиться, но мой братик..средний решил внести кое-какие коррективы. 
- С этими добидоками все понятно! Та-ак! А что творится в самой Германике?
– Блондинка, уперев руки в боки, встала, возвышаясь над подругой.
- Что в Германике?
- Что значит «что»?! Инва Челеби с мужем сообщали о неофициальной смерти Вигги и чуть ли не о перевороте!
- А! Ну, король жив и трон занят.
- Слава богам! Габсбург – это, конечно, зло,  но революция под боком Розенкройц – вообще могила!
- Я не сказала, что трон занят королем. – Сет хитро сощурила глаза.
- !!!
- Людвиг бежал. А на троне Германикус сейчас его «доппельгенгер».
- ***!!! Не понос, так золотуха! Только честно, это всё-таки РКО?

Черноволосая неопределенно хмыкнула и с противно-довольной  улыбкой закрыла глаза, делая вид, что спит, поглаживая кончиками пальцев пушистого друга.
- И насколько глубоко они намерены вгрызться в нежное мясо международных отношений? Что, неужто Львовский прав и пора срочно эвакуировать наших?
Найтлорд-младшая открыла глаза и, вздохнув и пересадив только-только уснувшую белку, села, скрестив ноги.
- Империя – была и остается  «спасительной плотиной» Германики на пути Инквизиции и её политики расового истребления.. Думаю, даже «доппельгенгер» не будет разрывать устоявшийся за прошедшие века германо-имперский союз. Что бы там не творилось, мы им нужны. Пока нужны.
- А..ты?
– Тень, грустно нахмурившись и сев рядом с экс-лидером колонистов,  ласково дотронулась до её руки. – Ты не останешься здесь со мной? Этот недобитый «холубь» вернется, я права?
03 отвела взор, глядя на расцвечиваемое многоцветными полосками небо, готовящееся к восходу солнышка.
- Я не надеялась, что мне…нашей семье подарят ещё один шанс. В этот раз я должна быть рядом от начала и до самого конца. – Сет повернулась к подруге. - Как хорошо, что у меня есть ты, Мира. Без тебя я бы не справилась! Даже находясь далеко, я знаю, что всегда могу положиться на тебя! Ты - моя маленькая умничка!

Isaak von Kämpfer - Рим. Дворцовый комплекс вокруг Собора Святого Петра  =============>> Византиум

Возвращаться в Империю было куда  интереснее: устоял ли Сарай после гнева своей Императрицы, выжили ли гордые нобили и была ли готова сама Сет Найтлорд покинуть свой дом? Ведь была такая вероятность, что она могла захотеть остаться в своём государстве, это ведь лучше, чем возвращаться в Замок РКО, где было пусто, холодно и лишь туманные, опасные перспективы маячили вдалеке..
Колдун перенёсся обратно в библиотеку, но она уже пустовала.
- Судя по остаточному следу, здесь кто-то применял крусника. Но луж крови нет, погрома тоже: либо так быстро прибрали, либо наказанные уползли..на своих четверых, - криво ухмыляясь, размышлял Сен-Жермен.
Телепат Ордена решил просканировать комплекс Императорского дворца, чтобы отыскать ноль-третью: знакомое присутствие обнаружилось в районе садов. Маг решил направиться туда пешком, давая телу хоть какое-то время на отдых и стабилизацию. Найтлорд-младшую он обнаружил не сразу, но знакомое ощущение опасности, возникающее только рядом с носителями вируса, безошибочно вывело его к фонтану, где расположились Императрица и Её Тень.
- Жаль вас прерывать, но нам уже пора бы вернуться в..Германику , - негромко сообщил бывшей колонистке Исаак Фернанд.
Увидев появившегося из-за буйной садовой растительности «германского посла мира», Фортуна громко фыркнула, но промолчала. Беглое сканирование Мирки показало, что она была одним из тех, кто попал под воздействие 03..
- Ну, тогда всё понятно..
Найтлорд-младшая молча кивнула и после недолгого прощания со своей подругой приблизилась к «Учителю». Девушка протянула руку для телепортации, прижимая к груди всполошившегося зверька и всем своим видом показывая, что ни за что не разлучится с маленьким другом в этот раз.
Теперь уже троих путешественников ждало княжество N и Розенкройц..

=================>>Замок Розенкройц

Отредактировано Seth-chan (2017-04-27 21:10:59)

+1

33

От Администрации написал(а):

http://s1.uploads.ru/nGStq.png


Империя Истинного Человечества. Византиум.  Эндерн.
Часть 1.

[avatar]http://savepic.ru/14482432.png[/avatar]

Действующие лица: герцог Тигриса, Мирка Фортуна.. тонна флешбэков и рыданий национал-лингвистов.
Логлайн: Сначала было.. Что? Правильно. Сначала была  смутная идея: что-то линия Империи у нас не дотягивает даже до уровня Альбиона 2013 года. Затем эта идея мутировала в не менее жуткое мутное желание, а уж потом Сет-тян наткнулась на великолепнейшую штуку.. Арку «Императрица Ночи» Сунао  Мацумото! Это вам не верхоглядствующая (да-да!) манга, не муторный-шедевр-аниме.. Но истина-как-она-есть!   Смотришь и тебя озаряет - светишься, как радиоктивный: вот оно – Авель не дебил, Сет не няшка, и далее по списку прочие божественные откровения. Г-н Sunao Matsumoto любил каждого из героев в каждой арке (по своему, конечно), но никого вниманием не обделил и лишнего не «утрировал».  А уж художественный перевод от Mrs. Skeeter – вообще отдельная песня: видно, что мастер очень постарался – эстетика языка даже в  деталях.
Короче-длиннее, вердикт: нудно-пост в 4 этапа; канон ТБ процентов так 40; есть отсыль на Уильяма Блейка и Джалаладдина  Руми. Самолюбование и еще раз самолюбование.

Тишина и декабрьская прохлада – как же они прекрасны!
Замерший посреди лестничного пролета под открытым небом высокий мафусаил в синем доломане наслаждался обеими, медитативно наполняя легкие той особой свежестью, что обычно приносит ветер с моря.
Но это - Стамбул. В каждом вдохе, в каждом глотке его воздуха -  запах леса.
Сейчас над  Византиумом правит не сумрак, но черная бархатная ночь, лаская этот город  извечным светом двух лун. Лишь она - лучший друг Возлюбленных Детей. Это их час.
Он снова здесь.. В Запретном Дворце. Тысячелетняя мощь его стен все так же неизменно величественна и сакральна. Однако небывалое изящество и роскошь внутреннего убранства,  чувственное великолепие куполов и минаретов более не тревожат его сердце. Это всего лишь строение. И жгущую острой болью правду ныне не запрятать глубоко в сознании: Дворец Звезд без своей Хозяйки - как надгробие без могилы.. Кенотаф.
А ведь полгода назад  он именно этого и добивался.
Глупец..
Стоя на  вершине лестницы, что ступенями сбегала вниз к огромному лесу, расстилавшемуся темным массивом у подножия дворцовых стен, смуглый статный  мужчина смотрел на скопление огней Румелии на противоположном берегу Золотого Рога. 
Какая странная..гармония.
- Ваша светлость..
Пурпурные плащи, алые доспехи и бездушные маски. Как бы ни было, здесь никому и никогда– зван гость или нет- не позволят забыть о том, где он находится и кто он таков.
- Ваша светлость, вы в порядке?
Темнокожий командир личной гвардии  Её Величества сделал еле уловимое движение рукой, но все же не посмел коснуться плеча пускай опального, но все же высокородного аристократа.
- Вполне. Всего лишь восхищаюсь великолепным видом.  Вам никогда не приходило  в голову начать писать картины, князь?
Мафусаил, откинув голову и скрестив на груди руки, устремил взор в ночное небо, освященное двумя лунами.
Воин с черными, похожими на расплавленную сталь глазами пристальным взглядом окинул нобиля и автоматически просканировал пространство вокруг, положив ладонь на рукоять своего огромного  зульфикара, что висел на поясе. Лишь после этого начальник императорской охраны посмотрел в сторону огоньков и хмыкнул.
Этот дворянин до сих пор  не переставал удивлять его силой своего духа: даже находясь в таком ужасном, по метуселянским меркам, состоянии здоровья- практически шатаясь, на плохо слушающихся ногах, осунувшийся и изможденный – он производил величественное и благородное впечатление. Несмотря на кажущуюся неуместной странную смешливость.
- Времени как-то не было.  Но идея неплоха. Возможно, когда уйду на покой. Не раньше..
Покой. У кого-то его даже и после смерти нет.
Мафусаил в синем доломане растянул губы в слабой ухмылке, издав еле слышный смешок.
- Да. Когда-нибудь.. обязательно нужно попробовать.
- Уйти на покой или писать картины?
- И то, и другое, князь. И то, и другое…

Командир янычар, задумчиво прищурившись,  снова поглядел на мужчину, который еще полгода назад являлся одним из немногих самых могущественных нобилей – тех, кто за последние десятилетия оказал наиболее существенное и благотворное влияние на судьбу всей Империи. Нобиля, по официально признанным военным заслугам с которым, не мог сравниться даже он, князь Картума. Этот истинный человек, серьезно оступившись, все еще оставался нужным механизмом  и эффективным инструментом в руках Великой Матери. Настолько нужным, что его.. вернули с того света. И теперь ему, отверженному высшим кругом и ослабевшему от недавней потери крови, тайно конвоируемого во Дворец Звезд по приказу сверху, предстоит осилить бесконечный лестничный спуск и путанные ленты аккуратных лесных тропинок.
Гордость не позволит выказать такому  аристократу свою слабость, и, уж тем более, признаться в ней кому-то еще. Но варианты «спасения» всегда можно предложить со стороны.
- Пожалуй, мы могли бы вернуться и воспользоваться одним из лифтов на подземных уровнях, это позволит поберечь силы..
- Не стоит.
– В тихом и усталом голосе опального нобиля прорезались нотки раздражения. – Согласитесь, князь, что заставлять столь занятую особу- как герцогиня-   ждать,  чревато последствиями. А воскресать из мертвых – не то, что мне бы хотелось испытывать чаще необходимого.
Старый сановник стиснул зубы. Да, он оказался в Стамбуле, как того неистово желал. Вот только… Поздно. Хотя и прошло меньше месяца ссылки. Это был 21 долгий день.. после провала операции в крепости Витоша. Целых три недели, проведенных в агонии  воспаленного разума в муках ожидания. Ожидания, которое так и не оправдалось.   Которое уничтожило последние остатки чести имперского нобиля.
Что есть жизнь для человека, который прозрел, но в один миг лишился главного – смысла своего существования?

Флешбэк. "3 века "бессмертия".

Тара Метушелах..  Поистине необыкновенная земля. Здесь веками сосуществуют две расы, некогда воевавшие друг против друга. Две расы, сохранившие за собой права на  биологическую уникальность, ставшие единым этносом на этой земле. Мафусаилы и  терраны. Долгоживущие и их противоположность – хрупкие и слабые человеческие потомки, чья жизнь – как один миг – не больше столетия.
Между расами «губительных» противоречий  никогда не могло возникнуть  - ведь они были сведены до минимума Многомудрой Госпожой Ночи.
Враги Империи  называли проживавших в ней смертных, таких же, как и они сами терран - «побежденными», «рабами вампиров». Но они ошибались. Ибо  политический апартеид короткоживущего населения  Тсуары был известен им лишь по слухам и собственным извращенным домыслам. Однако именно это «обособление» обеспечивало баланс сил, необходимый для сохранения целостности Империи.
   Да, в большинстве своем необученные в медресе и не получившие сертификата образования терране – дхимми - были лишены возможности военно- административной карьеры, зато они преуспевали в ремесленной и земледельческой. Те из них, кто доказал силу своего интеллекта, отныне называясь кетуда, могли заниматься  внешнеторговой деятельностью. Многие пожизненно нанимались в кетубояр – личными помощниками долгоживущих дворян,  и таким образом  даже становились, в некотором роде,  малой частью государственного управления, будучи секретарями или переводчиками.
Волею Её Величества даже среди Правящего слоя, нобилей, были разделения: на «людей пера» - тех, кто имели всю полноту политической власти,  и «людей меча» - носителей военной власти. На посты и те, и другие назначались и смещались, а также переходили из одной категории в другую, лишь по воле  Её Величества.  Рассосредотачивая  власть дворянства, Правительница  обеспечивала жесткую дисциплину внутри Совета Империи, оставаясь Абсолютным Властителем этой земли.
Но существам из Внешнего мира, наверное, никогда не понять той справедливости, что дарила двум сосуществующим в мире и процветании народам Вечная Матерь, которая всегда была милосердна в своем отношении к Детям обеих рас.
Разве существует предназначение более великое, чем защищать и улучшать и без того  практически идеальное государство?
Такое, как то, в котором ему посчастливилось родиться на свет. А ведь он никогда не мог и помыслить, что бывает иначе.
Что ж, все прожитое им  уже давно седая древность. Ибо  прошлое –это всего лишь  быль. В изменчивой реальности настоящего оно уже не существует. Что такое сиюминутная слава и недолговечный почет для смертных? Древние книги говорят, что через десятки и сотни тысячелетий – все они лишь пыль земли, гонимые ветром – все, что остается от некогда богатейших цивилизаций человечества. 
Вот и его прошлое - сплошной героический эпос с совершенно тривиальным  финалом.
Все три с четвертью века его бытия были отданы  служению своей стране. Служению в надежде приблизить то  самое обещанное светлое и победоносное Будущее. Служению с единственной целью - стать достойным Идеала и Абсолюта всех подданных «Земли долгоживущих», достойным прикоснуться к сокровенной Тайне. К самому Сердцу Тсуары Метоселут. Чтобы узреть и постичь истинную суть вселенского замысла  мира, в котором 900 лет существует Империя Истинного Человечества.
Во все  годы и терраны, и мафусаилы  знали его только таким – преданным слугой своего государства. Он и сам считал себя им, пока сознательно в это верил.  Ведь у каждого с рождения в Тсуара Метоселут был выбор. Но, к сожалению, здесь многие предпочитали слепо следовать аксиомам общества, возводя на пьедестал, как единственную данность,  чужие примеры и достижения.  Многие, но не он.
С детства он мог чувствовать правду и был способен вникнуть в самую суть вещей, прокладывая собственный путь. Юному принцу, происходившему из семьи нобилей Восточной Анатолии,  не было нужды повторять за кем-либо: даже для своего высокородного статуса он получил исключительно превосходное образование, а личная библиотека его деда стала настоящим кладезем уникальных, редких и бесценных литературных памятников постармагеддонской истории. Потому юного сына песков и гор, вдумчивого и впечатлительного   мальчика с  чуткой душой , множество дней уже давно увлекала  за собой ускользающая, эфемерная догадка: насколько же и вправду велика, многогранна и уникальна  личность  Той, что много веков направляла и удерживала на своих хрупких плечах столь огромное устройство и столь  сложную систему, как Тара Метушелах – страну, оставшуюся  практически единственным прибежищем гармонии  и порядка посреди хаоса Внешнего мира, словно оазис в пустыне.
Вечная. Единовластная.  Повелительница. Владычица и Защитница миллионов существ. Только Она, Великая Матерь Империи,  владеет праведным знанием о том, как устроен мир, и потому только Она способна видеть истинный путь и провести  их за собой по нему. Древняя история рассказывает, что  там, где появлялись имперские штандарты с изображением двух Лун – противники отступали перед мощью Властительницы; неплодородные и пустынные земли  покорялись Ее знанию, а люди обеих рас, ведущие кровавые распри, склонялись перед Её Мудростью и Силой, становясь единомышленниками.  Она – их Прошлое и Наследие Будущего. И лишь Она могла быть Истинным Лидером в этом мире. Ему повезло родиться здесь и сейчас. Что еще надо тому, кто столь щедро одарен судьбой?
  Юный принц сделал свой выбор осознанно: он посвятит свою жизнь служению Ей, ибо только так возможно приблизить торжество Высшей Цели - Мировой Справедливости и Равновесия на всей Земле. Только идеально исполняя все Её повеления, он сможет неустанно совершенствоваться в своем служении Тсуаре, в попытках  постичь загадочную и безупречную  Сущность Её Величества.
Служение Империи… Сделать свой голос весомым, к которому бы стали прислушиваться  – так ли легка эта карьерная лестница  для отпрыска голубых кровей из древней семьи? Да, происхождение истинного человека несомненно влияло на его положение в Тара Метушелах. Но только личные заслуги могли привлечь к мафусаилу  высочайшее внимание самой Августы.
«Рабы августейшего порога» —  метафора, наиболее точно выражавшая суть государственной службы в этой стране. Центральное звено всей политической системы, госаппарат,  Высочайший  Совет  Империи Истинного Человечества, что заседал в Небесном Дворце – вот магнетический центр всей «Земли мафусаилов». Министры, сановники, наместники областей (градоначальники провинциальных центров и генералы-губернаторы провинций), военачальники, - огромный Зал Великого Купола вмещал их всех: нобилей общей численностью свыше 3 тысяч человек.  Там эти достойные и оправдавшие свое назначение истинные люди могли быть  услышанными, становясь многочисленными голосами самых отдаленных уголков государства. Однако лишь семеро из них были удостоены абсолютного императорского доверия и практически неограниченной  власти, а значит и  частых личных аудиенций Её Величества во Внутреннем Дворе «Сердца Империи»  – Дворце Звезд в Стамбуле. Это были обладатели титула Тайного Советника. Высший же сановник, который стоял во главе обоих Советов –Высочайшего и Тайного, был известен как Первый Советник Бируна. «Хранитель страны»,  «Великий Хранитель Трона Её Императорского Величества»,  он и его шестеро самых благородных помощников -  вот кто нес величайшую  ответственность за всех и вся в Таре Метушелах перед своей Императрицей.

Иерархия Тайного Совета

Первый советник – Глава Тайного Совета, Хранитель трона.
Второй советник –премьер министр -(управляющий внутренними делами государства, ведает вопросами внешней политики) Хранитель печати делопроизводитель Главы ТС, в случае отъезда Первого советника - Каймакам – его заместитель.
Третий советник - Капуда́н-паша (осман. کاپیتان پاشا‎), или каптан-ы дерья (тур. Kaptan-ı derya) — титул командующего флотом  империи.
Четвертый советник Сераски́р (также сераскер, от осман. سرعسكر‎, тур. Serasker) — главнокомандующий имперскими войсками.
Пятый советник - казаскер 1 —верховный судья, руководит судейским сословием Румелии (Мафусаилов)
Шестой советник казаскер 2 -  верховный судья, занимавшийся делами терран
Седьмой советник-  дефтердар —глава финансового ведомства Империи.

