Devil's Games: the Divine and the Devilish

Объявление

Из новостей: Оживление возможно на всех стадиях умирания. LIVE. DIE. REPEAT.
Devil's Games: Шесть Степеней Свободы

(6 Degrees of Freedom T{o}ribla Band)
Сей лепрозорий основан: 2009-02-28

Чито это:

Соавторский литературный проект по мотивам манги, аниме и романов «Trinity Blood». «Санта-Тринити-Барбара-Блад» является экспериментальным образцом совместного творчества ядерной триады склочных авторов, стойких к вселенским невзгодам, пустоте безвременья и нехватке рабочих рук-из-плеч. По сути, это автономный подвид интерактивной литературы, на практике - стопроцентно адская графомания, бессмысленная и беспощадная из-за своей трудоёмкости и энергозатратности.



►Пофигистам и задротам - ввиду резкого ухудшения зрения и неизбежного взрыва мозга- вход категорически воспрещён.◄









Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Сам Рим & его Окраины


Сам Рим & его Окраины

Сообщений 11 страница 20 из 41

11

Дворец Церкви ====================►

Рим. Таверна «Рубикон».

То, что топить горе в алкоголе затея плохая Антонио понял на пятой минуте пребывания в таверне. Перед ним стояла непочатая кружка пива, мимо пролетала табуретка, а вокруг творился типичный предпраздничный кавардак. Рядом раздался звон разбитого стекла:
- Пол-литра! В дребезги!! Да я тебе...!!!!
- Ты чего творишь?! Греби отсюда ушами в Вампирию!
- А-а, расистские шуточки! У тебя родители случайно не ученые, stronzo, а то выглядишь как неудавшийся эксперимент?!
И завязалась драка. Борджиа всё-таки решил хотя бы пригубить местный продукт пивного производства, но особо страждущий представитель «рабочей молодёжи», ввалившийся в трактир, схватил кружку кардинала в миру и залпом опустошил.
- Альгидрид твою валентность через медный купорос! Эй, Гуидо, в какой канализации ты набрал это пойло? Слушай, хорошо, что ты это не выпил! – и ново пришедший похлопал Антонио по плечу.
- Эй, болван, где мои динары? – раздражённо рявкнул трактирщик Гуидо.
- Ха! Забирай своё богатство, жадная волосатая тумбочка.
− Полный карман сдачи! − заорал Гуидо, у которого уже глаз дёргался, − третий случай со мной за сегодня.
Всё-таки пить было не вариант. Ну, придёт он в Собор пьяный…и что? Забудут о «женитьбе Фигаро», будут обсуждать пьющих кардиналов? Ха-ха и ещё раз ха! Посчитают, что он надрался от радости, по случаю свадьбы.
- Не дождётесь, старые уроды! - Борджиа недобро хмыкнул. На втором плане кто-то продолжал ругаться и что-то ломать.
- А-а! Что, потерял список, кого бояться надо? Да меня на этой улице все-е знают. Ты у меня ноги в тазике с цементом греть будешь!
- Ещё бы тебя не знать, никак Божье чудо, получившееся методом научного самотыка!
-  Смелости много, сеньоры? – грохот и звук падения тела.
Пьяным голосом:
- Ты на кого кефиром дышишь, т-трезвенник?
- Вы посмотрите на этого сознательного гражданина!
- Всё, - рявкнул Гуидо, - я закрываю этот балаган!
Принц решил, что его знакомство с народом на сегодня окончено, купил белого полусухого и  направил свои стопы обратно в Церковь.

================ ► Ступени перед Собором Св. Петра.

0

12

Мда. Вот после весёленькой движухи у Фюрера немного мути и дурман-травы. И, кстати, первое творение этой осенью.http://i074.radikal.ru/1308/75/c6eca988f58e.png

[Рим.]

Рим. Aeterna urbs(лат. Вечный город)… Все дороги ведут в Рим. Древнейший, прекрасный и величественный город, чья многовековая мощь ввергала в благоговейный трепет как католиков и иноверцев, так и итальянцев с иностранцами…
Однако, Мари Спенсер, наследная принцесса Британского королевства, так и не сумевшая уместиться на альбионский трон и отхватить корону морской Империи по причине наличия в Англии Эстер Бланшетт, величием Рима так и не прониклась. Началось всё с чёртовых транспарантов. Ну, вот как знала Кровавая, что к приезду делегации из Альбиона Ватикан не будет готов! И её предчувствие оказалось верным.
И ладно, если бы дело ограничилось только неверно развешанными флагами и приветствиями Тсуары Метоселут..
Пока делегация из Британии вместе с делегацией служителей Церкви путешествовали до Вечного Города на дирижабле, Мари ещё могла назвать поездку терпимой. Судно было комфортабельное и приятное глазу, пилоты профессионалами..а унылое лицо Инквизитора даже подняло ей настроение. Но, увы, ненадолго. На окраинах столицы их встретила делегация, состоявшая из Воинов Веры чуть более, чем полностью. Служители Господа были мрачны, взволнованны и  раздражительны. Но больше всего Кровавую Мари возмутил возглас неофита в среде Инквизиции: «А где ВАМПИРЫ?!». У полковника Спенсер задёргался глаз, Петрос при слове «вампиры» заметно оживился, Гавел скромно прикрыл лицо ладонью.
- Господа мафусаилы помогают восстанавливать Лондиниум после волнений, - с достоинством ответствовал барон Гребер.
- Обалдеть! Имперцы восстанавливают Лондиниум?!? – бедный неофит словил когнитивный диссонанс.
- Идиот!! Тебе что, под шлемом черепушку напекло?! Кровососы встречает другая делегация. Это ж Бифштексы*! – более старший товарищ вломил неофиту затрещину.
Рыжая Бестия из Англии медленно закипала, как походный котелок.
Но если дорогу до Рима можно было отнести к разряду «не смертельно» и «неприятность эту мы выскажем вашему Правительству», то путешествие по Городу Бога грозило перейти в разряд Кары Небесной..
Путешествие по столице Ватиканских владений началось с улицы Виа Номентана. Собственно, пёстрая и совершенно невменяемая, толи от радости, толи от выпитого, толпа сопровождала повозку с гербом Великой морской державы с самого начала пути. Если вскрики «Даёшь Империю!» и «Чего это у них герб неправильный?!» делегация терпела с английской стойкостью и невозмутимостью, то крики «Счастья нашим братьям-вампирам!» и «Почему вы не рассыпаетесь пеплом?» выводили полковника военно-морских сил Британии в состояние припадка буйнопомешанного. 
На середине пути взбешённая Спенсер, успокаивать которую Вацлав и Джонатан откровенно говоря устали, вскочила в мерно движущейся механической повозке и начала горланить «Боже, храни Королеву», но на половине первого куплета Кровавая вспомнила про то, кто сейчас на троне и слегка изменила смысл песни. Услышав что-то вроде «God kill the queen» Гребер позеленел, в его душе всколыхнулась обида за отечество и..он промолчал, чтобы не дать повода полковнику ещё и подраться..

=======================►►[Набережная Марса на Тибре.]

• *-Пренебрежительное название англичан у французов, как итальяшки их кличут не нашёл, так что пусть так.

[Тем временем, в том же месте но с другой стороны политики.]

Мирабель ди’Версалес с самого начала чувствовал какую-то подставу во всём их мероприятии. Врождённое чутье никогда не подводило румына: если ему казалось, что дело дрянь, значит действительно настала чудесная пора заказывать себе настоящий гроб, а то и урну для упокоения. Хотя, после того, как он и секретарь Главы выбрали место будущего Светопреставления, всё, казалось бы, пошло на лад – площадь и мост Кавур были заминированы без сучка без задоринки, если такие понятия вообще применялись к международному вредительству. Но было это проклятое «но», которое чуть не погубило Главу ЧР и почти развалило саму «Чёрную Руку».
Так вот, что касаемо всяких союзов: это ужасное «но» сейчас мирно передвигалось по Риму. Ну, точнее, не то чтобы очень мирно – рыжая женщина, стоящая в белоснежной открытой повозке с гербом Альбионского Королевства  и распевающая крамольные гимны за «мирный пейзаж» не считалась..  Но больше всего покоробило то, что герб был не Имперский! А вся делегация явно не метоселяне. Их нагло обманули, подставили, подсунули каких-то чопорных и, судя по всему, сумасшедших англикашек…
Мирабель узнал это знаменательную новость не сам: после нескольких десятков досмотров у Инквизиции и местной полиции подниматься на поверхность хотелось не больше, чем на плаху. Радостные новости о прибытии какой-то делегации сообщили терраны-оперативники, работающие на благие цели Македонии. Да вот только последующая информация нанесла куда больше шуму: имперцев не было нигде. Альбионцы двигались по проторённому маршруту с неотвратимостью Армагеддона, а вампиры из Тары словно сквозь землю провалились! Но будь оно так, и тут бы их бравые чровцы не пропустили.
Где-то отряд Хель и ди’Версалеса явно свернул не туда…
Именно эти события приводили всех засланных убертеррористов и их приспешников в состояние депрессивного командного психоза. Как говорится в народе: дайте нам только повод для тревоги, а уж из-за чего попсиховать мы сами найдём!
- Да что же это творится? Не могли же имперские нобели просто проигнорировать приказ Императрицы и не полететь в любовно ненавидимый Ватикан?!Карпатский лорд пытался найти «боевую подругу» Энию по всему подземелью. Однако, Провидение в этот раз отвернулось от жителей маркизатов.
- Версалес!
- Ди!
- Прекратите паясничать,
- отдёрнула его секретарь Хель, которую мало волновали титулы и приставки аристократии. – Наши соглядатаи обнаружили делегацию из Империи!
- Слава нашей Госпоже и прочим мифическим персонажам! Они всё-таки прилетели. И где же они?
- Они уже во Дворце Церкви!!
- Что? Мирабель опешил. – Выходит, наш терракт бесполезен сам по себе?! Зачем мы минировали этот мост и эту площадь? На кой чёрт мы вообще летели в страну макаронников, если не подорвали имперцев?
- Вы же сказали, что здесь есть ещё и англичане, - Эния хотела съехидничать, но нервов уже не хватало даже на это.
- АНГЛИЧАНЕ, МАДОННА МИА, А НЕ ИМПЕРЦЫ!
- МИРАБЕЛЬ! Нам уже нет разницы – разминировать мост сейчас и искать другую цель уже поздно: как вы объясните Инквизиции эти хомячьи перетаскивания?!
- Тогда что нам прикажете делать, миледи?!лорд навис над хрупкой, но очень злобной мафусаилкой.
- Взрывать.
- Мы не знаем, пройдут ли этим же путём альбионцы. Ваши источники неверны – имперцы, очевидно, долетели или проползли как-нибудь, я не знаю, - расхаживая из стороны в сторону продолжал ругаться аристократ из Румынии.
- Мы должны взорвать мост.. – тяжело глядя на собеседника постановила Эния Хель.

0

13

:offtop: - Год назад к взрыву мостов всё подвели, но сам взрыв так и не прогремел... По причине того, что Магир, как он выразился, <устал> описывать взрывы, то взрыв моста и пьяцца Кавур легли на меня. Да будет так!

Рим. Катакомбы в районе площади и моста Кавур.