Назначив себе такую высокую цель, отныне молодой дворянин из древнего рода не терял ни минуты драгоценного времени от  долгой жизни, выделенной на долю мафусаилов. «Честь, верность, доблесть» –девиз, который Сулейман себе избрал. Чтобы стать достойным Ее внимания и доверия, юноша  постоянно учился, развивая данные ему от природы способности к аналитическому мышлению, лидерству и воинскому искусству. Все, чего он достиг –  он достиг своим умом, твердой волей и верностью принципам Империи. Потому довольно скоро его слава, слава о его мужественных свершениях и героических победах шла впереди него. Многие из его окружения стали  им восхищаться, иные -  завидовать.  Как итог, Её милостью в руках высокородного, но еще такого  молодого мафусаила концентрировалась все большая власть и влияние.  Однако не это доставляло наслаждение его взволнованной душе - ведь власть и сила всего-навсего инструменты, чтобы в совершенстве воплощать Её Замыслы и исполнять Её Волю. Внутри вся его сущность ликовала лишь от одной  мысли: что его оценили по достоинству и вскоре он заслужит Её полное доверие, а значит, станет тем, кто сумеет приблизиться к Ней, чтобы когда-нибудь постичь не только избранный Ею Путь, но также и Её Судьбу..
Был ли он далеко на границе с Внешним миром или же присутствовал на Собрании  в  Небесном Дворце, этот мафусаил одинаково неизменно чувствовал довлеющую мощь запредельной ауры Её Величества, и со смиренным сердцем  покорно опускал голову, с радостью подчиняясь и преклоняя колени перед сей Истиной-во-плоти, Источником Силы Тары Метушелах - перед своей Императрицей.
Став генералом, он поставил превыше всего долг, а  не тщеславие аристократа. В военных сражениях, при всей своей личной отваге, он был, безусловно, осторожным  военачальником и всегда старался избежать бесполезных и бессмысленных потерь. Благодаря его выдающимся талантам были одержаны множество блестящих кампаний как на море, так и на суше.
Некоторые аристократы,  жаждущие подобного взлета карьеры, спешили следовать его примеру, подражая  наследнику из древнего восточного рода   и перенимая идеи, лежащие в основе принятых им политических и военных решений.  Иным же его амбиции кардинально  пришлись не по нраву - как старой оппозиции: некой группе высокородных дворян в Совете, недовольных внешней политикой «Земли мафусаилов». Ходили слухи, неофициальные и недоказанные, что «старики» были тесно связаны с имперскими экстремистами. Однако сами  представители «жесткой линии», выступавшие за войну с Ватиканом,  политикой экспансии и повсеместного угнетения слабых,  вызывали у юноши, воспитанного в семье воинов в пустыне, окруженной горами и богатыми оазисами,  лишь глубокое пренебрежение, как и заслуживали того эти недостойные своей страны обладатели «чрезмерно узкого мышления» и  «морально низкой культуры». 
Кроме политики, спорным моментом в признании его персоны высшим кругом аристократии было и отношение этого советника к равнозначности обеих рас: к мафусаилам из благородных дворян Сулейман - герой уже нескольких битв- относился равно, как и к терранам (кетуда и дхимми Империи): он оценивал по достоинству характер, образ мышления и, разумеется, поступки субъекта, не важно к какой расе тот принадлежал. Герцог Тигриса считал, что, если этим принципом руководствуется Великая Матерь, кто он таков, чтобы превозносить себя выше другого существа, пускай оно и физически несовершенно. Эти качества его  личности не могли не найти отклика в горячих патриотичных сердцах большинства молодых, а потому впечатлительных мафусаилов Империи.
Но наряду с возмужанием у талантливого нобиля с необыкновенно прозорливым умом в душе множились сомнения: с каждым новым постом  и  полученным опытом у него появлялось все больше вопросов, которые требовали серьезных и обстоятельственных ответов касательно творящегося во Внешнем мире. Ведь теперь смуглый высокородный мафусаил, сановник высшего ранга, обладатель титула Четвертого Тайного Советника - не иначе как главнокомандующий имперскими флотом (еще совсем недавно вошедший в историю Тсуары как легендарный генерал-губернатор Мисра, спасший короткоживущих от страшной эпидемии) -  понимал, что одной политики невмешательства в отношении варваров из Ватиканского Доминиона явно недостаточно. Некоторые проблемы и вопросы могли быть решены только методами «агрессивной политики» – подчас лишь так можно было напомнить католическим фанатикам, насколько опасно переходить тонкую грань в их безрассудной вседозволенности. Тем не менее, Её Величество оставалась все такой же непреклонной и не собиралась менять принятого курса во внешней политике. Один из самых талантливых военачальников «Земли долгоживущих» полагал, что, возможно, когда Она призовет его во Дворец Звезд, в «Зал Вуалей», он сможет расспросить Великую Мать о многом.
Однако время шло, а десятилетия «бесконечной» жизни этого мафусаила  складывались уже в пару веков. На своем  третьем  столетии рассудительный  воин и мудрый политик,  герцог Тигрисский стал  премьер-министром, вторым по могуществу и обширности полномочий (разумеется, исключая Её Величество) во всей Империи. Логичная развязка для настолько выдающегося, необыкновенно способного, а главное, верного до мозга костей своей Повелительнице дворянина, не правда ли? Да, его часто вызывают во Внутренний Двор, без него не решается практически ни один важный вопрос касательно внутренней и внешней политики в Небесном Дворце. Но своей цели, единственно существенной цели всей жизни этот поистине великий человек своей эпохи так и не достиг.  Как и раньше - в его бытность наивным юношей из знатной семьи, одной из тысяч таких же - между ним и его Императрицей неизменно кто-то стоял.
Наверное, это была его оплошность.  Вероятно, он все еще сделал недостаточно, чтобы дерзновенно требовать такого уровня доверия от Нее. Что ж..   Тогда стоит усерднее трудиться на благо Тсуары, стараясь доказать обратное.
Однако через 80 лет чувство, что он как будто застрял в тупике, стало все чаще навещать «Хранителя печати Императрицы». Застой в развитии личности того мальчика, некогда принявшего решение посвятить свою жизнь  служению Повелительнице Августе, внезапная «остановка у самого финала», за которым он вот-вот мог  получить все ответы и раскрыть Великую Загадку,  причиняли Сулейману душевную боль. Мир имперской аристократии, пронизанный шаблонной ограниченностью, глупой напыщенностью и бесплодной суетой давно стал невыносимо тесным для него. Его дух, с рождения ищущий познания истинного смысла жизни, ответов на бесчисленное множество сомнений, не мог обрести  желаемого «просветления» ни среди толпы нобилей,  ни в  исчерпавшем себя одиночестве среди наизусть выученных исторических манускриптов.  Лишь Она – олицетворение Духа Обеих Рас, гармонично сосуществующих на  планете – могла дать исчерпывающий ответ на все вопросы, открыть новые горизонты для него, казалось, уже изведанного вдоль и поперек   мира Тсуары.
Та, что стояла между ним и Её Величеством.. «Хранительница трона». За эти годы он узнал об этой женщине предостаточно, и потому разумом пребывал в экзистенциональном недоумении: да, Мирка Фортуна была умна, прекрасно образована, а также исключительно хитра и коварна, чтобы без малейшего намека на  политический конфуз занимать место Первого Советника. Но оценивая ее поступки и решения, он все равно понимал, что заслуги герцогини Молдовской перед отечеством, в своем большинстве, уходили корнями в богатство и знатность старинного рода. На деле же Глава Тайного Совета являлась «той еще эксцентричной дамочкой», а порой и просто своенравной, высокомерной и «упрямой старой ведьмой».
Почему Августа приблизила к себе именно ее? Разве Она не видит  разницу между ними? Разве его помыслы не открытая книга для Нее?  Или неужели.. Она опасается? И потому  более не хочет подпускать «друга и спасителя терран Мисра» столь близко. Чего может настолько остерегаться сама Владычица, которой всегда было известно все и обо всех? 
Душевные муки от непонимания Её поступков ввергли герцога Тигриса в хандру и прострацию: почему же он так и не сумел стать первым возлюбленным сыном для Великой Матери? В перерывах между поездками и заседаниями Совета в Бируне Сулейман погрузился в бесконечные мрачные раздумья, пытаясь найти свою вину или ключевую ошибку. И не мог отыскать ни ту, ни другую.
В тот период странно оживилась подпольная деятельность «жесткой линии» -  было ли это ответом на происходящее во Внешнем мире? Как опытный политик, он решил заняться ими лично. Потом опальный нобиль поймет, что сделал кардинально неверный шаг.  Но тогда.. То, что предстало его взору, являлось  лишь потерявшими остатки разума и совести «экстремистами», трусливо жавшихся к своему очередному идеологу.  Барон Луксорский.. Весьма приятная неожиданность, ввиду тесной дружбы между этим напыщенным юнцом и отпрыском рода Фортуна! Загнанные в угол, они - в жалких попытках спасти свои шкуры от суда - поочередно бросали ему в лицо те самые сомнительные, и оттого  смешные домыслы: что вечность Августы –миф;  что страной по-настоящему тайно правит пара-тройка древних и знатных семейств, алчность   и несправедливость которых непомерна; что политика «невмешательства» давно себя уже не оправдывает; что.. Да много чего еще было выкрикнуто в исступлении. В другое время их всех ждали бы незамедлительный  арест и казематы. А барона, связавшегося с внешним врагом, еще и изощренный допрос, и долгое кропотливое расследование, которое непременно навлекло бы позор на все семейство Первой Тайной Советницы Империи.  Вот только старый мафусаил находился не в том состоянии духа, потому как одна ложная гипотеза из многих, высказанная, на удивление, именно заносчивым мальчишкой Барвоном, упала на благодатную почву, ядовитой отравой пролившись на его измученную сомнениями и тяжкой обидой душу..
Если все же Владычица  вечна, следовательно,  Она не может быть мафусаилом. И не является одной из них. «Колдунья».. Вот почему никто не может постичь Её Замысла. Вот почему никто не должен знать Её Тайну. Тайну, что Она не принадлежит этому миру и никогда не принадлежала! Кажется, он нашел ответ, который так долго искал. А это значит, что либо за зеленой вуалью все эти 900 лет у руля Тсуары Метоселут стоял необъяснимый парадокс, сверхъестественная ошибка природы, «Fede Assoluta» («слепая вера» - как говорят религиозные варвары Ватикана), либо он прожил такую долгую жизнь, будучи всего лишь  пешкой, куклой, которую умело, тонко и незаметно дергали за ниточки. 300 лет бессмысленной жизни наивной и бестолковой марионетки, одной из миллионов ему подобных.. И это все, чего заслужил он, самый преданный  слуга Её Величества, защитник терранов,  воин страны, служению которой он отдал каждый час своей долгой жизни? «Честь, верность, доблесть»? Так кому они в итоге оказались нужны?!  Нет, так этого оставлять было нельзя.. Он сорвет Маску Тысячелетнего Обмана, чтобы открыть правду, какой бы уродливой она не оказалась! Для этого  первой со сцены должна уйти она: та, которая не могла все это время оставаться ни при чем! Та, кто замешана во всей этой многовековой, лицемерной и безжалостно циничной пародии на «политику Великого Государства». Эта безнравственная.. и такая недальновидная «Хранительница Трона» - Мирка Фортуна!  Эра «Ложных Императриц», основанная  на  вседозволенности и лжи, подошла к концу. Он никого из их порочного круга «фальшивых владычиц»  не пощадит, они не заслуживают снисхождения. Империя достойна честного правителя.
Что сталось с разумом самого выдающегося имперского генерала? И что сталось с сердцем самого великодушного и гуманного политика Тары Метушелах? 
Старая мудрость гласит - «все, во что можно поверить, есть подобие правды». Да, обычно так и происходит: извращенные истины цепляют наивных и неопытных, глупцов и честолюбивых гордецов, или –как сталось с ним- недооцененных и несправедливо отвергнутых идеалистов.
И очень скоро гнев и ярость покинули его. После не было ни дня, чтобы он не сомневался в верности принятого им решения. Это чудовищное предательство иногда казалось ему нелепой  детской игрой. Ибо в глубине все еще благородного сердца отступник жаждал верить, что Она - действительно всесильна и всеведуща, а значит, знает о борьбе внутри его разума, знает о том, какую коварную и ужасную вещь  он замыслил. Пожалуй, так много бесед, пускай и мысленных, он никогда не вел с Ней ни в Совете, ни на аудиенциях в Эндерне: лишь в своем разуме Сулейман мог позволить себе бесконечно обвинять.. и оправдываться.
Позже, приверженец идеализма, герцог признавал факт, что  свою часть «грязной работы предателя» он выполнял спустя рукава: к тому моменту премьер-министр «Земли долгоживущих» настолько устал от впустую прожитой жизни, раздиравших его душу чувств неопределенности и вины, что поставил целью  увидеть, чем же весь этот фарс закончится. Император? Он от души посмеется, если все удастся. Хмм.. И если так и произойдет, и экстремисты окажутся правы – он уничтожит и их: избавится в первую очередь от всех внутренних врагов своей страны, исправляя тем самым недочеты политики «Ложных Императриц» за тысячелетие. Ну а Внешний мир.. Что ж, Ватикан всегда играл не по правилам,  теперь настанет черед Империи.
Ну а если все пойдет прахом, что тогда? О, сущая ерунда.. Не надо быть стратегом, чтобы понять всю безрассудность этой затеи -  если Assoluta (Italian: absolute, supreme) все же существует, их  уже ничто не спасет. Потому его «преступный план» до абсурдности бесхитростен: один из разумнейших истинных людей в Тсуаре без всякого основания поступил как идиот; один из великодушнейших мафусаилов в Империи без всякого основания поступил как изверг! Здесь нет места оправданиям. Не стоит искать лукавого смысла.  Он слишком стар, и он устал. На самом деле, все, чего второй  могущественный нобиль Города Сумерек  всегда хотел – это чтобы Она, Августа, его услышала. Чтобы наконец разглядела среди разнообразного множества высокородных, тщеславных, мелкомыслящих и слепо верующих  слуг Императрицы именно его. Чересчур наивно, не так ли?  Признайся герцог Барвону во всех этих абсурдных и жалких для имперского нобиля мыслях– Орден в лице мальчишки из Луксора  постарался бы прекратить  мучения старого мафусаила гораздо раньше. Но они дошли до конца. По абсурдной случайности. По её Замыслу.

В тот самый миг… То самое мгновение, когда спала пелена, эта шайтанова зеленая вуаль, что столетиями изъедала душу подозрениями, и Сулейман увидел глаза своей Владычицы.. Услышал Её голос, эти слова, обращенные к нему с искренним недоумением и обидой.. На него нахлынула волна отчаяния! Герцог Тигриса надеялся, что душа его достаточно очерствела, устав от метаний, но это оказалось не так. И безудержный гнев охватил сознание мафусаила. Гнев, порожденный несправедливостью Императрицы, разочарованием в системе, в которую он верил.   Несправедливо!  Прожить такую долгую жизнь, проведя время в трудах на благо страны, исполняя Её волю и, в итоге, оказаться недостойным Её, самого себя, их всех.. Он ощутил себя «грязным», «оскверненным» - вот до чего Она его довела! Тогда его древний гнев трансформировался в безудержную ярость, тьма поднялась из глубин его разума. Разумеется,  это лишь Ее вина! За тысячелетнюю  ложь, сотворенную Ею - Она заслуживала смерти! Что ж, он «убивал» Её уже дважды – однажды сам не ведая того..
Однако, в третий раз, Второй Советник не посмел совершить святотатства. Древний мафусаил, под грузом прожитых лет долгое время балансировавший на самом краю пропасти, мог совершить ужасную ошибку, непоправимое зло, но не стал. Ибо его грех был несоизмеримо больше: он предал себя, предал все, чем дорожил сам, только лишь усомнившись в подлинности  Её существования.
Есть ли на бренной земле хоть один ребенок, жаждущий  смерти своим родителям?
Да. Ибо он был им. Потому не будет ему нигде покоя.

Астароше Асран. Аста..  Гибель от руки этой девочки  наконец-то расставит все по своим местам, и это будет правильное окончание для Повести всей его жизни. Ведь она так похожа на него в молодости: чистая душа, стремящаяся к справедливости, искренне верящая в свою Повелительницу и особую Судьбу для всей Империи.
Но есть ли дитя, в своем сердце никогда не любившее Мать?
Нет. Ибо это его любовь к Ней, что сожгла его дотла.

Этот нобиль слишком много времени провел рядом с Ней – Её Величество давно стала частью его жизни. Великая Матерь  –это  все, что было у него и миллионов подданных Империи; все, что связывало их вместе, делая сильнее; все, что давало надежду и придавало уверенности, что они под надежной защитой сегодня, завтра и навсегда. Она – главная часть их истории, и другой у них могло и не быть. Будущие поколения Тсуары заслуживали лучшей участи, чем кровавую войну и жестоких смертей от пыточных орудий фанатиков Ватикана, а память о нем - воине из долины великой реки - хотя бы Её прощения..
И Императрица снизошла до него. Все-таки некогда юный мальчишка из провинции гор и пустынь не ошибся в своей Повелительнице.
Однако, как же прискорбно, что он смог узреть и постичь истинную красоту Августы лишь в самом конце, лишь крошечную часть от Великой Тайны Вечной Властительницы…
Многие высокородные аристократы, присутствовавшие в тот день в Небесном Дворце и видевшие  его обескровленное, благостно печальное лицо,  утверждали, что в предсмертии герцога Тигриса  постигло  умиротворение: долгожданное примирение с измучавшейся душой,  ибо Госпожа Ночи ответила на его мольбы, явив свою  милость, смывая грехи его своим милосердием с умирающего сердца старого мафусаила. Сердца, которое всегда было отдано только Ей и Империи.
В одно краткое мгновение, в один миг возлюбленный сын своей Матери был прощен в Её глазах. Правда для Сулеймана сей миг показался, наверное,  поистине бесконечностью.
Пройдя свой жизненный  путь, совершая великие деяния и не менее великие беззакония, этот истинный человек одним из немногих оказался достойным прикоснуться к Абсолютному и Недостижимому Идеалу, перед гранью вечности кровью очистив себя и разумы тысяч Детей Звезд от отравляющих пут многовекового сомнения. 

Флешбэк. "Жизнь после смерти"

Издревле мафусаилы верят, что жизни после смерти не существует. Ты умираешь, и  твое существование в этом мире заканчивается. Лишь твой бренный прах хоронят на Острове Возлюбленных Детей. Ни рая, ни ада, ни бессмертия для твоей души.. Ты мертв. Окончательно и бесповоротно. 
Хотя имперским дворянам незнакомы слова «испуг» или «страх», на пороге смерти даже некоторые из них, как и большинство короткоживущих, сожалеют о том, как быстро все закончилось. Вдруг появляется прозрение, как, оказывается, они мало успели в этой жизни, и что, на самом деле,  ее нужно было прожить по-другому. То чувство, жалость к себе,  нещадная и чрезмерная, в этот самый миг зачастую заполняет «страхом последней потери» каждую клеточку еще живого существа, заставляя в предсмертной агонии разума алкать лишь одного – второго шанса.
Вот только старый уставший мафусаил его не просил. Потому пробуждение-от-смерти стало для герцога Тигриса неожиданностью. Внезапным поворотом в его уже решенной судьбе. Странным при смертельности полученной раны и политически непонятным из-за постыдно-скандальной проигранной партии.  О нет: такие, как он, выживать не должны; таких, как он, скрупулезно и методично не выхаживают.
Он пребывал в догадках и относительной неизвестности ровно до той поры, пока не появилась она - Тень Императрицы. Способность герцогини Молдовской в плане манипулирования окружающими ее существами была уникальной: временами этой особе даже не нужно произносить вслух и звука, как внезапно у любого ее оппонента появлялось сильное, почти непреодолимое желание убивать.. Ну  или скоропостижно скончаться самому. 
Совершенно не зная  о ее планах на его «посмертие», Сулейман уже предчувствовал, что безвозвратная кончина, а также кладбищенский покой (важный пункт в свете последних событий) отныне переходят для него в разряд «несбыточного». Свобода.. Теперь - «после смерти» - она оказалась еще более недостижимой, чем все 300 лет его жизни под утомляющим прессом жестких правил высшего света Империи.
Пожалуй, внушать экзистенциональный ужас должна всему миру подобная пенитенциарная система: отрабатывать совершенные грехи после констатации смерти (не в метафизической реальности) – какое наказание может быть хуже для бренного тела?
Требования Первой Советницы в помощи выявления оставшихся лидеров экстремистов и возможных затерявшихся на просторах необъятной родины элементов Ордена были понятны. И раз их выдвигала Тень, значит только с Её высокого дозволения. Очередная интрига, очередная коварная  ловушка. Словно и не было разборок в Совете, словно он и не уходил «со сцены». Все это создавало странное ощущение нереальности происходящего. К которому затем добавилось и чувство брезгливости, смешанное с отвращением - по сути он ничем теперь не отличался от барона Луксорского Раду Барвона и  автоджаггеров. О чьей печальной  участи Фортуна  («по лукавой неосторожности») ему и сообщила: все это время он имел дело с мертвыми телами, куклами на основе мафусаилов, управляемыми аморальным выскочкой -терранским садистом и извергом. Какое омерзительное варварство..
Все, что ему отныне оставалось  – это радоваться за тех, кого минула подобная судьба и.. завидовать умершим:  героической кончине, постигшей во Внешнем мире  его любимую девочку, его  Шахерезаду. Его маленького ангела, спасшего Святую Иштвана и сохранившего мир между расами, в то время как старый мафусаил  «медленно воскресал» в  лабораториях Её Величества. Ныне же опальный аристократ сомневался: был ли он достоин светлой памяти Шеры после всех козней, сотворенных им  в столь любимом ею Византиуме?
Вот только времени на скорбь ему не дали, герцог обязан был сыграть свою роль на Суде Высочайшего Совета Тсуары Метоселут еще раз. Сулейман знал, чего именно от него ждали: и это были не мольбы о пощаде или попытки себя оправдать. Ворники всея Империи, нобили, некогда восхищавшиеся его мудростью, пользовавшиеся его милосердием и лебезившие перед его могуществом, не скрывали своих чувств по отношению к оступившемуся, но все еще  гордому сыну Страны Ночи. И бывший «Хранитель печати» дал им - желчными взглядами прожигавшим его увечное тело - именно то, чего они так хотели: убежденность в своей правоте нераскаявшегося предателя и убийцы, отвечая мефистофельской насмешкой и презрением  на их враждебность и злорадство. Тысячи ненавидящих пар глаз и воздух, пропитанный гневом и леденящей душу жаждой отмщения. О,  Великая Матерь, чем же он мог заслужить подобное унижение? Неужели того позора и смерти его собратьям было мало?!
Когда его никто не мог видеть, он стискивал клыки так, что кровоточили губы. Однако им всем наперекор он улыбался.
Потому, что этого хотела от него Её Величество.
Потому, что Она неизменно оставалась его Императрицей.
Сулейман нередко задумывался о том, что, возможно, Она все еще считала его своим сыном, одним из миллионов. Ведь разве, когда ловушка сработала, и жесткая линия с Орденом вернулись, не Она была одной из первых в том тюремном блоке, встав на пути у пришлеца из Германики? И разве взрыв удивительной и непостижимой силы зеленоглазой Assoluta - не доказательство Её милости к заблудшей душе? Несмотря на все, что он сделал – Она вернула его. И это было для него внове: неужели он достоин начать все заново?
Как знать.
Если бы только Внешний мир не продолжил присылать свои «пламенные приветы», неподдающиеся доводам о вселенской справедливости: мертвые, заблудшие души восставали из старых могил. Эндрэ Кузе объявился в столице Империи Истинного Человечества, лишь недавно утихомирившейся от взрывоопасных усилий ныне бесхребетной  «гвардии жесткой линии». Хотя - если судить по безумству замыслов и отсутствия какого-либо здравого смысла в поступках «загребского душегуба» -  того просто выпустили из Чистилища. Ну, или во что там верят эти  фанатики Ватикана. Видно, и у чертей он слишком много крови выпил.
Можно сказать, что опальный Советник даже очень расстроился- теперь чудовищ в Тсуаре стало на одно больше. Но первое место среди  них, разумеется, оставалось за герцогиней Молдовской. О да.. Безусловно.
Еще в последние минуты до гибели, когда все карты оказались раскрыты, мысленно он даже сетовал на свою прозорливость: Мирка Фортуна предстала пред всеми именно в той роли, что он ей некогда выделил – «лживой, аморальной и беспринципной дряни».
Будучи «главным заговорщиком», премьер-министр Тсуары, бесспорно,  планировал убрать всех, кто - как он считал- обманул его и предавал на протяжении долгих столетий его страну. Однако  он не являлся лицемерным убийцей по своей сути, всю жизнь посвятившим  интригам, кровавым заговорам и  подлогу Истины  ложью. (Разве что мечтателем, ставшим опасным фанатиком.)  Но потратить на эту мерзость все время, отпущенное ему? Гадство, присущее  варварам Внешнего мира. И, конечно же, герцогине Молдовской– «светлой голове имперской политики».
Однако и от кровавого маньяка, как выяснилось, могла быть польза. Благодаря сокрушительному поражению  в борьбе с хорватским безумцем, Сулейман сумел преодолеть свою многолетнюю ненависть к «сей неадекватной женщине», охранявшей подступ к трону не хуже янычар Бейбарса. Наблюдая за ее тщетными усилиями предугадать следующий шаг Кузе, герцог Тигриса смог вблизи разглядеть все скрытые слабости Главы Тайного Совета: Тень Её Величества Императрицы Истинного Человечества оказалось такой же «куклой», как и он в своем нынешнем состоянии. Речь шла не только о карьере, не только о «политической марионетке» - подданной своей Повелительницы. Ко всему прочему, герцогиня была  связана еще и «доверительной дружбой» с Владычицей, что означало беспрекословное служение и покорность даже в личной жизни аристократки. Теперь опальному нобилю стало понятно многое в ее поведении - да практически все: и роботы в личном поместье, и вызывающая эксцентричность, которая настораживала, заставляла опасаться и отталкивала от нее прочих представителей высшей аристократии. И странная  готовность пожертвовать не только собственной жизнью  (ибо пренебрежение своей судьбой ради великих целей государства было свойственно всем патриотично-настроенным  нобилям Тары Метушелах), - но вот потомством, жизнью внука.. Удивительно, как она вообще вышла замуж и завела семью! Хотя.. Настоятельный «совет» её Величества – дабы  легенда была законченной - этот вариант выглядел вполне рациональным. Тогда этой женщине следовало посочувствовать, ведь на подобные жертвы надо идти осознанно и добровольно, иначе рано или поздно можно было сломаться. Поскольку Императрица Ночи, как и столетия назад, оставалась неизменно всеведущей Assoluta, рядом с вечностью которой, их мечты, желания и надежды выглядели такими ничтожными.
Только вот обратная сторона этой медали потрясала не меньше: на протяжении своей 300летней жизни мафусаила Сулейман пытался познать  всю глубину  странной, безграничной привязанности Повелительницы к Детям Ночи. Почему Она пошла на столь огромные жертвы, чтобы создать Единое, как монолит, Государство - сильное и безупречное даже через века? Поистине эта глубина  оказалась бездонной.
Что ж, ничего не поменялось и «после его смерти»: выполнив Её волю в Суде, постичь мысли Госпожи Ночи старый мафусаил не в состоянии оказался и сейчас. Орден! Она пошла на сотрудничество с Розенкройц!  Врагами Мира, на беспринципную и безграничную жестокость которых Сама ему и пеняла. Что это: безумство или очередная уловка? И чье? Кто из них больше наивен: Орден, принявший в свое лоно Императрицу, о могуществе которой ему не могло быть неизвестно, или он, герой бесчисленных сражений, некогда второй человек в политике огромного и столетиями непобедимого государства?
На Фортуну теперь герцог досадовал не более чем на роботов-прислужников Дворца Звезд: все указывало на то, что Глава Тайного Совета и сама пребывала в немалой растерянности. Сцена в императорской библиотеке была тому лучшим доказательством. Нужно было лишь присмотреться раньше: они с Молдовской склочницей всегда находились в одной лодке, что не могла даже пойти ко дну без позволения Её величества.. «Когда игра заканчивается, король и пешка падают в одну и ту же коробку» - определенно эта мудрость древних про них: двух самых могущественных ворников Тсуары, двух непримиримых соперников и «претендентов на императорское доверие», двух, как оказалось, «самых любимых марионеток» Её Величества.
Если бы он понял это прежде, он бы не попался на ухищрения  бездушной мумии Барвона и его сумасшедшего кукловода, не попытался бы изменить судьбу Империи и не умер бы нелепой смертью  глупца.. Как жаль.
Как жаль, что его снова «отправили в коробку» раньше срока: зеленоглазая Assoluta велела своему опальному слуге  «отдыхать». Какая злая насмешка.. И эта его партия проиграна: он не достоин ни «очередного прихода» смерти, ни даже тюрьмы. Лишь ссылка - вот все, что ему оставили.

+2

34

[avatar]http://savepic.ru/14466051.jpg[/avatar]
Империя Истинного Человечества. Византиум.  Эндерн. Сады Стамбула.
Часть 2.

Действующие лица: герцог Тигриса, Мирка Фортуна.. тонна флешбэков и рыданий национал-лингвистов.
Логлайн: Надуваем плоского персонажа, набиваем его отборными опилками..и любуемся на его страдания.
ИМХО:  нудно-пост бешеного лонгрида в 4 этапа; канон ТБ процентов так 40; есть отсыль на Уильяма Блейка и Джалаладдина  Руми. Самолюбование и еще раз самолюбование.

Флешбэк. "Цена свободы."

Среди хребтов Таврских гор, беря начало из древнего, возрастом в миллионы лет, озера Хазар, проходя длинный путь в десять сотен километров, тысячелетиями давая жизнь многим городам человечества, течет великая река Тигрис. Какие бы разными языки древности не казались, все имена, данные великой реке, неизменно выражали ее сущность - «быстрая, как разящая стрела». Для юго-восточных земель Империи ее воды – дар. Совместный Дар - природы  и Великой Матери, в начале эпохи строительства Тсуары возродившей в пустынных и выжженных Армагеддоном и войнами плато почти погибшую реку.  И уже 900 лет там, где по соседству с пустынями стоит Восточный Тавр, собирает свою воду Тигрис. Питаясь горными дождями и ледниками, великая река спускается на равнины и иссушенные солнцем земли, много-много сотен километров неся этим пустыням живительную силу влаги. Потому здесь, где безоблачное горячее небо и насыщенная солями плодородная почва соединяются  с «живыми водами», обрабатываются одни из самых богатых «неискусственных»  полей «Земли мафусаилов». И нигде нет столько солнца и тепла, столько красивых оазисов - сколько во владениях реки Тигрис, отданных некогда Императрицей древнему  роду князей Тигрисских. 
В родовом поместье семьи светлых  герцогов в Харпуте его уже ждали: с радостью и нетерпением. Удивительно, что «подлый и коварный предатель» Тсуары Метоселут все еще был кому-то нужен.
Жители гор и долины великой реки издревле считались свободолюбивым и гордым народом, преданные своим семьям и родственным связям, они оставались индивидуалистами до мозга костей – выбирали господ исключительно по своей воле. Разумеется, здесь высоко ценили происхождение, однако  рода и семьи этих земель последовали за его предками не только потому, что так решила Её Величество, сделав князей Тигрисских  первыми среди равных. Отнюдь нет.  Править вечно борющимися за жизнь в трудных условиях, а потому и воинственными людьми, можно было лишь пока они добровольно подчинялись. Пока  господа пользовались их уважением. Стоило одному из княжеского рода разочаровать их, они шли за другим членом его семьи.  Иным столичным аристократам эта жизнь на востоке Империи, посреди пустынь, горных хребтов и чересчур свободовольных терран и мафусаилов показалась бы  неоправданно  рискованной, опасной, если не унизительной..
Однако и здесь можно было найти свои положительные  стороны: в силу воинственности здешнего менталитета  сдержанность и вежливость были тем особенным качеством местных, которое бросалось в глаза на каждом шагу. Все, включая простых жителей Харпута, были культурны и предупредительны не хуже «альбионских лордов». Такое  отношение друг к другу с давних времен имело целью воспрепятствовать взаимным обидам, доводящим до кровной мести. Когда мафусаилы и терране  живут в тесном кругу посреди пустыни, утаить злое намерение невозможно: каждое деяние становится известным, ни одно слово не может быть не услышанным.
Вернувшись домой, бывший Второй Советник почувствовал облегчение. И, кажется, не он один -некоторые кетуда даже тайком  плакали, как малые дети, при виде  процессии в честь приезда герцога. Опальный аристократ в силу своего опыта и мудрости замечал все.. и понимал их всех. Эти люди не знали другой жизни: Тигрис слишком  далек от столицы, и, по их мнению, слухам, что проделали такой огромный путь, верить было самым последним и низким делом.  Так что многие действительно искренне радовались видеть господина, вернувшегося на свою малую родину, в добром здравии. Судя по лицам другой, более практичной части населения, возвращение лишенного чести нобиля также не стало «досадным обстоятельством», ибо не придется принимать новых хозяев, которые непременно бы захотели изменить веками устоявшийся  уклад жизни на этом плато. Мафусаилы же, что находились в вассальной зависимости от его семьи, были сдержаны, немногословны и напряжены: ведь их сюзерена сопровождал отряд из янычар и чаушей, возглавляемый воином-серденгечти. А это значило, что «слухи» имели под собой правдивую основу...
А вот на душе Сулеймана царила безмятежность: какое бы решение они все не приняли насчет своего господина – он признает его достойным, ибо «сын пустыни» знал, что оно будет справедливым.
Первую неделю экс-премьер-министр Тсуары честно пытался вникнуть в дела собственного поместья и долины. Но не думать ни о чем, кроме событий последних дней, так и не смог.
Янычары остались. Наверное, официально их задача заключалась в том, чтобы никто не смог причинить ему вреда.. Но была высокая вероятность и того, что Бурхана обязали следить за ним, как за особо опасным преступником, «который может замыслить еще более мерзкое злодейство». Иначе почему зал боевой славы предков герцога «настоятельно было рекомендовано» лидером боевой пятерки перенести за древние и крепкие стены подземной сокровищницы светлых князей?  Ссылка должна была стать его тюрьмой. Однако он старался этого не замечать.
Past optus (почти полдень), ночь для всех мафусаилов его светлость проводил в своем кабинете, выборочно читая старые архивы, которые вернули, ибо они так и не смогли заинтересовать дознавателей Молдовской.  Затем он уничтожал их в каминном пламени. Днем же (ночью для терран) под прилежным надзором управляющего и доблестного отряда «личных тюремщиков» герцог отправлялся инспектировать владения – на деле же наслаждаться иллюзией свободы, которую дарила земля отцов: по старым улочкам, за ворота Харпута, через орошаемые поля, вдоль реки к холмам и лежащей за ними  пустыне, не переставая бессознательно жадно вдыхать ночной холодный воздух. Воздух, в котором перемешалось множество с детства родных запахов.
Перед смертью в Небесном Дворце он вспомнил ее глаза..
Как она оказалась здесь, в столь отдаленных от Города Сумерек местах?  Это, наверное, все из-за деда.. Он тогда привез делегацию советников, чтобы насладиться удивлением на их «надменно-благородных  ликах», доказать им всем, что «старик еще в деле», и реформы, которые тот применил к своим территориям, дали блестящие  результаты, а значит действуют безотказно.
Хмф! Нимфеи.. Зеленоглазая Assoluta пыталась продать ему нимфеи с заболоченного оазиса - это с его же земель! И ведь убедила же..

Мафусаил  улыбнулся и направил коня вверх по бархану, непрерывно глядя на звездное небо.
«..В одно мгновенье видеть вечность,
Огромный мир – в зерне песка,
В единой горсти – бесконечность
И небо – в чашечке цветка..»

Правительница оказалась..кхм..не такой..совсем не такой, какой он ее себе представлял. Свободной от всего: людских законов, правил Дворца,  морали.
«-Ты знаешь, кто я? 
- Это как-то может  повлиять на твой обед?  Мне всё равно. Терранин..мафусаил…кошкин хвост!..»