Твёрдое решение заместительницы Главы «Чёрной Руки» Энии Хель уничтожить заминированные объекты в любом случае было не только жестом отчаянья. Даже будь цель «The Black Hand» ещё дальше от эпицентра событий – Дворца Церкви – это совершенно бы не уменьшило разрушительность подобного деструктивного акта. «Город Бога» был полон под завязку, проходящее празднество и приезд сразу двух посольских делегаций сделали своё дело. Так что, если организация из Македонии решила заявить о себе – она выбрала беспроигрышный вариант. Впрочем, угадать маршрут каждой из делегаций было делом мало осуществимым – даже возница кареты альбионской делегации узнавал следующий узел маршрута через коммуникатор, когда преодолевал определённый контрольный пункт. Но при этом, объекты носящие гордо имя  графа Камилло Бенсо располагались не так далеко от одного из узлов маршрута – набережной Марса на Тибре, по которой делегация из Туманного Королевства доберётся до  Моста Умберто I, который и станет местом переправы через Тибр. Выбери «Чёрная Рука» целью мост чуть южнее – и у неё был бы реальный шанс достать послов Островного Королевства. Что ж, в данном случае Фортуна оказалась не на стороне македонцев.
После того, как в присутствии Мирабеля ди’Версалеса Тень Главы приняла судьбоносное решение взорвать заминированные объекты, вся деятельность заброшенных в «самое сердце врага» оперативников «ЧР» имела только одну цель – осуществить приказ любой ценой.
Несмотря на точную, для действующих в тылу у Противника разношёрстных агентов, организацию, случились некоторые технически неполадки – подрыв оказалось не так уж и просто осуществить. Толстые стены подземелий не пропускали радиосигнал беспроводных детонаторов, требовалось подобраться как можно ближе к целям, что было огромным риском само по себе – даже если те, кто рискнут здоровьем и жизнью, не пострадают от ударной волны или осколков, есть громадный риск попасться «на горячем» - Инквизиция вряд ли будет медлить и повяжет всех, кто устоит на ногах в районе нескольких километров от эпицентра.
- Кто-то должен подобраться к мосту и устроить подрыв, - мрачно подытожила Эния.
- Что-то нам хронически не везёт, - лицо румынского мафиози перекосило в ухмылке. – Может бросить эту суицидальную затею?
Ответный взгляд мисс Хель способен был заморозить Геенну Огненную.
- Нда-а, пожалуй, вы правы, дорогуша. Было бы глупо остановиться в нескольких метрах от вершины, - наигранно оптимистично исправился Мирабель. – Итак, кто же станет этой жертвой во имя науки…э-э, то есть, Справедливости?
- Я не могу доверить это никому из присутствующих,
- Тень Главы «ЧР» покачала головой.
- Ха! Я тоже согласен, что все остальные – куда меньшие любимцы Госпожи Удачи, чем мы с вами.
- Нет-нет, я не могу просить вас о таком,
- Эния подошла к ди’Версалесу и положила руку ему на плечо. – Кто-то должен будет позаботиться о благополучном возвращении команды…
- Странник позаботиться о команде. Идёмте же, Хель! Мы понапрасну тратим наше время.

Причал у моста Кавур.

- Вы уверены, что нас не заденет куском моста или арматуры?Эния Хель с сомнением разглядывала цель в биноколь из окна заброшенной сторожки.
- С тех пор, как мы приземлились на этой проклятой земле, я не уверен даже в том, что меня зовут Мирабель ди’Версалес! – пробормотал трансильванский вампир, занятый тем, что прикручивал более мощную антенну к радио-детонатору. Закончив свои махинации, румынский мафиози протянул изделие Заместительнице Главы:
- Дамы вперёд.
Рубиновые глаза миниатюрной вампирессы замерцали безумным блеском, на что Мирабель лишь понимающе ухмыльнулся: оружие всегда давало ни с чем не сравнимое пьянящее чувство вседозволенности и защищённости, а так же размывало границы возможного…
Каскад взрывов, прогремевший в остовах моста Кавур напоминал праздничный фейерверк, за тем исключением, что фейерверк не выбрасывал в воды Тибра тонны камня и щебня. Ди’Версалес воспользовался вампирским ускорением и повалил завороженно уставившуюся в окно Энию на пол деревянного строения, когда мимо окна покосившегося убежища вампиров просвистел кусок металлических балки моста.
Взрыв моста сотряс проезжую часть, по которой в данный момент двигались люди и несколько автомобилей  - когда взрывы окончательно уничтожили подпорки, мост под собственной тяжестью начал падать в воды реки – по центру моста Кавур пробежала трещина, постепенно превращающая в дымящийся разлом, готовый поглотить своим зевом толпу паникующих и кричащих людей. Кто-то из них был тяжело ранен – то тут, то там под ногами паникующей массы людей мелькали изуродованные взрывом и осколками трупы. Разлом моста происходил медленно и у пешеходов была возможность спастись, если бы… Если бы не та самая пара автомобилей – которые начали скатываться по накренившейся поверхности моста прямо в реку, собирая собой кричащих и трепыхающихся терран.
Впрочем, часть переходивших мост гостей и обитателей Рима всё же смогла уцелеть – вовремя оказавшись на одном из берегов Тибра.
Однако, ту часть спасшихся, что осталась на стороне набережной Прати, и направилась на близлежащую площадь Кавур, чтобы попросить помощи и оказаться от места теракта как можно дальше, ожидала новая порция ужасов.
Площадь Кавур и так была не безлюдной, ведь не только «ЧР»овцы ожидали, что процессия пройдёт мимо Дворца Правосудия на площади Кавур, а теперь она пополнилась напуганными и раненными людьми, пострадавшими от подрыва моста.
Но не успели пострадавшие поделиться своими кошмарами с разместившимися на площади гражданами и гостями «Города Бога», как прямо под ногами собравшихся загрохотал подземный гром. Дворец Правосудия содрогнулся и устоял, а потом на площадь сошёл Ад. Трещина в центре площади пробежала, подобно быстрой и смертоносной змее, дойдя до самого Palazzo di Giustizia остановилась. Паникующие люди принялись разбегаться по обе стороны от трещины, рассчитывая оказаться как можно дальше. Впрочем, это их не спасло -  земля провалилась. Это напоминало разверзшиеся врата Огненной Бездны – люди кричали, отчаянно цеплялись за крошащуюся брусчатку площади, куски каменной брусчатки сбивали людей в их падающем скольжении, превращая провал в кровавое месиво. А всё дело было в том, что  местная почва - наносная, мягкая и подвижная – легко уничтожилась взрывом и просела. Именно поэтому с Палаццо Правосудия всегда были одни проблемы - даже солидный фундамент не смог защитить массивную конструкцию от медленного развала.
Пьяцца, посвященная одному из основателей объединенной Италии графу Камилло Бенсо, наполнилась какофонией звуков – крики боли и ужаса, грохот продолжающих отваливаться булыжников, детский плач…

Набережная Марса на Тибре.

Полковник Мари Спенсер сидела как на иголках. После своего выступления с исполнением гимна Британии в движущейся карете, ярость Рыжей Бестии немного поутихла, однако не исчезла окончательно. Посему, Кровавая Мари внимательно следила за окружающей обстановкой. И когда со стороны сопровождающих зевак донеслись какие-то вопли, которые никак нельзя было отнести к мирным, Спенсер незамедлительно накинулась на сопровождающих:
- Что это за балаган?! Эти кошмарные вопли никак не вяжутся с характером нашей встречи. Вы собираетесь подписывать с нами мир или сжигать нас на костре? – издевательски усмехнулась полковник.
На подобную реплику брат Петрос нахмурился, а Гавел свесился из кареты и обратился к одному из напугано выглядящих прохожих – Вацлав тоже заметил, что настроение встречающих ощутимо переменилось – с воодушевлённо-радостного на испуганно-неадекватное, являющееся предвестником скорой паники.
- Не знаете ли вы, уважаемый, что произошло? – вопрос Безликого заглушил далёкий грохот.
- Взорвали мост! Кучу народу просто в…месиво! Кошмар! – в панике затараторил прохожий, пробиваясь сквозь толпу за каретой. – Ой, кажется, ещё что-то взорвалось! А я говорил, что пора переезжать жить в деревню, - и прохожий начал пробиваться через толпу в противоположную от кареты сторону.
- Взорвали? Жертвы среди гражданских?! – гневно раздувая ноздри рявкнула Мари. – Какая потрясающая у вас организация мероприятий!
- Мари, прошу Вас, не стоит нагнетать обстановку,
- взволновано обратился к своей невольной коллеге барон Гребер.
- О чём вы, Джонатан?! Нас хотят убить! А эти психи пустили нас на наживку! Отвлекающий манёвр, - в бешенстве выплюнула наследная принцесса Альбиона.
- Какой ещё манёвр? – добродушный барон Гилфордский округлил глаза в удивлении.
- Как вы не поняли, интеллигентный вы кретин, что они использовали нас для отвлечения внимания! Они знали, что кто-нибудь захочет поквитаться с чёртовыми имперцами и  решили, что британцы больше походят для бифштекса, - рявкнула Мари.
- Неправда, миледи. Никто совершенно не планировал вас использовать как «наживку» и тем более, как мучеников, - сохраняя спокойствие, ровно ответствовал патер Вацлав Гавел.
- Да-а?! А где же наши дорогие послы из Империи Истинного Человечества? Наверняка с комфортом и повышенной охраной добрались уже до Дворца и попивают прохладительные напитки, - ехидно подколола полковник Спенсер.
- К сожалению, я не могу поведать Вам местонахождение послов Империи, по причине того, что сам его не знаю, - Безликий вежливо улыбнулся, да так, что у Кровавой свело зубы.
- Дорогой друг, - взволновано обратился Джонатан Гребер к патеру, - будьте так любезны, ответьте на вопрос: как же мы доберёмся до Собора Святого Петра, если, как сказали господа прохожие, мост взорван?
- Вы так говорите, как будто мост Кавур – единственный мост в Риме,
- фыркнул Орсини, которого крайне раздражала необходимость сидеть тут с бестолковыми послами, а не искать подрывников и наказывать их во имя Господа.
- Маршрут вашей кареты изначально проложен не через мост Кавур, - продолжая сохранять соломоново спокойствие, ответствовал новый камерленго Папы. – А брат Пётр прав в том, что в Риме как минимум шесть мостов через Тибр ведут к Палаццо Сан-Пьетро

=======================► Большой Триумфальный парад. Центральные улицы Рима.

- Так как много объектов указано в городе - то визуализирую необходимые точки. Все основные вехи маршрута указаны голубыми квадратами, два подорванных объекта - красными кругами. При наведении на названия объектов в тексте, всплывает подсказка с номером объекта на карте.
Вторая картинка - площадь Кавур.

http://sg.uploads.ru/wMQum.jpg
http://italy4.me/wp-content/uploads/2014/02/Piazza-Cavour-Rimini.jpg

+1

14

:offtop: - Окончание сего балагана от лица оперативников «Чёрной Руки»...http://s14.radikal.ru/i187/1307/fb/6b2264034b3e.png

[audio]http://pleer.com/tracks/9114258Qybg[/audio]

Причал у бывшего моста Кавур.