Древней- и оттого  непредсказуемой.
«..Ты никогда не задумывался, почему Императрицу Тары Метаселут назвали «Великой Матерью»?  Неужели, просто так? А предполагал ли, как появились мафусаилы? Такие, как твои родители? Родственники, друзья, ты?  Знаешь, почему терране - существа без особых физиологических способностей - всегда боялись, ненавидели и желали избавиться от «вампиров»? Может, потому что  мафусаилы  когда-то сами были людьми? Обычными. Как  те, что живут сейчас в Анадолу. Ватикане. Альбионе. Маркизатах.»
Большой охотницей   до политических  каверз и ребяческих проказ.
«..Полгода назад я был уверен, что Императрица всегда лгала, и никогда никому не доверяла настолько, чтобы приблизить к своей персоне и позволить делить с ней это бремя. Её вылазки в качестве простолюдинки.. Её ЛИЧНОЕ вмешательство в дела государства, даже отдельно взятых районов... городов и судеб…подданных. И все это абсолютно ИНКОГНИТО! И вы с  начальником императорской охраны были прекрасно осведомлены обо ВСЕХ её делах!!..»
[i]Упрямой. Неукротимой.[/i]
«..Тсуара Метоселут находится под защитой и покровительством этого «Монстра», как  и веками раньше. Розенкройц не посмеет нарушить покой и мир в Империи. Я не даю голословных обещаний, ты это знаешь..»
Тогда знатно Владычицу должен был смешить..  Совет ворников Империи. Какими же  наивными глупцами мы все ей кажемся! Глупцами, не желающими видеть дальше своих высокородных носов. Слепцы!
«..Неужели ты думаешь, что на протяжении 900 лет за спиной «хрупкого и беззащитного создания» не плелись заговоры и не совершались покушения?..»
Да, оказывается, и в «жизни-после-смерти» можно найти свои приятные стороны.
Раньше в Бируне не было места лишенному изысканной витиеватости и рамок этикета  «обмену критическими замечаниями». Но совсем недавно все изменилось..
«..Я собиралась вас прикопать, как только княгиня нашпиговала вашу тушу на свой дырокол! По-моему, в вас оказалось многовато гнили, и прощать и миловать в вашем случае не имеет смысла!..»
Весьма своеобразная вседозволенность.
«..Скажите честно, ваша родственница, случаем, не могла задеть ещё и мозг?
- Признаюсь, очаровательная леди Аста может всё на самом деле. Боюсь даже представить, есть ли что-нибудь, чего она НЕ может.
-Удивительно!
- «Удивительно» бывает очень даже болезненным..»

Однако, она значительно упрощает политическую  дискуссию, ускоряя тем самым «процесс взаимопонимания» между оппонентами.
«-О возвращении вашего статуса и былого величия речи быть не может. Разум вы вроде ещё не потеряли, а значит, все правильно оцените. Вы себя посмертно заклеймили..
-Пожизненно?
- Какая уж это жизнь, согласитесь? В истории вы навсегда останетесь как убийца, манипулятор и изгой.
-Не сомневаюсь.
- Будете паясничать, продолжим этот разговор после очередного обследования. Вашего!..»

Мужчина иронично усмехнулся. До своей бесславной гибели опальный хозяин долины Тигрис  не имел чести лицезреть ту грань личности высокородной блондинки, когда она позволяла себе предстать перед кем-либо уязвимой или неуверенной в себе.. 
«…Бейбарс, ёп вашу  милость! «УПУСТИЛИ»? Упустить можно хрен из рук, а тут просто ***!!!...»
«…  «НАСТОЯЩИЙ» - это ж надо, а! Принять какого-то шмаровозника за VIPовского имперского маньяка!!! И это «элита», спецназ Империи?! Да его каждый хомяк в рожу знать должен!  Меня окружают дебилы, недоструганные недотыки! Гераклы комнатные!!..»

И это - Первая Советница Великого Дома Детей Ночи. Ну-ну..
Базарная дебоширка.

Конь герцога, по велению своего господина, перешел на рысь, ударами копыт вздымая маленькие вихри песка. Ночная пустыня. Красота песчаных изгибов и медленный танец тысяч кружащихся звезд. Он всегда любил ее безграничное пространство– бесконечная тишина океана песка  уносила его разум в медитацию,  заставляя погружаться в самого себя.
И пустыня  шепотом ветра приветствовала возвращения своего сына, мысленно перенося его туда, где по ту сторону Халича виднелись изящные башни  Внутреннего Двора и Главного Зала имперского Совета..За которым в глубине громадного лесного  массива неизменно и величественно должен был возвышаться Дворец Звезд. Сулейман не знал, там ли в эти дни пребывала Её Величество.. Или Она снова исчезла, покинув страну с германским проходимцем, этим посланником, «голубем мира».. Contra Mundi.
Из-за этих воспоминаний старого мафусаила разом покинуло с таким трудом обретенное умиротворение. Теперь негодующий дух бывшего Второго Советника кидало в крайности: то он мучился от  беспокойства за зеленоглазую Assoluta, то был готов впасть в бешенство из-за того, что ему совсем не оставили никакого выбора. Всем унижениям, которым его подвергли, и этой ссылке  - герцог Тигрисский предпочел бы смерть и покой, чем остаться живым, но бесправным нобилем-изгоем, лишенным свободы!  Он знал, что без Её приказа Фортуна никогда более не допустит его присутствия ни в Зале Великого Купола, ни в Эндерне.  Даже за  окраину его владений старого аристократа не пустят. «Прощение»? Какими бы призрачными «прутья» не были, все равно это   Kafes - золотая клетка для знатного пленника! Он просто стал заложником в своей стране, в родном краю, заложником собственного тела и технологий из лабораторий Её Величества…
Через полторы недели в Харпуте началось непонятное оживление. Взволнованные кетуда принесли с улиц витавшую в воздухе долины великой реки  новость – Тсуара присоединяет к себе Маркизат Македония! Экспансия сейчас? Под носом у Ватикана, в обход готовящегося двустороннего соглашения?  Неужели это из-за Кузе и Черной Руки? Либо чей-то бред.. Либо Фортуна вконец сошла с ума на почве обиды из-за своей несостоятельности в борьбе с психопатами и экстремистами! Догадок было явно недостаточно, однако если старый нобиль пожелает покинуть земли Тигрис или обратиться к своим вассалам– его снова в чем-либо заподозрят и заберут на допрос вместе с «сообщниками», вот только не факт, что там он получит недостающие фрагменты информационной мозаики – это не в интересах Первой Советницы.
Еще через день Бурхан с тремя воинами пришел и весьма учтиво попросил у его светлости «дозволения» покинуть владения. Ибо  «долг призывал» вернуться в столицу.  Какой именно «долг» герцог уточнять не стал – им обоим это было прекрасно известно. Тем более, что в Харпуте все равно оставалось «гостить» не меньше дюжины чаушей Фортуны. Сулейман «милостиво разрешил» лидеру «рискующих - головой» уехать, окончательно приняв решение достать во что бы то ни стало исчерпывающие все домыслы и слухи  сведения. И тогда он снова пошел на риск..
Настольный компьютер с экраном в поверхности стола кабинета хозяина Тигриса все так же исправно работал, несмотря на арест и  бесчисленные проверки инспекторов из Византиума. Беспрепятственно пройдя  идентификацию личности по генетической информации с отпечатка ладони, можно было найти все старые документа в нетронутом виде – все до известных событий полугодовой давности. Однако доступа к базе Совета, герцог, разумеется, больше не имел, как и не мог связаться с кем-либо из ворников Империи, ибо отныне  весь  процесс обмена информацией должен был протекать только лишь с разрешения Первой Советницы, под неотступным надзором императорских гвардейцев князя Картума. Но старый мафусаил никогда бы не стал вторым по могуществу после Её Величества, если бы действительно был настолько прост, как кое-кто с некоторых пор полагал, списав его опальную светлость со счетов.
В начале карьеры, лет 180 назад, он весьма преуспел в борьбе с обнаглевшими заговорщиками, противниками  «имперской реформации», новых поправок в законодательстве «Земли мафусаилов», дающих значительные права и свободы терранам Тсуары. Для выявления  мест дислокаций «поборников устаревшего феодализма» и их связных он, с позволения Великой Матери, создал собственную сеть тайных каналов «виртуальной информационной базы».  Безусловно, после официального закрытия всех дел и подавления подобных  настроений в «аристократических массах», сеть была отдана на откуп Тайной Канцелярии Её Величества. Однако то, что «создатель» дальновидно  оставил пару лазеек, чтобы когда-нибудь воспользоваться ее возможностями и не быть вычисленным агентами Канцелярии сразу – этот факт оказался неизвестным даже одной дотошной и хитрой блондинке, забывшей предать его разум «ментальному поруганию» своих дознавателей-эмпатов.
Время, затраченное на поиск «прорех» и обход блокировок, было не столь важным, как сами полученные данные: сведения из Македонии  разом низвергли все возможные политические варианты, основанные на 300-летнем опыте старого мафусаила и редко подводившей его интуиции. Это было как откровение! Он обрел искомую столетиями истину. Им был  найден ответ на многие вопросы. Однако это не принесло долгожданного покоя его душе. Наоборот, это «доказательство», «запоздалое подтверждение» трехвековых гипотез ввергло в шок и апатию. Мафусаил перестал выходить из личных покоев. Управляющий поместья, каждый раз осведомляясь, не надо ли чего его светлости, хмурым взглядом укорял своего хозяина, в том, что тот не спал и не ел уже несколько суток. Пожалуй, Сулейман даже практически не притрагивался к бокалу с Aqua Vita. Как если бы уставший от жизни аристократ готовился к собственной смерти. Хотя, возможно, так оно и было на самом деле – ему просто стало все равно.
Ворчливый кетуда понятия не имел, какие страсти бушевали за стеной молчаливого равнодушия его господина. Если бы человечек мог помочь.. Если бы он видел те разрушения столицы македонского маркизата… И монструозные фигуры, использующие друг против друга неподконтрольные никому на бренной земле силы. Но перед глазами старого мафусаила стояла только  одна из них– какого бы ужасного качества запись не была- он не мог Её не узнать! Герцог Тигрисский никогда бы не смог вообразить Её с этими крыльями.. Но это могла быть только Assoluta!
Однако покоя и сна лишила его не видеозапись на голографическом экране – ибо та была слишком коротка и обрывочна, но вербальные отчеты, следовавшие за ней, о том, что битва была проиграна:  Её бездыханное тело забрали… 
Ясно, зачем Македонию сделали частью «Земли мафусаилов»: это «доступ» к Германике. Фортуна будет искать.. уничтожая всех, кто встанет на ее пути!…
Так ли важно - кто: Черная Рука или Розенкройц, если он не может принять участие в расследовании?! Бывший премьер-министр самолично отправился бы в Скопье, а затем и Германику.. И непременно напал бы на след! Ведь они оба -два старых ворника Империи - знали, кто во всем виноват. Вот только Фортуна предпочтет загнать до изнеможения своих шпионов и янычар князя Картума, и, в конце концов, лечь костьми самой, но не  «воспользуется услугами» одного оступившегося, но,  несмотря на это, все еще одного из самых выдающихся военачальников и политиков Тсуары Метоселут.
Старый слуга, разумеется, сам того не желая, пожаловался «тем, кто мог оказать хоть какое-то влияние» - императорским гвардейцам. Так что в их присутствии герцог был вынужден  выпить «воду жизни», признаваясь своим стражам, что чувствует себя отвратительно. Неизменно вежливые в своих безликих масках и при смертоносном оружии господа  янычары предположили, что, наверное, это все из-за «полученной сердечной травмы».
Но может ли болеть сердце из металла, этот  кусок ныне утерянной технологии - «кардиопротез»? Вряд ли. Скорее, это  боль расколотой на части души. 
Чуть позже хозяин долины Тигрис попросит их передать его «нижайшее прошение» к Первой Советнице о своем желании с ней переговорить в кратчайшие сроки, на что янычары пообещают сделать все, что будет в их силах, дабы его послание дошло до светлой герцогини.
Он  попытается! Все должно разрешиться! На кону поставлено слишком многое. Буквально все. Все, что у него еще оставалось…

Флешбэк. "Восточная Анатолия. Долина реки Тигрис. Харпут."

При свете пламени, у камина в старом массивном кресле высокий смуглый мужчина в расстегнутом синем доломане сидел и перебирал записи трехвековой давности. Уже несколько часов его внимание удерживал ветхий дневник, некогда исписанный детской рукой. Совсем юным принцем, познававшем  сокровенные тайны мира исключительно по книгам из библиотеки его предков. И был тот мальчик восторженным и впечатлительным. Обычным наивным ребенком..с удивительно мудрой душой.
«..Что я такое? Кто мы все для этого мира? Почему мы такие..разные? Откуда пришли наши праотцы? И почему столь немногословны  книги дедушки? Древние авторы не говорят, их ответы  скудны.   Есть что-то еще. Нечто, что забыли..или намеренно утаили от нас. Я знаю, что думать так – кощунство.. Но я чувствую это! Истина – рядом, совсем близко, можно коснуться ее рукой, надо лишь понять, где искать ее…»
«Тот, чье лицо не излучает света, никогда не будет звездой» - как же красноречива эта строка древнего поэта! Сегодня дедушка сказал, что Её Величество - прекрасна, как самая яркая Звезда на небосклоне. К глубокому сожалению,  я никогда не видел Её, но мне кажется, что он прав.. Кто ты, наша Великая Звезда, дарующая нам Жизнь, несущая всему миру  Свет, пылающая сквозь Время Столетий?
Должно быть, Она видит и знает все вокруг, потому -  в отличие от нас - Она  абсолютна свободна в деяниях и мыслях. А значит, Она может  пребывать повсюду, для нас оставаясь невидимой: в каждой песчинке, каждой   капле дождя, в крови каждого существа  в Империи. Предания  нашего народа учат нас: смертным не дано постичь путь звезд. Но в древних книгах дедушки говорится, что нет ничего невозможного, если ты поистине достоин..»
«Завтра я предстану перед Советом Великого Дома.. Перед Ней, Её Императорским Величеством.. Августой. Чтобы принести свою клятву верности, как мой отец и дед до меня, как делали их предки.
Мое сердце бьется в груди быстрее, я - в смятении: неужели настолько безупречна доброта Великой Матери, что  и я, темный и неискушенный в делах политики сын пустыни, заслуживаю   подобной чести? Как бы мне хотелось рассказать высокородным нобилям Небесного Дворца и Ей, что я чувствую:  выразить радость, переполняющую  мою душу, благодарность, что живет в моем сердце.. Но слова древней клятвы скажут все за меня:  «Я, Сулейман Тигрисский, князь Арслантепе, становлюсь вашим пожизненным вассалом и нижайшим слугой; клянусь служить вам верой и правдой и умереть за вас...»

Это были красивые слова. Однако память мафусаила решила напомнить ему и о других…

«- Остановись, Сулейман. Мне печально видеть  подобное поведение от тебя.. Я никогда не предполагала, что именно ты будешь стоять за всем этим! Из всех моих Возлюбленных Детей я возлагала на тебя самые большие надежды..»
«- «Большие надежды»?! Какая вопиющая ложь! На самом деле Вы никогда ни на кого не возлагали больших надежд! Никого из нас!! Нет никого, кто заслужил бы вашего полного доверия!!!»

«- Не нужно искать «неодолимого врага» вдалеке, за пределами родного  дома. Противником  может стать кто угодно: ребенок – родителям; мать – своим детям.. Даже человек – сам себе. Пора перестать жить прошлым. Ты можешь начать новую жизнь..»

«- Это входило в ваш изначальный план – отправить «оступившегося нобиля» под домашний арест?
- Нет. Вам действительно нужен отдых, Ваша светлость.
- А дальше? Какая же участь меня ждет?
- Хотелось бы верить, что ничего страшного. Удачной поездки, Сулейман!»

«..Надеюсь, это сердце  сослужит тебе добрую службу …»

- Ваша светлость, нижайше молю простить за беспокойство.. К вам ..эээ..господин янычар.
- Впусти.

Герцог поднялся на ноги, и его рука, держащая старый дневник, на долю секунды замерла на пути к  танцующему пламени камина, в итоге отбросив его на сиденье кресла.
Гвардеец Картумского князя, коротко кивнув вместо приветствия, подождал, пока кетуда выйдет и тихо закроет за собой дверь кабинета.
- Я вас слушаю, Тимар. 
- Мы получили ответ..

- О, вы исполнили мою просьбу, я искренне рад, - судя по приподнятой брови, опальный советник не ожидал, что его прошение передадут..так скоро. – Когда Её Светлость  желает связаться со мной?
- Боюсь, это невозможно. В данный момент.
Весьма неудобная ситуация. Они оба знали, что означал подобный отказ: ни «сейчас», и, скорее всего, «ни когда-либо еще».
- Разумеется.. Я понимаю.
Под тяжелеющим взглядом старого аристократа Тимару, побывавшему во многих военных стычках, стало неуютно, и было видно в прорезях его маски, как он отвел глаза. И из вежливости, желая как-то смягчить  «накал страстей», страж добавил:
- Госпожа сама выйдет на связь.
- Я так и предположил.

Янычар напрягся, чувствуя, как закипает внутри 300летнего мафусаила гнев. Сулейману пришлось отвернуться к зашторенному окну и скрестить на груди руки, дабы не было заметно его выдвинувшихся клыков и когтей.
- Прошу прощения, что обременил вас лишними хлопотами.
- Что-нибудь еще, господин?
- Хмм.. Нет. Благодарю Вас за время и внимание, уделённое моей персоне, вы можете быть свободны.

Бросив последний подозрительный взгляд на герцога Тигрисского, Тимар вышел. Чтобы в конце коридора его догнал  приглушенный грохот опрокинутой мебели. Воин замер, прислушиваясь, но решил не возвращаться: вряд ли его появление успокоит окончательно отвергнутого Высшим светом Империи нобиля.
Отказ Тени. Запрет, ставящий последнюю точку в «продленной-на-несколько-глав» повести его судьбы. 
И ему отказано даже в такой мелочи..  Мелочи, что могла вернуть  утраченную надежду для души, которая умирает.
Может ли Мать забыть  и оставить свое Дитя – свой народ??
Никогда. Ибо Её Любовь безгранична.. Настолько, что Она готова пойти даже на смерть ради своей Любви к нам.
И вот.. Тебя нет.
Ты ушла...
Навсегда.
Что же делать Твоим Возлюбленным Детям?
Кто мы без  своей Матери?
Что я  без Тебя?
!

+2

35

Империя Истинного Человечества. Византиум.  Эндерн. Сады Стамбула.
Часть 3.