Груда деревянных досок и пыли с каменной крошкой зашевелилась и из неё показалась поседевшая от извести и пепла голова Мирабеля ди’Версалеса. Откашливаясь от оседающей в лёгких извести, карпатский лорд отшвыривал от себя тяжёлые ошмётки лачуги, в которой они с Энией наблюдали за взрывом. Признаться, лорд совсем потерял счёт времени – он не знал, сколько они с тенью Главы «ЧР» провалялись под завалами. Однако чутьё подсказывало ему, что остальная часть их славных агентов уже успела убраться из Рима. Он сам приказал Страннику как можно скорее покинуть славный «Город Бога» - их операция итак была слишком рискованной, подводить под казематы Инквизиции или плаху всю команду румынский мафусаил нисколько не желал…
- Кстати, где Хель?! – пронеслась паническая мысль в мозгу метоселянина. Он помнил, как повалил на пол и прикрыл собой вампирессу-альбиноса, однако под ним обнаружился лишь грязный и изуродованный осколками пол. Энергично принявшись разгребать завалы, Мирабель тихонько позвал:
- Эния? Эния, вы живы?
Когда никто не отозвался, лорд скинул придавивший ноги кусок железной пластины (к счастью, алюминиевой), покрывавшей крышу, и, вскочив на подгибающиеся от ушибов ноги, отшвырнул несколько крупных балок с соседней кучи мусора. Из этой кучи торчал платок, которым укрывалась Эния Хель. Витиевато выругавшись на румынском, ди’Версалес кинулся разгребать завалы. Через несколько минут показалась голова Тени главы Калигарис. Аристократ из Карпат присел рядом с недвижным телом девушки и принялся нащупывать пульс: с первого раза он его не обнаружил, но после непродолжительных попыток всё же ощутил слабое биение жилки…
- Жива! Клянусь всеми демонами Ада, какое счастье! – радостно выдохнул румынский вампир.
Окончательно вытащив находящуюся в несознательном состоянии госпожу Хель, лорд ди’Версалес подхватил её на руки и направился к выходу из лачуги. К счастью для вампиров, дверь почти не пострадала, и её можно было даже открыть. Выглянув наружу и узрев, что рядом с самой лачугой никого не было, а вот с верхней набережной Прати за территорией следило трое Инквизиторов, и одному дьяволу известно, сколько ещё этих воинствующих монахов в бордовых коттах поверх стальных доспехов, расхаживало по прилегающей территории…
Дождавшись, когда один из них отойдёт с линии, где хорошо обозревалась их часть причала, а двое других отвлекутся, Мирабель, применив ускорение, проскочил к полуподвальному проходу в каменной кладке набережной. Проход закрывался стальным люком и вёл в один из близлежащих к набережной Прати домов. А из этого дома уже можно было попасть в систему катакомб и выбраться из центра Рима. Мирабель уже было обрадовался, что ему очень повезло – ведь Инквизиторы его не заметили, но всё было не так уж и просто. Эния ещё не очнулась и тащить её через узкий лаз было проблематично. Кое-как преодолев подобное препятствие, лорд из Карпат вывалился из люка на пустынной кухне какого-то дома. После чего повернулся к лазу и втащил за собой Хель, которая от не очень-то вежливого обращения приглушённо застонала.
- Ну, миледи, очнитесь же! Сейчас не время для того, чтобы разлёживаться и жаловаться на жизнь, - пытаясь растормошить вампирессу, причитал румынец.
И тут по закону Мёрфи произошло то, что должно было произойти: двое Инквизиторов ввалились через чёрный ход на эту кухоньку – было приказано провести обыск прилегающей к взрыву территории, вдруг где-то притаились подрывники. Впрочем, этим двоим Воинам Веры несказанно повезло – подрывники «Чёрной Руки» тут действительно притаились. Моментально вскочив на ноги и развернувшись к противникам Мирабель ди’Версалес вытащил револьверы и направил их на вошедших римлян. Однако, ребята из Инквизиции оказались тоже не промах – один из них тут же выстрелил вампиру в ногу (чтобы взять мерзавца живым и доставить как подозреваемого, конечно). Припадая на одно колено Мирабель успел пристрелить второго, который ещё не успел выстрелить. Напавший же на мафусаила инквизитор упал на пол, уйдя с траектории второго выстрела румынца и откатился в дальний угол. Резво вскочив на ноги, молодой Воин Веры уже собирался покончить с ди’Версалесом, потратившим заряд своих револьверов на неудачную пальбу по выжившими инквизитору, однако именно в этот момент прямо в лоб Инквизитору влетел кусочек свинца, пущенный из третьего огнестрела – это Хель соизволила прийти в себя…
Девушка стреляла из положения лёжа, положив руку с пистолетом на раненное взрывом плечо и прищурив один глаз.
- Ну что, - хрипло поинтересовалась Эния, - будем считать, что мы – квиты?
- Вроде того,
- поморщившись, ответил ди’Версалес, пытаясь отыскать что-нибудь, чем можно было бы перетянуть раненную ногу. – Ты как, идти сможешь?
- А сам-то,
- фыркнула Эния Хель, с трудом поднимаясь на ноги.
Карпатский лорд лишь покачал головой, после чего приспособил намотанный на запястье кожаный браслет как жгут, перетянув раненую ногу.
- Пошли, Хель, чем быстрее мы покинем это кошмарное место, тем больше наш шанс покинуть его живыми, - пробурчал Мирабель, прихрамывая на левую ногу. За время наложения жгута румынцем, Эния успела промыть и перевязать своё плечо куском чистого полотенца, которое она нашла на кухне. После чего компания «ЧР»овцев прошла в коридор дома, где в кладовке располагался тайный проход в катакомбы.
Тень Главы «Чёрной Руки» мысленно возблагодарила собственную предусмотрительность – не зря она выучила основные выходы и расположения катакомб в центре Рима…

[audio]http://pleer.com/tracks/4458043JIJu[/audio]

Катакомбы в центре Города Бога.

Воспользовавшись светильниками, оставленными в кладовке (очень предусмотрительно и щедро со стороны хозяев), оперативники «The Black Hand» двинулись вперёд по тёмным каменным коридорам, похожим на заброшенные казематы. Несмотря на метоселянское отличное зрение светильники всё равно пригодились – во-первых, как оружие, во-вторых чтобы не выделяться, если в катакомбах им кто-либо встретится, в-третьих огонь мог помочь им не заблудиться…
- У тебя есть связь с нашими? – обратилась к хромающему впереди ди’Версалесу Хель.
- Нет. Впрочем, можешь за них не переживать – я приказал Страннику уводить всех из столицы, как только мы направились к мосту.
- Это отлично, но как мы теперь выберемся из Рима?!
- Не переживайте так сильно, о прекрасная госпожа,
- насмешливо сверкнув тёмным глазом ответствовал румынский аристократ. – Я знаю кое-каких контрабандистов, которые промышляют и в Городе Бога в том числе… И Инквизиция их пока не прикрыла. За хорошую плату эти ребята вытащат нас даже из такого осиного гнезда, как стольный град в момент празднования и приезда послов.
- Ага, просто отлично! Только вы упускаете важный нюанс, - ядовито отрезала Эния, - Рим забитый Инквизиторами после двух взрывов!
- Вы так говорите, словно не знали, на что подписывались,
- фыркнул лорд из Карпат, которого порядком утомлял подобный пессимизм коллеги-агента. Да, он прекрасно знал, что их ситуация – незавидная. Её можно было бы охарактеризовать даже как немного отчаянную – но какого чёрта эта девица всё усугубляет?!
- Тогда уж давайте сразу свалимся в этих катакомбах, будем рыдать и жалеть себя и ждать, кто же нас быстрее найдёт – смерть от ран голода бациллус или живодёры Инквизиции, - мрачно подумалось главе румынской мафии.
После этого разговор на некоторое время прекратился – несколько раз они пережидали в коридорах всякие подозрительные шумы, и даже какие-то люди в тёмных одеждах пробегали мимо них, совершенно их не заметив…
Один раз за время их движения, катакомбы сотряс какой-то подземный толчок, отчего на головы им посыпалась земля и глина.
- Это не мы? – вопросительно посмотрев на верх уточнила Эния Хель.
- Вряд ли. Я чётко дал понять Страннику убираться отсюда. В конце концов, это может быть землетрясение. Рим – сейсмически активная зона…некогда была, - пожал плечами Мирабель.
Выбрались оперативники «Чёрной Руки» только под вечер. Оставив Энию в пустынной кафешке дожидаться, ди’Версалес, снова перевязав ногу, отправился на поиски контрабандистов, с которыми можно было бы договориться подбросить их хотя бы до границы с Маркизатом Македония

+1

15

Комментарии к посту

- Предостережение: пьяные излияния Авеля, сомнительный юмор, скучающий кардинал Антонио...
1 - калабрийские сладости
2 — (лат.) Тупой осёл
3 — (итал.) кусок дерьма
Иллюстрация к посту из канона:
http://s017.radikal.ru/i403/1509/64/0dadaac96ea7.jpg
[avatar]http://s019.radikal.ru/i637/1509/83/5ff308e447a5.jpg[/avatar]

Ватикан. Рим. Комплекс Дворца Церкви. Ватиканские сады. Американский сад. ====►

Прекрасный город Рим. Таверна «Рубикон».

Антонио ди'Борджиа как никто знал, что даже самых угрюмых и нелюдимых персон можно задобрить и заговорить, если знать правильный подход. Естественно, что подход принц знал далеко не ко всем: как сделать из Медичи ручного котёнка не знал даже он, но вот как можно поднять настроение Авелю - знал однозначно... Хмурый ноль-второй мрачной тучей двигался вслед за одетым в мирянское Антонио: он всё ещё не закончил пылать праведным гневом, Инквизиторы и их начальство прервало его на середине «представления», поэтому на попытки принца Валенсии разговорить его, Найтроуд отвечал односложно, а то и вовсе молчал. Таким образом двое служителей Церкви от Ватиканских садов дошли до таверны «Рубикон», расположенной невдалеке от Виа дель Корсо.
- Да, в Риме сейчас такая кутерьма, что просто Mamma Mía! Нет лучше способа, чтобы переждать накал страстей, чем отправиться в тихое и уютное местечко в Городе Бога, - улыбаясь во все тридцать два, Антонио голосом заправского экскурсовода описывал преимущества небольшого трактирчика, расположенном на углу улицы Старых Банкиров.
Приглашающе распахивая дверь перед угрюмым Крусником, ожидавшим «тихого местечка», Борджиа выпустил наружу вылетевших двух дерущихся мужчин, в след им полетела табуретка и громкие ругательства:
-  Трах тебя тибидох, христианство в кочерыжку! Свиньи вы, а не добрые католики, - прокричал вслед выпавшим на улицу дебоширам хозяин харчевни.
Авель как-то сразу даже и забыл о своём плохом настроении, настолько отвлекающе подействовала данная ситуация.
- Э-э-э, наверное вы, кардинал, ошиблись адресом? Это место...мало похоже на «тихую гавань», - кашлянув в кулак, заметил патер Авель.
- О, нет, друг мой, - довольно улыбаясь, протянул Испанский принц. - Это именно то сказочное место, о котором я тебе говорил. Пошли, - махнув рукой в приглашающем жесте, кардинал Борджиа проследовал внутрь.
В самом трактире было шумно, людно, вкусно пахло и было мало места. Но как для завсегдатая, хозяин освободил от двух пьяных вусмерть «добрых католиков» из приезжих столик в углу, и именно туда направился лучезарный кардинал, за которым, как балласт, тащился согбенный Найтроуд.
- Принеси-ка нам антипасто из Абруццо,  тальятелле с соусом болоньезе,  флорентийский бифштекс и каччукко, - потребовал Антонио. Отец Авель на всём этом перечислении молча глотал слюну и вздыхал: нет, он всё ещё был зол, но...но есть хотелось больше, чем злиться.
- А сладенького? - с придыханием спросил Найтлорд-средний.
- Ох, да, совсем забыл! - спохватился прекрасный Принц. - Пива и по-больше. А ещё Mastazzuoli1, бискотто, сабайон  и мороженого.
Авель Найтроуд готов был растечься лужицей прямо за столом только от одного перечисления.
- Так что это была за стычка с Инквизицией? Нет, эти ребята совсем голову потеряли после терактов, но чтобы обижать тебя — ты же героически спасал кардиналов от Врагов Мира! - начал наступление Глава комитета по печати и информации.
Патер Найтроуд сразу помрачнел: несмотря на то, что причины его гнева были прозрачны, но его поведение было совершенно неприемлемым.
- Мне не стоило повышать на Катерину голос...и уж тем более делать ей больно. Она и так напугана и вымоталась после уничтожения нового алтаря, а я… Как же я повёл себя, - нахмурившись, размышлял четырёхглазый оперативник «АХа».
- Итак? - потирая ручки, министр по связям с общественностью отвлёк 02 от его дум. Параллельно с этим молоденькая девушка-официантка поставила перед двумя мужчинами мясные блюда из того длинного списка, что затребовал Борджиа, и два массивных стакана для пива.
- Ну-у, - протянул Авель. - Можно сказать, что доблестные Инквизиторы меня наказали за дело. Я...сам виноват. Кардинал Медичи подошёл очень вовремя.
- Медичи?! Куда подошёл? - оживился кардинал Борджа, у которого аж глаза заблестели.
- Неважно, - сразу помрачнел средний из Найтлордов. Крусник предпочёл обратить своё внимание на еду, а Антонио не стал его торопить, заказав ещё пива. Валенсиец знал, что иногда нужно просто подождать…
Когда Авель утолил первый голод, затем второй и даже десятый, он переключился на сладости, а кардинал Антонио Борджиа всё заказывал пиво, чтобы довести своего давнего знакомого, спасавшего его от сицилийской мафии с прислужниками д'Эсте в придачу, до необходимой кондиции, попутно развлекая его разговорами ни о чём. Когда ряд пустых бокалов из под пива занял всё свободное пространство, а ноль-второй, опустив голову на сложенные на столе руки, начал лить пьяные слёзы, Антонио приготовился слушать…
- Я...и-ик! Грязная свинья! Вот кто я… Посмел...и-ик тронуть её! Я чуть её не ударил. А потом… Что бы сказала Лилит?! - периодически вздрагивая от икоты и пытаясь поймать сползающие с носа очки, сетовал на себя Найтроуд.
- Кого тронуть, Авель? Что такое случилось? - участливым тоном уточнил ди'Борджиа.
- Катерину...я её, ик, потрх...тряс… А потом Медичи оттащил меня и...вериги...плети...70 раз читать, - заплетающимся языком попытался объяснить носитель наномашин 02. - Ночью! Вот.
- Кхм, Авель, а что там произошло в Акрополе?

- А-а-а, э-эти! Ух, я их… Я бы их поджа-арил. Если бы не этот гадкий волшебник, - покачиваясь и потрясая кулаком, сообщил оперативник «АХа». - А он ещё, представляешь, он меня назвал не-а-де-ква-тным! Представляешь? Меня!
- Мда-а, действительно ужасно, - подперев голову рукой, вздохнул совершенно трезвый Глава ватиканского комитета. - А кто были эти ребята? Ты их знаешь? И «волшебник» - это кто?
- Знаю ли я? Ох, я их зна-аю! Поубивал бы и-ик всех… И Каина я убью. Найду и и-ик! Убью,
- самоуверенно сообщил Авель Найтроуд. - Они хотели её украсть! Они думали, я не замечу… А я всё знаю.
В это время одна особо шумная компания за соседним столиком разошлась, в стену над головой ноль-второго врезалась пивная кружка, послышался треск ломаемой мебели и возмущённые причитания хозяина «Рубикона».
- Это вы, и-ик, нехорошо сейчас сделали! - привставая и назидательно поднимая указательный палец, сообщил нетрезвый патер шумной компании. - Надо...ик...извиниться.
- Чего-о?! Иди проспись, Asinus stultissimus2!
- пришёл ответ из-за соседнего столика.
- А это было грубо, - заметил Антонио ди'Борджиа, удерживая рвущегося «вразумить неразумных» Авеля под руку и утаскивая по направлению к выходу из таверны.
Вытащив патера Найтроуда на свежий воздух, принц Валенсии стал лихорадочно соображать, куда же теперь ему девать доведённого до кондиции крусника. А сам ноль-второй тем временем, уткнувшись куда-то в плечо молодого кардинала, и повиснув на его руке, причитал:
- Я...такой уж...уж…
- Как змея? Не можешь ходить?
- оглядываясь по сторонам, подсказал министр по связям с общественностью.
- Неа, - замотал головой 02. -  Я ужасный. Вот. Я просто кошмар. Болотная жаба — и та лучше ме...меня. И-ик! Я убил...всех убил. А потом Её…
- Тоже убил?
- дотащив оперативника до тёмной арки в череде зданий, Антонио дождался пока пройдёт патруль. Не хватало ещё, чтобы он сегодня вместе с «героем дня» попал в обезьянник. Вот Медичи-то обрадуется.
- Не уби-ил! Но Она...умерла. А потом Катерина, - заревел пьяными слезами бывший подполковник «КМ».
- Как, и она умерла?! Слушай, что у тебя за пьяный бред-то такой...кладбищенский? - резко развернувшись к сползающему по стенке круснику, возмущённо уточнил Антонио Борджиа.
- Не...умерла. Она не умерла! - размазывая слёзы и сопли, провыл Крусник 02. - Я её оболгал. Я повел себя как...как pezzo di merda3! Она меня никогда-а. Не простит.
- Я бы на твоём месте не делал из этого трагедию, - пожал плечами представитель славного семейства Борджиа. - Женщины — загадочные существа. Сегодня «никогда не простит», а завтра уже души в тебе не чает.
- Ты не понима-аешь!

- Естественно. Куда мне до понимания таких высоких сентенций, - любезно согласился Глава комитета по печати и информации, оттаскивая своего собутыльника от стены, которую он протёр своей сутаной до зеркального блеска, и волоча его на буксире за собой.
Путь славного принца Испании лежал обратно, во Дворец. Требовалось отдать Катерине на руки её «славного рыцаря глубоко печального образа»...

0

16

Comments

- За госпожу Катерину писала неподражаемая Сет-чан. Ну, а мне, - тяжело вздыхает. - Пришлось снова подвергать себя пытке отписываать 02...а потом подвергать различным несчастьям Авеля.
1 — (итал.) очень нехороший человек, сын непорядочной женщины
2 — (итал.) просто нехороший человек
[avatar]http://s015.radikal.ru/i330/1509/b8/b0518e9e9b7c.jpg[/avatar]

Прекрасный город Рим. Таверна «Рубикон». ===►

Ватиканский Доминион. Столица. Возле набережной Прати. Площадь Кавур.
[audio]http://pleer.com/tracks/4544532GcfG[/audio]
И всё-таки Борджиа не дотащил Авеля до «АХа». Мало того, что Крусник на середине дороги нагло уснул, так щуплый на вид священник оказался тяжелее полностью бронированного Инквизитора!
- Сколько же ты ешь, и куда у тебя это всё откладывается, смерть с косой?! - недовольно прошипел кардинал, бросая свою ношу на пол пути к ступеням Дворца Церкви, отчего, и без того несимпатичное, лицо пьяного 02 встретилось с брусчаткой, став ещё непригляднее…
- Эй ты, иди сюда! - скомандовал Антонио пробегающему мимо служке. Сначала низший чин служителей ватиканской Церкви хотел послать странного юношу в джемпере и штанах искать увлекательную и дальнюю дорогу, но, приглядевшись, опознал в нём кардинала ди'Борджиа и поспешил приблизиться.
- Этого, - принц указал на лежащего ничком Найтроуда. - Понесёшь за мной.
- А куда?
- уставившись на кардинала, переспросил служка.
- Что значит куда? В южное крыло, в комитет печати и информации, - недовольно уперев руки в боки, потребовал семикратный доктор наук.
И Авеля Найтроуда транспортировали в вышеуказанное помещение. Оставив оперативника Сфорцы отсыпаться на гостевом диване, Антонио Борджиа направился по своим делам.
Отвлекла его от этих дел Кейт Скотт, чья голограмма материализовалась в кабинете Главы комитета по печати и информации и вежливо уточнила, не видел ли кардинал Антонио патера Найтроуда. Борджиа пообещал патера найти и отправить к Железной Леди.
- «Не видел», как же его не увидишь, - недовольно бормотал представитель славного испанского семейства Борджиа. - Вито, найди эту похмельную сенсацию, окати ведром воды и вытолкай взашей. Наша трёхглазая красавица желает его видеть, - приказал кардинал своему помощнику.
Доброжелательный Вито не стал обливать многострадального Крусника водой, а просто вежливо разбудил, скинув с дивана, и сообщил, что Авеля ожидает госпожа Катерина
Охая, причитая и вздыхая, не до конца протрезвевший Найтлорд-средний по зигзагообразной траектории отправился искать свою начальницу. Для начала он приставал к каждой монахине в южном крыле Дворца, занимаемом комитетом по печати и информации, с требованиями предоставить ему Катерину Сфорцу, после чего был выкинут из помещения двумя крепкими монахами.
Бедняга Авель был несовсем трезв и совершенно потерян: где искать Сфорцу, он был без малейшего понятия. К счастью для него, Кейт Скотт связалась с ним по коммуникатору и сообщила, что госпожа Катерина будет ожидать агента Найтроуда на площади Кавур. И теперь путь ноль-второго лежал именно туда…
- Извините! Простите, вы не знаете, где площадь Кавур? - оперативник «АХа» заплутал где-то в районе виа Кассиодоро и вынужден был донимать каждого прохожего своими просьбами объяснить, куда же ему идти. Как правило, от помятого, растрёпанного и странно пахнущего священника прохожие шарахались, кто-то крутил у виска, кому-то не нравилось место назначения патера: ну, кто в здравом уме захочет отправиться на место, где буквально день назад прогремел ужасающий взрыв?! Найтлорд-средний уже предчувствовал, что он никогда не отыщет место назначения, пока не увидел безобидную и хрупкую с виду девушку, одиноко стоящую у фонтана. Быстрым шагом подойдя к своей цели, странствующий священник обратился с просьбой:
- Сеньора, прошу вас, скажите же мне, где находится площадь Кавур? Я совершенно заплутал, - горестно вздохнув, всплеснул руками Авель. Впрочем, сделал он это зря. Девушка была не одна, очевидно, ожидала кого-то. Увидев рядом со своей спутницей какого-то странного типа, оживлённо жестикулирующего и, очевидно, докучающего девушке, двое крепких ребят из приезжих с окраин Доминиона на время празднества, подошли к Круснику с двух сторон.
- Слушай, figlio di puttana1, а ну-ка испарись отсюда, по хорошему, - угрожающе начал один из них.
- Нет-нет, - по-идиотски заулыбался 02. - Вы меня не поняли! Мне надо на площадь…
- Да нет, stronzo
2, это ты не понял. Гуляй, тебе говорят, отсюда! - пробасил второй спутник нечаянной жертвы внимания Авеля.
- Мне жаль, что меня не так поняли, - заламывая руки, промямлил крусник.
В это время приезжие из глубинки Ватиканских владений гости столицы принюхались и безошибочно определили:
- Да он ещё и алкоголик! Освежить его надо, - переглянувшись, решила парочка крепких деревенских итальянских парней. После чего, схватив Авеля Найтроуда с двух сторон за плечи, дружно окунули упирающегося «АХовца» в фонтан. Компания, дружно гогоча, отправилась по своим делам, а хныкающий ноль-второй пытался выбраться из фонтана, поминутно поскальзываясь на мокром мраморе и громко выражая свои страдания. Именно в этом виде его и застала нервная после трёх взрывов в центре Рима жандармерия. К счастью для Авеля, обошлось без ареста, но тумаков агент Крусник получил и от служителей порядка.
В таком виде патер Найтроуд, с горем пополам, и добрался до злосчастной площади имени Кавура, где его ожидала Катерина Сфорца и Трес Икс. Увидев знакомое алое облачение, Авель издалека запричитал:
- Eminenza! Прости-ите меня-я, хмпф-ф, - запутавшись в собственной мокрой сутане, Крусник 02 споткнулся и упал прямо на изуродованную взрывом брусчатку.
Снующие по площади Инквизиторы рангом попроще, которым поручили разгребание завалов, в том числе, не преминули пнуть по рёбрам лежащее на дороге тело. Когда тело в чёрной сутане отозвалось громким «Ой-ой», Воины Веры с «труповозкой» прошли мимо.
Патер Найтроуд всё же поднялся на ноги и смог пройти разделявшие их несколько метров до Сфорца.
- Госпожа Катерина, простите меня! Я был так неправ… Мне нет прощения! Как ваше самочувствие? - затараторил мокрый, помятый и грязный крусник.
Кардинал не сразу заметила Найтроуда. В момент появления на площади долговязого АХовца, Сфорца  выслушивала краткий отчет о состоянии дел от одного из инквизиторов, задавая уточняющие вопросы и получая слишком сдержанные и лаконичные ответы. Хотя, чтобы узнать всю правду, достаточно было просто осмотреть пространство вокруг. Из-за мощности взрывной волны многочисленные жилые дома и муниципальные постройки по периметру площади обрушились, те же, что устояли, находились в  аварийном состоянии, ввиду многочисленных трещин в самом корпусе конструкций зданий. 
- Когда  вы планируете закончить? – На этом их разговор прервал Трес, привлекая внимание герцогини к беловолосому герою дня. – Это же.. Извините меня, офицер, продолжим этот разговор чуть позже.
- Как пожелает ее высокопреосвященство.
– Инквизитор сухо откланялся.
Вид подошедшего вызвал у Катерины чувства тревожной тоски и сожаления о том, что предстоит сделать. Хотя первым  желанием было поругать чумазого, мокрого и дурно пахнущего Авеля за то, что тот как всегда неосторожен и безрассуден, но, едва заслышав его мольбы о прощении, молодая женщина, тяжко вздохнув, достала из кармана кардинальской сутаны  чистый носовой платок.
- Похоже, Трес, отец Найтроуд снова умудрился собрать всю грязь, что есть в Вечном Городе. Не кричите так, Авель…  и протрите хотя бы лицо!  Я жива, а значит, все хорошо.