[avatar]http://savepic.ru/14449668.png[/avatar]

Действующие лица: герцог Тигриса, Мирка Фортуна.. тонна флешбэков и рыданий национал-лингвистов.
Логлайн: Надуваем плоского персонажа, набиваем его отборными опилками..и любуемся на его страдания.
ИМХО:  нудно-пост бешеного лонгрида в 4 этапа; канон ТБ процентов так 40; есть отсыль на Уильяма Блейка и Джалаладдина  Руми. Самолюбование и еще раз самолюбование.

Вымощенные белым камнем дорожки сходились у открытого участка леса, обрамленного по периметру подстриженным кустарником. В центре находилась идеально круглая поляна, где на ровном ковре из невысокой травы возвышалась огромная беседка. С двух сторон она была «укутана» в светло-зеленую органзу, колышущуюся от каждого дуновения ветра,  ниспадая на траву искрящим в лучах факелов водопадом: казалось, как будто сотни светлячков играли свою мерцающую симфонию света. Однако фронтальная часть шатра была «скрыта от нежданных гостей» веревочными шторами-нитями, украшенными бусинами и миниатюрными листочками из драгоценных камней и металлов. Все это великолепие, наверное, должно было поражать каждого  необычной изысканностью и красотой, вызывая трепет и восхищение. Вот только непонятно у кого: ведь допущенными в «святая святых» –покои Властительницы и лес, занимавший большую часть Внутреннего Двора, -   являлись лишь бесстрастные янычары, бесчисленные механические куклы и мириады редких животных, живших в данной уникальной  экосистеме.
Под конец этого «пути-на-Голгофу» Сулейман брел, ссутулившись, его покачивало от бессилия. Князь Картума и его солдаты неизменно находились рядом, но на расстоянии 15 шагов от шатра темнокожий мафусаил внезапно остановился. Опальный нобиль замер и, обернувшись, застал на лице сурового капитана личной гвардии Её Величества неожиданно странное для столь бравого воина выражение нерешительности и сомнения.
- К сожалению, дальше я не смогу вас сопровождать, ваша светлость.
Изможденное лицо смуглого мужчины в синем доломане исказила кривая усмешка.
- Понимаю. Спуск довольно крут, и, должно быть, здешний воздух вызывает.. головокружение.
Бейбарс еле заметно приподнял брови, что, очевидно, означало  некоторое удивление: что такое прогулка в 20 минут для здорового долгоживущего вроде него?
На что герцог Тигриса, вновь повернувшись к шатру, глубоко вздохнул и выпустил сквозь зубы воздух.
- У меня к тому же, кажется, еще и тошнота. Похоже, тут с недавних пор аура изрядно подпортилась.
После чего бывший Второй Советник, делая над собой невероятное усилие (даже не над уставшим телом – над собственной волей), продолжил   путь и уже не видел, как понимающе хмыкнул князь, пряча смешинки в черных, бездонных, как беззвездная ночь, глазах.
А все могло уже давно закончиться..
Какая-то пара –тройка шагов разделяла старого истинного человека  от вуали из органзы, за которой спиной к нему в созерцании своего богатого внутреннего мира попивала изысканный ароматный чай Глава Тайного Совета, восседая на атласном оттомане с мягчайшими подушечками.
- Любопытно, как на некоторых из нас влияет груз времени. Разменяв четвертое столетие, Вы начали стесняться. Уж не меня ли?  -Миниатюрная белокурая герцогиня Молдовская лишь слегка повернула голову.
- Или.. Вам стыдно за  себя?
Механические куклы, прислуживавшие Первой Советнице, оттянули в стороны полупрозрачные шторы-лианы, словно озвучивая вслух мысленное приглашение Тени Её Величества.
- Поверьте, герцог, мне доводилось видеть Вас и в более жалком состоянии.
Владетель Тигриса медленно, словно раздумывая над целесообразностью этого действия, вошел внутрь, ступив на изукрашенный орнаментом ковер. Несмотря на то, что лицо его выглядело осунувшимся и исхудавшим, оно являло собой железобетонное спокойствие. Внутри шатра мужчину тотчас препроводили за чайный столик, настойчиво предлагая сесть в мягкое кресло напротив главы древнего рода Фортуна.
- Хотя признаю, в этот раз Вам удалось меня поразить. Придется диагностировать, чтобы определиться, что же это было: депрессия, склероз или все же маразм.
- Вы как всегда неизменно очаровательны.. в своих «догадках». Однако я, с вашего позволения, сейчас всего лишь пребывал в раздумье.
Опальный нобиль в синем доломане неторопливо достал нечто сверкнувшее в свете факелов из внутреннего кармана.
- Я хотел учесть все детали, в том числе -  хватит ли у меня сил после изнурительной пешей прогулки по этому прекрасному саду на рывок ускорения… -Сжимая кулак, на считанные доли секунды мафусаил задержал свой мрачный взгляд на герцогине, подозрительно затаившей дыхание. - Дабы избежать бессмысленных и бесконечных «разногласий» между нами в будущем.. все-таки переломав ваш глубоко всеми уважаемый, но такой хрупкий старый позвоночник.
Под пульсирующими алыми всполохами взглядами кукол, в миг превративших свои конечности в оружие,  он аккуратно положил данный блестящий предмет на инкрустированный  чайный столик и откинулся вглубь кресла.
- Ибо я искренне верю, что после «подобного экзерсиса»  меня больше не побеспокоят «утомительными воскрешениями».
Миниатюрная блондинка прищурилась, еле заметно восстановив дыхание, и уставилась на столик, на котором теперь лежало..кольцо Соломона.
- Забавно. Пожалуй, это все-таки маразм: из-за сломанной побрякушки загаживать экосистему целого болота или - как там на вашей малой родине называют - оазиса(?)..   Да уж, не повезло Вашим «пустынным» кетуда с рачительным хозяином! – Блондинка, несмотря на появившееся раздражение, изящным движением поставила пустую чашку с блюдцем на столик рядом с семейной реликвией бывшего премьер-министра, условным жестом тонкого пальчика отменив команду «боеготовности» у механических прислужниц.
- Мои кетуда, как и все жители пустыни, достаточно умны, чтобы не полагаться целиком на везение, как и на своих хозяев. Но я здесь для того, чтобы обсудить не их везение, а Ваше, госпожа герцогиня. Спешу поздравить Вас, что среди унизительных орудий моральных пыток Вами была выбрана самая изощренная: Вы могли отправить в Харпут чамара (государственного инспектора по делам аристократии), а не отряд янычар. Однако Вы решили отобрать у меня последние крохи личной свободы. Kafes («золотая клетка-для знатного заложника\арестанта») в родном доме! Ваш талант палача безграничен..
- Я?! А вот это с Вашей стороны уже диверсия склероза. Напомню: Вы сами у себя отобрали «свободу» полгода назад..
- А затем Вы жестоко лишили меня..
- Вам «жестоко» оставили ваши  «пески и болота»! Kafes?! Пфф! На какую бессовестную клевету вы тратите мое драгоценное время?! По сравнению с проблемами государственного масштаба- у Вас  было все просто отлично!
- ..Лишили последней надежды начать все с нуля и обрести хоть какой-то смысл в этой, так называемой, «новой жизни»..
- А-а! Так это Вы «обретали смысл» -  взламывая базу Тайной Канцелярии?? 
- И права на достойную смерть для нобиля Тары Метушелах!
-Да-да, согласна, неудачливый самоубийца – такое убогое зрелище!
- Мирка тонко усмехнулась и приняла из рук куклы новую  чашку свежезаваренного чая.- Однако, пожалуй, у меня сегодня, как, в прочем, и в другие дни, нет элементарного желания созерцать  всю полноту вашей ущербности.
- Так что вас раньше останавливало? У вас был выбор, как устранить меня окончательно, навсегда  оградив Империю от моего «тлетворного влияния».
- Ах, вот оно что! И таким весьма «вызывающим», «кровопускательным» образом вы решили привлечь мое бесценное внимание и стребовать себе преференций на вечное упокоение?!
- В вашу крошечную светлую голову если и приходят умные мысли, то только умирать.
- Тешу себя надеждой, что и вы сюда пришли не за этим - у меня сейчас время чаепития!
- Позволю себе дерзость напомнить Главе Совета Империи, что я здесь по ее «настойчивому приглашению». В моих же личных планах стояло «убогими останками испортить экосистему собственных болот».  А до этого «проявления моей ущербности» вы любезно изволили игнорировать..
- Ну, что вы! Я вас не игнорирую. Просто, как бы вас не мучила тоска по прошлому, вы теперь до такой степени малозначимы..
- О! Я в курсе ваших «великих дел насущных»!
- Да? Так давайте прекратим все распри и будем вместе радоваться нашим успехам: вы – моим, и я – своим!

-«Успехам в Македонии», очевидно? - Вкрадчивый стальной тон  герцога говорил о переполняющей его злости, за которой скрывалась ядовитая горечь, источаемая старыми душевными ранами. Совершенно не обращая внимания на механических кукол, мафусаил устало поднялся с кресла, обошел его и нетвердой походкой направился к выходу из шатра.
- Вот и-ме-нно! – в ее насмешливом девчоночьем голоске ему послышался отнюдь не «серебряный перезвон колокольчика», а убийственный смрад самолюбования.
Сулейман остановился, острыми когтями вцепившись в металлическую балку беседки, заставляя ту жалобно скрипнуть от его хватки. - Отправить Её Величество в Розенкройц – «успех»?  Или, может, позволить Великой Матери в одиночку вмешаться в конфликт в Македонии и погибнуть –«успех»? Скажите откровенно, это  -  Ваш самый «головокружительный успех» за всю нелепую карьеру «живой-грелки-для-трона», госпожа Первая Советница? Или впереди Империю ожидают еще более «грандиозные»?
Глава Тайного Совета приподняла бровь..И чашка с блюдцем разлетелись вдребезги из-под ее нежной ладошки. Что, кажется, даже несколько расстроило  высокопоставленную даму, и белокурая аристократка элегантно сцепила руки в замок на худых коленках, на пару секунд прикрыв глаза цвета меди и медитативно вздыхая.
- Как же я устала от этих «представителей моральной оппозиции».. Однако, обещание – есть обещание. И я держу себя просто в дикобразовых руковицах –вот какая я молодец! – умудренная опытом герцогиня Молдовская, обуздав очередной приступ своего «пылкого темперамента», открыла глаза и изобразила на лице милую улыбку.
- Я вижу, что вы не в состоянии понимать столь глубинные вещи. И, зная ваш послужной список, данный факт меня неимоверно удивляет.  Хотя… Ах да, вспомнила, как я могла забыть?! – Картинно всплеснув руками, Мирка Фортуна в наигранной задумчивости прижала тонкий пальчик к своему фарфоровому лбу. -Светлый герцог Тигриса всегда самоуверенно считал, что все «уроки», которым Властительница Детей Ночи могла его научить, он, как «прилежный ученик», давно вызубрил наизусть. Лишь поэтому он и посчитал себя достаточно «умным и достойным мальчиком» занять место своей Единственной Наставницы, так? Но не будем об ошибках прошлого. Если самоказнь – это все, на что ныне хватает вашу этически дезориентированную личность, я больше не желаю, чтобы ваша нога ступала по Земле Истинных Людей! Вы – свободны, Ваша Светлость. – Бабушка Великого Меченосца и Уполномоченного посла в Ватикане ласковым взором поглядела на опального нобиля – еще считанные секунды назад сжимавшего кулаки и даже приподнявшего верхнюю губу, показывая необыкновенно длинные для мафусаила клыки, а теперь замершего в крайней степени растерянности. -  Дорога в долину Тигрис с недавних пор вам заказана: для ваших подданых вы погибли, когда вспороли себе вены. Полагаю, их судьба вас уже тогда не волновала. Можете убираться на все четыре стороны, никто не станет более вам препятствовать!
Фортуна была удовлетворена произведенным эффектом: аристократ из Восточной Анатолии стоял безмолвно с широко раскрытыми глазами. Однако уже буквально через пару минут ей надоело созерцать этот «шедевр скульптуры», ибо даже взгляд извечного оппонента сейчас был направлен куда-то вглубь себя. Потому герцогиня поднялась, приведя в движение весь контингент механических кукол шатра, и гордо прошествовала мимо экс- премьер –министра к выходу из беседки.
Главная Белокурая Ведьма Бируна вышла, но ее слова накрепко застряли в голове старого мафусаила, обжигая его мозг словно полуденное солнце пустыни.
«Обещание - есть обещание..
..меня неимоверно удивляет..вы не в состоянии понимать столь глубинные вещи....все «уроки» Властительницы давно «вызубрил наизусть»..
Так будем радоваться нашим успехам.. в Македонии»

- Нет… - перед внутренним взором смуглокожего нобиля всплыли и другие мозаичные кусочки этого загадочного политического панно, оставленного Её Величеством.
«-..С Македонией придется разбираться на другом уровне. То, что  «маньяку» помогали улизнуть наши «добрые соседи» - более чем очевидно!
- Так и есть. Мы обязательно разберемся с Маркизатом Македония, однако.. Не сейчас.» 

- Нет. Сами, Ваша Светлость, без провокации извне.. Вы не посмели бы. Кишка тонка. Значит…Она –жива!
Когда герцог Тигриса ступил на лужайку, Хозяйка Молдовы в 20 метрах от шатра о чем-то величественно наставляла склонившегося перед ней–единственно с целью  «не умалять ее несоизмеримого достоинства» -князя Картумского.
- Вам был отдан приказ. – Скрестив на груди исхудавшие руки и прищурив аметистовые глаза, громогласно оповестил о своих догадках  Сулейман спину миниатюрной аристократки. - Только так можно объяснить непоколебимость вашей гордыни в «македонских успехах».
Тяжко вздохнув, Глава Тайного Совета обернулась и скривила миловидное личико, скукожив губки «куриной попкой».
-Уфф… Бейбарс, узнайте, что нужно этому болезному господину с мутным взором, укомплектуйте его всем необходимым и проводите до Внешних границ.
– Не раньше, чем Вы скажете, когда получили его - до или после схватки в Скопье?
- А иначе что?
– Теперь уже очередь прищуриваться была за  Первой Советницей. - Вы так и будете продолжать насиловать ..мое терпение?
- Хмф! Вы себе льстите. Нельзя насиловать то.. чего никогда не было.

Самообладание у госпожи Фортуны являлась действительно той еще «притчей во языцех» в Византиуме все эти несколько столетий. Возможно, только князь Картума абсолютно точно знал, какие темы не стоило затрагивать в ее присутствии- для всех остальных – терран и мафусаилов Города Сумерек –«Хранительница Страны» была просто бомбой замедленного действия.
Мирка чуть ли не кокетливо прикусила губу выдвинувшимся клыком.
- Я даже вам завидую. С вашим некрологом вы будете во Внешнем мире нарасхват! Думаю, варвары Ватикана устроят Вам персональную встречу с самим апостолом Петром…
- Вы правы. Жаль лишь, что у меня будет слишком плотный график для визитов в Доминион – я физически не смогу находиться в двух государствах одновременно. Хорошо, что основные мои дела касаются только одной географической точки  – Берлина: сначала послы Империи, высокородная чета достойных нобилей Челеби, затем король Германики.. Полагаю, мне не нужно вдаваться в подробности, Вы и так знаете, как это бывает, если правильно и громко о себе заявить, дабы  привлечь внимание тех -кто-стоит-в-тени? Что ж, если  старому пасынку судьбы улыбнется удача, то он узнает ответ на свой вопрос. Хотя и отрицательный результат моей попытки – также станет доказательством. «Уши обманывают, глаза открывают истину».
- О, даже тааак… Шшшантааашшш..
Командир охраны Её Величества, оценив степень грядущих бед, с невозмутимым лицом обратился к своей светловолосой Начальнице.
- Моя Госпожа, я немедленно займусь подготовкой отъезда Его Светлости. Позвольте мне проводить Вас в «Зал Вуалей».
- Нет.
– Глаза  герцогини Молдовской, что от рождения были цвета меди, кровожадно вспыхнули алым. – Тем более, что Его Сссветлосссть уже не хочет свободы. И не желает никуда уезжать. Его Ссссветлосссть изволит остаться. Его Сссветлоссссть осмелел и угрожает.. Ха-а! Но теперь Его Сссветлосссти  придется еще зассслужшшить свой Kafes!
Фортуна резким взмахом руки направила на Сулеймана указующий перст, давая очевидный знак, повелевающий темнокожему главе янычар атаковать опального нобиля.
- Госпожа, он не опасен. И немощен..
- И безоружен.
– Добавил явно веселящийся данным исходом бывший Второй Советник. – По Вашей светлой «милости».
Очередной даже не завуалированный намек (в этот раз на не безызвестное кольцо) заставил Молдовскую зло заскрипеть зубами от досады.
- И что же у вас именно сегодня, князь, появилось это странное до неприличия желание поиграть в справедливость?? Тогда отдайте ему ваш меч, Бейбарс, уравняем шансы!
Главный телохранитель Императрицы распрямил плечи, бросив хмурый взгляд на экс-премьер-министра, и автоматически вцепился железной хваткой в зульфикар.
- Я не могу, Госпожа, это запрещено.
Первая Советница поморщилась и возвела очи горе, словно жалуясь обеим лунам и всему звездному небосводу Стамбула, как трудно ей приходится с окружающими ее идиотами.
- Ваша  Светлость, не извольте серчать на бравого воина! – продолжил зубоскалить герцог Тигриса. – Вы же в курсе- Он предан всей душой Её Величеству, Империи и, разумеется, Вам. Тем более, я отчего-то уверен, что  «Хребтолом» Бейбарс  наверняка получил от Вас под расписку. Я прав, уважаемый князь?
Еще девочкой в своей глубокой юности она очень жалела, что не получила способности убивать взглядом. Если бы такой дар при рождении не обошел ее стороной -ледяные сосули ее хладнокровной ненависти и нестерпимой жажды одной-единственной конкретной смерти давно бы уже изрешетили вредного 300летнего старика насквозь, пригвоздив его к стволу вон того толстого дуба..  Мирка, одетая в этот день по нелепому стечению обстоятельств в темно-синее закрытое чуть ниже колен платье, ускользающе неуловимым движением для человеческого взора достала из складок скромного наряда короткий меч,  сомкнув тонкие пальцы на его рукояти.
Под вздернутые  в изумлении брови Сулеймана, хрупкая, миниатюрная блондинка с  клинком  в одной руке, откидывая изящным жестом другой длинные пряди волос, в подтверждение своих явных намерений неторопливо двинулась в сторону высокого  мафусаила.
- Вы не перестаете изумлять меня, госпожа Тень.
-  Отчего же? Это - старая истина: если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам.
- Разумно. Однако вызов на дуэль я не приму.
- Посссмотрим..

Свирепая решительность маленькой «фарфоровой куколки» была - на удивление - совсем не наигранной и  напомнила опальному дворянину о точной копии герцогини Молдовы – только в мужском варианте. «В самом деле! Яблоко от яблони..»  Его губы непроизвольно стали расползаться в добродушной усмешке. Но на знатную аристократку это подействовало совершенно противоположным образом. Воспользовавшись ускорением, Она  просто  изо
всех сил оттолкнулась от травы  и прыгнула. Все происходящее казалось какой-то нелепостью: все 3 тысячи членов Высочайшего Совета неоднократно становились свидетелями бешеных выходок светловолосой сановницы с самого начала ее карьеры. Но годы давали о себе знать, и свой взрывной темперамент  Первая Леди Бируна  давно уже ловко применяла  в политических баталиях, исключительно словесно  выбивая почву из-под ног  своих оппонентов и затем добивая их уже беспомощных. Однако чтобы схватиться за родовой меч – подобное за 20 лет случилось впервые. Сын пустыни просто стоял и смотрел, как едва различимая тень с яростным криком  летела на него, нацелив свой клинок ему прямо в сердце. Почему-то этот момент оказался для смуглого мужчины весьма.. «волнительным», так что тот даже перестал дышать. Ему стало любопытно – чего именно на самом деле Мирка Фортуна хотела этим добиться: действительно ли его смерти или же..?
В те же секунды где-то на периферии послышался лязг вынутого из ножен оружия, и огромный двуручный меч с семью обоюдоострыми лезвиями, светящийся  темным
обсидиановым светом, метнулся вниз и рассек воздух, просвистев в паре сантиметрах от лица Сулеймана, не задев его. Темнокожий глава янычар - после увиденного в Харпуте - понял, что бывший Второй Советник не намерен держаться за свою жизнь и наверняка предпочтет умереть при первом удобном случае. Напряженное и слегка удивленное лицо герцога Тигрисского отразилось в лезвии   черного зульфикара, удерживаемого приземлившемся на одно колено князем Картума. В это время на землю, словно в замедленной съемке, пала тоненькая светлая прядь, и клинок из укрепленного титана в руках Главы Тайного Совета в местах образовавшихся трещин распался на куски.
- Госпожа, Ваше обещание… - тихо, но твердо, не поднимая склоненной головы, произнес Бейбарс.
Сулейман взглянул на перекошенное  лицо Тени Императрицы, обломки ее меча и клок волос  и громко, безудержно расхохотался, закинув голову.   
- Да шшштоб…вам всем ..-  Фортуна отшвырнула рукоять бывшей родовой регалии, в негодовании схватившись нежной ладошкой за обезображенную прядку,  начальник же императорской охраны осторожно поднялся, украдкой бросая виноватые взгляды на герцогиню.
- Госпожа, вы просили напоминать Вам..
-.. усраться насмерть! А  брить наголо я тоже просила?!

Пока командир янычар пытался оправдаться перед своим руководством за причиненную им «производственную травму, повлекшую за собой моральный ущерб и убытки», а  изможденный 300летний мафусаил никак не мог остановить смех, из темноты окружающего сада вышла закутанная в бордовый плащ фигура одного из подчиненных Бейбарса. Движение привлекло внимание темнокожего воина, и он, коротко извинившись, покинул 2 ворников, но оба даже этого не заметили, так как были «слегка не в себе». 
- Ну и что вы тут бьете себя копчиком в кадык, трижды геморрой умственного труда?? 
- Ахм! Кха-ха! Знаете, миледи, мне вспомнилась одна книга.. До Армагеддона древние правители-«султаны»- тоже наказывали своих провинившихся сановников – «визирей». Кхм.. Кстати, в прекрасных садах, подобных этому. Их заставляли бежать через заросли, и тем весьма цинично давая шанс спастись. Вот только в погоню отправляли самого искусного и быстрого заплечных дел мастера.. с шелковым золотым шнурком. Думаю, дальнейшее развитие событий вам должно быть понятным.
- Разумеется! Пара сотен  механических кукол с плазменными пушками вас устроят для вашей мазохисткой игры в «догони-меня-палач»?

Князь Картума, нахмурившись, отпустил стража и направился к оставленным им советникам, на ходу еле заметно укоризненно качнув головой в такт «крамольным мыслям», ибо в его уме вертелись совсем недостойные нобиля слова  об «умудренных опытом уважаемых людях, которые впадают в детство». 
- Моя госпожа, срочные известия из вашего поместья.
- «Срочные»? У меня там что, уже «идут бои»? 
- Кхм, почти. Маркиза Дамасская второй день настаивает на аудиенции с вами, а также неустанно направляет в канцелярию послания Её Величеству. Со слов серденгечти, в данную минуту госпожа Лин «чересчур энергично стоит на своем». Как и  госпожа Асран с личными кетуда. Бурхан запрашивает дополнительных полномочий. Ведь обе леди, кхм.. Они же - «леди». Голубых кровей. Кхм.. Не последние аристократы в стране.

Что покоробило Её Светлость, так это то, что  беспокоился темнокожий мафусаил, похоже, всерьез о безопасности «нового» Второго Советника и госинспектора..или только лишь о госинспекторе?
- Брать в осаду мой дом..! - Закатив глаза и цокнув, герцогиня фыркнула. - С каких это пор «рискующие-головой» стесняются послать даму?! Ну и что, что эти «леди» - премьер-министр и злая-как-шайтан чамара! Нахрен  в Тсуаре один для всех – или я не Мирка Фортуна?!
Миниатюрная блондинка, передумав возвращаться во Дворец, сердито направилась обратно к шатру.
- Какого … Если я сказала «никакой Македонии» - так и будет! Что за…
Усмешка на лице бывшего «Хранителя печати Императрицы» сменилась задумчивостью, мужчина погладил подбородок, глядя вслед Главе Тайного Совета, а затем перевел взгляд на Бейбарса.
- Следуя этикету, я должен поблагодарить Вас, князь, за «спасение моей жизни». Но если обойтись без него.. Возможно, в ином случае я бы скоропостижно обрел долгожданный покой.
- Возможно.
- Темнокожий воин взвалил на плечо «Хребтолом», продолжая следить, как куклы окружают  герцогиню у беседки, спеша исполнить ее приказы.
- А возможно  и нет. 
Сулейман серьезно посмотрел на командира янычар и коротко кивнул, понимая, о чем идет речь. После этого он  ступил на узкую дорожку из белого мрамора, что вела к месту отдохновения «Тени».
- Ваша Светлость, – окликнул его князь Картума.
Когда 300-летний мафусаил обернулся, тот с таинственным видом произнес:
-  Разъярённый тигр мудрей подъярёмной кобылы.
- Да.
– Опальный нобиль устало улыбнулся. - Однако и тигр может ошибаться.. Когда он стар.

Глядя, как Фортуна за блестящей вуалью позволяет куклам привести свой наряд и волосы в порядок, Сулейман прислонился к балке у входа в шатер. Во всем теле присутствовала такая неимоверная усталость и тяжесть, что ноги могли подкоситься в любой момент. Но на душе и в разуме у него царила легкость от осознания, что не все потеряно. 
- Какие любопытные загадки предстают сейчас перед глазами ваших соседей в Румелии.
- Что вам за дело до моих соседей? Своих вы уже лишились!
- Давайте лучше зададимся вопросом, что заставляет госпожу Лин, ныне Вторую Советницу Империи, а ранее талантливого главнокомандующего флотом, с безумным остервенением осаждать особняк самой «Хранительницы Страны»? И что заставляет столь блестящего стратега, многомудрую Первую Советницу не просто отказываться от этой встречи, а даже …прятаться?
- Не скрепите усохшими извилинами. Это более не Вашего ума дело..
– Тень Императрицы сердито плюхнулась на подушечки оттоманки, жестом требуя от молчаливых механических прислужниц чая с печеньками.
- Это вряд ли является личной ссорой. – Высокий мужчина зашел внутрь, совершенно бестактно  не позволяя миниатюрной фигурке за органзой вставить свое негодование. - Тогда в чем загвоздка? Всем известно, что Леди Фортуна на мелочи не разбрасывается, а значит это дело государственного значения.
Он сел в уже ставшее его «кратковременной собственностью» кресло и откинулся, утомленно закрыв глаза. - Её Величество жива и даже лично отдала приказ взять Македонию..под заботливое крыло Империи. И наверняка великая герцогиня Молдовы уже отправила туда некоторых особо верных (а потому не задающих вопросов) военачальников и пару-тройку своих доверенных лиц – как например, Йована Зорана – одного из лучших шпионов Её Светлости.
На этом моменте Сулейман усмехнулся и открыл глаза, закинув ногу на ногу и сцепив кончики пальцев. Мирка усиленно делала вид, что занята обслуживающей ее куклой и блюдцами с пирожными, что заполонили собой вытянутый чайный столик.
- Однако, похоже, что не все идет по плану. Маркиза Дамасская оказалось совершенно не рада расстаться с походной жизнью и разгребать на посту премьер-министра под вашим чутким руководством вдвойне -после битвы в Скопье - навалившиеся на страну проблемы, и потому госпожа Лин рвется снова «в бой».
Нобиль в синем доломане не сводил пристального взгляда с высокопоставленной блондинки, тогда как та хмуро помешивала чай все то время, что он говорил. -А вот госпожа Первая Советница пребывает в замешательстве, что же сейчас важнее: спрятать от Высочайшего Совета (и как) очередную тайну Её Величества и избежать политического скандала или же встретиться лицом к лицу с новыми подводными камнями международной политики, заодно  попытавшись напасть на след.. раненной Владычицы.
В ожидании ее ответа он внутренне напрягся, и оттого был совсем не готов к последовавшему вопросу:
- Когда вы в последний раз принимали «воду жизни», Сулейман?
Светловолосая Госпожа Бируна отпила из своей крошечной чашки, окинув опального советника неожиданно деловитым и требовательным взором.
- Перед тем, как мы с господами янычарами въехали в Византиум.
Герцогиня Молдовская указала стоящей рядом кукле пальчиком на бокал с другого столика, и тот немедленно был поставлен перед сидящим в кресле мафусаилом.
- Пейте, Ваша  Светлость, сделайте одолжение. Нечего на меня косится. Пейте, пейте! Ваши мозги вам еще пригодятся в рабочем состоянии.
Старый аристократ, изогнув губы в усмешке, несомненно, заметил столь разительную перемену в ее настроениях, но, не колеблясь, протянул руку и взял бокал с рубиновой жидкостью, ополовинив его через мгновение.
- Как я понимаю, я сейчас здесь именно по этой причине? Вы устроили мне испытание, чтобы получить от меня «трезвый и рассудительный политический совет»? Я бы дал Вам его еще в Харпуте, если бы Вы тогда соизволили со мной связаться.
Но хрупкая женщина проигнорировала обвинение и воспользовалась тем, что нобиль из Восточной Анатолии сам подставился, вспомнив недавние события.
- Что сподвигло Вас пойти на такие крайне унизительные меры для чести имперского боярина?  Неужели все же «неисправность» родового перстня?
Герцог Тигрисский допил остатки «Aqua Vitae» и, не выпуская бокал из рук, прикрыл глаза, словно задумался.
- Как я уже  говорил – своим отказом вы лишили меня надежды. А надежда – опасная вещь, Ваша Светлость, она всегда граничит со страхом, с той тьмой, что живет в душе каждого.. Особенно, когда он, ко всему прочему, еще и  «боярин Империи». Ваша хитроумное вероломство с Inela Suleyman («перстень Соломона») – мелочь, но это та «мелочь», что после Вашего окончательного и бесповоротного решения относительно моей судьбы стала «последней трещиной в барьере», отделяющем мрак во мне от моего же разума.
Когда за подчиненным князя Картума закрылась дверь, злость герцога уже достигла того предела, когда она больше не являлась злостью, но безумной яростью. Он помнит этот момент до сих пор с ужасающей отчетливостью: инстинктивно он выкинул руку вперед, ментально приказывая внушительному кольцу, покрытому узорами в виде двух переплетающихся спиралей, активироваться и разнести магнитным полем на атомы стол и стоящую за ним стену своего же кабинета. Но последующее гудение семейной реликвии ни к чему не привели, она с тихим треском сама отключилась. Сначала он пытался понять, что не так с кольцом, когда он мог его вывести из строя, но за последние полгода это был лишь вторая попытка использовать перстень – и в первый раз (в библиотеке Эндерна при Её Величестве) никаких команд он так и не отдал. Открывшаяся внезапно правда заставила его застонать и схватиться за голову: «Вас ждет ваша безделушка». Эта ..маленькая, самоуверенная, гонористая.. женщина никогда не стала бы возвращать своему сопернику и врагу столь мощное оружие! Какой же он …дурак! Мечтатель! Ему не собирались доверять изначально, а значит, прощение лишь «фикция».. Он пленник, замурованный в «золотой клетке»..с чудесными видами на малую родину! 
Стол перевернулся и разлетелся на куски от удара о стену. Ярость прошла. Однако тщетность всех усилий, беспросветность его «перерожденного бытия», боль души, погибающей от ненависти к самому себе за свое же предательство, что в итоге  привело  зеленоглазую  Assoluta к смерти; от ненависти  ко всему миру, с несправедливостью которого он боролся всю жизнь, пытаясь сделать его лучше… Что есть жизнь для человека, потерявшего смысл своего существования? Верно, ничто. Янычары и их помощники – чауши – сделали все, что было в их силах, дабы «обезопасить его персону от всех возможных опасностей». Они не учли одного – это его дом, и тайники в его кабинете были неизвестны даже вездесущим слугам. Два прекрасных миниатюрных восточных  кинжала из чистого серебра со старинным секретом в каждом - вот только ему хватит и одного.
Он сам выбрал день и час. Старый мафусаил знал, что мать-пустыня всегда примет его в свои любящие объятия. И механическое сердце, что не могло умереть само, но что и, скорее всего, не позволит ему совершить «внезапную и неожиданную глупость», подсказало ему место: заболоченный древний оазис, с которого улыбающаяся хрупкая Assoluta и набрала некогда тех самых нимфей. 
Пейзаж ночной пустыни завораживал: звездная ночь над вековыми пальмами, едва уловимый плеск воды, опьяняющее благоухание этих кувшинок. Его душа пела, но песня эта была соткана из древней, как Вселенная, и трудно объяснимой печали, светлой и далекой как мириады звезд Млечного Пути.
Янычары всегда рядом не дальше, чем в десятке шагов. Даже сейчас, когда он особенно настоял на том, чтобы побыть немного одному. В целях усыпить их бдительность, он  заставил их почувствовать неловкость - снял доломан и сорочку, оставшись в одних штанах, босыми ногами ступая по мелкому илистому дну оазиса.

- Бейбарс бормотал, что по отчетам его людей вы даже умудрились сделать из этого спектакль – несли, нет, выли!..  Вы выли несусветную фигню ..что-то из старой физики.. про атомы.. Вселенную.
- Хмм.. Да, было такое. – Сулейман, открыл глаза и грустно улыбнулся, посмотрев на заинтересованную блондинку. – Забытая  поэма. Древнее, чем Армагеддон.

Поэма атомов

О, день, взойди! Атомы танцуют.
Благодаря Ему вся Вселенная танцует.
Души танцуют, переполненные экстазом.
Я шепну тебе на ухо, куда ведет их танец.
Все атомы в воздухе и пустыне хорошо знают -
они кажутся безумцами
Каждый малейший атом, счастливый или несчастный,
становится возлюбленным Солнца.
О нем ничто не может быть сказано.
(Руми. Поэма атомов.)