Авель Найтроуд растерялся и замолк, немного неуверенно протянув руку к платку, предлагаемому Сфорцей, патер всё же решил продолжить свои излияния:
- Но я же мог навредить вам! Мне так жаль… Если бы я как-то мог загладить свою вину перед Вами, Eminenza, - всхлипывая, и всё же взяв платок, ноль-второй принялся с его помощью старательно размазывать грязь по лицу.
Когда слой грязи на не-сиятельном лике Крусника из чёрно-белых пятен стал просто ровным серым налётом на всей поверхности лица, отец Авель дружелюбно, но без явного блеска интеллекта, улыбнулся Тресу, Катерине… и протянул женщине-кардиналу её изгвазданный платок.
Железная Леди наблюдала за манипуляциями Найтроуда совершенно невозмутимо, ну, может, слегка приподняв брови.
- Оставьте его себе, может, кхм… ещё пригодится. – Женщина скептически окинула Авеля взглядом и, развернувшись в противоположную сторону, неторопливо пошла, иной раз  преодолевая небольшие преграды в виде вывороченных кусков плит или расколовшегося фонтана, что не так давно находился в центре Кавур.  
- Это было красивое место…когда-то. И довольно людное. Как и старинный  мост. Авель, как вы думаете, какую цель они преследовали?

Патер Найтроуд скомкал платок и небрежно сунул его в карман сутаны, отчего он вывалился и остался валяться на брусчатке, когда как сам 02 торопливо засеменил за Миланской Лисой.
- Да-да, очень красивая площадь была, - закивал агент Крусник. - Никогда здесь раньше не бывал, но, уверен, — о-очень красиво!
Идущий позади парочки старых знакомых Стрелок издал какой-то непонятный звук, похожий на смешок, в ответ на излияния ноль-второго.
- Цели, госпожа Катерина? - Авель удивлённо захлопал глазами. – Так, они же в Склеп пробраться хотели! Внимание отвлекали. Думали, пока завалы разгребать будут, в катакомбы никто и не сунется… Это же орденцы, они очень коварные. Если бы я не пошёл в Склеп...никто бы об их операции не узнал, - Найтлорд-средний совсем отвлёкся, пытаясь донести свою мысль герцогине Милана. Поэтому большой кусок мрамора, оставшийся от фонтана, он и не приметил, отчего весьма неудачно навернулся. От не красящей его физиономию встречи с землёй его спас схвативший Найтроуда за растрёпанные седые волосы Трес Икс. Удержав, таким образом, крусника 02 от падения, Человек Убивающий поставил оперативника ровно.
Не оглядываясь на подчиненных, и, соответственно, будучи не в курсе их «приключений», Сфорца продолжала идти.
- Орден? Нет, это сделали не Враги Мира, Авель.. – Обернувшись, кардинал  едва заметно пришла в удивление от развернувшейся перед ней сцены, где Икс за волосы встряхивает 02. Поймав выпавший монокль в полете,  молодая женщина, недовольно поджав губы и сузив глаза, жестом потребовала у своего телохранителя показать отцу Найтроуду те самые бумаги.

Стрелок вытащил требуемую вещицу откуда-то из недр своей тёмной сутаны и вручил растерянному древнему монстру... Древний монстр растерялся ещё больше, но папку взял, открыл и принялся просматривать.
- «Чёрная Рука»? Что это? Ой, тут говорится, что взрыв — их рук дело, - Авель поднял округлившиеся от удивления голубые глаза на Катерину. - Это правда? Значит, Орден был не один, а ещё и позвал «друзей» на «вечеринку», - дурно пахнущий священник нахмурился.  Если «Розенкройц» действовал не в одиночестве, значит, они могли напасть не только на Склеп. Возможно, где-то ещё в Ватикане чего-то недосчитались, просто некому было засвидетельствовать эту потерю…
- Скопье, - протянул патер Найтроуд. - Это где? Венгрия? Мы же кого-то туда пошлём? Если это сообщники Ордена, то нельзя оставить это просто так!

+1

17

[avatar]http://savepic.ru/12051236.png[/avatar]
Площадь Кавур.

- Скопье находится в маркизате Македония. – Стоящая рядом женщина посмотрела на вечернее небо. – А насчет «друзей»… Профессор предположил, со слов вашего общего знакомого, Исаака Батлера, что «Розенкройц» ради успешной операции в Склепе не собирался  производить…лишнего шума, вроде этого. – Герцогиня перевела взгляд на разрушенную площадь. -  Уильям считает, что «Черная Рука» вмешалась, чтобы неким образом навредить… или помешать Врагам Мира. Скорее всего, речь идет о соперничестве. Хотя…Все это пока только догадки. И нам…мне нужна в этом ваша помощь, отец Найтроуд. – Катерина Сфорца повернулась и пронзительно посмотрела на долговязого мужчину.
- Я, Eminenza? - Авель Найтроуд чуть не выронил папку из рук. - Но я...должен остаться в Риме. Как же Склеп, как же Вы? Если вдруг розенкройцеры решат повторить?
Крусник 02 растерянным взглядом окинул площадь, глядя поверх суетящихся Инквизиторов, жандармерии и медиков.
- Если эта «Чёрная Рука» и вправду враг Ордена, то мы могли бы с ними договориться… Или хотя бы узнать, чего они хотят от нас. Но что, если они, на самом деле, в сговоре и просто отвлекают на себя внимание? Что, если я уеду в Скопье...а македонские экстремисты приедут сюда? Кто позаботится о вас, о Риме и о...Ней?
- Если Профессор считает, это, конечно, больше похоже на правду… Но Профессор тоже может ошибаться, разве нет? - патер сдвинул серые брови к переносице, напряжённо размышляя. - Катерина просит меня, значит, ей правда нужна именно моя помощь в этом деле. Но что может сделать Крусник в этом Скопье? Всех убить?! Господи, как же всё сложно!

Видя его растерянность и сомнения, женщина опустила голову, глядя себе под ноги, и скрестила руки на груди в защитном жесте. А затем медленно побрела к центру эспланады Кавур, где раньше стоял многосотлетний фонтан. За ней следом пошел и Трес Икс. Остановившись у самого большого его обломка, наиболее «удобного», по ее мнению, кардинал, чисто символически смахнув с него пылинки, села, подняв голову к закатному горизонту.  И так и осталась сидеть с грустной улыбкой, наслаждаясь тем самым волшебным моментом,  когда заходящее солнце окрашивает городские крыши  в чудесные краски, выбирая из палитры самые насыщенные: золотой, медный, огненный и даже  пурпурный.
Бывший начальник службы безопасности «Красного Марса», опустив голову вниз, невидящим взглядом буравил зажатую в руках папку. Когда ноль-второй всё же удосужился обратить своё внимание на спутников - и Трес, и Катерина находились возле крупного обломка фонтана. Кардинал Сфорца сидела, подставив голову закатному солнцу, и чему-то грустно улыбалась. Глядя на Железную Леди, такую хрупкую и одинокую сейчас, Авель понимал, что не сможет ей отказать. Сделав неуверенный шаг вперёд, оперативник «АХа» сказал:
- Я...поеду. Если вы просите меня, Ваше Высокопреосвященство, то я просто не могу вам отказать. Я могу лишь молить Господа, чтобы мои опасения насчёт возвращения Ордена в Рим не оправдались. Тогда не только Склеп будет под угрозой...вы понимаете? - с надеждой глядя на Сфорцу, выдавил 02.

- Безусловно..- Катерина едва сдержала чуть не вырвавшийся вздох облегчения и тепло улыбнулась Найтроуду. Её глаза лучились понимаем…и чем-то ещё, возможно, гораздо большим, чем просто искренняя симпатия. – А ещё я понимаю, какую жертву…в очередной раз вы приносите ради…нас всех, Авель.


Актуальный комментарий

Иллюстрация к посту из канона:
http://s020.radikal.ru/i720/1509/3a/9cc8a6f3ede8t.jpg

+1

18

[avatar]http://i057.radikal.ru/1509/eb/e2bb2eef166d.jpg[/avatar]

Рим. Квиринальский Дворец. Зал Послов.

Принятие послов перенесли в палаццо дель Квиринале. Такое постановление государственный секретариат совместно с МИДом был вынужден вынести после того, как началось давление на него  со стороны конгрегации божественного культа и дисциплины таинств и его префекта, кардинала Фаринато Умберти, которых, в свою очередь, «наверняка, науськивали известные всем личности».
Поэтому-то госсекретарь Фьямма велел разослать приглашения о встрече послам с целью проведения всех переговоров,  деловых встреч и, последующих за ними, неофициальных бесед в другую резиденцию понтифика. Квиринальский дворец вполне подходил по многим причинам: первая и основная – он был достаточно удален от  Верховного Главы церкви и Апостольского Дворца, за которых, в равной степени, так переживало обеспокоенное духовенство; вторая – палаццо дель Квиринале располагался неподалеку от мест размещения обеих дипломатических миссий: альбионской – что обживалась в палаццо Памфили, выходящего на пьяцца Навона, и имперской – которую Инквизиция фактически замуровала в Palazzo del Laterano.
Сфорца прибыла со своими сопровождающими примерно в одно время с его высокопреосвященством Гальвано Фьяммой. Ведь необходимо было убедиться в полной готовности секретариата к приему, да и обсудить спорные моменты лишний раз не помешало бы.
Герцогиня Милана шла по палаццо, минуя одну залу за другой, время от времени, кивком головы приветствуя знакомых клириков.
- Лоретта, вы взяли все документы? А те 3 папки, что я просила принести из хранилища  библиотеки?
- Д-да, ваше высокопреосвященство, кажется…
- Девушка, смутившись, принялась перебирать ту кипу, что несла в руках. – Ой,  мы потеряли сеньора Вордсворта! Он, наверное, остался там, в том большом  зале..
- Да, в Кирасирском зале, несомненно, есть на что посмотреть. Не переживайте так, он нас найдет.