Они поняли, что что-то не так уже слишком поздно..почувствовав железный запах крови. Смуглый старый мафусаил сидел, скрестив ноги у кромки озера. Его черноволосая голова была склонена на грудь, а руки лежали на коленях. Вода смыла много крови, ее запах смешался с запахом болотной тиной и кувшинок, а ветер - как назло! (Разумеется, он и это продумал) – уносил в противоположную сторону, минуя дюны у края оазиса, где они расположились, чтобы видеть все как на ладони. Почему кровь не сворачивалась? Разве могли подобные раны быть смертельны?! Тимар нашел его- маленький серебряный кинжал среди нимфей. И все сразу же стало на свои места: внутри кинжал был полый.. И мельчайшие капельки жидкого серебра говорили сами за себя – каким-то образом, эта крошечная утерянная технология позволяла расплавленному ранее металлу длительное время пребывать в жидком состоянии. Герцог не просто сделал себе разрезы на руках до самых предплечий, он влил в себя губительную  для каждого долгоживущего субстанцию.
Мирка Фортуна положила на стол  сверток из ткани, и, развернув его, герцогиня явила свету блестящую отполированную поверхность кинжала из серебра.
- Как бы вы это назвали, будь Вы, как раньше, в здравом уме? Хотя, что это я? С Вашей «нормой» всегда было что-то не то.
- Хмф.. Кто знает, что есть «норма»? Но раз я в Эндерне, значит мое «безумие» поразило самые глубины Вашей «абсолютно-нормальной-для-главного-шайтана-в-юбке»  души..
- Нисколько. На самом деле, для меня Вы такой же сложный - как вон то блюдце. Просто я не предполагала, что вы быстро сдадитесь. Тем более, столь «гнусным образом».
- «Гнусным»? Пожалуй, я бы согласился с Вами, будь я «на полгода моложе».
– Сулейман откинул голову, устремив задумчивый взгляд в потолок шатра.
- Вот только потеря надежды сводит с ума даже самых рассудительных и мудрых, уступая затем место отчаянию. Признайтесь, Ваша Светлость, вы бы хотели, чтобы ваше «трехвековое бессмертие» продлилось по желанию Её Величества?
Фортуна, скорчив недовольную гримаску, откинулась на пуфики и отвернулась, являя взору собеседника свой кукольный профиль.
- Если Её Величеству будет угодно – Она не спросит моего или чьего бы то ни было еще мнения. Этот закон один из непреложных  столпов Империи. Я.. Вы.. Княгиня Солит и прочие миллионы  «людского ресурса» – мы лишь ничтожные песчинки на наковальне  Её Воли. Любой путь, что Она уготовит  для меня – я приму безоговорочно.
Мужчина внимательно следил за сменой «женского настроения», подперев  рукой смуглый подборок - охватив ладонью щеку и поставив указательный палец на висок.
- Хмм..Да, это заметно.
- И что же именно для Вас заметно?
– Молдовская повернула свой благородный анфас  к бывшему Второму Советнику, иронично подняв брови.
- То, как Вы стараетесь.. убедить в этом себя. Мой «трезвый совет» Вам - начать с принятия предложения Вашего «нового премьер-министра», госпожи Фейлон Лин.  Я уверен: все возможные политические варианты Вами уже обдуманы и взвешены, однако  Вы осторожничаете и сомневаетесь. Я здесь, потому что Вам нужен взгляд со стороны. Я Вас понимаю: из всех, кто мог нести это тяжкое бремя – быть Вашей правой рукой в столь сложный, политически нестабильный период–только маркиза Дамасская вызывает доверие. Однако «удручающие обстоятельства» полугодовой давности сделали эту должность крайне «утомительной» - если не сказать «отталкивающей».
- Ну, разумеется! А все –Вашими усилиями..
- Потому нет смысла размениваться на лишние внутригосударственные игры. Эту роль в Высочайшем Совете может исполнять любой из оставшихся пяти тайных сановников. А госпоже Лин  самое место сейчас находиться в Македонии – она, кроме того что доблестный военачальник, еще и превосходный политик! А ведь именно это в настоящий момент и требуется Тсуаре – я не думаю, что вы ищете повода для войны с Ватиканом.
- Неужели по прошествии стольких лет Вы начали сомневаться в возможностях великой страны, что Вас выкормила?
- Нет, я сомневаюсь в том, насколько Вы готовы в данную минуту к подобному акту «жертвоприношения»: сделать Вашего «бесстрашного внука» и княгиню политическими заложниками Доминиона. Тем самым, вынуждая их прибегнуть к безрассудным поступкам -  бегству, которое повлечет за собой мучительную гибель ..либо героическому самоуничтожению, лишь бы не стать обузой Вам и Вашей внешней политике.
- Допустим.
– Медный блеск прищуренных глаз хрупкой высокородной аристократки выдавал  ее большую заинтересованность в поднятой теме, может статься, даже и знатную долю удовлетворения – из тех, что приносили их совместные прошлые баталии в Бируне. -Но Вы предлагаете Империи остаться без главнокомандующего!
- Ах, вот о чем Вы беспокоитесь. Я полагал, что  Вы больше не станете пользоваться этой «экстремальной практикой». А Вы снова взялись за старое: «закрывать  дырки» армии и флота одним человеком. Бедная госпожа Фейлон..
- Пускай «экстремальная», но она принесла плоды в свое время. В первой же раз получилось! Почему не должно сработать во второй?! В Вас говорит гордыня, Вы считаете, что вы – единственный гений и мастер-на-все-руки  в нашем  политическом болоте?!
- Я и не думал умалять заслуги маркизы Дамасской, раскрытие чьего таланта некогда освободило меня от моего двойного долга перед отчеством.  Я всего-навсего подчеркнул то, к чему мы с Вами, Ваша Светлость, на заре Вашей блистательной карьеры Первой Советницы–вернее, «подготовке к ней» – пришли: принцип «разделяй и властвуй» применим абсолютно везде. Как ваш Сераски́р (также сераскер, от осман.  Serasker— главнокомандующий имперскими войсками) и одновременно Капуда́н-паша (осман.  титул командующего флотом  империи) я старался оправдать оказанное мне «удвоенное доверие», разве нет? Или у Вас до сих пор остались нарекания?
- Не жеманьтесь. Вам прекрасно известен ответ.
- Разумеется. Должность Второго Советника и была мне за то наградой.
- Сколько яда! Вас в том дохлом виде в оазисе еще и гадюка покусала? Однако мы говорили не о Вас, а о флоте.
- Да, и я предлагал Вам временного заместителя: один из верных учеников маркизы – Кемаль, граф Тебризский, вполне достойный нобиль и известный своими талантами «морской волк». 
- Ах да.. Припоминаю. Возможно. Что не скажешь об имперских войсках в Македонии. Как много Вы успели разнюхать о Скопье? 
- Достаточно. Если исключить знание.. об «истинной силе» Её Величества, то не меньше, чем госпоже Лин. Скопье – это «продолжение схватки в Лондиниуме»  полгода назад. Мысли о «Розенкройц», как и  «Черной Руке» могут оттянуть максимум «ненужного внимания» –внутри Империи и «снаружи»: ведь в тот раз Инквизиция и МИД Ватикана напрямую позволили себе вмешаться в дела Альбиона, почему не можем мы - в маркизат, находящийся в «опасной для нас близости»? И океан пересекать для этого совершенно нет необходимости. Именно поэтому я вам советую не отвлекаться на то, как «скрыть отсутствие Императрицы Истинного Человечества в Зале Великого Купола» - с этим у Вас с вашей страстью к театральному переодеванию и механическим  обманкам не должно возникнуть никаких проблем.
- Ну, естественно! И как  же Вы предложите поступить с Вашей дальней родственницей?
- Леди Аста – идеальный кандидат на должность помощника маркизы: ее познания о терранах и Внешнем мире исключительны. Госпожа чамара даже лучше, чем просто тайный агент, как господин Зоран, –в случае непредвиденных обстоятельств  она не будет нуждаться в  подтверждении официальных полномочий, что важно, ибо о ее правах и возможностях известно даже представителям Инквизиции.
- Хмм.. Прелюбопытно.
- Что именно вызвало у Вас сейчас интерес?
- Вы.
- Хм.. Несмотря на внезапность заявления, это было предсказуемо.
- Серебро и обескровливание не повлияло на главную функцию Вашего головного мозга.
- Хоть я никак не возьму в толк, что Вам так сдался мой мозг, я все же сочту это за комплимент.
-  Хах! «Комплимент»? Вы всегда выбешивали меня своей псевдо-непогрешимостью и   уверенностью в том, что Вы будто видите всех и особенно меня  насквозь. От первого Вы меня благополучно избавили, но эта Ваша самоуверенность..! В недавнем прошлом я мечтала вырвать Ваш боярский кадык. Однако, как оказывается, Вы и сами прекрасно справляетесь,  одно это уже облегчает все мои грядущие тяготы от общения с Вами. Поэтому да, считайте за комплимент!
- Благодарю Вас, почту за честь. Раз уж Вы соизволили расщедриться на комплименты, скажите же и интересующие меня детали: когда Вы получили приказ- до или после?

Ироничная смешливость моментально слетела с миниатюрной блондинки.
- Ни то, ни другое. – Нехотя обронила Тень Императрицы.
Герцог Тигриса сидел в кресле, склонив голову набок, сжимая  длинными пальцами  подлокотники  и неотрывно глядя на «Хранительницу трона».
- В смысле? Ваша Светлость, Вы не могли бы уточнить?
- Её Величество связалась со мной во время битвы в македонском маркизате.
- То есть.. Вам ничего неизвестно о ее нынешнем состоянии?
– Аметистовые глаза мафусаила потемнели и опасно блеснули в сумрачном свете факелов, а выдвинувшиеся когти вошли в  мягкое дерево кресла, как нож в масло.
Герцогиня Молдовы сердито фыркнула и чересчур поспешно вскочила с оттоманки, порывом ветра отлетев к прозрачной стенке шатра.
- Прекратите немедленно этот "столярный цирк"! Она жива.. и должна быть уже в полном порядке!
- Вы обвиняли меня в излишней самонадеянности, откуда же такая уверенность в Вас? Ну же, Ваша Светлость, не стоит рушить то хрупкое взаимопонимание, что только зародилось между нами.
- Насрать мне на то, что там в вас зародилось!
–негодующе обернулась к опальному аристократу  Первая Советница, и через долю секунды ощутила некую опрометчивость своего высказывания.
Неимоверным усилием воли удерживая себя в кресле, Сулейман обманчиво  спокойно произнес:
-  Так позволили бы мне умереть. Дважды. Но вы этого не сделали. Несмотря на шестерых запуганных Вами (после моей позорной «смерти») тайных советников и 3 тысяч верных Императрице ворников Высочайшего Совета Бируна – в данный момент Вы ищете именно моих «рекомендаций». Раз я нужен Вам, госпожа Фортуна, то Вы расскажете то, что интересует меня.
Мирка вперила разъяренный взор в извечного оппонента, минуту в ней шла внутренняя борьба –  и легендарная бабушка Великого Меченосца  наконец сдалась, тяжко вздохнув и обняв себя руками, забормотала.
- Её Величество…неуязвима практически для всех видов ранений. Мой вывод о Её нынешнем состоянии происходит из характера полученных Ею травм. Она, должно быть, уже снова на ногах. Правда, в плохом настроении. Но это уже не наши проблемы..
Смуглый мужчина жадно вслушивался в каждое слово, сказанное этой маленькой женщиной.   Под конец ее речи старый  мафусаил невольно усмехнулся, искривив губы в слабой улыбке, представляя, как зеленоглазая Assoluta тумаками  и острыми кинжалами выражает окружающим свое недовольство.
Фортуна, видя, что «сын пустыни» успокоился, надменно поджала губы и вернулась на свое место, потребовав у кукол «воду жизни» для себя и «гостя».
- Успели ли Ваши шаловливые ручки дотянутся также и до сведений из Рима?
- На тот момент я был не в том состоянии духа, чтобы они показались мне сколь бы то ни было существенными.
- Зря. Значит, Вы не в курсе, что княгиня Солит возвращается.. с ответной посольской миссией от Ватикана? В виде рыцарей Инквизиции!
- Вот как.. Ультиматум?
- На удивление, нет. Легация. Официально.
- Значит, подводных камней нам стоит ждать куда больше. 
- Естественно.
- Наверное, Ваша Светлость бесконечно рада: возвращение столь ценного шестого сановника  - казаскера терран (верховный судья, занимавшийся делами короткоживущих) поможет сделать место премьер-министра  снова весомым в Тайном Совете.
- Я не смею просить княгиню об этой услуге. Отпущенный ей жизненный срок близится к концу.
- По этой причине госпожа Зиберора и покидает Доминион столь поспешно?
- Да. В Риме ей стало гораздо  хуже. А на место Второго, я думаю, сойдет и виконт Никейский.
- Пятый Советник?  Что ж. В этом есть доля разумности. Верховный судья Румелии опасается Вас, но безоговорочно предан Её Величеству. Прекрасное сочетание расчетливого ума, слепой веры и силы воли. Но меня интересует, что станется с Тайной Канцелярией, подотчетной госпоже Солит? Нагрузите князя Картума?

- Гхм-гхм! – Тень Императрицы с коварным прищуром во взгляде потерла подбородок в напускной задумчивости. - Потрясающе! Ваш апломб носит просто эпический размах..
Тяжело вздохнув, мужчина в синем доломане грустно посмотрел на блондинку.
- Позвольте спросить откровенно: как давно Вашему апломбу стало тесно рядом с моим? 80 или 150 лет назад?
- Ну ла-а-адно..
–Словно отвечая сама себе, герцогиня Молдовы прикусила в нетерпении аккуратненьким клыком нижнюю губу. – Решено. Вы получите это место!
- Что, простите?
– бывший премьер-министр Империи вежливо приподнял брови.   
-  Вы получите должность Главы Тайной Канцелярии, Сулейман! Вам  что-то неясно?
Главная Белокурая Ведьма Бируна в закрытом под горло платье с насмешкой и с явным удовольствием следила за лицом «тигра пустыни и гор». Однако старый мафусаил из Восточной Анатолии практически никак не выдал своего удивления, и, нахмурившись, откинулся в кресле.
- Да, у нас с Вами будет много дел. Ко всему, еще  ожидается и «воскрешение» критской мафии.. Надеюсь, идея с кланом Калигарис выстрелит получше, чем «жесткая линия». Так.. Не вижу безудержного счастья, герцог! Ну же!
- Это потому, что я не вижу выгоды для себя.
- Что? Это Вы так охренели от ликования? Я еще должна Вас упрашивать?!
- Нет, Вы всего лишь должны были позволить мне покинуть бренную землю, желательно еще «в первый раз». Я вижу  преимущества этого «трудового союза» для Вас: для всех в Империи я мертв,  моя «новая работа» снова под Вашей нежной ручкой ласкового диктатора, ко всему прочему - мое существование зависит только от Вас и работы утерянной технологии в моей груди. Выгоды. Для меня. Нет. Мы вернулись к тому, с чего начали, Ваша Светлость.
- Вы неправы. Я..дам Вам пару «полезных уроков», назовем это так. Вы же некогда любили учиться, разве нет?
- Простите, Вы имели сейчас в виду то, что сказали:  я буду работать на Вас за «уроки» мне?
- У Вас что, на склоне лет стухло абстрактное мышление?
- Миледи, говорите без иносказаний, если желаете, чтобы мы продолжили эту беседу.
- Хорошо. Попробуем зайти с другого ракурса. Я протягиваю Вам руку помощи, Сулейман. Вы требовали от меня «надежду» - вот, я Вам ее милостиво дарю.
- Мое абстрактное мышление рисует мне .. лишь будку и цепь.
- И миску костей. Вы кончили тявкать? А теперь слушайте меня внимательно, герцог.
- Как жаль, что я не могу повилять хвостом в предвкушении. Мой скромный «гав» сойдет?
- Главное, не наделайте в кресло. Бейбарс его особенно ценит- за удобство!
- Тогда, на всякий случай, я бы предпочел продолжить нашу беседу снаружи. Ради князя и его «привязанности» к этому креслу.
- Валяйте!

+2

36

Империя Истинного Человечества. Византиум.  Эндерн. Сады Стамбула.
Часть 4.

[avatar]http://savepic.ru/14478341.png[/avatar]

Действующие лица: герцог Тигриса, Мирка Фортуна.. тонна флешбэков и рыданий национал-лингвистов.
Логлайн: Надуваем плоского персонажа, набиваем его отборными опилками..и любуемся на его страдания.
ИМХО:  нудно-пост бешеного лонгрида в 4 этапа; канон ТБ процентов так 40; есть отсыль на Уильяма Блейка и Джалаладдина  Руми. Самолюбование и еще раз самолюбование.


- Хмм.. С чего бы начать?
Герцогиня Молдовы задумчиво постучала коготком по аккуратному носику и перевела взор с темно-зеленого лесного массива на ночных мотыльков, пляшущим вокруг вкопанных в землю факелов с человеческий рост.
-  С того, что Вам должно быть хорошо известно.. Вы ведь знаете, что 900 лет назад Тсуара была не единственным оплотом для мафусаилов?
- Разумеется.
-Высокий «сын пустыни» стоял, скрестив на широкой груди руки и запрокинув голову к звездному небу. - Пока Ватикан окончательно не изменил политическую карту мира, вырезав весь королевский род Гренады и уничтожив последнее (за исключением, конечно, Империи) подобное  государство  долгоживущих на Земле– королевство Испании.
- Всё верно. А когда?
- Случилось это, если мне не изменяет память, 660 лет назад. Вы собираетесь меня экзаменовать уже на первом «уроке»?
- аристократ из долины Тигрис усмехнулся, показав луне белые зубы.
- Не мелите чепуху! – фыркнула Белокурая Ведьма и изящно «плюхнулась» на диванчик, специально для нее вынесенный из шатра. - Я не экзаменую, а прощупываю почву..
- Тогда, может, хотя бы назовете тему «урока», чтобы мы с Вами не ходили вокруг да около?
- Война, Ваша Светлость. Мы будем говорить о войне.
- Война, миледи? Сражение при Пшемысле, где я и  маркиза Дамасская имели честь командовать войсками Её Величества, насколько я помню было заключительным в войне Империи с католическим Доминионом. 115 лет прошло с той кровавой битвы..
- Я Вас умоляю, давайте обойдемся без воспоминаний о потерях и несправедливостях военного времени.
– Бабушка Великого Меченосца выбрала самое большое  яблоко из корзинки в руках механической куклы, что неизменно стояла рядом, и, надкусив крошечный кусочек, скривилась. - Когда я говорю «война», герцог, я имею в виду «вечное и нескончаемое фундаментальное  противостояние».
- «Слишком сложно», но я уловил суть.
– Бывший Второй Советник отвлекся от созерцания ночного неба и заинтересованно глянул на миниатюрную женщину. - Однако разве Вы  с Её Величеством не готовите почву для «долгожданного и вымученного мира»? Двустороннего пакта о мире, если быть точнее..
- Ну что ж, вот и первый спорный рубеж. Нет, господин Сулейман.. Ай-ай. Как же поверхностно Вы смогли постичь суть политики Её Величества.
– Мирка Фортуна  снисходительным взглядом окинула стоящего мафусаила.  - Великая Мать никогда и не собиралась устанавливать долгосрочных отношений с врагом, ставящим собственный диктат, жажду наживы и убийства выше человеколюбия, врагом, который оправдывает все эти «моральные  уродства» государственной религией.
С коварной улыбкой на устах Первая Леди Бируна наблюдала, как мрачнеет мужчина в синем доломане имперского нобиля, сжимая челюсти  так, что его желваки заходили ходуном.
- Вы слышали себя со стороны, миледи? Ваша «теория» не вяжется с  запретами на военные действия и дальнейший захват территорий Доминиона! Что критически необходимы, дабы, наконец, одержать победу раз и навсегда. Об этом я много раз пытался говорить лично с Её Величеством. Именно этого страстно желали на протяжении последнего столетия многие достойные слуги Госпожи – разгрома короткоживущих фанатиков и установления мира на земле для всех  Возлюбленных Детей Ночи!
- О Матерь! В Вас умер поэт. Мда. Умер, а теперь пованивает.. Ладно, и снова попробуем зайти с другой стороны, раз эта тема – «до сих пор»  животрепещуща для Вашей Светлости. – Миниатюрная блондинка хитро блеснула медными глазами. – Помнится, Вы как-то спрашивали нашу Госпожу о том, откуда мы все родом..
- «Как-то»?
– Смуглый мужчина развернулся всем корпусом к хрупкой сидящей фигурке, возвышаясь над ней, и вкрадчиво произнес:
– Вы, должно быть, издеваетесь?
- И не думала. Просто эхо в «Зале Купола» превосходное. Особенно, когда все три с половиной тысячи человек  перестают шевелиться и  даже дышать. Так скажите, у Вас ведь были предположения? Например, почему долгоживущих, Детей вечной Ночи, иногда называют «Детьми Звезд»?