Дойдя до Зала Послов, кардинал в самых дверях столкнулась лицом к лицу с секретарем папского совета,  Энрико Каэтани. Заминка длилась несколько секунд, затем мужчина посторонился и жестом руки показал, что дамы идут первыми.
- Добрый день, епископ. – Катерина сухо поздоровалась, недобрым взглядом сверля секретаря. – Не соизволите ли вы разрешить мои сомнения относительно того, с каких пор кардинал Медичи стал частью секретариата святого престола?
Из-за того, что Сфорца не соблаговолила зайти в зал или выпустить из него Каэтани, он так и остался стоять на пороге. Епископ иронично приподнял бровь и, хмыкнув, скрестил руки на груди.
- Это очень интересный вопрос, ваша светлость. Как и тот, с чего вдруг вы требуете ответа на него от меня?
- Глава  конгрегации доктрины веры очень… вовремя меня оповестил о решении кардиналов, что его участие  в сегодняшней беседе с делегацией из Империи… необходимо.
- И вы, очевидно, собирая данный пазл воедино, внезапно вспомнили, что вне папского совета справедливости и мира кардиналов больше нет? Как бы это сказать… «закончились»? С учетом факта, что большинство именно «наших кардиналов» сейчас трудится вне стен Церкви, может быть, речь все-таки шла о каких-то «чужих кардиналах», ваша светлость? Ко мне лично запросов от главы данной конгрегации не поступало. Советую Вам поискать «этих пташек божиих в алых мантиях» где-нибудь…не здесь. Вы позволите мне пройти?
- Энрико, вы все ещё здесь?! Это нужно сделать безотлагательно! Я же вас попросил…
- Из глубины Зала Послов донесся ворчливый окрик госсекретаря.
- «Одна нога здесь – другая там», я так и делаю, ваше высокопреосвященство! – Закатив глаза к потолку, Каэтани, стоя в пол-оборота, громогласно и с пафосом ответил явно раздраженному Фьямме. -  Тут кардинал Сфорца пропустила только мою левую. А правая все ещё с вами!
- Так пускай она зайдет!
– Госсекретарь, в очках и с документами в руках,  подошел к проему. -  Послы уже в пути.. Оставьте свою ершистость, епископ. У меня сегодня нет настроения и времени – не тот день!
- Тогда следует встречу перенести, ваше высокопреосвященство, так как ее светлость тоже не в духе. А прибавив к вашему тандему кардинала Медичи и принца Борджиа – получится целый квартет персонажей комедии дель арте.
– Больше сердито, чем насмешливо бросил секретарь, сумев все-таки проскользнуть за дверь, предоставляя  обоим кардиналам для сурового сверления взглядом свою удаляющуюся спину.
-  Мнда, не обращайте внимания, он, как и все мы, просто не в духе! Катерина, скорее проходите, у меня как раз есть парочка спорных моментов...потребуется ваше мнение.
Склонившись над столом с бумагами, стоящим в самом центре помещения, дискутирующие кардиналы не заметили, как в залу вошел Уильям Вордсворт, который, в свою очередь, не сразу приметил глав двух  служб секретариата.
- Бог ты мой, какие шедевры вокруг!  О! Лоретта! Вы уже здесь бывали раньше? Согласитесь, это прямо-таки… потрясающие образцы итальянского искусства! – Профессор, с сидящими очками на носу, водил кончиком трубки по настенным росписям, что были на уровне его головы. – Здесь копии фресок  середины  XVII  века, ну, эпохи до Армагеддона, а панели  под  потолком - XIX века.. О, вон даже «Поклонение Волхвов»…А «Миссия  апостолов» - при данных обстоятельствах очень… аллегорично, вы так не думаете, мисс Лоретта?
- Кхм, сеньор Вордсворт..
- Лоретта кашлянула в кулачок, обращая внимание альбионца на кардиналов.

Путь от Латеранского дворца к палаццо дель Квиринале.

- Ручные вампиры.. Вот кто мы для них!  Беспомощные, забавные зверьки… на цепи и в клетке!
- Граф, мне кажется, вы немного преувеличиваете. Так сложилась ситуация…
- Сложилась?! Да не будь Розенкройц - они сами бы взорвали что-нибудь, чтобы только нас оболгать и запереть! Как вы не понимаете, княгиня! Я был здесь и знаю, что они за…люди!
- Вы забываете, ваше сиятельство, в этот раз вы здесь как официальный представитель нашей страны…
- Официальный?! Да?! А почему я не могу выйти из особняка, кроме как на эти унизительные и утомляющие допросы Инквизиции?! Почему я до сих пор не нанес официальные визиты министрам или… кардиналам, неважно, кто тут у них… Не установил никаких контактов, кроме кардинала Сфорца?! Почему я не могу пообщаться с местным населением?! Если я официальный представитель, посол, то где же мое посольство, где нормальные условия для работы?   А о привилегиях и иммунитете смешно даже упоминать! Если вам и мне, княгиня, ничего не сделают, в чем я все же сомневаюсь, то о неприкосновенности нашего багажа, а уж, тем более, документов – речи не идет, это же Ин-кви-зи-ция! Вы меня понимаете?

Глядя, как накручивает сам себя граф Мемфиса, Зиберора Солит решила в этот раз не вмешиваться в процесс и не воздействовать на разум молодого мафусаила, как она это уже проделывала сразу по приезде в Рим во время вручения верительных грамот и официальной встречи с папой Алессандром. Тогда юное дарование из Империи было уж чересчур напряжено, пришлось временно подавлять его негативные эмоции. Теперь в его естественном негодовании мог быть толк.
Тайная советница понимала, что события у алтаря развернули всю имперскую кампанию в иное русло. Если положение альбионцев было «фиксировано» уже почти готовым договором, то их положение стало ещё более шатким, обойдись Враги Мира  без взрывов и разрушенного акрополя.. Возмущение графа Мемфиса имело все основания – и поэтому оно должно было быть озвучено. Вопрос в том, как далеко Ион Фортуна зайдет в своем гневе, оставался для Солит открытым, она надеялась, что успеет обуздать Хранителя Меча Императрицы вовремя.

+1

19

К посту

- Писалось совместными усилиями с Сет и Исааком. И да, Борджиа тут откровенно отдыхает душой.
Иллюстрация к посту:
http://s008.radikal.ru/i305/1509/dd/fc1fab0e326ct.jpg
[avatar]http://s020.radikal.ru/i703/1509/86/a67692a7bbc0.jpg[/avatar]

Южное крыло Дворца Церкви, отведённое комитету по печати и информации. ===►

Квиринальский холм Рима. Квиринальский дворец.На пути к Залу Послов.

soundtrack:
[audio]http://pleer.com/tracks/207206203X5[/audio]

- Ваше Преосвященство, вы уверены, что остальные кардиналы будут не против?
- Эм-м, честно говоря, меня это не волнует,
- проходя сквозь массивные и величественные двери дворца авторства Доменико Фонтана, Антонио небрежно махнул рукой в ответ на вопрос своего помощника Вито.
Взору двух служителей Матери Церкви предстала величественная двухмаршевая лестница, а прямо по курсу виднелся выход в квиринальские сады.
- Понимаешь ли, в чём дело, Вито. Вне зависимости от того, одобрят ли моё решение Сфорца и Медичи или сочтут его преждевременным, я должен это сделать. Послы Империи просто в кошмарном положении. Чем скорее они смогут обозначить себя перед СМИ как настоящая посольская делегация с самыми серьёзными намерениями, тем больше вероятность того, что консервативные католики начнут к ним прислушиваться и присматриваться, - приглушив голос, сообщил принц Валенсии. - Поэтому мы просто разместим наших репортёров в отдельной зале, где они дождутся конца заседания, а по итогам проведём небольшой брифинг, куда пустим прессу.
- Глава Конгрегации может этому воспрепятствовать,
- так же негромко парировал Вито.
- Нет-нет, - Антонио пригрозил невидимому Франческо указательным пальцем. - Он сможет попытаться, правда, я совершенно без понятия, как он это сможет сделать в одиночку с одним консультантом. Впрочем, не спорю, что одним своим видом наш славный герцог может распугать кого угодно, - рассмеялся молодой доктор наук.
Двое представителей ватиканского комитета по печати и информации направились по главной лестнице через salone dei Corazzieri в Зал Послов, где и должно проходить первое официальное заседание с имперскими послами. Путь предстоял не самый близкий: требовалось пройти через большую часть палаццо. Существовал и другой вход, более близкий к цели назначения, но подъезды к нему были крайне неудобными, и ди'Борджиа предпочёл пройтись по дворцу, чем страдать от пробок, неудобства парковки и прочих технических мелочей.
- Проблем с имперской делегацией будет больше всего. Ты просто не представляешь, какой международный «нарыв» вскрывает это посольство, - продолжил принц прерванную восхождением по лестнице беседу. - Так что я прекрасно понимаю Франческо: почему он упирается всеми четырьмя, лишь бы этого не допустить…
- Значит, имперское посольство на самом деле плохая идея?
- брови поверенного кардинала Борджиа взлетели вверх.
- Ни в коем случае. Я готов кидаться грудью на амбразуру, лишь бы это посольство принесло хоть какие-то плоды: открытие имперского посольства, признание Империи де-факто, начало торговых сношений, что угодно! - забыв про необходимость приглушать голос, воскликнул Антонио. - Эти краснобрюхие консерваторы из Консистории совсем забыли, что прошла тысяча лет, что прогресс не стоит на месте. Невозможно жить на одной планете и игнорировать друг друга! Медичи боится проблем, кардиналы боятся перемен… Но они нужны нам. К чёрту Сфорца, к чёрту Франческо, мы должны начать работать над установлением отношений с Империей Истинной Расы уже сейчас, это не быстрый процесс. Дальше будет только хуже, - вздохнул принц Испанского Королевства. - Проблема не только в том, что верхи не хотят. Самосознание ватиканцев пока не готово к миру: именно поэтому нужно пригнать сюда СМИ, дать возможность их радиостанциям вещать на территории Доминиона...да что угодно! Люди должны слышать их голос.
За таким серьёзным разговором парочка новаторов дошла до Зала Послов мимо многочисленных караулов и постов Инквизиции и жандармерии.

Палаццо Квиринале. Зал Послов.

- Нет. Нет. И ещё раз нет! Профессор…как вас там..
- Вордсворт.
– Подчиненный Фьяммы, сидящий по левую руку пожилого кардинала, услужливо прошептал.
- Да, благодарю. Так вот, профессор Вордсворт, это не все так «просто».. –Гальвано Фьямма гневно сверкнул глазами и поджал губы. - Существуют принципиальные подходы к обоснованию предоставления дипломатических привилегий и иммунитетов,  и у нас есть только 2 варианта: альтернативность – то есть, их  предоставление является правом, а не обязанностью государства и функциональная необходимость  - когда должны быть созданы все надлежащие условия для эффективной деятельности диппредставительства.
- Так это же просто замечательно, ваше высокопреосвященство! Не вижу здесь никаких сложностей!
– Вордсворт удовлетворенно улыбнулся.
Госсекретарь сердито уставился на кардинала Сфорцу, требуя, чтобы она утихомирила своего «консультанта». Сестра Лоретта, что сидела возле герцогини, пунцовела и прятала глаза, ссутулившись, дабы как можно меньше занимать места. Миланская Лиса же притворилась, что не понимает, что конкретно вывело из себя главу папской канцелярии, и вопросительно приподняла брови.
- Тогда я вам объясню! – Тяжко вздохнув, Фьямма с досадой поправил очки. – Мы упираемся в правовой статус диппредставительства, как то: размещение, право пользования флагом и эмблемой государства, неприкосновенность архива документов, корреспонденции и, естественно, территории и выделенного помещения. -  Пожилой мужчина раздраженно вещал, при перечислении загибая шишковатые пальцы  рук. - Также вопросы, касающиеся быта, осуществляются корпусом диппредставительства непосредственно. А обеспечение им свободы сношений, официальных контактов с влиятельными лицами страны – наш первоочередной долг. То есть, мы ОБЯЗАНЫ оказывать всяческое содействие послам в выполнении их  функций. – Тут он глубокомысленно замолчал на несколько секунд, обвел взором присутствующих.
- Это все понятно, ваше высокопреосвященство.. – Альбионец вежливо кивнул, когда кардинал поднял руку, намекая, что он ещё не закончил.
- Камень преткновения – «правильный» правовой статус, выданный представителям государства, которое долгое время было  нашим «самым опасным и непримиримым врагом». До сегодняшнего дня. А его жители, абсолютно не являясь короткоживущими людьми, такими же терранами, как и мы с вами, фигурировали в хрониках нашей истории только как  «воплощения дьявола» на Земле и «кровожадные убийцы»…«худшие творения Господа», как и  их «адские утерянные технологии». - Госсекретарь снова поднял руки, не давая возмутившемуся  уж было «консультанту» раскрыть рта.
- И я, и её светлость так не считаем и желаем этого сотрудничества более, чем положено по нашему статусу. Сами подумайте, переступить через предрассудки даже не простых мирян, а кардинальской коллегии, присовокупив к этому еще и известную всем конгрегацию и бюро…

- Переступить? Боюсь, как бы нам не пришлось прыгать через них, - прервал речь Госсекретаря молодой мужской голос. - Через предрассудки, в смысле. -
В Зал Послов вошёл сам обладатель голоса — кардинал Антонио ди'Борджиа. Рядом с ним находился серьёзный и собранный Вито, готовый всегда прийти на помощь своему господину.
- Я тут на входе встретил Каэтани, так бедолага сказал, что встречает послов в одиночестве! - продолжил свою болтовню Валенсийский принц. - Я бы остался поболтать с Энрико, чтобы он не заплесневел от скуки, но сделать мне этого не позволили. Кстати, как вы относитесь к прессе? - проходя ближе к столу и занимая одно из кресел невдалеке от Лоретты, вопрошал Антонио.
- И вам доброго дня. – Насмешливо протянула «прекрасная блондинка» с моноклем. – Думаю, вы это зря сказали. -  Её уже изрядно утомили препирания госсекретаря с её подчиненным альбионцем. День и так предстоял нелегкий, а у председательствующего на этой встрече Фьяммы уже тряслись руки.
Вордсворт же приветливо кивнул, привставая, ироничным жестом руки снимая невидимую шляпу перед новоприбывшим. Лоретта скромно опустила глаза, выпрямив спину и сцепив руки в замок на коленях.
- Никакой прессы, кардинал Борджиа! – Глава секретариата сорвал с носа очки и впился злобным взглядом в испанского принца. – Я же вас предупреждал заранее!

Улыбнувшись Уильяму Вордсворту, а также подмигнув Лоретте, кардинал Борджиа состроил шутливо-виноватую мину:
- Не переживайте, сеньора Сфорца, уверен, кардинал Фьямма отнесётся к этому с присущим ему спокойствием и терпением! Правда, кардинал Фьямма? - повернув свой лучезарный лик к Гальвано. - Вы же знаете: я не понимаю с первого раза, особенно, когда дело касается прессы! Увы, но выбора у вас уже нет: репортёры будет ожидать послов Империи после заседания возле всех выходов из палаццо, - беззаботно улыбаясь, сообщил представитель Испанского Королевства. - Нет, вы, конечно же, можете вывести их через катакомбы… Но я бы не советовал. Мало ли какие «мины» ожидают вас там.
- Кардинал Медичи будет в бешенстве, - флегматично подметил Вито.
- А мы ему не скажем! Пусть для него это будет сюрпризом, - захлопал в ладоши обрадованный гениальностью собственной идеи министр по связям с общественностью. - То-то он обрадуется...
Это заявление произвело тихий фурор: альбионец с трубкой в зубах удовлетворенно кивнул и жестами обозначил аплодисменты. Лоретта выпучила глаза, а Катерина, прикрыв веки, помассировала двумя пальцами переносицу. Госсекретарь же встал со своего кресла, побагровев лицом, и указывая пальцем на принца, приготовился к громогласной отповеди.
- А вот эта Зала Послов, ваше превосходительство! Она, как видите, ничем практически не отличается от Желтой Залы, впрочем, здесь они все, по моему мнению, на один мотив.
-О, не скажите, господин Каэтани! Фрески и мозаика – совершенно уникальны и бесценны! А эта атмосфера просто пронизана некой  легкостью…

В проеме застыли двое мафусаилов и зампред кардинала Коррарио. Если княгиня умеренно восторгалась, но довольно искренне, внутренним убранством Квиринальского дворца, то глава имперской делегации, Ион Фортуна, был чрезмерно холоден и сдержан. Увидев их, Фьямма грузно сел на место и, закрыв ладонями лицо, потребовал от помощника стакан воды.
- Да-да, сеньора Солит.  Наши дражайшие кардиналы уже заждались, вон как радуются…от нетерпения. – Секретарь папского совета просчитал ситуацию и теперь старался сдержать насмешливую ухмылку, пропуская гостей вперед.
Глава МИДа  встала и подошла, а вслед за ней Лоретта и альбионский гений.
- Добрый день, ваше превосходительство, ваша светлость! Мы вас, несомненно, ждали. И, если бы наш уважаемый епископ соизволил предупредить заранее, мы бы все вышли вас встретить.
- Не стоит утруждать себя!
– Показательно равнодушно бросил  имперский посол и прошел внутрь.
- Доброго дня и вам, госпожа Сфорца! – Зиберора дружелюбно протянула ладонь блондинке в алом. – Как самочувствие кардинала-председателя?
- Улучшений все нет. Мы непрестанно молимся, все в руках Господа!
- Мы с вами в наших мыслях,
- пожилая мафусаилка накрыла второй ладонью все ещё удерживаемую руку молодой женщины, - и если понадобится наша помощь – только скажите.
-Непременно! Благодарю вас, княгиня!
– Герцогиня улыбнулась краешком губ.

Антонио Борджиа так же вскочил со своего места, чтобы поприветствовать посольскую делегацию.
- Ура, наконец-то, я могу увидеть вас вблизи, - подлетел к Йону испанский принц и усиленно потряс протянутую руку. - А то Медичи и его оловянные солдатики совершенно не дают нормально поприветствовать дорогих послов! - кардинал расплылся в очаровательной улыбке. - Как вам в Риме, господин посол? Чудесное место, не так ли? Столько развалин и рухляди, как среди зданий, таки и, кхе-кхе, людей…
Так получилось, что Франческо ди'Медичи выехал позже, чем планировалось: в Конгрегации Доктрины Веры, а так же в самой Инквизиции нашлось немало проблем, требующих личного вмешательства кардинала-епископа. Неприятно, конечно, но герцог нисколько не переживал по данному поводу — официальные переговоры без него не начнут, а всё остальное есть ересь и суета сует. Медичи как раз решил воспользоваться другим выходом, тем, что проходил через спиральную лестницу Маскарино. Да, подъезд к данному выходу из палаццо был неудобен и пробки были повсеместным явлением в Риме.. Только, когда ты Главнокомандующий Вооружёнными Силами Ватиканского Доминиона, — это не так существенно. В качестве помощника-консультанта герцог Флоренции и Тосканы выбрал сестру Паолу. Такой выбор был обусловлен тем, что ди'Медичи предпочёл, чтобы брат Матфей остался в Апостольском Дворце: мониторить настроения в среде кардиналов и препятствовать подпольным махинациям Сфорцы. Контролировать ситуацию в палаццо Квиринале Франческо вполне мог и сам. А Леди Смерть была верна, немногословна и более-менее разбиралась во внешней политике (хотя в выпиливании еретиков она разбиралась, конечно, лучше).
Приветствия послов и переругивания кардиналов не могли продолжаться вечно: двери Залы послов в очередной раз были распахнуты, и, подобно алому вихрю, в залу прошёл кардинал Франческо Медичи собственной персоной. За ним молчаливой тенью следовала статная женщина в бордовой монашеской рясе и стальном корсете. Орлиным взором окинув помещение и отметив, что все уже собрались, герцог Флоренции выдал:
- Прошу прощения за опоздания. Некоторые неотложные дела Конгрегации потребовали моего оперативного внимания. Приветствую вас, граф Фортуна, княгиня Солит, - поочерёдно приветственно кивнув послам Империи, обратился Франческо. - Рад видеть вас всех в добром здравии на этом заседании..
После чего ди'Медичи таким же широким шагом проследовал к столу, где занял оставшееся свободное место, а рядом с ним расположилась сестра Паола, сжимающая в руках тёмные папки с гербом Бюро.

+1

20

[Ватикан. Рим. Комплекс Дворца Церкви. Ватиканские сады. Американский сад.] =========►►

[Рим. Квиринальский Дворец. Зал Послов.]

http://s019.radikal.ru/i626/1509/95/00d5e0f348ca.jpg
Будем продолжать навязчивую демонстрацию силовых структур или перейдём к поискам дипломатического компромисса на основе демократического плюрализма?
Андрей Белянин. Свирепый ландграф

Дипломаты... лучший дипломат — это заряженная фазерная батарея!
Звёздный путь (Star Trek) (1966)

При виде Медичи, госсекретарь подавился глотком воды и закашлялся. Пожалуй, это было единственным открытым проявлением негатива присутствующих по отношению к участию герцога Флоренции в данном заседании.
Взяв на себя обязанность «председателя» на этой встрече, вместо временно выбывшего Фьяммы (личный секретарь помог все ещё кашляющему кардиналу выйти в другой зал), глава МИДа представила послам всех присутствующих, также предупредив, что  данное собрание не предполагает жесткой регламентации и чрезмерной формализации.
-… Мы собрались здесь в первый раз (и будем собираться в дальнейшем, надеюсь, обойдется без «разрушительных проволочек» и «взрывных помех»), чтобы наконец-то положить  начало конструктивного диалога между нашими странами!  Похоже, моя вступительная речь слишком затянулась, раз до сих пор нет его высокопреосвященства, прошу меня великодушно простить!  Тогда, пожалуй, стоит дать право высказаться нашим гостям.
- Как Чрезвычайный и Полномочный посол Её Императорского Величества,  я благодарю от имени Императрицы всех глав Ватикана за оказанный мне и моей делегации радушный прием… а также за высокий уровень безопасности и защиты, которым вы нас…окружили.
Фортуна пренебрег предложением сидеть во время своей речи - он стоял, возвышаясь над сидящими итальянцами. - Однако теперь я твердо намерен  не тратить времени зря, так как, находясь в фактической изоляции (в вашем прекрасном дворце из-за известных печальных событий)  от внешнего мира, нашего, в том числе, мы упустили много возможностей установить контакт с вашими представителями. На этой встрече я бы хотел решить наиболее острые, по моему мнению, вопросы.

Кашель кардинала Фьяммы Глава Конгрегации и Доктрины Веры предпочёл оставить без внимания: это было невежливо, он же не кривлялся при виде вампиров, верно?!
- Ну, что вы, господин посол, - манерно растягивая гласные, вклинился в речь кардинал-епископ, - не стоит благодарностей! Это наша святейшая обязанность обеспечить безопасность вашей делегации.. Весьма прискорбно, что нападение на Рим пришлось так некстати. Да и что люди теперь подумают, в связи со всеми этими взрывами о состоянии посольства? - цокая языком, Франческо в притворном сожалении покачал головой.

- О! Как вы правы, Ваше Превосходительство! - подключился к беседе ди'Борджиа, не желавший отдавать контроль за беседой в загребущие ручонки Медичи. - Это досадное и неблагоприятное стечение обстоятельств, но я уверен, что теперь мы наверстаем упущенное. В честь окончания недели празднования Дня Всех Святых будет большой приём, и я уверен, что вы окажете нам большую честь, если посетите его…
- Ну да. А ещё давай им сразу ключи от Рима подарим. И сразу начнём мы с кровопийцами «Filare d'amore e d'accordoI». Вот счастье-то неземное, - подперев голову рукой, размышлял сиятельный герцог, сверля взглядом фрески над головами послов.
- Вам не кажется, кардинал Борджиа, что вы немного забегаете вперёд? - сухо поинтересовался Главнокомандующий у принца. - Здесь не марафон, чтобы соревноваться в скорости и дальности..