Опальный нобиль прикрыл аметистовые глаза и выдохнул сквозь зубы.
- Я предпочту выслушать Ваши.
Мирка  Фортуна, хмыкнув, не стала спорить.
- Мы с Вами – «Дети Звезд» в буквальном смысле:  наши  предки вернулись на Землю 900 лет назад. Из глубин Космоса.
Сулейман смотрел  «голодными», неверящими глазами на бледную фарфоровую девочку, которой было, как и ему, не меньше 300 лет.
- Ммм.. А у меня так поэтично, как у Вас, не выходит. Может, лучше так: «из глубин бескрайнего Космоса», «холодного и..»..
- Вы утверждаете, что мы…потомки инопланетных ..существ..?

«Девочка-бабушка» недовольно скривилась, что  ее прервали столь грубо, совершенно обесценив новоявленный творческий порыв к художественной прозе.
- Я не утверждаю, а констатирую факт. И не «существ», а людей, что ранее улетели с планеты, а потом вернулись. Все еще проблемы с абстрактным, да?
Высокий мафусаил пошатнулся, но все же не позволил себе упасть. Сделав пару шагов прочь, он посмотрел на россыпь звезд над головой.
- Я ..чувствовал..нечто подобное.. но как же..далек .. от Истины..
- Если Вы намерены прямо сейчас рухнуть и рассыпаться прахом, то я закругляюсь с откровениями.

Мужчина обернулся, взгляд его расширенных глаз казался «больным», обжигающим.
- Для чего.. Зачем Вы меня вернули…?! Зачем… рассказываете ..именно сейчас?!
- Ой, вот только не вздумайте снова впасть в  самолюбование! Вот если бы не .. Скопье.. Не чертов Орден! И.. «Лохматый передаст писулек»!!  Если бы все шло своим чередом, как было запланировано полгода назад, – в делах внутренних и внешних мы с Советом отлично справились бы и без Вас. Уж поверьте! Даже планы, касающиеся «мести» Матери..
- Что .. Вы.. сказали?..
- Ахм! Акинак вам в светлый зад! Забудьте..
– Фортуна устало откинулась на спинку и досадливо потерла ладошкой лоб.
Герцог Тигриса сжал кулаки, медленно подошел к дивану и..совершенно неблагородно для аристократа присел на корточки, делая свое смуглое восточное лицо  на одном уровне со светловолосой головой Молдовской.
- Ни. За. Что.  По порядку, Ваша Светлость. Про войну. «Месть» Матери. И Македонию.
Его угрожающая решительность во взгляде вызвала у леди приступ здорового скепсиса, однако сия данность все-таки не шла вразрез с ее изначальным планом.
- Вы меня балуете сегодня – просто купаете в своей «духовной мужественности». Я довольна.
- Тогда продолжим. Возвращение «Детей Звезд» привело к  Армагеддону?
-  Что так сразу?
– Ее вздернутые вверх брови в удивлении вызвали точно такую же зеркальную реакцию  у мафусаила напротив. – Нет, конечно! Нет..
Женщина смотрела прямо перед собой, задумавшись, словно перебирая в своем уме эти воспоминания.
- Нет. Всё было не так. Армагеддон случился за столетие до их возвращения. Когда предки вернулись, они не ожидали увидеть то, что осталось от их дома. Вернувшись, они принялись восстанавливать все, что было возможно восстановить, помогая выжившим, делясь с ними своими технологиями и знаниями. Наши предки и оставшиеся земляне некогда были одним народом, но столетие в Космосе и Армагеддон изменил и тех, и других. Дети Звезд поразили землян своей необыкновенной жизненной силой, выносливостью, новыми и удивительными для человечества Земли способностями. Несмотря на это различие, мы с ними были едины в своих устремлениях и целях. Но потом случилось это.. Госпожа винит себя, но я категорически с Ней не согласна.
Первая Советница нахмурилась, склонив голову и шевеля губами, как будто спорила с кем-то. Сулейман же терпеливо сидел на земле прямо перед ней, скрестив ноги, как истинный сын пустыни.
- Что случилось потом, миледи? И в чем винит себя Её Величество?
Мирка перевела взгляд на него, а потом подняла голову и посмотрела на ночное небо.
- Мутация бацилл.  Это было частью эксперимента по выживанию человеческой расы в Космосе. Их экспедицию отправили колонизировать чужую планету, но людской ресурс слаб и недолговечен. Госпожа привила всем нашим предкам – обычным людям - вирус, сделавший их теми, кто дал начало нам – мафусаилам, «Детям земной Ночи». И ультрафиолет в атмосфере Земли в то время поставил точку в нашем мирном сосуществовании с землянами: хроническая анемия, жизненная необходимость в кровяных тельцах привела к убийствам. Страху. Непониманию и недоверию. К..
- Войне.
- Да. Потому Госпожа винит себя..
- И желает мести?

Фортуна, обратив свое лицо  к ждущему ее ответа, как манны небесной,  мафусаилу, вновь нахмурилась.
- Вы не поймете. Это не та «месть», о которой Вы могли подумать…
- Так поясните. Я постараюсь приложить все усилия, чтобы «понять».

- Человечество предало их: разрушив в ненасытном жерле войны и Армагеддона наследие всех народов Земли, отрекшись от клятвы следовать путем мира и научных открытий, забыв своих братьев в Космосе, а затем отвергнув их и прокляв, объявляя на них охоту..
- Вполне логично было  бы отплатить им тем же, месть Великой Матери землянам Ватикана – оправдана. Вопрос лишь в том, для чего именно нужна была столь «длительная отсрочка»?
- «Отсрочка»? Хмф!
– Белокурая Ведьма Бируна печально сдвинула брови и протянула руку к пламени, стоящего рядом факела, но в последний миг остановила ладонь в сантиметре от огня. -Эта война принесла слишком много потерь обеим сторонам.. Невосполнимых и ужасных. В том числе и для Её Величества. Она разделила Ее семью, уничтожила взаимное доверие, а затем и близких - одного за другим. Её боль так велика, что ее не смогли унять все  9 столетий.
- И все это время Её Величество собиралась с силами,
- бывший премьер-министр задумчиво наблюдал за бликами огня на ее ладони, -  чтобы в нужный момент нанести удар?
Мирка издала смешок.
- Почти. «Все это время» - Она проводила эксперимент.
Досада на смуглом лице  мужчины изрядно повеселила Главу Тайного Совета.
- Этот эксперимент длиной в тысячелетие, и  в чем его суть?
- Сосуществование.

Старый мафусаил уперся взглядом в землю у своих ног, а потом  неожиданно вскочил на ноги, пораженный догадкой и простотой ответа.
- Империя.. Всего лишь - «эксперимент»?!
Мирка прикрыла ладошкой свой смеющийся ротик.
- Нет, не «всего лишь». Успешный «эксперимент», герцог! Да, возможно, это звучит несколько цинично. Однако Вы разве все еще не видите всю масштабность ее плана?
- «Несколько», говорите? Тсуара была нужна, чтобы что-то кому-то доказать. Только кому: самой Великой Матери  или терранам Ватикана?!
- Вы помните, что изначально мы говорили с Вами о «мести»?

Бывший Второй Советник молчаливо стоял спиной к высокородной аристократке, скрестив на груди руки и закрыв глаза.
- Как можно победить врага, когда твоя армия невелика и ресурсы на исходе? Можно ли позволить себе погрузиться  в собственную боль и безумную ненависть, осуществляя месть любой ценой, истребляя все живое на планете, тем самым пожертвовав малой горсткой возвращенцев - израненных, отчаявшихся, потерявших всякую надежду?
Высокий мужчина вновь ничего не ответил и даже не повернул свой благородный лик нобиля к светловолосой  миниатюрной даме.
- Я отвечу Вам – разумеется, можно. И Великая Матерь могла. Но остановилась. Сулейман, скажите, каков главный завет Её Величества, отличающий наши с Ватиканом страны?
Мафусаил в синем доломане вздохнул и повернулся.
- Вы, очевидно,  подразумеваете религию, Ваша Светлость?
- Да. Пока разум людей был настолько  затуманен суеверными страхами и религиозными учениями, Великая Мать ничего не могла сделать: они поднимали одну армию за другой, как волны цунами. Все, что могла Она – это обороняться, создав страну и многоступенчатую защиту, давая нашим предкам надежду и элементарную возможность «пополнять ряды» - плодиться и размножаться. Вас мучают «старые вопросы»: почему же  она ни разу не попыталась их уничтожить раз и навсегда; или почему не позволяла сделать это нам все эти столетия. Ответ – прост: потому что Она помнила, что мы и земляне – один народ, две стороны одной медали. И прахом к праху мы ложимся в землю, когда приходит время умирать.

- Оказывается, Вы тоже «вполне себе поэт». – Натянуто улыбнулся господин из Тигриса. - И о какой же «мести» Вы все это время твердите, миледи?
- Хмм.. Да, Госпожа Ночи давно мечтала о мести.  Проводя «эксперимент» и строя Империю, в которой могли бы сосуществовать обе расы, Она терпеливо ждала, когда придет время и средневековые суеверия ослабнут, а мрак в разуме людей отступит.
- Вы намекаете, что время пришло? Разве? Вы еще не встретились с легатами кардинала Медичи - впервые после битвы при Пшемысле, - а уже ищите «знаков свыше»..
- Её Величество считает, что религия – это идея, которая состоит из тысяч доктрин, ритуалов и навязанных верований..одними людьми – другим. Эта «идея» ничего общего не имеет с «Верой в сострадательного и милостивого Бога».
- Я правильно понимаю, что это одна из причин, почему у нас любая религия запрещена?
- Именно. Недавно Госпожа узрела «симптомы» того, что и здесь Её расчеты оказались верны. Доказательством стало рождение в последние 2 столетия  во Внешнем мире – особенно в самом Доминионе - достаточного количества терран «на данном этапе эксперимента», которые более не желают придерживаться предрассудков своих предков. 
- Если Вы имеете в виду королеву Эсфирь в Альбионе – то она сама по себе - то еще «чудо в перьях». И проблемы, которые поставил перед ней Парламент в начале Её правления, на мой взгляд, – «непреодолимы» для короткоживущего.   А маркизат Венгрия.. Пагубная страсть между маркизом и терранкой, невозможность угодить одновременно и себе, и стране – вы сами видели,  к чему это привело.  Истинные же мотивы кардинала Сфорца также не вызывают доверия, на самом деле. Её Величество и правда надеется «отомстить» Ватикану и его союзникам подобным «миром»?
- «Месть» Великой Матери заключается в том, что она расколет ряды «фанатических защитников» Ватикана, как некогда Папа Григорио сделал с нашими предками.
- То есть все-таки.. война?
– «Сын пустыни» завел руки за спину, заинтриговано склонил голову набок и усмехнулся. - Лишь к этому приведет Ваш раскол, и Вы, уверен, знаете это не хуже меня.
- О! Не переживайте. Это «лишь» - одна сторона, светлейший герцог.
– Развеселившись, Хозяйка Бируна, до того беспечно болтавшая ногами, сидя на вышитом диване, резко спрыгнула на землю и потянулась, как кошка. - В реальности, раскол приведет к сомнению и окончательному разрушению всех стереотипов у большинства. Когда же отсутствие единения  станет прозрачным..
Тень Императрицы посмотрела на скрывшуюся за облаками луну и жестом велела куклам погасить факелы.
- Да, тогда Её Величество поддержит готовых к новому миропорядку терран и нанесет сокрушительный удар по Доминиону, руками его же граждан уничтожая этот главный оплот   расизма. К тому времени, Империя сама уже будет реорганизована. Так что равноправие всех потомков Человечества Земли будет восстановлено. Союз из стран и народов –вот наше относительно недалекое будущее.
- Хмм.. И Вы в этом всецело убеждены, Ваша Светлость? По моему опыту, даже наша с Вами настоящая действительность еще может преподнести сюрпризы.
- Я понимаю Ваш скепсис, однако уверена, что с некоторых пор процесс «переосмысления прошлого» неотвратим, можно попытаться его задержать,  избежать – уже не получится. Главное, вовремя свернуть там, где начинается путь поиска «правых и виноватых», а значит и саморазрушения. Насколько я знаю Вас.. и заплутавших среди закоулков собственного разума членов «жесткой линии» - примерно в таком ключе политических действий вы все и требовали от Императрицы Истинного Человечества (за исключением  пары-тройки штрихов, ну и равноправия, конечно), разве нет? Так почему же Вы не рады?

Сулейман задумался, глубокая складка залегла между его бровей, а опущенные уголки губ на уставшем и сильно исхудавшем лице еще больше выделились.
- Если Вы о «смутном и непредсказуемом будущем» двух рас, то ни мне, ни Вам не суждено увидеть доказательств или опровержения теории Великой Матери. А что касается лично меня, то я и так ждал  «позволения постичь Истину» слишком долго. И мне, на самом деле, любопытно было бы услышать, как давно она известна Вам.
- Поверьте, когда бы я ее не узнала,  для меня данная информация – тоже совсем  не то, что было бы приятным увидеть..
- «Увидеть»?
– Уцепившись за единственное слово, мафусаил поднял брови в ироничном изумлении. – Вы хотите сказать, что  «видели» это.. своими глазами?
- То, что вы называете «своими глазами» - видела Глава Тайной Канцелярии, которая, благодаря своим способностям,  «записала образ» визуальных воспоминаний Её Величества. Сама же княгиня Солит испросила разрешения у Великой Матери стереть их из своей головы навсегда – настолько ужасным бременем они оказались для нее..
- Вы сказали «воспоминания Её Величества», что это значит?
- Госпожа пожелала сохранить истинную правду о событиях прошлого. Правду, как она есть. Потому как Она не избегает и не отказывается от груза своей вины и ответственности за содеянное, которые на Ней лежат все эти 900 лет.

Лицо герцога посветлело, а в глазах появился огонек. Высокий мужчина как-то разом  весь подтянулся.
- Как новый Глава Тайной Канцелярии, я нахожу эти «записи» чрезвычайно полезными. Могу я их увидеть?
Сначала Бабушка Великого Меченосца  широко заулыбалась,  захихикав, а затем ее хихиканье перешло в звонкий ...гогот.
- Нет, Ваша Светлость! О! Как сразу вытянулось… ваша мордашка!  Эти записи более не доступны смертным, - заговорщицким тоном продолжила Фортуна, после того как отсмеялась, - они находятся даже не на земле. Сообщаю Вам сразу, потому как знаю, что Вы кинетесь перерывать вверх дном  всю Канцелярию.
- И почему же?
– Насупился нобиль из Восточной Анатолии.
- Для них еще не пришло время.
Первая Советница обернулась, - и вовремя: по идеальному ковру из травы по направлению к ним вышагивал нахмуренный князь Картума, держа в одной руке  белого кота.
- Так-так! Что он натворил в этот раз? – маленькая женщина недовольно прищурилась.
- Вот. – Бейбарс из-за спины вытащил вторую руку, в которой лежала крохотная птичка..со свернутой головой.
- Ах ты, собака пушистая! – схватив любимца, что сразу прижал ухи к башке, за шкирку, так что тот повис в ее тоненькой руке огромной белой тушей, «Хранительница Трона» встряхнула его и зашипела. - Сссколько разссс я тебе говорила.. Свинюка нешкрябаная! Жопа с глазсссками! Кака несссмытая! НЕЛЬЗЯ!
- Ваша Светлость, это не все плохие новости.
– Начальник личной гвардии Её Величества неловко замялся, не зная, как тактичнее прервать этот акт «небесного возмездия».
- Ты ещщще.. – хрупкая герцогиня снова усердно затрясла животное, как грушу.
- Нет, госпожа. На этот раз животинка ни при чем.
Тогда Мирка немедленно перехватила котика обеими ручками и, ласково заворковав, прижала к себе.
- Кто мой маленький? Кто мой такой хорошенький? А птичку мы похороним, да?
Хотя вид у самой «животинки» был изрядно охреневший, все же  было заметно, что кошак уже привык, ибо  подобную  встряску для нервов он проходил регулярно по несколько раз на дню.
- Ну и что там за плохие новости? –  ленивым тоном, не поднимая головы, пропела Глава Тайного Совета Империи.
- Кхм.. Маркиза Киевская..прорвалась.. и сейчас находится …в вашей спальне. - Князь Картума говорил все медленнее, а в конце даже прикрыл веками черные глаза.
Поток брани  заполнил собой все пространство поляны, и эхом отозвался в лесу. Улучив момент затишья, когда Первая Леди Земли мафусаилов набирала очередную порцию воздуха, Бейбарс со смиренным видом добавил:
- Ваша Светлость, умоляю, вспомните о Вашем «обещании»..
К последующей ругани на всех известных диалектах имперского добавился пронзительный кошачий мяв – это светловолосая хозяйка случайно вонзила мафусаильи  когти в тушку своего неудачливого хищника. Кот вывернулся из рук, и, спрыгнув на землю, белым метеором  пронесся в сторону лесной чащи. Болидом же со звуковым сопровождением унеслась и Тень Её Величества - только по направлению к близлежащим подземным туннелям, ведущим во Дворец.
Бывший премьер-министр, насытившись недавним спектаклем и тоннами информации за этот день,  в рассеянной задумчивости смотрел прямо перед собой и не сразу обратил внимание на вопрос  темнокожего воина:
- Вы приняли предложение Её Светлости?
- Хм.. А у меня был выбор, князь?
– с усмешкой в уставших аметистовых глазах Сулейман посмотрел на начальника янычар.
- Ну, выбор есть всегда.
- Знаете, за мою долгую службу я уяснил для себя одно: в Империи понятие «выбора» - весьма относительно, неважно к какой расе и сословию ты принадлежишь. Скажите, Бейбарс, что это за таинственное  «обещание»?
Князь Картума скрестил на могучей груди руки и прочистил горло.
- Её Величество настоятельно просила Её Светлость быть милосердной к «несчастным и угнетенным».. и не только в Македонии.  «Как Тень Императрицы, являя  всем мудрость и сострадание».. Кхм! И что-то там еще.. Не помню. Гхм..! Короче, не сквернословить.
Герцог Тигрисский сдерживал уголки губ от того, чтобы они не расползлись в зловещей ухмылке.
- Тяжко приходится её Светлости.
Начальник императорской гвардии с серьезным видом кивнул, хмыкнув. Затем двое мужчин в полном молчании направились к дворцовым туннелям.
Минуту спустя по этой части сада в тишине наступающего утра раздался мужской смех.

+2


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Империя Истинного Человечества » Византиум.. Сарай - Дворец Императрицы..