Если поддержка со стороны этого террана Антонио, веселого и похожего больше  на простого  повесу, чем серьёзного кардинала, вызвала положительный отклик в душе юного посла, то на высказывания кардинала Медичи Ион Фортуна сжал челюсти и заметно напрягся, нахмурив лоб. Он действительно старался показать Империю с лучшей стороны, всячески помогая короткоживущим из Бюро Инквизиции. Но этот процесс как-то слишком сильно затянулся, а освобождать их от новоприобретенной обязанности никто не собирался, вместе с тем, совершенно не давая возможности стать посольством де-факто.
- Именно об этом «забегании вперед» я и собирался сегодня держать речь, уважаемые кардиналы. Вручение верительных грамот Главам Ватикана (которое состоялось, и  вы были тому свидетелями!) является показателем того, что наше посольство вступило в свои права и может начинать официальные отношения с вашими политическими и общественными кругами. Но сколько времени прошло с того момента?  Сегодня это первая наша попытка наладить связь, при этом, вы заявляете о каком-то «забегании вперед»! – Невысокий мафусаил гневно  сверкнул глазами и оперся сжатыми кулаками о стол. - Что же я должен подумать в такой ситуации? Да, в силу обстоятельств, в вашем городе чрезвычайное положение, мы понимаем. Но разве мы не стараемся содействовать вам в ваших поисках и установления правды? Разве Императрица, в нашем лице, не показала свое намерение наладить двусторонние отношения и начать диалог?

- Разве мы не показали всю серьёзность наших намерений в ответ? - приподнял брови в удивлении Главнокомандующий ВС Ватикана. - В наших обязанностях было обеспечить вашу безопасность и выделить вам площади под организацию резиденции посольства, - кардинал Медичи развёл руки в стороны. - В вашем распоряжении целое палаццо Латерано. Не то чтобы какие-то подвижки по его превращению в ваше посольство наблюдались с вашей стороны.. А ведь при вас всегда Воины Веры, готовые помочь вам в поисках работников или прислуги, благоустройству помещений, закупке необходимого оборудования и так далее. Вам стоило только попросить, - в притворном сожалении покачал головой герцог Флоренции и Тосканы.
- Накося выкуси, шпингалет вампирский. Какие претензии, вы только поглядите! За что его вообще назначили Чрезвычайным и Полномочным послом? - в голове Медичи роились далеко не доброжелательные пожелания по отношению к послу Фортуна, куда и как ему отправляться с его претензиями.

Стараясь исключить межрасовый «мордобой», Антонио принял решение вмешаться, раз уж никто из основных представителей внешнеполитического ведомства не захотел разбавить эту концентрированную вражду:
- Эм-м, господин полномочный посол, нам всем, несомненно, очень жаль, что ситуация сложилась именно так, правда, господа? В данной ситуации наилучшим выходом будет, чтобы вы перечислите ваши требования, что именно необходимо предоставить для организации нормального функционирования вашей миссии. И, уверен, мы приложим все усилия, чтобы реализовать ваши пожелания, не так ли, господа кардиналы? - с нажимом протянул Борджиа, косясь на скучающе-равнодушного Медичи и его фригидную спутницу.
- Должен отметить, я согласен с кардиналом Борджиа…и кардиналом Медичи. – Все это время с интересом наблюдавший пикировку сторон епископ Каэтани совершенно невозмутимо кивнул как обоим клирикам, так и медленно закипающему мафусаилу. – Насколько я помню из университетских уроков по дипломатии, установление  дипотношений  не  предполагает  немедленного открытия  посольств  в  договаривающихся  государствах.
Послышался четкий хруст, и в руках герцогини Милана оказались две половинки карандаша. Воспользовавшись тем, что зампред папского совета отвлекся на нее с нескрываемой насмешкой во взгляде, Сфорца решила вклиниться:
- Очевидно, вы болели во время этих лекций – в ваших знаниях ощутимые пробелы!
- К сожалению, это было невозможно, ведь я не болел с детства. Наследственность такая вещь..
– Философски протянул Каэтани и  снова обратился к послу. -  Ваше превосходительство, Ваш приезд – это, бесспорно, великое событие для обоих государств. Это признает каждый житель Ватикана.  Равнодушных людей среди нас, поверьте, нет. Так вот, на данном этапе, ваш приезд, скорее, своего  рода  стимул  к  созданию благоприятного  морально-политического  климата  для  дальнейших контактов  между  нашими правительствами. По всем правилам международной дипломатии открытие посольства может быть отложено до возникновения в этом острой необходимости..
- А разве такая необходимость не наступила?!
– Осипший голос пожилого кардинала внезапно появившегося в дверях остановил собиравшуюся встать сердитую блондинку в алой мантии. – Ватикан нуждается сейчас в друзьях, как никогда раньше! Над нами всеми нависли страшные тучи.. - Фьямма сел на свое место и надел очки. – Орден Розенкройц и Германика! – Он устремил взгляд на Медичи. – Маркизат Венгрия! – Затем перевел взгляд на Сфорцу. – Маркизат Македония! Мы слабы и мало, что можем противопоставить им всем в одиночку. Тем более что верительные грамоты Его Святейшество принял.
- Вы правы, ваше высокопреосвященство! Mea culpa!
Епископ закусил губу, чтобы не рассмеяться и, приподнявшись, приложил руку к своей груди. – Искренне прошу у вашего превосходительства простить мою оплошность! Похоже, я всё-таки болел.. - Дождавшись снисходительного кивка от побледневшего мафусаила (который никак не мог понять, в чем дело, и почему так резко этот терран поменял свою позицию), секретарь кардинала Коррарио откинулся в кресле и прикрыл свой рот рукой, едва сдерживая смешок.   
Миланская Лиса была недовольна, что об этом «маленьком представлении» её не предупредили заблаговременно. Решив оставить выдергивание перьев из зампреда на потом, она оперативно взяла себя в руки и вознамерилась направить разговор в нужное русло:
- Раз уж ваш статус повторно закрепили, как неоспоримый, каковы ваши пожелания, граф? Озвучьте их нам, будьте добры!
- Если, как ранее сказал кардинал Медичи, в наше ведение отдан этот..ммм…
- Латеранский дворец?
– Вежливо подсказал до этого времени молчавший альбионец.
- Да, он самый! Спасибо. Нам действительно нужны люди…работники и некоторое количество оборудования..
- Прекрасно, ваше сиятельство. Они прибудут в ваше распоряжение сегодня же.
Сфорца кивнула Лоретте, и та поспешно начала делать записи в блокноте. – Продолжайте, прошу вас!
Удивленный тем, что его услышали, Ион Фортуна воспрянул духом, может, узколобые терраны Ватикана ещё не совсем потеряны, и им найдется местечко в новом мироустройстве?
- Я требую официально закрепить за дворцом Лате…этим дворцом статус имперского посольства. Сделать эту территорию, как и положено, неприкосновенным как для мирных граждан, так и высокопоставленных чиновников Ватикана. Я требую свободу передвижения по вашей стране и свободу повсеместно наносить официальные и неофициальные визиты…

Вершиной дипломатического искусства было откладывание принятия решения до той поры, пока проблема не исчезала сама собой. В данном случае, «исчезновением проблемы» был отъезд имперских послов не солоно хлебавши, только вот до этого момента ещё нужно было дожить.. Медичи разглядывал сморчка-посла с естествоиспытательским интересом: на какое время хватит этого взбалмошного мафусаильего ребёнка, прежде чем он устроит дипскандал и вылетит из страны, как ангел на крыльях?
- И всё-таки вернёмся к теме поднятой сеньором Каэтани. К урокам дипломатии, понимание которых, весьма..специфично в данном помещении. Права послов — ваши неотъемлемые права, кто же спорит, однако не стоит забывать, что в посольских отношениях - две правоспособных стороны. Помимо того, что мы должны уважать права послов, послы должны уважать законы страны пребывания. Сделать палаццо Латерано неприкосновенным для населения? Это народное достояние, памятник культуры! В Латеранском дворце размещается отделение исторического музея Ватикана, а вы предлагаете полностью запретить его посещение гражданами? - Франческо ди'Медичи посмотрел на Йона Фортуна крайне укоризненно. - Что же касается второго вашего требования, касательно «свободы передвижения», - Глава Конгрегации Доктрины Веры скривил губы в усмешке. - То епископ Каэтани совершенно прав, что «равнодушных» по отношению к вашей миссии нет. Только вот это вовсе не хорошая новость: не все граждане готовы встретить метоселян с распростёртыми объятиями. И то, что по приезду вас не встретило мужичьё с виллами и факелами, — не ваша заслуга, а результат слаженной и аккуратной работы всех механизмов Церкви, - Главнокомандующий ВС прервался, чтобы перевести дух, но через некоторое время, наполненное всеобщей тишиной, продолжил. - Помимо законов нашей страны, которыми на время трёх терактов в Риме, введено чрезвычайное положение, что уже ограничивает часть исконных прав как граждан, так и послов, существует другое препятствие вашему «свободному выпасу». Вы несколько раз изволили тыкнуть нас носом в «международную дипломатическую доктрину», однако вы снова забываете, что в той же доктрине прописаны требования обеспечения безопасности посольской делегации. По мне, так временное ущемление вашего права беспрепятственного перемещения по территории нашей страны — малая кровь, по сравнению с весьма высокой возможностью вашей физической ликвидации, пусти мы дела на самотёк, - под конец речи кардинал-епископ Медичи грозно сверкал глазами в сторону послов. Пока Флорентийский герцог говорил, Леди Смерть просматривала принесённые с собой папки и, вытащив из них какой-то листок, протянула его своему Начальству.
- И раз уж вы так желаете покидать территорию выделенного вам палаццо, я настаиваю на прикреплении к вам двух представителей Бюро: брата Варфоломея и брата Андреаса, им будут предоставлены любые средства по обеспечению вашей безопасности, которые они сочтут необходимыми и уместными, - обратив свой орлиный взор на Катерину, Франческо продолжил. - Уверен, герцогиня Сфорца будет не против, ведь весь контингент «АХа» занимается обеспечением безопасности за пределами Рима, и будет весьма кстати, если кто-то из Бюро озаботится сохранностью послов..
Паола Скофовски, всё так же уткнувшись в папку, предоставила Главе Конгрегации ещё какие-то материалы, на которые герцог Флоренции и Тосканы  глянул лишь мельком, взмахом руки велев вернуть их в папку. Сестра Паола вынуждена была прервать свою деятельность и протянуть руку к уху, куда было вставлено переговорное устройство.
- Ваше Преосвященство, - холодным и высоким голосом обратилась Леди Смерть к начальству. - Международная богословская комиссия просит о скорейшей встрече с вами. Есть некоторые вопросы, которые требуют вашего немедленного присутствия.
- Потрясающе! Они хоть что-то без меня могут?!
- риторический вопрос сердитого кардинала Медичи остался без ответа. После чего Франческо обратился ко всем присутствующим в Зале Послов:
- С прискорбием сообщаю, что я буду вынужден покинуть вас сегодня. Перед уходом я бы хотел передать эти материалы послам, - Главнокомандующий царственным взмахом кисти велел Паоле передать ранее продемонстрированную папку имперским послам. - Раз наша с вами встреча по поводу расследования ситуации в Риме, в котором вы изъявили своё желание помочь, была отложена в связи с этим заседанием, думаю, вас не затруднит в свободное время просмотреть эти файлы и сообщить, что вы по этому поводу думаете. С нетерпением буду ждать следующей встречи со всеми вами, - состроив как будто бы улыбку, Франческо Медичи встал из-за стола и решительным шагом направился к выходу. За ним молчаливой тенью проследовала Скофовски.
И уже возле двери Глава Конгрегация Вероучения обернулся к столу, где всё ещё сидели служители Святой Матери Церкви и послы, и бросил:
- А по поводу «страшных туч над Ватиканом»: Венгрии, Македонии и Германики.. Кардинал Фьямма и кардинал Сфорца, есть вероятность, что эти тучи есть только над вашим разумом, но никак не над Ватиканом. Слуги Божьи всегда были готовы к святому сражению.. А значит, это спорная сентенция. Возможно, нам стоит это обсудить..без свидетелей, - сказав это, ди'Медичи хмыкнул и покинул Залу Послов.

ПЫ. СЫ.

Таки ёж уже понял, что это писали так же Фюрер и Сет-чи. Медичи покажет вам, какое вы га*но!
I - Жить душа в душу

[avatar]http://s014.radikal.ru/i327/1509/aa/c9c149349e39.jpg[/avatar]

+1


Вы здесь » Devil's Games: the Divine and the Devilish » Ватикан » Сам Рим & его Окраины